Стихи восточная сибирь: Сибирь | — Стихи русских поэтов

Содержание

Стихи о сибири. Читать стихотворения о сибири великих русских поэтов классиков на портале «Культура.РФ»

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Стихи на публику — vspress.ru

Поэт в городском пейзаже…

Культуртрегерский проект «Поэты в городе», основанный Иркутским отделением Союза российских писателей пять лет назад, изначально был рассчитан на то, чтобы знакомить местную публику с иркутскими авторами необычными способами. Его авторы — молодые литераторы Артем Морс и Светлана Михеева — сразу отказались от идеи проводить встречи с читателями в банальном формате. «Мы решили делать поэтические вечера, которые бы отличались от того, что на тот момент проводилось в городе, — рассказывает Артем Морс. — Как правило, выступления поэтов и писателей проводятся в библиотеках или других учреждениях, а мы решили изменить этот принцип и начали проводить свои мероприятия в неформальной обстановке баров и кафе, где публика чувствовала бы себя гораздо более свободно. И это дало свой результат».

По словам Артема, за пять лет существования проекта «Поэты в городе», в Иркутске состоялись десятки мероприятий на самых разных площадках и в самых разных форматах. Поэтические чтения привлекали публику не только необычным местом проведения, но и сочетанием с выступлением бардов, электронных и академических музыкантов. Несколько выступлений в этом году состоялось, например, с авангардными музыкантами, которые прямо на сцене импровизировали под поэтические строки, подбирая для них наиболее интересное звуковое сопровождение.

Впрочем, вечер, состоявшийся 29 ноября в иркутской галерее «Revолюция», музыки был лишен. «Впервые мы решили в качестве эксперимента попробовать соединить поэзию с новым для себя видом искусства — фотографией, проверить, сочетаются ли они между собой и способны ли обогатить друг друга, — рассказывает Артем Морс. — «Поэты в городе» — богатая тема, которая все время наталкивает нас на новые идеи. И в этот раз мы решили соединить городскую лирику с фотографиями города различных талантливых фотографов и назвали это «Урбанистический пейзаж».

Стихотворцы нашли поддержку у фотографического сообщества, которое с радостью откликнулось на интересное предложение. Организатор мастер-классов по фотоискусству Лена Миронова взяла на себя всю визуальную составляющую, бросив клич среди своих коллег, и в результате творческое сотрудничество вылилось в крайне интересное мероприятие. Иркутские поэты — Артем Морс, Светлана Михеева, Надежда Ярыгина, Андрей Сизых и другие — читали стихи на фоне слайд-шоу фотографий города, которые как бы оживляли поэтические строки, добавляя им, с одной стороны, наглядности, а с другой — вторых планов. Импровизационный момент (фотографы не знали, что будет прочитано на вечере, а поэты в свою очередь не ведали, какие снимки в каждую секунду находятся у них за спиной) добавлял действию эффект неожиданности, поскольку каждое случайное совпадение визуального и словесного ряда воспринималось едва ли не как волшебство.

Творческое сотрудничество оказалось настолько удачным, что после вечера его было решено повторить. Но в этом случае уже фотографы выступили с инициативой продолжить совместный проект. «Мы планируем расширить границы темы, заданной на этом вечере, и сделать выставку, посвященную не столько Иркутску, сколько в принципе метафизическому, условному городу, — делится планами Лена Миронова. — Особенность выставки будет состоять в том, чтобы объединить фотографии и стихотворения иркутских авторов в одном пространстве. Открытие выставки проведем уже в начале 2014 года мероприятием, на котором можно будет не только услышать поэтов, но и поучаствовать в фотоперформансах».

…и лабиринтах любви

Другим интересным проектом, связанным с творчеством иркутских поэтов, явился спектакль, который поставила в своем театре «Слово» режиссер Валентина Просекина. Постановка получила название «Лабиринты любви» и полностью основана на стихах 18-ти иркутских авторов. Материал для постановки переработан огромный — в композицию попали произведения как живущих, так и уже умерших авторов, без оглядки на членство в том или ином творческом союзе. Единственным критерием для опытного режиссера, которая уже более 30 лет занимается в Иркутске развитием любительского театра, была любовная тематика. В результате в постановку попало 41 стихотворение. Авторами их являются Вадим Богатырев, Елена Жилкина, Николай Вяткин, Владимир Скиф, Сергей Иоффе, Ростислав Филиппов, Анатолий Кобенков, Любовь Сухаревская, Татьяна Суровцева, Анатолий Змиевский — некоторые имена хорошо известны иркутской публике, другие станут открытием. Разные по объему, настроению и даже дарованию, стихи выстроены в довольно сложную композицию, которая объединена самым светлым и сильным чувством.

«Эти стихи будут дополнять и поддерживать друг друга, в иных местах спорить, не соглашаться, иногда звучать совсем отдельно, не касаясь ни рифмой, ни строчкой, ни ритмом предыдущего и последующего произведения. Но, тем не менее, все это — «Лабиринты любви» — чувства, без которого невозможно прожить, которое волнует и манит к себе бесконечно», — так обращается к своим зрителям Валентина Просекина со страницы театральной программки и добавляет в разговоре, что подобная работа для нее тоже явилась экспериментом.

Литературный театр «Слово» возник при Иркутском доме литераторов несколько лет назад и сосредоточился на постановках по произведениям именно иркутских авторов. В репертуаре театра уже есть пара постановок по прозе Валентина Распутина и Александра Вампилова, проводились литературно-музыкальные композиции в честь юбилеев иркутских писателей. Однако подобных «Лабиринтам любви» спектаклей еще не было.

Артисты-любители (сами поэты в спектакле не задействованы) разделены в этом спектакле всего на две роли: Он и Она. На маленькой сцене дома литераторов они признаются друг другу в любви, расстаются, грустят в одиночестве, бегут на встречу друг другу, обвиняют один другого… Складывается ли все это в одну цельную историю? Пожалуй, что нет. Однако невозможно, чтобы стихи столь разных авторов, различные и по эмоциям, и по настроению, и даже по лексике, вдруг образовали единое связное полотно. Скорее это некая мозаика, показывающая любовь вообще, из которой, как из лабиринта, действительно непросто найти выход.

Премьера спектакля «Лабиринты любви» в Иркутском доме литераторов пройдет в ближайшие выходные.

 

Обзор журнала «Сибирь» за 2018 год

12+


«Сибирь» – литературно-художественный и культурно-просветительский журнал писателей Восточной Сибири, основанный в 1930 году. Учредило его Иркутское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз писателей России». Редактором журнала с 2017 года является иркутский прозаик Анатолий Байбородин. В 2018 году планировалось выпустить шесть номеров журнала, но вышли только четыре. Тираж каждого выпуска составляет 1300 экземпляров.

Материал в обзоре представлен по рубрикам, которые с 2018 года в журнале стали постоянными.

В рубрике «Поэзия» читателей ждут яркие и свежие стихи поэтов не только нашего края, но и разных уголков страны.

В первом номере читатель найдет подборки стихов Нины Ягодинцевой из Челябинска, Максима Орлова из Братска, Валерия Хатюшина из Москвы. Одно из стихотворений этого поэта посвящено Иркутску, где он побывал в 2017 году на празднике «Сияние России»:

Нет, на Руси монархия не свергнута.
В ней царь и вождь скрепились на века.

По улицам Урицкого и Свердлова
Я вышел к монументу Колчака.

В стихах, опубликованных во втором номере журнала, много природных красот. Поэт Александр Щербаков продолжает традиции Николая Рубцова. Опубликована подборка стихов к 115-летию Ивана Молчанова-Сибирского. Имя этого поэта носит Областная научная библиотека. В свое время он был, по словам Владимира Скифа, «организатором культурной жизни Восточной Сибири». Анатолий Змиевский откликнулся на трагедию в Кемеровском развлекательном центре стихотворением «Зимняя вишня», посвященном памяти погибших.

В третьем номере журнала заведующий отделом поэзии 

Владимир Скиф представил талантливых авторов: Анатолия Александрова, Юрия Баранова, Сергея Чепрова, Владимира Андреева, Анатолия Лисицу. Творчество молодых поэтов вошло в подрубрику «Час поэзии» с общим названием «Идет молодой и неопытный век». В ней представлены стихи молодых поэтов из Зимы, Усть-Илимска и Иркутска.

В четвертом номере читателей ждут стихи Михаила Успенского из Красноярска, Любови Сухаревской, Рады Черноусовой, Елены Поповой, Надежды Миляевой и других. У каждого из этих авторов неповторимые интонации, живая речь. Они ушли от простой описательности и примитивных зарисовок на темы природы, их поэзия полна драматизма.

Вот строфа из стихотворения Надежды Миляевой:

Как хорошо меж делами привычными
Видеть на соснах качание дня
И, сохранив на лице безразличие,
Торжествовать: «Мир, ты любишь меня!»

А теперь обратимся к рубрике «Проза».

В первом номере журнала подобраны произведения о простых рабочих людях с их проблемами. Имена авторов хорошо известны. Борис Шергин в своих «Поморских сказах» повествует о поморах мурманских и архангельских. Станислав Китайский рассказом «Рупь делов»

 напомнил нам о том, что отношения в семье во все времена имеют одни и те же проблемы. Герои рассказа Владимира Максимова «Заненастило» – обитатели барака во время рыбалки. Рассказ Александра Обухова «Бабушка» – о том, как мальчик-сирота ищет папе-вдовцу жену, а себе – маму. Героем рассказа петербуржца Александра Богатырёва «Федоровы деньги» является церковный сторож.

Во втором номере журнала рубрику «Проза» открывает душевный, теплый, мудрый рассказ «Как по синему морю…» известного писателя Алексея Зверева. Его героиня бабка Луша по-своему разобралась с дарами цивилизации – сожгла магнитофонную ленту с записью старинной песни в ее исполнении. Эта запись, по ее мнению, не должна оставаться на свете напоминанием о ее постаревшем голосе.

Журнал «Сибирь» остается верен теме православия. Цикл рассказов Надежды Калиниченко «Марта Амвросиевна» – о пожилой женщине, посещающей храм и жаждущей чуда. Это рассказ о внутренней работе человека, который хочет стать другим. Владимир Шавёлкин в рассказе «Пашкина душа» доверительно и тепло рассказывает о судьбе байкальского рыбака, умного, работящего, но не умеющего справиться с бедой российских мужиков – запоями. Со знанием дела автор описывает добычу омуля на море сетями.

Журнал продолжает печатать главы из романа Олега Слободчикова «Первопроходцы». Начало можно найти в №1 за 2016 год. Этот исторический роман об освоении Сибири и расширении границ, о судьбе малых народностей края. Продолжение его следует.

Третий номер журнала публикует рассказы Владимира Крупина под общим названием «Три пирамиды». В одном из них он мысленно беседует с Валентином Распутиным. Другой рассказ посвящен воцерковлению ветерана войны, инвалида.

Рекомендуем обратить внимание на рассказы Владимира Забелло. Один из них – «Боня» – о трудных, порой поломанных судьбах жителей прибайкальских сел, чему часто виной «безнадега под названием «русская болезнь». А другой, «Бурундук», повествует о зверьке, который никому не делает вреда, живет своим трудом, а врагов у него хоть отбавляй: и звери, и люди, и непогода.

Раздел «Проза» четвертого номера журнала запомнится читателю главой из романа Михаила Щукина «Белый голубь на колокольне» – истории разрушения церкви.

Рассказ «Обычная история» Сергея Козлова про мальчика Сему и его друзей дает повод к размышлению: для чего мы развиваемся? Мальчик стреляет из арбалета в священника, так как считает его бездельником и обманщиком – так сказал ему отец. Но когда священник его прощает, в душе «стрелка» происходит переосмысление.

Журнал продолжает публикацию романа Ивана Комлева «Рядовой Иван Ященко». Начало было в номерах за 2015 и 2017 годы. В четвертом номере журнала напечатана четвертая часть романа. Она повествует о послевоенной жизни героев, в которой немало проблем.

Раздел «Публицистика» в первом номере журнала представлен статьей Василия Шелехова «Русский крест». Автор считает, что все проблемы современного общества от того, что люди «весьма далеки от православной веры, религия для них просто не существует». Статья Валерия Скрипко «Аромат вечности» также посвящена проблемам церкви и общества.

Во втором номере любителей исторических расследований заинтересует статья Льва Анисова «История создания картины «Иван Грозный и сын его Иван. 16 ноября 1581 года». Читатель многое откроет для себя в этом материале, познакомится с непривычной точкой зрения на царствование царей Ивана Грозного и Павла Первого.

В этом же номере журнала писатель-краевед Иван Козлов в статье «Заметки на белых полях…» начал интересный разговор о происхождении слов и их значении на примере сибирского материала. Автор исследует названия некоторых сибирских поселков.

В третьем номере журнала впечатляет статья Бориса Башилова «Сперанский и результаты произведенных им реформ». Автор обвиняет этого государственного деятеля в масонстве, а следовательно, в предательстве. Читателю самому решать, брать ли это на веру.

Желающие познакомиться с концепцией развития любимого народом музея «Тальцы» могут прочитать в четвертом номере журнала статью «Воспитание души» Евгения Дёмина, руководителя комплекса памятников архитектуры на 80-м километре Кругобайкальской железной дороги. Этот музей является не только объектом познания, но и объектом воспитания.

В этом же номере помещен историко-публицистический материал «В небесах отгорели зарницы…», посвященный 100-летию комсомола. В нем все необычно: форма – публицистический коллаж, сочетание воспоминаний и переписки с друзьями, живописный портрет героя Анатолия Сосунова. Он – незаурядная личность: отважный борец с преступностью, борец за экологию, общественный деятель, мужественный и честный человек. Комсомолец!

Теперь перейдем к рубрике «Критика».

Первый номер журнала поместил большое исследование Анатолия Байбородина о трагедии Сергея Есенина «Душа грустит о небесах…». Автор воссоздает те «круги ада», в которых оказался Есенин, перебравшись в Москву. Анатолий Заболоцкий рассказал о судьбе и творчестве писателя Василия Белова в статье «Памяти Василия Белова. О деревенщиках, совести, семитомнике и юбилеях».

Во втором номере следует обратить внимание на статью Аллы Большаковой «Память слова и время памяти». Это размышления о прозе Валентина Распутина. Автор возвращается к теме «деревенской прозы» как культурном явлении. Были ли русские «деревенщики» разрушителями? Автор много лет изучала эту тему, и из ее статьи читатель узнает всю историю вопроса.

Эдуард Анашкин в статье «Золотистый золотой» анализирует прозу Николая Иванова, первого секретаря правления Союза писателей России. В прошлом году на праздновании дней русской духовности и культуры «Сияние России» читатели нашего края, в том числе Ангарска, познакомились с ним, и в некоторых библиотеках области (и в ангарской библиотеке №3) появились его книги. «Очевидно, что военная проза Николая Иванова, помимо ее художественных достоинств, еще и документ эпохи», – уверен автор статьи.

«Театр и смыслы – это соединимо?» – так названа статья Валентины Семеновой об очередном Вампиловском фестивале. В ней читатель найдет краткие рецензии на показанные спектакли.

В третьем номере Анатолий Заболоцкий рецензирует книгу Алексея Варламова «Шукшин». Статья названа «Кому в угоду перелопачивают Шукшина?». Из названия понятно отношение критика к рецензируемой книге.

Вера Харченко, доктор филологических наук, в статье «Идеал семейного уклада» на примере рассказа В. Распутина «Женский разговор» обращается к теме таинства брака, целомудрия, интимности в современной литературе. Сравнения с текстами Распутина она не выдерживает.

С 70-летием иркутского писателя Владимира Максимова поздравляет Ирина Прищепова и рассказывает о его творческом и жизненном пути в очерке «Счастье быть писателем».

А статья Василия Козлова «Цыганочка» с выходом. Не совсем иркутская история» будет интересна тем, кто хочет вспомнить годы, когда начался раскол в Союзе писателей. Вот как заканчивает В. Козлов статью: «А мы, задним числом, продолжаем выяснять наши отношения до сих пор, хотя мало кто помнит о том давнем противостоянии, и стерлась мудрым временем острота «извечных», по выражению Пушкина, наших споров». И с этим трудно не согласиться.

Раздел «Критики» четвертого номера журнала отдан очерку Владимира Крупина «Несобственно прямая речь. Слово о Солженицыне». Эта статья о неприятии мировоззрения писателя и непримиримости к его творчеству.

Одна из постоянных рубрик журнала – «Радоница» – воспоминания об ушедших.

В первом номере Владимир Личутин опубликовал статью «Последний в цепи» об удивительном прозаике Борисе Шергине к его 125-летию. 80-летию Станислава Китайского посвящена статья Светланы Тарбеевой «Великая и малая родина»Ирина Прищепа статьей «Дом у Байкала» отдает дань памяти Глебу Пакулову. Она увлекательно рассказывает о своем посещении дома писателя в поселке Порт Байкал, который в свое время стал пристанью для многих известных иркутских писателей и художников. Пакулов первый из писателей в 1969 году поселился в этом месте, которое теперь называют «Иркутское Переделкино».

Второй номер журнала откликнулся на 105-летие Алексея Зверева статьей Валентина Распутина «С болью и верой, честно и талантливо», в которой он так оценил творчество писателя: «Он достоин, конечно, чтобы его читали по всей стране и издавали по всей стране». Здесь же Владимир Скиф к 115-летию Ивана Молчанова-Сибирского поместил статью «Осиянный немеркнущим светом».

Памяти этого писателя посвящена и статья Натальи Дуловой «Молчановы и Распутины в моей жизни». Она представляет собой светлые личные воспоминания человека, близкого к этой семье, чем они и ценны. Рекомендуем их к прочтению: вас ждет много новых и интересных сведений о жизни этих больших писателей, об их семьях.

