Заброшенные деревни россии видео: КАК живет российская глубинка? Отшельники и их жизнь в деревне

Содержание

Заброшенные деревни в России, куда можно поехать жить — Рамблер/новости

Сегодня горожане все чаще испытывают желание поселиться рядом с природой, вдали от грязных и загазованных мегаполисов. Специально для них мы составили список заброшенных деревень в России, куда можно поехать жить.

Деревня Баженово

Нижегородская область – место расположения этой некогда заброшенной деревни. Она одна из тех, где дома еще более-менее сохранились.

Построенная в 1810 году, она получила название от местных жителей, свято чтивших христианскую мораль. Поэтому Баженово ведет свое происхождение от слова «божа-нин», что на местном диалекте означало «набожный человек».

В деревне занимались обработкой шерсти, а также участвовали в прокладке железнодорожных путей. К 2000 году в Баженово осталось лишь 12 жителей.

А через семнадцать лет она полностью опустела. Посмотреть на покинутую деревню можно и сейчас – большинство домов сохранилось, среди них даже есть новостройка.

Интересно! 10 необычных мест для фотосессий

Погранзастава Роминта

Когда-то на месте пограничной заставы в Калининградской области находился поселок. До войны его называли Роминтен, а после – Радужное Нестеровское. Этот населенный пункт был упразднен, а в начале 80-х годов построена застава.

Планировка погранзаставы ничем не отличается от подобного типа объектов. Здесь есть контрольно-пропускной пункт, ангары для техники, казармы для личного состава, которые также включали в себя и штаб. Отдельно стоял дом для размещения семей офицеров, а также площадка для взлета и посадки вертолетов.**

Местная достопримечательность — Олений мост, который находится буквально в паре минут ходьбы от заставы. На нем до сих пор сохранился герб СССР, вырезанный советскими пограничниками.

На данный момент застава заброшена, но и сейчас она расположена вблизи государственной границы, поэтому при обнаружении пограничниками туристов или любителей осматривать заброшенные места, они потребуют предъявить паспорт.

Деревня Глазачево

Одна из многочисленных заброшенных деревень, находящаяся в Московской области. Пятнадцать лет в ней не было ни одного постоянного жителя, однако в ней до сих пор зарегистрировано немало людей. Почти все дома разрушены за исключением трех строений. Все ценное уже давно было вывезено.

Военный городок «Борзя-2»

В перечне заброшенных деревень в России, куда можно поехать жить, этот уголок занимает особое место. Это советский военный объект, расположенный в сердце Забайкальского края.

Место базирования целого авиационного полка, он был достаточно хорошо обустроен. В нем около пятнадцати зданий, среди которых есть штаб, клуб и банно-прачечный комплекс.

В 90-х годах он был покинут военными, и инфраструктура городка была быстро нарушена. Многие строения были разобраны на стройматериалы.

Мусор не вывозился, канализация требовала ремонта, а зимой часто отсутствовало отопление. Жить в таких условиях было все сложнее и из городка началось постепенное переселение жителей в другие населенные пункты.

На данный момент все, что осталось в напоминание от советских времен, – стены, на которых нанесены патриотические лозунги. В некоторых пятиэтажках, по слухам, до сих пор еще живут люди. Аварийный городок уже не нужен ни армии, ни государству.

Интересно! HONOR представляет флагманскую серию смартфонов HONOR 30

Хутор Русско-Сидоровка

В Ростовской области находится заброшенный хутор, в котором некогда находилось пять жилых домов. Сейчас они все полуразрушены и непригодны для жилья, а все приусадебные участки поросли травой и кустарниками.

До 2013 года еще можно было обнаружить проживавших на хуторе людей. Помимо жилых домов, здесь еще стоят несколько погребов и неисправный колодец. Все полезные материалы давно растащили жители соседних деревень.

Рядом с хутором также остались сооружения, относящиеся к совхозу, а в полсотни метрах находится мемориал участникам Великой Отечественной войны. Хутор расположен недалеко от дороги, которая и сейчас остается востребованной.

Деревня Кочкомозеро

Несмотря на то, что деревня покинута уже давно, здесь осталось еще немало неплохо сохранившихся домов. По этой причине ее можно отнести к списку заброшенных деревень в России, куда можно поехать жить.

Кочкомозеро была достаточно крупной – в ней было около пятидесяти домов. Однако жители продолжали покидать деревню, и к 2017 году в нормальном состоянии осталось не более десяти.

Сюда до сих пор иногда приезжают летом некоторые хозяева, но постоянно не живут. Деревня стала источником для всяких слухов и мифов, будто она содержит энергетические потоки и стоит на месте некой силы.

Рабочие поселения в Назии

Эти заброшенные торфяные разработки в Ленинградской области представляют пять рабочих поселков. Сейчас в них нет никого, кроме дачников, которые на лето приезжают на свои участки.

Поселки протянулись на километры, расстояние между первым и последним составляет около пятнадцати. В рабочих поселках до сих по сохранилось немало сооружений, среди которых преобладают двухэтажные постройки.

Интересно! Какие страны откроют границы летом 2020 для туристов

Деревня Хмелина

Это один из наиболее примечательных объектов в списке заброшенных деревень в России, куда можно поехать жить. Деревня имеет долгую историю, которая берет свое начало в 1626 году в современной Тамбовской области.

Среди первых поселенцев преобладала мордва, что отразилось на названии одной из улиц Хмелины. Еще четыре улицы объединяли с пятой около семисот дворов.

Деревня имела неплохое хозяйство. Здесь было два завода, производящих крахмал и кирпич, а также мельница. При Советском Союзе был организован колхоз, в котором находились конюшни, коровник и пасека.

В Хмелине выращивали и многие растительные культуры. Из экзотических – арбузы. Деревня участвовала в сплавке леса на один из местных шпалозаводов и ниже по течению, откуда расходный материал вывозился машинами.

Жители деревни были задействованы в рубке деревьев и в сельскохозяйственных работах в колхозе. Активно собирали грибы и передавали их на специально построенную консервным заводом грибоварку.

Деревня располагала даже начальной школой и магазином. Каждый дом имел немалое хозяйство, в котором содержали самых разных домашних животных (уток, коров, свиней, овец).

Семьи в основном были многодетными. На собственных огородах выращивали всевозможные овощи, а в лесу собирали ягоды (чернику, землянику, малину), что свойственно для любой русской деревни.

В 70-х годах прошлого столетия уровень населения пошел на спад. За сорок лет деревня опустела практически полностью, и единственные, кого в ней можно встретить, – дачники.

Сама же деревня представляет из себя культурный памятник, поскольку интерьер и сохранившиеся предметы дают представление о ее истории, которая уходит в прошлое столетиями.

Поселок Красницкий

Тридцатые годы XX века были периодом индустриализации, что стало поводом для появления многочисленных рабочих поселков по всей стране. Как это часто бывает, в таких поселках позже начинали появляться и жилые дома, где рабочие могли остаться жить постоянно.

В поселке Красницкий, что в Тульской области, это произошло в конце 40-х годов, и до развала Советского Союза его развитие шло весьма успешно. Но в 90-х годах население стало покидать его и уже в первое десятилетие XXI века здесь жило не более трехсот человек.

Сейчас население насчитывает лишь несколько десятков. В Красницком до сих пор сохранились в хорошем состоянии некоторые общественные здания, такие как детский сад и Дом культуры. Многие жилые дома, на удивление, до сих пор остаются практически невредимыми.

Деревня Новое поле

Очередная заброшенная деревня, расположенная в России, и куда можно поехать жить, находится в глуши. Правда, она все еще частично обитаема.

Когда-то здесь располагалось ферма, где разводили скот. Помимо этого, судя по найденным медицинским книжкам, здесь находился целый медпункт.

Также был обнаружен таксофон, который явно свидетельствовал о наличии в деревне почты, и даже ржавый автомобиль марки «Москвич». Ввиду удаленности деревни, которая находится среди болот, в домах до сих пор остается немало одежды и прочей утвари, а в некоторых даже стоят русские печи старого образца.

На данный момент здесь обитаемы не более десятка домов, при которых есть небольшое хозяйство по разведению скота. Относительно в нормальном состоянии осталось не больше 3-4 дворов, остальные заброшенные строения оказались практически уничтожены временем.

Подводя итоги

Заброшенных деревень, куда можно было бы переехать, на территории нашей страны много. Какие-то из них находятся в среднем состоянии, в других дома требуют серьезного ремонта. В зависимости от поставленной задачи, можно найти горные населенные пункты, а можно поселиться в регионах с черноземными почвами, пригодными для земледелия.

6 интересных заброшенных деревень Ленинградской области

Пять рабочих поселков в Кировском районе Ленинградской области известны как Назия, Назья или «Русская Америка». Здесь в 30-ых годах прошлого столетия специалисты из США организовали добычу торфа, но извлечь большую прибыль отсюда им помешала Вторая мировая война. Разработки месторождения советская власть продолжала до 60-ых годов, а в 80-ых было объявлено, что запасы исчерпались.

Пока шла добыча торфа, поселки или скорее «объекты служебного назначения», так как статус самостоятельных населенных пунктов они так и не получили, не просто жили, а процветали. В каждом из пяти селений постоянно проживало от 300 до 500 человек, а в сезон, на заработки, приезжало еще около 5 тысяч. Многие жители имели хорошие двухэтажные дома, некоторые – даже кирпичные. Именно они сохранились до наших дней. Во времена процветания здесь были построены больницы, школы, клубы, почтовые станции. Говорят, что сейчас в «Русской Америке» еще проживают несколько пенсионеров, которые не имеют никаких благ цивилизации. В поселках отсутствует даже телефон. В былые времена связь между населенными пунктами обеспечивала узкоколейная железная дорога, которая действовала вплоть до 90-ых. Именно в этот период местных жителей, которые еще оставались здесь, переселили в ближайший поселок.

В Назии относительно неплохо сохранилось несколько десятков кирпичных домов, водонапорная башня. В некоторых из них даже осталась кое-какая мебель. Добраться сюда можно пешком, встав на ж/д станции Жихарево. Из легковых машин в эти дебри сможет пробраться разве что джип.

Старые дороги серьезно подпорчены лесовозами.

Посмотреть как выглядит сегодня рабочий поселок №3 можно на этом видео:

Если вы решите посетить Назию в летнее время, велика вероятность встретить дачников. Люди приезжают сюда ради красивой природы. Некоторые даже обосновались в старых строениях, поэтому не все из них удастся посмотреть. Электричества, водопровода и газа в поселке все еще нет, но часть дачников оборудовали свои домики мини-электростанциями и генераторами. Так что рассчитывать на полную безлюдность в этих местах не приходится.

