Про охотников промысловиков книги: Тропой промысловика — Павел Мануйлов

Содержание

Читать «Таёжные рассказы» — Полковников Иван, Бакланов Борис, Храмцов Анатолий — Страница 1

Таежные рассказы

Иван Полковников

Шатун

Рисунки Н. Лазаревой

Колеса вагона ритмично отстукивали на стыках километр за километром, а я сидел в купе, предаваясь мечтам. Какова-то будет охота? Я еще ни разу не участвовал в зимней охоте с, настоящими охотниками-промысловиками — манси.

В прошлом году на одном из бесчисленных притоков Оби я оказал услугу одному охотнику. Он перевернулся в обласке (лодка, выдолбленная из целого дерева) и утопил припасы, а главное, все патроны. На мелкого пушного зверя промысловики охотятся с малокалиберной винтовкой.

Наш поход близился к концу, и мы отдали Даниле, так звали потерпевшего аварию, пять коробок патронов, соль, сахар, муку. Тогда-то и последовало приглашение на зимнюю охоту. Мы оговорили сроки и место встречи, и вот теперь я ехал до безымянного разъезда, где меня должна была ждать упряжка.

Ехал я в хвосте поезда и, выйдя из вагона, увидел только одиноко маячившую впереди фигуру дежурного по разъезду.

Меня никто не встречал. Делать было нечего, и, тяжело вздохнув, я направился в вокзал, похожий на избушку на курьих ножках, готовясь к ночевке на вокзальной лавке.

Я уже приближался к вокзалу, как вдруг на перрон вышла молодая мансийка лет двадцати. Ткнув рукой в мою грудь, она промолвила всего одно слово «Ивана».

Я утвердительно кивнул головой и стал спрашивать ее, где Данила. Она молча выслушала мою тираду, молча тронула меня за рукав, приглашая следовать за собой.

Я пробовал ей что-то говорить, но скоро понял, что она не знает русского языка. Аяна (так звали, как я узнал впоследствии, мою спутницу) подвела меня к нартам, в которые было впряжено двенадцать ездовых собак, достала сверток и подала его мне.

В свертке оказался полный набор зимней одежды охотника манси. Переодевшись в вокзале, я вернулся к нартам. Аяна подала мне ружье с патронами и жестом приказала садиться в нарты.

Вожаком упряжки был старый одноглазый кобель с широкой грудью и мощными лапами. Он умело вел упряжку, подчиняя сородичей своей воле. Собаки были все как на подбор — настоящие ездовые, с длинной шерстью, развитой грудью, сильными ногами.

Дороги никакой не было, но собаки шли ходко по неведомой мне тропе. И часа через три Аяна остановила упряжку у развесистой ели, привязала нарты и подала мне топор…

Через десять минут костер жарко запылал, пожирая белый снег в котелке.

Бросив собакам по небольшой рыбине, Аяна достала два куска мороженой вареной оленины. Один кусок она подала мне, а во втором сделала небольшие отверстия ножом и, надев его на палку, сунула в пламя костра. Я последовал ее примеру, — получился своеобразный шашлык. Выпив по кружке горячего, крепко заваренного чая без сахара, мы отправились в дальнейший путь.

Сколько прошло часов — не знаю. Снег становился все глубже, приходилось слезать с нарт и бежать за упряжкой, собаки все чаще стали сбиваться с ритма бега.

Я знал, что ездовых собак, как и лошадей, можно «загнать», пора останавливаться на отдых, а место было неподходящее.

Вот Аяна свернула в небольшой ложок. Вручила мне топор, сама занялась собаками, а когда костер разгорелся, вновь жестом пригласила меня следовать за ней. Срубив небольшую елочку и приготовив стяжок длиною в мой рост, подала мне топор и, показав обе руки с растопыренными пальцами, пошла к костру.

Я понял, что мы готовимся к ночлегу и что мне необходимо изготовить десять колышков для установки тента…

Только к полудню седьмых суток мы прибыли к одиноко стоящей избушке в глухой обско-енисейской тайге. Но за эти семь суток я познал таежную жизнь куда больше, нежели бы прочитал не семь, а даже семьдесят семь книг о тайге.

Прибыв в избушку, Аяна принялась «ворожить» над железной печкой, а я уже без ее подсказки пошел искать сушину.

Поужинав, Аяна взяла меня за руку, вывела из избушки и начала показывать свое нехитрое хозяйство — склад для продуктов, склад для охотничьих снастей. Показала две пары лыж — одни без меха, другие подбитые мехом.

Интересно, наверное, было наблюдать со стороны, как два взрослых человека молча осматривают хозяйство. Один тыкает пальцем, а другой то согласно кивает головой, то вопрошающе смотрит на спутницу. Затем Аяна подала мне кусок лепешки, позвала с улицы одну из собак и несколько раз повторила слово Ур. Я понял, что так звать собаку, и, угостив лепешкой, стал гладить ее. Обнюхав меня, Ур положил голову на колени и уставился в меня умным преданным взглядом.

Выпив кружку холодного чая, я через несколько минут уснул.

Каково же было мое удивление, а вернее, даже испуг, когда, проснувшись на другое утро, я не обнаружил ни Аяны, ни упряжки. Только, свернувшись в клубок, у входа в избушку дремал Ур.

Ничего себе положеньице!

«Немая» завезла куда-то, не на одну сотню километров, в тайгу и бросила. Что делать?

Конечно, можно было, надев лыжи, устремиться по следам беглянки или, на худой конец, взяв Ура на поводок, пойти за ним. Он непременно приведет домой. Но это значит показать свою трусость или выразить недоверие. А ханты и манси страшно не любят недоверие. Они безукоризненно честны, в их лексиконе нет слов украсть, обмануть, соврать.

Не любят они и трусливых людей.

Пришлось вспомнить в детстве прочитанную книгу и стать таежным робинзоном.

Взяв небольшую палку, я нанес на ней шесть черточек и один крест (крест обозначал воскресенье).

Позавтракав сам и покормив собаку, облачась в полное охотничье снаряжение, я отправился на свой первый зимний промысел.

День оказался удачным. Ур работал отлично, и мне удалось подстрелить десяток белок и даже одного соболя.

Вечером при свечке, которых я привез из города полтора десятка, засел за дневник. Ох и поназаписывал же я там!

Второй день моего одиночного изгнания был похож на первый, как две капли воды. Вновь около десятка белок, только без соболя, но зато пара крупных глухарей. Вновь нехитрый ужин, дневник, зарубка на палке, мертвецкий сон.

На третий день настроение начало падать. Охота оказалась неудачной, и уже часа в два я направил лыжи к избушке. Не доходя с километр, я увидел, как Ур обнюхивается с какой-то собакой. Сердце радостно забилось — одиночество кончилось.

В избушке ждали Аяна и Данила. Они приехали на двух упряжках. Привезли много свежей оленины, боеприпасы, рыбу, муку, соль…

Завтра Аяна должна увести обе упряжки в юрту, так как кормить такую ораву собак невыгодно — слишком много нужно завозить корму. По случаю встречи я достал фляжку со спиртом, коробку конфет, и мы устроили торжественный ужин. Занимались промыслом мы ровно три недели. Добыли много белки, несколько соболей, куниц и горностаев.

Данила по каким-то почти незаметным признакам находил зверей. А как метко стрелял! У себя в юрте, и вообще в обыденной жизни, он почти не выпускал трубки из зубов. Здесь же не закурил ни разу — я был некурящий.

Свободного времени почти не было. Все светлое время суток находились в лесу, да и вечер был плотно расписан: надо приготовить ужин и завтрак, снять шкурки. Правда, очень часто, когда мы занимались снятием шкурок, Данила говорил мне: «Кончай, иди, твоя писать надо. Моя доделает одна».

Между нами буквально с первого дня установились самые дружеские отношения. Обязанности распределились сами собой. Сегодня один делал одно — другой другое, а завтра роли могли смениться, и все это, чаще всего, делалось молча.

Дня за три до окончания охоты, когда мы находились километров за двенадцать от избушки, шедший впереди Данила наклонился над каким-то следом. Я подошел к нему. След для меня был непонятный. Одно было ясно — он принадлежал крупному зверю.

Ассоциация профессиональных охотников

Год назад я обнаружил интересный сайт «Тайга мой дом». Целью поиска была книга Дмитрия Валерьяновича Житенёва «Советы бывалых охотников». Этим же вечером я бесплатно (без всяких дурацких СМС) cкачал десятки уникальных книг об охоте, не веря своей удаче. Думаю, что библиотека этого сайта приятно удивит любого читающего охотоведа и охотника. Книги есть очень редкие. Для досуга — хорошая подборка художественной литературы, связанной с нашей тематикой.

В благодарность за приятное и полезное времяпровождение, я подумал и решил, что, во-первых, все дельные книги, которые будут у меня появляться из разных источников, я буду посылать в эту библиотеку.

Во-вторых, обо всём прочитанном буду делиться с коллегами в форме простых отзывов. 

Для начала, книга Юрия Анатольевича Герасимова «Тропой таёжного охотника». Другая книга Юрия Анатольевича «Охотничьи самоловы и самоловный промысел» хорошо известна профессионалам, а первая — редкая книга. Обнаруженный в библиотеке вариант представляет собой второе издание, выпущенное в 1960 году Читинским книжным издательством, тиражом 15 000.

Книга необычна тем, что с одной стороны это повествование о жизни и тяжелых буднях промысловых охотников во время Великой Отечественной войны, с другой — это документальное изложение опыта охотников-промысловиков с достаточно подробным описанием. Для художественного произведения такой подход непривычен, но читается легко. С большой долей вероятности могу предположить, что это автобиографическое повествование. Сам Юрий Анатольевич во время войны возглавлял отряд по заготовке мяса и рыбы для воинских частей. Эта история приоткрывает завесу над непопулярной темой трудовой армии во время войны.

Примечательно, что книга хорошо (по тем временам) иллюстрирована. Есть очень интересные рисунки, подкрепляющие описания того, как делать прорубь для ловли рыбы «на тягу» и проруби-ловушки, как посадить невод и собрать лодку-плоскодонку, как изготовить посуду из бересты и моршни из камуса. Хорошо описана охота на солонцах и консервирование пантов. Где-то читал, что по воспоминаниям профессора П.А. Мантейфеля, Юрий Анатольевич хорошо играл на пианино. Неудивительно, что в книге есть даже нотная запись песни ревущего марала!

Всем приятного чтения! 

Год назад я обнаружил интересный сайт «Тайга мой дом». Целью поиска была книга Дмитрия Валерьяновича Житенёва «Советы бывалых охотников». Этим…

Читать онлайн электронную книгу Охота на хищных зверей — СЕМЕЙСТВО КУНЬИХ бесплатно и без регистрации!

Охота на соболя

В бор за соболем ходили

Северяне с давних пор;

Соболем ясак платили

Жители лесов и гор.

В соболиной пышной шубе

Щеголял боярин летом

И потел на шумных сходках,

В жаркие меха одетый [4]Из стихотворения автора.

Краткие сведения из биологии. Соболь – самый драгоценный пушной зверь наших лесов. Еще в VIII веке ценность шкурки соболя имела товарное значение. Об этом говорит зоолог-натуралист Б. М. Житков и другие исследователи севера.

Сотни лет назад соболь был широко распространен от Урала до Великого океана. Часто он встречался в Сибирской, Алтайской и Приморской тайге, на Саянах и Камчатке, на Шантарских островах и на Сахалине, достигал Печоры, но далеко на запад никогда не заходил.

Прочная, красивая, мягкая и шелковистая шкурка соболя, после завоевания Ермаком Сибири, значительно повысилась в цене, особенно после того, как на покоренные народы Сибири царские правители наложили ясак (дань) шкурками ценных пушных зверей: двести тысяч соболей, десять тысяч черных лисиц и пятьсот белок. С каждого холостяка ясак был установлен – пять соболей в год, с женатого – десять.


Соболь

Если учесть, что многие народы Сибири платили дань соболями не только России, но и Китаю, причем еще и купцы скупали соболиные шкурки для перепродажи зарубежным покупателям, то спрашивается: сколько же в то время в лесах России было соболей и как напряженно шло их истребление?

С каждым годом соболиный промысел возрастал, и этого ценного зверя становилось все меньше и меньше. В 1910 году на Ирбитскую и Нижегородскую ярмарки было привезено только двадцать семь тысяч шкурок соболей, а еще через десяток лет численность соболя настолько сократилась, что этот дорогой зверек совсем выпал из пушных заготовок. Только благодаря энергичным мерам, принятым Советским правительством (запрещение промысла соболя, создание сети заповедников, строгая охрана зверя, изучение его биологии, а затем отлов и переселение этого зверька в леса и места, из которых он исчез или где его еще не водилось), мы снова теперь имеем достаточное количество соболей и сумели восстановить их промысел, правда пока еще по строгим лицензиям. В настоящее время соболь акклиматизирован в наших местах, где раньше он никогда не водился. Только за последние 15 лет отловлено в заповедниках и выпущено на разведение в новых местах десять тысяч соболей.