К 80-летию Леонида Бородина в третьем номере журнала помещена его беседа с критиком Владимиром Бондаренко в редакции газеты «День литературы» в 2002 году. Название статьи – «Считаю себя русистом». Интересно, что практически все, что обсуждалось в этом диалоге, актуально для нашей литературы и нашего государства по сей день. Поднимаются вопросы идеологии, политики, экономики, философии и, конечно, культуры.

В четвертом номере журнала памяти Валентина Распутина посвящена статья Владимира Личутина «Последний срок». Это воспоминания и размышления о роли и месте творчества Валентина Григорьевича в нашей жизни.

Михаил Шепель в статье «Мы так давно не говорили…» тепло и светло вспоминает поэта Любовь Сухаревскую, которой не стало в сентябре 2013 года. Она была большим другом его юности.

Рубрика «Вернисаж» порадует любителей и знатоков живописи.

Первый номер посвящен памяти художника Анатолия Костовского, хотя писалась статья при жизни. Художника не стало, когда материал уже был в наборе. Григорий Лазарев в своей заметке «Русский народный художник» отмечает, что это «художник выдающегося живописного дарования, стихийно-смелого и неожиданного в образе». В журнале помещены репродукции картин, к тому же хорошего качества.

Во втором номере представлен обзор Григория Лазарева «Идиллия живописца Сергея Казанцева», посвященный иркутскому художнику. Читатели смогут увидеть его картины на прекрасных репродукциях в журнале.

В третьем номере Татьяна Соловьёва в очерке «Вселенная художника Москвитина» рассказывает о жизненном и творческом пути этого художника и прилагает к статье репродукции его живописных работ. Родом он из наших мест, сейчас живет и работает в Москве. Его творчество признано, оно многогранно. «Ему удается соединить город и море, лес и человека, старину и фантастическое будущее», – считает один из поклонников его творчества.

«Мелодии редкого жанра» – так назвал свою статью об искусстве Аркадия и Наталии Ледяновых поклонник и знаток их творчества Юрий Баранов. Статья вошла в четвертый номер журнала. Они – мастера декоративно-прикладного искусства и являются авторами барельефа Валентина Григорьевича Распутина в его музее. Репродукции некоторых работ этих художников читатель увидит в журнале.

Рубрика «Книжная лавка» в каждом номере журнала знакомит читателя с книгами, новыми и переизданными в Иркутске. Назовем некоторые новые издания: двухтомник В. Скифа «Древо с листьями имен», А. Лаптев «Бездна», сборник стихов Александра Никифорова «Путевой лист» и другие.

В этой же рубрике во втором номере журнала Владимир Максимов в статье «…Значит, нужные книги ты в детстве читал» рассуждает «о книгах недавно или давно прочитанных. О так называемых раскрученных и нераскрученных авторах».

Оксана Запольская в статье «Добрым всходам начинать сначала…», напечатанной в третьем номере журнала, приглашает читателей перелистать книги из домашней библиотеки Валентина Распутина. Для этого она приглашает их в библиотеку имени семьи Полевых в Иркутске, куда еще при жизни наш земляк передал книги из своей личной библиотеки.

Рубрика «Сумочка к ребру» закачивает каждый номер журнала. В ней самые разные авторы выступают с литературными пародиями. Один из основателей этой рубрики, Владимир Скиф, много лет был широко известен как поэт-пародист. Этот раздел обещает читателю много смеха и улыбок.

Кроме публикаций, вошедших в постоянные рубрики журнала, в нем еще много другой свежей информации. Читатель найдет рецензии и обзоры, рассказы о театральных конкурсах, о фестивалях и иных культурных событиях нашей области.

Новинка журнала 2018 года – обзоры Валерия Скрипко каждого предыдущего номера, с комментариями и своей точкой зрения на рассматриваемый материал. В заключение приведем его слова: «Толстые журналы – душеполезное для всех изобретение… В журнале «Сибирь» проза переходит в стихи, а стихи – в яркие репродукции о родном крае. Многоголосье, многоцветье окружает читателя, и этот праздник всегда с тобой…».

Желаем приятных минут и часов с журналом «Сибирь» в руках.

Все названные номера журнала «Сибирь» доступны на Литературной карте Иркутской области.

Главный библиотекарь
библиотеки №3 им. Л. Беспрозванного
Ольга Павловна Тирских

Стихотворение В Сибирь и Арион (Пушкин А. С.) 📕

С женой декабриста Муравьева, уезжавшей в 1827 году к мужу, сосланному в числе других в Сибирь, Пушкин отправил послание своим опальным друзьям. Этот поступок был проявлением высокого мужества поэта, так как после жестокой расправы царя с декабристами даже самые близкие родные и друзья старались не поддерживать с ними отношений. В послании «В Сибирь» Пушкин с огромной поэтической силой высказал мысль о великом историческом значении дела декабристов, призывал их к мужественному терпению и выражал надежду на близкую революцию, которая освободит

сосланных на каторгу друзей.

Оковы тяжкие падут, Темницы рухнут — и свобода Вас примет радостно у входа.

. .

Насколько для декабристов был дорог этот привет поэта, показывает их ответное стихотворение, написанное декабристом А. И. Одоевским:

Струн вещих пламенные звуки

До слуха нашего дошли,

К мечу рванулись наши руки,

Но лишь оковы обрели.

Но будь покоен, бард, цепями,

Своей судьбой гордимся мы

И за затворами тюрьмы

В душе смеемся над царями.

Одоевский в ответе Пушкину выразил твердую уверенность декабристов в том, что дело, начатое ими, не заглохнет: «из искры

Возгорится

пламя».

В том же 1827 году, отправив свое послание «В Сибирь», Пушкин написал еще одно стихотворение, посвященное декабристам,- «Арион». Так как оно предназначалось для печати, то поэт прибегнул к аллегорической (иносказательной) форме. Для выражения своих мыслей и чувств Пушкин использовал древнегреческую легенду о поэте и музыканте Арионе. Арион плыл на корабле в открытом море. Корабельщики хотели убить его, чтобы завладеть его богатствами. Арион упросил их позволить ему спеть перед смертью песню. Закончив пение, он сам бросился в волны. Но дельфин, привлеченный его пением, вынес его на своей спине на берег.

Чудом спасшийся Арион — это Пушкин. Поэт говорит о себе как о певце декабризма, пропагандисте декабристских идей.

Пловцы в челне — это дружный коллектив декабристов, членом которого изображен и сам поэт.

В картине налетевшей бури и ее последствий поэт рисует восстание декабристов, его разгром и трагическую судьбу его руководителей и участников. Случайно спасшийся певец остался верен своим товарищам, их делу: «Я гимны прежние пою»,- заявляет о себе поэт.

В соответствии с содержанием стихотворения Пушкин применяет старинные слова, звучащие более торжественно, чем обычные: кормщик (кормчий — рулевой), лоно волн, гимны (торжественные песни), риза (вместо одежда). Силу и сплоченность декабристов, их настойчивое стремление достичь своей цели подчеркивают такие словесные образы, как «иные парус напрягали, другие дружно упирали вглубь мощны веслы».

Герцен так писал о времени, наступившем после разгрома декабристов: «Душой всех мыслящих людей овладела глубокая грусть. Одна лишь звонкая и широкая песнь Пушкина звучала в долинах рабства и мучений. Эта песнь продолжала эпоху прошлую, наполняла мужественными звуками настоящее и посылала свой голос отдаленному будущему».

В Сибирь

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье,

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,

Надежда в мрачном подземелье

Разбудит бодрость и веселье,

Придет желанная пора:

Любовь и дружество до вас

Дойдут сквозь мрачные затворы,

Как в ваши каторжные норы

Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

Арион

Нас было много на челне;

Иные парус напрягали,

Другие дружно упирали

В глубь мощны веслы. В тишине

На руль склонись, наш кормщик умный

В молчанье правил грузный челн;

А я — беспечной веры полн,-

Пловцам я пел… Вдруг лоно волн

Измял с налету вихорь шумный…

Погиб и кормщик и пловец! —

Лишь я, таинственный певец,

На берег выброшен грозою,

Я гимны прежние пою

И ризу влажную мою

Сушу на солнце под скалою.

.

Стихи в бронзе. Даши Намдаков презентовав в Иркутске скульптуру | КУЛЬТУРА:Персона | КУЛЬТУРА

Нынешней зимой исполнилось ровно 20 лет с первой выставки художника Даши Намдакова. Она прошла в Иркутске и, как некоторые говорят, стала первой ступенькой к мировой известности мастера.

Спустя два десятка лет он вновь вернулся в столицу Приангарья и привёз с собой скульптуру, которая навсегда останется в городе. Символично, что Даши назвал её «Начало», хотя лепил он её совсем не к юбилею первой выставки. Она входила в цикл работ «Другое измерение», созданный в 2018 году. Тогда они выставлялись в Иркутске, затем отправились в Русский музей Санкт-Петербурга и разлетелись по миру.

Скульптура, которая вернулась в наш регион и вошла в постоянную экспозицию галереи Виктора Бронштейна, представляет собой древний лик, рассечённый на несколько частей, под расколотой маской скрывается лицо прекрасной девушки — амазонки. Выполнена она из бронзы в цвете, как говорит сам мастер, «вечного синего неба». Он называет его любимым цветом Чингисхана.

Даши сам представил скульптуру зрителям, среди которых был корреспондент «АиФ в ВС».

Ответ от Байкала

Даши Намдаков: «Начало» входило в цикл работ, которые я создал после истории с «Хранителем Байкала» (композиция, которую Даши вылепил для Ольхона: сначала жители неоднозначно приняли её, но сейчас она установлена на острове — Прим.ред.), — рассказывает Даши Намдаков. — От озера ко мне тогда пришла небывалая энергия: за два месяца я создал около 20 работ. Никогда в жизни до и после этого у меня не было такого рывка. Я сам был потрясён, думал, что в какой-то момент это должно было остановиться, прекратиться, но, уставший, приезжал с работы домой, и даже за ужином у меня непонятно откуда возникала новая идея. Когда я потом общался с духовным учителем и спросил, что это было, он ответил: «Это тебе ответ от Байкала». Я получил невероятное удовольствие от процесса, от этих двадцати вещей, которые путешествуют по миру. Слава богу, такое чудо со мной произошло. А это действительно чудо, которое я не могу объяснить.

Дарья Галеева, «АиФ в Восточной Сибири»: Вы трактуете как-то эту работу? Что она для вас значит?

— Начало, может быть, начало всего моего творчества. Я не то что вам не могу рассказать, я себе не могу объяснить, что это такое. Знаете, я обожаю поэтов, моё любимое искусство — это поэзия, я считаю: оно самое близкое к скульптуре. Это то же самое, только выраженное не языком красивого слова, а языком металла, объёма, пространства и формы. Поэзию не всегда легко интерпретировать, а уж скульптуру тем более. Каждый видит своё, и я рад, что есть разные прочтения, от этого работа становится какой-то ещё более объёмной.

— Вы разрешаете трогать ваши работы руками?

— Если бы мы были в моей мастерской, я бы разрешил. Я всегда разрешаю. Вон «Хранитель Байкала» стоит на Ольхоне, поезжайте к нему, его не только трогать можно, в нём можно жить.

«Хранитель», кстати, хорошо стоит: не в публичном месте, а вдали от массовых туристических троп. Я только что вернулся с Ольхона, там в этом году снега — по уши, местные жители говорят, что никогда такого не было. Мы добирались до «Хранителя» три дня.

«Нет ничего вечного»

— На Ольхоне проходил фестиваль Olkhon Ice Fest. Во время подготовки к нему вы тоже пробовали создать скульптуру из байкальского льда. Насколько ощущения от работы со льдом отличаются от того, что чувствуешь, создавая изделие из бронзы или камня?

— Я получил огромное удовольствие: свежий воздух, морозец, лёд, с которым я работаю у себя на родине. Это был мой первый опыт, и я сначала как будто боялся этого материала, но потом у меня получилось прочувствовать его. Мрамор, гранит, бронза, серебро, золото — у работы с каждым материалом есть свои нюансы, их надо прочувствовать. Со льдом мне это удалось, поэтому я сказал мастерам: «Приглашайте!» В следующий раз целенаправленно приеду порубить лёд на Байкале. Это классно!

— Ледяная скульптура отличается от бронзовой тем, что век её короток. Вы вкладываете в неё душу, время, а она потом тает. Не обидно?

— Нет, конечно. Это же супер. Не надо к чему-то, особенно ко всему этому (показывает на зал, где выставлены его скульптуры) относиться слишком серьёзно: это всё игры. Я абсолютно серьёзно. Посмотрите на буддистов. Они выстраивают мандалу (сакральный символ в виде круга, который изготавливают, например, из песка — Прим. ред.), читают молитвы, тратят время, ведь это ювелирная работа — цвета кладут слой за слоем. И как только выстроили, они её сдувают, разрушают. В этом и есть глубина, философия — нет ничего вечного.

Когда я резал лёд, тоже об этом думал: «Здорово, что это растает и утечёт с водой обратно в Байкал».

«Раньше храмы не строил»

— Даши, вы человек восточный, но живёте и работаете сейчас на западе. Это накладывает на ваше искусство какой-то отпечаток?

— В этом огромный кайф, и слава богу, что я поехал в сторону запада. Получился такой инь-ян, такой сумасшедший коктейль. Уже лет шесть я живу в Лондоне, до этого лет пять плотно был в Италии. А вхождение в другую культуру, оно же не происходит по щелчку пальцев, оно идёт потихоньку. Ты впитываешь культуру с воздухом, с музеями, с едой, общением с людьми. Потихоньку-потихоньку это тебя догоняет, и это безумно интересно с точки зрения эксперимента над собой: в твою «таблицу Менделеева» приходят ещё какие-то элементы, происходит какое-то «брожение» — и получается «Начало».

Я бы не смог сделать такую работу ещё лет 10-15 назад, не хватило бы опыта, мастерства. Здесь сложная лепка, хотя эту скульптуру я создавал всего два дня — это ведь импрессионизм, на вид он лёгкий-лёгкий. В этом как раз и есть западный подход. На востоке работу бы долго вычеканивали, полировали, доводили до совершенства.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Уже полтора года мы занимаемся строительством храма под Москвой, откроем его в мае. Это православный храм Вооружённых сил России, посвящённый Победе в Великой Отечественной войне. Можно сказать, что его строит вся страна: люди отправляли на его возведение деньги, ведь каждая семья столкнулась с той трагедией, с той войной. Я в этой работе — главный художник. Это мой первый опыт, я никогда раньше храмы не строил.

Я окончил художественный институт, и, конечно, мы очень многое изучали по истории искусства, но православие… я никогда с этим не был связан. Приглашение в этот проект было совершенно неожиданным.

Погружение в православие, в огромную культуру христианства тоже накладывает на меня отпечаток — понимаю, что я как человек буду уже другим после того, как работа над храмом завершится. Она — на финишной прямой, мы работаем очень интенсивно. Скоро уже открытие, приедут гости со всего мира.

Кстати, в храме мы трудимся вместе с известным иркутским художником Сергеем Элояном. Интересно, но даже в рамках ортодоксальной церкви мы находим приёмы, которые оказываются оригинальными. Это будет уникальный проект. 

Смотрите также:

Методическая разработка урока по теме «Восточная и Северо-Восточная Сибирь». 8-й класс

(Демонстрация слайда)

Светом солнцем залитая
Вся под небом синим,
Ты, Сибирь, моя родная,
Край моей России

Тип урока: изучение нового материала.

Дидактическая цель: создать условия для осознания и осмысления новой учебной информации средствами интерактивной технологии.

Цели по содержанию:

  • Образовательная: формировать знания об особенностях географического положения Восточной и Северо-Восточной как факторе, определяющим природные особенности этой территории.
  • Развивающая: закрепить умения самостоятельно устанавливать связь геологического строения с рельефом и полезными ископаемыми, объяснять особенности климата, режима рек ПТК;
  • Воспитательная: способствовать осознанию мировоззренческой идеи мира на примере взаимосвязи компонентов природы Восточной и Северо-Восточной Сибири.

Методы: объяснительно-иллюстративный репродуктивный, частично-поисковый, проблемного изложения, исследовательский.

Формы организации: фронтальная, индивидуальная.

Средства обучения: Компьютер. Диск «Образовательная коллекция. География. Россия. Природа и население». Карты: физическая, тектоническая, геологическая, климатическая. Учебник Э.М.Раковская «География: природа России», 8 класс.

СОДЕРЖАНИЕ И ХОД УРОКА

1. Оргмомент

2. Выступление учащихся, подготовивших презентации по темам «Заповедники Западной Сибири», «Природа Тазовского района»

3. Целеполагания и мотивация

Могучий край всемирной славы,
Что грозной щедростью стяжал,
Завод и житница державы,
Её рудник и арсенал.

Край, где несметный клад заложен, –
Под слоем – слой мощней вдвойне.
Иной ещё не потревожен,
Как донный лед на глубине.

Сегодня у нас сложная задача – изучить Восточную и Северо-Восточную Сибирь. Казалось бы, объединение этих двух довольно различных в природном отношении регионов в один ПК ничего, кроме возражений, не вызывает. Действительно, объединены крупная равнина (хотя и приподнятая!), сформированная на древней докембрийской платформе, с горными системами молодой мезозойской складчатой области.

4. Проблемное задание

– Что же у них общего?

– Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо решить предлагаемые задания.