Брошены и забыты. Как выживают в мертвых деревнях — Daily Storm

Теперь у Ирины хозяйство в Оленине, местном райцентре. Там удалось найти подходящее место и восстановить старую ферму. 

Возможно, организовать хозяйство в Кулаковке получилось бы у крупных агрохолдингов, но саму проблему вымирания деревень такие меры не решат.  

— Там, где расположится крупный инвестор, не соберешь грибы, ягоды, не проедешь где захочешь и не пройдешь. Ты будешь полностью зависеть от этого богатого человека или от этой крупной организации, которые строго определят свои и правила, и границы, и нарушать их ты не сможешь. Многие говорят: дескать, нашему району нужен крупный инвестор. Но когда в Ржевском районе построили крупные свинарники, людей перестали пускать в лес.

Основную проблему вымирания деревень Ирина видит в отсутствии поддержки со стороны государства. По ее словам, чтобы «перезапустить» деревню, необходимо выделить администрациям районов деньги на межевание земельных участков, восстановление заросших полей и дать право закупать сельхозтехнику. Многие районные администрации владеют большим количеством земли. Они могут либо продать ее, либо сдать в аренду. Опции «возделывать землю» на данный момент не существует.

— Идеально было бы договориться с каким-нибудь агрохолдингом и выращивать на наших полях корм для их скота. Если бы государство поддержало местный бюджет, мы в районе смогли сами справиться со своей сельхозкой и пошел бы процесс восстановления деревень от центра к деревне. Администрации начали бы строить достойное жилье ближе к обрабатываемым землям и приглашать на работу семьи с детьми, школы бы пополнились учениками и учителями… Только так. Плюс точечная помощь крестьянским хозяйствам. Она есть, существенная, но эта помощь на организацию двух-трех рабочих мест. Надо что-то глобальнее, но не инвестор. Так же я и за хуторское строительство. Сейчас строить на своей сельскохозяйственной земле ничего нельзя. Я против этого. Если человек построит на сельхозке свой дом, вложит туда силы и средства, он будет стараться содержать свою землю в порядке… Путин обещал это давно, но обещанного видно, надо долго ждать… Просто у нас на сельское хозяйство смотрят как на пережиток прошлого. Они вообще понимают, что если есть земля, то это уже предприятие?! Только работать на нем надо, — заключает Ирина Смирнова.

«Надо вырубить электричество на всей планете, и через неделю люди вернутся в деревни»

Николай Шкурин обижается, когда его называют фермером. Так и говорит: «Мы крестьяне, а не фермеры». И хозяйство у него, соответственно, тоже крестьянское.

Николай — живое доказательство существования обратной миграции. Все бегут из деревни, а он, наоборот, — подальше от города, поближе к земле. И если из деревни бегут по социально-экономическим причинам, то Николай в деревню переехал из идейных соображений. 

— В городе жизнь неестественная, ненастоящая. Там все покупное, ничего своими руками не делаешь. На работу ходи, получай там зарплату и сиди вечером перед теликом или в кабаке.

Самые красивые заброшенные деревни в Испании. ТОП-7. Видео

На рубеже 60-70-х годах XX века испанские города пережили огромный приток населения из деревень. В этой связи сотни испанских поселков оказались пустыми. Однако, и в наши дни они не потеряли своей красоты.

Если вы путешествуете по Испании и хотите узнать о быте испанцев прошлого века, то вам именно сюда. Предлагаем подборку мест, которые можно посетить.


Granadilla, Касерес

Основанная в IX веке арабами деревня когда-то называлась Гранадой, но после завоевания другой Гранады ее пришлось переименовать. Здесь осталось много признаков активной деревенской жизни – мечеть, рыночная площадь, ратуша, крепостная стена. Сейчас это музей, и посетить его можно ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 13:00 и с 16:00 до 18:00.

Belchite, Сарагоса

Расположенное в 19 км от Фуэндетодоса, малой родины Франсиско Гойи, поселение было разрушено в 1937 году. Бельчите – почти нетронутый памятник войны, который сохранился так же, как после взрывов. Экскурсии по заброшенным улицам проводятся ежедневно.

 

 


Escó, Сарагоса

На границе между Сарагосой и Наваррой находится поселение бронзового века, где археологи до сих пор обнаруживают реликвии римского и кельтского периода. В Средние века Эско считался важным стратегическим пунктом, а сейчас на его месте сохранились два жилых квартала.

San Vicente de Munilla, Ла-Риоха

После волны урбанизации деревня была полностью заброшена в 1960-е годы. Затем «окупас» восстановили некоторые дома и создали ассоциацию Amigos de Munilla. В наши дни здесь можно внимательно рассмотреть церковь Сан-Висенте XVI века, а в окрестностях – поискать следы динозавров.


Cortiguera, Бургос

Кортигуэра расположена в живописной долине реки Эбро. Здесь стоят здания с гербами XVI, XVII и XVIII веков. Церковь в готическом стиле сохранила некоторые предметы искусства тех времен, а по узкой каменной лестнице можно попасть в колокольню, где значится дата постройки: 1864 год.


Sotillos de Caracena, Сория

Сотильос-де-Карасена стал одним из заброшенных городов проекта «Poblando el silencio», в рамках которого на пустынных улицах и площадях проходили концерты, чтобы привлечь внимание к проблеме опустошения поселений. Главной достопримечательностью и по сей день здесь является церковь Сан-Мигель и прилегающая к ней площадь.

As Veigas, Астурия

Ас-Вейгас, расположенная в регионе Лос-Оскос, была основана лигурийцами. Сегодня сюда приезжают любители сельского туризма – насладиться спокойствием и прогуляться по местным дубовым, каштановым и ореховым рощам.
 

Оторопь берет. Топ-5 заброшенных карельских деревень | Петрозаводск ГОВОРИТ | Газета «Петрозаводск» online

Пустые глазницы перекошенных окон, остовы некогда крепких срубов, иван-чай, пробивший триумфальными стрелами пол в центре комнаты, над которой уже нет крыши. Когда-то здесь жили люди. Заброшенные карельские деревни — тема не табуированная. Все знают, что они есть. Но говорить об этом не любят. Мы считаем, что это несправедливо. Потому что это наша история. От которой невозможно отказаться или избавиться. Кроме того, такие деревни — интереснейшие объекты для исследований. Предупреждаем: мы против вандализма и ненужного риска.

Мы — за интерес к культуре и истории.

Заброшенных деревень много. «Петрозаводск говорит» предлагает узнать о некоторых из них. Кое-что рассказали наши корреспонденты и редакторы, кое-что мы слышали от знакомых. 

Деревня Пегрема. Медвежьегорский район.

Одна из самых известных благодаря до недавнего времени сохранившейся архитектуре заброшенных деревень Карелии. Последний дом остался без хозяина больше тридцати лет назад. В прежние времена Пегрема, судя по всему, была весьма крепкой — большие дома, выполненные в традициях заонежского деревянного зодчества, развернуты окнами к Онежскому озеру. Возраст Пегремы — около 500 лет.

Интерес представляет старое деревенское кладбище, а также  многочисленные археологические находки. Хотя что — находки! Сокровища. Меньше двух километров до целого комплекса, где есть и поляна идолов, и раскопы древних жилищ.

Усть-Яндома. Тоже Медвежьегорский район.

Потрясающее место. На берегу Онежского озера почерневшее дерево старых домов (в некоторых из них, кстати, ночуют рыбаки и охотники) выглядит вполне гармонично и даже жизнеутверждающе. Людей нет, а деревня есть. А в деревне есть часовня Георгия Победоносца конца 18 века. Часовня, конечно, потрясающая. Небольшая, строгая, ничуть не похожая на помпезные современные храмы. И с воротами. Если доберетесь до Усть-Яндомы, обратите на эти ворота внимание. Потому что стоят они фактически  в чистом поле. Но выглядят не абсурдно, а так, будто им среди травы — самое место.

Сона. Пряжинский район.

Примерно в 13 км от поселка Колатсельга. Мрачновато, конечно. Особенно по сравнению с Усть-Яндомой и Пегремой. Но, с другой стороны, в руинах домов, окруженных травостоем, есть своя красота. А еще неподалеку — знаменитые колатсельгские штольни. Там добывали гематит для выплавки чугуна и железа. А на другом берегу реки Колласйоки — не менее знаменитый Тулмозерский завод, где эти самые чугун и железо и плавили.

Воренжа. В Беломорском районе тоже есть населенный пункт, который уже много лет стабильно удерживает показатель численности местных жителей на нулевой отметке.

Воренжа стоит на берегу залива Сумозера, разделена рекой Сумой на две части. Это само по себе, мы считаем, здорово. Воренжа — деревня не старая, постройки датированы концом 19 — началом 20 веков. Зато все желающие могут полюбоваться вполне сохранившимися деталями — причелинами, наличниками и прочими украшениями на домах, и воодушевиться умениями предков.

А еще в Воренже есть амбары с совершенно уникальными конструкционными особенностями и бани, которые топили по-черному.

Помыться, конечно, не получится, но можно уточнить свои представления о том, как это делалось.

И, конечно, особое внимание стоит уделить Ильинской церкви. Она уникальна, а главное — очень хорошо вписывается в ландшафт.

Ояжа. Кондопожский район.

Это такой типичный пример деревни, где не живут люди. Несколько руинированных временем домов. Но, несмотря на то что людей нет, вещи прежних хозяев все еще лежат в домах. Причем найти можно все — от раритетной бочки и древнего утюга до рамы от мопеда. Мы призываем оставить экспонаты этого случайного музея быта прошлых лет на местах. Чем дольше будут сохраняться хрупкие доказательства пребывания здесь людей, тем ценней они будут становиться.

Заброшенные деревни. Авторский маршрут и удивительные истории | Программа: Большая страна | ОТР

Павел Давыдов: С нами на связи автор проекта «Застывшее время» Руслан Герцог.

Руслан, здравствуйте!

Руслан Герцог: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Сюжет, который мы сейчас посмотрели, снимался 3 года назад. А что за это время изменилось? Удалось ли, как было сказано в репортаже, вывести ваш проект за пределы Черноземья?

Руслан Герцог: Можно сказать, частично удалось, потому что сейчас я переехал в Санкт-Петербург, и мы снимаем не только в Липецке, но и в этом расстоянии между Москвой и Санкт-Петербургом, и Новгородской областью, Нижний Новгород и сама Ленобласть тоже включена, так что, можно сказать, да, почти удалось.