Так, например, соболь был выпущен в Приуралье, в Сибири, Якутии, где он много лет назад был полностью истреблен, в Енисейской, Тобольской областях, на Алтае, Дальнем Востоке, где граница его распространения теперь доходит до Анадыря, а также в прочих областях, подходящих и богатых кормами местах.

Нормирование промысла соболя сочеталось с учетом его стада, учетом маточного поголовья, приплода молодняка и пр. Это дало возможность соболю быстро распространяться по новым местам, и теперь заготовки соболиных шкурок за год дают самую высокую цифру за пос-следнее столетие.

Характерно, что там, где много куниц, соболюшки, спариваясь с самцами куницами, дают помесь – так называемых кидусов, шкурка которых, однако, значительно менее ценна.

Соболь – один из таких зверей, который обладает большой жизнеустойчивостью, быстро приспосабливается к окружающей среде и природным условиям, ведет в общем оседлую жизнь, довольствуясь сравнительно небольшим участком. В зависимости от наличия кормов и времени года соболь проходит за день на жировке от одного до двух-трех квадратных километров лесной или горно-лесной местности, на которой обосновался. Только под влиянием переуплотнения, вызванного размножением, начинает перекочевывать на новые места, не перемещаясь, однако, на большие расстояния.

Половое созревание у молодых соболей наступает после достижения тринадцатимесячного возраста.

Самки соболюшки приносят на воле приплод на втором году, а в вольерах – только с трехлетнего возраста. Спаривание бывает в июне – июле. Беременность длится около девяти месяцев. Ранней весной соболюшка рожает от двух до пяти детенышей. Соболята появляются на свет слепыми, в белесой короткой шерсти, которая уже через несколько часов темнеет. Открываются глаза у них только через 34–36 дней. В это время самка усиленно охотится, таскает детям птиц, зверюшек, кормит птичьим мозгом, в котором организм соболят очень нуждается для нормального развития.

Соболь – родственник лесной кунице, только лапы его сильнее опушены, из-з «чего след этого зверька крупнее куньего; голова, в отличие от куницы, светлая.

Любит соболь таежные темные места, пестрые болотистые гари, ельник и пихтач, заходит и в сосняки. В горной лесистой тайге селится в каменистых россыпях, иногда поднимаясь довольно высоко над уровнем моря. Однако повадки соболя во многом отличаются от повадок куницы. Например, жирующий соболь больше передвигается по земле, охотится периодами, то днем, то в сумерках, то ночью, в то время как куница больше передвигается по деревьям и охотится преимущественно ночью, а днем отcыпается в дуплах или беличьих гнездах. По деревьям соболь хотя и лазает довольно ловко, но не может так далеко прыгать, как куница. В густой чаще и соболь передвигается по деревьям. По своему жировочному участку ходит широко, посещает речки и берега лесных озер.

Соболь, как и все куньи, – ловкий и смелый хищник. Он охотится за белками, бурундуками, поедая их запасы пищи в кладовых нередко вместе с хозяином. Потрошит пойманных птиц: белых куропаток, рябчиков и прочих мелких пернатых, нападает на глухаря, горностая, колонка, зайца и даже кабаргу. Большую роль в его питании играют рыжие полевки, которых он охотно ловит. Из растительной пищи он поедает кедровые орешки, ягоды черники, малины, голубики, брусники и черемухи. В годы неурожая полевок и кедровых орехов соболь обычно начинает кочевать. Это говорит о том, что полевки и кедровые орехи служат для него основным кормом.

Ценность соболиного меха не одинакова и зависит от его окраски и красоты. Чем шкурка темнее, тем дороже. Баргузинский черный соболь ценится дороже всех прочих соболей.

В ненастье и лютые морозы соболь отсиживается в своем гнезде, где-либо под выворотом бурелома, в дуплах или в каменистых россыпях, нередко используя небольшие запасы пищи: кладовые бурундука или зарытые в снегу про черный день тушки полевок и птиц.

Охота ссобакой. Лайка, работающая по белке и кунице, хорошо идет и по следу соболя, разыскивает его и обычно загоняет на дерево. Тогда охотник осторожно продвигается на лай собаки и, высмотрев зверя, стреляет, стараясь убить наповал, но не испортить драгоценную шкурку. Не всегда, однако, зверек таится от лайки на дереве. Случается, что соболь забирается под валежник, скрывается в дупле или успевает шмыгнуть в расщелину скалы. В таких случаях охотник должен быстро сообразить, что нужно предпринять, чтобы не упустить ценного зверя. Дупло можно заткнуть, не толстое дерево срубить или подпилить. Но как взять зверька из-под занесенного снегом бурелома, если нет сетки под рукой? Остается только одно: оставить его на время в покое и ждать, пока он, покинув свое убежище, не даст след, чтобы снова пустить по нему лайку. Авось на этот раз она все же посадит зверюшку на дерево!

Окладываниесетью. Сибиряки соболиную сеть называют обметом. Сеть вяжется из прочных ниток, а через верхние и нижние ячеи пропускается шнур-тетива. Обметы бывают и длинные и покороче: иногда 60 м, даже 100 м и значительно больше. Высотой примерно до 2 м, а иногда и больше с ячеями до 4 см. Длинный обмет, хотя он и более надежный, тяжело таскать ссобой по снежной тайге.

Отыскав свежий след соболя, охотники идут по нему, пока не отыщут места зверя. Убедившись, что соболь находится под валежником или в расщелине скалы, обносят сетью это место, втаптывают в снег нижнюю часть обмета. Сеть ставят на воткнутых в снег прутьях-подпорках, а к ней привязывают колокольчики.

Трудна и утомительна охота на соболя с обметом. Нередко трескучий мороз обжигает лица охотников, коченеют их руки. Пока выгонят соболя из его укрытия, свет немилым становится. Иногда двое и более суток сторожат они обметанного в кругу соболя, ночуя у костра и по очереди дежуря. Ходят по кругу, копают траншеи в снегу около сети, вырубают кустарники, счищают кору с деревьев, поливают стволы нагретой снежной водой. И все для того, чтобы не упустить эту драгоценность! Дежурный должен все время бодрствовать и быть начеку. Минута промедления – и запутавшийся в сетку соболь может уйти в прогрызенную дыру. Зато, когда, услышав звон колокольчика и быстро разбудив товарищей, дежурный-счастливчик вовремя подскакивает к трепещущему в сети зверьку, крепко стискивает его руками в толстых рукавицах, какой радостью наполняется его охотничье сердце!

Охотники-промысловики больше добывают соболя капканами и живоловящими ловушками, пользуясь приманками – мясом дичи, рыбой, медом. Некоторые специалисты у поставленного капкана, с противоположной стороны возможного подхода зверя, ставят на снегу небольшое зеркальце. Соболь очень любопытен. Увидя себя в зеркальце, он приостанавливается, начинает топтаться на месте и попадает ногою в капкан.

Охота на куницу

Краткие сведения из биологии. В Советском Союзе наиболее распространена лесная куница-желтодушка, которая нередко встречается в наших лесах почти повсюду, вплоть до реки Оби. Реже она встречается в лесостепной полосе, чаще – в лесистых горах Северного Кавказа.

Этот мелкий, но довольно дерзкий хищник, одетый в мягкую каштановую шкурку, с желтым пятном на горле, пушистым, сравнительно длинным хвостом, питается белками, мышами и прочей лесной живностью: жучками, личинками, а при удобном случае способен прыгнуть на спину зайца, задушить любую птицу, напасть даже на глухаря.

Охотится куница на белок больше ночью, обшаривая их гнезда. Застигнутая врасплох в гнезде белка почти всегда становится жертвой, куницы – лакомки до беличьего мозга.

К счастью для наших охотничьих хозяйств, этот проворный хищник немногочислен, так как он медленнее размножается, чем белка, да и сильно преследуется охотниками из-за его красивой и довольно ценной шкурки.

На юге нашей Родины, в горах Кавказа, Крыма, Средней Азии (на севере до Алтая), обитает каменная куница-белодушка, отличающаяся от первой своим белесым горлом и двумя белыми полосками, идущими от него вдоль брюшка. Изредка она встречается на Украине, а иногда в Алтайских и Тарбагатайских горах. Белодушка больше охотится на земле; питается мелкими грызунами: мышами, полчками, насекомыми и птицами. Немало от ее острых зубов гибнет турачей, фазанов, кавказских тетеревов и прочих птиц. Поселившись в каменистых россы» пях, вблизи сел или на колокольнях церквей, беспощадно душит и колхозных кур.


Лесная куница


Каменная куница

Особенно много дичи истребляют куницы в летнее время, когда выкармливают детенышей, которых рождают в марте – апреле после продолжительной беременности, длящейся более 8 месяцев. Самки рожают от трех до пяти слепых кунят (редко шесть-семь), которые прозревают только через 34–39 дней. Гнездо лесная куница строит в дупле дерева, белодушка – в россыпях камней, в щели скал или под обрывом скалистой кручи.

Охота с лайкой. Без хорошей лайки охота на куницу малодобычлива. Этот гибкий, вертлявый зверек, преследуемый собакой, долго не выдерживает облаивания на дереве: подскакивает вверх, скачет с дерева на дерево, идет чащей быстро, не спрыгивая на землю. Только чутьистая и очень смекалистая лайка, неотступно следуя за куницей, ни на минуту не спуская с нее глаз, может за нею успеть и, когда зверек утомится, снова облаять его.

Тогда подходите и, пристально глядя, где этот осторожный зверек растянулся на сучке, у ствола, бейте его в хищную голову пятым или шестым номером дроби!

Охота на дуплах и гайнах. Опытные охотники отыскивают и бьют куницу, залегшую на дневку. Идет такой охотник по лесу и высматривает, нет ли на снегу характерных парных куньих следов. Увидя, продвигается по следу. Иногда куница, побегав по земле, поднимается на деревья и идет верхом, роняет на снег иглы елей, комья снега с припорошенных веток, еле приметную шелуху лишайников, покрывающую кору деревьев. Опытному следопыту достаточно этих чуть приметных знаков, чтобы добраться до места, где куница залегла.

Случается, что, пройдя некоторое расстояние верхом, она натыкается на беличье гайно, учуя ночующую там белку, ломится к ней, хватает, душит и съедает ее переднюю часть, а заднюю закапывает про запас в снег. В таких случаях охотнику далеко гоняться за куницей не приходится. Наевшись, зверек остается тут же поблизости. Охотник постукивает палочкой по стволу того дерева, на котором виднеется гнездо белки, пойманной куницей, или стреляет чуть пониже середины его. Если куница не выскочила, охотник делает круг, следит за соринками на снегу, упавшими от ее следов, ищет дупло или новое гайно и, в конце концов, обнаруживает зверька.

Кто изучил повадки куницы, тот по свежей пороше ее не упустит. Я знал лесника, который брал по пороше любую куницу без собаки, если только находил ее следы. Иногда он упорно следовал по куньему следу до 7 км и больше, пока ее не настигал. Залегшую в дупле куницу выпугивал не стуком, а легким поскребыванием палочки вдоль ствола дерева и бил ее, как только она кидалась по сучьям вверх или же на первом прыжке.

Охота на харзу

Краткие сведения из биологии и способы охоты. Куница-харза, или менгуза, населяет главным образом Уссурийский край, заходит в Амурскую область, но не дальше склонов Яблонового хребта. Встречается она изредка и в Забайкалье, до верховий реки Витим, и в Приморской области.

Это довольно ловкий и кровожадный хищник, с длинным и тонким туловищем, закругленными небольшими ушами, пестрой окраски: грудь у него золотисто-желтая, передняя половина спины желто-золотистая, а задняя – черно-бурая. Ноги и хвост – черные; верхняя часть головы – черно-бурая, с блестящим оттенком. Между пальцами ног харзы имеются чуть заметные перепонки. Харза хорошо бегает по земле и проворно лазает по деревьям. Она делает необычайно большие скачки – иногда до 2–3 м и больше, прыгая с дерева на дерево.


Харза

Харза – вредный зверь с малоценной шкуркой, грубой и коротковолосой, злейший враг соболя и белки и к тому же разоритель птичьих гнезд. Харза дерзко нападает даже на зверей крупнее себя: кабаргу и молодняк косули.

Спариваясь в июне – июле, харза весной рожает в дупле двух-трех, редко четырех детенышей.

Охотиться па харзу можно с хорошей лайкой так же успешно, как и на куницу.

Охотники иногда ловят харзу капканами, кулемками и прочими самоловами при помощи мясных приманок. «Там, где харза появилась, соболя не будет», – говорят местные охотники. Харза, напав на след соболя, упорно его преследует и, будучи проворнее и бойчее его, побеждает. Поэтому харзу не следует щадить, а нужно истреблять, особенно там, где разводится соболь.