Задание 1. Используя рис. 71., ст.163 учебника, физическую карту атласа ст.4-5, определите географическое положение Восточной и Северо-Восточной Сибири по плану:

1. Назовите границы этой природной территории на севере, западе, юге и востоке.
2. Уточните, какие формы рельефа входят в состав Восточной и Северо-Восточной Сибири.
3. В чём особенность её географического положения по сравнению с Западно-Сибирской равниной?
4. Как Северный Ледовитый океан влияет на природные условия Восточной и Северо-Восточной Сибири?
5. Как Атлантический океан влияет на природные условия этой части Сибири?
6. Объясните, почему Тихий океан, сравнительно недалеко расположенный от Восточной Сибири, практически не оказывает влияния на её природные условия.
7. Сделайте обобщающий вывод, как географическое положение Восточной и Северо-Восточной Сибири влияет на природные условия территории.

(Краткая запись в тетради)

Задание 2.  Зарисуйте схему географического положения Восточной и Северо-Восточной Сибири в тетрадь (ЛОК).

Задание 3. Используя картосхемы компьютера, карты атласа, установите закономерности размещения форм рельефа, тектонических структур, полезных ископаемых Восточной и Северо-Восточной Сибири. Заполните таблицу.

Формы рельефа Тектоническая структура Полезные ископаемые
 

 

   

Вывод:

5. Индивидуальное задание (работа с компьютером)

1 вариант.

Задание 4. Сравните строение Сибирской платформы и Предверхоянского прогиба. Существует ли разница в строении,  и в  полезных ископаемых территорий? Объясните почему? Что такое траппы? (Компьютер. Слайд «Тектоническое строение. Траппы»)

2 вариант.

Задание 5. Используя картосхемы компьютера, рис. 26., ст. 66. учебника, назовите неотектонические движения Восточной и Северо-Восточной Сибири. Возможны ли землетрясения на этой территории?

(Демонстрация слайда)

В.Г.Короленко  «Мороз»:

«Птицы замедлили полет, судорожно взмахивая крыльям, и падали на землю, медведи зябли в берлогах и выходили тощие, испуганные, злые… мы тоже начинали зябнуть… Холод забирается под одежду, потом в мускулы, потом в кости, до мозга костей, как говорится-говорится не даром».

Задание 6. Используя различные источники знаний (учебник ст. 233-233, картосхемы компьютера, карты атласов), составить характеристику климата Восточной и Северо-Восточной Сибири. Заполнить таблицу.

Климатические показатели

Характеристика климатических показателей

Температура января  
Температура июля  
Осадки  
Климатические явления  
Климатический пояс  
Климатическая область  

 1 вариант. Сравните климат Восточной и Северо-Восточной Сибири и Восточно-Европейской равнины, установите черты сходства и различия, объясните их.

2 вариант. Сравните климат Восточной и Северо-Восточной Сибири и Западной Сибири, установите черты сходства и различия, объясните их.

3 вариант. Используя рис.97., уч. ст.236., расскажите о взаимосвязи различных явлений природы в Восточной Сибири (сибирский антициклон, температурная инверсия, полюса холода северного полушария)

Задание 7. Вспомните видеофильм «Сибирь», используйте рис. 70. ст. уч. 158-159, назовите природные зоны Восточной и Северо-Восточной Сибири.
Характерна ли высотная поясность для этой территории, почему? Объясните! (см. рис.100., ст. 239. учебник).

Задание 8. Прочитайте стихотворение И. Омулевского-Федорова «Сибирь», определите, какими природными ресурсами богата Восточная и Северо-Восточная Сибирь.

И. Омулевский-Федоров

Сибирь

О, здравствуй, родина моя!
Румяно-свежая, как роза.
В венке брильянтовом мороза,
В блестящей тунике снегов,
Ни на кого ты не похожа,
Стоишь невестою пригожей.
Внутри хором твоих приветных
Весь пол из камней самоцветных,
Там груды всякого добра-
Медведи, соболи, куницы
Лежат у ног взамен ковра.
На всех концах земной планеты
Расскажут все твои приметы:
Сильна – как в сказке богатырь,
Ума и разума – палата,
Как золотой рудник, – богата,
Привольна – как степная ширь.

Дополни! (используй атлас, учебник, картосхемы компьютера, картины, фотографии ПК)

6. Осознание и осмысление блока новой информации

Задание. Подведите итог изученного материала, и ответьте на вопрос, который был задан в начале урока.

Вопросы и задания на закрепление и обобщение знаний.

1. Какие формы рельефа располагаются в Восточной и Северо-Восточной Сибири? Объясните, почему рельеф этой территории разнообразен. Под влиянием, каких процессов он изменяется в настоящее время?

2. Назовите причины, в результате которых в Восточной и Северо-Восточной Сибири сформировался резко континентальный климат. Назовите природные условия, в результате которых в Якутии образуются инверсии температур.

3. а) Известно, что в Восточной Сибири осадков за год выпадает немного (100-300 мм). Почему же многие районы страдают от заболоченности?
б) Лиственница в Восточной и Северо-Восточной Сибири распространена очень широко; даже в районе Верхоянска и Оймякона – полюсах холода северного полушария – она занимает огромные площади. Какие биологические особенности лиственницы позволяют ей переносить суровые климатические условия?

Вывод: Взаимосвязи природных компонентов Восточной и Северо-Восточной Сибири подтверждают целостность и единство мира.

7. Контроль знаний географической номенклатуры

Географический диктант по теме «Восточная Сибирь»

1 вариант.

  1. Горный хребет, протянувшийся вдоль правого берега Лены.
  2. Низменность, расположенная в низовьях двух рек. Одна из них впадает в море Лаптевых, другая – в Восточно-Сибирское море.
  3. Самая высокая вершина Восточной Сибири.
  4. Низменность, расположенная севернее Среднесибирского плоскогорья, протянувшаяся от Енисейского залива до устья Лены.
  5. Плато на северо-западе Среднесибирского плоскогорья.
  6. Горный хребет, названный именем знаменитого исследователя Сибири.
  7. Низменность, расположенная восточнее реки Индигирки.
  8. Невысокий хребет, протянувшийся вдоль правого берега Енисея.
  9. Нагорье, расположенное между Верхоянским хребтом и хребтом Черского.
  10.  Назовите крупнейший приток реки Енисея.
  11. Озеро на полуострове Таймыр.

2 вариант

  1. Крупнейший полуостров на севере Среднесибирского плоскогорья.
  2. Самая высокая вершина Восточной Сибири.
  3. Крупная река Восточной Сибири берущая начало на Прибайкальском хребте.
  4. Горный хребет, протянувшийся вдоль правого берега Енисея.
  5. Плато на северо-западе Среднесибирского плоскогорья.
  6. Горный хребет, названный именем знаменитого исследователя Сибири.
  7. Горный хребет, протянувшийся вдоль правого берега Лены.
  8. Река, на которой находится город Верхоянск.
  9. Низменность на левом берегу  реки Колымы.
  10.  Горы, расположенные на полуострове Таймыр.
  11. Плоскогорье, расположенное между Верхоянским хребтом и хребтом Черского.

8. Домашнее задание:

1. Повторить выученный материал (используй конспект урока, параграф 40 учебника)
2. В рабочей тетради «География России. Природа. Население» выполнить задание  ст. 54.

Стихотворение В Сибирь и Арион (Пушкин А. С.) 👍

С женой декабриста Муравьева, уезжавшей в 1827 году к мужу, сосланному в числе других в Сибирь, Пушкин отправил послание своим опальным друзьям. Этот поступок был проявлением высокого мужества поэта, так как после жестокой расправы царя с декабристами даже самые близкие родные и друзья старались не поддерживать с ними отношений. В послании “В Сибирь” Пушкин с огромной поэтической силой высказал мысль о великом историческом значении дела декабристов, призывал их к мужественному терпению и выражал надежду на близкую революцию, которая

освободит сосланных на каторгу друзей.

Оковы тяжкие падут, Темницы рухнут – и свобода Вас примет радостно у входа.

. .

Насколько для декабристов был дорог этот привет поэта, показывает их ответное стихотворение, написанное декабристом А. И. Одоевским:

Струн вещих пламенные звуки

До слуха нашего дошли,

К мечу рванулись наши руки,

Но лишь оковы обрели.

Но будь покоен, бард, цепями,

Своей судьбой гордимся мы

И за затворами тюрьмы

В душе смеемся над царями.

Одоевский в ответе Пушкину выразил твердую уверенность декабристов в том, что дело, начатое ими, не заглохнет: “из

искры

Возгорится пламя”.

В том же 1827 году, отправив свое послание “В Сибирь”, Пушкин написал еще одно стихотворение, посвященное декабристам,- “Арион”. Так как оно предназначалось для печати, то поэт прибегнул к аллегорической (иносказательной) форме. Для выражения своих мыслей и чувств Пушкин использовал древнегреческую легенду о поэте и музыканте Арионе. Арион плыл на корабле в открытом море.

Корабельщики хотели убить его, чтобы завладеть его богатствами. Арион упросил их позволить ему спеть перед смертью песню. Закончив пение, он сам бросился в волны.

Но дельфин, привлеченный его пением, вынес его на своей спине на берег.

Чудом спасшийся Арион – это Пушкин. Поэт говорит о себе как о певце декабризма, пропагандисте декабристских идей.

Пловцы в челне – это дружный коллектив декабристов, членом которого изображен и сам поэт.

В картине налетевшей бури и ее последствий поэт рисует восстание декабристов, его разгром и трагическую судьбу его руководителей и участников. Случайно спасшийся певец остался верен своим товарищам, их делу: “Я гимны прежние пою”,- заявляет о себе поэт.

В соответствии с содержанием стихотворения Пушкин применяет старинные слова, звучащие более торжественно, чем обычные: кормщик (кормчий – рулевой), лоно волн, гимны (торжественные песни), риза (вместо одежда). Силу и сплоченность декабристов, их настойчивое стремление достичь своей цели подчеркивают такие словесные образы, как “иные парус напрягали, другие дружно упирали вглубь мощны веслы”.

Герцен так писал о времени, наступившем после разгрома декабристов: “Душой всех мыслящих людей овладела глубокая грусть. Одна лишь звонкая и широкая песнь Пушкина звучала в долинах рабства и мучений. Эта песнь продолжала эпоху прошлую, наполняла мужественными звуками настоящее и посылала свой голос отдаленному будущему”.

В Сибирь

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье,

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,

Надежда в мрачном подземелье

Разбудит бодрость и веселье,

Придет желанная пора:

Любовь и дружество до вас

Дойдут сквозь мрачные затворы,

Как в ваши каторжные норы

Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут – и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

Арион

Нас было много на челне;

Иные парус напрягали,

Другие дружно упирали

В глубь мощны веслы. В тишине

На руль склонись, наш кормщик умный

В молчанье правил грузный челн;

А я – беспечной веры полн,-

Пловцам я пел… Вдруг лоно волн

Измял с налету вихорь шумный…

Погиб и кормщик и пловец! –

Лишь я, таинственный певец,

На берег выброшен грозою,

Я гимны прежние пою

И ризу влажную мою

Сушу на солнце под скалою.

Польская поэзия в сибирской ссылке: SR, ЯНВАРЬ 2005


В сознании многих поляков слово «Сибирь» это не просто географическая область, которая простирается на восток от Урала через Северную Азию и на юг от Северного Ледовитого океана до степей Центральной Азии и Монголии. Он символизирует угнетение поляков и других национальностей в оккупированной Россией Польше царями, а затем комиссарами. Именно под руководством Иосифа Сталина сотни тысяч поляков были арестованы и отправлены в сибирские концлагеря без какого-либо судебного разбирательства или суда.Сибирь известна среди выживших как геенна или «нечеловеческая земля», где миллионы поляков и других жителей Центральной и Восточной Европы умерли от голода, холода, истощения, болезней и чрезмерного труда. Выживших в Сибири называют по-польски «сибиратством». Как и у переживших Холокост, у них есть свои организации и веб-сайты.

В советское время никому в Польше не разрешалось открыто говорить о рабских трудовых лагерях в Сибири, и в учебниках истории на эту тему ничего не говорилось.Выжившие начали публиковать свои рассказы в 1990-х годах. Союз сибиряков, организация, созданная в 1928 году, но объявленная вне закона советскими оккупационными войсками после 1939 года, возобновила свою деятельность в 1988 году. Это придало некоторую огласку советским преступлениям. В 1993 году их журнал «Сибиряк» опубликовал сборник стихов, написанных в сибирских лагерях польскими депортированными.

Американские читатели узнали из книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», что НКВД начало создавать сеть трудовых лагерей в Советском Союзе еще в 1917 году.В 1930 году возник ГУЛАГ — новое государственное учреждение, управляющее этими лагерями. К 1936 году количество заключенных быстро увеличилось до 5 миллионов, а к 1943 году, по некоторым оценкам, это число увеличилось в три или даже в четыре раза. Эти места депортации были созданы таким образом, чтобы труд заключенных приносил пользу Советскому Союзу за счет выживания заключенных. По сути, это были лагеря смерти, куда отправляли людей на гибель. Этот аспект лагерей хорошо выражен в стихотворении Беаты Обертынской:

Заявления

От голода,

С маршей,

От дождя,

От вшей,

От сильного ветра, который режет тебе лицо,

От тепла огня — когда ночью приказывают уходить,

Из болотистой тайги, в которую погружаешься по колено,

Из оторванной подошвы обуви,

Из украденного хлебного мешка — Спаси нас, Господи!

Из тундры лежа на спине лицом к небу,

Из кошмара белых ночей,

Из комаров,

Из внезапных и неожиданных ночных походов,

От свинцовых зори до сажистых сумерек,

— Святой Бог!

— Святой Вседержитель!

Святой и бессмертный, спаси нас, Господи!

Мы грешники,

Мы усталые,

Мы, отданные бескрайним просторам,

Мы, изгнанные на съедение замерзшими пустошами,

Мы, лишенные человечности и законных прав,

Растоптанная, как трава,

Догнали и округлили —

Мы, нищие, кишащие вшами,

Мы одурманенные голодом,

Мы безымянное множество

Отравлены проступками,

Мы грязные,

Мы оборванные,

Мы порой смешные,

Мы утешенные,

Мы грешники,

Ты, Господь Бог, мы молим,

Жизнь и правда,

Единый и Неделимый,

— Святой Бог!

— Святой Вседержитель!

— Свят и вечен, помилуй нас!

Через последнюю,

посмертно

Рана сына твоего

через Его кровь и страдания

Аминь — Аминь — Аминь (1)

Советское правительство называло эти лагеря смерти исправительными и перевоспитательными местами заключения.Тем не менее, только около 10-15 процентов заключенных были на самом деле преступниками, которым могло бы пригодиться «перевоспитание». Хотя они и составляли меньшинство, они обычно жили лучше, чем остальная часть заключенных. Преступники жили в солидарности между собой и могли вымогать лучшую еду и лечение, продолжая при этом свою преступную практику. Они украли все, что попадалось в их руки, особенно еду у других заключенных, и руководство лагеря не сделало ничего, чтобы их остановить. Остальные 85 процентов были просто обычными гражданами, которых заставляли тесно сотрудничать с профессиональными преступниками и заниматься разрушающим здоровье трудом.

Советское правительство не только заключило в тюрьму своих граждан, но и арестовало и депортировало от одного до двух миллионов поляков. Через семнадцать дней после вторжения Гитлера в Польшу в 1939 году Сталин вторгся в восточную часть Польши. Через несколько месяцев начались депортации. Женщин и мужчин, детей и стариков изгоняли с родины и депортировали в различные концентрационные лагеря на северо-востоке России, в Сибирь, Казахстан и Узбекистан. Вообще говоря, чувство «польскости» у депортированных воспринималось как угроза коммунизму.Ни судебных процессов, ни надлежащей правовой процедуры, ни объяснения причин, кроме фразы «вы враг советского народа». Так сказали моей маме, когда NKWD пришел к ней домой ночью и сказал ее родителям собраться через пятнадцать минут и приготовиться к депортации. Ее история — это история боли и страданий, но самое главное — выживание.

Моей матери было двадцать пять лет в 1940 году, когда она и ее родители были арестованы и отправлены в трудовой лагерь. Моя мама и бабушка были отправлены в колонию для заключенных в поселке Тутуяс-Кайзак Кемеровской области; моего дедушку разлучили с ними и отправили в другую тюрьму в городе Искитим, также в Кемеровской области.Моя мама больше его не видела. В 1943 году она узнала, что он был расстрелян, но не было получено никакой информации о том, где он был похоронен — ​​был ли он похоронен вообще. Моя мать и другие польские депортированные были «освобождены» в 1941 году, после того как Гитлер объявил войну Советскому Союзу, но они остались в Сибири. Однако им пришлось покинуть лагерь. От лагеря им пришлось пройти двести миль с еще несколькими «освобожденными» людьми, чтобы добраться до ближайшего села. Многие в этой группе не пережили путешествие.Два года, с 1941 по 1943 год, они находились под наблюдением советских властей и не могли покинуть село, в которое были приписаны.

Семья моей матери до 1940 года принадлежала к среднему классу: она владела домом, хозяйственными постройками и 250 акрами земли в Дубновичах в районе Полесья, Польша. Советский Союз в основном нацелился на жен и детей помещиков, военных и правительственных чиновников, а также на наиболее образованных, потому что они боялись их и хотели истребить как можно больше польской интеллигенции.В неопубликованных мемуарах мама живо вспомнила ту трагическую ночь, когда ее увезли:

NKWD пришел в середине ночь. Они стучали в дверь и требовали, чтобы мы ее открыли. Несколько солдаты в советской форме ворвались в дом, говоря, что Советское правительство отправил их. Они читали наши имена и заявляли, что мы враг народа. Нам сказали, что мы арестованы для отправки в лагерь для заключенных. перевоспитан, чтобы научиться жить в коммунистическом обществе, чтобы научиться работать и чтобы не сидели и не ждали слуги.Мы схватили все, что могли в спешке, и они не позволили бы нам взять много вещей.