Павел Давыдов: Руслан, мы сейчас мы вас застали в машине. А куда держите путь?

Руслан Герцог: Сейчас мы ездили в Липецк в момент отпуска, у меня был небольшой отпуск, я ездил по старым местам своим как раз, по съёмочным местам, посмотрел, как что изменилось, и данный момент я сейчас возвращаюсь в Санкт-Петербург с большими планами, амбициями и грандиозными планами на съёмки.

Павел Давыдов: Об этом мы ещё поговорим, но чуть позже. А скажите мне, пожалуйста, из тех заброшенных деревень, которые вы посетили за последний год, какие больше всего впечатлили?

Руслан Герцог: На самом деле впечатлили деревни, которые полностью вымерли, и заходишь в которые и понимаешь, что дома стоят, вроде бы, кажется, живая деревня, но жителей никого в ней нет, дома стоят открытые, открытые с вещами стоят, с мебелью какой-то, с историей, с фотографиями.

Павел Давыдов: Мне кажется это страшное зрелище!

Руслан Герцог: Да, это на самом деле какое-то пугающее зрелище, потому что вроде бы, кажется, живи здесь не хочу, а никто не живёт.

Павел Давыдов: Вообще, когда мы говорим про деревни, часто слышим удивительные рассказы, истории и небылицы, связанные к конкретными местами. А вот какие из них лично вам врезались в память?

Руслан Герцог: Наверно, самая первая съёмка: мы поехали, я по карте нашёл деревню, вроде бы по информации она была заброшенной, но, оказалось, наоборот, она только-только зародилась, эта деревня. И нас приняли за мародёров, егеря остановили, держали нас под дулом, так сказать, ружья до приезда полиции. И вот первый съёмочный день, старт проекта и такой внеплановый эксцесс случился – это было самое такое впечатляющее.

Павел Давыдов: Но всё обошлось? Вас отпустили? Извинились перед вами?

Руслан Герцог: Да, извинились, я им показал канал, показал наши планы, они извинились, сказали: «Хорошего дня и до свидания».

Павел Давыдов: Что же, моя коллега Наталья Калгина тоже собрала интересные и невероятные истории, которые, правда, объединены одним регионом, там монго необычных туристических маршрутов, а ещё это настоящая родина богатырей, там находится «Танцующий лес» и тоже есть заброшенные деревни. Итак, отправляемся в былинно-историческое путешествие по старинным местам Рязанской земли.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: В эфире программа о путешествиях «Большая страна. Открытие».

Деревни и сёла – это кладезь для любителей старины и истории. Об этом мы сегодня говорим с автором проекта «Застывшее время» Русланом Герцогом.

Руслан, вы нам рассказали, что несколько человек держало вас под прицелом и не давали снимать. А вообще, как часто сталкиваетесь с опасностью во время путешествий по деревням и сёлам?

Руслан Герцог: На самом деле любое путешествие в деревни заброшенные – это непосредственно опасность. Опасность, начиная с того, что дома, в которые ты заходишь, которые старинные, они ветхие все, они ненадёжные, может что-то упасть, может куда-то провалиться, в некоторые дома заходишь, пол сверху вроде бы выглядит хорошо, вроде бы надёжно, наступаешь, чувствуешь, что он проминается, и внутри, скорей всего, погреб, и если проваливаться в него, это достаточно опасно. Также опасность представляют местные жители, которые могут воспринять тебя как-то не так, для них, допустим, человек, который заходит в заброшенные дома, – это в первую очередь мародёр, я им стараюсь объяснять.

Павел Давыдов: Но в любом случае он чужой.

Руслан Герцог: Да, в любом случае он чужой, и были ситуации, когда сталкивались с местными тоже, приходилось всё объяснять. Также представляют опасность дикие животные. В Карелии, допустим, много медведей, много волков разных, тоже это достаточно серьёзно и нужно быть готовым к этому, и понимать, что нужно делать в таких ситуациях. Всё что угодно может случиться в походе, где ни связи, ничего нет.

Павел Давыдов: А вот как раз далее мы с вами поговорим об авторских маршрутах, но сначала краткая информация о вас для наших зрителей.

ПРОФАЙЛ

Павел Давыдов: Руслан Герцог увлёкся изучением заброшенных домов и деревень несколько лет назад, после чего и появился проект «Застывшее время». Он рассказывает о местах, где жизнь остановилась в одно мгновенье, оставив после себя много вопросов. Руслан считает, что нужно привлекать больше внимания к умирающим деревням, чтобы остановить их исчезновение.

Руслан, а вот расскажите, как вы ищете заброшенные деревни? Где собираете информацию о них?

Руслан Герцог: Всё на самом деле находится в открытых источниках в интернете – это либо какие-то сайты, которое пробиваются по ключевому запросу: «заброшенные», «вымирающие», это самое простое, наверно. Второй вариант ещё – это сайт, называется «Wikimapia», там каждая деревня обведена и подписана, и в большей степени там даже бывает, что информация каяка-то о деревне, чтобы сразу подготовить информацию для съёмки, и количество населения, которое последний раз там перепись проходило, буквально её видно, можно со спутника посмотреть, в каком там всё состоянии. И третье – это разные списки, переписи населения, то есть у каждой области есть свой список населения, к каждой деревни сколько причастно людей, приписано, и можно посмотреть разницу во времени. Допустим 10 лет взять выборку, и если между этим временем есть резкий упадок населения, значит деревня вымирает, значит что-то с ней не так.

Павел Давыдов: Ого, какая исследовательская работа проведена вами, в частности! А я почему-то думал, что когда вы едете из пункта «А» в пункт «Б», например, из Липецка в сторону Санкт-Петербурга, смотрите по сторонам и думаете: «Ага, вот сюда я заеду на обратном пути, а сюда я заеду прямо сейчас».

Руслан Герцог: Такое тоже существует, такие случаи бывают, но это бывает потому, что когда едешь по трассе, эти деревни жилые, поэтому я могу приметить какой-то домик, для себя снять, если материала мне не хватает, приехать, снять его и в какой-нибудь выпуск его вставить, но в основном я готовлюсь основательно, то есть я изучаю историю деревни, чтобы было как-то интересно, и есть ли местные жители и что-то там вообще сейчас с ней.

Павел Давыдов: Руслан, а вот скажите мне, пожалуйста, куда порекомендуете поехать нашим зрителям, чтобы прочувствовать весь колорит деревенской жизни?

Руслан Герцог: Скорее всего, куда-то в сторону Нижегородской области, там очень много деревень, очень много именно старины вот такой. Я как раз мимо когда ехал, очень обращал внимание: прямо колоритные такие дома стоят деревянные. Допустим, если едешь от Липецка до Москвы, то там большинство домов либо из самана сделаны, либо из песчаника, они не так колоритно смотрятся, как, допустим, старинные русские из брусьев дома, вот такие прямо сказочные бывают.

Павел Давыдов: А вообще знаете что интересно: на Русском Севере деревни отличаются от всех остальных, особенно это связано с технологией строительства. Руслан, а вы обращали внимание, как меняется тип строений в зависимости от региона, от области?

Руслан Герцог: Да, очень сильно меняется тип строений, потому что в первую очередь на это влияет природа вокруг, потому что в степных местах, вот Липецк – больше степная местность, там нет таких больших лесов, как, допустим, в той же самой Ленобласти, и поэтому там дома, как я и сказал, либо из песчаника сделаны, там шахты по добыче песчаника и из него дома строят, либо их кирпича, но это более современные уже дома, либо из самана – это грязь, сено с глиной перемешиваются и кирпичи такие делаются. Если подъезжаешь к Ленобласти, где природа более лесная, где много лесов, болот, озёр, там уже, в частности, идут дома, сделанные из брусьев, из дерева, из древесины, и постройки очень сильно отличаются от тех, которые в Липецкой области.

Павел Давыдов: Но в любом случае главное – уметь смотреть по сторонам и почаще уходить с традиционных маршрутов, чтобы разглядеть необычные постройки. Кстати, именно так и сделала моя коллега Светлана Немыкина и отыскала, представляете, деревенский небоскрёб! Сейчас мы его увидим и отправимся туда на экскурсию.

СЮЖЕТ

Павел Давыдов: Мы снова в студии программы «Большая страна. Открытие» и с нами на связи, я напомню, Руслан Герцог – автор проекта «Застывшее время».

Руслан, процесс укрупнения городов неизбежен, как и факт исчезновения городов и сёл. Вы много где были и что видели, скажите, пожалуйста, а у вас есть понимание, как сохранить деревни?

Руслан Герцог: Наверно, нужно дожить до этого возраста, так сказать, когда тебе уже надоедает городская суета и хочется свой домик, свой уголок, где ты будешь один, и никто тебе не будет и будет простор, в этом случае нужно стараться как-то не только в городе, но и находиться поближе к природе, к своим родным корням, потому что человек в любом случае жил изначально в деревнях.

Павел Давыдов: Руслан, а лично вас чем привлекают деревни? За какими эмоциями вы туда едите?

Руслан Герцог: Скорей всего, ностальгия, я всю жизнь прожил у бабушки в деревне. Допустим, я иногда захожу в дома, и я чувствую этот запах какой-то старины, немножко даже сырости какой-то, и я вспоминаю эти запахи из детства, и это меня очень сильно привлекает, какие-то предметы быта старые нахожу. Все мои подписчики знают, что я очень люблю деревянные ложки. Когда нахожу, у меня прямо сразу прилив чувств из детства, потому что у меня была любимая деревянная ложка которой я ел и суп, и всё я ею ел.

Павел Давыдов: Руслан, а с кем вы сегодня путешествуете? Вот в сюжете, который предварял нашу с вами встречу, был рассказ, и мы видели вашего товарища, а сегодня он вместе с вами путешествует?

Руслан Герцог: К сожалению, с товарищем наши пути немного разошлись, и он сейчас своим делом занимается, я своим делом занимаюсь. Путешествую я сейчас со своей любимой девушкой, которая непосредственно мой оператор дополнительно.

Павел Давыдов: Девушка сейчас рядом с вами?

Руслан Герцог: Да.

Павел Давыдов: Познакомьте нас и зрителей. Поверните камеру.

Руслан Герцог: Зовут Дарья.

Дарья: Здравствуйте!

Павел Давыдов: Даша, скажите, пожалуйста, вот Руслан поделился своими эмоциями, за которыми он едет в деревни и в сёла и так далее, а вы за какими эмоциями отправляетесь туда?