Охота на росомаху

Краткие сведения из биологии и способы охоты. Росомаха также относится к семейству куньих, хотя она, как и барсук, на куницу мало похожа. Это очень ловкий и хитрый хищник, с темной окраской спины и серебристой проседью волос на ней. По бокам тянется узкая светло-желтая полоска, по которой легко узнать этого зверя даже издали. Он как бы обрамлен этой полоской, проходящей от шеи по спине до самого основания пушистого хвоста.


Росомаха

Росомаха значительно крупнее куницы, длиной до метра. Вес старых самцов достигает 16 кг, а самки – значительно меньше. Мех росомахи более грубый и менее ценный, чем куницы.

Распространена росомаха не широко. Встречается она больше в наших таежных лесах, от Чукотки до Кольского полуострова, на Алтае и в Саянских горах; заходит в тундру довольно далеко, чаще встречается на Сахалине и на Камчатке. Биология росомахи до сих пор еще мало изучена. Известно только одно: она искусно лазит по деревьям, но предпочитает рыскать по земле; охотники-промысловики севера этого зверя ненавидят за дерзкие воровские проделки. Росомаха поедает тушки не только попавших в капканы зверьков и птиц, но и пожирает приманки, а сама очень редко попадает в капкан.

Гон у росомах происходит в конце лета, хотя в литературе точных данных об этом не хватает. В апреле – мае самка рожает двух-трех (четырех и больше – редко) слепых детенышей где-либо в расщелине скалы, под корнями бурелома или в дуплах толстых деревьев.

Росомаха поедает всех тех мелких зверей и птиц, которых она встречает на пути: от мыши и до зайца, от мелкой пташки до глухаря. Дерзость этого зверя охотникам тайги хорошо известна. В литературе отмечено не мало случаев, когда росомаха, прыгнув на спину косули, козерога, оленя и даже лося, с остервенением рвала зубами спину бегущего животного, пока оно, обессилев от потери крови, не падало и не погибало. Бросается она на животных и с дерева.

Таежные охотники специально на росомах почти не охотятся. Лайка, напав на след росомахи случайно, преследует ее и загоняет на дерево. Но это обычно случается при охоте по белке, кунице и прочим зверям. Больше всего ловят росомах капканами, даже без всяких приманок. Заметив, что росомаха «обворовала» ловушку, охотник снова ее настораживает, положив в нее новую приманку, а у подхода к ловушке ставит два-три капкана. Тут уже и хитрюга росомаха расплачивается жизнью за свою дерзость.

Охота на выдру

Краткие сведения из биологии. Речная выдра – ловкий и смелый хищник, с красивым бурым мехом, длинным и толстым у основания хвостом. Живет по берегам рек, озер и прочих крупных водоемов. Встречается она на пространствах от центральной полосы до Камчатки и Сахалина. Полвека назад была распространена на Кубани и Северном Кавказе. Сейчас там этот зверек почти совсем истреблен. В Южном Казахстане и Средней Азии совсем нет выдры. В низовьях Аму-Дарьи выдра изредка встречается. Вероятно, ее в Средней Азии истребили значительно раньше, чем на Северном Кавказе.


Выдра

Охотники говорят: «Где много рыбы, там и выдра». Это вполне правдоподобно. Выдра является одним из тех хищных зверей, который прекрасно приспособился к воде и подводной охоте. Перепончатые лапы и особые клапаны в ноздрях и ушах выдры говорят об этом нам красноречивее всего. Выдра больше 3 минут может находиться в воде и проплыть, не высовываясь на поверхность, 100 м и больше. Она плывет под водою очень ловко и быстро, лишь временно высовывая кончик своего темного носа на поверхность воды, чтобы вобрать в легкие воздух. При этом ее ноздревые клапаны открываются, а когда зверь находится под водой, его уши и нос в это время защищены от воды этими особо устроенными клапанами.

Выдра малоплодовита. Самка в норе, отверстие которой бывает скрыто под водой, иногда в прибрежных кустарниках, под корнями деревьев, в мае рожает двух-трех, реже четырех слепых выдрят. Прозревают выдрята больше чем через месяц. Выдрица подросших малышей начинает водить из норы на рыбалку, обучает их проворству ныряния и ловкости рыбачить.

Пойманный в молодом возрасте, выдренок быстро приручается, привязчив к своему кормильцу, но недоверчив к постороннему человеку. При ласковом с ним обхождении он бегает за своим хозяином, как щенок, дает себя гладить и брать на руки.

Напуганная кем-либо выдра шипит, а в хорошем настроении издает звуки: «хи! хи!» – словно смеется. Пронзительный свист выдры, похожий на завывание сирены, означает, что зверек разгневан и готовится к нападению.

С ручной выдрой рыболовы ходят рыбачить. Подплыв к рыбе снизу, выдра ловко переворачивается на спину, хватает щуку или карпа крепкими зубами за брюхо, около головы. Насытившись, выносит рыбу на берег в распоряжение хозяина.

Выдра ловит и ест также и водоплавающих птиц: утят, камышовых курочек, лысух и коренья растений.

Рыбу в озере несколько выдр могут уничтожить почти полностью, и потом, из-за бескормицы, звери сами бывают вынуждены перекочевывать на новые озера или речки. Такие перекочевки от одного водоема к другому зыдры совершают нередко и по суше. Пользуясь каким-то им одним присущим инстинктом, определяют нужное направление и идут напрямик. Охотникам не раз удавалось встречать выдру на далеком расстоянии от рек и озер. В таких случаях выдра нередко попадала под выстрел охотника. Бегает она по земле на своих коротких ногах не очень быстро, и гончая собака ее легко догоняет на суше, но взять выдру может не каждая. Мощная голова, сильные челюсти и острые зубы дают возможность выдре крепко защищаться от нападения врага – собаки или лисицы. Последнюю она почти всегда побеждает.

Охота у отдушин. Зимою на выдру охотятся на речках у отдушин. Там, где речка полностью замерзает и не имеет крутых берегов, под которыми выдра могла бы, поднявшись на поверхность воды, подышать воздухом, она искусственно создает и поддерживает две отдушины во льду, в 5–6 м одна от другой.

Как только река начинает покрываться тонким льдом, выдра снизу пробивает себе отдушины. Вылезши из одной отдушины на лед и подышав воздухом, пройдя несколько шагов, она бросается во вторую отдушину, таким способом все время поддерживая полыньи открытыми.

Заметив на льду реки отдушины и на снегу парные следы скакавшей от отдушины до отдушины выдры (идя рысью, она ставит лапы не парно, а поодиночке), охотник надевает белый халат и садится, замаскировавшись, под берегом сторожить выдру. Стрелять выдру, выскочившую из отдушины, надо быстро. Бить нужно картечью по передней ее части или по голове. Даже сильно зараненная выдра успевает уйти под лед и тонет.

Охота на переходах. В лунные осенние ночи охотятся на выдру и на ее переходах и переправах, когда она идет рыбачить с реки на реку или с пруда на пруд. Засада устраивается или на открытом лугу или на самом берегу речки. У речки лучше караулить выдру в мелких местах. По отмели выдра не любит переправляться вброд, не имея возможности плыть, а идет берегом. Здесь ее легче увидеть и взять на мушку. Зараненная в воде выдра долго не остается под водой. Она подплывает к берегу и под ним гибнет. Поэтому, если после ночного выстрела выдра ушла, утром надо обследовать берега речки. Случалось, чтоохотники находили мертвую выдру под берегом, в километре и больше от того места, на котором ее стреляли.

Охота на выдру во многих областях из-за ее малочисленности запрещена.

Охота на калана

Краткие сведения из биологии. На побережье Командорских островов у нас обитает замечательный пушной зверь – калан, называемый местными охотниками морской выдрой, или морским бобром, длиной до 1,5 м, весом до 45 кг. Изредка калан встречается также на побережье острова Медного, в южной части Камчатки и у Курильских островов.

Алчные к наживе японские и американские промышленники в царское время чуть было совсем не истребили этого красивого и ценного, с прочным мехом зверя. Только энергично принятыми советской властью мерами: созданием заповедника и взятием калана под строгую охрану – удалось увеличить его стадо до многих тысяч. Почти неизвестная до сих пор биология размножения калана, благодаря наблюдательности наших ученых-зоологов, значительно прояснилась.

Калан, как и речная выдра, причислен к семейству куньих. Это зверь, тысячелетиями приспосабливавшийся к жизни и охоте в морской воде. Калан хотя и плохо, но все же может ходить по суше, несмотря на то, что его задние ноги настолько давно уже изменились, что приняли форму ласт. Зато в воде калан чувствует себя не хуже, чем рыба. Он – проворнейший пловец и ныряльщик и по ловкости ныряния превосходит нашу речную выдру.


Морская выдра, или калан

Питается калан рыбой и различными мелкими водяными животными: ежами, коньками, крабами, креветками и пр.

Много времени в течение суток калан проводит в заливах моря, выползая на берег только отдыхать и понежиться на солнце. Иногда, выходя на сушу, он выносит с собою в складках грудной кожи морских ежей и прочих мелких животных и, улегшись затем на спину, лакомится ими.

Самки рожают обычно только одного детеныша. Роды происходят на суше, но вскоре, тут же после родов, матери уносят детей с собою в воду. Беременность у самки длится 238–240 дней. Новорожденные каланята имеют зачаточные клыки и чуть заметные резцы. Рождаются они зрячими и бывают покрыты светло-бурой шерстью.

Раньше, когда калана было множество и звери тысячами лежали на берегу, на них просто охотились на лежбищах, окружая и избивая дубинками. Это была даже не охота, а самая настоящая бойня, когда звери в ужасе беспомощно метались по берегу, отрезанные от воды, и сотнями гибли от ударов по голове.

Из-за малой плодовитости самок калан, к сожалению, размножается медленно и поэтому вполне правильно, что охота на него строго и категорически запрещена.

Охота на норку

Краткие сведения из биологии. По величине и строению тела норка напоминает светлого хоря, только ее окраска иная: мех коричневато-бурого, блестящего цвета, а около рта расположено белое пятно. Норка хорошо приспособилась к водному образу жизни. Густой, хотя и короткий, но красивый мех норки защищает ее от сырости и холода и ценится дорого. Лапы снабжены плавательной перепонкой и короче, чем у хорька, хотя по суше она бегает довольно быстро. В воде норка плавает отлично и долго может находиться на глубине, не показываясь на поверхность. Речки с крутыми берегами, поросшими лесом и кустарниками, – излюбленное место обитания норок.

Сотни лет назад этот зверек был распространен от юга до севера. Сейчас количество его повсюду сильно сократилось. Норка приносит пользу человеку истреблением водяных крыс. Лакомится она и рыбой, хотя это и не основная ее пища. Поедает она также раков, моллюсков и лягушек, а при удобном случае не упускает попавших в ее лапы и птенцов водоплавающей дичи, но это исключительное явление.

Норка довольно плодовита. В мае в возвышающейся над водой и скрытой от взоров человека норе приносит она от четырех до семи голых и слепых детенышей, которые быстро растут, покрываясь черновато-серым пушистым мехом, а через 3–4 месяца начинают вести самостоятельный образ жизни. Иногда она селится вблизи речки, в норе, под корнями кустарников.

Распространена норка в реках Европейской части СССР. По восточному склону Уральских гор она заходит и в Сибирь до Иртыша.

Во многих местах Советского Союза, особенно там, где не водится европейская норка, в речки пущена привезенная сюда северо-американская норка. До Отечественной войны было доставлено из США свыше 3000 норок, которые были расселены в Горьковской, Свердловской, Омской, Новосибирской, Иркутской, Воронежской, Мурманской областях, Алтайском и Красноярском краях, на Дальнем Востоке, в Якутии, Армении, Азербайджане, Татарской, Башкирской и Карельской АССР.


Европейская норка

Американская норка во многих местах акклиматизировалась, размножилась и теперь уже промышляется. Мех американской норки красивый и ценный. По внешности она отличается от европейской норки только тем, что у нее верхняя губа темная, нижняя и подбородок – белые, а на грудке и брюшке имеются белые пятна, чего нет у европейской норки.

Охота с собакой. Охотиться на норку с ружьем, подкарауливая ее, когда она выйдет на берег или проплывет по речке мелким местом, не добычливо. Охотники-промысловики охотятся на нее с приученной лазить по берегам речек и плавать по воде собакой – лайкой, гончей, фокстерьером и даже с дворняжкой.

Застигнутую на кормежке норку опытная собака преследует, плывет и даже ныряет за ней, ловит или же нагоняет на охотника, который стреляет плывущего в прозрачных струях или выскочившего на берег зверька. Если собака причуяла зверька, понорившегося под берегом, под корнями деревьев на суше, охотник идет ей на помощь, откапывает из норы норку лопатой или пытается выгнать из-под земли железным прутом (щупом), тыкая им выше норы. Обычно опытные собаки ловят норок во время жировки в воде или под берегом, не давая им далеко уходить или забираться в норы. Чаще же всего промышляют норок капканами и черканами. Капканы ставят у обнаруженных нор на подводных камнях, в неглубоких местах, на прибрежных тропках зверьков, в пустотах около самого берега под льдом, в подснежных коридорах, на стволах деревьев, перекинутых через речку, на узкой протоке под водой и т.  д.