Мою мать и ее родителей увезли в временный лагерь в окрестностях Микашевиц. Этот временный лагерь был большим площадь окружена колючей проволокой. Посреди него был небольшой поезд станция, где спали люди. Место было забито людьми, плачущими детьми, грязь, духота, вши. Там они содержались НКВД с февраля по Может, так как они привезли больше семей, в основном женщин и детей, из близлежащих мест. фермы.Наконец подъехали вагоны для перевозки скота и погрузили в них людей. Софья Метелика писала:

На пути к изгнанию

Я помню раннее апрельское утро

И настойчивый стук в нашу дверь

Громкие резкие слова солдат

И горькие слезы беспомощности

Страх и смирение в глазах матери

И жалкий плач маленьких детей

Серое небо, окутанное туманом

И день, не похожий на весну.

Долгие недели, проведенные взаперти в грузовом вагоне

Нам они казались годами

Перед нами Урал, за нами Европа

Они несут нас на край земли?

Однажды утром поезд остановился

Они открыли двери и приказали нам выйти

Потом погрузили нас и наш багаж вместе

На огромные грузовые автомобили.

Вокруг нас — бескрайняя и серая — лежит киргизская степь

Мы путешествуем бесконечно, а время тянется

Пока, наконец, глухая деревня в степи

И убогие хижины — вот наша цель.

Как мы будем жить посреди этого запустения?

Среди людей чужих и почти диких

Отчаяние и горе разрывают наши сердца

Пробуждается глубокая тоска по нашей стране.

Годы прошли в убожестве и холода

И страшный голод отнял у нас силы

Многие не вернулись

В степи остались одинокие могилы.

Через три недели в поезде транспорт моей матери прибыл в Сталинск (ныне Новокузнецк) Кемеровской области. Затем их погрузили в баржи на реке Томь и увезли вглубь таежного леса в трудовой лагерь, расположенный на реке Кайзак-Тутуяс. Добравшись до реки, им пришлось целый день идти по тайге, чтобы добраться до места назначения. Лагерь представлял собой большую ограду, окруженную забором из колючей проволоки с высокими башнями для стражи на каждом углу.Внутри располагались лагерные офисы, кухни и казармы. Заключенные оставались внутри бараков и спали на двухъярусных кроватях, которые представляли собой куски дерева без матрасов и покрытий. Холод был невыносим, ​​температура доходила до минус 40 градусов по Фаренгейту. Каждый день их будили в 5 часов утра и делили на группы по 20 человек. Одетые в лохмотья, им пришлось пройти несколько миль в темноте и холода, чтобы добраться до места, где они рубили и таскали дрова по двенадцать часов в день.Заключенным приходилось работать независимо от погоды. Люди получали обморожения; ампутации (выполненные в примитивных условиях) были обычным явлением. Некоторые погибли от падающих на них деревьев: им не удалось спастись, потому что снег был по пояс. Моей маме приходилось таскать и сжигать ветви, которые иногда были размером с большое дерево.

Днем заключенным не давали еды. Иногда, как вспоминает мама, она приносила кусок замороженного черного хлеба, растапливала снег в банке над огнем, клала в него панировочные сухари и пила.Другая заключенная Зофия Метелика написала следующее:

Хлеб наш насущный

Я помню как мама

Перекрестили хлеб

И с тех пор, как я был младенцем в колыбели

Она научила меня уважать это.

Помню как в степях сибирской ссылки

Хлеб был далеким воспоминанием.

Держать в руках кусок хлеба

было моим единственным желанием.

Сегодня благоговейно

Я подношу к губам панировочные сухари.

Дай нам, Господи, «Хлеб наш насущный»

Я прошу Тебя об этом в молитве.

Летом мужчинам приходилось стоять по колено в воде или грязи в течение двенадцати часов. Как вспоминает моя мама, несмотря на умеренную температуру в 60 градусов по Фаренгейту, были рои комаров, которые буквально пожирали людей живьем — все они опухли от укусов.«Мы использовали гудрон и бензин. Ни лекарств, ни медикаментов, ни мыла. Ужасающие санитарные условия. Люди умирали от голода и истощения, многие ослепли из-за недоедания и недостатка витаминов ».

История моей матери отражена в стихах, написанных другими выжившими. Следующие три стихотворения описывают арест и депортацию. Названия этих стихотворений относятся к тому факту, что в феврале-апреле 1940 года Советы усилили массовые аресты польских граждан (а также убийства польских офицеров в Катыни и других местах).Вот стихотворение Анны Рудавковой:

13 апреля 1940

В ночь на 13 апреля мир рухнул

И возник новый, совершенно другой, ужасный мир

Когда в темноте протянутая жестокая лапа

Разрушено наше гнездо — наш семейный дом.

Стук в дверь. Хитрый и хитрый,

Настойчивые руки дергают дверную ручку.

Вспышка сознания: это конец, конец!

Тихая молитва «Под Твоим Покровом, Богородица».

Стук тяжелых сапог. . В окошке фонарик

.

Мерцает, а затем уходит.

В своих кроватках плачут проснувшиеся дети,

И их сердца стучат, стучат, как молотки.

Глаза этого ребенка безумны от страха,

Бледные, дрожащие губы, она в бешенстве!

Крик по-русски с другой стороны двери: «Откройтесь! Это советское правительство.”

И мысль: нам конец. . . бесполезно пытаться. . . ничего не поделаешь!

Сейчас они в квартире — улыбчивые, вежливые,

Но что-то таится в глубине их глаз

И сердце чует опасность —

Намеченный удар нанесет в любой момент.

Обыск дома. Тень на стене как пятно,

Шпионское зрение, пронизывающее каждый объект

Драгоценные сувениры в жадных, жестоких лапах.

И наконец приговор. Почти смертный приговор.

Путешествие в темных товарных вагонах. Как скот!

Маленькие решетки на окнах. В последний раз мы видим перед собой

Эта польская земля, эта самая дорогая и священная земля,

Это мученическая земля, прощающаяся с нами.

А дальше печальные и пепельно-серые русские поля,

Голодные унылые люди стоят на перроне вокзала

И небо серое, покрытое облаками,

Наши безжизненные глаза и беспомощные руки.

И, наконец, степи. Степи и полыни,

Лица киргизского народа, свирепый вой ветра,

И год первый среди убогих

Долго как вечность, темная, как чернила.

Другая депортированная, Елена Бартошевская, написала следующее:

10 февраля 1940

О Польша, наша любимая земля

Все залито кровью в 1939 году.

Не только сыновей и дочерей пришлось отправить в Сибирь.

10 февраля запомним.

Советы пришли, пока мы спали

А детей на санки посадить

И отвезли нас на вокзал.

Ужасный момент! Ужасный час!

Беременная женщина забывает о родовых схватках,

Но мы не можем забыть тот момент

Когда нас заперли в темном товарном вагоне, как в гробу.

Прощай, Польша! Прощай, милый дом,

Прощай, земля, которая нас кормила,

Прощай, сладкое солнце и золотые звезды,

Потому что мы покидаем родину.

Мы ехали четыре дня по польской земле

По крайней мере, мы попрощались с ней через щели в стенах товарных вагонов

На пятый день тронулся советский паровоз

Как будто каждого из нас закололи кинжалом.

Проходят дни и ночи, проходят недели

Раз в день нам дают хлеба и воды,

Путешествуем по России и Уралу

И продолжайте идти все дальше и дальше.

4 марта остановился локомотив,

А потом начался еще один транспорт.

Едем на грузовике, а потом на санях,

По снежной тайге, рекам и лесам.

Печальным был наш караван

Каждое утро давали горячую воду и хлеб,

Замерзшие дети падают с санок,

И всякий раз, когда мы останавливались на ночлег, те, кто умер, оставались позади.

О, наша Польша! Наша святая земля

Где твои сыновья, где твои орлята?

Сегодня они прибыли в сибирскую тайгу.

Когда мы увидим вас снова?

Золотое солнце грустно взошло сегодня,

Когда сегодня утром заглянул в казармы,

Видел гробы, одетые в сосну,

Матери преклонили колени и плакали над ними.

Мы предоставлены сами себе, охрана нас бросила,

Ибо что им делать с нами в этом месте?

Они заперли нас от мира.

Леса, деревья повсюду.

Здесь птички нам даже не поют.

Среди нас бушует жестокий тиф

Больше и

Еще

человека лежат на кладбище.

Пришла весна, выглянуло солнце,

Но здесь, в этом месте, это не принесло нам радости.

Святая дева! Ты, сияющий из Остра Брамы!

Мы не дадим им вырвать вас из наших верных сердец!

Верните нас, верните нас в землю наших отцов.

Королева Польши, Дева Дева.

Збигнев Череповицкий писал:

Размышления сибиряка

И наступил 1940 год,

Десятое февраля — озноб,

Ночью люди проснулись ото сна

Увести на Восток.

Мы оставили позади

Наша Родина, имущество и имущество,

Добраться до ворот тайги

Спустя месяц в пути.

На долгие годы

Мы жили в Сибири.

Мы пережили Геенну

Кто вернет нам это потерянное время?

Мы жили в невзгодах и несчастьях

Каждый день в течение столетия

Наши сердца желали

Конец страданий.

Тот, кто прожил те годы,

Кого голод не убил

Кто выжил в принудительном труде

Он был поистине чудом.

Эти стихи полны печали, но они также передают силу и надежду. Эти «преследуемые» и «преследуемые» люди были полуголодными и истощенными тяжелым трудом, однако они были способны размышлять о своей вере и выражать любовь и тоску по своей родине.Анна Рудавкова написала следующее:

В сибирской избе

Холодно и мрачно в моей сибирской избе

Белый от мороза и серый от беспокойства.

Образ скорбящей Богородицы

Появился на заснеженном окне.

Ледяной холод стал постоянным гостем в моей сибирской избе,

Голод стучится в дверь все настойчивее.

Куда пойти? Где искать пощады?

Кто нас — живой или мертвый — услышит?

Где наши законные права? Нас превратили в скот и нищих,

Мы человеческие парии, жертвы злой и насильственной силы

Кто нас осудил и посмеет

Чтобы помочь нам в последний час?

В сибирской избе дети плачут от голода.

Согнувшись, посиневшие от холода, лежат на поддоне,

Кто приговорил их к жизни бездомной собаки,

К жалкой участи заключенных в тюрьму животных?

Кто так трагически запутал наши пути,

Кто нас бросил на снежные дюны Сибири

Где ледяной холод и страдания скрываются за каждым углом,

Где смерть и безумие носят свои черные зубы?

Как ужасно умереть в изгнании,

Чтобы убить последний проблеск надежды в сердце

Удобрять чужую почву собственной золой

И, мечтая о Польше, тосковать по ней даже в могиле!

Нет! все терпеть — голод и жгучий холод,

Ничего не сказать, никому не жаловаться,

Как загнанная собака, которая умирает,

И все же хочет волочиться домой из последних сил!

Мария Нивинская написала:

Wigilia (Сочельник)

Вигилия.На фоне неба

Маленькая звездочка дрожит.

Приближается праздник. Мне бы ничего не нужно было

Если бы ты был здесь со мной.

Довольно четырехлетних мучений и страданий

Довольно кошмаров.

Должен ли я умереть и покинуть этот мир

Чтобы снова увидеть тебя?

Колючая проволока, возможно, разделяет вас

Из людей сегодня,

И каждую ночь вы просыпаетесь от глубокого сна

Клевым немецким кнутом?

Проходят ли дни твои там

Как болезненный розарий поклонения

Когда за каждое слово на польском языке

Немецкий кулак падает?

Или, возможно, Бог изменил вашу душу

В серебристую звезду,

А теперь смотрите на нас с просторов

Небесных Млечных Пути?

Солнце зашло за горизонт

И тьма охватила мир.

Я протягиваю к тебе свои тоскующие руки

Я почти слышу твои шаги.

Но очевидно в глазах Господа Бога

Мои дни на земле еще не закончились.

И дорога покаяния еще не кончилась

Ни четки слез.

Снова, Софья Метелика:

Тоска

Если бы я был степным орлом

Или теплое дыхание ветра

Или облако, плывущее на высоте

Или далекое эхо воспоминания

Тогда бы я улетел в свою страну

Несмотря на то, что путешествие будет долгим и трудным

Вот мои друзья и семейный дом

Там земля моего рождения тоскует и ждет

У меня на плечах крылья не отрастут

Я не буду ни ветром, ни эхом

Только во сне увижу Родину

Приветствуйте ее с теплотой сердца и счастливой улыбкой.

А утром, когда открываю глаза

Сразу же вернется тяжелое бремя моих страданий

А я буду ждать вещий сон

Чтобы еще раз увидеть мою любимую Родину.

Другие польские женщины были депортированы в Казахстан, а не в Сибирь, в том числе Юзефа Аутерфов. Она написала:

Казахстан

Достаточно наказания, Праведник,

Пусть Твоя рука предвещает нам путешествие

Примите от нас сирот эту горячую мольбу

Пусть твое лицо больше не будет скрыто от нас.

Пусть холодная сибирская ссылка останется только воспоминанием,

Да останутся позади ледяные снежные бури,

И изгнанники, уповавшие на силу Твоего провозглашения

Пойдет прочь из сибирской ссылки.

Это трудное путешествие не будет для нас мучительным

Потому что издалека перед нами будет светить Польша

И великое расстояние не будет бедствием

Потому что врата на Родину откроются.

Пусть еще одна просьба летит прямиком в небо,

, которую мы горячо поддерживаем —

Пусть нам никогда не будет недостатка в хлебе насущном

За это, о Господи, мы будем непрестанно благодарны Тебе.

Шестнадцатилетняя Вацлава Батовска написала:

О край Сибири

О Край Сибирский! Земля навсегда печальна.

Почему вы постоянно связываете наших близких

К твоей холодной груди? Почему ты такой жестокий

Что даже детская улыбка умирает на его сладких губах?

Проклял ли тебя Господь с самого первого дня, когда сотворил тебя?

И заклеймил ли он вас неизгладимым знаком?

И сделал вас престолом Его гнева и гнева?

Неужели ты не принесешь радости и счастья?

Покрытые просторами необитаемой тайги и степей.

О земля Сибирь — странная и непонятная,

Умиротворите ли вы Бога своими дарами?

Или останетесь прокляты Им на все века?

Будут ли ссыльные бездомные скитальцы всегда поливать воду

Твоя потрескавшаяся и сморщенная грудь своими слезами?

Вы всегда будете слышать только стоны и плач?

Только тоскливые вздохи по Родине?

Навсегда на всех ваших просторах будет

Никаких других украшений

Чем наклонены кресты, чем белые кресты

Памятник польским жертвам трудовых лагерей Сибири и Средней Азии был построен в 1990 году в Ясной Горе, Польша.На нем есть следующая надпись: «Если бы я когда-нибудь их забыл, да забудет меня Бог». ∆

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Это и последующие стихотворения были переведены Галиной Абламович и Кевином Кристиансоном. Стихи изначально были опубликованы на польском языке в Sybir w poezji. Antologia Poetycka под редакцией Роберта Горчицы (Слупск: Związek Sybiraków, 1993).

БИБЛИОГРАФИЯ

Дэвид Даллин и Борис Николаевский, Принудительный труд в Советской России (Нью-Хейвен, Коннектикут: Yale Univ.Press, 1947).

Ян Томаш Гросс, Советское завоевание Польшей Западной Украины и Западной Белоруссии, 1-е издание (Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1988).

Tadeusz Walichnowski, Deportacje i przemieszczenia ludności polskiej w głąb ZSRR 1939-1945 (Варшава: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1989).

Интервью с Александрой Напиерсткув, 21 сентября 2003 г.


Назад к выпуску за январь 2005 г.
Сарматское обозрение
sarmatia @ ris.edu
Последнее обновление 07.02.05

Спасителей больше нет | Софи Пинкхэм,

Нанна Хайтманн / Magnum Photos

Протестующие на демонстрации в поддержку лидера российской оппозиции Алексея Навального, Москва, январь 2021 года

Советский Союз дал феминизму дурную славу. Женщины сыграли значительную роль в революции, которая обещала всеобщий уход за детьми, легкий развод, доступ к контрацептивам и абортам, свободу от оков домашней работы и полное равенство полов.В 1919 году большевистская партия сформировала Женский отдел, или Женотдел, , который разработал новое видение того, как будут жить женщины. Что касается прав женщин, то ранний Советский Союз был самым прогрессивным государством в истории, хотя деторождение по-прежнему считалось социальной обязанностью. Однако вскоре женщины-лидеры были отодвинуты на второй план, а мужчины заняли почти все высшие посты в правительстве. Женотдел был закрыт в 1930 году на том основании, что равенство женщин уже достигнуто и любая дальнейшая деятельность может вызвать разногласия.Сталина беспокоило падение рождаемости, вызванное индустриализацией и коллективизацией сельского хозяйства, последняя привела к миллионам смертей из-за искусственного голода. В середине 1930-х годов правительство положило конец революционной политике по разработке и распространению противозачаточных средств, а также переложило большую часть ответственности за воспитание детей с государства на семью.