Дарья: Я полностью согласна с Русланом, так как все мы в какой-то момент своей жизни были в деревнях, жили у бабушек, у дедушек, и действительно вот эта ностальгия всё-таки и толкает нас в эти путешествия по деревням.

Руслан Герцог: Ещё, наверно, могу добавить, что это какие-то приключения. В любом случае не хочется всю жизнь прожить от работы до дома и в выходные лежать на диване, а тут какое-то разнообразие и какие-то приключения всегда бывают.

Павел Давыдов: Вот я знаю, что вы собираетесь в скором времени вновь отправиться в Карелию. Расскажите: составили ли маршрут, куда поедете, что планируете увидеть?

Руслан Герцог: Да, маршрут уже у меня примерный составлен, я отмечаю себе на картах разные деревни, которые нахожу. Обычно, когда свободное время есть, я просто пробегаюсь по картам, пробегаюсь по спискам, которые есть в переписи населения, и отмечаю себе, сохраняю места, в которых планирую снимать. И когда наступает день съёмок, я просто открываю карту, выбираю первое попавшееся место, куда я хотел съездить, и еду.

Павел Давыдов: Даша, вы составите компанию Руслану?

Дарья: Карелия – просто потрясающе красивые места, поэтому как тут уж не составить?

Павел Давыдов: Полностью разделяю ваше отношение к Карелии, тоже очень люблю эти республику. И напоследок лайфхак для наших зрителей: как получить максимум удовольствия от поездки по деревням и сёлам и, самое главное, как лучше подготовиться к такому путешествию?

Руслан Герцог: Как больше получить эмоций? Это смотреть по сторонам. Есть такая фраза, что красота в глазах смотрящего. Чем лучше и внимательней ты смотришь по сторонам, не утыкаешься куда-то в одно место, допустим, в телефон всё время, чем больше обращаешь внимание на мелочи вокруг, тем больше получаешь эмоций, подмечаешь каких-то деталей. А как подготовиться? В первую очередь думать о безопасности, потому что безопасность превыше всего, и ты там сам отвечаешь за свои поступки, и ты несёшь ответственность за поступки, которые ты делаешь.

Павел Давыдов: Даша, Руслан, спасибо вам большое за участие в программе. И отдельно хочу поблагодарить вас за проект «Застывшее время», который напоминает о том, как важно спасать деревни, сохранять архитектурное прошлое нашей страны и внимательно относиться к истории своего региона и его людям. Спасибо!

Руслан Герцог: Вам спасибо. Побольше путешествуйте, побольше ищите места интересные, сворачиваете с дорог натоптанных и будет вам действительно приключение, которое запомнятся, может быть, на всю жизнь!

Павел Давыдов: Спасибо!

Заброшенные деревни России: фотоподборка

Многие населенные пункты России прекратили свое существование в последнее время. Этому способствовало множество различных причин: некоторые деревни просто сносили из-за небольшого количества жителей, каких-то жителей переселяли, так как на территории их деревни должны были строиться какие-либо важные сооружения, а из каких-то деревень люди просто разъехались в поисках лучшей жизни. 

Назаровка

Деревня Назаровка располагалась в Омской области и была образована в 1826 году, история возникновения этой деревни довольно сложная. Началось все с того, что в 1804 году несколько крестьян, живших в селе Камышинское переселились из своих домов и образовали новое поселение, которое назвали Утичье, интересно, что этот поселок существует и по сей день. Но позже, два крестьянина из Утичья – Иван Десятов и Степан Назаров по неизвестным причинам ушли из нового поселка и осели у озера Бутурла. Именно на берегу этого озера, в 1826 году ими была основана деревня Назаровка, носившая имя одного из своих первых основателей. Позднее, в 1930 году на базе деревни был создан колхоз имени Дзержинского, к тому времени в нем проживало уже около 300 человек, а в каждой семье было традиционно по 5-6 детей. Площадь, занимаемая поселком, также была довольно внушительной, для недавно образовавшегося поселения – более четырех тысяч гектаров, и это за первые пять лет существования.

В деревне занимались выращиванием зерновых культур, ими деревня славилась во всей Омской области. Это и рожь, и овес, и пшеница, выращивались хмель и табак. Жили люди в основном за счет промысловых работ: охотились, ловили рыбу. Также в деревне изготавливали деготь, его изготавливали из бересты. В дерене занимались и редким для того времени ремеслом – изготовлением специальных деревянных ловушек для животных – кулёмок, а мастера, которые их производили звались кулёмщиками.

Деревня исчезла в начале XXI века, так как многие жители Назаровки перебрались в соседние села и города, сейчас такой деревни не существует.

Фото: gtrk-omsk.ru

Деревня Ксты

Деревню Ксты называют «сестрой Хотыни», такое родство не случайно, в годы Второй мировой войны большая часть жителей этого населенного пункта погибло. Деревня находилась в Тверской области, в Пеновском районе. Всего в пяти километрах от деревни находился районный центр – село Пено, кроме того, Ксты стояли на берегу довольно крупного озера. В 1942 году, 9 января, около девяти часов утра деревня жила своей обычной жизнью, но покой жителей был нарушен вторжением на территорию населенного пункта немецких войск. Фашисты вламывались в каждый дом и говорили жителям, чтобы те шли на какое-то собрание, тех же, кто идти отказывался выталкивали из домов силой. Особенно поразило жителей то, что на это странное «собрание» приказали взять с собой даже грудных младенцев, тогда никто еще подозревал что идет на смерть. Всех жители собрали в одном доме, дом был небольшой, людям было тесно и душно, дверь закрыли на замок, блокировав людям выход. Затем началось страшное: людей выводили по одному и приглашали зайти в сарай, а затем расстреливали. Грудных детей расстреливали на руках их матерей, а все трупы скидывали в угол сарая, который был пристроен к дому. После того, как в живых никого не осталось, сарай вместе с трупами подожгли. Только нескольким удалось выжить. Всего в тот день погибло 78 человек – это точно установленное количество погибших, среди них девочка, которой было девять месяцев, и пожилая женщина, которой исполнилось 80 лет.

Деревня продолжала существовать после трагедии вплоть до 1960 года, на тот момент жилым в деревне оставался всего один дом. А в 1970 году деревня Ксты официально перестала существовать. В 1985 году, 5 мая, к 40-летию победы в Великой Отечественной Войне на месте деревни был установлен памятник архитекторов Бродского и Покровского. Мемориальный комплекс представляет собой некое подобие крыльца, состоящего лишь из нескольких обгоревших бревен и женщину, которая прислонилась к одной из опор, с ребенком в руках.

Фото: soldat.ru

Деревня Говсы

Деревня Говсы находилась в Псковской области и относилась к Печорскому району, кроме того, она входила в состав довольно крупного поселения «Лавровская Волость». Деревня один раз даже вышла из состава России, это случилось в 1920 году, когда по мирному договору между Россией и Латвией она стала принадлежать Латвии. Деревня Говсы располагалась на небольшой речке – Кудебь, изначально деревня называлась Вороново, по имени помещика, который ей владел. Позже она была передана в управление другому помещику – Иллариону и деревня приобрела новое название – Илларионово. И именно в составе Латвии деревня получила название Говсы. В семи километрах от деревни находилось крупное село Пылгино, куда крестьяне из деревни Говсы ежедневно ходили для работы на барской усадьбе.

Деревня была небольшой, в ней было всего около тридцати дворов, одиннадцать из которых были латышскими. После того как деревня вошла в состав Латвии жителям были выданы новые фамилии (у некоторых их просто не было), так в деревне Говсы поселились Зарецкие, Виноградовы, Карамзины.

Основной доход жители получали от посева зерновых культур, из которых потом готовили хлеб, а также от выращивания льна. Лен, правда, использовался крестьянами для собственных нужд – из него изготавливали ткань, на продажу он шел редко. Известны были в деревне мастера резьбы по дереву, отличались особым мастерством зодчие из семьи Зарецких, многие дома, построенные в деревне – строили именно они.

Деревня существовала долго, застали её жители и Вторую мировую войну, в 1944 году деревня подверглась бомбежке, после которой было разорено большое количество дворов, погибли жители. Во время обстрелов, которые продолжались на протяжении четырех-пяти дней жители деревни скрывались в лесах. После войны в болотах рядом с деревней Говсы даже были найдены обломки самолетов, которые были сбиты в ходе сильного обстрела. В пятидесятые годы началась массовая коллективизация и деревня превратилась в колхоз, который носил название «Путь крестьянина».

Постепенно жители деревни Говсы разъехались и к 2000 году насчитывалось только 8 жителей, а к 2010 году осталось всего три жилых дома. Сейчас поселение официально признано несуществующим.

Фото: nordhot.ru

Деревня Кокуй

В Уренском районе Нижегородской области существовала когда-то деревня Кокуй, располагалось поселение на реке Темта. Первыми поселенцами деревни были некие Козловы, они появились на территории деревни в середине девятнадцатого века. Семья Козловых переехала на берег реки из села Подураиха, которое находилось в Костромской области. Название деревни «Кокуй» в переводе с древнеславянского означает «место у леса». Возможно именно недостаток пахотных земель заставил первых жителей Кокуя переселиться на плодородную почву деревни. Деревня также была разделена на два района «Старый пригон» — место, где селились первые жители и «Новый пригон» — образовавшийся в результате разрастания населенного пункта. Основное количество жителей Кокуя составляли переселенцы из деревень Ветлужского уезда, удачное место расположения (лес, река), также повлияло на приток жителей в деревню.

Во время Второй мировой войны деревня была довольно крупной – в ней было около пятидесяти хозяйств, в семьях было по 5-6 детей. В пятидесятые деревня стала колхозом, жители занимались производством сельскохозяйственных культур. Особенно большой доход приносили зерновые культуры, также выращивали овощи, которые также продавали. Позже жители начали разъезжаться в более крупные города, последние жители покинули деревню Кокуй в 1980 году, именно в этот год она окончательно прекратила свое существование.

Фото: ecotravel.ru

Село Милиново

Село Милиново располагалось во Владимирской области, в Ковровском районе, недалеко от ныне существующего поселка Красный Маяк. Интересна легенда о происхождении названия села, согласно которой первым сооружением на территории населенного пункта стала мельница, а после того как её осветили кто-то произнес: «Мели, новая!», именно после этой фразы село стало носить название Мелиново. Также рядом с селом протекает речка Милиновка, по названию которой также могло быть названо поселение. В начале XVII века село впервые было обозначено на карте Владимирского уезда. По записям 1637-1643 года деревня принадлежала княжескому роду Прозоровских. В то же время в селе была установлена деревянная церковь Николы Чудотворца, позже она была перестроенная в каменную, а в 1734 году была разрушена. На сегодняшний день сохранились руины Никольской церкви, а на колокольне даже есть надпись: «1719 г. марта 23 дня построен сей колокол во Владимирский уезд в с. Милиново к церкви Николая Чудотвоца».

В деревне было небольшое количество жителей, но существовал Милиновский приход, который включал в себя близлежащие села и насчитывал около 1500 человек. В 1782 году Милинов стало поместьем статского советника Алексея Ермолова, в последующие годы село состояло из помещичьих дворов которые стабильно развивались. В 1931 году село переименовали в колхоз «Имени Ленина», в 1939 году была закрыта церковь и примерно в то же время большая часть жителей села переехало в поселок Красный Мак, располагающийся по соседству. В 1940 году случился пожар, после которого оставшаяся часть жителей Милинова покинула свои дома, остались только те, кому ехать было некуда или не позволял возраст. К 1990 году в селе Милиново осталось лишь два жилых дома.

Сейчас село Милиново прекратило свое существование. О том, что здесь когда-то был населенный пункт напоминает лишь заросший пруд и разрушенная старинная церковь.

Фото: vladregion.info

Читать подробнее →

замороженных городов-призраков и заброшенных домов в России печальны, но прекрасны

Фотограф Мария Пассер отправилась в ледяные районы Воркуты, Россия, чтобы запечатлеть некогда шумные, а ныне заброшенные города.

Вид с воздуха на заброшенные здания за пределами Воркуты, Россия. Мария Пассер

Небольшие города и деревни окружают угледобывающий город Воркуту, Россия, район, расположенный к северу от полярного круга.

Мария Пассер два дня ехала на поезде из своего дома в Москве, чтобы запечатлеть сюрреалистическое место.

Прохожий узнал о городе от фотографа и друга Ланы Сатор. Когда она увидела их изображения, она поняла, что хочет сама исследовать это место.

Она рассказала Insider, что красота и печальная история Воркуты разожгли ее любопытство, и она стремилась запечатлеть эти противоречивые эмоции на своих фотографиях.

В этих многоквартирных домах раньше жили шахтеры и их семьи.Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Прохожая сказала, что очень интересуется городскими исследованиями. Красота и печальная история Воркуты пробудили интерес Пассер, и она захотела фотографировать деревни.

«Эти заброшенные места могут быть грустными, темными и мрачными местами, но они все равно прекрасны, может быть, даже вдохновляют», — сказала она Insider.

Итак, Пассер и двое друзей собрали одежду, дрон и фотооборудование и отправились на арктический север России.

 

Когда Пассер прибыла, она узнала больше об угледобывающем прошлом города.Заброшенные города когда-то кишели высокооплачиваемыми рабочими местами.

Во многих заброшенных квартирах до сих пор хранятся вещи, оставленные бывшими жильцами. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Город был основан в 1930-х годах и возник как трудовой лагерь ГУЛАГа, где заключенных заставляли добывать уголь при правлении Иосифа Сталина.

В последние годы существования СССР в этом районе было полно хорошо оплачиваемых рабочих мест. В ответ люди со всей страны переехали в Воркуту.

С наплывом жителей появились города и деревни, в которых жили шахтеры и их семьи.

 

Когда распался Советский Союз, шахты закрылись.Поскольку вокруг было мало перспектив работы, люди уезжали, оставляя за собой заброшенные здания.

Здания, которые в значительной степени заброшены, покрыты снегом и льдом.Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Когда в 1991 году распался Советский Союз, рухнули многие шахты, и многие российские шахтеры остались без работы.

Поскольку Воркута находится в изолированном регионе России, теперь безработные шахтеры были вынуждены искать новые возможности в новых направлениях.

С тех пор 1 миллион человек покинули арктическую зону, по данным глобального новостного сайта The World.

 

Но Пассер сказал, что деревни не совсем пусты.Сегодня в городских многоквартирных домах все еще проживает горстка людей.

Фотограф сказал, что в этих заброшенных зданиях за пределами Воркуты, Россия, до сих пор живет несколько человек. Мария Пассер

Подавляющее большинство городов опустело, но осталось несколько человек. По данным The World, около 100 квартир все еще используются.

Те, кто до сих пор находится в окраинах Воркуты, часто бывают там по необходимости.

 

Прохожий сказал, что многие люди хотят уехать, но их дома не продаются, и у них нет денег на переселение. Так что в итоге остаются.

В некоторых зданиях лестницы покрыты снегом, а с перил свисают сосульки. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Многие ждут переселения в программы субсидируемого жилья, потому что у них недостаточно денег для переселения и они не могут продать свой дом.

Прохожий сказал, что никто не хочет переезжать в эти села, поэтому дома и квартиры практически невозможно продать.

«Даже в небольших уголках России ничего нельзя купить за ту цену, за которую можно продать квартиру», — сказал Пассер.

Для других это единственное место, где они жили, и они не хотят переезжать.

Сосульки свисают с перил лестничной клетки за пределами Воркуты. Мария Пассер

Прохожий сказал, что это несколько человек, которые не хотят уходить, так как это их дом.

Тем, кто до сих пор живет в заброшенных многоквартирных домах, необходимо добираться на машине или общественном транспорте до г. Воркуты по необходимости.

Здесь жители могут найти продуктовые магазины, рестораны, аптеки, театры и торговые площади, типичные для города.

Многие семьи и люди, покинувшие деревни, оставили вещи и мебель.

Мария Пассер провела три недели в Воркуте, Россия, делая снимки заброшенных городов и деревень. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Слишком дорого переезжать, люди оставили мебель и вещи, которые им больше не нужны.

Пассер исследовал эти пустые заброшенные квартиры и нашел в комнатах старые фотографии, книги, мебель и игрушки.

За прошедшие годы кристаллы льда покрыли каждый сантиметр заброшенных комнат.

Снег покрывает старые газеты, оставленные на столе. Мария Пассер

Во время визита Пассера температура в регионе колебалась около -38 по Фаренгейту.

Морозы оставили после себя тонкий слой льда и снега на лестничных клетках, коридорах и комнатах комплексов.

В некоторых зданиях лопнули водопроводные трубы, в результате чего стены, полы и лестничные клетки покрылись льдом.

В некоторых комнатах лопнули трубы, образовались горы льда. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

В этих зданиях редко проводится техническое обслуживание, а низкие температуры привели к разрыву многих труб, сказал Пассер.

В результате лестничные клетки, комнаты и коридоры покрыты ледяными горами.

Прохожий сказал, что фотографировать при отрицательных температурах было непросто. Иногда ее руки были слишком холодными, чтобы нажимать затвор, и батареи быстро садились.

Вид с воздуха на заброшенную деревню под Воркутой, Россия. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Прежде чем отправиться фотографировать, Пассер надела рубашки, пуловеры, леггинсы, брюки и пальто, чтобы не замерзнуть.

Прохожий делал снимки как с земли, так и сверху.

Прохожая сказала, что аккумуляторы ее телефона и камеры быстро разрядятся, поэтому ей нужно работать быстро.

 

Прогуливаясь по заброшенным зданиям, Пассер сказала, что была ошеломлена красотой и грустью этого места.

Вместо почты лед заполняет заброшенные почтовые ящики. Мария Пассер

«Мое первое чувство было таким: «Вау, это ужасно», — сказала она о заброшенных квартирах, картинах на стенах, книгах, одежде и оставленных вещах.

«Но с другой стороны, я подумал: «Вау, это так потрясающе красиво!»»

Она поставила перед собой цель запечатлеть мрачную красоту этого места и поделиться ею.

Морозная погода создала необычные пейзажи в квартирах, которые Мария Пассер могла запечатлеть. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

С тех пор, как Пассер полюбила городскую исследовательскую фотографию, она посетила несколько заброшенных мест, в том числе подземные шахты, заброшенные города и бомбоубежища.

Но это было самое впечатляющее место, которое она фотографировала, сказала она.

С момента публикации фотографии нашли отклик у зрителей как в России, так и за ее пределами.

Вход в заброшенный жилой дом. Мария Пассер/Агентство Анадолу/Getty Images

Прохожая сказала, что ее фотографии вызвали неоднозначную реакцию.

На днях одна женщина сказала Пассеру, что изображения помогли ей сблизиться с отчимом, который родился и вырос в Воркуте, но не всем нравится то внимание, которое привлекает Воркута.

«Я знаю, что некоторые люди в Воркуте разочарованы тем, что на моих фотографиях и фотографиях моих друзей Воркута изображена как мрачное, депрессивное место», — сказала она, добавив, что цель изображений — запечатлеть красоту.

Пассер сказала, что надеется, что зрители научатся находить красоту во всем — даже в том, что может показаться грустным.

Используя дрон, Пассер сфотографировал эти заброшенные деревни.Мария Пассер

Пассер сказала, что надеется, что зрители научатся находить красоту во всем — даже в том, что может показаться грустным.

«Я надеюсь, что люди увидят эти фотографии так же, как я видел эти места», сказал Пассер.«И «вау, это красиво, и вау, это ужасно».

Заброшенная деревня на вершине горного пика в Дагестане Россия by alkir_vh

Последнее обновление
Опубликовано 1 21 июня
Альфа-канал Нет
Зацикленное видео Нет
Частота кадров 29.97
Разрешение 1920×1080
Кодирование видео Н. 264
Размер файла 152.17мб
Количество зажимов 1
Общая длина зажимов 0:25
Источник аудио Нет
Цвет Полноцветный
Настройка На открытом воздухе
Темп Реальное время
Механизм Сковорода
Метки заброшенный, древний, археология, архитектура, аул, красивая, красота, здание, кавказский, Кавказ, цитадель, город, культурный, дагестан, поврежденный, день, место назначения, фантазия, гамсутль, холм, исторический, история, дом, поездка, ориентир, пейзаж, потерял, Величественный, гора, природа, старый, на открытом воздухе, камень, Крушение, Россия, Декорации, Сценический, камень, солнце, Туризм, Башня, путешествовать, Долина, долина, деревня, стена

Жуткие фотографии показывают замороженные дома и постройки в русском городе-призраке (ФОТО) | The Weather Channel — Статьи с The Weather Channel

Вид изнутри показывает покрытое снегом и льдом заброшенное здание в Сементнозаводском районе, примерно в 19 милях от угледобывающего города Воркута, Республика Коми, Россия, 1 марта 2021 года. .Экстремально холодная погода в Воркуте с температурой до минус 50 градусов по Цельсию и безработица увеличивают миграцию из этого района. С каждым годом из холодного региона стекается все больше людей, превращая некоторые поселения в города-призраки. (Мария Пассер/Агентство Анадолу через Getty Images)

Что происходит, когда самый восточный и самый холодный город Европы оказывается заброшенным? На потолках и светильниках образуются сосульки, а целые стены покрыты снегом и кристаллами льда.

Воркута — четвертый по величине город к северу от Полярного круга и самый холодный город во всей Европе, где в разгар зимы рекордно низкие температуры достигают минус 50 градусов по Цельсию.Город когда-то был домом для процветающего сообщества шахтеров, обещавшего высокую заработную плату тем, кто переехал в холодный регион. Но pri.org назвал Воркуту «самым быстро умирающим городом в России», поскольку население постоянно сокращалось с тех пор, как распад Советского Союза вызвал гиперинфляцию, а добыча угля практически исчезла.

(БОЛЬШЕ: Снежная буря превратила заброшенный торговый центр в жуткую зимнюю страну чудес )

Город и шахты были построены на спинах заключенных ГУЛАГа во времена правления Иосифа Сталина, и работа и суровые условия убили 200 000 из них их, согласно прим.орг. Сейчас умирает сам город.

В городе по-прежнему проживает 50 000 человек, но население ничто по сравнению с Воркутой и ее окрестностями в период ее расцвета. Миграция из города увеличилась с 2013 года из-за безработицы, превратив многие населенные пункты в города-призраки, которые замерзают при низких температурах.

Большинство городских театров, кинотеатров и культурных центров закрыты. По данным The Guardian, у правительства нет средств на ремонт огромного количества заброшенных зданий, которые становятся неустойчивыми при экстремальных температурах.

По мере того, как город приходит в упадок, здания приходят в упадок, а жилые помещения заполняются льдом и снежными заносами. В многоквартирных домах от 100 квартир и более в ночное время можно увидеть лишь несколько огней, сообщает pri.org, а остальные темные и заброшенные. Тяжелая техника с некогда шумных рабочих мест стоит без дела и засыпана снегом. Нажмите на слайд-шоу выше, чтобы увидеть несколько шокирующих фотографий из Воркуты и окрестных населенных пунктов.

ДРУГИЕ ИЗ WEATHER.COM: Захватывающие фотографии из самого холодного города в мире

Якутянка в центре города.Пар от заводов, автомобилей и людей создает зимой густой туман, который сохраняется даже в самые холодные недели. (Амос Чаппл)

Основная журналистская миссия The Weather Company — освещать последние новости о погоде, окружающей среде и важности науки для нашей жизни. Эта история не обязательно отражает позицию нашей материнской компании IBM.

Внутри жутких заброшенных городов-призраков, застывших во времени после того, как жители бежали от адской температуры -50C навсегда

НЕВЕРОЯТНЫЕ снимки показывают жуткие заброшенные российские города-призраки, застывшие во времени после того, как жители бежали от адской температуры -50C.

Жуткие снимки были сделаны в 11 милях от шахтерского городка Воркута в Сементнозаводском районе.

Воркута — один из самых холодных городов Европы. Когда-то здесь располагался созданный Сталиным лагерь для военнопленных ГУЛАГ.

Но уже давно в этих домах не было суеты жильцов, снега, пробивающего себе дорогу в забытые дома, и сосулек, покрывающих лестницы и торчащих из оконных рам.

На снимках с воздуха также видны брошенные автомобили, покрытые снегом на автостоянке, в то время как жилые дома выкрашены в белый цвет после того, как на них обрушилась метель.

13

Вид с воздуха на строительную площадку в угледобывающем городе Воркута, покрытую снегомКредит: Getty Images — Getty

13

Снег каким-то образом покрывает каждый дюйм комнаты, потолков, стен, окон и всего остального! Кредит: Getty Images — Getty

13

Снег и лед, кажется, просачиваются по фасаду этого заброшенного здания в городеКредит: Getty Images — Getty

13

Поселок в 11 милях от Воркуты напоминает город-призрак — улицы пусты, за исключением снегаКредит: Getty Images — Getty

13

На шокирующе низкие температуры влияет удаленность поселения от Северной Атлантики и близость к Северному Ледовитому океануКредит: Getty Images — Getty

13

Нигде нет безопасного места от невероятно низких температур — включая эту лестницуКредит: Getty Images — Getty

13

Несмотря на низкие температуры, здесь гораздо менее суровые зимы, чем в СибириКредит: Getty Images — Getty

13

Здания Сементнозавода область неба постоянно покрыта снегомКредит: Getty Images – Getty

13

Густой снег покрывает и пропитывает все на своем пути, видно на этом изображении внутри заброшенного зданияКредит: Getty Images – Getty

13

Температура падает до -50C в поселок, в 11 милях от шахтерского городка ВоркутаКредит: Getty Images – Getty

13

Зимой каждый год выпадает значительный снежный покров из-за влажностиКредит: Getty Images — Getty

13

Жители были изгнаны из отдаленных районов из-за того, что не могли справиться с холодом и растущей безработицейКредит: Getty Images — Getty

13

В близлежащем городе Воркута когда-то располагался лагерь ГУЛАГа, которым руководил Иосиф СталинПредоставлено: Getty Images — Getty

Советский город-призрак за Полярным кругом, пирамида стоит особняком | Путешествие

Самая северная статуя Ленина. Фото: Рэйчел Нувер

Говорят, что советский город Пирамида был покинут в одночасье. Однако на самом деле дезертирство произошло в течение нескольких месяцев. Но посетитель, прибывший в Пирамиду осенью 1998 года, мог бы сделать такой вывод. В только что опустевшем городе на подоконниках стояли увядающие растения; чистая посуда стояла на полках столовой; и аккуратно сложенные простыни лежали на кроватях бывших жильцов. Оборудование, используемое для добычи угля — смысл существования города — стояло там, где его оставили рабочие, и было готово вернуться к работе одним нажатием кнопки.Это было так, как если бы несколько сотен человек резко прекратили то, что они делали, и просто ушли.

Жители, однако, так и не вернулись, и сегодня город все еще стоит почти так же, как когда ушли последние люди. Пирамида расположена на Шпицбергене, архипелаге, расположенном между Норвегией и Северным полюсом. До нее можно добраться на лодке примерно с середины мая до начала октября, когда воды, граничащие с городом, свободны от морского льда. Но в холодные зимние месяцы — три из которых 24-часовая тьма — Пирамида лишь изредка принимает заблудших белых медведей.

Исследовать Пирамиду — значит перенестись в прошлое, во времена расцвета СССР. Советская культура, архитектура и политика пронизывают город, от блочного дома до бюста Ленина — самой северной в мире статуи этого коммунистического революционера — по-отечески и гордо глядящего вниз на главную площадь Пирамиды. Однако, чтобы по-настоящему оценить город, посетители должны ознакомиться со странной историей его впечатляющего подъема и окутанного тайной падения.

Советский город в Западном блоке

Собственная уникальная история Шпицбергена сделала возможным существование Пирамиды.Начиная с 17 века арктические острова снова и снова использовались в качестве базы для китобойного промысла и отлова моржей. Однако к началу 20 века интерес сместился на добычу угля. До этого момента архипелаг не принадлежал ни одной нации и свободно использовался голландцами, датчанами, норвежцами, англичанами и другими. В 1920 году все изменилось. Горстка стран, включая Норвегию, США и Великобританию, подписала Договор о Шпицбергене, который предоставил Норвегии суверенитет над Шпицбергеном.Однако Россия осталась в стороне. «Русские всегда были расстроены этим, потому что в то время, когда подписывались договоры, у них шла гражданская война, и о них как бы забыли», — говорит Стив Коулсон, арктический эколог из Университетского центра на Шпицбергене, который работал и жил там с 1991 года.

Но России не совсем повезло. Договор о Шпицбергене предусматривал, что не все норвежские законы применяются на островах и что все стороны, подписавшие договор, имеют равные права на развитие и ведение коммерческой деятельности на островах.Россия и, в конечном счете, более 40 других стран быстро подписали соглашение.

Норвегия и недавно образованный Советский Союз больше, чем кто-либо из других подписавших договор, ухватились за возможность развивать торговую деятельность на Шпицбергене. В 1926 году Норвегия основала Лонгйир, который сегодня является самым густонаселенным городом Шпицбергена с населением около 2000 человек. В 1936 году Советы получили права на использование угольных месторождений в Пирамиде (названной в честь пирамидальной горы, возвышающейся над поселением в долине) и Баренцбурге, примерно в 60 милях к югу.Трест «Арктикуголь», государственная угольная компания, основанная в 1931 году, взял на себя ответственность за эти операции и стал собственником «Пирамиды» и «Баренцбурга».

Жизнь на Крайнем Севере

Поначалу Пирамида была сонным местом, где почти не было жителей. Но после Второй мировой войны Советы выделили городу больше денег. Они построили десятки новых зданий, в том числе больницу, центр отдыха под названием «Дворец культуры» и большой кафетерий, дополненный гигантской мозаикой, изображающей ландшафт Шпицбергена, населенный героями скандинавских легенд.Все они были построены в типичном советском блочном стиле с закругленными краями, чтобы уменьшить воздействие пронизывающего зимнего ветра.

В 1980-х — разгар города — в Пирамиде проживало более 1000 человек. Жильцов распределяли по разным общежитиям, которые вскоре получили собственные прозвища. Был Лондон для холостых мужчин и Париж для немногих незамужних женщин, приехавших в Пирамиду (там же был паб на первом этаже дамского корпуса). Сумасшедший дом для семей получил свое название благодаря детям, которые постоянно играли в коридорах.Наконец, в Гостинке (по-русски «гостиница», хотя это не была гостиница) размещались краткосрочные рабочие. На протяжении многих лет Пирамида также создавала постоянные места упокоения для жителей, которые встретили печальный конец, строя кладбища как для людей, так и для кошек.

Российские коллеги сказали Коулсону, что Советы считают контракт в Пирамиде чем-то вроде повышения и привилегии. В Пирамиде — гораздо больше, чем в некоторых местах на материке — качество жизни имело значение. Во Дворце культуры была библиотека, зал для занятий тяжелой атлетикой, баскетбольная площадка и большой зрительный зал с рядами мягких красных сидений, где проходили представления и демонстрировались фильмы. «Бутылочный дом», внутри которого было 5308 пустых стеклянных бутылок, был построен как уникальное место, где жители могли пообщаться и выпить. Музыка тоже была важна. Самый северный рояль — «Красный Октобер» — был доставлен на лодке вместе с рядом других инструментов, включая клавишные и аккордеоны. Детская площадка, оборудованная качелями, горками и небольшим тренажерным залом, и футбольное поле были установлены для использования в летние месяцы, а крытый бассейн с подогревом в Pyramiden был лучшим на Шпицбергене. «Дети из Лонгйира ходили туда купаться в бассейне, — говорит Коулсон.«В свое время это было довольно впечатляюще».