Стреляют на засидках и около полыньи.

Охота на барсука

Краткие сведения из биологии. Как ни странно, но наш барсук зоологами тоже причислен к семейству куньих, хотя он большую часть жизни проводит в норе, совсем не может лазить по деревьям и менее всего похож на стройную, гибкую и юркую куницу. Куда тут низкорослому, щетинистому, неуклюжему белолобому толстяку лазить по деревьям! Он и по земле бегает не так-то быстро. Не только любая гончая, но даже дворовая собака его легко может догнать, особенно осенью, когда он перед зимней спячкой, сильно ожирев, почти волочит по земле свое толстое брюхо. Но редкая собака, догнав барсука, может с ним справиться. Клыкастый крепыш обороняется храбро, хватает врага острыми зубами, может даже сильно поранить.


Барсук

Распространен барсук в нашей стране довольно-таки широко, начиная с Кавказа и кончая северной тайгой, но до Полярного круга не доходит. Встречается он и в Сибири, на Южном Урале, в степной полосе. Только там он несколько отличается своим видом: по затылку тянется, мимо уха к глазу, черная полоска. А у дальневосточного барсука и вовсе черная голова, хотя по внешнему виду и образу жизни ничем не отличается от нашего белолобого.

Норы для жилья барсук роет крепкими передними лапами, подгребая под себя землю и пятясь назад. Норы у него глубокие, с несколькими отнорками и «котлом» для лежки. Любит он места овражистые, густо заросшие ельником, селится вблизи ручьев и родников. Пролежав целый день в сухой песчаной норе, вечером, в сумерках, иногда даже до заката солнца вылезает из норы и спешит к воде. Перед выходом из норы слушает, долго стоит у отверстия, высунув «лысину», обнюхивает воздух.

Характерно, что спаривание барсуков происходит в марте, после того как они с первым таянием снега выходят из нор. В это время у самок уже бывают дети: от трех до пяти слепых, белых, с темными мордочками (белые полосы на лбу у барсучат появляются позднее) крошек. Барсучиха уже принимает к себе самца через несколько дней после окота и, забеременев, рожает барсучат только следующей весной, через триста сорок – триста пятьдесят дней.

Сильно истощавшие за длительную зимнюю голодовку, барсуки устремляются к ручьям и водоемам, особенно в дни икромета лягушек, жадно набрасываются на их икру, плавающую на поверхности луж густыми темно-серыми массами. По пути к болотинам выхватывают из луговин корешки растений, ловят, если попадутся, мышей, поедают червей, змей, жуков и личинок. На таком неприхотливом корме они сравнительно быстро накапливают потерянные силы.

Усиленно питаясь, самки до месяца кормят барсучат своим жирным молоком. Через тридцать три-тридцать восемь дней у них открываются глаза, и в солнечные майские дни мать выволакивает детей за шиворот на поверхность, чтобы дать им возможность понежиться и принять солнечные ванны. Весной рядом с норой барсука можно увидеть вытоптанную площадочку. На такой площадочке барсучата, сильно нуждаясь в ультрафиолетовых лучах солнца, не только укрепляют свой молодой организм. Подросшие барсучата, как и лисята и волчата, на таких площадках обучаются самостоятельным охотничьим приемам. Это своего рода звериная школа. Мать приносит живую лягушку, мышь, птичку и, пустив у норы, дает малышам поиграть, а сама наблюдает, чтобы дети не упустили жертву. Если все же мышь вырвется, настороженная мать задерживает ее и в зубах снова подносит к детям и отпускает с фырканьем, как бы предупреждая: не зевайте, мол, такой лакомый кусочек не так просто нам, зверям, дается в лапы.

С конца мая по вечерам и ночам барсучиха начинает водить барсучат дальше от норы, приучая их к самостоятельной жизни. Хотя барсук и причисляется к хищникам, но питается как животной, так и растительной пищей. Но особенно значительного вреда там, где он не сильно размножился, охотничьим хозяйствам нанести не может. Короткие его ноги и неуклюжие движения не дают ему возможности быстро передвигаться по высокой траве, хватать птиц или гоняться за зайцами. Разумеется, подкравшись в траве к затаившейся и еще не летной птице, может ее схватить, как может загрызть и лежащего в траве зайца. Однако осенью там, где много растительного корма, он охотно переключается на него: ест ягоды, упавшие с дерева лесные груши, грибы, побеги озимых хлебов и даже картошку.

Охота на засидках. Барсук, нагуливающий осенью жир, выходит в сумерках из норы и всю ночь бродит в поисках пищи. Непуганые барсуки выходят на жировку рано, иногда даже и днем бродят по лесу. Караулить барсука надо до заката солнца и сидеть не против норы, а сзади, шагах в десяти. Лучше, если позволяют условия, караулить барсука, сидя не высоко на дереве, в 2–4 м от земли. Обладающий острым слухом, но недостаточно острым зрением, барсук, находясь в норе, нередко слышит шаги охотника, забирающегося на поверхность норы, и отсиживается в ней, не рискуя подвергать себя опасности, или же выходит из норы поздно, когда стрелять уже темно. Сидя на дереве, убить барсука проще, если не горячиться и дать ему выползти из норы. Стрелять надо в переднюю часть туловища крупной дробью или мелкой картечью, чтобы сразить наповал. Даже смертельно раненный, барсук быстро уползает в нору, если охотник не успеет послать в него второй заряд. В таком случае лучше уйти и, вернувшись утром с фонариком, обследовать нору. Погибающий в норе барсук, так же как и лисица, почти всегда выползает околевать ближе к отверстию, и его не трудно бывает достать, зацепив, например, крючковатой палкой. Забираться глубоко в нору, если нет рядом товарища, не рекомендуется. Известен случай, когда верхний песчаный пласт норы обвалился и придавил забравшегося в нору охотника, который, хотя и выволок погибшего зверя, но чуть сам в ней не остался…

Охота нагоном. Осенью барсук рано возвращается с ночной кормежки в нору: обычно в 4–5 часов утра и редко на утренней заре. Многие охотники это знают и идут к барсучьим норам до рассвета, ведя на поводке зверовую собаку. Подойдя, затыкают норы поленами, лапником или хворостом. Один из охотников остается с ружьем у нор, а другой отходит на полкилометра или дальше и спускает с поводка собаку, которая начинает искать барсука и, наткнувшись на него, гонит.

Во второй половине ночи, под утро, барсук бродит по лесу сравнительно недалеко от нор. Иногда через полчаса гонец уже дает голос. Если лай слышится на месте, – значит, собака держит зверя и надо спешить ей на помощь. В таком случае барсука или колют ножом в бок, или, соблюдая сугубую осторожность, чтобы не попасть вместо зверя в собаку, стреляют.

Однажды в лесах Калининской области, на охоте, мне у заткнутых нор удалось убить двух молодых барсуков и полуторапудового старого самца, кидавшихся от собак к норам, с промежутками в 10–40 минут. Подоспевший к норам матерый барсук растерянно метался вокруг нор, ища свободного входа и даже после неудачного выстрела не убежал, а снова кинулся мне под ноги, пока выстрел картечью в голову не сразил его.

Охота с норными собаками. Охота с фокстерьером или таксой по барсуку в норе мало чем отличается от охоты на покорившуюся лисицу. Разница лишь в том, что работать по барсуку может только безукоризненно притравленная и злобная собака и со стороны охотника должна быть проявлена большая осторожность, чтобы умело принять выволоченного из норы зверя, не дать изувечить собаку и самому не попасть рукой в пасть барсука. Обычно опытный охотник берет барсука за хвост и быстро поднимает его вверх или же хватает щипцами за шею.

Однако надо сказать, что этот способ охоты – малодобычливый, поскольку раскапывание нор запрещается, а выгнать собаке из норы барсука или вытащить его редко |удается. Разрушение же нор приводит к исчезновению зверя. Раньше, когда на барсука с норными собаками не охотились, встречались целые барсучьи «городки» с полусотней нор и больше. Непуганые молодые барсуки гнездились тут же, рядом, а старые одиночки самцы тоже рыли норы в этом же «городке».

В тех областях, где барсук малочислен, охота на него запрещена.

Охота на хоря

Краткие сведения из биологии. Наиболее распространен у нас черный хорь. Этот с красивой мягкой шкуркой зверек из семейства куньих встречается по всей Европейской части Советского Союза, от Карелии до Ирбита. Граница его обитания тянется за Урал и доходит до Орска. Встречается хорь и в центральной полосе РСФСР, вплоть до Азовья. Шерсть у него реже и темнее, чем у норки, хвост темный, краешки ушей белые.


Обыкновенный, или черный, хорек

Хорек – хищный и жадный до наглости зверек. Попав в курятник, душит всех кур подряд. Очевидно, он это делает не от голода, а из-за кровожадности. Таков уж у него инстинкт хищника – хватать птицу одну за другой и прокусывать головы. В минуту опасности хорек, как скунс, горностай и ласка, выпускает в воздух из находящихся под хвостом прианальных желез сильный зловонный запах. Это – его самозащита: не тронь, а то и сам протухнешь! Селится он вблизи речушек, под крутым берегом, в кочкарниках, под хворостом, в грудах камней и даже в деревнях и рабочих поселках под полом конюшен, хлевов, в сараях, под сеном или соломой.

Самка хоря довольно плодовита: в марте – апреле приносит от пяти до девяти и даже больше слепых, беспомощных, с редкой белой шерстью хорят где-либо в норе, под строением или под корнями деревьев. Только через 34–36 дней у них открываются глаза.


Степной хорек

Пожирает хорек всякую живность: мышей, лягушек, даже жаб, душит птиц, сусликов и хомяков. В лесах, в лесостепной полосе Средней Азии, а также в степных местностях Кавказа и Сибири встречается степной, или белый, хорек. Окраска его меха светло-палевая, иногда белая, с редкой темноватой остью, не скрывающей белый подпушек. Хвост этого хорька светлый у основания, а на конце черный.

Степной хорь в значительной степени искупает тот вред, который он причиняет охотничьему хозяйству, истребляя большое количество сусликов, хомяков, крыс и полевок. Во многих областях, там, где он немногочислен, добывание его запрещено, так как он полезен для сельского хозяйства. По нашему мнению, добывание светлого хоря следовало бы запретить повсеместно.

Спаривается этот хорь в марте – апреле. Самки после этого приносят приплод через 38–41 день. У светлого хоря рождаются розоватые, в белом пушке, хорята. Обычно степной хорь приносит потомство в норе суслика или другого зверька, прокопав в ней ряд отнорков. В период выкармливания детей этот степняк истребляет особенно много сусликов и прочих грызунов.

В бурьянах наших степей встречается пестрый хорь: перевязка, или перегузна. Перевязкой этот зверек назван, очевидно, потому, что он имеет на лбу оригинальную черную полосу среди двух беловатых, напоминающих перевязь. Кто раз увидел перевязку, тот всегда сможет отличить его от любого другого зверька из-за характерности его окраски. По буро-коричневому фону этого хорька, словно кистью художника, нанесены буровато-коричневые пятна, то круглые, то продолговатые. Мордочка ниже глаза до самого носа, а также подбородок – белые, хвост длиннее, чем у черного или степного хоря, и покрыт желто-бурыми и частично черно-бурыми длинными волосами.


Перевязка

Биология перевязки мало изучена, хотя известно, что этот хорь такой же хищник, как и его сородичи, и, как и черный хорь, не избегает населенных людьми мест.

Охота с собаками. Отыскивают хорей охотники со специально тренированными по ним собаками: лайками или простыми злобными дворняжками. Найдя норку хоря и причуя в ней зверька, собака начинает с визгом лапами копать землю. Тут хоря откапывают лопатой или, придерживая собаку, начинают щупом (прочным железным прутом) щупать землю выше норы; если задетый зверек выскакивает на поверхность, в него стреляют из ружья или спускают собаку, которая и хватает его.

Обычно же хорей ловят мелкими капканами, устанавливая их у нор и маскируя, или же ставят ловушки – на тропах. Приманкой служит кусок мяса, мышь или птичка.

Охота на колонка

Краткие сведения из биологии и способы охоты. Колонок – близкий родич хоря. Это небольшой рыжий зверек, с белым подбородком и такими же белыми губами, с характерной полосочкой между глазами и носом, напоминающей маску; такой же дерзкий и ловкий хищник, как и хорь.

Обитает колонок в восточных областях Советского Союза. Ареал его распространения тянется от северо-восточных районов Европейской части СССР, Южного Урала и Алтая на западе до бассейна Колымы и Уссурийского края на востоке.

Колонок любит селиться у лесных речушек, в завалах бурелома, по лесистым склонам гор, хорошо лазит по деревьям.

Спаривание колонка наступает в марте – апреле. Примерно через месяц после спаривания самка рожает в норе от семи до десяти слепых, с белесым пушком, колонят. Гнездо самка устраивает чаще под корнями деревьев, иногда в щелях скал или в каменистых россыпях.

Питается колонок полевками, водяными крысами и мелкими птицами. Заходит иногда в лесные деревушки, залезает, как и хорь, в курятники и душит кур. Следы колонка на снегу – парные. Преследуя свою жертву, колонок способен делать большие, до метра, прыжки.

В сильные морозы и метели колонок отсиживается в норах и дуплах, питаясь запасами мышей, водяных крыс, птичек.

Мех колонка красивый и ценный. Из волос хвоста колонка делают отличные кисти.

Местные охотники-промысловики добывают колонка большею частью ловушками: мелкими капканами, кулемками, черканами, плашками, ледянками и живоловящими ящиками при помощи приманок: мяса домашних и диких животных, дичи, рыбы, медвежьего жира, меда, пахучей жидкости из анальных желез колонка и судзового жмыха (дальневосточное маслянистое растение).


Колонок

Охотятся на колонка и с собакой. Опытная лайка идет по следу колонка, стараясь настигнуть и схватить его. Если близко нет норы или дупла, зверек обычно затаивается от собак на дереве, в ветвях или развилинах кустарника. Тогда охотник, разглядев зверька, стреляет его в голову. Если зверек понорился, ставит у норы капкан и на следующий день его проверяет. Колонка, загнанного

собакой вдупло, охотники-промысловики добывают, вставив в отверстие дупла сетчатый «рукавчик» с обручами (длиною до 1 м) и постукивая обухом топора по дереву. Выскочившего из дупла и попавшего в «рукавчик» колонка берут живьем.

Охота на солонгоя

Краткие сведения из биологии и способы охоты. В горных местностях: на Алтае, в Саянах, Тянь-Шане, Тарбагатае, в камышовых зарослях Прибайкалья и на Дальнем Востоке – встречается меньший родич колонка – буро-желтый солонгой. По образу жизни, повадкам мало отличается от колонка: такой же плодовитый (самка приносит до десяти детенышей) и хищный, также ловко лазит по деревьям; питается полевками, пищухами, водяными крысами, разоряет гнезда птиц и пожирает выводки мелких пернатых, справляется даже с ондатрой. В отличие от колонка солонгой не имеет на голове характерной «маски», и хвост у него не пушистый.


Солонгой, или сусленник

Охотятся на солонгоя, так же как и на колонка, с лайками. Местные охотники, однако, предпочитают ловить солонгоя мелкими капканами и такими же ловушками, какие применяются для ловли колонка, пользуясь при этом мясными, рыбными и прочими приманками.

Охота на горностая

Краткие сведения из биологии и способы охоты. Горностай осенью меняет свою летнюю рыжую шкурку на зимнюю защитную – белую, под цвет снежного покрова; только конец пушистого хвоста остается черным. Этот очень смелый и проворный хищник распространен у нас довольно широко: почти по всему Советскому Союзу, кроме наших среднеазиатских пустынь, южного Казахстана и крымских гор. Встречается он в условиях Крайнего Севера и на морском побережье. На Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке любит селиться в речных поймах.


Горностай в зимнем и летнем наряде

Белоснежная шкурка горностая прочная и красивая. Смелость этого маленького хищника беспредельна. Питаясь главным образом полевками, водяными крысами и пищухами, он способен напасть и на крупных птиц: глухарей, тетеревов, рябчиков и даже перегрызть шейные артерии застигнутого врасплох на лежке зайца. Поедает горностай птичьи яйца, справляется даже с гадюкой, отгрызая ей голову. Автору известен случай, когда горностай, застав сидящего в снежной лунке глухаря, вскочил ему на спину, и птица, шумно хлопая крыльями, подняла хищника на воздух. Больше полсотни метров пролетел глухарь с маленьким белым разбойником на спине, пока не упал на полянку в снег.

Спариваясь весной, с растянутыми сроками до конца лета, самка горностая в апреле или в мае рожает от семи до десяти, иногда даже двенадцать-тринадцать слепых, в белом пуху, детенышей. Самец помогает самке воспитывать детей.

Храбро и отважно родители защищают детей в минуты опасности: «чечечут», норовят вскочить на спину врага и пускают в воздух при помощи прианальных желез отпугивающий, нестерпимо вонючий запах.

Охота на горностая с ружьем не принята и считается даже недопустимой по той причине, что выстрел по нем дробью продырявливает, кровянит, а потому и обесценивает дорогую шкурку.

Ловят горностая мелкими капканами (№ 1 и 2), черканами, проскоками, стулчаками, ледянками, кулемками, плашками и живоловящими ловушками с применением приманок: мелких птичек, мяса животных, протухших яиц, квашеной рыбы, рыбьего жира, сметаны, семян рогозы, одеколона, духов «Сирень», рыбьего жира с мятным маслом (270 г аптечного рыбьего жира с примесью 10 г мятного масла).

Охота на ласку

Краткие сведения из биологии. Ласка – самый маленький зверек из семейства куньих. Как и горностай, она летом рыжая, а зимою белоснежная, только хвостик, в противоположность горностаю, короче и весь белый, а грудка летом светло-пепельная. Этот очень юркий стонким и вытянутым тельцем зверек в основном питается полевками и мышами, хотя нападает на птиц и более мелких зверьков. Пролезая в норки мышевидных грызунов, ласка истребляет их в большом количестве и считается полезным зверьком для сельского хозяйства.

Взятая вмолодом возрасте из гнезда, ласка легко приручается и в переносной клетке может быть использована для уничтожения мышей на складах. Ласка – неутомимая и страстная охотница. Выпущенная из клетки, она всю ночь охотится за мышами и, даже насытившись, продолжает их ловить и складывать в кучку, а разделавшись с ними, возвращается отдыхать в гнездо в своей клетке.


Ласка в летнем и зимнем наряде

Некоторые заграничные фирмы Англии и Германии содержат даже питомники ласок и продают их владельцам магазинов и складов как истребительниц мышей.

Распространена ласка почти по всему Советскому Союзу. На юге, однако, она более многочисленна, чем на севере. Она охотно селится вблизи населенных пунктов, в кучах камней, под корнями деревьев, в сараях и даже в конюшнях. Ловят ласок мелкими самоловами, которые устанавливают у ее норок. Во многих областях ловля ее запрещена. Истребление этого полезного для сельского хозяйства зверька следовало бы запретить на всей территории СССР. Тем более, что шкурка ласки малоценна.

Стоянка охотника и рассказы охотника-промысловика, охотничьи байки у костра и старенький радиоприемник

Первые катамараны уже причалили к берегу и команды выгружали скарб. Значит, ночевка будет здесь. Мы тоже пришвартовались в удобной бухточке и стали выгружаться. Папы-капитаны уже беседовали с местными жителями.

Я подошел сзади и поздоровался.

— Здравствуйте, — с длинной паузой ответил охотник, с ног до головы осматривая меня.

Тут я впервые почувствовал себя неловко. В разорванных штанах (зацепил на Дешембе). На шее ожерелье из медвежьих когтей (выточенные из дерева). Ободранные руки от щучьих зубов. На голове футболка, завязанная на манер «репера». Впервые, за время сплава я пожалел под проницательным взглядом охотника, что не прихватил с собой вечерний смокинг с бабочкой. Нет, лучше ретироваться и заняться своими делами, нужно расставлять палатки.

Три шарообразных палатки уже стояли на небольшом лужке недалеко от домика охотника. Сзади палаток истерическим лаем заходилась собака, но когда увидела всю группу в двадцать человек, поджав хвост, исчезла в конуре. Видно, давно не видела столько людей. Управившись со своими делами и снаряжением, прихватив с собой фотоаппарат, я отправился на прогулку по окрестностям.

Хижина стояла на небольшом пригорке.

К ней от берега вела лесенка, ровненько вырезанная лопаткой в дерне. С правой стороны на метровых сваях стояли сушилки для рыбы, в которые дядя Сережа уже заправлял наш улов. С другой стороны домика стояли еще какие-то странные сооружения, мне не известные, но наверняка известные охотникам. Тропинка через опушку уводила в таежную уборную. У сарая из свежевыструганных досок красовалась ровными рядками сосновая поленница.

Шум из дома заставил меня остановиться. Внутри что-то обсуждали и довольно-таки возбужденно. Я ступил на порог веранды. В нос мне шибанул терпкий запах сушеных трав, развешанных пучками под потолком. На полках были разложены всевозможные инструменты, ведра, туески. Откинув полог на полатях, я увидел… Мамочка, родимая! Радиоприемник!

Ребята облепили приемник со всех сторон. Как хлебный мякиш впитывает вареньевый сироп, мальчишки и девчонки впитывали в себя голос диктора с «большой земли». Что произошло, какие новости в цивилизованном мире пока нас нет дома? Из динамика с треском вырывалась какая-то популярная мелодия.

— Сделай погромче, я еще такую не слышал.

— Я тоже.

— Это что там еще такое? — раздался громоподобный голос дяди Коли. — А ну, немедля выключите приемник. Дяде Славе тут еще жить да жить, а вы ему все батарейки посадите. Ишь, деятели, — негодовал папа-капитан. — Живо все на улицу ужинать.

На костре уже попыхивала каша гречневая, суп с сохатинкой, издававший чарующий запах, и ведро чая, заправленное двумя банками сгущенного молока.

Все расселись вокруг импровизированного стола из грубо сколоченных досок, и стали наблюдать за манипуляциями дежурных с тарелками наготове. От обалденных запахов из котла, все позабыли инцидент с приемником. Даже дядя Коля подобрел, с прищуром наблюдая за поварешкой дежурного, ловко летающей из котла в тарелку, ожидающую своей очереди.

Ужин был превосходным. Мужчины, развалившись возле разведенного костра и потягивая табачок, рассказывали друг другу байки. Молодежь веселилась возле другого костра. Но привлеченные рассказами штатного охотника-промысловика, больше половины ребят передислоцировались к костру инструкторов. Дядя Слава оказался совсем не плохим человеком, как мне показалось в первый раз. Отдаленная внешность цыгана, около сорока лет, крепкого телосложения, окладистая борода с проседью и шапка волос дополняли образ лесного жителя. Ну, а рассказчик он просто великолепный. Своими рассказами о бродячей жизни он просто загипнотизировал всех, заставляя ловить каждое его слово. Наверняка охотник исстрадался по человеческому общению и сейчас спешит выговориться.

Луна, в свите звезд, умиротворенно смотрела на тех, кто еще не уснул, удивляясь непоседливому народу. Уже час ночи, и я решил уйти в «страну Морфея». Теперь я мог спать спокойно. Под палаткой, кроме свежескошенной травы ничего не было, и мне ничто не мешало, поэтому я забылся в здоровом сне.

Прекрасное солнечное утро начиналось как обычно. Как петухи будят по утрам деревенских жителей своим громким «кукареку», так и дядя Коля будил нас: «Лагерь, подъем». Очнулся ото сна в прекрасном настроении, но было такое чувство, словно и не спал. Для порядку я продублировал команду капитана своим соседям, каждому в ухо. Глядя на их сонную реакцию, я разулыбался, у меня еще больше поднялось настроение. Чтобы остаться не разоблаченным, я мигом выскочил из палатки и большими скачками, как нашкодивший кот, ринулся к речке. Дядя Сережа сооружал на палубе нашего ката нечто невообразимое. Поразмышляв немного над сооружением, я не выдержал и спросил:

— Дядь Сереж, что это за «пизанская башня»?

— Сушилка, рыба портиться, — не отрываясь от дела, ответил капитан.

О Боже! сколько трудов вложили и для того, чтобы все пропало! На скорую руку мы достроили сушилку. На трех двухметровых жердях в форме треугольника привязали поперечины и ребра жесткости и на них навесили гирляндами соленых щук.

Наш катамаран стал похож на цыганскую кибитку, кочующую о степи. Полюбовавшись с минуту своим творением, мы пошли в лагерь.

Там уже вовсю суетились «покорители рек», палатки и снаряжение было собрано. Сталось только позавтракать и плыть дальше. Солнышко позолотило своим светом макушки сосен и перекинулось на траву, играя цветами радуги в росе. Пора грузиться и уходить. Дядя Слава стоял на берегу и провожал в путь катамараны. Тепло, пожав руку на прощанье, я подарил ему батарейку от своего фонаря. Может, пригодиться для приемника. Оттолкнув катамаран, я перескочил с берега на него и сел на свое место. Охотник махал нам вслед. В ответ на всех четырех катамаранах взметнулись вверх весла в знак прощанья и благодарности за предоставленный ночлег.

Скрылся за поворотом дядя Слава, только крыша домика еще мелькала среди веток сосен. Еще несколько дней пути — и мы выйдем на Ангару, где и окончится наше путешествие. Встретимся ли мы снова с этой прекрасной речкой, с дядей Славой, с нашими папами-капитанами? хватит ли сил и возможностей вырваться снова сюда? Надеюсь, хватит. А пока есть время — нужно радоваться жизни и окружающей красоте.

Автор

Сергей Савонин (Радуга, Пинчуги, Россия)

Дата создания

2001 год

Узнать продолжение:

на следующей странице: Загадки тайги

Вернуться в прошлое:

к странице предыдущей: Князь Магдон и рыбацкое счастье

Михаил Тарковский — писатель, поэт, охотник-промысловик · Виртуальные выставки · МБУК «ЦБС им. Горького» г. Красноярск

Виртуальные выставки

22.10.2018 Центральная городская библиотека им. А.М. Горького

Отдел внестационарного обслуживания ЦГБ им. Горького представляет виртуальную выставку к 60 – летию со дня рождения Михаила Александровича Тарковского.

Михаил Александрович Тарковский — русский писатель и поэт. Родился в 1958 году 24 октября в Москве. Окончил Московский государственный педагогический институт имени В. И. Ленина по специальности «география и биология». Затем работал на Енисейской биостанции в Туруханском районе Красноярского края. С 1986 года — охотник-промысловик в селе Бахта Туруханского района. Творческую деятельность начинал как поэт. В 1986 году поступил на заочное отделение Литературного Института им. А.М.Горького на семинар поэзии В.Д.Цыбина. В 1991 году вышла книга «Стихотворения» с рисунками автора, куда вошли стихи из дипломной работы. Прозу начал публиковать в журналах с 1995 года. В 2003 году стал финалистом литературной премии Ивана Петровича Белкина 2003 года за повесть «Кондромо». Лауреат премий журнала «Наш современник» и сайта «Русский переплет», лауреат премии «Ясная поляна» имени Л. Н. Толстого за 2010 год. В 2003 – 2005 гг. был инициатором и соорганизатором съемок и автором идеи четырехсерийного документального телефильма с рабочим названием «Енисей-кормилец» («Промысел»), вышедшего в 2008 году под другим названием и авторством. В фильме использованы кадры из личного видеоархива писателя. Фильм повествует о жизни рыбаков-охотников из Бахты. В 2009 году Новосибирским издательством ИД «Историческое наследие Сибири» выпущена серия прозы из трех книг «Замороженное время», «Енисей, отпусти!», «Тойота-креста».

  • Тарковский, Михаил Александрович, « Избранное»

    Р2Кр
    Т19
    Тарковский, Михаил Александрович (1958 — ).
        Избранное : [рассказы, повести, очерки, стихи] / Михаил Тарковский. — Новосибирск : Истор. наследие Сибири, 2014. — 495, [1] с. + 1 эл. опт. диск (CD-DV). — 3000 экз. — ISBN 5-8402-0366-3 (в пер.) : 816.00 р.
    В книгу «Избранное» автор отобрал лучшие, на его взгляд, прозаические произведения за последние 20 лет — рассказы, повести, очерки. Впервые наиболее полно опубликована поэзия М. А. Тарковского. Неотрывной частью книги является документальный фильм «Замороженное время», снятый с красноярскими режиссерами Владимиром Васильевым и Александром Калашниковым. В автобиографическом фильме, который писатель посвятил памяти своей бабушки, рассказывается о том, как великая природа Енисея сделала из бывшего когда-то московского мальчика художника, посвятившего свою лиру Сибири. Продолжительность фильма: 70 мин.

  • Тарковский, Михаил Александрович , «Енисей, отпусти!»

    Р2Кр

    Т19

    Тарковский, Михаил Александрович (1958 — ).

                    Енисей, отпусти! : [книга прозы] / Михаил Тарковский. — Новосибирск : Истор. наследие Сибири, 2009. — 351 с. : портр. — Содерж.: Фундамент ;  Отдай мое ;  Ложка супа ;  Бабушкин спирт ;  Кондромо ;  Енисей, отпусти! ;  Осень. — 3000 экз. — ISBN 5-8402-0228-2 (в пер.) : 250.00 р., 279.00  р.220.00  р.
    Повести о судьбах людей посреди бескрайних российских просторов. По-настоящему художественная литература, в которой таежные диалекты и язык русских классиков сливаются в единое полотно. Плотное и прочное, оно обнимает и героев, и читателя, и все времена жизни природной и человеческой.

  • Тарковский, Михаил Александрович, «Замороженное время»

    Р2Кр
    Т19
    Тарковский, Михаил Александрович (1958 — ).
        Замороженное время : [кн. прозы] / Михаил Тарковский. — Новосибирск : Истор. наследие Сибири, 2009. — 415 с. : портр. — 3000 экз. — ISBN 5-8402-0227-4 (в пер.) : 250.00 р., 216.00  р.220.00  р., 279.00  р.
    Что такое «Замороженное время»?Это ощущение чистоты зимнего таёжного существования. Когда кажется, будто время остановило бег и жизнь обрела устойчивость и правоту, приближая тебя к состоянию, которое обычно называется счастьем.

  • Тарковский, Михаил Александрович, «Полет совы»

    Р2Кр
    Т19
    Тарковский, Михаил Александрович (1958 — ).
        Полет совы : [повести] / Михаил Тарковский. — Москва : Э, 2017. — 348, [2] с. — (Наследник вековых традиций. Проза Михаила Тарковского). — 2000 экз. — ISBN 978-5-04-089321-8 (в пер.) : 350.00 р.
    По словам писателя Романа Сенчина, Тарковский продолжил художественную летопись Сибири, ставшей для него, москвича по рождению, настоящей родиной. Он пишет о том, как и чем живет этот огромный край к востоку от Урала. И эта жизнь, вроде бы далекая от обитателя большого города, понятна ему и близка. Правда жизни и правда литературы в повестях Тарковского приближаются друг к другу и «искра какой-то единой, единственной правды будто окно прожжет, и что-то смертельно-личное станет вдруг образом» .

  • Тарковский, Михаил Александрович, «Сказка о коте и Саше»

    Р2Кр
    Т19
    Тарковский, Михаил Александрович (1958 — ).
        Сказка о коте и Саше / Михаил Тарковский ; [ил. Е. О. Аблязова]. — [Красноярск : Поликор, 2014]. — 95 с. : ил. — (Книжное Красноярье : изд. осуществляется при поддержке гос. грантовой программы Краснояр. края). — 2500 экз. — ISBN 978-5-91502-092-3 (в пер.) : 250.00 р.
    Первая детская книга Михаила Тарковского «О коте и Саше » — это история в стихотворной форме, рассказывающая о девочке, которой захотелось иметь кота, и папа помогал ей это осуществить и о приключениях двух друзей Саши и кота

  • Тарковский, Михаил Александрович, «Тойота — креста»

    Р2Кр
    Т19
    Тарковский, Михаил Александрович (1958 — ).
        Тойота — креста : [книга прозы] / Михаил Тарковский. — Новосибирск : Истор. наследие Сибири, 2009. — 383 с. : портр. — 3000 экз. — ISBN 5-8402-0229-0 (в пер.) : 250.00 р., 220.00  р.280.00  р.
    Этот роман — знаковое для автора произведение. Ранее с перерывом в несколько лет были отдельно опубликованы две его части. В этом издании впервые публикуются все три части романа.«Тойота-Креста» – геополитический роман о любви: мужчины и женщины, провинции и столицы, востока и запада. Это книга о двуглавости русской души, о суровой красоте Сибири и Дальнего Востока, и о дороге. Тарковский представляет автобизнес и перегон как категории не экономические, но социокультурные; описывает философию правого руля, романтический и жесткий образ жизни, сложившийся на пустынных сибирско-дальневосточных просторах к концу ХХ века.

Необходимая литература для экологов — охотников и рыболовов, живущих в сельской местности

От депрессии после охотничьего сезона и зимних снегов до социального дистанцирования, которое наступит в 2020-2021 годах, многие охотники и рыболовы нашли возможность прочитать великие природоохранные истории нашего прошлого и успехи, которые привели к охоте и рыбной ловле. возможности, которыми мы пользуемся сегодня.

Список обязательной литературы

BHA для защитников природы начался в зимнем выпуске журнала Backcountry Journal за 2018 год и, благодаря своей популярности, продолжает расширяться сегодня.Этот постоянно расширяющийся список книг, дающих пищу для размышлений, дает вдохновение, историю и развлечение для охотников и рыболовов, заботящихся о сохранении природы.

Эта библиотека посвящена икону сохранения Джиму Посевицу. Основатель Orion: The Hunter’s Institute и автор четырех книг по охоте и этике охотников, включая Beyond Fair Chase: The Ethic and Tradition of Hunting , Inherit the Hunt: A Journey into the Heart of American Hunting , Rifle in Hand : Как была спасена дикая Америка и Приготовление пули для сохранения , Джим Посевиц является источником вдохновения для всех охотников и защитников природы.Узнайте больше о Джиме в BHA Podcast & Blast, где он и ведущий Хэл Херринг беседуют об истории сохранения и многом другом.

Эта цифровая библиотека также существует в нашей новой и постоянно растущей физической библиотеке в штаб-квартире BHA в Миссуле, штат Монтана. Мы будем добавлять новое название здесь еженедельно в цифровую библиотеку, так что не забывайте заходить почаще в поисках новых источников вдохновения для чтения!


Винтовка в руке Джима Посевица

«В этой книге Джим мастерски рассказывает американскую историю сохранения природы вместе с теми, кого мы хорошо знаем, такими как Теодор Рузвельт, а также с менее известными участниками нашего наследия.У всех нас есть своя роль «. — Land Tawney

Прочитать полный обзор

Купить винтовку в руке на Amazon Smile


Воин дикой природы Дугласа Бринкли

« Эта книга, несмотря на то, что прозу иногда не прочесывала, научила меня, что сохранение природы может превзойти партизанские воронки и быть одновременно патриотическим, авантюрным, популистским, нравственным и забавным. «- Нейт Швебер

Прочитать полный обзор

Приобрести The Wilderness Warrior на Amazon Smile


Сердце и кровь Ричарда Нельсона

«Когда я впервые прочитал« Сердце и кровь »более 15 лет назад, я все еще был вегетарианцем. Это коренным образом изменило мое понимание охоты и сохранения дикой природы». -Товар Черулли

Прочитать полный обзор

Купить Heart and Blood на Amazon Smile


Walden Генри Дэвид Торо

«Работы Торо были одними из первых, в которых рассматривались проблемы, которые начали сдвигать американские ценности в сторону сохранения наследия в том виде, в каком мы его знаем сегодня.»-Сойер Коннелли

Прочитать полный обзор

Купить Walden на Amazon Smile


Дни дикой природы Сигурда Ф. Олсона

«Олсон запечатлел виды, звуки и, что наиболее важно, ощущение дикой природы во всей ее великолепной красоте и легенде. Его произведения говорят о важности дикой природы для условий жизни человека, нашего разума и духа.Его слова особенно успокаивают и обнадеживают в это время потрясений и неопределенности (пандемия Covid-19, апрель 2020 г.) ». — Роб Вундер

Прочитать полный обзор

Приобретите Wilderness Days на Amazon Smile


Альманах округа Сэнд

«Вещь правильная, когда она стремится сохранить целостность, стабильность и красоту биотического сообщества.Когда дело обстоит иначе, это неправильно ». -Альдо Леопольд

Прочитать полный обзор

Новое издание Альманаха графства Сэнд было выпущено к 50-му Дню Земли (22 апреля 2020 г.). Фонд Альдо Леопольда, www.aldoleopold.org, предлагает специальную начальную цену в размере 25% от стоимости покрытия в размере 15,95 долларов США и бесплатную доставку с использованием кода купона aldo25.


Американский бизон: В поисках утраченной иконы

«Ринелла ведет нас на своем плоту, плывущем по бескрайней дикой местности, изрезанной шахматными досками с частными землями, во время современной охоты на буйволов.Есть потенциальное преследование и опасность вокруг каждого изгиба реки, но будет ли на одном из этих излучин буйвол? » — Джон Провенцале

Прочитать полный обзор

Приобрести American Buffalo: в поисках потерянной иконки на Amazon Smile


Bloodties: Nature, Culture, and the Hunt Тед Керасотэ

«Bloodties не изображает охоту в упрощенных черно-белых терминах, а вместо этого исследует нюансы серого цвета, которые каждый охотник привносит в это занятие, о котором мы так глубоко заботимся.» — Мэтт Бретон

Прочитать полный обзор

Приобрести Bloodties: природа, культура и охота на Amazon Smile


Эта дикая страна, Марк Кеньон

«Марк Кеньон отправляет нас в путешествие по истории, совершая серию личных поездок по США. Параллельно со своим сегодняшним опытом посещения некоторых из самых красивых и впечатляющих ландшафтов, которыми мы владеем, он обращается к важным историческим достопримечательностям, которые сделал их доступными для него сегодня.»- Кайли Шумахер

Прочитать полный обзор

Купите эту дикую страну на Amazon Smile


Пасьянс Пустыня Эдварда Эбби

«Я бы солгал, если бы сказал, что сочинение Эдварда Эбби не имеет ничего общего с моим молодым и растущим убеждением в том, что эти земли и воды — места, которыми мы, американцы, вместе владеем, — представляют собой наше самое ценное достояние, которое невозможно заменить, легко потерять… и за это стоит бороться.« — Кэти МакКалип

Прочитать полный обзор

Купить пасьянс Пустыня на Amazon Smile


Гриннелл: пионер окружающей среды Америки и его беспокойное стремление спасти Запад, Джон Талиаферро

«Сам невероятно плодовитый писатель, Джордж Бёрд Гриннелл был выдающейся фигурой в истории американского движения за охрану природы и общественных земель. Как защитники общественных земель, мы не должны позволить, чтобы его забыли ». Реник Шонор

Прочитать полный обзор

Покупка Гриннелла: пионера окружающей среды Америки и его неутомимого стремления спасти Запад на Amazon Smile


Тихая весна Рэйчел Карсон

«Сам невероятно плодовитый писатель, Джордж Бёрд Гриннелл был выдающейся фигурой в истории американского движения за охрану природы и общественных земель.Как защитники общественных земель, мы не должны позволить, чтобы его забыли ». Реник Шонор

Прочитать полный обзор

Купить Silent Spring на Amazon Smile


Американские спортсмены и истоки сохранения, Джон Ф. Рейгер

«Сам невероятно плодовитый писатель, Джордж Бёрд Гриннелл был выдающейся фигурой в истории американского движения за охрану природы и общественных земель. Как защитники общественных земель, мы не должны позволить, чтобы его забыли ». Реник Шонор

Прочитать полный обзор

Покупка американских спортсменов на Amazon Smile


Американский улов: борьба за наши местные морепродукты Пол Гринберг

American Catch — это приятное и увлекательное чтение, которое эффективно погружает в тему сохранения, движения локавора и, что, возможно, наиболее важно, напрямую говорит с читателем о выборе еды.Почему мы едим выращенную на фермах тилапию из Юго-Восточной Азии и экспортируем лосося и тунца, пойманных в дикой природе? -Аарон Пирсон

Прочитать полный обзор

Купить American Catch на Amazon Smile


Сердце охотника: честные очерки кровавого спорта Дэвида Петерсона

«Тщательно подобранный ансамбль личных эссе, глубоко погружающих в мотивацию и этику охотников из разных слоев общества. «-Тим Латунь

»

Прочитать полный обзор

Купите сердце охотника на Amazon Smile


По ней протекает река, Норман Маклин

«Написанные мудрой и земной прозой, эти мемуары хорошо подходят тем, кто любит дикие просторы, реки или ловлю рыбы нахлыстом. Американская классика и прекрасная книга, подходящая для любой наружной обстановки, Нормана Маклина» Река бежит через нее » обязательно удовлетворит.» — Джордан Вольф

Прочитать полный обзор

Купить река, текущая через нее на Amazon Smile


Западный парадокс: читатель-консерватор Бернарда Девото

«Статьи и эссе в The Western Paradox , возможно, были в основном написаны в середине прошлого века, но есть причина, по которой сборник был опубликован в 2001 году: основные проблемы нехватки воды, миф о ковбое. , важность наших общественных земель, то, как мы определяем природу, борьба между сохранением природных ресурсов и их эксплуатацией, а также вопрос о том, кто должен получать прибыль от богатств Запада, — это вопросы, которые так и не были решены должным образом.« — Алекса Метрик

Прочитать полный обзор

Купите The Western Paradox на Amazon Smile


Американский Серенгети: Последние большие животные Великих равнин, Дэн Флорес

«Американский Серенгети наполнен увлекательной информацией и идеями, которые навсегда изменят ваш взгляд на Великие равнины и американский Запад …» — Брайен Вебстер

Прочитать полный обзор

Купить American Serengeti на Amazon Smile


Прекрасное и приятное страдание, Патрик Ф.Макманус

«Вся суть охоты и рыбалки — это радость. Если мы это забудем, то все равно потеряем все». -Бен Лонг

Прочитать полный обзор

Купите прекрасное и приятное страдание на Amazon Smile


История Лохсы, Бад Мур

«Если вы не читали Историю о Лохсе, прочтите ее для уроков по сохранению.Размышления Бада Мура о сохранении природы основаны на личном личном опыте; он был частью как хорошего, так и плохого, и обладал редкой способностью критически оценивать свое собственное влияние на землю, которую он любил… то, чему мы все должны научиться. — Зак Уильямс

Прочитать полный обзор

Приобрести историю Лохсы на Amazon Smile


Два на Крайнем Севере, Маргарет Мюри

«Во время стольких сомнений и неуверенности в отношении будущего наших диких мест, Двое на Крайнем Севере оставят у вас оптимизм и обновленную убежденность в борьбе за последние нетронутые места на земле. « — Кайли Шумахер

Прочитать полный обзор

Купите два на Крайнем Севере на Amazon Smile


Зверолов Дерсу — В. К. Арсеньев

«Любой спортсмен или женщина, натуралист или любитель дикой природы будут очарованы историей и жизнью, запечатленными в этой книге». — Кори Эллис

Прочитать полный обзор

Купите Дерсу Ловца на Amazon Smile


Смерть и жизнь Великих озер, Дэн Иган

«У североамериканцев, к сожалению, долгая история причинения экологического вреда.У нас также есть большая склонность распознавать ошибки и работать над их исправлением. Книга Дэна Игана «Смерть и жизнь Великих озер» отправляет нас в одно из таких путешествий ». -Trevor Juth

Прочитать полный обзор

Приобрести смерть и жизнь Великих озер на Amazon Smile


Внутренняя жизнь лучника Дэйв Сигурслид

«Внутренняя жизнь лучника от всей души рекомендуется читателям, ценившим мастерство, интроспективным типам, любителям эстетической природы и тем усталым душам, которые проводят бесчисленные бесплодные дни с луком в руке, ожидая, пока добыча не дойдет до карьера». закрыть последние пять ярдов.»-Коди Брюс

Прочитать полный обзор

Купите внутреннюю жизнь лучника на Amazon Smile


Плетение Sweetgrass Робин Уолл Киммерер

«Существует тенденция, особенно среди неохотников и не рыболовов, думать о том, что мы делаем, как о изначально однобоких: все берут, не дают.И как археолог я слишком хорошо знаком с нашей тенденцией думать о нашем виде как о полностью отделенном от всего «естественного». Киммерер совершенно ясно дает понять, что ни один из них не должен быть правдой. И, если мы должны поступать правильно, используя общественные земли и воды, которые обогащают нашу жизнь, этого не должно быть ». -Лиз Линч

Прочитать полный обзор

Купить плетение Sweetgrass на Amazon Smile


Форма в темноте

«Форма в темноте» — это быстрое прочтение, которое гарантированно увлечет вас на всем протяжении и оставит вас с новыми взглядами на одно из самых очаровательных диких существ Северной Америки. — Зак Уильямс

Прочитать полный обзор

Купите форму в темноте на Amazon Smile


Изумрудная миля

«Изумрудная миля мгновенно оставит свой каньон в вашей душе, и вы услышите зов рек, которых вы раньше не слышали». — Рэйчел Шмидт

Прочитать полный обзор

Приобрести The Emerald Mile на Amazon Smile


Сон в полярном тумане

«Сон в полярном тумане» заставляет вас исследовать ваши отношения с землей и дает новый взгляд на то, что значит быть стюардом.» — Джейкоб Манникс

Прочитать полный обзор

Купите мечту в полярном тумане на Amazon Smile


Любимые звери

«Это не книга об отчаянии или трагических концах. Это не книга об экологическом аларме или страстном призыве к действию по спасению волков и китов. Это краткая и тщательно исследованная книга о людях». — Майк Уиллис

Прочитать полный обзор

Купите любимых зверей на Amazon Smile


Остров внутри

Поэтическая проза Нельсона принесла ему медаль Джона Берроуза за лучшее сочинение природы в 1991 году.Для меня эта книга устанавливает планку для написания натуры. — Бенджамин Полли

Прочитать полный обзор

Купить The Island Within на Amazon Smile


Tracks: Детская книга по отслеживанию животных

Треки — это произведение искусства. Мне нравится, как вы можете использовать его, как краткую книгу с фактами или как полноценную книгу отслеживания. -Руби Торстенсон

Прочитать полный обзор

Купите треков на Amazon Smile.


Кризис комфорта

Это книга, которую необходимо прочитать, написанная членом BHA, она заставит вас искать еще больше проблем и чаще посещать отдаленные местности. -Зак Уильямс

Прочитать полный обзор

Купите The Comfort Crisis на Amazon Smile.


Эхо: Дикая жизнь с Орионами

«Эта книга создает определенное магнитное притяжение». -Руби Торстенсон, 11 лет

Прочитать полный обзор

Купите Echo на Amazon Smile.


Есть ли у вас предложение относительно цифровой библиотеки Джима Посевица: обязательная литература для защитников природы? Отправьте нам название книги и автора, описание того, почему она вам нравится, и сообщение о ее сохранении (100-300 слов) и изображение обложки (если возможно) на [адрес электронной почты защищен]

Стратегии ловли доисторических охотников-собирателей — Антропология

под редакцией Марка Г. Plew
ISBN: 0-9639749-1-2 (1996)
214 стр.
Стоимость 23,95 долл. США

Приобрести доисторические рыболовные стратегии охотников-собирателей

Содержание

Введение

В последние годы археологи начали понимать большую изменчивость обществ охотников-собирателей. Тем не менее, немногие должным образом исследовали роль и важность рыболовства как неотъемлемой и динамичной части таких систем. В целом, рыбный промысел рассматривался как морская или речная адаптация, при которой рыба и связанная с рыболовством деятельность анализируются в простых отчетах о затратах и ​​выгодах, которые оценивают ограничения местных или региональных условий окружающей среды.Такой анализ стал возможным благодаря более подробному остеологическому анализу или попыткам количественной оценки рыбных остатков как средства оценки диетического вклада рыбы в археологические сообщества и в некоторых случаях их сезонного присутствия или использования. Кроме того, важные соображения включают признание дифференцированной обработки и сохранения рыбных останков в археологическом контексте, а также роль тафономических процессов и процессов образования участков в анализе рыб в археологическом контексте.

Описание рыболовных стратегий в контексте археологических раскопок направлено на выяснение того, как и почему рыболовство велось в определенных условиях и определенными способами. Он рассматривает взаимосвязь рыболовства с общим рейтингом ресурсов и оценивает экономические и социальные последствия использования различных видов рыбы определенным образом или в определенные сезоны. В нем также рассматривается степень, в которой рыболовные стратегии служат основой для развития специализированных рыболовных сообществ и более сложных рыболовных культур охотников-собирателей.Описание промысловых стратегий также позволяет понять, почему промысел изменился, оставался стабильным в течение длительных периодов времени или снижался в течение коротких периодов.

Хотя многие археологи объяснили, что стратегии отражают культурную адаптацию к водной среде, некоторые исследователи пытались объяснить роль социальных факторов в возникновении рыболовных стратегий. Эти объяснения включают физические риски для рыбаков и относительные затраты / риск / выгоды конкретных стратегий для разных членов данной группы. Тем не менее, немногие исследователи пытались сформулировать более широкий контекст, в котором разнообразие адаптаций охотников-собирателей отражает множественные и конкурирующие рыболовные стратегии и степень, в которой различные стратегии у фуражиров и собирателей являются сезонными, социальными или технологическими.

Этот том содержит статьи, предлагающие различные региональные взгляды на разнообразие рыболовных стратегий. Стратегии отражают организационную изменчивость, а также организацию, отражающую экологические и социальные факторы.Тематически и теоретически в статьях широко рассматриваются вопросы микроэкономического анализа, оптимальности и теории среднего уровня. В статьях этого тома предлагается уникальная трактовка доисторических рыболовных стратегий, актуальных для исследований охотников-собирателей, путем изучения роли рыболовства в самых разнообразных аборигенных обществах. Временные и географические параметры одинаково разнообразны и включают западную часть Северной Америки, Австралию, Перу и Египет.

Северо-запад Северной Америки долгое время был центром исследований, касающихся важности проходных рыб.Кэннон и О’Лири обращаются к вопросам изменчивости продуктивности и постоянства лова лосося. О’Лири исследует взаимосвязь между пространственным и временным распределением ресурсов лосося и соответствующими стратегиями мобильности, размером группы и организацией труда в Южном Тутчоне на юго-западе Юкона. Используя данные, полученные для конкретного промысла лосося за пятилетний период, она демонстрирует, что использование лосося потребовало увеличения размера групп, логистических вылазок и специализации целевых групп на промысле / переработке.Далее она демонстрирует, что переносимость и хранение сушеного лосося повлияли на решения о мобильности. В частности, ставится под сомнение предположение о том, что доступ к лососю обеспечивает его использование и долгосрочное хранение, что создает последствия для вопроса «изобилия».

Cannon решает проблему интенсификации рыболовства на Северо-Западе. Он утверждает, что документирование процесса интенсификации требует признания масштабов и изменчивости производительности и ее связи с изменяющимися стратегиями производства.Его тщательное рассмотрение долгосрочных, среднесрочных и краткосрочных влияний и последствий продуктивности лосося предусматривает несколько возможных сценариев изменения и / или сдвигов в стратегиях рыболовства. Археологические данные свидетельствуют о долгосрочной стабильности производства, что противоречит общепринятым представлениям о постепенной интенсификации промысла лосося на Северо-Западе.

Вопрос интенсификации и специализации рыболовства также находится в центре внимания Сандвейса, в котором он исследует развитие специализации рыболовства на побережье Центральных Анд.Подводя итоги развития специализированных рыболовных сообществ за период 11000 лет, он приводит доводы в пользу появления у рыбаков отдельной идентичности, которая развивалась в ответ на формирование структуры ресурсов. Считается, что геоморфные изменения продолжают сближать рыбаков и фермеров ок. 5000-6000 Б. незадолго до появления первых сложных обществ прибрежного Перу. Примечательно, что нет убедительных доказательств мобильности первых рыбаков, что является важным элементом при оценке специализации.Он также утверждает, что интеграцию специалистов по рыболовству в государства последних доиспанских периодов можно проследить по археологическим записям предшествующих периодов.

Гулд и Плю исследуют аналогичную проблему на реке Мидл-Снейк на юго-западе штата Айдахо, где этнографические и археологические модели предполагают, что в значительной степени полагаются на анадромных рыб. При оценке рыболовных стратегий они изучают изменчивость наборов инструментов. В частности, они оценивают степень использования специализированных технологических компонентов для преследования конкретной добычи.Их количественный анализ указывает на взаимосвязь между частотами использования орудий и типами жертв, представленными в семи археологических контекстах, охватывающих период 800-1800 гг.

Примечательно, что дифференциальные частоты одних и тех же функциональных элементов фактически являются единственным источником изменчивости ансамбля. Сообщества, связанные с промыслом рыбы, и сообщества, содержащие останки десятков тысяч наземных животных, различаются только в большей степени производства некоторых обобщенных инструментов.Производство орудий труда было направлено на целесообразное изготовление универсальных предметов на основе принципа «от встречи к встрече», как и ожидалось в ситуациях прямого кормления, что очень характерно для кормодобывающих популяций. Существует мало доказательств, подтверждающих логистически организованные стратегии коллекционеров, описанные в этнографической литературе. Ловля лосося, кажется, со временем стала более оптимальной и более специализированной деятельностью в очень поздние доисторические времена.

На несколько более ограниченном уровне Боудлер и МакГанн делают выводы о методах лова и сезонности на основе исследования отолитов на двух участках в Шаркз-Бей, Западная Австралия. Эти два объекта предоставляют археологические свидетельства использования разных сезонных видов. В одном месте они определяют то, что, по их мнению, представляет собой использование рыболовных сетей или неводов большими общинными группами, собирающими урожай для содержания значительного числа людей. Эта модель требовала кратковременной интенсивной эксплуатации обычно неэкономичных хищников. Напротив, второй сайт представляет собой палимпсест частых посещений небольшими группами в течение большей части года. Эти два участка соответственно характеризуются разной степенью плотности и площади.Большая общественная деятельность представлена ​​плотной и пространственно ограниченной территорией, в то время как территория на участке Орлиного Утеса более разреженная и более широко распространенная. Хотя численность населения колебалась в зависимости от сезона, похоже, что рыболовство в основном ограничивалось зимними месяцами. Возможное изменение социальной организации между 6600 и 4600 годами до н. э. могли уменьшить потребность в сезонных скоплениях населения. После 3000 г. до н.э. после исчезновения мангровых зарослей и уменьшения доступности пресной воды этот регион кажется менее благоприятным для рыболовной деятельности.

Хотя в некоторых статьях в этом сборнике указывается на переменную важность рыбы и рыболовства, Линдстрём демонстрирует большой потенциал рыболовства и важность самых разных стратегий закупок. Линдстрем оценивает данные о рентабельности, полученные на основе ряда моделей ширины рациона, которые предполагают, что рыба реки Траки, доступная на протяжении всего голоцена, была рентабельным и питательным ресурсом, собираемым в изобилии с регулярностью и с приемлемыми затратами на закупку и переработку. Результаты ее исследования показывают, что рыба представляет собой сложную систему добычи, в которой рыба охватывает весь спектр рациона и принимает различные ранги в зависимости от обстоятельств местности, окружающей среды, биологии и метода ловли.Представление Линдстрёма о рыбе как о «многоуровневом» ресурсе предлагает интересную информацию о возможных вариантах рыболовных стратегий.

Последняя глава этого тома в некоторой степени расходится с направлениями других работ в исследовании важной роли рыб в Древнем Египте. Во всестороннем обзоре Брюэр и Йокелл обсуждают роль рыбы как основного ресурса от палеолита до периода фараонов. В периоды палеолита и неолита наблюдается переход от нескольких сезонно доступных таксонов к круглогодичной эксплуатации многочисленных видов.Начиная с ранних времен фараонов, которые знаменуют собой значительные социально-экономические изменения в египетском обществе, рыба служила средством оплаты и вознаграждения, а также отраслью, приносящей доход. В то же время предпочтения среды обитания и биологические характеристики рыб стали основой для несекулярных ролей рыб, особенно связанных с циклическими живительными силами Нила. Важное значение статьи состоит в том, что она формулирует несекулярную роль рыб в египетском обществе.С постоянно растущим осознанием сложности сообществ охотников-собирателей он предлагает важные идеи о том, как стратегии рыболовства могут определяться очень широким спектром социальных явлений.

В статьях этого тома рассматривается ряд чрезвычайно важных вопросов. Среди них следует отметить идею о том, что пространственное и временное распределение рыбы связано со стратегиями мобильности, размером группы и организацией труда. То, что изобилие рыбных ресурсов не обеспечивает их количественное хранение, имеет большое значение и подчеркивает отсутствие археологических свидетельств интенсификации рыболовства на Северо-Западе.В свою очередь, отсутствие специализации в производстве инструментов в архаике южного Айдахо имеет интересные последствия в отношении роли и характера рыбной ловли в общем жизнеобеспечении, а также того, каким образом различия в мобильности, размере групп и организации труда связаны с вариациями в технологии и пространственной организации. .

В целом, статьи в этом томе свидетельствуют о значительном разнообразии рыболовных стратегий, что отражает все более заметное разнообразие среди охотников и собирателей. Различные стратегии отражают различные и «множественные ранжирования» в использовании и зависимости от рыбы, технологии, используемой для эксплуатации рыбных ресурсов, а также социальных и пространственных аспектах рыболовной деятельности. Хотя авторы сделали интересные выводы, вопросы, поднятые в документах, обеспечивают важную основу для дополнительных исследований и должны служить средством начала изучения и лучшего соотношения экономической, социальной, технологической и, возможно, идеологической основы разнообразного рыболовства. стратегии.

Просмотр содержания

Топ-5 историй Хемингуэя об охоте и рыбалке

В письме к Ф. Скотту Фицджеральду Эрнест Хемингуэй писал: «Для меня рай был бы большой ареной для боя быков, где я держу два сиденья баррера и ручей с форелью снаружи, в которых никому не разрешается ловить рыбу.”

Мне нравится думать, что эта версия рая действительно существует, и что Хемингуэй там рыбачит, пишет и мечтает об охоте на куду во время своего следующего сафари. Ни один американский писатель не был столь опытен в литературе и на природе.

В писательском мире он получил Нобелевскую и Пулитцеровскую премии. На открытом воздухе он охотился и ловил рыбу от Мичигана до Парижа, от Ки-Уэста до Африки и повсюду между ними. Поэтому неудивительно, что он написал одни из лучших когда-либо написанных рассказов об охоте и рыбалке.

Хемингуэй в гавани Гаваны с марлином. Любезно предоставлено коллекцией фотографий Эрнеста Хемингуэя, Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди.

Пятерка лучших по Хемингуэю

5. Старик и море, 1952
«Хорошо, что нам не нужно пытаться убить солнце, луну или звезды. Достаточно жить на море и убить наших настоящих братьев ».

Возможно, вы были вынуждены прочитать это в молодом возрасте, но я настоятельно рекомендую вам прочитать это еще раз.Говорят, что на создание этой короткой повести Хемингуэй вдохновился тем, что услышал похожую историю об одном рыбаке и марлине-рекордсмене во время пребывания в небольшой рыбацкой деревушке на Кубе. История в основном о Сантьяго, добродетельном старом рыбаке, который ловит марлина вручную и 84 дня не ловил рыбу. Книга полна поэтики рыбной ловли и размышлений на различные темы: старость, смерть, отношения человечества с миром природы, а также море и рыба как родственники. Его обязательно должны прочитать рыболовы во всем мире.

Хемингуэй на сафари в ЮАР. Предоставлено из коллекции фотографий Эрнеста Хемингуэя, Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди.

4. «Снеги Килиманджаро», 1936 г.
«Потому что как раз тогда смерть пришла и положила голову на изножье койки, и он почувствовал ее дыхание».

Хотя эта история не имеет прямого отношения к охоте, события происходят во время неудачного сафари у подножия горы Килиманджаро.Эта история о Гарри, у которого инфицированная царапина превратилась в гангрену. Гарри теряет сознание с женой рядом с ним, размышляя о своей жизни, о вещах, которые он не сможет сделать, и о книгах, которые он никогда не напишет, ожидая прибытия спасательного самолета. История демонстрирует серьезность охоты в отдаленных районах, как такая простая вещь, как небольшая травма, может стать опасной для жизни, если помощь будет через несколько дней или недель. Эта история полна лучших из когда-либо написанных описаний того, как смириться со смертью и умиранием.

Хемингуэй со львом на сафари в 1933 году. Предоставлено из коллекции фотографий Эрнеста Хемингуэя, Президентской библиотеки и музея Джона Ф. Кеннеди.

3. «Короткая счастливая жизнь Фрэнсиса Макомбера», 1936 г.
«Кроме того, он всегда отличался большой терпимостью, которая казалась ему самым приятным, если не самым зловещим».

В этой сказке Фрэнсис Макомбер и его жена отправляются на сафари, пытаясь запечатлеть несколько тегов опасных игр, особенно львов, носорогов и водных буйволов.Ночью Фрэнсиса не дают покоя его самовосприятие, его отношения с женой и рычание ближайшего льва. В их поездке происходит немало вещей, с большинством из которых Фрэнсис слишком труслив, чтобы иметь дело с ними, к ужасу как гидов, так и его жены. Вам нужно прочитать, чтобы узнать, как именно он прожил такую ​​короткую и счастливую жизнь.

Куду был любимцем Хемингуэя африканских охотничьих животных. Предоставлено из коллекции фотографий Эрнеста Хемингуэя, Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди.

2. Зеленые холмы Африки, 1935
«Теперь приятно охотиться на то, что вы очень хотите, в течение длительного периода времени, когда вас перехитрили, перехитрили и терпели неудачи в конце каждого дня. , но вести охоту и каждый раз знать, что рано или поздно ваша удача изменится и у вас появится шанс, который вы ищете ».

Это единственная научно-популярная книга в списке, в которой подробно описывается первое сафари Хемингуэя в 1930-х годах.Эта книга, полная диких приключений и невероятных фигур, представляет собой прекрасное сочетание вышеупомянутого и жизни, потраченной на охоту. Даже если вы сами не заинтересованы в африканском сафари, мысли Хемингуэя и личные встречи сделают это чтение отличным.

Молодой Хемингуэй на рыбалке в Валлонском озере, штат Мичиган. Предоставлено из коллекции фотографий Эрнеста Хемингуэя, Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди.

1. «Большая Двуличная река», 1925 г.
«На всем длинном отрезке, насколько он мог видеть, форель поднималась, делая круги по всей поверхности воды, как будто начинался дождь.”

Этот рассказ — заключительная глава первого сборника рассказов Хемингуэя, В наше время, и один из лучших рассказов о рыбной ловле, когда-либо написанных. Свободно выдуманная версия Хемингуэя, Ник Адамс, возвращается домой после ужасов войны в поисках «того старого чувства», связанного с ловлей форели, и перемещается по выжженным священным ландшафтам возле Большой реки Двуручников. История полна поэзии природы на открытом воздухе, рыбалки и того, как эти вещи могут восстановить нас, спасти нас способами, которые кажутся почти недоступными человеческому пониманию, способами, которые могут понять только люди, которые провели много времени на открытом воздухе.Так как это такая красивая история, мы простим Нику за то, что он забросил живца удочкой.

Читать дальше: Документальный фильм PBS Хемингуэя о человеке, стоящем за легендой