Пронаталистский закон 1936 года усложнил развод и объявил аборты уголовным преступлением, за исключением случаев определенных заболеваний.После смерти Сталина и вслед за общественным движением, возглавляемым женщиной-журналисткой, закон 1955 года признал право женщин на аборт, но сама процедура была карательной, выполнялась без должной анестезии или гигиены безразличным персоналом. Тем не менее, плохой доступ к контрацепции означал, что до распада СССР многим советским женщинам приходилось полагаться на аборты как на контроль над рождаемостью. * Они обнаружили, что несут двойную ношу, по-прежнему неся большую часть работы по дому, работая полный рабочий день вне дома, в соответствии с советским акцентом на всеобщую занятость.Это было утомительно. Советская риторика воспевала освобождение женщин, но советские женщины не чувствовали себя свободными.

Это воспоминание оставило у многих постсоветских людей скептическое отношение к феминизму, даже несмотря на то, что эссенциализирующие идеи о материнстве как центральной цели жизни женщины сохранились до постсоветского периода и приобрели более националистический оттенок. Одним из долгожданных результатов распада Советского Союза был новый доступ ко всем потребительским атрибутам женственности. Ранняя постсоветская женская мода была склонна к максимализму, с обилием неоновых цветов, страз и спандекса.Туфли на шпильке и макияж Technicolor стали повсеместными. Я помню, как один украинский друг сказал мне перед тем, как мы однажды вечером поехали в Киев в конце августа, что мне нужно больше блеска; Когда одна из моих американских подруг проводила семинар по вопросам общественного здравоохранения на востоке Украины, первое мнение аудитории было, что ей действительно стоит попробовать носить каблуки. В утренний час пик я восхищался женщинами, которые, казалось, приходили на работу в шортах.

Феминизм ассоциировался с разочарованием в Советском Союзе, тусклой одеждой и уродливой обувью; В голодных, нестабильных постсоветских экономиках у многих женщин не было иного выбора, кроме как попытаться извлечь выгоду из своей внешности.Практически никто не хотел, чтобы его называли феминисткой. Конечно, это не означает, что постсоветские женщины были беспомощными или слабыми. Теперь они несли тройную ношу: к рабочему месту и домашнему труду добавились волосы, ногти и макияж. Постсоветские женщины часто лучше справлялись с переворотом в экономике, чем их коллеги-мужчины, которые с большей вероятностью впадали в зависимость, попадали в тюрьму или погибали в драке. Женщины сыграли решающую роль в восстановлении общества в 1990-х годах, в том числе в неправительственных организациях и в политике.

За последние несколько лет женщины в посткоммунистических славянских странах завоевали внимание и восхищение всего мира благодаря массовым протестам. Во время протестов 2020 года в Беларуси женщины всех возрастов, одетые в национальные цвета — красный и белый, держали охапки цветов и пели народные песни. Протестующие надеялись, что полиции будет слишком стыдно избивать женщин. Белорусскому президенту Александру Лукашенко на выборах ранее в том же году бросила вызов Светлана Тихановская, которая стала героиней оппозиции после того, как ее муж, который сам намеревался баллотироваться в президенты, был заключен в тюрьму.Многие женщины были среди массово арестованных; их пол не защищал их. Протестующих женщин и активистов по-прежнему регулярно арестовывают.

Статус женщин в белорусских протестах отчасти обусловлен верой в женщин как в матерей-спасительниц нации, которая приобрела силу после Второй мировой войны. Поскольку большая часть мужского населения была убита, советское правительство было вынуждено принять материнство-одиночку как новую норму, и женщины заняли многие должности, оставшиеся пустыми из-за жертв войны.(Важность женщин в двух постсоветских революциях на Украине отчасти была обусловлена ​​схожей динамикой.) В России Юлия Навальная стала известной политической фигурой вместе со своим мужем Алексеем Навальным. Когда его недавно посадили на два с половиной года, высказывались предположения, что Навальная станет лицом российской оппозиции; вместо этого его ведущие сотрудники, многие из которых — женщины, взяли на себя инициативу в его движении. В Польше, тем временем, тысячи женщин объявили забастовку и вышли на улицы в яростном, откровенно феминистском ответе на драконовские ограничения прав на аборт со стороны правительства, в основном правого мужчинами.

По мере того, как клеймо советского «феминизма» исчезает, а Интернет упрощает обмен политическими идеями, количество откровенных феминисток в России растет. Спустя почти десять лет после их «панк-молитвы» Надя Толоконникова и Мария Алехина из Pussy Riot остаются международными знаменитостями, они пишут книги, читают лекции и выступают по всему миру, а выпускают громкие музыкальные видеоклипы, последнее из которых — NFT ( цифровой файл ограниченного выпуска), прибыль от которого пойдет на благотворительность.(Обе женщины поддерживают Навального; в январе Алехина была арестована во время московской акции протеста против его ареста, после чего сама была помещена под домашний арест до июня, что является частью репрессий против оппозиции.) Комикс-журналистика Виктории Ломаско, в которой основное внимание уделяется женщинам. квир-сообщество, мигранты и политические активисты получили международное признание; Сборник ее работ на английском языке, Other Russias , был опубликован в 2017 году.

Одной из последних российских феминисток, ставших мишенью властей, является Юлия Цветкова, которой сейчас 27 лет.Свою первую художественную выставку она провела еще подростком в своем родном городе Комсомольске-на-Амуре на Дальнем Востоке России. Когда ей было двадцать, она стала художественным руководителем детского театра, где ставила такие спектакли, как The Pink and the Blue , о гендерных стереотипах, и пыталась организовать фестиваль искусства активистов с антивоенными посланиями. Цветкова основала онлайн-группу под названием «Монологи вагины» и поделилась материалами и рисунками о феминизме и половом воспитании, в том числе серией бодипозитивных рисунков под названием Женщина — не кукла с лозунгами типа «У настоящих женщин менструация и что это нормально.

В 2021 году активизм Цветковой может показаться заурядным, даже в стиле ретро. The Vagina Monologues : такие 1990-е, такие цис, такие белые! Но в России такие действия не только новы, но и опасны. Цветкову, лесбиянку, остановили на улице люди, которые спросили, мужчина она или женщина. В 2019 году местная полиция получила анонимное сообщение о том, что она «развращает детей». Цветкову допросили, в ее квартире и в театральной студии произведен обыск.Ее обвинили в распространении порнографии и «пропаганды гомосексуализма», оштрафовали и поместили под домашний арест, а также пригрозили приговором до шести лет лишения свободы, хотя позже прокурор отказался. Она подверглась остракизму, ей угрожали смертью, в том числе требовали 250 биткойнов в обмен на ее жизнь. «Мемориал», ведущая правозащитная организация России, объявил ее политической заключенной.

Русский сексизм и гомофобия вписаны в закон. В 2017 году в России была отменена уголовная ответственность за домашнее насилие, а поправки к Конституции России в 2020 году включали положение, определяющее брак как отношения между одним мужчиной и одной женщиной.(Гомосексуализм был декриминализован в раннем Советском Союзе, но снова стал преступлением в 1934 году. Даже после того, как Ельцин декриминализовал его в 1993 году, дискриминация оставалась широко распространенным явлением.) Эти правовые изменения сопровождались жестокими выступлениями групп линчевателей, таких как Saw Against LGBT. , который берет свое название от франшизы американских фильмов ужасов Saw и побуждает своих участников публично разоблачать, преследовать и нападать на людей, которых он определяет как гомосексуалистов. В 2019 году петербургская активистка LGBTQ по имени Елена Григорьева была убита после внесения в список пил.Она сообщала, что получала многочисленные угрозы убийством, но полиция не сделала ничего, чтобы защитить ее. Когда в том же году я посетила центр доверия секс-работников в Санкт-Петербурге, меня засекла камера видеонаблюдения, прежде чем я смог попасть внутрь. Директор показал мне свою красную тревожную кнопку. Они приняли меры предосторожности после того, как стали мишенью неонацистской группы линчевателей, возглавляемой бывшим бойцом смешанных единоборств, известным как Красный Тарзан; в одном печально известном инциденте группа совершила набег на бордель и провела маршем секс-работников (многие из которых были африканскими иммигрантами) и их клиентов по улицам обнаженными, снимая это мероприятие и размещая его в Интернете.

Алексей Кручковский

Галина Рымбу, около 2017 г.

Активисты в России и за рубежом мобилизовались, чтобы поддержать Цветкову и протестовать против ее преследования. На одном из протестов — онлайн-марафоне поэзии — сибирская поэтесса Галина Рымбу, которая всего на несколько лет старше Цветковой, прочитала стихотворение протеста, сочиненное специально для этого случая, под названием «Моя вагина». Она написала о своем вагине, когда она двигалась по миру, и о своей наивности в подростковом возрасте:

Я тогда не знала, что все заинтересованы в моем влагалище:
государство, мои родители, гинекологи, странные мужчины,
православных священников с погонами под мантии
и женской крови на мантии,
работодателей, антиэкстремистские агенты, военные, фашисты, иммиграционные полицейские,
банков, консервативные критики «порочного образа жизни»,
патриотических деятелей культуры , присвоители традиционных ценностей,
запивают коньяком.

Поэма Рымбу вызвала собственную реакцию, поскольку Кевин М.Ф. Платт, который перевел стихотворение для n + 1 , подробно описано в его предисловии к нему. Как и большинство российских споров о поэзии в наши дни, этот проходил в Facebook. Бахыт Кенджив, уважаемый поэт старшего поколения, сказал, что Рымбу был «хорошим поэтом», но слово «влагалище» напомнило ему «запах хлора и формальдегида, как из морга». При слове «проникновение», — сказал он, «его начало тошнить.Многие соглашались с ним менее вежливым языком. Писать о вагине в русском стихотворении до сих пор шокирует, это оскорбление не только для полицейских, политиков и священников, но и для других поэтов.

«Моя вагина» завершает недавний сборник F Письмо: Новая русская феминистская поэзия , под редакцией Рымбу, Евгения Осташевского и Эйнсли Морс. (Как и все тома новой серии изолариев , книга в оранжевом переплете крошечная, меньше карманного; ее трудно читать, но она обладает очаровательно секретным качеством.) F Письмо состоит из работ, первоначально опубликованных в одноименном интернет-журнале. Основанный и совместно редактируемый Рымбу, это первый русскоязычный журнал феминистской литературы. В соответствии с российским законодательством, его сайт в розовом цвете миллениалов представлен с предупреждением: «Могут размещаться материалы, не подходящие для лиц младше 18 лет».

Как и работа Цветковой, поэзия, собранная в F Letter , не только шокирует, но и политически опасна. F Письмо включает стихи, посвященные сексуальному насилию, судебному преследованию трех девочек, убивших своего жестокого отца, а также пыткам и казням геев в Чечне. Это больше, чем сборник стихов, это свидетельство феминистского сообщества. В длинном стихотворении о работе в московском книжном магазине Word Order Оксана Васякина надеется продать «крохотную устрашающую книжку» своей «любимой поэтессы» Лиды Юсуповой. (Русские феминистки вернули себе слово «поэтесса», предпочтя его слову «поэт».) Несколько стихотворений Юсуповой включены в письмо F Письмо .

Эти же стихотворения фигурируют в The Scar We Know , первом полнометражном сборнике Юсуповой на английском языке.Юсупова родилась в 1963 году и является своего рода матриархом молодого поколения русских поэтов-феминисток. Как объясняет во введении Эйнсли Морс, редактор книги и один из ее переводчиков, Юсупова была одной из первых русских поэтов, написавших о собственном опыте сексуального насилия, и ее описания лесбийского секса используют словарный запас и тип откровенного описания, которые до сих пор являются табу в России.

Юсупова родом из Петрозаводска, небольшого городка в Карелии, известного «Петрозаводским феноменом» 1977 года, когда большое количество людей в разных местах увидели в ночном небе искрящуюся светящуюся медузу.(Возможно, это было вызвано запуском советского спутника.) Она переехала в Ленинград, чтобы учиться в университете, но была вынуждена уехать после того, как ее обвинили в развратном и антисоветском поведении. В «Матеюке» в переводе Морзе Юсупова рассказывает историю из своей юности: она гуляла с друзьями, когда к ним присоединяется незнакомый молодой человек Матеюк. Остальные идут домой, а освобожденный условно-досрочно Матеюк уговаривает ее переночевать с ним в квартире друга. Юсупова безгранично симпатизирует угнетенным и угнетенным.

На каждом шагу зловещие приметы, и все равно мы знаем, что будет, — Юсупова нам уже рассказала. Она думает выпрыгнуть из окна первого этажа и сбежать, но не может найти решимости сделать это. Матеюк ложится на нее сверху, и она не сопротивляется физически. Она только повторяет: «Это неправильно» снова и снова, повторяющаяся фраза заполняет всю страницу и завершает стихотворение. В звуковом и визуальном плане Юсупова воспроизводит рекордный звук катастрофы и бесплодного протеста.Ее слова не останавливают насильника; они только наполняют ее сознание и разум читателя, поскольку они разбрасывают страницу по своему обычному шаблону.

Юсупова уехала из России в 1990-е годы; теперь она делит свое время между Торонто и маленьким островом в Белизе. Таким образом, ее письмо принадлежит к постоянно растущей русскоязычной письменности, которая не написана в России. И Морс, и Васякина, которые также написали введение к The Scar We Know , , отмечают, что в русском оригинале стихи Юсуповой часто звучат так, как будто они были переведены с английского.Он наполнен ссылками и словами на английском и испанском языках, громоздкими посторонними объектами в транслитерации. Упоминается Маргарет Этвуд, и ее влияние ощутимо в переосмыслении Юсуповой исторического опыта женщин в преступлениях. Даже структура фраз Юсуповой смещена в сторону английского.

Эти качества делают ее поэзию необычайно удобной для английского перевода, как и ее акцент на повествовании и минимальное использование рифмы, размера и игры слов. Некоторые из ее стихов носят почти эссеистический характер, например, «Центр гендерных проблем» в переводе Хилы Коэн, в котором рассказывается о дне в январе 1999 года, когда Юсупова посетила небольшой городок Св.Петербургская организация с таким названием. Она только что вернулась из Канады, где «прочитала кучу книг / о феминизме», и хотела поделиться тем, что узнала, с русскими феминистками в то время, когда Интернет почти не существовал. Еще она «хотела познакомиться с лесбиянками и феминистками».

Женщины, которые приветствуют ее, не улыбаются, а она слишком много улыбается; она позже узнает, что своими длинными волосами и макияжем она оскорбила их феминистские взгляды. Журналистка Маша Гессен, приехавшая из Америки и еще не известная, оказывается в центре тоже и отказывается от вина, предложенного сотрудником; Юсупова просит стакан, но ей отказывают.Но одна из женщин, которых она там встречает, скоро станет ее любовницей. Позже в этом стихотворении мысли о лесбиянках и Ленинграде заставляют Юсупову вспомнить историю двух женщин, которые пережили блокаду Ленинграда, потому что одна любила другую настолько, что разделяла ее пищевой паек. Буч и женщина, они были вместе до конца своей жизни; Юсупова познакомилась с ними в конце 1980-х годов.

Цикл стихотворений Юсуповой под названием «Вердикты», некоторые из которых вошли в серию «Шрам, который мы знаем» , , основан на другом виде повествования.Эти стихи составлены из приговоров российских судов, размещенных в Интернете. (Есть некоторая близость к Свидетельствам , , опубликованным в 1934 г., поэтессой-объективистом Чарльзом Резниковым, , , составленным из протоколов судебных заседаний, датированных 1885-1915 гг. поэзия.) Основанный язык судебного разбирательства холоден и клинически, беспощаден, поскольку он сам себя осуждает.

«Приговоры», включенные здесь, в переводах Мадлен Кинкель, рассказывают истории об изнасилованиях, убийствах женщин, убийствах на почве гомофобии и детоубийствах.Крайне тревожные, они переворачивают использование преступления (реального или вымышленного) как развлечения, расследования ужасающего дела и привлечения преступника к ответственности. Здесь постановление судьи часто бывает почти таким же ужасным, как и преступление. В случае, когда женщина была изнасилована, подвергнута пыткам и оставлена ​​умирать в парке, через 102 дня скончалась от полученных ран, вердикт основан на утверждении, что «влагалище не является жизненно важным органом». Таким образом, по мнению судьи, нападение на влагалище не может считаться посягательством на жизнь человека.Описание рокового акта и фразы «смерть жертвы» и «влагалище не является жизненно важным органом» превращаются в некую фугу, повторяющуюся и повторяющуюся на протяжении многих страниц. Если в «Матеюке» фраза «это неправильно» образовывала блок или петлю, то здесь повторяющиеся фразы скачут и катятся. Как и в других «приговорах», у нас есть болезненно ясный проблеск бесчеловечного презрения, с которым российское государство обращается с женщинами, гомосексуалистами и мигрантами.

По сравнению с рассказами Юсуповой об изнасилованиях и убийствах, стихи Рымбу, которые теперь доступны в томе «Жизнь в космосе» , почти солнечны.Рымбу родился в Омске в 1990 году; ее сознание было сформировано хаосом того десятилетия, когда институты рушились, рабочие месяцами оставались без зарплаты, а валюта почти обесценилась. В переводе Джоан Брукс «Мы устроили пожар незаконного размера на территории электростанции № 5», Рымбу вспоминает день 1999 года, когда она гуляла со своим отцом «среди канав, заполненных промышленными отходами / небольшими кучами. хлама, искореженных деревьев в поисках меди ». Когда они находят медные кабели с резиновым покрытием, ее отец решает сжечь резину на месте.Вскоре прибывают пожарные, привлеченные пламенем, и угрожают вызвать полицейских, которые отвезут отца Рымбу в участок и оштрафуют его. Но ее отец спокойно просит их не: «Мой ребенок со мной. потушим и пойдем домой. нам не нужен штраф », — и Рымбу понимает, что« теперь мне нужно было быть как можно более ребенком ».