Эстетика тоже имела значение. С его драматическим горным фоном и видом на близлежащий ледник Норденшельд и фьорд на востоке, Пирамида обладала естественным «вау-эффектом». Однако вблизи Арктика печально известна своим пыльным коричневым цветом. Почва слишком бедна питательными веществами, чтобы поддерживать большую часть жизни растений, а грязевая эрозия вызывает постоянную озабоченность. Чтобы обойти эту проблему, Советы ввозили партии земли, вероятно, из современной Украины. Почва стала буквально основой для крупнейшего проекта благоустройства, который, вероятно, когда-либо осуществлялся в Арктике: создания массивного искусственного газона.Эти усилия увенчались успехом. В летние месяцы травянистая площадь Пирамиды расцвела ярко-зеленым цветом, а жители еще больше украсили ее лужайками из подсолнухов.

Привезенная земля также использовалась в теплицах, где жители выращивали помидоры, огурцы, салат, перец, декоративные растения и многое другое. Почти самодостаточный город выращивал собственных свиней, кур и крупный рогатый скот, и вся его энергия исходила от угля, который добывали рабочие.

«Это должно было стать идеальным советским обществом, — говорит Коулсон.«Это был город, куда любой иностранец мог приехать без визы, поэтому он служил выставкой лучшего из Советского Союза».

Хайн Бьерк, археолог из Норвежского университета науки и технологий в Тронхейме, с теплотой вспоминает о посещении Пирамиды, когда город еще действовал, когда он служил в качестве офицера по культурному наследию. «Русские были очень гостеприимны, — вспоминает он. Бьерк нравилось окунуться в «восточную атмосферу» города, в том числе отведать традиционные русские блюда, подаваемые в столовой, куда каждое утро и вечер собирался почти весь город (в квартирах не было кухонь).«У советской еды плохая репутация, но мне она очень нравилась, — говорит он.

Помимо добычи угля, Пирамида и близлежащий Баренцбург во многом служили для СССР удобным способом сохранить свое присутствие на Западе. «Не секрет, что Советский Союз, а затем и Россия хотели сохранить эти поселения, — говорит Бьерк. «Города технически находятся на западе, поэтому они хотели бы быть там по многим, многим причинам, даже если они не добывают уголь».

Дезертирство

Угольные шахты Пирамиды, по сути, никогда не приносили прибыли.Когда в 1991 году распался Советский Союз, отечественные субсидии, которые поддерживали деятельность «Арктикугля» и города, начали истощаться. «В 1990-х ситуация изменилась: появились дефицит, низкие зарплаты и низкий уровень жизни», — говорит Вадим Прудников, профессор финансовой математики и теории риска Уфимского университета, который провел лето 2008 и 2009 годов, живя в Пирамиде в качестве одного из первых гидов, когда-либо нанятых Арктикуголем, и который до сих пор время от времени работает гидом-фрилансером на Шпицбергене.

На фоне неурядиц с бюджетом и снижения уровня жизни в 1996 году произошла трагедия. При подлете к аэропорту Шпицбергена рейс 2801 Внуковских авиалиний из Москвы, зафрахтованный Арктикуглем, потерпел крушение недалеко от Лонгйира. Все находившиеся на борту 141 пассажир, в том числе трое детей и многие члены семей горняков, погибли. «В самолете находились родители и сестра моего близкого друга, — говорит Прудников. «Он решил не лететь этим рейсом, потому что только что женился в Украине.

После аварии многие семьи погибших подали иски против компании из-за споров о компенсации, и моральный дух Пирамиды упал до рекордно низкого уровня. «Да, крах привел к большой депрессии в компании и коллективе, — говорит Прудников. «Это способствовало принятию решения о закрытии одного из поселений».

Вскоре после крушения «Арктикуголь» начал обсуждать закрытие «Пирамиды». «На этих встречах они объяснили, что я участвовал в них еще в 1997 году, что для продолжения добычи им придется сделать большие инвестиции, чтобы добраться до новых угольных пластов, которые находятся глубже в горах», — говорит Бьерк. «Но вся экономика — и российское правительство — были гораздо более нестабильными, и они не хотели делать инвестиции».

Однако, почему закрылась Пирамида, а не соседний Баренцбург, остается предметом некоторых спекуляций. Возможно, угля в Баренцбурге действительно было больше, но могла иметь место и внутренняя политика. Коулсон слышал, что одна группа политиков управляла Баренцбургом, а другая Пирамидой. Когда эта последняя группа потеряла власть, ее город был закрыт. «Но это определенно только слухи», — говорит он.

Какова бы ни была истинная причина, в первые месяцы 1998 года решение было окончательно оформлено. «Это произошло очень быстро, — вспоминает Бьерк.

31 марта 1998 года из шахты был извлечен последний уголь, и около 300 рабочих, которые все еще жили там, в основном мужчины, начали вывозиться. Они отправлялись на лодках или на вертолетах, которые все лето доставляли пассажиров в Лонгйир или Баренцбург. Около половины предпочли остаться на Шпицбергене и продолжить работу на «Арктикуголь» в Баренцбурге, а остальные покинули компанию и вернулись в Россию.

Жители Пирамиды всегда знали, что переезжают туда не на всю жизнь. У большинства были двухлетние контракты, и многие оставили семьи в России. Тем не менее, прощание с городом было горько-сладким для многих. Сложились дружеские отношения, и люди полюбили это место. Бьерк вспоминает, как несколько рабочих — горстка мужчин и пара женщин — сидели на центральном памятнике города в конце лета и вместе смеялись. Это был их последний день в Пирамиде. «Они попросили меня сфотографировать их, — вспоминает он.«Хотел бы я сейчас иметь это фото».

Наконец, 10 октября — незадолго до прихода льда — ушли последние постоянные жители. «Город просто возродился и исчез», — говорит Коулсон.

Наследие Пирамиды

На протяжении многих лет жители Баренцбурга забирали часть оставшейся техники Пирамиды для себя, рассматривая город-призрак как своего рода склад случайных припасов. Но осталось бесчисленное количество реликвий: от содержимого небольшого городского музея до костюмов прошлых танцевальных представлений и более 1000 кинолент. «Все вещи из поселения вывезти было невозможно, просто потому, что на это ушло каких-то 50 лет, — говорит Прудников.

В 2006 году Бьерк вместе с фотографом Элин Андреассен и археологом Бьорнаром Ольсеном провели неделю, исследуя, фотографируя и документируя заброшенный город. В течение этой недели они разбили лагерь в бывшем отеле Tulip (который с тех пор был вновь открыт в летние месяцы) и каждый вечер готовили еду с помощью походной печи с парафином. «Нас было трое, но мы жили вместе, но особо не разговаривали, — говорит Андреассен.«Это было очень медитативное время и как-то расслабляло».

Впервые Бьерк, которая много раз посещала город, когда он был еще населен, смогла проникнуть в личные комнаты жителей. Стены по-прежнему были увешаны картами, вырезками из журналов с изображением природы или животных, пин-апами и наклейками с надписями «Playboy», «Puma» и «Brooklyn» и многих других. Многие люди делали самодельные колокольчики и украшения из канцелярских скрепок, пластиковых бутылок, веревок и картона, что свидетельствует о менталитете города «сделай сам». «Что касается меня, то, если у меня нет вешалки, я просто бросаю свою куртку на стул — я не иду и не делаю ее сама», — говорит Бьерк. «Но в шкафах было полно самодельных вешалок, сделанных из электрических проводов».

«Советское общество всегда было так скрыто от нас на Западе», — добавляет Андреассен. «Но теперь мы могли пойти куда угодно и даже увидеть частные, интимные места, которые вам обычно не разрешают видеть». В конце концов, они решили собрать свои выводы и мысли о Пирамиде в книге «Постоянные воспоминания ».

Однако, когда Бьерк вернулся в 2010 году, он обнаружил, что многие украшения и реликвии исчезли или были уничтожены и брошены на землю. Аналогичным образом, содержимое многих общественных зданий подверглось актам вандализма, особенно в административном здании, где были опрокинуты книжные полки, разбросаны бумаги и опрокинут стол директора. Хотя туристы, вероятно, украли некоторые предметы в качестве сувениров, Бьерк подозревает, что главными виновниками являются рабочие из Баренцбурга. «Режиссер был довольно крутым человеком, из тех, кто мог бы ударить человека по голове, если бы ему не нравилось то, что он делал», — говорит Бьерк. «Думаю, вандализм был своеобразной местью вернувшихся [из Баренцбурга] рабочих»

Несмотря на то, что некоторые объекты пришли в упадок, ландшафт сохранился. Несмотря на частые весенние паводки, привезенная земля и трава сумели пережить жителей. Однако восточные жители другого сорта все еще проживают в нем.В прошлом году Коулсон обнаружил несколько видов экзотических клещей, в том числе тех, которые, как известно, встречаются только на юге России и в Украине, живущих в почве центральной площади Пирамиды. Местные клещи, с другой стороны, почти полностью исключены из этого участка.

В других случаях местные виды Шпицбергена взяли верх. Гнездящиеся чайки каждое лето соперничают за желанные места на подоконниках, чтобы вырастить своих детенышей, и их крики можно услышать по всему заброшенному городу. Белые медведи также проходят время от времени, поэтому необходимо постоянно носить с собой ружье или придерживаться проводника по ношению оружия. Но, несмотря на приток животных, Пирамида не будет полностью освоена природой в ближайшее время. По сравнению с более теплыми регионами арктическая среда относительно стерильна. Виноградная лоза никогда не поглотит здания, а деревья никогда не вырастут из тротуаров. Здесь силы разложения работают гораздо медленнее. Хотя плесень поселилась в матрасах и стенах, процесс разрушения этих материалов будет длительной работой. Документальный фильм History Channel, например, предсказал, что большая часть архитектуры Пирамиды все еще будет стоять через 500 лет — капсула времени, позволяющая посетителям на долгие и долгие годы заглянуть в уникальный исторический момент.

«Пирамида имеет свой особый дух, — говорит Прудников. «Я не думаю, что это когда-либо будет восстановлено, да и не должно быть».

