Охота на севере енисея: Северные рассказы | Рыбалка на реках плато Путорана и Енисея

Содержание

Северные рассказы | Рыбалка на реках плато Путорана и Енисея

    1. ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ

      БАБА ЛИПА

      Страшным скрежетом разрываемого металла, низким басом работающих дизелей и булькающим грохотом водяной массы, разрывавшим ушные перепонки, несчастье обрушилось на дремавшего за штурвалом лодки Анисима. Подсознательно поняв, что случилось что — то страшное, а сам он вот — вот пойдет ко дну, рыбак стал судорожно, ломая ногти, выбираться из под мятого корпуса. Получалось у него совсем плохо!
      Местный рыбак в тот день возвращался с заброшенной деревни Мироедиха, где похоронил последнего жителя этой деревни, близкого ему человека, селькупку Олимпиаду, в простонародье бабу Липу. Смерть этого старого безобидного аборигена потрясла Анисима до глубины души. В тот сентябрьский день, проезжая скалистым берегом мимо Мироедихи, он поднял голову, чтобы взглянуть наверх. На крутом скалистом яру, приютившем одинокий домик бабы Олимпиады, на крылечке сидел, поднявши голову к небу, охотничий пес Мальчик, единственный член ее семьи.

      Первобытно — дикий, полный тоски и безнадеги, вой собаки заставил подъехать проезжающего рыбака к берегу.
      В дом собака пропустить не хотела, на уговоры не поддавалась и угрожала своей страшной клыкастой пастью. Поэтому Анисим боком прокрался к окошку и, приложив ладони к стеклу, осторожно заглянул внутрь избы. Сквозь засиженное мухами и комарами окно он рассмотрел на чисто прибранном столе с дешевой скатертью – клеенкой, наполненный чаем стакан с брусникой и все. Баба Липа на стук в окно и громкий окрик не ответила. Сама она лежала мертвой, прислонившись коленями к своей деревянной кровати с натянутым от комарья, пологом. Ноги ее находились в лужи собственной крови и экскрементов, что поневоле наводило на мысль о неестественности ее смерти…
      В последние три десятка лет, как деревня перестала быть живой и населенной, старая женщина- абориген, доживала свой век в одиночестве, в маленькой, покосившейся набок избенке. Изба похожая на какой — то плесневелый гриб, стояла среди густых зарослей крапивы и Иван-чая и смотрела своими грустными, подслеповатыми окошками на Енисей. Чуть ниже к реке, развалившись бревнами и камнями печи — каменки, умирала ее старая, гнилая банька «по черному», почему то всегда при встрече вызывающая печальные воспоминания у Анисима. Так уж сложилось, что семьи и детей баба Липа никогда не имела. Все детство, как и взрослая жизнь, прошли среди глухой тайги, домашних оленей и чума, который был ее приютом. Родители ее умерли от туберкулеза почти сразу после рождения девочки. Родственников она не помнила. Обеспечивать себя начала рано. Жила тем, что добывала в небольшом количестве соболей, белок, горностаев и прочее мелкое зверье, именуемое цветником. А затем приобретала на вырученные деньги продукты питания, которые ей и завозили проезжающие мимо местные рыбаки. В устье речушки ставила с долбленки сеть, которая радовала старуху рыбным разнообразием. Часто попадали щуки, налимы и сороги. Изредка попадался и король стремнин таймень. Сама — же она числилась, почему то в районном госпромхозе штатным рыбаком — охотником и сумела этим заработать себе пенсию в аж пятнадцать целковых.
      Вся ее старческая жизнь, вот уже много лет, проходила в полном одиночестве.
      Раньше, с десяток лет тому назад, рядом с ней в соседнем домике проживала такая же одинокая и с похожей судьбой, старушка баба Нюра, кето по национальности. Жила тихо и спокойно. И возможно никто ей не завидовал. Но однажды в самую стужу, в лютые январские морозы она умерла от сердца. Обнаружила ее соседка не сразу, а в уже околевшем состоянии рядом с холодной печкой. Старухи — то обе были престарелыми, но проживать почему – то предпочитали раздельно. Иногда даже ссорились по пустякам и не заходили неделями к друг — другу. В тот год зима выдалась суровая, холода стояли за пятьдесят, и даже литсвянные бревна стен их не выдерживали, трещали и лопались от мороза, пугая и заставляя просыпаться по ночам старую женщину.
      И вот однажды заметив, что дым из трубы соседки не идет уже который день, баба Липа пошла к ней домой, где и увидела мертвую подругу жизни. Похоронили бабушку Нюру на старом местном кладбище под большой кедрой. Жарко натопили избу, помянули по христиански. По традиции выпили по стакану чистого спирта, закусив жареной зайчатиной, запасы которой обнаружили в ее амбаре.
      А таежная жизнь текла однообразно, не принося сюрпризов и неожиданностей.
      И не редко, длинными, зимними вечерами, баба Липа, скрутив из газеты самокрутку, с палец толщиной, присев на маленькую, видавшую виды скамейку, курила у печи, роняя на пол крупные махорочные искры. Тут – же на боровке плиты пел свою тоскливую песню старинный медный чайник с носиком, напоминающим лебединый профиль. Тихо мурлыкала старая спидола, неизвестно кем ей оставленная, а в углу на столике под иконой, хранился древний, но еще работающий патефон с кучей больших пластинок на семьдесят восемь, который пел только по большим праздникам.
      Дав старой таежнице немного отдохнуть от студеных январских морозов, за окном начинала завывать февральская вьюга, занося избу снегом по самую крышу. Длинными зимними вечерами, устав от воя ветра за окном, баба Липа по привычке садилась к печи.
      В ней сквозь трещину в чугунной дверце был виден живой и веселый, скачущий по листвяным дровам огонь. Потрескивая, рассыпаясь на куски червонного золота, разливаясь животворным бальзамом по ее душе, огонь впитывал в старуху здоровье и возвращал к воспоминаниям о прошедших временах и годах. Собака «Мальчик», верный ее друг, скрутившись калачом, валялся на полу у ног хозяйки, сторожа и скрашивая ее одиночество. И лишь старая керосиновая лампа с треснувшим стеклом заклеенным папиросной бумагой горела тускло, освещая жилье не полностью и таинственно отбрасывала огненные блики на древнюю икону, с которой грозно смотрел лик святого. Гробовую тишину и покой нарушало лишь тиканье старых часов ходиков тик-так, тик-так, шуршание мышей за печкой да клацанье зубов сонного кобеля, который и во сне продолжал охотничать. Так однообразно проходили долгие зимние вечера.
      Радость общения и прилив свежих сил к ней приходили с началом весны и паводка. Вместе с веселым гомоном трясогузок, гоготанием диких гусей и кряканьем уток, все чаще и чаще стали доноситься до старого слуха с реки перепевы лодочных моторов.
      Льдины на реке таяли быстро, словно леденцы «Монпансье» в блюдце с горячим чаем и льда на реке становилось с каждым днем все меньше и меньше. Талый потемневший снег, словно линялая заячья шкура истекал звонкими ручейками в Енисей, оставаясь лежать клочьями лишь по северным оврагам да склонам. Солнце с неба уходить не собиралось вовсе, и лишь к концу дня, часам к одиннадцати ночи на короткое время, скатывалось к линии горизонта. С открытием весенней охоты на пернатых, почти все проезжающие мимо, останавливались у бабы Липы, пользуясь гостеприимством. А начало охотничьего сезона в здешних местах всегда считалось праздником, и потому без бутылки водки почти никто не приходил в гости. И когда внезапно слышался звук подъезжающей к берегу лодки, баба Липа всегда была готова к встрече. Она открывала древний кедровый сундук и надевала свой единственный, в крупных цветах нарядный платок, и выходила встречать гостей. Как обычно первый ее вопрос почти всегда звучал так; « О-о-о долго ехал однако паря, уль бынча?» Это означало, выпить привез?
      Бывало, расслабившись и поддавшись всеобщему настроению, баба Липа также принимала участие в таких посиделках. Потом захмелев, как обычно, начинала тянуть свою любимую песню; «Ой цвете-е-т кали-и-и-на в поле у ручья, парня молодого полюбила я….». Голоса, как и музыкального слуха, у нее не было сроду, и от того пение ее, вместе с акцентом, звучало особенно.
      Наступившее долгожданное лето обрушивалось на обитателей этих мест нескончаемым гулом комариного царства, от которого единственным спасением был дымокур в старом тазике, да натянутый над кроватью полог. После Петрова дня, середины июля, комарья было поменьше и уже можно было выходить не на долго в тайгу. Иногда бродя по лесу и обнаружив росшую на березе гриб чагу, баба Липа срубала ее обязательно, чтобы потом заваривать и пить вместо чая. Лесные грибы не собирала принципиально и на вопросы любопытных, отвечала: — «Я что олень? Это оленья еда». Что характерно, не имея отменного здоровья, аптечных лекарств она не признавала. Помнится, единственным и незаменимым ее снадобьем был корень маропчанка, а по научному, «борец высокий или аконит». Эмалированная кружка с настоем маропчанки обязательно стояла рядом с печью, на отдельно лежащим кирпичике, и потреблялась ей по мере необходимости.

      Однажды уже под осень, в сентябре, решив пособирать брусники, вблизи своей избушки, баба Липа заметила на листвяге большущего глухаря. Мяса в доме уже не было давно, и при виде лесного петуха, в предвкушении вкусной пищи слюна непроизвольно стала заполнять старый беззубый рот. Но так как вооружение ее составлял только берестяной туесок — куям под ягоду, решила вернуться домой за «тозовкой», а заодно поставить на плиту воду под суп из дичи, чего терять время. Однако вернувшись к дереву, на котором ранее была обнаружена птица, бабушка никого не узрела. Видимо глухарь тот оказался не прост, он сумел понять ее корыстный замысел, не захотел попасть в суп и улетел, чем немало огорчил охотницу.
      Редкие заезжие гости охотники или рыбаки смеялись над ней, видя, что ободрав добытого зайца наполовину и сварив его, она вторую половину не обдирала, а завернув остатки в шкуру, оставляла висеть его на вешалах до следующего раза. Сваливая все на ее лень, они не могли догадываться, что таким образом мясо лучше сохранялось и не выветривалось. Таежная мудрость, однако…
      Анисим, используя свои последние силы, сумел освободиться из смертельных объятий лодочных конструкций, которые прижимали его к измятому корпусу «обушки» и упорно не хотели отпускать. Сильно усугубляла ситуацию намокшая ватная фуфайка, которая вместе с развернутыми сапогами-болотниками неумолимо тянула на дно. Уже на последнем дыхании, вывернувшись из под перевернутой лодки, он в слабом свете кормовых огней, увидел уходящую от места столкновения, виновника своей беды, самоходку. Каким- то звериным чутьем, почуяв в кромешной тьме борт лодки, Анисим, ломая ногти, принялся загружать свое, отяжелевшее от воды тело, на поверхность днища. Раз за разом срываясь и уходя с головой в пучину рыбак продолжал бороться за свою жизнь. Вскарабкаться получилось где – то только с третьей попытки.
      Сама Мироедиха ранее была полноценным сибирским селом, каких было много по берегам Енисея. С купцами, постоялыми дворами, со своей церковью, срубленной из кедра, которую потом на бревна разобрали комсомольцы в годы борьбы с «опиумом для народа» и построили из них рыбозасольную. Многочисленные иконы растащили по домам. Рассказывая о послереволюционных годах, баба Липа старалась объяснить, : — «Народ – то паря, здесь жил смирный, никого не трогал и его также ни кто не убивал, не за что было!». И даже в лихие годы, когда карательный отряд красного командира Перевалова шел с конным обозом карать крестьян, никого из мироединских не тронули. И только один стражник, увидев, что к нему идут красноармейцы, поцеловав нательный крест, выстрелил себе в голову из нагана.
      Волею судьбы, в лихие годы, сюда было заброшено много разного ценного люду. В основном это были сосланные сталинским режимом за политику интилегенты из больших городов. Были художники, поэты, высококвалифицированные доктора. В памяти старых сельчан навсегда сохранился ссыльный деревенский доктор по имени Сергей. Он был и фельдшером, был и акушером — повитухой, был и хорошим хирургом. А однажды он даже прирастил трехлетнему Анисиму почти отрубленный палец. Свой палец малец умудрился оттяпать топориком, когда подражая взрослым, рубил строганину из мороженой рыбы. Все старожилы с большим уважением относились к политическому ссыльному доктору Сергею, который можно сказать без преувеличения, способствовал рождению большинства селян, принимая роды у местных женщин.
      _ Но жизнь есть жизнь. И люди имеют обыкновение не только приходить на белый свет, но и покидать его также. Зайдя на старое кладбище, можно было с удивлением отметить каким удивительным художественным даром обладали местные плотники, изготавливая резные надгробия и кресты. Мирно соседствовали рядом как христианские так и христианско-старообрядческие надгробия, смерть убрала разногласия в вере, она примирила всех, такова ее миссия. Постепенно год от года активная жизнь мироедихинцев угасала и село пришло в упадок. В хрущевские годы, во время укрупнения колхозов, последних коров угнали в Туруханск. Интересен тот факт, что точку в колхозном деле поставил молодой парень, счетовод Олег, — отец Анисима и председатель колхоза, ссыльный немец Федя. Им вдвоем пришлось по зимней дороге перегонять скот на подворье райцентра. Таким было решение властей по укрупнению колхозов и его надо было исполнять.
      Темная сентябрьская ночь накрыла тяжелым покрывалом реку, несущую на себе перевернутую вверх днищем лодку, на которой молча, в кромешной мгле и безмолвии, спиной к звездному небу, распластавшись крестом, лежал мокрый человек. Под тихое бульканье воды, с трудом унимая дрожь в теле, Анисим успокоившись, стал восстанавливать события прошедшего дня. Но страшная авария с моторной лодкой и полученный им шок, на какое- то время, возможно с целью сохранения рассудка заставили мозг отключиться от последних событий.
      Поняв, что баба Липа мертва, и ей уже ничем не помочь, старый рыбак решив закончить свое дело в близлежащей деревне Костино и по возвращению в райцентр доложить в органы. Примчавшись в такую же маленькую, но еще теплящуюся постепенно угасающейся жизнью деревню Костино, Анисим побрел искать своего друга работающего там начальником участка. Переполошив всех деревенских собак, поднявших страшный шум и гам на незнакомого, Анисим по привычки не обращая на огалдевшую стаю внимания, пробрел через ряд старых домов гуськом устроившихся на высоком яру Енисея к дому товарища. Старый друг когда – то обещал мешочек мелкой дроби на уток. Но как видно судьба и звезды в этот день не были благосклонны к Анисиму и поэтому, ни кого не застав дома, он, спустившись к реке, резким рывком запустил свой видавший виды «Вихрь», который чихнув для приличия пару раз, рванул на полняке, отвозя рыбака обратно. Подъезжая, еще издали Анисим увидел на берегу людей, которые после него приехали в деревню и обнаружили мертвую хозяйку Мироедихи. Это были двое местных охотников, приехавшие напилить на зиму дров — плавника для старой охотницы. Собравшись все вместе возле осиротевшей избы и недолго посовещавшись, решили сообщить в милицию и немногим знакомым, чтобы хоть как — то достойно похоронить «последнего из могикан», добрейшей души человека, бабу Липу.
      В темноте ночи, из последних сил держась замершими и онемевшими руками за края качающейся на волнах лодки, напрягая память, Анисим вновь попытался восстановить события прошедшего дня. Однако шокированный мозг упорно не хотел подчиняться своему хозяину. С трудом вспомнилось, как пришлось самому рубанком строгать домовину, причем в первый раз. Неумело, испортив несколько тесин, гроб все — таки был изготовлен.
      — Что – же было, а что — же было дальше…, напрягая память, думал Анисим?
      — И тут вдруг, как то плавно подводя мысли к событиям трагического дня, он начал вспоминать двоих привезенных специально для этого женщин которые обмыв и обрядив в чистую одежду, уложили покойницу в гроб. Но так – как глаза у нее закостенели, были открыты и, пришлось на них положить большие монеты, толстые старинные медные пятаки. Эти пятаки, где то на развалинах старого купеческого дома, откопала сама Баба Липа и оставила себе на черный день для оплаты перевозчику в другой мир. Кстати сказать, при этом присутствовал еще один из, ранее здесь проживавших аборигенов, остяк Шурка Дибиков, ранее отсидевший на зоне несколько лет за стрельбу из ружья по дому приемщика пушнины, который обманул его, зажилив деньги. Пробурчав невнятно себе под нос, что — то наподобие: «калее-есь – бынча», он, подошел к гробу и прикрыл медяками глаза мертвой бабе Липе.
      Тогда еще кто – то из немногочисленных присутствующих заметил: « Если глаза открыты, то она, покойница выбирает, кого – бы забрать с собою на тот свет». По большому счету чепуха, но Анисим, реально заглянувший в тот раз в глаза своей смерти, так и не смог забыть мертвого взгляда старой женщины. Потом, правда через некоторое время, национала Шурку после длительного запоя нашли в петле, в старом сарае у своей родственницы в Туруханске. Можно ли это соотнести с трагедией в Мироедихе? Кто знает, кто знает….
      Могилу выкопали на краю старого кладбища «пятнадцатисуточники», которых отправил знакомый начальник милиции Елизаров, он, бывало, частенько гостевал у бабы Липы. Милиция – же, как обычно, не стала заморачиваться расследованием и сделала вывод – умерла от дизентерии. После похорон, Анисим еще долго задавал себе вопросы. Как же так? Если это действительно была такая страшная инфекция, то почему как принято, не проводилась санитарная обработка? Не был объявлен карантин? И наконец, никто не подхватил заразу, участвуя в похоронах? И все – же поминки отводили бабе Липе в соседнем домике, который вскоре сожгли по пьянке какие — то проезжие оболтусы.
      Возвращался Анисим домой уже поздно, ближе к ночи. В лодку на обратном пути никого ни взял, и этим кому то возможно сохранил жизнь, а свою поставил под удар судьбы. Поленившись переключиться на другой бак, решил, что бензина хватит вполне. Однако мотор – ветеран, ровесник его годов, решил иначе и оборвав свою однотонную песню на полуноте, «Вихрь» умолк.
      —«Ничего, быстренько доберусь на веслах до берега и заправлюсь», — решил Анисим. Однако тихая спокойная гладь реки и тишина подействовала на него как снотворное и он слегка закимарил. Та ночь, как говорят в народе, была «хоть выколи глаз», и капитан не видя препятствия, наехал на лодку и спящего в ней человека. Самое страшное, что сумел пережить Анисим, то был не наезд на него. Этого он осознать не успел. А то, что на его пути были и другие составы, толкающие и тянущие свои баржи. И каждая баржа норовила опять таки наехать на неуправляемую лодку и закончить свое черное дело.
      Своими размерами составы занимали весь судовой ход Енисея. Спасения не предвиделось, ни какого. И, наверное, именно тогда, неверующий ни во что, лодочник вспомнил о боге и начал, как только мог, молиться, просить его о помощи. А потом потеряв надежду, стал ожидать неминуемого конца. Скорей бы! Но все — таки в один момент не удержавшись, оторвав от лодки отяжелевшую и ставшую в один миг седой голову, увидел, что рядом буквально в десяти – пятнадцати метрах на него из темноты надвигается что- то, большое и черное. Осознав, что это его смерть, закричал, первобытно — страшно и дико….
      Ответом Анисиму в ночи были, три коротких гудка – «человек за бортом», бряканье якорной цепи, да звук лебедки спускающей на воду спасательный бот.

      Село Туруханск. А. Северянин

      .

      Яблоки на снегу.

      Своей матери, Надежде Семеновне, пережившей с семьей эти трудные времена — посвящаю.

      Замерзшие капли крови на белом снегу напоминали осеннюю спелую клюкву. Они лежали ровной строчкой, словно просыпались из дырявой корзины беспечного ягодника. Однако это все — таки была кровь, а не ягода.
      Это была кровь, молодого, изувеченного медведем деревенского парня Григория, который сейчас, цепляясь за жизнь, лежал на собачьей упряжке тянувшей его в родную деревню.
      Все! Этот охотничий сезон для него закончился. В первый раз и, возможно, навсегда. Закончился неожидаемо быстро!
      Череда чрезвычайно-неприятных событий заставила парня свернуться раньше времени. Да и охота нынче не задалась. Сама Кедровая падь – место, где находился охотничий участок отца не бедное, причем из года в год, всегда удивляла белкой. Соболей в те времена было мало, но изредка попадались и они.
      В горном ручье, что протекал рядом, и куда было трудно продраться, так как все заросло молодой порослью — мордохлестом, крупной рыбы не было, но ленков, хариуса, сига было достаточно для пропитания. А вот пушной сезон выдался неудачным, соболей да белок в заплечном мешке, было, как сказали бы в народе, кот наплакал. И главная причина была вовсе в не отсутствии зверька, просто в этот год на промысле буквально все складывалось против Григория, посылая ему нелегкие испытания, тайга словно проверяла на зрелость новоиспеченного охотника. В самом начале охоты, заготавливая дрова, он потерял свою собаку. По глупости, по неопытности. Надо было привязывать ее на веревку в это время.
      А тут!
      Пожалел, пусть побегает. Вот и побегала!
      Мм-да!
      И сразу же на ум стало приходить, что оставаться одному в тайге бессмысленно и небезопасно. Да и на каждую лесину лаять не станешь.
      Очень сильно тревожило в последнее время соседство с «босым мужиком» — медведем, который наладился навещать его почти каждый день.

      Беспокойный зверь появлялся под утро. Неслышно подходил на рассвете, иногда грозно рычал, топтался в кустах, словно пытался взять на испуг, но пока в открытую напасть на человека не решался, словно выжидал. Не единожды Гришка выскакивал из палатки с ружьем, путая шорохи мышей в жухлой траве, с приближающими шагами зверя. Он понимал, нападение медведя всего лишь дело времени.
      Несмотря на богатый урожай кедрового ореха в тайге, старому медведю в этот год сильно не везло. Ходил почти всегда полуголодным. Старость давала знать о себе. Однажды зверь, бродя по тайге, в устье лесного ручья причуял своим все еще острым обонянием дым жилья и запахи человека. Звериный интерес, а еще более голод, заставил подойти медведя ближе. Раньше такие запахи он уже не раз встречал, но подходить к ним не решался. А тут заманчиво, на расстоянии, не более пяти прыжков стояла, удобно расположившись между трех лиственниц, уютная брезентовая палатка охотника, из жестяной трубы которой белой плетью курился дым.

      Как-то в начале осени соперник, молодой сильный зверь с белым пятном на груди пришел и изгнал его с занимаемой им территории, после чего принялся осваивать захваченную берлогу, выкидывая старую подстилку с запахами прежнего владельца.
      Старика он изгнал, грубо и жестоко. В неравной схватке разорвав ему предплечье, которое плохо зарастало и гнило, постепенно отравляя организм и окружающий лесной воздух.
      Проводив взглядом соперника, он принялся вставать на задние лапы, и на многих деревьях появились глубокие отметины, показывая, что хозяин этих мест теперь он. Отныне и надолго.

      Зимнее утро еще окончательно не наступило, но темная вуаль полярной ночи уже уплывала за кромку бора, уступая рассвету. Еще изредка вспыхивало разноцветное полотнище полярного сияния, рассыпаясь цыганской шалью. Все приметы ярко подсказывали, что эта зима будет очень лютой.

      Приглядевшись сквозь темномолочный, туман на фоне леса можно было различить щуплую фигуру путника. Вжик-вжик — вжик. Это, издавая скрип, по морозному снегу на лыжах быстрым, размеренным шагом возвращался охотник. Лыжи, подбитые сохатинным камусом, несли путника из таежных далей к берегу Енисея, где на высоком яру расположилась родная, из девятнадцати домов, сибирская деревушка Комса.
      Скупое на тепло зимнее светило еще только просыпалось и, протирая сонные глаза облаками, старалось раскрасить вершины угрюмых стволов, укутанных густыми снеговыми шапками. От этих волшебных перемен в природе — на душе становилось легко и радостно. Не верилось, что скоро наступит день, а вслед за ним и окончание пути.
      Такая далекая и заветная цель, деревня и тепло домашнего очага с каждым шагом приближались все ближе и ближе, выдавая неподдельное волнение от встречи.

      Несмотря на холодную погоду, от быстрого движения пробивало на пот и охотник присев на валежину, утираясь суконной варежкой, мысленно переносился домой. Сколько раз, уже засыпая в натопленной палатке, паренек представлял, как он возвращается. Пригнувшись войдет, неуклюже поклонится родным углам, украдкой бросит взгляд на икону в переднем углу, помолится на которую не мог, по причине своего комсомольского значения. Стыдно признаться, иногда ему сильно хотелось попросить у бога помощи.
      Представил как, сбросив с себя пропахшую костром и потом одежду, пойдет попариться в раскаленной баньке на краю огорода, истопленной с дымком, по черному.
      И потом, попивая из блюдечка свежезаваренный, крепкий плиточный чай за домашним столом, примется рассказывать про охоту, иногда правда, умолкая, словно стесняясь. В старой избе сразу становилось тихо… Потрескивая, растапливалась русская печь, укутывая всех приятным домашним теплом. В темных углах шебаршились мыши, на которых, притаившись за веником — голиком, охотился домашний любимец, кот Черчилль. Такое редкое имя он получил, когда по динамику стали часто вспоминать английского премьера. Семилинейная керосиновая лампа под потолком тускло освещала нехитрый домашний скарб, и даже сундук, запертый на замок, в котором по рассказам матери хранилось приданное младших сестер. Под это сказочное освещение и еле слышные шорохи мышей, мурлыкание удачно поохотившегося кота, рассказы брата были особенно интересными. И даже, несмотря на темень за окном, спать не хотелось.
      А сейчас его плечи приятно оттягивала немногочисленная пушнина в вещмешке, добытая нелегким трудом. В кожаном мешочке, что висел на его поясном ремне, рядом с ножом, кучкой сверкающих матовым отливом, лежали светляки серы. Наплывы листвяной смолы. Это была живица, стекавшая по коре, годами накапливаемая в углублениях коры дерева. Выдержанная временем, очищенная дождями и морозами жвачка, как ее называли деревенские ребятишки, выжидала момента отдаться в руки любого лесного странника. Вызревшая смола — в простонародье сера, горечи не имела, а при разжевывании излучала только приятный лесной аромат, отчего сильно нравилась ребятишкам, и которые жевали ее с большим удовольствием.
      Подросток заулыбался, представив картину, как младшие братья и сестры с порога облепят его и спросят;
      — Гринь, а Гринь! А ты серу принес? И где-е-е она?
      — Где, где, скоро увидите! По взрослому проворчит он…
      Но сейчас судьба приготовила ему тяжкие, не детские испытания, о которых он даже не мог догадываться.
      Колючая снежинка, такая невесомая и легкая, опустившись на лицо юноши, вернула его в реальность дня. Тяжко вздохнув и поднявшись, он продолжил свой путь.
      А отдохнув и стряхнув приятные мечты, двинул дальше. Спускаясь с угора вниз, уделил внимание только крутому спуску. Не заметил опасности притаившейся за деревом. Однако мохнатая нечисть все рассчитала, и, схоронившись за густой кроной дерева, давно наблюдала и караулила свою жертву…
      По ходу движения впереди был небольшой лог и Григорий, набирая скорость, понесся вниз. Медведь – же увидев, что человек уже поравнялся рядом с ним, просто наступил лапой тому сзади на лыжи. Пролетев через голову несколько метров, вспахав телом снежную целину, упавший охотник на мгновение потерял чувство реальности. И в момент зверь обрушился на него всей своей массой.
      Что произошло за эти несколько секунд, охотник не понял. Ошеломленный мозг человека на физическую боль сразу не среагировал, однако тяжелое дыхание, смрад падали, тошнотворный трупный запах, извергающийся из пасти медведя шатуна, заставил поверженного наземь охотника очнуться, зажмурить свои глаза и временно не дышать. Сердце в груди колотилось так, что казалось, в любой момент вырвется наружу.
      Понимая, что в его положении сопротивляться бессмысленно, последний шанс сохранить жизнь, это, наверное, надо прикинутся мертвым, подумал он, вспомнив, что именно так поступают некоторые мелкие животные в надежде, что их оставят в покое. То же самое попытался сделать и Гриша. Сердце, облитое ужасом как кипятком, громко колотилось в груди. Сознавая, что именно это и выдаст его людоеду, молодой охотник сделал попытку приостановить его колотьбу. Подумалось что иначе, услышав стучание в груди, шатун довершит свое черное дело.
      Что было дальше не вспомнить. Останавливалось ли на самом деле у молодого охотника в тот момент сердцебиение или нет, жил ли он в те минуты или был мертв, он так и неосознал, да и не до того было. Но медведь -же в очередной раз, подойдя и приложив свое ухо к груди человека, ничего не услышал. Очевидно, решил, что его добыча испустила дух, отошел в сторону от лежащего, замершего в ужасе паренька.
      Зачем он отходил, было не понять. Толи старый зверь утомился и решил отдохнуть, толи еще что то, было не важно. Важнее было претвориться мертвым и как то обмануть людоеда. Израненная голова Григория невыносимо болела, глаза застила кровяная пелена, хотелось только одного – выжить, выжить, выжить и поскорее убраться отсюда.
      А мать беду чует сердцем. И это не раз в народе подтверждалось. Видимо и в тот роковой день сердце матери не обмануло ее.
      Наверное, именно в ту злосчастную минуту, почувствовав себя неладно, уже немолодая женщина, выронив на пол пустое ведро, которым хотела натаскать в дом воды с проруби, рухнула на кровать. В грудине, с левой стороны что – то невыносимо защемило, и эта боль не хотела отпускать. Решив, что это все от переживаний и как то надо держать себя, твердо решила;
      — Хватит! Только не надо думать о плохом!!
      И так, в эти дни ее сердце, перегруженное тягостными переживаниями, стало часто о себе напоминать.
      Кое — как мать молодого охотника, Арина Егоровна прилегла и вдруг ей подумалось…
      — Может на фронте с моими мужиками что? Как они там? Не пишут что – то…
      — А может с сыночком Гришей беда случилась, тоже как — никак один ведь в тайге?
      В этот тяжелый и проклятый народом военный год, председатель колхоза Макаров, отправил ее сына, как и других подростков — парней в тайгу, промышлять мягкое золото. Напарника не было, друг его в последние дни заболел и валялся в постели с жаром. Время поджимало. Ждать было некогда. Пушнина была нужна всем, в особенности заморским буржуям, которые за нее обещали оружие и провиант.
      Медведь же, поразив охотника, медлил не долго. Потоптавшись вокруг, он остановился, наклоняя свою башку в разные стороны словно чего – то размышляя звериным умом. Потом поднял ее к небу, шумно втянул ноздрями воздух и, издал страшный рык, от которого казалось затряслись рядом стоящие осинки.
      Непонятно отчего, но шатун не стал рвать и пожирать тело охотника, а принялся забрасывать его ледяным мохом вперемежку с комьями мерзлой земли. И только когда куча моха, полностью накрывшая человека, стала похожа на могильный бугорок, он, отойдя на несколько шагов, прилег, положив голову на лапы, уставившись злыми глазами на черное дело своих лап. Что- то подсказывало, что сегодня зверь, несмотря на агрессивность, есть Гришку не станет, скорее оставит на будущее, выжидая когда человеческое мясо подпортится и приобретет трупный запах.
      Голод давал о себе знать. Медведь подолгу наблюдал за охотником, который был часто занят хлопотами у костра, и только иногда после призывного лая собаки подходил к дереву и колотил топором, внимательно вглядывалась в крону дерева где могла затаится белка. Внезапно прервав звонкий лай, собака резко обернулась на скрип сухой прошлогодней травы под ногами зверя. И уже через секунду — другую, вздыбив на загривке шерсть, залившись злобной собачьей бранью, погнала не прошенного гостя прочь, хватая его за шерстяные ляжки.
      Все — таки в тот день молодая сука Зойка, уберегла своего хозяина от нежеланной встречи, а скорее всего, спасла ему жизнь. Собака вообщем – то была неплохая, хоть и не чистопородистая лайка. Однако отличалась завидным умом, тонким обонянием и слухом. Но тот год дал знать о себе и на этот раз. Пришла беда. В самом начале охотничьего сезона, во время заготовки дров Зойка угодила под срубаемое охотником дерево, которое упав на животное, перебило ей позвоночник. Очередной раз этот случай показал, что таежного опыта у обоих катастрофически не хватало, что и послужило им в дальнейшем жестоким уроком. А уже наступившей темной осенней ночью, с трудом засыпая в тряпичной палатке, парень не раз просыпался от своего же истошного крика.
      Кошмары в ту ночь преследовали его до самого утра. Часто просыпаясь, и подкинув дрова в жестяную печь, пытался уснуть по новой, но забыться не получалось. В перерывах снилась страшная старуха – ведьма, с развевающимися седыми космами, которая катилась на лыжах с крутого яра прямо на Гришину палатку, то снился – добытый им огромный черный зверь, отдаленно напоминающий медведя, или большую росомаху. Выспаться и отдохнуть не пришлось.
      Наутро, поднявшись, охотник вырубил топором под разлапистой лиственницей могилу и похоронил своего помощника и друга. Из жестяной банки с трудом вырезал крест, гвоздем выбил имя и дату гибели, приколотил его на дерево, под которым навсегда осталась лежать в земле его Зойка.
      Оставшись один, наверное, впервые за всю осень невыносимо затосковал по своим близким.
      Желание все к черту бросить и уйти домой останавливалось незабываемым строгим взглядом председателя колхоза и его наказ.
      — Раньше времени домой не ходить! Ты должен это твердо усвоить…
      — Не вздумай прийти, пока не будет выполнен план по пушнине.
      И тогда конечно Григорий, взяв себя в руки, принялся рубить и устанавливать древесные ловушки — кулемки, как когда- то его научил отец. Оставалась одна надежда на самоловы. Погода стояла ненастная, постоянно валил снег. Охота не шла, да и без собаки выполнить план было почти нереально.
      А однажды проходив весь день по тайге в поисках добычи и к вечеру, еле волоча ноги, охотник возле палатки увидел страшную картину. Могила его собаки была разрыта, всюду валялись оглоданные кости и клочья шерсти, палатка разорвана. Да еще все его немногочисленные продукты, крупа, лепешки из картофеля, медведь, поднявшись на лабаз, сожрал, оставив человека на голодное выживание.
      -Вот мразь! Зачем лезешь ко мне? Тайга большая, всем места хватит
      — Как мог, выругался Григорий, облокотившись на деревянный посох,
      – Что делать? Домой идти, не выполнив план нельзя! Не дадут трудодней, а то и привлечь могут. А дома осталась мать с семерыми братьями и сестрами. В войну с этим было строго. Остается только одно, переходить на подножный корм и продолжать охотится. Выдержать хотя бы с месяц.
      Мысли о предстоящей голодухе не радовали, правда, немного успокаивало и давало надежду не умереть с голода то, что ранее в распадке у ручья ему попадались выводки молодых рябчиков, да по утрам у звонкоголосого ключа, не раз были слышны сильные хлопки взлетающих глухарей. В вадигах затягивающейся льдом реки густо стояли жирные ленки да хариусы, которые перед длительной зимовкой жадно хватали любую приманку.
      -Выживу! Бог даст, не помру! Порох, дробь есть, удочку тоже смастерю…
      Старый медведь, будущий шатун еще перед первым снегом, обходя перекаты таежной реки, издали различил на излучине что- то похожее на большую рыжую кочку. С большого расстояния рассмотреть это было трудно, но подойдя ближе, зверь стал явно различать запах ворвани и его догадки подтвердились криками небольшой стаи ворон, еще не успевших отлететь на юг. Птицы с недовольным карканьем поднялись, и медведь увидел на песке полуразложившийся труп погибшего в реке молодого лося.
      Видимо во время разлива сохатый не сумел справится с бурным потоком и переплывая реку, захлебнулся. Жаркое лето, мелкие хищники и птицы сделали свое дело. Они почти полностью объели труп, однако — кое — что оставалось и медведю. Обнаруженная туша отвратительно воняла, но для старого падальщика выглядело весьма привлекательно. Однако огладывая кости дохлятины, он полностью утолить свой голод не сумел и только разозлил в себе аппетит.
      Немало зим и весен пережил этот медведь, постарел и даже стал похожим отчасти на такого – же старого человека с пустующими челюстями и со свисающей на грудь седой клиновидной бородой. Некогда мощные зубы сегодня почти полностью покинули грозную пасть. Оставался только один, наполовину сломанный верхний клык, которым он и рвал все, что ему попадалось. Но, несмотря на то, что зубов зверюга почти не имел, его все еще грозные лапы с когтями кинжалами представляли страшную угрозу для всего живого, ими, он мог запросто оторвать человеческую руку или ногу, а то и до сердца разорвать грудь. Мышцы его, все еще сохраняли чудовищную мощь лесного великана.
      Для покалеченного человека время тянулось неимоверно долго. От сорванной с затылка кожи головы натекло немало крови, которая остывая, превращалась в красные кристаллы. От стылой декабрьской земли спина почти потеряла чувствительность и стала напоминать собой деревянную плаху. Через какое — то время охотник потерял сознание и вновь очнулся, когда уже было совсем темно и тихо, только с неба на него одиноко и печально смотрел двурогий месяц, да бриллиантово сверкая, переливались на морозном небе звезды.
      -Надо уходить, спасаться – решил Григорий,
      — И замерзну я тут, однако,

      С большим трудом перевернувшись на живот и осмотревшись, он кроме белого снега и редких стволов деревьев никого вблизи себя не обнаружил. Только в темноту лесной чащи, тянулась цепь звериных следов.
      Понимая, что от неподвижности он начинает околевать и скорее всего замерзнет напрочь, паренек попытался покинуть место трагедии. Вот только сделать это оказалось непросто. Не считая ран, нанесенных ему зверем, проблема была и в другом. Одна из двух его лыж оказалась почти сломанной, а юкса порванной. Сломалась она в то время, когда медведь, карауля свою жертву за деревом, наступил проезжавшему охотнику на задок лыжи и сломал ее.
      Споткнувшись, охотник кубарем свалился в сугроб, выронил свое оружие, старенькую, видавшую виды, затворную одностволку, тридцать второго калибра. Когда же он сбросив вторую лыжу, вскочил и выхватив свой небольшой охотничий нож пытался им встретить медведя, тот опередив его ударом своей мощной лапы почти снял с его головы скальп. Старым охотникам известно, что медведь не переносит прямой человеческий взгляд и таким образом говорят избавляется от него. Свалив Гришку лапищей как палицей, он попытался своими беззубыми, но еще сильными челюстями отжевать руку с ножом, однако сумел только порвать мышцы и сломать кость.
      Собрав все волю в кулак, Григорий поднялся на одно колено, потом на второе. Придя в себя и пошарившись в снегу вокруг натоптанных следов и кучи надранного моха, охотник сумел обнаружить свою берданку и мягкую лисью шапку которую с трудом натянул на израненную голову. С трудом пересиливая чудовищную боль, веточкой почистил дуло ружья от снега, проверил заряд, и понял, что из него еще можно выстрелить. Можно, вот только как суметь? Правая рука не хотела слушаться и все – таки, кое — как, изловчившись и изготовившись, Гриша приготовился защитить свою жизнь.
      — Что делать? Буду стрелять с левой! — Решил он.
      Едва перебирая ногами, бедняга двинулся к дому, до которого оставалось еще приблизительно два часа ходу. Время от времени оттаивая горячей рукой с левого, еще более менее видевшего глаза, кровяную пелену, он только по ему знакомым ориентирам и звездному небу направился к деревне.
      Надо сказать, что этот год для его семьи и вообще для всех жителей деревни был несчастливым как никогда. Такую кучу свалившихся напастей не помнили даже старожилы. Сначала как громом среди ясного неба прозвучала страшная новость от уполномоченного из Енисейска, приехавшего на гребях в деревянной лодке. Война! Война, начавшаяся с германцем. Следом объявили мобилизацию, и отца со старшим братом, как и многих других мужиков, призвали на фронт. Ушло шестнадцать человек, и, забегая вперед скажу, вернулось только двое.
      С трудом пробираясь по ночной тайге, искалеченный подросток невольно перенесся к моменту растования. Навеки запомнилось как, собираясь ступить на трап, дымящего черным дымом парохода, отец крепко обнял мать и Гришу. Помолчав пару минут, стараясь удержать набегавшую слезу, попросил сына;
      — Гриша, оставляю тебя за старшего!
      — Пока буду воевать постарайся сохранить нашу семью, маму, братьев, сестер…
      — Даст бог, побьем Гитлера, вернемся с твоим братом домой, начнем жить дальше и лучше!
      — А в Кедровой пади сладим хорошее зимовье.
      Завершив погрузку деревенских мужиков, пароход, словно доисторический зверь, взревел своим могучим глухим басом, взорвал Енисейную гладь огромными колесами — плицами, развернулся и направился дальше в путь, собирать с деревень и станков свою страшную дань, дань войны.
      Почти скрывшись за горизонтом, до-о-олго еще с реки доносился глухой, и теперь, казалось – бы, жалобно прощальный гудок парохода, перемешиваясь с раскатистыми напевами гармошки.
      Проводив мужей и сыновей на фронт, в деревне еще несколько дней рыдали бабы и опомнились только тогда, когда недоеный скот с переполненными молоком вымями, стал останавливаться возле хлевов и, подняв морды к небу, реветь, требуя внимания к себе.
      Деревня осиротела враз и это было видно по тому, как некогда по хозяйски ухоженные, смоленые и прибранные лодки подолгу оставались без мужского внимания на берегу. Уже никто по утрам не суетился возле них, собираясь на рыбалку – невотьбу, никто не просил соседа помочь столкнуть неводник на воду, подать весла. Только можно было видеть, как на завалинах изб сидели дети и старики и, приложив ладони к своим сухим глазам, вглядывались в синюю даль батюшки Енисея, пытаясь разглядеть редко проплывающие лодки и пароходы.
      Ко всему этому, в это же лето в их деревню пришел медведь, который отчего-то разъярившись, согнал весь деревенский скот к обрыву реки и стал ударами своих чудовищных лап сбрасывать коров и телок с крутого яра на камни.
      А корову Барышню, единственного кормильца семьи Гриши, медведь догнал и задрал недалеко от старого кладбища. Деревенские собаки, преследуя его, заходились в диком реве, хватая медведя за костлявый зад, кашляли и отплевывались забивающей пасти, выдранной шерстью. Но по настоящему наказать злодея было некому. В деревне остались только немощные старики да ребятишки подростки, которым матери не позволяли идти с ружьями в лес. Рассуждали так;
      -Мало одной трагедии, не дай бог задерет пацанов. Зверь все — таки!
      После ушедшего на фронт кормильца, оставшихся сестер и братьев прокормить стало труднее. Голод подкрадывался незаметно, но уверенно.
      Мать целыми днями работала в колхозе и зарабатывала одни трудодни. Гриша — же пытался наловить в реке на самодельную удочку рыбу, в основном сорог, окуней. Вот только крючки были в большом дефиците и помнится делали их, выпросив у матерей дефицитные швейные иглы, а то тайком вытащив из нагрудных комсомольских значков игольчатые застежки.
      А потом, спросив разрешение у матери, Гриша с товарищем поставил в устье маленькой речки две небольшие сети. Сети эти были отцовскими и единственными. Выручали! Правда их надо было часто снимать и сушить, так как сплетены они были из простой, гниющей в воде нити.
      -Не дай бог сгною, что отцу скажу, когда он придет с войны?
      Придет с войны старый рыбак, залезет на чердак и уже оттуда станет спрашивать сына; — А где — же Гриска наши пушальны?
      -Нет, я их сохраню непременно. Сушить же буду часто!
      Но откуда было знать оставшемуся за старшего в семье сыну, что родитель его с братом, никогда уже ни о чем его не спросят и сети им будут уже не нужны. Родные и близкие навсегда останутся в чужих венгерских краях, найдя свое последнее пристанище в большой братской могиле.
      Деревенская колхозная жизнь продолжалась. Свободные от скотных дел бабы и еще работоспособные старики делали план по рыбодобыче на наволочной стороне Енисея. Вся отловленная рыба вкрутую засаливалась на засольных пунктах и в деревянных бочках-кадках отправлялась на фронт. Вознаграждением за тяжелую работу на каждую семью полагалось по пятьдесят селедок – ряпушек. Больше брать не разрешалось и в случаи самовольства это могло обернуться несколькими годами заключения.
      Во второй половине лета всех молодых девок и парней отправляли в Енисейское заполярье, в район Усть – Порта, как говорили на «низа», ловить добру рыбу. Низами местные называли залив. Доброй рыбой называли нельму, омуля, муксуна, чира и прочую белорыбицу. Отрыбачив сезон, они возвращались домой на баржах буксируемыми пароходами.
      Кто как мог, оставшись на северах помогали ускорять победу над Гитлером.
      А однажды зимой, к рождеству, во время уроков в школе все услышали за окном странный гул над Енисеем и, выскочив на крыльцо, дети увидели, что на реку падает большой самолет. Самолет летел и, теряя высоту, должен был вот — вот врезаться в ледяные торосы. Но внезапно открылась дверь и на лед полетели ящики, кули. Освободившись от груза, самолет, словно набравшая сил птица снова стал набирать высоту и скрылся за горизонтом. Это потом только выяснилось, что ЛИ-2 летел с грузом фруктов в заполярный Норильск и в результате обледенения стал падать. И только сбросив часть груза, пилоты сумели сохранить самолет, свои жизни и все что оставалось внутри.
      Любопытные и голодные ребятишки бросились гурьбой к месту падения странных ящиков, вот только самые маленькие не могли, и оставались дожидаться своих на берегу, прильнув к окнам в школе. Подбежав, дети остолбенели, увидев на снегу кучи ярко красных яблок к тому времени уже почти полностью заледеневших. Все было похоже на сказку, когда добрый волшебник бесплатно дарит подарки на Новый год. Кто бы знал, какая расплата будет взята с них за это.
      Почти все деревенские дети видели яблоки, как и сам самолет, первый раз в жизни, но, однако некоторые знали о них по картинкам из школьных учебников. Никто из них даже и мечтать не мог попробовать на вкус что это за добро, и вот сейчас это добро лежало на снегу ни кому не нужное и превращалось в красивые ледяные красные камни. Поэтому кто, сколько смог похватал замерзшими ручонками яблок и натолкал их себе за пазуху да в шаровары, пошитые саморучно мамками из ситца.
      Замерзшие, но радостные ребятишки с трудом поднимались на крутой берег, охватывая себя за бока, а яблоки предательски выпадывали и лежали на белом снегу как яркогрудые снегири. Наклониться и поднять их уже не хватало ребячьих силенок, пальцы не слушались, так как детские руки к тому времени от холода потеряли чувствительность. А их ноги, вместо валенок обмотанные разрезанными рогожными кулями, почти околели. Но самое страшное и навек незабываемое в невинных детских умах и сердцах было наверху.
      На конце подъема широко расставив ноги, в армейских галифе, стоял бельмастый председатель сельсовета с черемуховой палкой в руках и бил страдальцев по рукам и по головам за то, что они, маленькие враги народа, покусились на социалистическую собственность. Яблоки вываливались из за пазух, дети плакали и убегали прочь. Тяжелое было время… А отцы были на фронте.
      Сколько раз моя мама вспоминала этот случай, столько раз и вытирала слезы.
      С трудом расставшись с воспоминаниями, охотник двинулся дальше, время, а вместе с ним и сила неумолимо уходило, и надо было спешить. Передвигаясь по снежной целине на одной лыже и поочередно меняя ее с одной ноги на другую, а другой оставляя глубокие ямины, Григорий упорно двигался к намеченной цели. Постоянно оглядываясь, он ожидал погони осатаневшего от человеческой крови людоеда.
      Морозная тишина плотной пеленой оплела окружающее пространство. Ничто не нарушало покой сибирской тайги, только изредка из гущины веток, проснувшись, с шумом взлетали напуганные рябчики, заставляя вздрагивать уставшего путника. В какой — то миг уже вблизи деревни, со страшным шумом и треском из снега вылетел закопавшийся на ночлег глухарь, заставив охотника от неожиданности выстрелить в его сторону.
      Как после оказалось, на Гришкино счастье этот выстрел услышал вышедший из дома справить нужду, деревенский конюх дядя Коля, и быстро зайдя обратно, перекрестившись на образа, сообщил своей бабке;
      — Слы-ы-шь, чо говорю, старая?
      — Там за ручьем – то, кто – то стрелил, однако…, может беда, кака случилась?
      — Кто же просто так будет палить ночью?-
      — Стало быть, надо соседей поднимать…
      Ну, а на беду этот выстрел услышал не только старик дядя Коля. Услышал его и людоед. Сообразив, что это ускользает его добыча, шатун вышел на след и стал спешно догонять раненого охотника.
      Дальше все произошло стремительно быстро, в одно мгновение Гриша услышал за спиной страшное пыхтенье, а обернувшись, в клубах снега и пара разглядел почти догнавшего его на махах, медведя.
      -Ну, все! Пропал! Стало быть, не судьба! — Отчего — то ударило в голову.
      Инстинктивно попятившись взад, он ощутил толстое дерево и, прижавшись к нему как к отцовской спине, выставил вперед ружье.
      Однако второй раз шатун упустить свою добычу не пожелал, и, подойдя близко, сходу, с разинутой пастью и поднятыми лапами ринулся на парня. И тут! Случайно, а может с божьей помощью, ствол, упершись в глотку медведя, глухо прогремел выстрелом.
      Утробно захрипев и булькая кровью, зверь со всего маха упал на охотника, придавив его.
      Уже находясь под тушей и теряя сознание, охотник услышал оглашенный лай всех деревенских собак, рвущих звериную плоть.
      А подоспевшие, из уже спавшей, глубоким сном деревни, деды, крестясь, тяжко вздыхая и охая, вагами и веревками стягивали с охотника тяжелую звериную тушу. А потом, сходив в деревню за нартами, положили на нее Гришку и потащили домой.
      Сухо скрипел под ногами снег, курили и кашляли старые охотники, рассыпая в ночи махорочные искры, только рядом игриво размахивая пушистыми хвостами, бежали собаки, все норовя лизнуть своими шершавыми языками лицо молодого, не по годам возмужавшего подростка, словно чувствовали и понимали горячими собачьими сердцами, всю важность и трагичность происшедшего.
      Тяжесть нанесенных ран была несоизмеримо большой, и шансов на выживание осталось совсем ничего. Многие тяжело вздыхали и, отворачиваясь в сторону, крестили лбы.
      Но как говорится, и тут на все есть воля божья. Вот и в этот раз, мать, поняв, что слезами горю не поможешь, ринулась среди ночи к старому дядьке – староверу. Имени его никто не знал, жил он отшельником у ручья на краю деревни, за погостом, и при встрече с народом всегда снимая шапку, кланялся, бубня себе под нос:
      – В добрый час, в добрый час, люди добрые…
      — Отчего и прозвали его на деревне, «Дядька, в добрый час». Сам по себе он тревоги среди населения не вызывал, хотя старухи и шушукались, поговаривали, что он якобы якшается с нечистой силой. По всему лету, несмотря на гнус, он пропадал в тайге и его часто могли видеть с корзиной наполненной какими- то травами и корешками. Знавал он и заговоры от лесного зверя.
      Подойдя к Доброчасовскому жилью, больше похожему на берлогу, врытую наполовину в уклон горы, Арина Егоровна стала стучать в низкую дверь, которая открылась, и оттуда вместе с клубами пара выплыл старческий голос:
      — Заходи добрый человек, не заперто.
      Заливаясь слезами, мать Гриши, сбиваясь, кое- как сумела рассказать, что произошло с ее сыном на охоте, и, умоляя, обратилась к знахарю;
      — Мил человек, только на тебя вся надежа!
      -Больше некому спасти моего сыночка, ради бога помоги, одна ведь с ребятишками я.
      — Не пожалел зверюга моего Гришеньку!
      Ворча, что- то себе в густую бороду дед стал немедля собираться в дорогу. Он не мог отказать в беде никому, видно таково было его предназначение на земле. Собрав что то в свою котомку они вышли, подперев двери сучковатой палкой. Замков в ту пору не знали. Зайдя в избу «добрый час» осмотрел лежащего на деревянной лавке Григория и, узрев в переднем углу Святого Николая Чудотворца, с поклоном помолился, необычно, крестя лоб двуперстием. Старовер, однако…
      Старый лекарь, расположившись рядом искалеченным пареньком, попросил чтобы ему дали теплой воды и полотенце и попросил всех удалиться.
      Поколдовав над телом не менее часа, «Добрый час» велел передать старикам, чтобы те, не мешкая, притащили в деревню труп людоеда и сожгли его на старой бане. Иначе Гришкина беда будет не последней. А так парень должен выжить. Поутру, охотники с трудом затащили медведя на сухой сруб, и поднесли огонь.
      Громко треща и раскидывая по сторонам искры, жаркое пламя отражалось на морщинистых усталых лицах, а черный дым от уничтоженного хищника уносился клубами в морозное небо, унося с собой все зло, посетившее простую Сибирскую деревеньку.
      В конце апреля, солнышко, такое скупое зимой и такое шедрое по весне, стало заметно пригревать, растапливая на завалинках снег. Деревенских детей домой загнать было не просто. Кто катался на самодельных санках, сделанных из загнутых березовых полозьев. Кто возился с собаками, обнимаясь и кубарем катясь в мягкий рыхлый снег. Были и более серьезные весенние занятия детей.
      — Ма-а-ма, сеньгири прилетели – доносились из-под горы звонкие голоса детей.
      Сеньгирями называли птиц — полярных воробьев, которых ловили силками и варили из них вкусный жирный супец. В военное трудное детство многие семьи тем самым восполняли нехватку питания за счет этих многочисленных птиц, которые по весне, огромными стаями прилетая, усаживались на навозные кучи. Силковым промыслом в основном занимались маленькие охотники, крутя петельки из белых конских волос и вставляя их в деревянные плашки.
      Маленькие добытчики, обычно вставали пораньше — с восходом солнца, перед началом уроков в школе, и бежали проверять свои ловушки. А потом мчались наверх, задыхаясь от радости, и довольные от собственной значимости, выкладывали перед матерями добычу.
      После школы, закончив уроки, уже с крыльца, дети, вытягивая носы, впитывали густой наваристый запах свежей дичи, от которого их рты непроизвольно наполнялись слюной, а желудки сводило коликой.
      А на крутом берегу, на теплой оттаявшей лавке сидел наш Григорий, бледный, еще не донца выздоровевший, и смотрел своими седыми глазами вдаль, на великую реку ушедшего детства – батюшку Енисей. Мощное тело которого еще не проснулось от зимней дремы, укутанное ледяным одеялом.

      Апрель — декабрь 2014. Село Туруханск
      Александр Северянин

      Осенняя рыбалка на налима в притоках Енисея

      Подледная рыбалка на плато Путорана

      На Енисейском севере из всех существующих видов подледной рыбалки первое место занимает рыбалка на налима, или, как ее здесь называют, – налимья. Главным образом из-за обилия налима, доступности водоемов, простоты самого процесса рыбалки, возможности применения немудреных снастей. Рыбачат на налима и в Енисее, и в его многочисленных притоках. Часто местное население ловит его не ради удовольствия, а для собственного пропитания и прокорма собак – непременного спутника человека, живущего на севере. Налим как гастрономический объект здесь в большой-большой чести. Как скандинавы и поморы русского севера – трескоеды, не представляющие свой стол без трески – родной сестры налима, так и туруханцы не мыслят себя без налима. На нижнем Енисее его так и называют – кормилец. Из налима варят прекрасную уху, непременно используя при этом его голову и печень (максу), предварительно хорошенько растертую в однородную массу, с обязательным добавлением потрошков – магуна (желудка налима) и пилориса (отростков пищеварительного тракта, напоминающих щупальца кальмара). Пекут пироги-рыбники, также непременно с максой и не от одной рыбины, а по принципу: чем больше, тем лучше. Вкусен налим и в жареном, и тушеном виде. Из филе готовят очень вкусные котлеты, а максу маринуют, закатывая в банки. Свежее филе налима – высококачественный диетический продукт.

      Налим

      Налим (Lota lota) – рыба семейства тресковых и единственный его пресноводный вид. Тело вытянутое, с длинными сплошными спинным и анальным плавниками и вытянутым, очень подвижным ланцетовидным хвостом, обильно покрыто слизью, выделяемой специальными клетками. Средний размер на Енисейском севере 70-90 см при весе 5-7 кг, попадаются и особи в 10 и более кг. Цвет тела – от темно-серого, почти черного, до оливково-зеленого с вариациями в соответствии с цветом дна водоема, брюхо белое. Наиболее нагулянные и крупные особи обитают в Енисее. Налим горных водоемов – обычно тугорослая, угнетенная форма. Активный, преимущественно ночной, донный хищник. Основа питания – мелкая рыба. Предпринимает локальные сезонные миграции, следуя на «нагульные поля», образуемые в русле Енисея проходными видами рыб – главным образом ряпушкой и омулем, поднимающимися с Енисейского залива на нерест. Летом, при повышении температуры воды, впадает в спячку, концентрируясь в речных ямах с холодной водой. Все остальное время года ведет активный образ жизни. Нерестится в декабре – январе. Плодовитость 3-5 мл икринок. Некогда являлся важным объектом промышленного рыболовства. В настоящее время налим – исключительно объект любительского рыболовства.

      Ловля налима осенью

      Наиболее интересной рыбалка на налима в водоемах плато Путорана бывает осенью, еще до полного ледостава на Енисее. Обычно рыбалка уже возможна в средних числах октября. В это время протоки с медленным течением, заводи, курьи и большинство мелководных боковых притоков Енисея уже покрыты льдом. Подавляющее число водоемов, на которых осуществляется рыбалка на налима, – левобережные пойменные притоки. В основной массе – это небольшие речушки, берущие свое начало в пойменных мелководных озерах, часто представляющих собой целую цепочку или даже сеть. В таких озерах в летний период благополучно развивается и подрастает молодь различных видов рыб, как хищных, так и мирных. С наступлением осени, подчиняясь своему древнему инстинкту выживания, окрепшая до состояния возможности самостоятельной жизни в крупной реке, молодь постепенно начинает скатываться в Енисей, чтобы в нем продолжить свое дальнейшее существование и сохранение вида. Интенсивность ската молоди возрастает по мере промерзания верховых озер и образования льда на речушках. Этой ситуацией благополучно пользуется налим. В таких местах он скапливается в очень больших количествах, массово поедая покатную молодь, стремящуюся проскочить мимо него. Прожорливость налима поистине вызывает удивление – от проглоченной рыбы его живот до безобразия раздувается, становясь округлым, как будто накаченный насосом. И такой жор продолжается круглые сутки. Недаром в здешней местности про жадного человека говорят: «Жадный, как налим». Молодь скатывается и в дневное время суток, но массово – в вечернее и ночное время. Рыбалка на налима на северных реках основывается на этих особенностях, а также на знании биологии, этологии рыб и гидрографии водоемов.
      Основное орудие добычи налима из-подо льда – удочка для блеснения. Очень распространены hand made различной конструкции. Главным требованием к удочке, какой бы она ни была – заводского или домашнего исполнения, является ее прочность и особенно – прочность бланка. Он должен быть очень жестким, способным выдержать не только мощную хватку и резкую подсечку налима, но и нагрузку при выдергивании рыбины на лед. Так происходит при рыбалке на мелководье, когда глубина составляет порядка 30-50 см, когда таким способом вываживать рыбу наиболее удобно и эффективно. Очень функциональны удочки без катушки. Вместо нее непосредственно на бланке монтируется импровизированной конструкции мотовило, на которое и наматывается леска. Катушка – лишнее и ненадежное звено в налимьей снасти, нередко вносящее определенные неудобства в процесс рыбалки на налима на Северных реках. Она утяжеляет снасть, а при попадании на нее мокрого снега и вовсе перестает функционировать, становясь бесполезной. Очень удобны удочки-самоделки, у которых ручка, бланк или мотовило часто представляют собой единую конструкцию, выполненную из цельной доски. В ход идут и бланки сломанных спиннинговых удилищ с монтажом на них мотовила и тюльпана. Гораздо реже применяются удочки заводского производства с соответствующими прочностными характеристиками. Длина удочки обычно составляет 40-60 см.

      При рыбалке на налима леска применяется монофильная диаметром не менее 0.6 мм и не более 1.0 мм. Самая ходовая – 0.8 мм. К тому же она должна быть достаточно эластичной. Цвет значения не имеет. Хорошо зарекомендовал себя шнур TITANIUM BRAID от RAPALA диаметром 0,7мм. Двадцати метров лески хватает, чтобы рыбачить на любых типах водоемов.

      Приманки, применяемые при ловле налима, могут быть очень разными. Наибольшее же хождение имеют выполненные в стиле hand made, т.е. самоделы – конусные и поперечные блесны, всевозможных форм, конструкций и веса.

      «Конус» – конусовидная с вариациями отливка из свинца, напоминающая крупную классическую джиг-головку, чаще массой 30-50 и более граммов. В вершине конуса расположен мощный одинарный крючок не менее № 4/0 – 5/0. Сбоку в плоскости крючка влито ушко с расчетом, что конус в рабочем состоянии будет ориентирован в горизонтальной плоскости. Форма тела и размеры конуса не имеют никакого значения, поскольку какой-либо игры от него не требуется. Его основное назначение – обеспечить быстрое погружение насадки на дно водоема, противостоять течению, минимизируя или исключая снос, обеспечить хорошую чувствительность в целом достаточно грубой снасти и, конечно, удерживать наживку. В роли последней всегда выступает какая-либо мелкая неживая рыбка или фрагмент более крупной. При рыбалке в мелких речушках, где большое количество покатной мелкой рыбы, в т.ч. молоди щуки, лучшей приманкой как раз и будет мелкая щучка или ее часть, которую берут из вскрытого желудка только что пойманного налима. Часто проглоченная рыбка бывает еще живой. Она лучше всего годится на роль приманки, чтобы поймать налима. В курьях и протоках замечательной приманкой является их обитатель – ерш.

      «Поперечка» имеет вид тонкой металлической пластины, в плане суженной от ее средней части к краям, в которые впаяны крупные крючки, расположенные жалами вверх. В вершине ее сверлится отверстие для крепления карабина или заводного кольца. Обыкновенно в поперечном сечении она имеет вогнутую или выгнутую форму, что придает блесне некую игру на течении или при подергиваниях при его отсутствии. Это довольно крупная блесна – длина ее обычно порядка 12-15 см, нередко встречаются и 20. На ее крючки цепляют наживки двух разных видов, использование того или иного вида наживки зависит от количества крючков. Из современных приманок заводского производства не без успеха применяются крупные блесны KASTMASTER и всевозможные пилькеры весом до 50 – 70 граммов. После опускания приманки на дно водоема, рыболов анимирует ею, несколько приподнимая, подергивая и поддергивая, в т.ч. иногда и резко, и вновь опуская с постукиваниями об дно. Часто поклевка налима – резкий и мощный удар, способный у зазевавшегося рыболова выдернуть удочку из рук. После вываживания налима на лед по давно укоренившейся традиции налима принято обездвиживать ударом по голове специально приготовленной для этого палочкой. Что позволяет без особого труда вынуть приманку из пасти рыбы, сохранить высокие вкусовые качества максы, в чем безоговорочно убеждено местное население, и в общем просто не мучить рыбу. На пойменных притоках такая рыбалка продолжается до конечных чисел ноября, пока скатывается мелочь. После чего налим распределяется по Енисею и в уловах в притоках становится совсем редким, а с этим обстоятельством и прекращается осенняя рыбалка на налима в притоках. Теперь налима будут ловить в русле Енисея и устье Нижней Тунгуски. Но это уже совсем другая рыбалка.
      В начале сезона, в октябре, пока еще Енисей не скован морозами, к местам рыбалки на налима можно попасть исключительно на вертолете. После остановки Енисея они становятся доступными и посредством применения снегоходов.

      Ненцы

      Этническая история

      Формирование ненцев связывают с кулайской археологической культурой (V в. до н.э. — V в. н.э.) на территории Среднего Приобья. Оттуда в III–II вв. до н.э. миграционные волны самодийцев-кулайцев проникли в низовья Оби, Среднее Прииртышье, Приобье и Присаянье. В первые века нашей эры под натиском гуннов часть самодийцев отступила в лесную полосу европейского Севера, дав начало европейским ненцам. В процессе экспансии в приполярную зону предки ненцев включили в свой состав аборигенов, населявших север Восточной Европы и Западной Сибири до появления там самодийцев. В XVII в. ненцы освоили северное Приуралье, север полуострова Ямал и двинулись дальше на восток, оттеснив племена предков энцев, охотников на дикого оленя вплоть до Енисея. Выделяются две этнографические группы: тундровые ненцы и лесные ненцы, различающиеся по фамильно-родовому составу, диалектам, некоторым особенностям культуры. В настоящее время ненцы считаются самыми подвижными кочевниками в мире.

      Расселение

      Делятся на две этнотерриториальные группы. Тундровые с конца ХIХ в. расселяются в зоне тундры от Кольского полуострова (Мурманской области, Ненецкого АО, Ямало-Ненецкого АО, Красноярского края) до правобережья нижнего Енисея. Лесные расселяются в лесотундре междуречья Оби и Енисея. Основная часть лесных ненцев живет в бассейне р. Пур, а также в верховьях р. Надым и по северным притокам рр. Лямин, Тромеган и Аган.

      Язык

      Ненецкий язык относится к северной подгруппе самодийской ветви уралских языков. Язык тундровых ненцев подразделяется на говоры: канинский, большеземельский, приуральский и др. Ненецкая письменность создана в 1932 г. на основе латинской графики. С 1937 г. — на русском алфавите.

      Духовная культура

      У ненцев сохранились культы духов-хозяев земли, воды, реки, озера, леса и др. От них зависела удача в охоте, рыбалке, оленеводстве, поэтому расположения духов добивались жертвоприношениями. Верховным божеством в ненецком пантеоне считался Нум — хозяин неба. Наиболее важны для ненецких верований культовые места, специально созданные человеком. Они располагаются у лиственниц или камней особой формы. Подобные культовые места могли быть родовыми либо семейными. Также существовала категория домашних (семейных) духов. Они представляли собой деревянные фигурки или небольшие камни. 

      Занятия

      Основным занятием ненцев в древности была охота на диких оленей. Их предки владели также навыками оленеводства. В новых экологических условиях постепенно стало доминировать крупнотабунное оленеводство, поэтому все потребности тундровых ненцев обеспечивались продукцией оленеводства. Хозяйственное значение в культуре лесных ненцев имели рыболовный и пушной промыслы, охота на водоплавающую дичь.

      Пища

      Наиболее широко распространены блюда из замороженного, копченого, сушеного, вареного мяса (оленина, мясо птицы) и рыбы. Также в числе любимых блюд сырое мясо только что забитого оленя.


      Источник: Народы России: Атлас культур и религий/ А. П. Притворов; под ред. В. А. Тишков, А. В. Журавский [и др.]. — Москва, 2008.

      ханты, манси, ненцы, сибирские татары, хакасы, буряты и многие другие.

      Долгие столетия народы Сибири жили в небольших поселениях. В каждом отдельном населенном пункте проживал свой род. Жители Сибири дружили между собой, вели совместное хозяйство, часто являлись родственниками друг другу и вели активный образ жизни. Но за счет обширной территории Сибирского края, эти деревни находились далеко друг от друга. Так, например, жители одной деревни вели уже свой образ жизни и говорили на непонятном языке для своих соседей. Со временем, некоторые поселения исчезали, а некоторые, становились больше и активно развивались.

      История народонаселения в Сибири.

      Первыми коренными жителями Сибири принято считать племена самодийцев. Они населяли северную часть. К их основному занятию можно отнести оленеводство и ловлю рыбы. Южнее обитали племена манси, которые жили за счет охоты. Главным их промыслом была добыча пушнины, которой они расплачивались за своих будущих жен и покупали необходимые для жизни товары.

      Верховья Оби населяли тюрские племена. Их основным занятием являлось кочевое скотоводство и кузнечный промысел. Западнее Байкала жили бурята, которые прославились своим железоделательным ремеслом.

      Самую большую территорию от Енисея и до Охотского моря населяли тунгусские племена. Среди них было множество охотников, рыболовов, оленеводов, некоторые занимались ремеслом.

      Вдоль берега Чукотского моря, расположились эскимосы (около 4 тыс. человек). По сравнению с другими народами того времени, у эскимосов было самое медленное социальное развитие. Орудие труда было сделано из камня либо дерева,. К основным хозяйственным занятием можно отнести собирательство и охоту.

      Главным способом выживания первых поселенцев Сибирского края была охота, оленеводство и добыча пушнины, которая являлась валютой того времени.

      К концу  XVII века самыми развитыми народами Сибири были буряты и якуты. Татары являлись единственным народом, которые до прихода русских, успели организовать государственную власть.

      К самым крупным народам до русской колонизации можно отнести следующие народы: ительмены ( коренные жители Камчатки), юкагиры (населяли основную территорию тундры), нивхи (жители Сахалина), тувинцы (коренное население Республики Тувы), сибирские татары (располагались на территории Южной Сибири от Урала до Енисея) и селькупы (жители Западной Сибири).

      Коренные народы Сибири в современном мире.

      Согласно Конституции РФ каждый народ России получил право на национальное самоопределение и идентификацию. С момента распада СССР Россия официально превратилась в многонациональное государство и сохранение культуры малых и исчезающих народностей стало одним из государственных приоритетов. Не обошли вниманием здесь и сибирские коренные народы: некоторые из них получили право на самоуправление в автономных округах, другие же образовали собственные республики в составе новой России. Совсем малочисленные и исчезающие народности пользуются всесторонней поддержкой государства, и усилия многих людей направлены на сохранение их культуры и традиций.

      В рамках данного обзора мы дадим краткую характеристику каждому сибирскому народу, численность которого больше либо приближается к 7 тысячам человек. Более мелкие народы сложно охарактеризовать, поэтому мы ограничимся их названием и численностью. Итак, начнем.

      1. Якуты – самый многочисленный из сибирских народов. Согласно последних данных, численность якутов составляет 478 100 человек. В современной России якуты одни из немногих народностей, которые имеют собственную республику, причем её площадь сравнима с площадью среднестатистического европейского государства. Республика Якутия (Саха) территориально расположена в Дальневосточном Федеральном Округе, однако этнос «Якуты» всегда считался коренным сибирским народом. Якуты обладают интересной культурой и традициями. Это один из немногих народов Сибири, имеющий собственный эпос. 
      2. Буряты – это еще один сибирский народ с собственной республикой. Столица Бурятии – город Улан-Уде, расположенный к востоку от озера Байкал. Численность бурятов составляет 461 389 человек. В Сибири широко известна бурятская кухня, по праву считающаяся одной из лучших среди этнических. Достаточно интересна история этого народа, его легенды и традиции. Кстати, Республика Бурятия – это один из основных центров буддизма в России.
      3. Тувинцы. Согласно последней переписи населения, 263 934 идентифицировали себя как представители тувинского народа. Республика Тыва – одна из четырех этнических республик Сибирского Федерального Округа. Её столица – город Кызыл с населением в  110 тысяч человек. Общее население республики приближается к 300 тысячам. Здесь также процветает буддизм, а традиции тувинцев говорят еще и о шаманизме.
      4. Хакасы – один из коренных народов Сибири численностью в 72 959 человек. Сегодня имеют собственную республику в составе Сибирского Федерального Округа и со столицей в городе Абакан. Этот древний народ издавна жил на землях к западу от Великого Озера (Байкал). Он никогда не был многочисленен, что не помешало ему пронести сквозь века свою самобытность, культуру и традиции.
      5. Алтайцы. Место их проживания довольно компактно – это Алтайская горная система. Сегодня алтайцы проживают в двух субъектах Российской Федерации —  Республике Алтай и Алтайском Крае. Численность этноса «алтайцы» составляет около 71 тысячи человек, что позволяет говорить о них, как о достаточно крупном народе. Религия – шаманизм и буддизм. Алтайцы имеют собственный эпос и ярко выраженную национальную принадлежность, не позволяющие спутать их с другими сибирскими народами. Этот горный народ обладает многовековой историей и интереснейшими легендами.
      6. Ненцы – один из малых сибирских народов, компактно проживающих в районе Кольского полуострова. Его численность в 44 640 человек позволяет отнести его к малым народам, традиции и культура которых охраняется государством. Ненцы – кочевники-оленеводы. Они принадлежат к так называемой самодийской народной группе. За годы XX века численность ненцев выросла примерно вдвое, что говорит об эффективности государственной политики в области сохранения малых народов Севера. Ненцы имеют собственный язык и устный эпос.
      7. Эвенки – народ, преимущественно проживающий на территории Республики Саха. Численность этого народа в России составляет 38 396 человек, часть из которых проживает в сопредельных с Якутией областях. Стоит сказать, что это примерно половина от общей численности этноса – примерно столько же эвенков проживает в Китае и Монголии. Эвенки – народ маньчжурской группы, не обладающий собственным языком и эпосом. Родным языком эвенков считается тунгусский. Эвенки – прирожденные охотники и следопыты.
      8. Ханты – коренной народ Сибири, относящийся к угорской группе. Большинство хантов проживает на территории  Ханты-Мансийского Автономного Округа, находящегося в составе Уральского Федерального Округа России. Общая численность хантов составляет 30 943 человека. На территории Сибирского Федерального округа проживает порядка 35% хантов, причем львиная их доля приходится на Ямало-Ненецкий АО. Традиционные занятия хантов – рыбная ловля, охота и оленеводство. Религия предков – шаманизм, однако в последнее время все больше хантов причисляют себя к православным христианам.
      9. Эвены – народ, родственный эвенкам. По одной из версий они представляют собой эвенкийскую группу, которая была отсечена от основного ореола проживания продвигающимися на юг якутами. Долгое время вдали от основного этноса сделало эвенов отдельным народом. На сегодняшний день их численность составляет 21 830 человек. Язык – тунгусский. Места проживания – Камчатка, Магаданская область, Республика Саха.
      10. Чукчи – кочевой сибирский народ, который занимается в основном оленеводством и проживает на территории Чукотского Полуострова. Их численность составляет около 16 тысяч человек. Чукчи относятся к монголоидной расе и по мнению многих антропологов являются коренными аборигенами Крайнего Севера. Основная религия – анимизм. Коренные промыслы – охота и оленеводство.
      11. Шорцы – тюркоязычный народ, живущий в юговосточной части Западной Сибири, главным образом на юге Кемеровской области (в Таштагольском, Новокузнецком, Междуреченском, Мысковском, Осинниковском и др. районах). Их численность составляет порядка 13 тысяч человек. Основная религия – шаманизм. Шорский эпос представляет научный интерес в первую очередь своей самобытностью и древностью. История народа восходит к VI веку. Сегодня традиции шорцев сохранились лишь в Шерегеше, та как большая часть этноса переехала в города и в значительной степени ассимилировалась.
      12. Манси. Этот народ известен русским еще с момента начала основания Сибири. Еще Иван Грозный посылал рать против манси, что говорит о том, что они были достаточно многочисленны и сильны. Самоназвание этого народа – вогулы. У них свой язык, достаточно развитый эпос. На сегодняшний день местом их проживания является территория Ханты-Мансийского АО. Согласно последней переписи населения, 12 269 человек идентифицировали себя как принадлежащие к этносу манси.
      13. Нанайцы – малочисленный народ, проживающий по берегам реки Амур на Дальнем Востоке России. Относящиеся к байкальскому этнотипу, нанайцы по праву считаются одним из древнейших коренных народов Сибири и Дальнего Востока. На сегодняшний день численность нанайцев в России составляет 12 160 человек. У нанайцев есть собственный язык, корнями уходящий в тунгусский. Письменность существует только у российских нанайцев и основана на кириллическом алфавите.
      14. Коряки – коренной народ Камчатского края. Различают береговых и тундровых коряков. Коряки в основном оленеводы и рыболовы. Религия этого этноса – шаманизм. Численность – 8 743 человека.
      15. Долганы – народность, проживающая в долгано-ненецком муниципальном районе Красноярского Края. Численность – 7 885 человек.
      16. Сибирские татары – пожалуй самый известный, однако сегодня немногочисленный сибирский народ. Согласно последней переписи населения в качестве сибирских татар самоидентифицировались  6 779 человек. Однако ученые говорят о том, что на самом деле их численность намного больше – по некоторым оценкам до 100 000 человек.
      17. Сойоты – коренной народ Сибири, являющийся потомком саянских самоедов. Компактно проживает на территории современной Бурятии. Численность сойотов составляет 5 579 человек.
      18. Нивхи – коренной народ острова Сахалин. Сейчас проживают и на континентальной части в устье реки Амур. На 2010 год численность нивхов – 5 162 человека.
      19. Селькупы проживают в северных частях Тюменской, Томской областей и на территории Красноярского Края. Численность этого этноса составляет около 4 тысяч человек.
      20. Ительмены – это еще один коренной народ полуострова Камчатка. Сегодня практически все представители этноса проживают на западе Камчатки и в Магаданской Области. Численность ительменов составляет 3 180 человек.
      21. Телеуты – тюркоязычный малый сибирский народ, проживающий на юге Кемеровской Области. Этнос очень тесно связан с алтайцами. Его численность приближается к 2 с половиной тысячам.
      22. Среди иных малочисленных народов Сибири часто выделяют такие этносы как «кеты», «чуванцы», «нганасаны», «тофалгары», «орочи», «негидальцы», «алеуты», «чулымцы», «ороки», «тазы», «энцы», «алюторцы» и «кереки». Стоит сказать, что численность каждого из них составляет менее 1 тысячи человек, так что их культура и традиции уже практически не сохранились. 

      Михаил Тарковский рассказал о правде и лжи

      Охота… Я люблю, придя шатаясь,
      С горячими сосульками на лбу,
      Сняв тозовку, ввалиться спотыкаясь,
      В холодную и тесную избу.

      Морозный воздух свеж, как нашатырь,
      Горят верхушки лиственниц крестами
      И благовестит звонкими клестами
      Тайги великолепный монастырь.

      Отрывки из стихотворения Михаила Тарковского «Охота»

      Бахтинцы считают городских слишком самоуверенными. «Все под контролем» в тайге не проходит. Ты, безусловно, творец своей судьбы. Но когда на несколько месяцев в одиночестве уходишь в тайгу на промысел, понимаешь, что над тобой есть Бог. И этот Творец самый главный.

      Много лет, добывая соболя, в тайге провел поэт и писатель Михаил Тарковский – коренной москвич, который нашел свое место в селе Бахта на севере Сибири. Ему принадлежит идея создания цикла документальных фильмов о Бахте «Счастливые люди». Он писал и рассылал по киностудиям заявки на съемки и синопсисы, вел переговоры, искал партнеров и средства, позднее, когда таковые возникли, работал над сценарием, выступал в качестве оператора – многие интересные кадры сняты именно им.

      У «Счастливых людей» витиеватая судьба. Фильм нашел признание у обычных зрителей и профессионалов. Доказательством тому служат завоеванная картиной премия «Лавровая ветвь» (2008 год) и выход «Счастливых людей» в американский прокат (2013 год). И, к сожалению, вклад Тарковского в создание картины за годы был «позабыт». Сочтя это преступным, я попросила Тарковского рассказать о работе над «Счастливыми людьми», о его появлении в «великолепном монастыре» дремучей сибирской тайги, об отношении к произошедшему с документальным фильмом и съемках продолжения цикла.

      Завороженные

      «Счастливых людей» я увидела год назад. Документальный фильм потряс, заворожил… На несколько часов вынул душу, пронес ее над владениями Енисея и вернул на место неспокойную — она рвалась обратно, в Бахту. Я пообещала себе обязательно побывать там. Подобное, уверена, пережили все зрители.

      Захватил фильм и классика мирового кино — 70-летнего Вернера Херцога. Он решил показать его западному зрителю. Перемонтировав материал, положив его на новую музыку и переозвучив героев, Херцог из четырех серий (каждая длится 50 с лишним минут) сделал полуторачасовой фильм. Претерпело изменения название картины — «Счастливые люди: год в тайге».

      Федеральные и региональные информационные агентства России в начале 2013 года «торжественно» сообщали о выходе в американский прокат снятой в нашей стране документальной ленты. Цитируем «Ридус»:

      «В американский прокат выходит российский документальный фильм «Счастливые люди: год в тайге». Картина адаптирована для западного зрителя прославленным немецким режиссером Вернером Херцогом.

      Создатель фильма — режиссер Дмитрий Васюков. <…> Его работа была замечена профессионалами и получила Национальную премию в области неигрового кино и телевидения «Лавровая ветвь» в номинации «лучший сериал/цикл документальных фильмов». Однако большего отклика Васюков на родине не дождался — телеканалы его ленту показывать не спешили.

      А затем случилось чудо. Однажды Вернер Херцог, всемирно известный режиссер игрового и документального кино, совершенно случайно зашел в гости к своему знакомому. У того был поставлен какой-то присланный ему диск. Херцог бросил взгляд на экран — и этого оказалось достаточно, чтобы сесть и посмотреть, не отрываясь, ленту длительностью три с половиной часа. Этой лентой были «Счастливые люди». Херцог тут же оценил огромный потенциал увиденного: это же та самая великая Сибирь, таинственная и непостижимая!».

      Вот что пишут на сайте видеоблога Sibweek: «Увидеть в известном зарубежном киноблоге новость о том, что Вернер Херцог выпускает фильм о таежных охотниках «Happy People: A Year in the Taiga», которые живут в village оф Bakhtia в сибирский тайге, это как прочитать о том, что Майкл Бэй спродюсирует фильм «Чапаев» с Борисом Бабочкиным в главной роли. Как так может быть? Да еще и в трейлере все кадры из великолепных «Счастливых людей»...

      «Счастливые люди» — это прекрасный документальный фильм Дмитрия Васюкова о таежных охотниках и о жителях далекого села Бахта Туруханского района Красноярского края, который был снят в 2008 году. Если вы его не видели, то новость вас не удивит, сначала гляньте фильм. Восхититесь.

      На поверку оказалось, что Вернер Херцог случайно увидел «Счастливых людей» в Лос-Анджелесе, <…> перемонтировал фильм, сделав из него 90-минутную версию, которая «более доступно донесет до европейской и американской публики детали жизни таежных охотников и некоторые особенности российских культурных традиций». <…> Мировая премьера будет 25 января 2013 года. Для нас труд Херцога будет глубоко вторичен, но само признание дебютного документального фильма Васюкова (раньше он снимал «Диалоги о рыбалке») говорит о многом».

      И, наконец, предлагаем Вам ознакомиться с сопроводительным материалом к трейлеру ленты «Счастливые люди: год в тайге» на национальным кинопортале film. ru: «Вернер Херцог готов предъявить широкому зрителю свою документальную ленту «Счастливые люди: Год в тайге», уже объехавшую множество фестивалей и заслужившую похвалы критиков. Ленту Херцог снимал, как следует из названия, в течение целого года, заручившись поддержкой режиссера Дмитрия Васюкова. Вместе они отправились в поселок Бахта на Енисее, население которого составляют менее 300 человек…». 

      Последняя публикация максимально далека от правды — фантастическая! А какова же реальность?

      600 квадратных километров тайги

      Повествуя о судьбе «Счастливых людей», невозможно обойти стороной судьбу Михаила Тарковского, которая связала его с Бахтой и шестьюстами квадратными километрами тайги.

      Тарковский впервые побывал на Енисее в 1974 году, будучи старшеклассником. Спустя четыре года стал приезжать на Енисей в зоологические экспедиции на базе Енисейской биостанции Института эволюционной морфологии и экологии животных Академии наук СССР. В тот период он учился в Московском государственном педагогическом институте им. В.И.Ленина по специальности география и биология, осваивал профессию полевого орнитолога. Закончив институт в 1981 году, Тарковский получил место сотрудника биостанции и пять лет проработал на ней.

      Рядом со станцией находится Бахта. А там куча охотников. И их жизнь куда интереснее, чем жизнь на станции. Там, конечно, тоже было здорово. Но от меня требовалась наука. А наука — это не мое. Мне хорошо удавалось и нравилось считать птиц, писать же статьи — нет.

      В Бахте я пока «краем» соприкоснулся с охотниками-промысловиками, с их укладом, полным старинных традиций, и уже мечтая о работе охотника, начал обзаводиться снаряжением: камусными лыжами, пимами из сохачьего камоса – меха с лосиных ног….

      Потом Анатолий (друг и коллега Тарковского Анатолий Блюме, его вы увидите в «Счастливых людях») уходит работать охотником. Все промысловики были рабочими Южно-Туруханского Государственного промыслового хозяйства. На участке охотилось по два человека. Так требовала техника безопасности. Хотя вообще промысловики старались работать по одному, что психологически легче. Вольная и своенравная натура промысловиков требует ощущения единственного хозяина на участке.

      В 86 году в связи с болезнью напарника Анатолия освободилось второе место, я пришел на него и одновременно заочно поступил в Литературный институт имени Горького на семинар поэзии Владимира Цыбина.

      Стихи я стал писать, еще работая на станции. В тайге люди, оказываясь в обстановке, когда ты предоставлен сам себе, часто берутся писать — либо дневники, либо стихи. Все вещи, которые ты видишь, бурно живут в твоей душе. Вокруг тебя столько всего красивого и величественного. И возникает потребность поделиться. Обстановка тебя обращает к слову.

      Я для начала отохотился девять сезонов с одним перерывом в 91 году: в 91-ом книжка стихов выходила. А потом я на промысле прихворал в тайге. И лет пять не охотился. Очевидно, все правильно было. Мне требовалось понять, что произошло, и переварить накопленный жизненный опыт. Я тогда со стихами закончил и крепко засел за прозу. А прозу надо было писать, сидя в деревне за столом, капитально, не ходя по путикам. Временную и странную болезнь свою я воспринял как команду садиться за стол. Стихи можно писать на бегу, а прозу — нет, потому что это необыкновенно трудно.

      Потом у меня были разовые выезды на промысел. Серьезно я снова заехал в тайгу на время съемок. Началась новая волна — еще четыре сезона отохотился. Сейчас на промысел в тайгу не уезжаю. Для меня стало важнее написать новую книгу. Промысел приходится на осень и зиму. А они священны в плане «писанины». Лето и весна в деревне – самое беспокойное время. Проза же не терпит суеты. Ты должен знать, что у тебя есть неограниченный запас времени, — делится Тарковский.

      Стоит добавить, что в 90-х годах Государственное промысловое хозяйство, в системе которого трудились промысловики, развалилось. В «наследство» по праву аренды им достались участки в тайге. В наши дни на каждом участке охотой занимается один промысловик. Разве что сына своего он может взять на охоту, да и то, выделив ему отдельный кусок. Михаилу Тарковскому «принадлежит» участок размером в 600 квадратных километров. Со слов собеседника, это не много. Встречаются участки и по тысяче «квадратов».

      «Промысел»

      Съемки «Счастливых людей» стартовали осенью 2004 года и продолжались весь 2005-ый.

      Идея зародилась гораздо раньше, чем приступили к съемкам. Было несколько лет мучительных попыток найти возможность. Я писал заявки на разные студии. Безрезультатно. Потом поделился со знакомыми своими заботами. Они говорят: «Что ты чужим людям какие-то заявки пишешь? Давай со своими ребятами. Есть тут люди». Именно потому, что это были знакомые знакомых, я этим людям доверял и никаких документов об авторских правах, разделении обязанностей не оформлял. В итоге после съемок наши пути, мягко говоря, разошлись, и влиять на судьбу фильма я не мог. Но это не так важно. Главное, что он появился.

      Процесс замысла прошел несколько стадий. Изначально думал создать просто хоть какой-то фильм о судьбе одного охотника-промысловика. Это должен был быть дядя Коля Синяев, ныне покойный, или Геннадий Соловьев (в числе главных героев фильма). Как раз с Соловьевым и обсуждал планы фильма, и первоначальное название «Промысел» предложил именно Геннадий Викторович. Название необыкновенно объемное и при этом совершенно не двусмысленное. В нем и старинный русский промысловый дух, и Божий промысел, который ведет таких людей их трудными тропами. Когда ты один в тайге, дыхание неба над тобой необыкновенно сильно. Душа обнажена и обострена. Состояние абсолютно религиозное. Оно может быть и языческим, и православным… Но суть одна. Ты червь, песчинка в руцех Божьих пред очами бескрайней промороженной тайги, огромных пространств тундряков и гор.

      И еще была другая «нота» — этнографическая. Было ощущение, что все это уходит — огромное количество умений, навыков: изготовление долбленой лодки, камусных лыж… Совершенно поразительное искусство. Как раз в это же время мы собирали уникальную музейную коллекцию. Видеофиксация традиционных технологий (а где дело – там и судьбы) была частью музейного проекта. Эти материалы особенно украсили фильм.

      Вообще в моем пути были такие вот ступени: лет пять или больше я учился писать стихи и написал в итоге небольшую книжку. Но либо не оказалось у меня достаточного дара, либо огромный мир Енисея не вмещался в сжатый мир стихотворения – но душа требовала прозы. Я взялся писать рассказы, повести. Конечно, труд это был мучительный. И тоже лет пять на это ушло – писать их было сложно, слишком много сил требовалось для движения вслепую, для преодоления собственного бессилья, неумения… И никакой навигации… Состояние – когда никто тебе не может помочь ни советом, ничем – только словом поддержки… Учителя – русские книги и белый лист бумаги. А когда что-то вроде получилось, мне захотелось снять фильм про моих героев — наших бахтинских мужиков. Опять же из-за того, что почти невозможно описать в слове то огромное, что тебя окружает. Хотя только к этому ты и стремишься. Но слово норовит тобой управлять: языковая стихия строит мир по своим законам, уводит в сторону от жизненного «исходника». Вот тогда и вспомнишь, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. В смысле, прочитать. Я замечал, что человек, побывавший в сибирской тайге, видит в каком-нибудь слове или образе намного больше горожанина. Потому что он сам испытал это ощущение, например, шуги, или знает, как пахнет соболиная шкурка. И для него это слово разворачивается огромным миром. Для горожанина оно молчит. И для него лучше увидеть.

      Ну и хотелось показать, чем занимаются промысловики круглый год. В основу сценария был положен распорядок в природе: зима, весна, лето, осень, — рассказывает Тарковский.

      По словам Михаила Тарковского, наряду с названием «Промысел» было второе рабочее название — «Енисей-кормилец». Готовой версии в процессе съемок не существовало. Название «Счастливые люди» фильм получил на финишной прямой.

      «Название появилось по возвращении в Москву. Подсказал мне его наш композитор, Александр Войтинский, помимо всего прочего как режиссер, снявший блокбастер «Черная молния». Я все время ему говорил, что бахтинцы страшно счастливый народ. И Войтинского однажды осенило: почему бы так и не назвать фильм? Эти два слова очень точно передают мое отношение к этим людям. Я очень сильно завидую их образу жизни», — отвечал на вопрос о названии режиссер фильма Дмитрий Васюков в интервью, которое давал журналисту Антону Сазонову.

      Бахтинцы, между прочим, глумятся над итоговым названием. По их мнению, оно искусственное. Несчастными они себя не считают. Но уверены, что со «счастьем» вышел перебор.

      «Божьей милостью быть на месте / Вместо счастья досталось нам», — написал в своем стихотворении Тарковский, объясняя секрет жизни в Бахте.

      «Счастье — неправильное слово. Для здорового мужика, увлеченного тайгой, жизнь в Бахте — счастье. А женщинам… им тяжело. Да и… более двусмысленного и безвкусного названия трудно было придумать», — добавляет писатель.

      В бахтинском магазине вышел забавный диалог, связанный с названием. Приезжая спрашивает у продавца: «Когда же закончатся эти жуткие мошки?». Таежные мошки летом «заедают» людей. Продавщица утирает пот со лба и острит: «Мы же счастливые люди!!!»

      Деньги на съемки были получены в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям по заявке от кинокомпании «Территория рыбалки», с которой работал Тарковский. Режиссером выступил москвич Дмитрий Васюков, оператором — Алексей Матвеев. Также в съемках помогали два временных оператора. Часть съемок сделаны Тарковским. Сценарий, напомним, разрабатывал и писал он же, что следовало из условий гранта.

      — Съемки завершились. Васюкову, видимо, нужно было скинуть меня с хвоста, и он сказал, что переписал сценарий, соответственно, заявил себя сценаристом. Он написал закадровый текст, который возмутил меня многословием, неточностями и ошибками. Было ощущение, что автор пытается поразить городского зрителя броскими подробностями («В мороз печки топят пять раз в сутки» — на самом деле только два). Я написал подробный разбор с нужными исправлениями и комментариями. Правки внесены не были. Одна правка привела к серьезному конфликту. Речь идет о фрагменте, когда говорится, что к религиозным и государственным праздникам в Сибири относятся «так себе». Естественно, меня такое заявление возмутило. Вышел конфликт. И наши пути разошлись. Эта поучительная история послужила одной из сюжетных линий моей книги «Тойота-Креста», — продолжает Михаил Тарковский. Поступок Васюкова он называет вероломством.

      В титрах имя Тарковского фигурирует в списке авторов идеи.

      Вручение премии «Лавровая ветвь» состоялась без писателя. Он узнал о награде, впрочем, как и о западной версии Вернера Херцога случайно — из интернета. Возможно, что немецкий режиссер и не догадывается о прошлом «Счастливых людей».

      После выхода фильма Тарковскому нужно было построить в Бахте храм и таежный музей. Церковь была возведена в 2011 году подвижническим усилием и участием людей, строящих храмы по России. Огромный вклад внесла Светлана Покровская, православная подвижница из попечительского совета Святителя Алексия. Строительство музея «буксует»: Тарковским собрана коллекция, на литературную премию куплен сруб, «Российские железные дороги» предоставили строительные материалы для фундамента, но на остальное (крышу, окна и прочее) средств не хватает. Писатель занимается их «добыванием». Он надеется, что музей и храм продлят жизнь Бахте. Ей уже более 300 лет.

      Продолжение

      По замыслу, цикл фильмов должен был состоять из пяти серий. От монтажа пятой серии Михаил отказался. Продолжение при поддержке меценатов он снимает с красноярской командой.

      Задача у этого фильма сложнее. Мы хотим рассказать о том, как огромный мир тайги влияет на душу человека, как обстановка таежного одиночества преломляется в сознании художника, чему Батюшка-Анисей (Анисей — старинное название Енисея) его учит, и главное – почему он вечный ученик… И почему нельзя написать ни одной строчки, ни снять ни одного кадра без подчинения этой великой красоте и справедливости, — передает замысел писатель. — Сделать такой фильм почти невозможно. А когда делаешь что-то почти невозможное, работаешь на пределе, и получается новое.


      «Таежные фото» — архив Михаила Тарковского.

      Фото афиши фильма «Счастливые люди: год в тайге» — сайт kinopoisk.ru.

      Трейлер фильма «Счастливые люди: год в тайге»

      «Счастливые люди» (часть первая)

       

      «Счастливые люди» (часть третья)

      «Счастливые люди» (часть четвертая)

      Hablemos | Farmacias CTL en Grecia

       

      ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

       

      Рыбалка и охота
      «Рыбачьте с нами» — все про рыбалку, отдых и туризм
      Рыбалка и охота вместе с ТурИстГрупп в году

       






       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

       

      Увидимся на канале Сибирь УДАЧНАЯ РЫБАЛКА НА РЕКЕ!!! Осенняя Рыбалка в Горах Сибири.
      Разнообразие видов животных и рыб для охоты и рыбалки в Иркутской области и Бурятии. Профессиональная организация охотничье-рыболовных туров от Охота — традиционное занятие жителей Восточной Сибири. С конца августа начинается осенняя охота на боровую дичь-рябчика,?.
      Все туры осенние рыболовные туры. Все туры по Байкалу в одном месте.
      Организация рыболовных туров в самых живописных местах Сибири, в Туве, Будь то лето или зима, осенние дожди или весеннее.
      2-й и последующие дни тура охота, охота и еще раз охота с перерывами на завтрак, обед, ужин. В перерывах на отдых возможна рыбалка на таежных.
      Дикие реки и тайга Южной Якутии. Осенняя охота, охота в сибири, групповой тур: охота (северный олень, глухарь, рябчик), рыбалка (хариус.
      Забронируйте тур «Рыболовный тур в Приполярном Урале» без комиссий и Свободное время для участников экспедиции: рыбалка на сибирского охота (только в осенние месяцы и при обязательном наличии лицензии).
      Осенняя рыбалка и охота на реке Таймуре (Эвенкия) Эвенкия — территория на Севере центральной Сибири, восточнее Енисея,?.

      Пресса

      КомандаИВПО
      1 Динамо-Олимп
      (Москва)
      26 23 3 70 2
      2 Факел
      (Новый Уренгой)
      26 20 6 60 2
      3 Локомотив-CШОР
      (Новосибирск)
      26 20 6 59 2
      4 СШОР Самотлор
      (Нижневартовск)
      26 20 6 57 2
      5 Белогорье-2
      (Белгород)
      26 17 9 51 2
      6 ЮКИОР
      (ХМАО-Югра)
      26 14 12 42 2
      7 Кузбасс-2
      (Кемерово)
      26 13 13 39 2
      8 АСК-2
      (Нижний Новгород)
      26 12 14 38 2
      9 Енисей-2
      (Красноярск)
      26 12 14 30 2
      10 Зенит-2
      (Санкт-Петербург)
      26 10 16 34 2
      11 Зенит-УОР
      (Казань)
      26 7 19 23 2
      12 Беркуты Урала
      (Уфа)
      26 7 19 20 2
      13 Динамо-ЛО-2
      (Сосновый бор)
      26 6 20 19 2
      14 Нефтяник-УОР
      (Оренбург)
      26 1 25 4 2

      Трофейная охота на козерога в России

      Алтайский (Сибирский) Козерог

      Охота на алтайского (сибирского) козерога предлагается в Западных Саджанах, к юго-востоку от Абакана, граничащих с Монголией на юге. Эти прекрасные охотничьи угодья также являются истоками реки Енисей. Эта охота уникальна тем, что для выхода из очень большого водохранилища на реке Енисей используются большие лодки. Охотники охотятся пешком с лодки или отправляются на ночлег в лагеря с шипами в альпийских бассейнах. У каждого охотника есть свой гид.Мы работаем с фантастическим экипировщиком для охоты на алтайского (сибирского) козерога с 1999 года и отправили с ним более 100 клиентов в эти высокогорные приключения. В 2012 году он получил награду Атчесона «Профессиональный охотник года».

      Трофейная охота на алтайского (сибирского) козерога в России

      Местность горная, но не высокогорная. К охотнику нет особых требований, кроме хорошей физической формы. Самые большие горные козлы находятся на вершине окружающих скал, на высоте около 2000 футов.Горный хребет Саджан в России очень напоминает северные Скалистые горы на северо-западе Монтаны и юго-востоке Британской Колумбии. Крутые склоны, как правило, покрыты травой на южных склонах, а северные склоны покрыты елью, тамараком и редкими кустарниками. Высоко на склонах она сменяется открытыми субальпийскими котловинами. Идеальная среда обитания для разнообразной дичи, его горы и бассейны содержат большое количество козерога (не более двух на охотника), марала-оленя (похожего на североамериканского лося), сибирского гризли и сибирской косули.

      В этом регионе ведется охота с середины сентября до середины октября. Погодные условия в это время такие же, как в Монтане, с прохладными ночами и приятными днями. Олень находится в полной колеи. Кожные покровы медведя, козерога и косули превосходны.

      Охотники летают коммерческим рейсом в Абакан через Москву, далее три часа на машине до водохранилища, потом на лодке еще 8-10 часов до базового лагеря. Охота длится около 14 дней, из которых 8-10 дней являются настоящими охотничьими днями. Успех на козероге очень высок, с оленем, косулей и гризли сложнее.Охотники обычно берут 2-3 вида.

      Охота включает в себя транспортировку в/из охотничьих угодий, лицензию на ввоз охотничьих ружей, необходимую лицензию на вывоз трофеев/сертификат CITES, а также питание и проживание во время охоты. Не включены авиаперелет в/из Москвы, перелет в Абакан в оба конца, проживание в гостинице перед охотой, визы, сверхнормативный багаж и чаевые.

       

      северных оленей, кочевавших на полуострове Таймыр, находятся на грани исчезновения

      Исследование, проведенное на территории площадью 80 000 км2, что равно площади Объединенных Арабских Эмиратов, показало, что необходимы решительные меры для сокращения популяций диких северных оленей на всем Таймыре, в северной Эвенкии и западной Якутии.Фото: Заповедники Таймыра

      С момента последнего учета в 2017 году погибло более 40 тысяч диких северных оленей, сообщили ученые, вернувшиеся из крупной экспедиции на Таймыр.

      Енисейская группа северных оленей полностью исчезла, в то время как самая западная группа, обитающая вдоль реки Тареи, резко сократилась с 44 300 особей в 2017 году до нескольких тысяч в настоящее время.

      Исследование, проведенное на территории площадью 80 000 км2, что равно площади Объединенных Арабских Эмиратов, показало, что необходимы решительные меры для сокращения популяций диких северных оленей на всем Таймыре, в северной Эвенкии и западной Якутии.






      Браконьерство, изменение климата и чрезмерная охота привели к колоссальному сокращению популяции. Фото: Михаил Бондарь/WWF России, Заповедники Таймыра


      Полуостров Таймыр находится на самой оконечности обширного Красноярского края, напротив архипелага Северная Земля — ​​и да, это самое быстро прогревающееся место на земле.

      Температура воздуха на Таймыре повысилась на 1.2С градусов за последнее десятилетие, что выше среднего не только для России, но и для планеты, считает ведущий научный сотрудник Андрей Киселев.

      Изменение температуры отклоняет северных оленей от их обычных путей миграции.

      Исследование этого года показало, что в известных миграционных коридорах через реки Пясину и Тарею ходило очень небольшое количество северных оленей.




      Исследователи рекомендуют либо запретить охоту на год, либо сократить следующий сезон охоты на 1 год. 5 месяцев, чтобы дать оленям время размножаться. Фотографии: Заповедники Таймыра, Михаил Бондарь/WWF России


      Известные ранее места сосредоточения практически пустовали, регистрировались лишь небольшие стада и отдельные северные олени там, где обычно их было несколько десятков.

      ‘Всего семь лет назад через котловину озера Аян проходили тысячи северных оленей. Тогда мне нравилось наливать чашку чая, выходить, сидеть на пне и смотреть, как они медленно бродят по реке.Олени меня не боялись, некоторые отходили от меня на несколько метров», — рассказал инспектор и научный сотрудник Путоранского заповедника Василий Сарана.

      ‘Теперь я пью чай в доме и смотрю в холодное окно на пустой берег реки. Через Аян больше не проходят северные олени», — добавил он.

      Сарана сказал, что всего 15-20 лет назад количество диких северных оленей составляло от 600 000 до одного миллиона.



      По мнению экспертов, необходимы срочные меры, чтобы вернуть население обратно. Фотографии: Михаил Бондарь/WWF России, Заповедники Таймыра


      Были годы варварского браконьерства и охоты, которые, по-видимому, оставались незамеченными — или игнорировались — местными и региональными властями.

      Самцы северного оленя весной подверглись нападению охотников за пантами, которые рубили их топорами или отпиливали прямо при переходе беззащитных животных через реки.

      Те из северных оленей, которые пережили мучительные испытания, не могли бороться за самок.

      Осенью, когда олени возвращались на зимние пастбища, их встречала группа охотников.Зимой за ними гонялись на снегоходах.

      «Если к этому безумию добавить охотничьи квоты для коренных жителей и гибель северных оленей, связанную с изменением климата, потери будут катастрофическими!» — пояснил Василий Сарана.

      Исследователи рекомендуют либо запретить охоту на год, либо сократить следующий охотничий сезон на 1,5 месяца, чтобы дать северным оленям время для размножения.

      Нынешнее количество телят тревожно мало и составляет менее 7 процентов, в то время как это должно быть четверть популяции.

      Научно-исследовательская экспедиция s лето 2019 года прошла при поддержке WWF России. Группа из 13 исследователей из Таймырского и Среднесибирского заповедников в Красноярском крае и Института экологии и эволюции им. Северцова в Москве обследовала с воздуха места традиционных летних концентраций, изучила пути миграции северных оленей и надела GPS-ошейники на 2 самок и 3 самцов северных оленей таймырской популяции.

      кет | Encyclopedia.com

      ЭТНОНИМЫ: енисейские остяки, енисейские остяки


      Ориентация

      Идентификация. Кеты – остаточная популяция охотников (белок, лосей, северных оленей), рыбаков и собирателей, населяющих в настоящее время Енисей и его притоки между 61° и 68° с.ш. и административные должности. Близкородственными кетам были коттоязычные народы (арин, котт, асан, ястын и др. ), ранее проживавшие в верховьях Енисея, а ныне ассимилированные тюрками и русскими. Енисейские языки изолированы, хотя в тибетском найдены значительные лексические аналоги.

      Местоположение. Местообитание кетов – это в основном бореальные леса, преимущественно ель и сосна на западе и лиственница на востоке. Березы и осины встречаются реже, но имеют важное экономическое значение. С юга на север происходит переход от леса к лесотундре. Климат резко континентальный, но несколько смягчается штормами, которые приносят обильные снегопады и снижают летнюю жару. Многолетняя мерзлота значительно снижает разнообразие и биопродуктивность наземной биоты. К важным млекопитающим относятся белки, зайцы, бурундуки, бурые медведи, лоси и северные олени, а также волки и горностаи.Соболи, когда-то почти истребленные, частично восстановлены. На Севере значительное место занимают песцы. Перелетные птицы (гуси, утки, лебеди) и эндемичные куропатки и глухари также вносят свой вклад в снабжение кетов продовольствием и материалами. Реки до их недавнего истощения давали ценный промысел, в основном лососевых (гольц, форель, сиг и хариус). Растительные продукты включают орехи, ягоды и дикие коренья, но сырая рыба и мясо необходимы в качестве основных средств защиты от цинги. Бывшие районы Котта, простирающиеся примерно до 52 ° с.ш., более богаты, так что там можно было содержать крупный рогатый скот и лошадей, а также собак и северных оленей.

      Демография. Население кетов было относительно стабильным в семнадцатом и восемнадцатом веках, несмотря на периодические эпидемии и хронический голод. Очевидно, так было и в девятнадцатом веке, когда катастрофы ограничивались государственными запасами и некоторой медицинской помощью. Между 1926 и 1959 годами зарегистрированная популяция кетов сократилась с 1250 до 1019 человек. Ассимиляция, особенно кетских женщин, русскими, селькупами и эвенками, вероятно, была основным процессом.

      История и культурные связи

      Бекли, упомянутые как плакальщики в мемориальном эпиграфе тюркского князя Кюль Тигина в н. э. 715, несомненно, являются буклинцами, коттоязычным народом русских счетов семнадцатого века. Они также кажутся билами современных китайских летописей, которые «жили прямо к северу от тюрков… в горах… где всегда был снег… Они пахали конной тягой… но не ездили на лошадях. хотя пили кобылье молоко.. .. Они часто воевали с хакасами, но говорили на другом языке. Привязали бревна… и покрыл их берестой… для своих жилищ. Каждая община имела своего начальника независимо от других» (Бичурин 1950, 350). списки этого века указывают на общее енисейское население в 5630 человек, почти три четверти в южных коттских группах.

      Согласно сообщениям 1770-х годов, аринцы летом жили в берестяных типи, а зимой в войлочных палатках. Дважды в год они путешествовали вверх по течению на каноэ из бересты для пешеходной охоты и ловли. Обутые в лыжи, они убивали лосей, северных оленей и соболей в своих больших февральских обходах. Летом они в основном ловили рыбу, но некоторые из них были мелкими фермерами с лошадьми и волами. В отчетах 1790 г. сообщается, что ныне христианизированные енисейские кеты мигрировали на переносных берестяных типи для охоты и рыбалки, носили русскую одежду летом и изделия из оленьих шкур зимой, путешествовали на каноэ летом и на собачьих упряжках зимой. .Жители реки Кети держали лошадей. Помолвки енисейских кетов включали в себя подношение невесте предметов русской торговли, особенно медных котлов. Обручение по договоренности совершалось в церкви (все кеты христиане). В Туруханском районе насчитывалось 1205 кетов (652 самца, 553 самки) из общей численности 4878 человек. Одни кеты жили недалеко от города, другие в отдаленных стойбищах, в согласии друг с другом и с русскими. Они обменивали меха на зерно и другие нужды, а также на уплату дани.

      После 1800 г. котты были в значительной степени ассимилированы; в 1840-х годах лингвист Кастрен обнаружил только пять говорящих на котте. Кеты стали коммерческими охотниками на белок или нанятыми русскими рыбаками. Они активно мигрировали, особенно вверх по Курейке, где переняли оленеводство и ловили песцов. Миграции распали локализованные патрилинейные кланы и сопутствующие им церемониальные центры, хотя экзогамные фратрии сохранились. Христианизация укрепила моногамию, расширила запреты на брак и уменьшила прежние возрастные и родовые различия в терминологии родства.Избранные старейшины заменили традиционных лидеров, но шаманство продолжалось.

      До 1920-х годов жизнь кетов оставалась в основном традиционной. Гуманитарные проблемы и важность меха для советской иностранной валюты побудили к созданию маркетинговых кооперативов, улучшению запасов на случай непредвиденных обстоятельств и первым шагам в сфере образования и здравоохранения. Но этнографические исследования 1926 г. сообщили о сохранении традиционных браков по договоренности между родственниками и влиятельных шаманов. В 1930-е годы коллективизация и создание опорных пунктов в основном были завершены.Охотники были лучше оснащены, как и рыболовы. Оленеводство, до сих пор весьма маргинальное, было модернизировано.

      К 1966 г. в бревенчатых избах русского образца размещались кеты во время их периодических визитов в центральные населенные пункты. В них были магазин, почта, клуб и медицинский центр. Но большую часть года популяция была рассредоточена по охотничьим угодьям. Дети пошли в интернаты. Многие мальчики становились охотниками, не окончив даже восьмого класса; девочки, имеющие в основном городские возможности, оставались в школе дольше.Почти все школьники сохранили родной язык. Еще в 1971 году практиковались общинные медвежьи церемонии.


      Экономика

      Жизнеобеспечение и коммерческая деятельность. Даже в 1960-х годах кеты зависели от мигрирующей добычи дичи, рыбы и растительных материалов на хорошо знакомых землях и водах. Обширные биологические и географические знания, а также ритуалы поддерживали их усилия. За исключением индивидуально отстрелянных белок и других пушных зверей, а также некоторых рыб, их добыча была получена благодаря семейно-родовому сотрудничеству и разделена. Их тринадцатимесячный народный календарь начинался с месяца Листопада, периода ловли рыбы сетями и копьями из осиновых каноэ, а также ловли птиц в зарослях. Типи диаметром 4-5 метров с армированными обручами семистолбовыми фундаментами и покрытиями из берестяных циновок, с укрытием. Внутри каждой была «чистая» ритуализированная сторона на восток и вход на запад. Там были свои места для предметов домашнего обихода и семейных собак. На двери были представлены «глаза», чтобы она могла «видеть».

      В течение месяца заморозки земли группы путешествовали на лодках в более глубокие леса, а затем переселялись в полуподземные жилища, построенные как типи, но содержащие целые родословные.В это время тоже много кетов отбило отпущенных за лето упряжных оленей. Затем последовала Малая прогулка, во время которой мужчины путешествовали на лыжах или оленьих упряжках к охотничьим угодьям, а затем разделялись по своим линиям. Собаки помогали в охоте, а также в тяге саней или санок. Мужчины ночевали в ямах в снегу, иногда прикрытых грубыми шалашами. Женщины остались, собирая дрова, ловя рыбу подо льдом, ловя глухарей и зайцев, делая одежду и обувь.

      В течение Коротких дней темнота и сильный холод препятствовали большинству движений.Склады и продукты из русских деревень поддерживали жизнь. Рожденные летом люди теперь рассказывали истории, чтобы продвигать более теплую погоду. В более яркие Долгие дни целые лагеря отправлялись в охотничьи угодья, мужчины прокладывали тропы, а женщины с помощью оленей или собак тащили нарты с багажом. Мужчины совершали боковые поездки, чтобы поохотиться на лося, северного оленя и мелкую дичь в месяцы лося и орла. В месяц бурундука, трудное и голодное время, кеты вернулись в базовые лагеря, где освободили северных оленей, починили байдары и большие суда и занялись рыбной ловлей.Нерест щуки, налоги и ярмарки, линька мелких уток и линька крупных птиц отметили менее напряженные теплые месяцы.

      Промышленное искусство и торговля. До недавнего времени кеты изготавливали большую часть своего снаряжения, включая ножи, топоры, стрелы, рыболовные крючки и шаманские украшения из железа, меди и олова. Они шили себе одежду и обувь, используя для летних вещей русское сукно. Путем формовки, соединения и склейки изготовляли сосуды, лыжи, разнообразные емкости, особенно из бересты.Они использовали шпагат из крапивы для небольших рыболовных сетей; более крупные сети, такие как котлы, чайники, посуда, ружья и боеприпасы, пришли от русских. Кеты строили свои типи и дома, в том числе срубы русского типа. Они добывали продукты животного происхождения, рыбу и луковицы лилий; есть гагар, орлов, лебедей и грибы было запрещено. Мука, ​​сахар, чай и табак ввозились.

      Разделение труда. Мужчины, связанные кровным или брачным родством, составляли основные рабочие группы кетов. При охоте на лося, северного оленя или медведя первооткрыватель игры уведомлял других, громко ударяя посохом по лыжам.Формировалась группа преследования, лидер которой внимательно следил за игрой; по пути он отбрасывал все ненужные вещи, а другие собирали его вещи, готовясь присоединиться к убийствам и резне. Крупномасштабное плетение сетей и строительство зимних домов также были общими задачами. В отличие от мехов, еда была общей; голодные могли брать еду из тайников. Существовало основное разделение на мужскую и женскую работу. Это объяснялось боязнью менструальной крови и применялось даже к таким занятиям, как приготовление пищи и рукоделие.Тем не менее, несмотря на такие ограничения, женщины охотились на мелкую дичь и ловили рыбу.


      Родство, брак и семья

      Длительная русификация и миграция глубоко изменили кетское общество. В прошлом он, по-видимому, состоял из локализованных патрилинейных кланов, сгруппированных в экзогамные фратрии. У каждого клана были определенные священные места и кладбища; шаманы и старейшины обеспечивали лидерство. Знаки собственности определяли клановые земли и товары. Наследование, строго отцовское, обычно ультимогенное, символизировалось семейными фетишами ( алали). Летние домохозяйства обычно представляли собой нуклеарные семьи; зимние дворы были расширены.

      Родство. Сегодня существуют первичные термины (мать, отец, брат, сестра), описательные термины (брат матери и т. д.) и классификационные термины (лица прародительского поколения без различия пола или линии происхождения и т. д.). В течение поколений родственники старше Эго улучшаются; те, кто моложе, понижены. Тем не менее, ни левират, ни сорорат не встречаются в соответствии с запретами русского православия.Брак строго моногамный и до русской революции был неразрывным. Брат матери готовил мальчику первый настоящий лук, дарил подарки его племянникам и племянницам и усыновлял их, если они оставались сиротами.

      Брак. До недавнего времени отец предполагаемого жениха посылал старшую родственницу в качестве посредника к родственникам предполагаемой невесты. Она молча приносила в подарок котел с тканью или платье. Позже родственники жениха приходили за одобрением невесты и ее семьи.Обычно в этом несколько раз отказывали, пока родственники жениха не пообещали хорошо с ней обращаться и не бить. Ключевым подарком будет пятьдесят белок, убитых женихом и его отцом и принесенных старшими родственниками жениха. Свадьба началась с мытья волос невесты, что было задачей трех старших родственниц жениха. На церемонии жених и невеста сидели вместе в общем собрании, которое было разделено фратрией. Шаман и его помощник совершали обряд, хотя и без костюма и бубна, а только с палочкой для гадания.После пира жених и невеста возвращались к родителям на три дня; до тех пор они не могли говорить друг с другом. Недевственные невесты теряли треть выкупа за невесту.


      Религия и выразительные культуры

      Религиозные верования и практика. В традиционной кетской космологии явления природы и даже предметы были одушевленными. Фетиши, ковши, сани и двери типи — все они «видели», когда были украшены глазами и, таким образом, оживали. Умилостивленные «кормлением» и соблюдением табу, они помогли человечеству.Были также земля, камень и небесные духи, добрые и злые. Особенно важными были Мастера, которые контролировали соответственно леса и дичь, воду и рыбу, горы, день и ночь. Кайгус, мастер охотничьих животных, был сыном медведя и женщины, которая предлагала животных, в том числе и себя, добрым мужчинам, соблюдающим ритуалы. Это мистическое единство усиливалось верой в переселение душ, особенно между людьми и медведями. Хоцадам, Мать Моря, обитатель холодного севера, правитель дня и ночи и пожиратель душ, был злобным.Томьям, прекрасный кормилец перелетных птиц, живший на юге, был совершенно хорош. Бог неба Эс обитал на самых верхних небесах, добрый, но далекий от всех, кроме шаманов. Он боролся со злом с помощью культурных героев, особенно Алыбы, и бессмертных шаманов, особенно До.

      Архитектура вселенной остается неясной. Кетский шаманский посох, символизирующий Древо Вселенной, предполагает общесибирскую модель множества интегрированных уровней, по которым путешествовали шаманы в поисках заблудших душ.Восток и юг означали жизнь; запад и север, смерть.

      Поскольку животные понимали человеческую речь и были чувствительны к женскому запаху, кеты соблюдали различные табу. В частности, охотничьи принадлежности, через которые наступали женщины, должны были очищаться окуриванием. Лесные духи, воплощенные в старых лиственницах, защищали роды. Деревья были отмечены изображениями лиц, окружены антропоморфными фигурами и одарены подарками. Семейные костры, унаследованные по отцовской линии, но за которыми ухаживали женщины, защищали каждое домашнее хозяйство.Этих Огненных Матерей «кормили», защищали от жестокого обращения (например, мусора или острых палок) и содержали как можно дольше. Огонь можно было разделить только с родней. Семейные пожары могли предвидеть события и издавать предупреждения с помощью подходящих потрескиваний. Алальты, хранившиеся в «чистых» местах, были украшены антропоморфными фигурками, также унаследованными по отцовской линии, но опекаемыми женщинами. Сытые и периодически переодеваемые, они способствовали благосостоянию семьи. Более тесно связаны с охотничьим везением изображения умерших знатных родственников ( данголов ) , , приготовленные шаманами и также хранившиеся в чистоте.Они якобы вели охотников на дичь.

      Религиозные деятели. Шаманизм был призванием, которое попеременно унаследовали мужчины и женщины в одной линии. Он приводился в действие зовом (видением или сном), последующим психическим заболеванием и лечением под опекой шамана. Нормальность, песня, исцеляющая сила и череда ритуальных приобретений — барабанная палочка, мокасины, рукавицы, бубен, посох и, наконец, плащ и диадема — знаменовали продвижение к полноценной роли шамана. В это время он или она приобрели помощника.Шаманы лечили посредством исцеления души на сеансах. Их сила исходила от духов, мертвых шаманов и героев, принадлежностей для полета, посещенных мест, фаллических символов и человеческих костей. В то время как у большинства шаманов были в основном птичьи духи и сила из верхних миров, шаманы-медведи были из нижнего мира. В шаманских представлениях удар по правой голени означал очень быстрое путешествие. Посох был оружием. Если шаман терял сознание, считалось, что он улетел. Сеансы можно было проводить в «темных палатках» и включать звуки животных, тряску палаток и другие чудеса.

      Помимо сеансов, шаманы могли вызывать алальт, укреплять семейные ритуалы, божественные события, разрешать споры и противодействовать вражеским шаманам и волшебникам ( bangos). Волшебники и ведьмы в основном занимались магией, лечили амулетами и лекарствами. Их защитником был Земной Дьявол.

      Смерть и загробная жизнь. У людей и медведей семь душ; другие животные, один; рыба, нет. Смерть наступает из-за потери души ulyvei (тени), обычно из-за недоброжелательности Хоцадама.После смерти улывей остается в жилище семь дней, затем проводит время в подземном мире и, наконец, перевоплощается, в частности, в медведя. Поскольку души умерших могли захватывать во сне живых сородичей, погребальные обряды совершались членами других родов. Они включали омовение тела, одевание его наизнанку, закрывание лица, размещение тела лицом ко входу в жилище и на запад и захоронение в земле или в стволе дерева. Личные статьи были оставлены сломанными здесь.Хотя кладбищ не было, захоронения происходили в отдаленных священных местах. Кресты часто отмечали могилы.

      Библиография

      Алексеенко Е.В. А. (1967). «Кети». В Историкоэтнографические очерки (Историко-этнографические очерки). Ленинград: Наука.

      Бичурин, Н. Якинф (1950). Собрание сведений о народах обитавших в средней Азии в древние времена (Сборник сведений о народах, населявших Среднюю Азию в древности).Том. 3, 350. Москва: АН СССР.

      Попов А.А., Долгих Б.О. (1964). «Кеты». В Народы Сибири, под редакцией М. Г. Левина и Л. В. Потапова, 607-619. Перевод Стивена П. Данна и Этель Данн. Чикаго: Издательство Чикагского университета. Первоначально опубликовано на русском языке в 1956 г.

      Шимкин Д.Б. (1939). «Набросок кетского или енисейского остяка». Этнос 4:147-176.

      Топоров В. Н. (1969). «Библиография по кетскому языку» (Библиография по кетскому языку и культуре). Кецкий Сборник, 243-281. Москва: Наука.

      ДЕМИТРИ ШИМКИН

      Остров Татышев, единственный остров на реке Енисей в Красноярске

      Красноярск — город в Сибири, расположенный на реке Енисей . Когда вы путешествуете сюда, у вас будет отличный шанс насладиться тайгой. Th e суровый Сибирский холод попытается вас обморозить и на вас нападут суслики на Татышев Остров который обязательно нужно увидеть при поездке в Красноярск .История острова уникальна (мы скоро откроем ее вместе). Но нужно узнать о реке yenisei River первым перед планированием посещение по Татышев Остров , Только Остров на Йенисей реки в Красноярске!

      Познакомьтесь с Енисеем, одной из самых огромных рек на Земле

      Енисей Река не только самая большая река в Сибири; его длина 3487 км. Река Енисей привлекает путешественников любителей экстрима видов занятий . Однако, если вы предпочитаете спокойствие и безопасность путешествия , Енисей может быть хорошим местом и для вас. Есть много неторопливых вода экскурсии вокруг Красноярск; будешь плавать по реке созерцать сибирскую тайгу расположенную по обе стороны Енисея . Любопытно, что воздух вокруг тайги считается обладающим целебными силами, так что вдохните полной грудью! Енисей Река дает множество возможностей для рыбалки и охоты . туристов манят к берегам Енисея, особенно весной. Так как река каждую зиму покрывается льдом, наблюдать за таянием льда — это чудо (очаровательное и несколько пугающее). Первое место визит на Енисей, правда, Татышев Остров .

      река Йенисей, Красноярск
      река Енисей, Россия

      Достижение пастбищных пастбищ на Татышевском острове

      Tatyshev — это крупнейший остров на Йенисей реки .Остров расположен в пределах города . На остров можно попасть по мосту Октябрьский (если ехать на автомобиле) или по мосту Виноградовский (для пешеходов). Поверхность острова составляет 7 км². Когда цивилизация отсутствовала на этом клочке земли, его занимали кочевых племенных пастбищ. Сейчас Красноярск местные жители обожают проводить время на острове .Ежегодно туда приезжает более 100000 человек (особенно летом года). Если вы хотите присоединиться к ним, я скажу вам, что там делать!

      В Виноградском мосту футбол
      и скейтбординг . Вы можете арендовать велосипеды и ролики коньки здесь, лыжи и ледовые коньки – зимой . Татышев Остров имеет самый большой каток в Красноярске . Не будь обескуражен до посещения Татышев Остров в зима , вы увидите City мех дерева , который получает , оформленный для русских новых года .

      ©Istock/Светлана Попова

      Почти все городские фестивали и грандиозные события происходят здесь. Также остров i славится своими естественными жителями – сусликами . Эти милые вещицы приветствуют вас у входа на остров . Это их среда обитания , , и они чувствуют себя вполне комфортно, делясь ею с людьми. Если вы мечтаете о посещение Nature в пределах City пределов , вполне возможно в KRASNOYARSK , просто перейти к Татышев Остров , Только Остров на Енисей Река !

      Остров Татышев, Красноярск

      Привет, я Оксана из Иркутска, Сибирь.Я лингвист и страстный путешественник. Родившись в глухом сибирском лесу, также известном как тайга, я думал, что буду счастливее, если буду жить в более теплом месте. Итак, я путешествовал по миру, но всегда возвращался в свою Сибирь. Я рад поделиться с вами его уникальной культурой. Хотите ли вы прокатиться на собачьей упряжке или понырять в зимних водах Байкала, следите за моими историями.

      Туземный быт Нижнего Енисея на JSTOR

      Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

      Весь контент Картинки

      Поиск JSTOR Регистрация Вход
      • Поиск
        • Расширенный поиск
        • Изображения
      • Просматривать
        • По тематике
          Журналы и книги
        • По названию
          Журналы и книги
        • Издатели
        • Коллекции
        • Изображения
      • Инструменты
        • Рабочее пространство
        • Анализатор текста
        • Серия JSTOR Understanding
        • Данные для исследований
      О Служба поддержки

      кеты, енисейские остяки в России Профиль

      Имя человека: Кец, Енисей Остяк
      Страна: Россия
      10/40 Окно: Нет
      Население: 1 200
      Население мира: 1 200
      Основной язык: Кет
      Основная религия: Этнические религии
      Приверженцы христианства: 4. 00 %
      Евангелисты: 2,40 %
      Писание: Порции
      Интернет-аудио NT: Нет
      Фильм об Иисусе: Нет
      Аудиозаписи: Нет
      Группа людей: Урало-Сибирский
      Родственный блок: Тюркские народы
      Уровень прогресса:

      Введение/История

      Кеты — одна из самых малочисленных народностей северной Сибири.По переписи 1989 года насчитывается 1084 человека. «Кет» означает «люди, которые свободны и живут в тайге». Они известны как кеты с 1029 года. До 1029 года они были известны как остяки, енисейские остяки или енисейцы. Предки кетов образовались южнее между Обью и Енисеем в результате смешения европейцев из Южной Сибири и древних монголов.

      Где они расположены?

      Кеты расселились на севере Красноярского края, причем большая их часть находится на территории Туруханского района. Они обитают компактными группами по притокам Енисея (Елогуй, Сургутиха, Пакулеха, Курейка). Некоторые кетские семьи живут среди русских в других енисейских селах. В течение первого тысячелетия нашей эры они вступили в контакт с тюрками, самодийскими и угроязычными народами. В результате миграций более мелкие группы стали расселяться к северу от Енисея. Есть три местных родственных группы, известных как земшаки на Нижней Подкаменной Тунгуске, богденцы на реке Бахте и инбаки в бассейне реки Елогуй.Позднее из-за переезда некоторых семей на север образовались смешанные территориальные группы.

      Какова их жизнь?

      Кетский язык обособлен, не включает и даже не похож ни на какой другой азиатский язык. Исследователи-лингвисты нового времени подчеркивают общие черты в основных принципах кетского языка и некоторых языков кавказских горцев — басков и североамериканских индейцев. Кетский язык делится на два разных диалекта: имбатский и сымский, которые значительно отличаются друг от друга по фонетике, акции и лексике. Кетское письмо построено на основе русскоязычной графики. Преподавание в школах кетского языка было восстановлено после 1930-х гг. Сейчас они составили букварь и другие учебники на кетском языке.

      В традиционной культуре наблюдается сочетание бродячих рыбаков и таежных охотников с элементами культуры, такими как использование землянок, запасов пищи, шуб, сложенной обуви, культ земли, животных и т. д. Для кочевников Южной Сибири и Средней Азии народ, общими элементами являются их хижина, туникообразная одежда, кузнечное ремесло, шаманство и т.д.При торговле это в первую очередь рыба, лось и олень, водоплавающие и лесные птицы. Использование оленьего транспорта было заимствовано во второй половине XVII—XVIII вв. от самоедов; однако он не использовался среди всех кетов. Все группы P. Tunguska жили без оленей. Их пищей было вареное и жареное мясо и рыба. Питались запасами сушеных юколей, порсов, рыбьего жира, вяленого мяса. Пищу готовили на костре, а пресный хлеб пекли из муки на костре или в глиняной посуде. В летнее время их пищу также составляли всевозможные ягоды, клубни сарана, а вместо чая заваривали другие растения.

      Дома мужчины работали с деревом, костью и в кузницах. Кетские луки, ножи, скребки и т. д. были известны на севере Енисея и могли быть обменены. Женщины одеты в шкуры (зверей, птиц, рыб) и бересту. Из таких же предметов изготавливалась и посуда. Из оленьей кожи шили нижнее белье и летнюю обувь.Зимняя обувь состояла из меховых сапог с матерчатым голенищем. Во время путешествия на оленьих упряжках надевают меховую одежду с капюшонами и меховые сапоги.

      Традиционным жилищем кетов была коническая изба из жердей и берестяных крыш. В нем также была землянка с каркасом из наклонных бревен. Их временными убежищами служили ямы в снегу, шалаши из гнутых веток и другие хозяйственные постройки (например, оленьи сараи с дымоходами и амбары на сваях). В начале 20 века появился первый каркасный дом.Они переселялись в места летней рыбалки, а осенью перебирались в охотничьи угодья на огромных лодках (илимках) с помещением, покрытым берестой. Было распространение цельных лодок. Во время зимней охоты использовали ручные и оленьи упряжки, тропы из лосиной шкуры, широкие лыжи с низом, покрытым мехом (камус).

      Каковы их убеждения?

      Кеты сохранили свои традиционные верования и культы, сформировавшиеся на основе ранних мифологических представлений о мире.Кеты — шаманисты. Однако у них никогда не было профессиональных шаманов. Основная функция шаманов заключалась в том, чтобы лечить и предсказывать. В образе Верховного бога Эси (бога неба) они олицетворяли небо и связывали с ним явления природы. Хозяйка Севера выступила против него, и считалось, что носитель зла Ходжедем насылает беды, проклятия, язвы и болезни. Южная Хозяйка по имени Томем олицетворялась в образе перелетных птиц. У них был культ огня, семейных духов-хранителей и духов-хозяев.Также у них были алели, хранители дома и семьи, которые изображались в виде женских фигур.

      Молитвенные очки

      * Молитесь, чтобы у современных кетов было сердце жаждущее познать Единого Истинного Бога всех!
      * Молитесь, чтобы к ним приходили миссионеры, живущие жизнью, демонстрирующей Божью весть о любви и прощении, и способные найти способы представить Истину Божьего Слова в понятной и убедительной форме.
      * Молитесь, чтобы Бог помог кетам принять Иисуса как своего Спасителя и ходить с Ним как с Путем, Истиной и Жизнью.

      Источник текста: Юбилейная Адлета

      Районов, доступных для вашего охотничьего тура — Мод Сибирские Экспедиции для Хищников: Ледниковый период

      Это список районов Сибири, которые вы можете выбрать для своего охотничьего путешествия. Кроме того, подробная информация об этих областях отображается для вашего ознакомления.

      • Снежная тайга, туманные леса, крутые склоны, горные хребты, водопады, пещеры… и многое другое ждет вас! Итак, Diana Hunting предлагает 8 удивительных мест, которые вы можете выбрать для охоты на животных или для ознакомления с местом.

      1) Якутия Лесная

      В этом районе находится Верхоянский горный хребет
      , который проходит параллельно и к востоку от реки Лены,
      образуя большую дугу, которая начинается в Охотском море
      , расположенном к северу. По берегам реки Лены
      расположены Ленские столбы — природное скальное образование.
      На юго-западе — трубка «Удачная», карьер
      , имеющий запасы алмазов.Река Лена разделяет
      этот лес, для которого характерны редкие хвойные деревья
      , что делает его открытой территорией для начинающих охотников.
      Охотничьи платформы доступны по всему лесу
      , чтобы обезопасить охотника.


      2) Озеро Байкал

      Это самое большое пресноводное озеро по объему и
      расположено в рифтовой долине, созданной Байкальской рифтовой зоной
      , где земная кора медленно раздвигается.
      Озеро окружено Байкальскими горами на северном берегу
      и Баргузинским хребтом на северо-восточном берегу
      . Кроме того, это озеро питается впадающими реками.
      Небольшой, но туристический поселок Листвянка
      расположен на юго-западном берегу озера Байкал, который
      вырос вместе с развитием судоходства и
      славится своей торговой историей.


      3) Остров Таймыр

      Это большой остров на побережье Карского моря.
      Климат в глубине острова суровый,
      с частыми метелями и низкими температурами.
      Сибирские пихты являются доминирующими растениями биома острова
      и могут мешать зрению во время охоты.
      На востоке находится небольшое озеро с айсбергами,
      которое может служить местом для охоты.


      4) Плато Путорана

      Высокогорное плато, пересеченное горными хребтами, на
      северо-западной окраине Среднесибирского плоскогорья.Река
      Енисей разделяет Западно-Сибирскую равнину на
      западе от Среднесибирского плоскогорья на восток.
      Большая часть плато покрыта таежными лесами из лиственницы
      сибирской, но в некоторых районах встречаются эндемичные
      цветы, покрывающие равнины, особенно в высокогорье.
      Горные хребты расположены на юго-западе с
      узкими проходами, которые могут стать смертельной ловушкой для
      охотников. К юго-востоку находится Тальниковый водопад
      , который относится к самым высоким водопадам на Земле.


      5) Саян Тайга

      Этот район представляет собой горный массив
      альпийского характера с хорошими лиственничными лесами, но значительно круче
      от центра к югу. Растительность в этом районе
      настолько густая, что вкупе с крутыми склонами
      еще больше затрудняет охоту.
      В эту тайгу впадает часть реки Енисей, а
      южнее находится Озеро горных духов.


      6) Полуостров Камчатка

      известный как «земля огня и льда», полуостров имеет
      высокую плотность вулканов и связанных с ними вулканических
      явлений, а также множество действующих вулканов, вызвавших
      потоки лавы в центре. В этой части также имеется
      мертвый лес, образовавшийся в результате извержения
      вулкана Толбачик. В рельефе преобладают две горные цепи
      , протянувшиеся в СВ-ЮЗ направлении
      , разделенные Центрально-Камчатской впадиной, глубокой
      и широкой долиной. Камчатка может похвастаться богатыми растительными зонами 90–125, где преобладают сосновые и березовые леса.


      7) Уральские горы

      Уральские горы — это горный массив, который
      состоит из ряда параллельных хребтов, которые
      проходят по всему востоку и западу региона.
      В отличие от обильных низинных лесов,
      склоны и вершины мало растительны.
      Вся эта область имеет очень низкие температуры, а
      характеризуется довольно густым туманом, который затрудняет
      наблюдение охотниками.


      8) Алтайский массив

      Этот район представляет собой горный массив, представляющий
      наиболее полную последовательность высотных
      поясов растительности
      в средней Сибири: от степной, лесостепной, смешанной
      лесной, субальпийской до альпийской растительности.
      Область усеяна большими озерами и
      большим водопадом на юге. Небольшой туман на
      севере с влажными хвойными лесами и дальше на восток
      есть система пещер. Южная часть
      характеризуется мерзлой тайгой, склоны которой
      чрезвычайно круты и труднодоступны.


      Вы знаете больше об этих областях… Итак, присоединяйтесь к Diana Hunting Tours и охотьтесь за своим самым большим трофеем.

      КРЕДИТЫ:

      Tormer : Лидер проекта, название мода, карты, анимация животных, модель и анимация охотника, трофейный корабль, корабль снабжения, звуковые эффекты животных, бинокль, компас, индикатор ветра.

      Джейк Саттон AKA «Raptor Klaw»: Меню, звуковые эффекты вызова животных, модифицированные шкуры животных, логотип, голоса кораблей, предложение цен на животных.

      MurtBurt3: Оружие, описания оружия для меню, изображения пуль.

      Native Relax: Меню Саундтрек.

      Улькиорра и Палеоп: Хвойные деревья.

      Анальпака: Водопады.

      ZTABC Team: Модели кабарги, филина и рыси.

      JimmyzHoopz: Модель волка.

      Aurora Designs: Модели Tiger, Snow Leopard и Moose.

      HENDRIX: Модели медведя и кабана.

      Улькиорра: модель Wapiti.

      Тамара Хенсон: Модели сибирского козерога и снежного барана.

      IBCircuits: Программирование.

      СЛЕДУЙТЕ ЗА МНОЙ:

      YouTube

      Твиттер .
  • Ответить

    Ваш адрес email не будет опубликован.