Хороший конец: пожарные отпускают их, а команда папы и дочери продает металл. Они покупают выпивку папе и конфеты Галине, которая ест их почерневшими от дыма руками.Мама в восторге от денег, хотя и спрашивает дочь: «Почему от тебя пахнет огнем?» Это могло быть неприятное или удручающее воспоминание, но стихотворение превращает анекдот в почти нежное воспоминание об исследованиях и семейной преданности. Между тем игривое название превращает громоздкий язык советской бюрократии в хвастовство. Тем не менее, возможно, работает и другой вид трансмутации: в другом месте Рымбу рассказывала о циклах домашнего насилия в своей семье. «Вонь огня» можно понять как насилие, пропитывающее повседневный опыт.

Еда — повторяющийся мотив в поэзии Рымбу; ее первый блокнот назывался White Bread. В одном из стихотворений этого сборника, переведенном здесь Бруксом, она вспоминает

, когда входила в магазин в тринадцать лет, страх
неудобно невыносимо перед симпатичным знакомым мальчиком
попросить продавца дать мне буханку белого
в частичном кредите дам тебе сейчас четыре рубля,
, а два позже принесу

Лавочник рекомендует горячий черный хлеб, но ей нечего есть с горячим черным хлебом, а на борщ нет мяса.Позже, будучи студенткой в ​​Москве, она все еще набивает себе неприятный белый хлеб из дисконтного супермаркета; в Москве сейчас есть модные бельгийские пекарни, но такой хлеб «с кунжутом и морской солью» для нее слишком дорог. Слова для нее — это своего рода еда; в русском оригинале ее тщательно подобранные фонемы создают строфы богатой, плотной игры слов.

Рымбу озабочен телом, его жидкостями и неисправностями. Даже после того, как у нее родился собственный ребенок, она пишет о том, как они с матерью лежат в комнате вместе, ожидая зарплаты отца, «как чудо, как мессия, как когда я был маленьким, как конец света». мир, / когда мы все съедим себя больными и умрем / и мы увидим сияние мира без времени.Ее отец спит на кухне и кашляет: «Его легкие не открываются, как малиновый цветок, как в стихах, а грохочут и плещутся внутри», что, по-видимому, испорчено токсичными парами фабрик, которым он давал свои жизнь. Феминизм Рымбу — материалистический, сформированный классовыми различиями, бедностью и голодом, хотя также и левой теорией со всего мира. Как и многие прогрессивные россияне, она покинула свою страну. Сейчас она живет во Львове, Украина, со своим маленьким сыном.

Феминистское движение и ЛГБТ-движения в постсоветских странах часто кажутся отстающими от движений в Западной Европе и Соединенных Штатах.В либеральных или прогрессивных кругах восточноевропейские дискуссии о гендере, сексуальной ориентации и (особенно) расе могут показаться шокирующе неуместными для иностранных ушей. Но временами постсоветский феминизм делал рывок вперед. Летом 2016 года украинские женщины поделились своим опытом сексуального насилия и домогательств в рамках онлайн-движения Ia Ne Boius Skazati (не боюсь сказать), которое вскоре распространилось на Россию, Беларусь и Казахстан. Год спустя Me Too стал популярным в Соединенных Штатах.

Название произведения Юсуповой « Шрам, которое мы знаем» взято из ее стихотворения «Шрам, о котором мы знали с самого начала», о подруге, которая слышала голоса. Юсупова не знала, пока не стало слишком поздно, и винит себя в том, что не смогла предотвратить его самоубийство. Не все шрамы видны; иногда самые важные раны — это те, которые скрыты. Хотя Юсупова не увлекается иронией в стиле Твиттера, в ее откровенности и чувстве устойчивости, ее стихи перекликаются со знаменитым стихотворением Патрисии Локвуд «Шутка об изнасиловании», в котором она пишет: «Время другое, становится ужаснее. и более пригодный для жилья, и приспосабливает вашу потребность вникнуть в него глубже./ Точно так же, как тело, которое больше, чем конкретная форма, является емкостью ». Истории, особенно свидетельства о сексуальных домогательствах и домогательствах, в настоящее время необычно распространены в нашем обществе. На нескольких континентах писатели задаются вопросом, что происходит, когда рассказы о преступлениях превращаются в стихи, а тело писателя оказывается в центре повествования.

русских поэтов-феминисток меняют то, что значит протестовать

Когда русская поэтесса Галина Рымбу увидела кадры из онлайн-флешмобов, протестующих против ареста активистки ЛГБТ-феминисток Юлии Цветковой в июне, она поняла, что должна выразить свою поддержку.Цветкова живет в Хабаровском крае на Дальнем Востоке России и неоднократно была оштрафована в соответствии с российским законом о «гей-пропаганде». 27-летней девушке в настоящее время предъявлены обвинения в «распространении порнографии» и до шести лет тюрьмы за ее работу, включая ведение феминистского блога с иллюстрациями влагалища, направленного на снижение стигмы в отношении женского тела и менструации. Вдохновленная ее случаем, Рымбу написала стихотворение под названием «Моя вагина».

«Я хотела создать поэтический и политический портрет моей вагины», — говорит 30-летняя Рымбу по видеосвязи из своего дома во Львове, Украина.После того, как в конце июня Рымбу разместила на своей странице в Facebook «Моя вагина», стихотворением поделились сотни раз, и количество призывов к освобождению Цветковой росло. «Для меня поэзия — это форма политики и протеста», — говорит Рымбу. «Я считаю, что поэзия и язык в целом способны сегодня изменить мир политически».

Для таких художников, как Рымбу, это изменение очень необходимо. Политический климат в России становится все более враждебным по отношению к правозащитникам: задержание Цветковой стало еще одним примером того, как государство преследует известных активистов и помещает их под домашний арест.При президенте России Владимире Путине также прошла волна законов, направленных против женщин и ЛГБТК, от декриминализации домашнего насилия в 2017 году до печально известного закона страны о гей-пропаганде и конституционных изменений в июле, которые определяют брак как союз между мужчина и женщина. Рымбу говорит, что эти действия государства частично спровоцировали рост нынешнего феминистского и правозащитного движения ЛГБТ в России.

Рымбу принадлежит к новому поколению русских поэтов, которые воспринимают язык как форму политического протеста, бросая вызов государственным, общественным и патриархальным нормам с помощью поэзии, основанной на личном опыте. F pis’mo, или F Writing, коллектив феминистских и ЛГБТК-поэтов, сформированный в 2017 году, члены которого переплетают активизм с искусством, чтобы активизировать поддержку движений за гражданские права в России. Коллектив начал с писательского семинара в январе того же года, когда Рымбу и другие писательницы-феминистки, долгое время разочарованные тем, что их игнорировали основные российские СМИ и литература, начали встречаться на ее кухне в ее бывшем доме в Санкт-Петербурге. Постепенно встречи переместились в разные пространства, такие как художественные галереи и книжные магазины, и в ноябре 2018 года F pis’mo запустил первый в России журнал и онлайн-платформу, посвященную квир-и феминистской литературе.«Мы решили объединиться в группу и создать платформу, чтобы показать, что нас много, и сделать нашу работу доступной», — говорит Рымбу. С тех пор аналогичные группы сформировались и в других городах России, включая Москву и Екатеринбург. В новой антологии поэзии под названием F Letter: New Russian Feminist Poetry , F pis’mo создали собственное пространство, впервые переведя произведения нескольких поэтов коллектива на английский язык . Произведение Рымбу и другого поэта из антологии F Letter , Лиды Юсуповой, также было переведено на английский язык в новых отдельных двуязычных изданиях; Сборник Рымбу « Жизнь в космосе » был опубликован в ноябре, а сборник Юсуповой «Шрам, который мы знаем» выйдет в свет в феврале 2021 года.

Экспериментальный стиль F pis’mo позволяет лучше выразить свое мнение, когда дело доходит до решения феминистских проблем в русской поэзии. В интимном юмористическом стихотворении «Моя вагина» Рымбу пишет:

Совершить революцию во влагалище.

Освободить себя.

Думаю ну может влагалище это состояние сбьет по-настоящему,

выгнать нелегитимного президента

Евгений Осташевский, поэт, переводчик и профессор Нью-Йоркского университета в Берлине, который тесно сотрудничает с Рымбу над переводами и является соредактором антологии F Letter , называет ее «совершенно новым, виртуозным голосом.Он говорит, что исторически русские поэты интересовались звуком, языком и техникой, тогда как более современный свободный стих, стиль написания потока сознания, который использует это молодое поколение поэтов, ослабляет эти жесткие структуры и указывает на новые способы мышления и Говорящий. «Это то, что позволяет этой поэзии быть политической. Это сам человек, говорящий как гражданин », — говорит Осташевский. «[Рымбу] очень ясно и прозрачно говорит невероятно важные вещи, которые люди не могут сказать.«И в то время, когда активисты говорят, что государство в России отталкивает физическую автономию и основные права человека женщин и ЛГБТ-сообществ, обращение к этому личному опыту является формой подрывной деятельности против режима.

Но не только молодое поколение занимается экспериментальной работой. Произведение 57-летней Юсуповой было одним из первых произведений современной русской поэзии, прямо затронувших тему сексуального насилия, и вдохновило многих молодых поэтов в коллективе.Несколько поэтов из сообщества F pis’mo родились после 1989 года, когда пала Берлинская стена, и волна революций поднялась по всему Советскому Союзу, что в конечном итоге привело к концу коммунистического правления в Центральной и Восточной Европе. Их взросление в постсоветский период означало, что их подход к таким темам, как тело, сексуальное насилие и ЛГБТ-идентичность, радикально изменился, отражая изменение отношения к тому, что можно говорить и писать публично, особенно женщинами.«Свобода слова была чрезвычайно ограничена и была чрезвычайно ограничена в Советском Союзе, как и частная жизнь, — говорит Рымбу.

Оксана Васякина, снято во время удаленного портретного сеанса в декабре.

Дина Литовская для TIME

Выросшая в отдаленном районе в Сибири, Оксана Васякина была поражена недостатком персонажей в русской поэзии, которые отражали ее жизненную реальность и женщин в ее семье. Свое первое стихотворение она написала в возрасте 14 лет. «С раннего возраста я знала о гендерных нормах и хотела их критиковать», — говорит она через переводчика и профессора русского языка Эйнсли Морс, соредактировавшую . F Letter антология.«Я хотел внести этот кусок моей реальности в свои стихи. Так я стала феминисткой ».

В конце 2016 года она написала авангардную поэму «Ветер ярости», эпическую лирическую медитацию о женском гневе и гендерном насилии. «Ветер ярости», вдохновленный суровой природой родного города Васякиной, представляет женщин, жаждущих мести и восставших из подполья. Васякина решила распечатать 3000 экземпляров стихотворения на домашнем принтере, а затем сама раздала их женщинам в Москве.Она также получала запросы через российскую социальную сеть Вконтакте и отправляла копии в российские провинции, Украину и Беларусь. Самостоятельная публикация ее работ напоминала самиздата, литературу, где диссиденты публиковали импровизированную литературу и тайно распространяли ее в советское время. «Это определенно был явно активистский жест, но позже его подхватил крупнейший издатель в России», — смеется она. «Это было что-то вроде: Привет, капитализм! »Васякина стала обладательницей престижной Лицеской премии для молодых российских авторов в 2019 году.31-летний мужчина, живущий в Москве, в настоящее время руководит студией творческого письма и организует встречи и чтения стихов в поддержку активистов, таких как Цветкова и сестры Качатурян, трем сестрам-подросткам, которые в настоящее время предстают перед судом за убийство своего отца в Москве после того, как он психологически пострадал. и подвергали их физическому насилию в течение нескольких лет. «Я думаю о поэзии как о лампе, освещающей неизведанные ранее области, области опыта и языка», — говорит она.

Случай с сестрами Хачатурян также вдохновил на работу 28-летней Еганы Джаббаровой, чей вклад в письмо F почти как молитва об их борьбе, опираясь на традиции суфийской поэзии и личную историю.«Я лесбиянка, феминистка из мусульманской семьи, где у меня были строгие правила в отношении того, как я должна себя вести, что носить и как говорить», — говорит Джаббарова. Ее статьи также предназначены для женщин из ее семьи, которые, по ее словам, одинаково относятся к своим ограничениям, но не могут выступить против патриархальных норм. Поэт Елена Костылева, в произведении которой говорится об обращении с ЛГБТ-людьми в Чечне, также написала личное письмо другу, живущему недалеко от Кавказской Чечни, а не откровенно политическое заявление.Но выражение такого личного опыта через искусство — это форма свободы и сопротивления для поэтов. Обе женщины говорят, что культурный и активный ландшафт за последние пять лет позволил таким произведениям существовать и быть хорошо принятыми. «Впервые за много лет женщины не боятся говорить о себе, чтобы другие люди видели себя, свои проблемы, свое тело, все, — говорит Джаббарова.

Хотя активность в России, возможно, изменилась за последние пять лет, Рымбу говорит, что она не видит особых изменений ни в режиме Путина, который становится все более авторитарным, ни в обществе в целом.По данным уполномоченного по правам человека России, количество зарегистрированных случаев домашнего насилия в стране исчислялось тысячами за несколько лет и подскочило с 6000 в марте этого года до более 13000 в апреле после того, как Кремль ввел общенациональную изоляцию из-за пандемии коронавируса. — хотя реальная цифра, вероятно, выше из-за занижения данных. Правительство запрещает женщинам выполнять определенные работы, а женщины мало представлены на законодательных должностях. В начале июля результаты референдума одобрили изменения в конституцию, которые позволяют Путину оставаться у власти в России до 2036 года — шаг, осуждаемый активистами демократического движения и критиками.

Политическая обстановка частично способствовала переезду Рымбу во Львов на Украине осенью 2018 года — шаг, который она обдумывала в течение некоторого времени, поскольку чувствовала беспокойство за свою безопасность и безопасность своего сына. «Прямо сейчас в России это рулетка», — говорит она, говоря о преследовании феминистских и политических активистов. «Ты всегда можешь быть следующим». Она поехала во Львов, потому что у нее украинские корни, и это также был родной город ее партнера. Но она также заметила рост общественного сознания в Украине, который вселил в нее оптимизм, как, например, киевский фестиваль гей-прайдов, который прошел практически беспрепятственно в прошлом году, хотя ЛГБТ-сообщество по-прежнему сталкивается с насилием и сопротивлением со стороны ультраправых и религиозных групп соответственно. .Хотя ее физически больше нет в России, Рымбу по-прежнему ведет там культурную политику. «Я вижу людей, которые продолжают этому сопротивляться. И я верю, что наступит время, когда эти люди изменят страну », — говорит она.

Эти люди тоже находятся в пределах F pis’mo , они используют поэзию как протест помимо печатного слова. Одна из авторов антологии, художница Дарья Серенко, в 2016 году начала личную акцию протеста под названием #quietpicket, в ходе которой она провела свой день, путешествуя по Москве с плакатами с сообщениями о проблемах ЛГБТ и политзаключенных, разговаривая с незнакомцами вокруг нее о содержании знака.Часто на этих знаках были стихи, а не прямые политические лозунги. «Для меня это один из лучших примеров феминистской поэтики и феминистской политики», — говорит Рымбу. В начале октября полиция допросила Серенко о ее участии в митинге протеста, на который власти также провели рейд.

Рымбу надеется, что стихи, включенные в F Letter , которые теперь доступны для покупки в Интернете, и ее собственный будущий сборник Life in Space, вызовут «радикальное сочувствие» и помогут людям, сталкивающимся с угнетением во всем мире, объединиться в солидарности.Сейчас она планирует запустить трехъязычный проект феминистской поэзии на русском, украинском и белорусском языках, учитывая отклик на работу F pis’mo во всех трех странах. «Для меня поэзия — это диалог», — говорит она. «Я хотел бы, чтобы книги превратились в диалоги или мультилогии для их читателей, и чтобы они вдохновляли мир на большее общение».

Исправление, 23 декабря

В оригинальной версии этой истории имя Оксаны Васякиной в одном случае неверно.Это Васякина, а не Васяинка.

Еще истории из TIME, которые необходимо прочитать


Свяжитесь с нами по адресу [email protected]

Фольклор депортированных литовцев «balticworlds.com

Иллюстрация Моа Теландер

В данной статье рассматриваются тексты песен, стихов, молитв и анекдотов, созданные литовцами, депортированными в Восточную Сибирь в ходе массовых переселений из Литовской Советской Республики в 1948 и 1949 годах.

Опубликовано в печатном издании Baltic Worlds Baltic Worlds 2: 2012, стр. 15-18
Опубликовано на balticworlds.com 27 июня 2012 г.

Депортация населения Советского Союза во время правления Сталина была изощренной формой политической расправы, сочетающей возмездие (наказание за нелояльность к режиму) и элементы социальной инженерии (отчуждение от местной культурной среды и идеологической обработки в советской идеологии. ) и геополитические императивы (перемещение нелояльных групп населения подальше от уязвимых границ).Операции по депортации сопровождались «особым заселением» малонаселенных районов в глубинку. Не менее шести миллионов человек разных национальностей были насильственно переселены в СССР с 1930-х по 1950-е гг.1

Эта статья посвящена текстам песен, стихов, молитв и шуток, созданных литовцами, депортированными в Восточную Сибирь в ходе массовых переселений из Литовской Советской Республики в 1948 и 1949 годах. Они подверглись репрессиям со стороны сталинского режима за предполагаемые активные действия. помощь националистическому литовскому сопротивлению, известному историкам как «лесные братья».Весна — так называется самая массовая операция по депортации в истории Литвы, проведенная 22–23 мая 1948 года, в результате которой 11 233 семьи, 39 482 мужчины, женщины и дети были изгнаны в Красноярский край Иркутской области. и Бурят-Монгольская Автономная Советская Социалистическая Республика. Год спустя, в марте, апреле и мае 1949 года, в результате операции «Прибой» еще 9633 семьи, 32 735 человек были депортированы со своей родины в отдаленные районы Советского Союза2.