SAS летает в Лонгйир несколько раз в неделю из Осло летом и выполняет круглогодичные ежедневные рейсы из Тромсё. Из Лонгйира проще всего добраться до Пирамиды на лодке в рамках однодневного тура. Некоторые компании также устраивают ночные поездки на снегоходах зимой. Лодочные туры к Пирамиде проводятся примерно с середины мая до начала октября, в зависимости от морского льда.Polar Charter, Spitsbergen Travel и несколько других компаний организуют 8-10-часовые лодочные туры по цене от 220 до 260 долларов США, включая трансфер из отеля и обед. Terra Polaris также предлагает ночлег в Пирамиде. Бронируйте заранее, так как и рейсы, и туры заполняются, и, если возможно, внесите в свой график некоторую гибкость; туры иногда отменяются из-за погодных условий или неисправности лодки.

Россия Путешествовать

Рекомендуемые видео

Город, который исчез — BBC News

«Моногорода делятся на три категории, — объясняет Елена. «В первом пока все ок, но нужно думать о будущем, когда товары, которые они производят, могут перестать быть востребованными.

«Второй — там, где производство уже падает. И третий — самый драматичный, когда местная фабрика либо закрылась, либо вот-вот закроется».

В моногородах, как правило, вдвое больше людей без работы, чем в среднем городе, а опрос Федеральной службы охраны, проведенный в 2016 году, показал, что до 60% жителей моногородов описывают свою жизнь как «невыносимую» или «едва переносимую». .

Цифры явно вызывают беспокойство у российского правительства, тем более что страна имеет дело с неспокойной мировой экономикой и последствиями международных санкций в связи с аннексией Крыма. И все это на фоне приближающихся президентских выборов в 2018 году.

Три года назад для решения этой проблемы была создана новая национальная программа. Бюджет Фонда развития моногородов составляет чуть более 450 миллионов долларов (335 миллионов фунтов стерлингов) для инвестиций до 2020 года. Сам президент Путин внимательно следит за его ходом.

Часть денег пойдет на программу обучения Елены, целью которой является обучение пяти человек из местных органов власти и ключевых предприятий во всех 319 моногородах ускоренному курсу развития бизнеса в течение следующих полутора лет. Акцент делается на то, что местные жители работают вместе, чтобы помочь себе.

Все города, участвующие в программе, должны к началу 2018 года достичь комплекса ключевых показателей. К ним относятся привлечение независимых инвестиций, создание рабочих мест и реализация программы проектов обновления городов в консультации с местным сообществом.

«Это довольно сложно, — говорит Елена. «Это, несомненно, оказывает на них давление. Но если мы не сделаем этого сейчас, ситуация станет еще более бурной, и мы никогда не достигнем наших долгосрочных целей».

Уже есть небольшие признаки раннего успеха. Елена приводит примеры мест, где фабрика игрушек, пиццерия или технопарк помогли вдохнуть новую жизнь в умирающий город.

За последние 20 лет город потерял более половины своего населения, так как угольная промышленность замедлилась.

Окрестности полны пустых и заброшенных шахтерских поселений, где осталось не более нескольких стариков.

Но теперь у города есть планы поощрения оставшегося населения оставаться в магазинах и развлекательных центрах, развивать сектор высоких технологий и поощрять малый бизнес, торгующий местными изделиями ручной работы и деликатесами.

Но захотят ли люди остаться, и почему правительство вообще хочет, чтобы его граждане жили в отдаленных уголках страны?

Елена предлагает дипломатический ответ, говоря, что всем жить в таких больших городах, как Москва, невыгодно, и что российской экономике нужна сеть региональных узлов, чтобы вдохнуть новую жизнь в национальную экономику.

«Многие патриоты Крайнего Севера или Востока, — говорит она.

«Им нравится там жить.»

Но все признают, что, как бы ни было политически важно для российского правительства, чтобы люди жили на окраинах страны, не каждое место в списке моногородов выживет.

Некоторые из них, у которых все еще есть жизнеспособная местная промышленность, могут привлекать и увольнять рабочих по краткосрочным фиксированным контрактам.

Другие вообще отключатся.

«Не тогда, когда решит правительство, — говорит Елена, — а когда люди, которые там живут, решат, что нет смысла оставаться».

Напряженность между Украиной и Россией: В жуткой деревне на передовой сепаратистского конфликта | Мировые новости

Потрепанная армейская скорая помощь подъезжает к заснеженному двору давно заброшенного завода на востоке Украины, где сейчас располагается штаб 24-го армейского батальона.

Автомобиль советских времен переоборудован в военный транспорт; Я говорю переделанный, на самом деле я имею в виду, что все было вырвано, фанерные стены обшиты внутренними стенами, а внутри установлены скамейки, на которых можно сидеть.

Четверо довольно веселых украинских солдат и четверо из нас втискиваются в кузов. Все в бронежилетах, так что тесновато.

Изображение: Лейтенант Виктор Белеков и переделанная скорая помощь Изображение: Внутри машины скорой помощи, переоборудованной украинскими силовиками

Подвеска стонет, когда водитель включает двигатель, и мы выезжаем в заснеженную сельскую местность — на передовую войны между украинскими военными и поддерживаемыми Россией повстанцами-сепаратистами.

Пока весь мир ждет, чтобы увидеть, действительно ли Россия присоединится к конфликту и вторгнется в Украину со своей высокоразвитой, хорошо вооруженной и оснащенной армией, я ждал, чтобы увидеть, сможет ли эта полуразрушенная машина действительно проехать 10 миль до фронта.

Когда мои мысли вернулись к возможному российскому вторжению, я посмотрел на солдат, втиснутых в фургон, едва пригодный для движения, и мне стало их жаль.

Их подразделение в том виде, в котором оно есть, вероятно, не выдержит первого контакта.

Я заглянул сквозь щель в фанере в переднюю кабину и дальше в ледяные пустоши поля боя.

Мы проехали через сильно заминированные сельскохозяйственные угодья, мимо красных знаков, предупреждающих об опасности наступить или съехать с дороги.

Изображение: Галина, 73-летняя жительница деревни, говорит, что не верит, что Россия вторгнется Изображение: Украинские военные занимают позицию на крыше

Водитель ненадолго притормозил, а затем рванул вперед так быстро, как только мог на скользкой поверхности.

«Вражеские позиции по всей этой стороне», сказал нам один из солдат, указывая на правую сторону.

«Здесь стреляют по машинам, поэтому водитель едет быстро», — сказал он и рассмеялся.

Солдаты везли нас в деревню, о которой мы слышали, но для посещения которой требовалось специальное разрешение.

Новоалександровка закрыта для внешнего мира. Он находится на нейтральной полосе демаркационной линии, разделяющей две стороны.

Изображение: Клиника, разрушенная в бою

Когда-то жило 200 человек, осталось только 11. Бои здесь идут интенсивно и продолжаются уже восемь лет, как бушует этот конфликт.

Мы хотели встретиться с жителями, узнать, каково это жить на передовой, и вообще узнать, с какой стати они остались и что они будут делать, если русские действительно вторгнутся.

Пожалуйста, используйте браузер Chrome для более доступного видеоплеера

6:45 «Не доверяйте Путину» — экс-президент Украины

Мы пробились к нашей остановке: пара ветхих домов с несколькими солдатами, стоящими снаружи.

Мы вышли в метель и осмотрели остальную часть деревни. Коллекция сильно поврежденных и в значительной степени заброшенных одноэтажных домов, покрытых снегом и льдом.

Солдаты сказали, что мы должны следовать за ними, и мы отправились на поиски некоторых жителей.

Изображение: Жители поселка Новоалександровка.

Жуткую тишину почти полностью заброшенного бывшего поселка нарушили глухие взрывы и грохот пулеметной очереди.

Он был поблизости, но не настолько близко, чтобы нам нужно было укрываться.

В зонах боевых действий часто бывает так, слышишь бой, но не видишь. Иногда, как сейчас, когда ветрено и снежно, ты даже не можешь сказать, откуда он идет. Это тревожит, это сбивает с толку, и это на самом деле довольно страшно.

В этом городе нет ничего, кроме разрушенных домов: ни магазинов, ни электричества, ни водопровода, разрушена даже единственная в поселке поликлиника.

Солдаты объяснили, что большинство оставшихся людей редко покидают свои дома, особенно в суровые зимы в этой стране, но в основном из-за боевых действий. Говорят, что жители являются «заложниками» ситуации.

Изображение: Вход в дом Галины с табличкой, указывающей, что это «домашняя резиденция». Изображение: В доме Галины, где нет электричества

В несколько дверей, в которые мы постучали, в домах с явным присутствием людей просто не ответили. Наш украинский продюсер Азад Сафаров сказал, что его предупредили, что люди будут очень подозрительно относиться к нашему присутствию и слишком напуганы, чтобы говорить.

Но Галина, бодрая 73-летняя женщина, живущая одна, была более чем счастлива приветствовать нас внутри. Над своей входной дверью она написала мелом «Место жительства». Это сигнал как солдатам, так и сепаратистам, что ее дом не заброшен.

Она показала мне, как во время ожесточенных боев все ее окна были разбиты бомбами. Она говорила, что временами ей было так плохо, что она лежала рядом с кирпичной печью для защиты, сжимая важные документы и готовая бежать, если придется.

Нет ни электричества, ни магазинов, ни медицинских услуг, но ей некуда идти. Что еще более важно, она не хочет идти. Галина ремонтирует свой дом — сначала окна, потом поврежденный потолок.

Изображение: Лейтенант Виктор Белеков, старший офицер 24-го батальона. Изображение: Лейтенант Виктор Белеков в дозоре

«Я здесь привыкла. Мне хорошо. Нас здесь мало осталось, но люди остались.Ну, мне здесь нравится», — пояснила она.

«У меня все в огороде, сажаю, работаю. Единственное, что мне приходится далеко ходить, потому что транспорта нет.»

Галина не верит, что Россия вторгнется, но сказала, что если они это сделают, она планирует остаться, потому что не думает, что они быть заинтересованы в причинении ей вреда

Армия указывает, что оставаться здесь действительно слишком опасно, но они не заставят их уйти

Изображение: Заброшенный дом

С наблюдательных пунктов на крышах домов в поселке солдаты постоянно следят за позициями сепаратистов примерно в 100 метрах.

Лейтенант Виктор Белеков, старший офицер 24-го батальона, отразил мнения многих солдат, которых мы встретили в этой поездке, а здесь — в предыдущих.

Они говорят, что в любом случае воюют уже восемь лет и редко, если вообще когда-либо, обсуждают вторжение русских, хотя и допускают, что это может произойти.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.