Депортированные литовцев поселились в отдаленных районах СССР, которые испытывали серьезную нехватку рабочей силы.Как правило, заявки на найм «новых кадров» для своих производственных мощностей поступали в различные министерства за несколько месяцев до крупной депортации3. В зоне изгнания большая часть депортированных была расселена в отдельных общинах, контролируемых МВД. МВД) районный командный пункт. Перемещенным лицам была предоставлена ​​работа без учета их занятий до изгнания. Например, в Бурят-Монголии большая часть литовских крестьян была занята в лесном хозяйстве, рубке деревьев и обработке пиломатериалов, а в Иркутской области часть ссыльных работала в колхозах и «совхозах».4

Спецпоселения находились достаточно близко к местным населенным пунктам и внешне не отличались от них. Перемещенных лиц обычно размещали в жилищах местных жителей или даже селили с ними в рамках программы принудительного совместного проживания. Какими бы ни были жилищные условия, ссыльные находились в постоянном контакте с местным населением, работая бок о бок с ним на заводах и в колхозах, участвуя в бартере; дети ссыльных и местных жителей ходили в одни и те же школы, посещали одни и те же клубы и культурные мероприятия.Иногда между ссыльными и местным населением заключались смешанные браки.

Особый статус , существовавший только в сталинском СССР, был присвоен перемещенным литовцам, а также другим этническим группам. Термин «спецпоселенец», использовавшийся в советской лексике репрессалий, означал «административно выслан на неопределенный срок без лишения прав». В переводе на нормальный язык это означало, что людей высылали без надлежащего судебного решения, без объявления срока ссылки, с лишь ограниченной свободой передвижения, но с некоторыми элементарными гражданскими правами и обязанностями, которыми пользовались советские люди.Таким образом, спецпоселенцам не разрешалось покидать спецпоселения без специального разрешения командира командного пункта и они были обязаны работать на назначенных им должностях, но при этом пользовались правом голоса и правом на образование, медицинскую помощь и социальное обеспечение. . Естественно, в реальной жизни спецпоселенцы были гражданами второго сорта, заклейменными как идеологически неблагонадежные.

Большинство литовских спецпоселенцев были хозрасчетными фермерами, в том числе многие крестьяне со средним достатком, а иногда и работающие бедняки.5 В этом и заключается трагическая особенность междоусобной «войны после войны», разразившейся в Литве в ходе советизации и коллективизации (1945–1953 гг.). То, что советское правительство описывало как классовую борьбу, на самом деле было гражданской войной, спровоцированной сталинским режимом, в котором больше всего пострадали простые люди, которые просто больше всего стремились к мирной жизни.

Основная масса сосланных литовцев попала в списки лиц, подлежащих переселению из-за доносов.Приказы о высылке утверждались на основании всего четырех подписей — часто близких друзей, соседей или односельчан. Несколько литров самодельной водки, мешок муки или кусок копченого жира, отданный другому человеку, могли дать достаточные основания подозревать фермера в связях с националистами6. карательный механизм, и в ходе следующей спецоперации вся семья будет сослана вместе с тысячами других несчастных товарищей.

Единственным подтверждающим документом, выданным местным надзорным органам по месту поселения, было свидетельство о депортации. Хотя его можно было сравнить с
сегодняшними многотомными папками, этот единственный лист бумаги был приговором и определил дальнейшую судьбу изгнанных семей. Это бесплодие характеризовало все сталинские депортации: их массовость, внесудебный характер, машинные детали и бездушное безразличие к человеческим судьбам.

Внутри репрессивного механизма ситуация кардинально изменилась.В основе системы принудительного труда лежали тотальный контроль и всепроникающее наблюдение. Оказавшись там, человека сразу же окружили многочисленные невидимые информаторы, которые скрупулезно делали заметки, чтобы сообщать обо всем, что могло быть воспринято как угроза советскому режиму. Отбор информаторов из числа спецпоселенцев начинался на ранних этапах их транспортировки к месту ссылки. Помимо списков депортированных, поездовщики передавали принимающим сотрудникам МВД дополнительные списки зачисленных информаторов, которые с первых дней ссылки начали давать информацию о тех, кто в контингенте спецпоселенцев проявлял признаки желая сбежать.7

Испытание изгнанием выявило в людях как лучших, так и самых неблагородных. Подавляющее большинство секретных агентов, сообщавших о настроениях спецпоселенцев, были литовцами. В обмен на свои услуги им были предоставлены деньги, освобождение от работы и другие незначительные формы преференциального режима, которые приобрели значительную ценность в условиях изгнания. Но доносить было рискованно, и в случае разоблачения такие информаторы в лучшем случае подвергались негласному остракизму со стороны всей литовской общины, так что органам МВД часто приходилось переводить их в другие места особого поселения.8

Большое значение придавалось формированию сети информаторов и изучению отношения спецпоселенцев до освобождения литовцев из ссылки в 1958 году. При отборе информаторов учитывались многие факторы: возраст, готовность к сотрудничеству, ловкость. , осведомленность и владение русским языком. Последняя способность особенно важна в контексте данной статьи. Приведенные ниже стихи и тексты песен были переведены литовскими информаторами на русский язык, видимо, заранее, поскольку они приложены к документам в стихах.Но литовские оригиналы отсутствуют.

Отчеты об отношении спецпоселенцев, полученные от информаторов, собирались на самом нижнем уровне системы МВД, на сельских и районных специальных командных пунктах, где они сначала оценивались, интерпретировались и систематизировались. «Файлы наблюдения», сформированные на районных командных пунктах с использованием записок и отчетов, полученных от руководителей сельских командных пунктов, затем отправлялись в региональное управление или головное управление МВД. После получения информация была проанализирована, и на основе анализа были приняты решения о расследовании особо неблагонадежных спецпоселенцев.Краткое изложение материалов дела наблюдения было использовано для подготовки отчетов для Министерства внутренних дел СССР.9

Одним из результатов всех этой деятельности является обширная коллекция документов, которые составляют основу этого исследования, содержащего самые разные данные слежки за людьми, которые были насильственно переселены. В данном исследовании использована лишь небольшая часть коллекции, хранящейся в «специальных файлах» Информационного центра МВД Республики Бурятия.Различные фрагменты обширнейших архивных записей позволили воспроизвести каждую деталь жизни особого поселения в Бурят-Монголии. Это дало прочную эмпирическую основу для корреляции с реальными особенностями жизни особых поселений в других частях Восточной Сибири и для дальнейших обобщений. Самое главное, что благодаря точным записям небрежно сброшенных фраз и высказываний, песен, молитв, стихов и подслушанных шуток можно было воссоздать мысли, отношения и даже эмоции людей, оказавшихся в экстремальных условиях далекого изгнания. .

Естественно, секретные информаторы зафиксировали лишь проявления негативных эмоций против советской системы и серой реальности вокруг спецпоселенцев. Офицеры МВД также обращали внимание на проявления враждебности, неповиновения, клеветы и вольнодумства, поскольку именно это подразумевали их ключевые надзорные и репрессивные обязанности. Однако за потоком холерических, обвинительных и пренебрежительных слов можно обнаружить, как частицы золота в речном песке, подтексты и образы, надежды и чаяния, идеи и взгляды людей, попавших под колеса репрессий.

Искусство отражало негативные черты их существования, олицетворяемые в карикатурных, а иногда и демонических образах. В песнях ссыльных литовцев часто сочетались образы их матери Литвы и пренебрежительные эпитеты, направленные на Россию и русских как агрессоров. В официальных случаях, таких как выборы, литовская молодежь пела песни «националистического содержания», вопреки советской системе. Так, 16 декабря 1951 г., возвращаясь с голосования, молодые литовцы пели следующую песню (оригинал документа — русский перевод):

Гнутая липа у дороги;
Моя старушка мать плачет:
Ах, сын мой, Родина твоя зовет;
И снова моя Литва будет свободной.
И если мне суждено умереть
От рук русских мясников,
Ах, девчонка, украси мою могилу
Цветками белой акации10

Старая мать и Родина тождественны в контексте песни, а массив образов оживляет символ гнущейся липы. Типичная для Литвы липа — долгожитель, и в этом случае она составляет основу расширенной метафоры: мать, взывающая к своему изгнанному сыну, и Родина, склонившаяся под пятой агрессора.Судьба жертвы, которая, возможно, ожидает главного героя песни, подкрепляется изображением девушки, украшающей гробницу белыми цветами, символом молодости, невинности и вечности.

Джукас Казис, находившийся под наблюдением как сын кулака и бывший член банды, был замечен поет аналогичную песню:

Твоя старая мать плачет;
Родина твоя ждет тебя,
Веселая весна расцветет,
В Литве наступит счастливый день свободы.11

Набор изображений, используемых в вышеуказанных песнях, идентичен.Вполне вероятно, что это была та же песня, по-разному переведенная на русский информаторами из числа ссыльных литовцев. Или пели изгнанники, возможно, добавляли подходящие слова здесь и там, изменяя форму, но оставляя значение неизменным.

В то время как изображения Родины, матери, а также цветов и деревьев, символизирующих их, составляли сакрализованный контекст, их противники, Россия, русские, советская действительность и советская власть, изображались карикатурно или демоническими образами.

Один из информаторов сообщил, что 16 июля 1949 года Кирша Алексас собрал у себя группу литовцев и вместе с ними спел песни «контрреволюционного, националистического, антисоветского и клеветнического содержания», одна из которых цитируется. ниже:

Солнце село, вечер настал,
Земля наша ограблена нищей Россией;
Он захватил нашу землю
И не дает нашим сестрам сеять траву рут.
[…] Азиаты подошли к окну матери
и спросили: где твой сын?
Но она молчала и сына своего не предала;
Значит, ее сослали в Сибирь навсегда.
Придет весна; кукушка начнет кукушку;
Закроем все дороги телами советских партизан;
Придет время крови, и наши страдания прекратятся;
Изгоним нищих русских с литовской земли.12

В данном контексте Россия представлена ​​как поработительница.Рябина, которую обычно сеют литовские дети весной, ассоциируется с угнетением национальных традиций и, возможно, даже с еще не родившимися детьми, чьи потенциальные матери были сосланы в Сибирь. Две отличительные черты, пародирующие Россию, — это эпитет «нищий» и прямое упоминание «азиатов», олицетворяющих дикость и бедность в глазах этого поколения литовцев.

И снова в образе матери, не предавшей своего сына, можно узнать тысячи литовских женщин, сосланных в наказание за своих сыновей, мужей и братьев, участников националистического сопротивления и саму Литву, подвергшуюся набегам «азиатов». .

Интересно, что образ Сибири в песнях и стихах ссыльных более нейтрален. Это, несомненно, суровое место, плохо подходящее для жизни людей, но в его описаниях меньше ненависти и отторжения. Например, другая песня, записанная литовкой по имени Праня, звучит так:

Не спрашивайте, почему у меня грустное лицо;
Между высокими горами Сибири
Я не вижу заходящего солнца;
Я не слышу пения жаворонка,
Может быть, я не увижу своих братьев
, косящих сено на зеленом лугу;
Может быть, я не услышу, как моя сестра
Поет песню свободы.
У вас там, на нашей родине,
Нет ни гнезд, ни часовых,
Только шелест молодых берез
И отзвук скучной песни.
Холодные метели бушуют в Сибири;
Наши братья давно страдают там 13

Как и приведенные выше строки, песня основана на контрастных образах: суровая Сибирь, место жестоких страданий; Литва — тихая родина, где пение птиц и шелест деревьев на ветру. Но никакого уничижительного отношения к земле изгнания здесь нет.Эта песня скорее передает грусть и отчужденность, изображая Сибирь как жестокое, но монументальное природное чистилище, где испытывается стойкость ссыльных литовцев.

В других стихах песни есть интересный образ литовских партизан, который становится понятным в контексте «войны после войны»:

Не спрашивай, дорогая сестра
Почему меня сослали в Сибирь;
[За] любовь к родным полям
И раздачу еды братьям 14

Девушку сослали в Сибирь за помощь участникам националистического движения, как описано в последнем куплете песни.«Братья», которым она «подавала еду», определенно являются ее родственниками или друзьями, воевавшими в отрядах «лесных братьев». Для ссыльных литовцев их воспоминания были дороги, потому что некоторые из их «лесных родственников» оставались на свободе; более того, сопротивление означало выживание глубоко укоренившихся традиций и воли к свободе и вселяло надежду в условиях изгнания.

Это были энергичные и агрессивные маршевые песни, которые помогли мобилизовать волю и физическую силу изгнанников, чтобы выжить и противостоять системе.Так, в июле 1949 г. информатор сообщил, что трое молодых литовцев, вернувшихся с работы, выстроились в колонну и пели:

Вставай, парень, вставай,
Вставай, добрый человек,
Пора на войну;
Защити порабощенную Литву! 15

Тем же летом во время пьянки литовская молодежь спела еще более бунтарскую песню:

Долой проклятый коммунизм,
Долой бессердечных лжецов
Грабители чужого имущества,
Те, кто выгнал нас, молодых,
С нашей милой родины […]
Как только солнце зайдет
Вы можете видеть сквозь малое windows
Наши желтые лица и заплаканные глаза.
Вы не вернетесь, старики;
Вы не вернетесь, детки;
Вы не вернетесь, братья и сестры;
Литовскими тропами не пойдёшь;
Не пойдете в ряды солдат 16

В приведенной выше песне призыв к свержению коммунизма и осуждение советского руководства связаны с печалью о судьбе ссыльных литовцев, с фаталистическими мотивами, делающими песню похожей на причитание, усугубляемую многократным повторением отрицания.Эта песня, одновременно плач и плач, передает чувства, которые испытывали литовцы в первые годы сибирской ссылки.

Религия сыграла важную роль в жизни ссыльных. В экстремальных условиях изгнания молитва помогла мобилизовать силы, чтобы выжить. Таким образом, даже в спешке собрать все самое необходимое в течение одного часа, отведенного на сбор своего имущества, литовские женщины брали молитвенники, распятия, четки, святые изображения и другие религиозные предметы.Эти обращения и обращения к Богу, составленные в изгнании, не только помогли восстановить их духовное равновесие, но и помогли им сохранить католическую веру в советской среде воинствующего атеизма. Приведенное ниже религиозное стихотворение было написано литовской девушкой Алдоной Артишаускайте в 1951 году:

Земля цвела, маслины молились;
Тебя сопровождал печальный взгляд Христа
И вольный ветер твоих родных полей.
Не плачь, даже если сердце твое раздирают бури;
Любите свою Родину; благодать спустится до ваших
футов.
Как ни трудно вспомнить свое литовское имя,
Никогда не обменивайте чашу счастья 17

Поэма содержит четкий призыв к покорности и духовной силе, выражая уверенность в том, что все невзгоды, причиненные изгнанникам, наконец, закончатся. Строки призывают слушателя сохранять любовь к Родине и никогда не терять традиционных ценностей и идеалов.

Понятно, что петь песен и сочинять стихи, считающиеся «антисоветскими» и «вредными», было рискованным делом.Изгнанники были глубоко озабочены своей судьбой. Так, в июле 1951 года жительница Буряти-Монголии литовка сказала своей соотечественнице, которая оказалась информатором: «Как скоро меня заберут те, что в синих фуражках?» На вопрос «Зачем?» она ответила: «Мне кажется, меня должны схватить за то, что прошлым летом я ходила на кладбище с Казей Римкутей. Когда мы были там, мы пели песни против советской власти »18

Действительно, нескольких строк стихов, песен или писем хватило, чтобы ссыльные заработали несколько лет в лагере, обвиненном в антисоветском протесте.Однако были люди, которые осмеливались издеваться даже над высшим советским руководством. Подобные шутки часто фиксировались в архивах МВД во время ненавистных спецпоселенцам выпусков гособлигаций. Например, во время размещения облигаций литовка Зинаида Благожевичуте сказала 26 июня 1953 года: «Я ненавижу этого заместителя директора по политическим вопросам, потому что он заставляет меня подписываться на суммы, которые я не хочу. В прошлом году я не подписался на всю зарплату, и Сталин умер из-за этого; и если я не подпишусь в этом году, Маленков умрет.”19

Такие резкие заявления наиболее красноречиво показывают уровень антагонизма по отношению к советским практикам и ритуалам. Несмотря на риск попасть в лагерь, ссыльные выразили недовольство агрессивными идеологическими кампаниями, которые усугубили их и без того тяжелое финансовое положение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Примеры устного народного искусства ссыльных литовцев, приведенные в этой статье, позволяют нам обратиться к фундаментальным проблемам: как травма депортации соотносится с архивными находками и как она изменила творцов народного искусства.Основная масса исследовательских материалов до сих пор хранится в памяти павших в ссылке или в архивах с ограниченным доступом. Тем не менее этот анализ позволил прийти к ряду обобщений.

Фольклор наиболее ярко отражает ситуацию изгнания: тоска по дому, выраженная в сразу узнаваемых образах, обида на Советскую власть, неприятие чужой реальности, отраженное в контрасте средств выражения и конфликте образов.В то же время фольклор, возможно, помог нейтрализовать травму, сняв психологический стресс и успокоив душевные страдания.

Песни, стихи и молитвы были надежными инструментами пассивного сопротивления советской пропаганде. В отличие от других типов выражения несогласия, они были созданы для экзистенциальных целей, чтобы длиться долгое время и быть открытыми для модификации. Вполне возможно, что одни и те же песни и стихи, как и придворные баллады, передавались от одного отряда литовских спецпереселенцев к другому, с добавлением новых стихов.

Система тотального наблюдения, установленная правительством для наказания и перевоспитания изгнанников, была сохранена в его записях и привнесла в современную эпоху образцы народного искусства, которые были созданы в экстремальных условиях и задокументированы для целей наблюдения. Учитывая способность человеческой памяти быстро стирать самое болезненное, приведенные выше примеры могли, при различных обстоятельствах, быть забыты и исчезнуть навсегда. Тот факт, что большинство из них представлены в русском переводе и сопровождаются интерпретациями надзирателей, дает нам яркое представление об особенностях восприятия и рассуждений ссыльных литовцев: офицеров МВД.Это придает особую ценность примерам фольклора как первоисточникам. ≈

Всеволод Башкуев

ссылки

  1. Виктор Земсков, Спецпоселенцы в СССР, 1930–1960 гг. [Спецпоселенцы в СССР, 1930–1960 гг.], Москва, 2003, с. 281. См. Также: Павел Полян. Не по своей полевке… История и география принудительных миграций в СССР. М., 2001, с.239.
  2. Ванда Кашаускене, «Депортации из Литвы при Сталине: 1940–1953 гг.», В Литовских исторических исследованиях 3:80, 1998.
  3. Всеволод Башкуев, Литовские спецпоселенцы в Бурят-Монголии (1948–1960), Улан-Удэ, 2009, с. 100.
  4. «Совхоз» — это аббревиатура от русского «советское хозяйство» и относится к крупным механизированным хозяйствам, находящимся в государственной собственности.
  5. Виктор Бердинских, Спецпоселенцы: Политическая ссылка народов Советской России, Москва, 2005, с.525.
  6. Из интервью с Б. С. Разгусом от 28 апреля 2010 г. (аудиозапись интервью хранится в архиве автора). По словам председателя региональной организации Национально-культурного общества литовцев в Бурятии Б.С. Разгуса, в постановлении о высылке его семьи было всего четыре подписи предполагаемых «свидетелей» того, что его отец, С.В. Разгус, дал мешок. муки и некоторое количество самодельной водки своему соседу. Семья Разгус владела 20 гектарами земли и небольшой усадьбой.
  7. Всеволод Башкуев, Литовские спецпоселенцы в Бурят-Монголии (1948–1960), Улан-Удэ, 2009, с. 149.
  8. Там же, стр. 160–161.
  9. Там же, стр. 52–53.
  10. В дальнейшем используются следующие сокращения архивов: F — «архивный фонд»; O для «инвентаря»; D для «архивного файла»; Т для «объема»; L означает «информация о литовцах» или «листок». Группа спецфондов Информационного центра МВД Республики Бурятия, Ф.58L. О. 1. Д. 91. Т. 1. Л. 66: «Согнулас липа при дороге, / Заплакала мат ‘моя старушка, / Ах син мой, отчизна тебя зовет, / И опиат будет свободна моя литва». / А если суждено мне погибнуть / От русских палачей руки, / Ах девушка, укрась мою могилу / Белой акации цветов ».
  11. Там же, Л. 119: «Мать старушка твоя плачет, / Отчизна мать твоя ждет тебя, / Зацветет весна весела, / Будет счастливый день свободы для Литвы».
  12. Там же, Д. 10. Т. 1. Л. 124: «Солнце зашло, настал вечер, / Заграблена наша земля нищей России, / Она завладела нашей земли / И не дает нашим сестрам сейят траву-руту./ […] Пришли азиаты к окну матери / Я спросили мат, где ее син, / А мат молчала и не выдала сына, / За это она выслана навек в Сибирь. / Придет весна, кукушка закукует, / Трупами советских партизан застелем все дороги, / Придет время кровавое и наши страдания кончация, / Нищих русских выгоним со своей земли литовской ».
  13. Там же, Л. 125: «Не спрашивай, почему скучное лицо, / Между высокими горами Сибири / Иа не вижу, когда садится солнце / и не слышу песни жаворонка./ Может не двигаться, как на зеленом лугу / Братья станут сено косить, / Может быть не слышу, / Как сестренка песню свободы запоет. / У вас там на нашей родине / Нет ни постов, ни часовых, / Только шуршание молодых березов / И эхо скучной песни. / В Сибири свирепствуют холодные вьюги, / Там страдают братия издавна ».
  14. Там же, Л. 125: «Не спрашиваи меня, дорогая сестра, / За что попала в Сибирь, / [за то], что любила родные край / и братиям кушать подавала».
  15. Там же., Л. 124: «Вставай, вставай паренек, / Вставай молодец, / Пора ехать на войну, / Защищать порабощеную Литву!»
  16. «Долой коммунизм проклятый, / Долой бессердечных обманщиков, / грабителей чужого имущества, / которые нас, молодежь», / выселили из нашей милой страны […] / […] Как только солнцеидько только солнце » кие окна / Наши желтые лица и слезливые глаза, / Не вернетесь вы, старики, / Не вернетесь вы, малые дети, / Не вернетесь, братия и сестры, / Не будет ходить по литовским тропам, / Не встанете в солдатские ряды.”
  17. Там же, Д. 91. Т. 1. Л. 257: «Цвела земля, молились оливы, / Тебя сопровождал печальный взгляд Христа / и свободный ветер родных полей. / Не плачь, хоть твое сердце и будут разрывать бури, / Люби отечество, благодать спустиция к твоим ногам. / Хот и тиажело вспомнить имя литовки, / чашу счастья никогда не променяй ».
  18. Там же, Т. 2. Л. 140: «Мне кажется, меня должен забрать за то, что я прошлым летом с Римкутей Казей ходила на кладбище, где пела песни, направленные против советского государства.”
  19. Там же, Д. 130. Т. 1. Л. 251: «[…] я ненавижу этого замдиректора по политической части, так как он заставляет меня подписывать на заем столко, сколько я не хочу. В прошлом году я не подписала на полный оклад, и из-за этого умер Сталин, а в этом году, если не подпишу, умрет Маленков ».

% PDF-1.4 % 11528 0 объект > эндобдж xref 11528 101 0000000016 00000 н. 0000005011 00000 н. 0000005152 00000 н. 0000005444 00000 н. 0000005492 00000 п. 0000005669 00000 н. 0000006073 00000 п. 0000007156 00000 н. 0000007354 00000 п. 0000008749 00000 н. 0000009827 00000 н. 0000010020 00000 н. 0000011112 00000 п. 0000012206 00000 п. 0000013297 00000 п. 0000014403 00000 п. 0000015503 00000 п. 0000016599 00000 п. 0000017688 00000 п. 0000018772 00000 п. 0000019861 00000 п. 0000020952 00000 п. 0000022043 00000 п. 0000023136 00000 п. 0000024231 00000 п. 0000025331 00000 п. 0000026424 00000 н. 0000027497 00000 п. 0000028594 00000 п. 0000029677 00000 п. 0000030778 00000 п. 0000030803 00000 п. 0000043044 00000 п. 0000043230 00000 н. 0000043255 00000 п. 0000056952 00000 п. 0000057155 00000 п. 0000057180 00000 п. 0000068186 00000 п. 0000068394 00000 п. 0000068419 00000 п. 0000079354 00000 п. 0000079547 00000 п. 0000079572 00000 п. 0000086130 00000 п. 0000086322 00000 п. 0000086346 00000 п. 0000089687 00000 п. 0000089891 00000 п. 0000089916 00000 н. 0000094887 00000 н. 0000095101 00000 п. 0000095125 00000 п. 0000100045 00000 н. 0000100251 00000 н. 0000100276 00000 н. 0000104680 00000 п. 0000104879 00000 п. 0000104904 00000 н. 0000109393 00000 п. 0000109585 00000 п. 0000109610 00000 п. 0000146847 00000 н. 0000147933 00000 п. 0000147958 00000 н. 0000180603 00000 н. 0000181693 00000 н. 0000181717 00000 н. 0000186632 00000 н. 0000186826 00000 н. 0000186850 00000 н. 0000192535 00000 н. 0000192731 00000 н. 0000192756 00000 н. 0000203037 00000 н. 0000203240 00000 н. 0000203265 00000 н. 0000217996 00000 н. 0000218199 00000 н. 0000218224 00000 н. 0000225053 00000 н. 0000225253 00000 н. 0000225277 00000 н. 0000229024 00000 н. 0000229225 00000 н. 0000229250 00000 н. 0000237718 00000 н. 0000237925 00000 п. 0000237950 00000 н. 0000244033 00000 н. 0000244220 00000 н. 0000244245 00000 н. 0000251736 00000 н. 0000251948 00000 н. 0000251973 00000 н. 0000259715 00000 н. 0000259902 00000 н. 0000259927 00000 н. 0000264313 00000 п. 0000264521 00000 н. 0000002379 00000 п. _ ˉ} Ig (# $ { = Բ l; * ibBX {w | iSMS2mT-B6uZIjFQ + E 5 \ ݑ zw $

Евгений Евтушенко, поэт, всколыхнувший поколение Советов, умер на 83

Боль и радость

Mr.Евтушенко писал не только о политических и социальных проблемах. Он сочинял стихи о любви, природе, искусстве, путешествиях и различных страданиях и радостях жизни. Например, в 1956 году, будучи женатым на Белле Ахмадулиной, он написал «Моя любимая придет»:

Моя любимая придет
И обхватит меня своими объятиями.
Она заметит изменения
И поймет мои опасения.
Сквозь черный ливень, из ночного мрака,
Забыв в спешке закрыть дверь такси,
Она побежит вверх по ветхой лестнице
Покраснев от радости и тоски.
Она войдет в воду насквозь.
Без стука.
Она возьмется за мою голову руками,
И ее синяя шуба соскользнет
К счастью со стула на пол.

У г-на Евтушенко было четыре брака. Он женился на Галине Семеновой после развода с г-жой Ахмадулиной. (Г-жа Ахмадулина умерла в 2010 году.) Его третья жена, Ян Батлер, была английским переводчиком его стихов. Его вдова, г-жа Новикова, на которой он женился в 1986 году, преподавала русский язык в подготовительной школе недалеко от Университета Талсы.Кроме Александра и Дмитрия, у него было еще трое сыновей Евгений, Петр и Антон. Полный список выживших доступен не сразу.

Г-н Евтушенко имел дома в России и США и, помимо Университета Талсы, преподавал в Городском университете Нью-Йорка и Нью-Йоркском университете (где один студент вспомнил, как он был одет в серебряные костюмы, «ходил туда-сюда»). напротив лекционного зала », когда он читал свои стихи на« быстро развивающемся русском языке »). Он много путешествовал, читал свои стихи, читал лекции, преподавал и выступал с речами для переполненных толп в университетах.

При всем этом г-н Евтушенко считал себя патриотом. В книге «Не умирай раньше, чем ты умрешь», он резюмировал свои амбивалентные чувства триумфа, ностальгии и раскаяния, пережитых пережившим несуществующую советскую систему. В стихотворении на последней странице «Прощай, наше красное знамя» он написал:

Я не брал царский Зимний дворец.
Я не штурмовал гитлеровский рейхстаг.
Я не тот, кого вы называете «коммунистом».
Но я ласкаю красный флаг
и плачу.

Поэзия сделала его знаменитым, но г.В последние годы жизни Евтушенко предпочитал называть себя «поэтом, писателем и режиссером». Помимо двух романов, он опубликовал десятки томов стихов, которые переведены на десятки языков. Он сыграл или снялся в нескольких фильмах, снял два других, написал эссе и составил три тома своих фотографий.

Он предпочел Оклахому Нью-Йорку. «В некоторых провинциальных городах можно найти настоящую душу страны», — сказал он The New York Times в 2003 году. «Мне нравится безумие Нью-Йорка, но Нью-Йорк на самом деле не Америка.Все человечество в одной капле. Талса очень американец ». Он назвал Талсу «пупком мировой культуры».

Там он с удовольствием наблюдал за тем, как молодые поколения вступают в свои права. «Кто-то рядом», — драматическим тоном сказал он одному классу. «Я чувствую это. Кто-то всегда должен быть лидером поколения. Кто-то должен родиться. Почему не один из вас? »

Такой же пыл он проявил десятью годами ранее, в июле 1993 года, когда Концертный зал гостиницы «Россия» в Москве был местом празднования его 60-летия и, как следствие, признания дерзких поэтов и писателей 1960-е, вырвавшиеся из железных тисков сталинизма.

«Сегодня вам, одному из инициаторов движения шестидесятников, исполняется 60 лет», — написал президент Борис Ельцин в поздравительном письме г-ну Евтушенко. «Ваш врожденный многогранный талант ярко проявился в далекие теперь годы« оттепели ». Гражданское сознание молодых поэтов сыграло тогда огромную роль в духовном освобождении и пробуждении народа России».

Кари Салламаа на стихи Олли Хейкконена

Кари Салламаа на новые стихи Олли Хейкконена

Хотя Россия является восточным соседом Финляндии, в литературе это не излюбленный предмет.Негативные стереотипы повторяются, но Олли Хейкконен рисует альтернативную Россию.

Это черная, как уголь, и переливчатая, как нефть, страна необычайно открытая. Его образ России не является русофобским или этноцентрическим. Когда он опубликовал якутское ауринко («Солнце Якутии», 2000), поэт побывал в России всего один раз, да еще и в Санкт-Петербурге. Неоклассический мегаполис, построенный на ингерманландской земле, — это, конечно, не вся Россия; даже не типичная Россия.

Коллекция построена во время путешествия на поезде через гигантскую страну во Владивосток на востоке.Вдохновением послужила книга с фотографиями такого путешествия, которую Хейкконен позаимствовал из библиотеки. Поскольку он на самом деле не был в стране, он смог связать фотографии со своими мыслями и привести в движение свой поэтический двигатель. Поэт также черпал вдохновение в классической русской литературе и классике советского кино, например, в фильмах Эйзенштейна и Пудовкина.

Россия Хейкконена очаровывает грязной, рушащейся романтикой. Это больше Советский Союз, чем современная Россия, но не в очевидном политическом смысле.Стихи не антисоветские, потому что изображенное в них государство чисто утопично. Идеалы не означают, только их семиотика и риторика. Эти фасады не принадлежат графу Потемкину, а созданы сталинистами. Об этом свидетельствует конфликт между невзгодами повседневной жизни и жалкими видениями и пропагандой: «Снова тракторы катятся по полям, лозунги рассекают воздух / Герой Труда награждается розами и поцелуями, / Шампанское может накормить душа. ‘

Иногда поэт ставит грубую аутентичность этих людей и их безумный труд перед холодной рациональностью Запада.Сегодня рабочий — редкая фигура в финской поэзии: последний раз он появлялся в стихах Вильо Каява или Арво Туртиайнен более полувека назад, но в стихах Хейкконена факел сварщика шипит, как солнце рабочего; сладкое журчание весны сменяется колодцем.

В этих широких рамках поэт устанавливает любовь, дистанцию ​​между людьми, трудности близости, видения природы. Когда «Спутник», когда-то удивительная механическая падающая звезда, свистит, возлюбленная может надеяться, что рассказчик все еще будет любить ее.Но больше всего трогает стихотворение о собаке Лайке, которая потерялась в космосе: эта сука в скафандре охраняет нашу планету, но шум, наполняющий небо, заглушает ее лай.

Стихи Хейкконена функционируют через сильно нарисованные образы и конкретные детали, которые остаются в моем сознании так, как это показали великие писатели раннего модернизма: Лорка, Паунд, Элиот. Стихотворение стоит или падает рядом с его образами. Это как-то пророчески, что такие прямые образы снова получают признание после абстрактной аргументации и непрозрачной риторики столь многих финских стихов.

В стихах есть нерусские черты; Трудно сказать, что граждане республики Саха (Якутия) сказали бы о характеристике в заглавном стихотворении, в котором говорится о черном и зеленом золоте и икре, но не упоминаются настоящее золото и бриллианты. Это настоящее богатство республики. Именно из-за них Сталин построил на костях рабов знаменитую Колымскую дорогу от Владивостока до Якутии. Но поскольку по отношению к другим культурам мы находимся во власти образов и мысленных образов, преднамеренный анахронизм может переключить внимание на то, что типично.

Хейкконена можно было бы назвать этнофутуристом. Я имею в виду движение, основанное группой молодых эстонских писателей в Тарту в 1989 году, которое с тех пор распространилось среди молодых художников финно-угорских народов России и все больше становится северным этническим движением с чертами национального движения спасения. . Этнофутуристическая литература и искусство используют мифы и другие образы прошлого для построения будущего. Я нахожу в стихах Хейкконена ссылки на эти темы. Когда долгое путешествие заканчивается во Владивостоке, на краю континента, первобытная женщина настраивает гитару; когда-то она создала море и многое другое.Она явно родственница первородной матери Лённрота Калевала , Девы Воздуха. Лирического вас призывают кланяться священному дереву — рябине. Лось, клановые животные, напуганные сверхскоростным поездом, отбегают в долгосрочной перспективе, отмечая элементы «первобытного дома»: на их копытах песок пустоты, затем степь / и тундра, в их копытах дым. пальто и запах слез. / В их глазах блестит бескрайнее белое море. »

Но и России поэту мало.Это стартовая площадка для вселенной и предыстории: «Я все еще помню это: нужно идти / к свету, против света, к миллионам взрывов». Поэзия всегда открывает альтернативные пути в мир, где все по-другому. Это может быть лучшее начало или конец, рай, где дикий зверь кормит ягненка. Человек может выбирать. Мудрость внутри: костяной компас указывает путь ».

.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *