Стихи алтайских поэтов для детей младшего школьного возраста: Конкурс «Стихи об Алтае»: победителей выбрали из 145 участников

Содержание

Конкурс «Стихи об Алтае»: победителей выбрали из 145 участников

Галина Абрамовская 

***
Осень –  рыжей кобылицей –
Проскакала  по лесам,
Золотистою пшеницей
Разметалась по полям.
По утрам туман клубится,
Зябко падает роса,
Спешно покидают птицы
Пообжитые места,
Улетают, грусти строчки
начертив на небесах.
Дни становятся короче,
Пахнут яблоки в садах.
Дождь повсюду, словно в сито,
Сыплет моросью с небес,
И ковром листвы укрытый
Что-то шепчет мокрый лес.

Галина Бабич
***
Шагаю по дорожке рядом с сыном –
Вокруг дымки плывут, куда ни глянь:
Субботний день пропах в деревне дымом
От летних кухонь и от жарких бань.
Смолистый запах меж домами льётся,
Чуть-чуть синеет и щекочет нос.
Хвостом виляя, словно бы смеется,
Бежит навстречу добрый рыжий пес.
Скрипит чуть слышно старая калитка
В просторный двор, душистый сеновал.

Мелькнет за шторой добрая улыбка,
И голос бабушки:
– Кого тут Бог послал?
А я, как сын, задорно и беспечно
Помчусь тропинкой к речке босиком…
Живет в деревне детство моё вечно
И пахнет сеном, свежим молоком.
Наталья Ворожбитова

Алтай мой!
И тайга, и степи,
Алтай мой…
И мороз, и ветер.
И, ленточных лесов
Зелёный караул
Хранит мой Барнаул!
Алтай…
Дорога в Сростки…
Алтай!
Калины россыпь…
Так сердца рвется тетива!
С Пикета слышу Шукшина, –
Отсюда Родина видна!
Алтай!
И Синегорье…
Алтай!
Свобода! Воля!
В горах ласкает свой комуз
Пастух, посланник древних муз!
Алтай!

И вечен Рерих!
Алтай!
Скалистый берег.
В Телецкой чаше ледяной
Ты душу укрепи, омой!
Алтай…
По склонам стелется бадан.
Костер…
Летящий бубен и шаман!
Он с Горным Духом говорит,
И вглубь Вселенной путь открыт!
Алтай…
И звезды, падая в горах,
В хрусталь переплавляют прах!
Здесь норовистая Катунь
Рвет бирюзу поющих струн
И с Бией вдруг сольётся Обью!
Рассвет…
Колени молча преклоню,
И благодарно обниму
Ту землю, что полна любовью!
Алтай…

Ирина  Гонюкова

Верх-Обское

Кто рисует холмы и дороги,
Ускоряя мой призрачный бег?
Мать Земля, ты даёшь мне так много!

Я – обычный земной человек!

Под покровом небесных мелодий
Я лечу в заколдованный миг!
Там Хранители мудрости бродят!
Там от жажды спасает родник!

Кудри ив разбавляет осока…
Я веками меж ними брожу.
По Чемальским тоскуя порогам,
С Верх-Обскою Катунью дружу!

Здесь – в лучах золотого восхода
Прибавляет мне силы прибой.
Здесь меня исцеляет Природа!
Здесь расту, воспарив над собой!

У костра, в задушевной беседе
Намечается будущий Путь.
Здесь друзья – кто певцы, кто поэты,
Помогают в себя заглянуть.

Окунаюсь в зелёные воды

И с волной говорю, не спеша…
Пусть смывает чужие наброды*!
Пусть становится чище Душа!

Уймонская Долина

Привычно во сне позвало Пространство,
Не голосом — памятью и ключом.
Бежала вода, и водой остаться
Помог ей рассвет
За моим плечом.

Рождение стало желанно всеми,
Кто был под руинами погребен.
И стаи событий, летя на Север,
Пришествия ждут на камнях времен…

Умолкли мечи на лугах знакомых.
Восторженность просится на постой!
Взошла благодать и причастность к Дому
Согрела Долину своей мечтой.

Проснуться в любви, в устремленье, в мере
Здесь может не только седой поэт,
Но каждый, кто в чашу небес поверит,

Кто лилий узор соберет в букет!

Мы все соберем и отыщем створы
И ветер поет, воспевая город
Тех знаков, что ты для себя открыл.

Надежда Горянина 

Мой   Алтай.

Земляками по праву хвалятся:
Где-то – Пушкин, а где- то – Блок.
Наш Алтай в ответ улыбается –
Дескать, что же, и я не плох.
Прочитаем названья улиц мы,
Каждый грамоте научён, –
Полководцы, герои, умницы –
Сколько славных у нас имён!
Как использовать силу пара?
Сделан поиск иных основ,
И трудов положил немало
Наш механик Иван Ползунов.
Побеждал Колчака не всякий,

По Сибири Гражданской гул…
Помнит Мамонтова-вояку
Солоновка и Барнаул.
Знают всюду имя другое-
Был когда-то простой солдат,
Но весь мир покорил без боя,
Наш Калашников, автомат.
И с Гагариным в связке–паре
В космос вырваться был готов
Наш алтайский красавец-парень,
Космонавт номер два – Титов.
Есть актёр, режиссер, писатель,
Что «Калиной красной» потряс
Все сердца. Он взывал: «Спасайте
От душевной гибели нас!»
Над Катунью и над Пикетом-
Благодатью стоит тишина.
Вот такой он, Алтай – рассветный,
Наша Родина, дом Шукшина!

Антонина Гринюк

Новоалтайск

Город наш начинался с посёлка,
Неприметной деревни простой.
Величали ее Чесноковка,
По названью реки под мостом.

Подарила природа посёлку
Ожерелье берёзовых рощ,
И калину с бояркой в околках,
И земли плодородную мощь.

В нём с любовью работали люди,
Хлеб пекли и растили детей.
Возлагая надежду, что будет
Город их с куполами церквей.

Вырос он, на глазах расцветая!
Возводились заводы, мосты.
Стал частицей Алтайского края,
Укрепился на карте страны.

Сергей Грязнов

Нас провожал июньский Барнаул,
Нас увозил красавец Мерседес
Туда, где ждал Катуни гордый гул,

Берёзово-сосновый, чистый лес.

Там горные хребты рвут небо пополам…
И бездна тишины, и умиротворенья!
И «Чёртов палец» все грозится небесам.
Но мы туда взберемся, без сомненья!

Нас ждут «рафты» и бурная Катунь,
А грозный рёв порогов чуть пугает.
Эй! Ветер-весельчак, нам в спину дунь!
Гляди, как «рафт» порог одолевает.

В палатках было сухо и тепло,
Теперь вдруг стало холодно и сыро.
И с горных спин потоками текло,
А  ветер тучами латал на небе дыры.

По тонким крышам барабанит дождь,

Погода  преподносит нам сюрпризы.
От холода уж пробирает дрожь,
Но «хан Алтай» не спросит нашей визы.

Припев

Для новичков нелегкая работа
Алтайские вершины покорять
Ведь для вершины очень важно, кто ты,
Чтобы тебе секреты доверять.

 

Татьяна Давыдова

***
Не люблю суету городов,
По душе лишь родная глубинка,
Где достойны хороших стихов
Лес, поля и тропинка в осинках.
Здесь  стараются чтить стариков,
Не пугают, а радуют встречи,
И улыбки друзей, земляков
Поднимают усталые плечи.
Все в Залесово близкое, здесь

Малой родиной будем гордиться
И любить её, и стремиться
К тем высотам, которые есть.

***

Осень бросила яркий платок…
Ах, как сон твой печален, глубок,
Не разбудишь, и не надейся.

Люди топчут его сапогами.
Листья тянутся за ногами,
Словно шерсти цветной клубок –
Осень бросила яркий платок…

Не одеть мне его на шею.
Только тихо сказать успею:
Осень бросила яркий платок…

Николай Дорощук 

 Позови  меня,  Сереброполь..

Где  бы  нас  судьбою  не  носило,
Все  манят  бескрайние  поля.
Чем  же,  чем  она  приворожила  –
С  виду  неказистая  земля?
Почему  от  длительной  разлуки

Всякий  раз  испытываю  боль?
Поскорей  же  протяни  мне  руки  –
Позови  меня,  Сереброполь!
Знаю,  время  трудное  настало  –
Все  быльем,  как  будто,  поросло…
Что  случилось,  что  с  тобою  стало,
Где  ж  твои  сыны,  мое  село?
Разбросало  их  по  белу  свету,
Но  душой  они  –  и  там,  и  тут:
Вспоминают  здешние  рассветы
И  вдали  от  Родины  живут.
Не  дает  покоя  ностальгия,
И  признаться  в  этом  не  боюсь:
Для  меня  ты  –  словно  вся  Россия,
Позови  меня,  и  я  вернусь.
Я  вернусь,   всему  приходят  сроки,
Только  ты  вернуться  мне  позволь,
Я  вернусь  издалека – далека,
Позови  меня,  Сереброполь!

Землякам

Вдали  от  столиц  или  просто   в глубинке,
Не  сыщешь  на  карте – для  карты  мало,
Лежит  в  эпицентре  степи  Кулундинской
Моё.  не  приметное  с  виду,  село.

Мне  степь  эта  с  детства  знакома  и  люба,
И  дали  бескрайние  сердцу  близки.
Живут  здесь  весёлые  добрые  люди
С  красивой  душою – мои  земляки.

Здесь  ветры  седые,  резвясь  и  играя,
Ломаются  в  брызгах  солёной  воды.
И  вольно,  как  птица,  летит  над  Алтаем
Ковыльная  песня  степной  Кулунды

Тамара Ермоленко

 

Крепость моя – Белоярск

– Год тысяча семьсот семнадцать,
Июль пятнадцатого дня,
Здесь мерою – сажен по двадцать,
Срубил над Обью крепость я, –

Шлёт весточку Иван-боярин,
Известный нам как Максюков –
И по Указу Государя
Под крепость сруб уже готов.
 
А по углам – четыре башни,
Под ней, четыре же, избы.
Земля имеется под пашни –
Начало крепости судьбы,
 
Которой, скоро, как три века.
Так появился Белоярск.
Районом быть – решили где-то –
У города Новоалтайск.
 
Глядят, с надеждой возрожденья,
На церкви в круге куполов
Двенадцать тысяч населенья,
Не девяносто пять дворов.
 
Район за центром успевает –
Водопровод, газопровод.
В нём, свою крепость воспевая,
Живёт талантливый народ.

Сергей Жук

***
Буйные февральские метели
Закружили край со всех сторон.
Мимо гор алтайских пролетели
Прямо в Благовещенский район.

Меж сугробов все дома застыли,
И на тесных улочках темно.
Замерло на краешке России
Славное село Яготино.

Вечерами после жаркой бани
Самовар дежурный на столе.
У моей родной сестрёнки Тани,
К счастью, день рожденья в феврале.

Озорные зимние частушки,
И настойки клюквенной бокал.
Напросился с улицы на плюшки
Волкодав по имени Байкал.

Ухватил кусочек сдобной пищи
И на пост рванулся поскорей:
На рябине над его жилищем
Приютилась стайка снегирей.
Хоть метели ставнями стучали,
Завывали  с дымовой трубой,
Во дворе друг друга привечали
Наши братья меньшие гурьбой.
Рассвет

Наступает апрель, и тает
Синева за спящим окном.
Над Алтаем тихонько светает.
Выхожу на крыльцо босиком.
Неожиданно, с дерзостью милой,
На рассвете ясного дня,
но – весна, лебединой силой –

Горячо обнимает меня,
Залетев ветерком под рубашку,
отзвенев смешком детворы.
И взлетает душа нараспашку
Выше главной алтайской горы.

Там проснулись горные духи,
Копошится в кустах лесовик.
Кувырком медвежата – с Белухи,
Через чащу, в Катунь, напрямик!

На рассветах остатки дремоты
вся природа теряет весной.
Вот тогда-то шальные полёты
Происходят в деревне со мной.

Юрий Загинайлов

 КОСТЕР  У  БЕЛУХИ

Среди белых и сказочных гор,
Где вершины стоят, как святые,
Разведу я вечерний костер,
Искры в небо взметну золотые.
 
Опустилась за шапки заря
Чуть размытой багряной полоской,
Звёзды, словно брильянты, горят
Над идиллией этой неброской.
 
Здесь, где небо с Землею срослось,
Тихо заводь озёрная плещет…
Я мечтал о вершинах – сбылось,
Горный ветер палатку трепещет.
 
Чу, щебечет высотный птенец
Под размеренный гул водопада,
И Белухи треглавый венец,
Будто страж, возвышается рядом.
 
За строкою приходит строка –
Беловодье дары посылает,
И дрова что – то шепчут слегка,
Словно тайну костра понимают.
 
Среди белых и сказочных гор,
Где вершины стоят как святые,
Полыхает вечерний костер,
Искры в небо летят золотые.

Евгений Заикин

Сибирская монета

Держу в руке сибирскую монету
Чеканки восемнадцатого века.
Она была в ладонях человека,
Чей след простыл в давно забытых летах.
Под вензелем царицы Катерины,
Увенчанном державною короной,
Венок побед Российской силы тронной
И слава Государственной Доктрины.
На реверсе, по центру, древный картуш
Два соболя удерживают стоя.
Пятак – пустяк… Но сколько жизней стоит
Сия медяха, взятая из карста?
На рудниках Сузунского уезда
И в Колывано-Воскресенских шахтах,
Под руководством бергеров и шляхтов,
Земли сибирской разверзалась бездна.
Сюда сгоняли каторжных и беглых,
И крепостных, от мала до велика.
За дело царское народ здесь горе мыкал,
В каменоломнях веруя в свет белый.
Тяжка была работа рудокопов.
Во тьме ослепший люд, голодный, хворый,
Крошил породы, раздвигая горы,
Приподнимая Русь в глазах Европы.
Под стук сердец руда в тяжёлых жилах
Людскую пламенность души вобрала
И на дворе плавильном, под накалом,
В кровавом отблеске монет ожила
И в колокольном звоне над Россией.
И в саблях, и в мортирах, и в мушкетах
Ожившая руда пошла по свету,
Являя Миру огненную силу.
И вот, в мой век, в моей руке монета.
Есть в медном сплаве серебро и злато.
Но ценностью другой она богата –
В ней много света…
Жизненного света.

 
Аскат

На левобережье плескуньи-Катуни,
Меж сосен, камней и песка,
Где бабочки с ветром танцуют, плясуньи,
Село есть с названьем Аскат.

Там древние силы с душой, воедино,
Народных умельцев, селян,
Работают с камнем, с песком, с древесиной…
Там каждый в уменьях – шаман.

В селе есть усадьба семьи Голованей –
Цветами усыпанный двор.
В живой акварели на шёлковой ткани
Там Вечностью дышит простор.

Художница, хрупкая девушка Даша,
Впитавшая силу камней,
Там беличьей кисточкой Ангелу машет,
И Ангел шагает за ней.

Там слышно, как флейта волшебно играет,
Там жизнь и добрей, и смелей.
Там людям не нужно небесного Рая,
Аскат – это Рай на земле.

Ольга Исупова

Маральник – защитник Алтая

Как рога марала сильный,
Свежий, как дыханье мая,
Добрый богатырь былинный,
Ты цветёшь, краса Алтая.

Кто хоть раз маральник видел
В розовых цветочных латах,
У того прибудет силы,
Тот становится крылатым.

Где маральник – там и чудо
Свои стрелы рассылает.
Послан ты на счастье людям,
Оберег родного края!

Таёжная песня

Я отправлюсь в тайгу, позабыв городские дела.
Мне легко там дышать. Тесен воздух, где копоть и смог.
Две недели – дорога, что сердце прожгла, как стрела,
Комариная даль и рюкзак, что навьюченный стог.

Мой кедровый покой… Как пружинисто-вольно идти…
И в цепочке друзья, и вблизи дорогое плечо.
Я нашла  и любовь, и себя в этом долгом пути –
Сколько бы ни пройти – всё шагала ещё бы, ещё…

Время мчится вперёд – вот и зрелость уже подошла.
Может, хватит тянуть едкий дым от смолистых костров?
Только как же дорога, что в душу так прочно легла,
Как же синяя высь, что надёжно влилась в мою кровь?

Геннадий  Кальхерт (Германия, г. Штрубинг)

ТАБУНЫ
(к 85-летию села)
Где ковыльная степь – без краёв и  границ,
Где резвился на воле жеребчик-стригун,
Где кочевник-степняк пас своих кобылиц,
Было стойбище просто,  с названьем Табун.

Все в былое ушло, нет лихих степняков,
Не увидишь ковыльных метелок.
Не Табун – Табуны уже много  годов
Носит  имя алтайский поселок.

Магистралью рожден был  разъезд Табуны,
Шли по рельсам вагон за вагоном.
Став достойным звеном на дорогах страны,
Покрупнел Табуны, стал районом.

Много минуло лет и воды утекло,
Было многое, многое будет,
Но без них не возникло бы это село,
Без героев с названием – люди.

Не сгибая усталых, натруженных плеч,
От саманных домов с плоской крышей,
От коптилок, лучин, стеариновых свеч
Устремлялся народ наш всё выше

Шёл со временем в ногу, печатая шаг,
Шёл с Союзом, как ныне – с Россией.
Жив потомок степей, юный пыл не иссяк.
Так держать, Табуны! Крепкой силы!

Людмила Козлова

 Южный Алтай*

Что-то в сердце  гудит и тает, словно Дух Мессии –
На юг устремился Дракон Китая, на север – Дракон России.
Летишь, превращаясь в единицу со ста нулями,
Прощаясь с лугами, лесами, озёрами и полями.
Летишь  воздушной грацией на крыльях Драконов –
И никакой тебе гравитации, никаких законов
Физики и прочих наук древнейших!
Только Ангелы да бесплотные умные гейши**
Слева  и справа  следят за безумным полётом.
Оба Дракона,  они не чета звездолётам –
Золото Времени  вечностью их золотило!
В крылья вплетали соцветья травы «молодило»
Знающий Будда и Правду Несущий Мессия –
Древний Китай
и всегда
Молодая Россия.

* – Горная граница России с Китаем (Хребет Табын-Богдо-Ула)
** – Китай – родина профессии гейши

***
Разляжется синим сугробом,
Синильгой танцует в окне,
В просторах серебряной пробы
Царевной летит на коне.
По узеньким улочкам Бийска
Кембрийская*  мчится метель –
Такая пушистая киска,
Такая морозная гжель.
А ветер стенает всё горше –
Пред нею  ершись, не ершись,
Мой  город, мой мальчик замёрзший,
Она тебя любит!
Держись!

* кембрийская – (здесь) дикая,  древняя

СИРЕНЕВЫЙ  СЕЗОН

Опять поёт  в  объятьях   берегов
Танцовщица-река,  шаманка  Бия –
Хрусталь снегов и золото веков
Колышут  сарафаны   голубые.

Гудит вода –  могучий Дух  весны,
И сосны дышат  пламенем апреля.
Скворцы свистят в хоромах подвесных,
И город  светом солнечным расстрелян.

Зелёный Бийск, черёмуховый звон.
Танцовщица-река, шаманка Бия.
Сирень цветёт – сиреневый  сезон.
И облака  жемчужно-голубые!

ПОЛДЕНЬ

Он частый гость,
непрошеный, занудный –
Бродяга-зной –
восточный василиск.
Мы чувствуем друг друга обоюдно,
мой знойный город,
летний город Бийск.
Расплавлен день,
и всё течет и плачет,
Горячим струям  нет преград. И сон
Могущество востока обозначит –
Мой город спит,
злым зноем занесён.
И кажется,
не выйдет в Путь из тени
Ток времени,
свернувшийся в цветок.
А город спит.
Теперь и он  растенье –
Господнего  Сознанья  лепесток.
Июль, 2012 г

Виктория КАЛАНЧИНА

Алтайское лето – густой сладкий мед,
Кусты золотой облепихи,
И зоркого коршуна гордый полет,
И – цвет ароматной гречихи.

Алтайское лето — богатый улов,
Уха на костре для гурманов,
Ветрами пропитанный воздух лесов,
И свежие сливки туманов.

Алтайское лето — слепые дожди,
Шалфеем поросшее поле,
И ленты дорог, что бегут впереди,
И тучки на синем просторе.

Алтайское лето – как вспышка зарниц,
С рассветом однажды растает.
Лишь гром уносящих его колесниц
Надежду на встречу оставит.

Сергей Клюшников Песня
Ой ты, Камень-на-Оби через Боровиху.
Электричка – подзавяз. К черту ли уют!
Я на берег на обской да по облепиху.
А в реке, в реке, в реке стерляди живут.Тараданово. Леса. Берег высоченный.
И колючие кусты желтизной горят.
Как на этом берегу да без приключений?
А в реке, в реке, в реке судаки стоят.

Никакого горя мне, никоторой славы.
Если осень на дворе – все долги взыщи.
Берег прячется в туман да не для забавы.
А в реке, в реке, в реке стаями лещи.

«Перережьте горло мне, перережьте вены…»
Только дайте напослед осени глотнуть.
А на дальнем берегу да злые перемены.
А в реке, в реке, в реке можно утонуть.

 Геннадий Кошелев

Краснощеково, Чарыш

Ох, Демидовы слуги – злые!
Ох, и барщина бьёт под «Дых»!
Утекли мужички приписные
От казарм да от изб курных.

По холмам, сквозь леса и рощи,
Хоронясь от служивых, царевых,
Долго шли… Уж,  не в гости к тёще!
Шли, чтоб где-то в местечках новых

«Жисть» устроить себе вольготную…
Свить гнездо, и притом –  на века.
И пришли… – Ах, места добротные:
Рощи – дебри, лазурь – река!

Смотришь в реку – сплошные чары!
И прозрачность в ней, и таймень…
Мужички-то, без царской кары,
Очаровывались весь день.

– Берегов–то, вишь, щеки красны!
Глина, галька, песок… Луга –
Ладь саманку, мечи стога!
– Верши ставь… Стало быть, не напрасно
Приударились мы в бега!

Вот подыщем ещё кого
И зачнём деревеньку… Слышь!
Наречем свой скит – Краснощеково!
А реку – за чары – Чарыш!

Антонина Кузнецова

 Мои деды

В День Победы не звякнут медали
На груди у моих двух дедов.
Они оба навеки пропали
На полях военных фронтов.

Одногодки – по тридцать восемь
В сорок первом исполнилось им.
Хлеб, посеянный в поле, осенью
Довелось убирать другим.

А солдатские жены и дети,
Полуголодом от войны,
Горя страшного в лихолетье
Натерпелись, не зная вины.

Константин,  по отцу мой дед,
Воевал, но где ж он не встал?..
Следопытский простой конверт
Очень долго наш адрес искал –

Гильза с данными, при раскопах
Пареньком хорошим поднята
Через четверть века,  в окопе,
где настигла пуля солдата.

Получили теперь похоронку.
В ней немного: числится павшим.
Потому на родную сторонку
Константин не вернулся к домашним.

Не узнал, что два его старших,
Сын Василий и сын Николай,
Возвратились живыми, каждый
Осчастливил семью и край.

Что давно умерла Аксинья,
Та, что мужа на фронт провожала,
Ей война, как всем вдовам России,
Дать пощады не пожелала.

Вот с тех пор, как синий конверт
нам из Харькова в дом прислали,
Знаем: там обелиск. Наш дед
Защищал украинские дали.

***
С малой родины моей
Начинается Россия,
С тропки между ковылей
И дуги на небе синем.

Начинается страна
С доброй маминой улыбки,
С колыбельной, что она
Напевала нам у зыбки,

С тихой речки за селом,
Где грустят о чем-то ивы,
С рощи кленов за холмом
Меж колышущейся нивы,

С жеребёнка на лугу
В ливне с летнею прохладой,
Духа травного в стогу
Для пасущегося стада,

С белых струек молока,
Что в ведро упруго бьются.
С  голубей на облаках
И мальчишек. Пусть смеются!

 

 Зоя Куприянова  (02.09.1940 – 12.05.2010)

Синюха, Белое

Берёзки с елями играют в прятки,
В камнях морозная искрится рань,
На косогорах мшистые заплатки –
Алтайская седая Колывань.
Когда из-за горы проглянет солнце,
Как приподнимут голову цветы,
Заговорят ручьи, вздохнут болотца,
И Колывань опять – предел мечты!
Гора Синюха – около двух тысяч
По высоте, но вся расчленена,
И гордость здесь не только в высях –
Она отвесов, осыпей полна.
На верхотуре нет оледенений,
Лишь озерко замерзшее всегда,
Всё из легенд и  мудрых измышлений,
Молитвой было с древности всегда.
На берегах какие-то рисунки,
Фигурки и послания святых,
Но в наши дни мы там играли в жмурки,
В лучах Ярилы-солнца золотых…
Там получали первую закалку,
Купаясь утром в ледяной воде,
Потом, как скалолазы, шли на «скалки»
Для испытаний будущих надежд…
От севера коварная Синюха
Для сильных скалолазов непроста,
А мы, опасностей ещё не нюхав,
Любили эти трудные места.
На высоте, где стены шли отвесно,
Из рук и ног мы делали страховку,
Препровождали слабых бессловесно,
Потом стыдили их за остановку…
Считалось высшим классом бросить тело,
На собственные руки опершись,
И, сохранив инерцию, умело
Переходить прыжками «рубежи»,
Спускались мы легко, каким-то чудом,
Как горные козлы бегут гурьбой,
Последняя стена – и мы оттуда,
Вдохнув, в бассейн ныряли голубой…
И, никому неведомо, откуда,
Но только Белым озеро зовут,
Оно же голубое – изумрудное,
По берегам с камнями там и тут…
На них мы, растянувшись от купанья,
Заледенев от ледяной воды,
Устраивали игры и «камланья»,
Вершили «причащенье» молодых…
Тем временам обязана я чудом
На жизнь высокогорье полюбить,
И повезло, что родом я оттуда,
И первый «тренинг» мне не позабыть!
***
Там речушка Поперечка
В тёплых берегах,
Травы клевера и гречки
В золотых стогах.
На рассвете хлынет в поле
Сельская страда,
И повеселиться в волю
Силушка тогда!
Сняв холщовые рубахи, выйдут мужики,
Дружно крякнут – и во взмахе
Целые валки!
Засвербит усами колос,
Бабы на покос.
Потеряется их голос
В шелесте берёз…
И щедра неутомимо
Матушка – земля!
Этот край – мой дом родимый,
Родина моя!

Юрий Лазарев

 ТУРИСТАМ
Как разноцветные заплатки
Над шумной, бурною Иней,
Разбиты лагерем палатки,
Туристы у костра гурьбой.
Река порогами рокочет,
Ведя суровый свой рассказ.
В ведре уха, дымясь, клокочет,
Волнуя запахами нас.
Звенит аккордами гитара,
И песни Визбора звучат.
Толи от них, толи от жара
Светлеют лица у ребят.
Длиннее тени. Вечереет.
Таинственнее цепи гор.
С воды прохладой ночи веет.
Смолкает птичий разговор.
Над горизонтом появилась,
Мерцая, первая звезда.
В мохнатых елях притаилась,
Свой лик скрывая, темнота.
И горы – памятник столетий
Все ближе, ближе жмутся к нам,
Так темноты боятся дети,
Держась за руки своих мам.
Как хорошо! И так спокойно!
Какой размах! Какая ширь!
И с губ срывается невольно:
«Ты – чудо, матушка Сибирь!»

НА СПЛАВЕ

Закипает вода, разбиваясь об острые камни.
Пеной в бешенстве брызжет коварный порог.
Навалились на весла упрямые парни,
Весь свой опыт и силу влагая в гребок.
Речка справа и слева зажата горами,
Извиваясь, ревет, как израненный зверь,
Словно кошка с мышонком, играет плотами,
Угрожая стереть или выбросить просто на мель.
Вот крутой поворот под скалою отвесной.
Ствол березы навис, круговертью подмыт.
Здесь потоку особенно узко и тесно,
И он рвется на волю, брыкается, плачет, хрипит.
И блестят от воды спасжилеты и лица,
И кричит рулевой, отдавая приказ.
Вновь река проглотить в лютой злобе стремится
И упрятать на дно и сам плот, и всех вас.
Что влечет вас сюда, в этот край перекатов,
Где мохнатые ели небо колют иглой?
В чем секрет этих чар? Расскажите, ре6ята.
Ведь вы рветесь сюда, позабыв про покой.
– Чтобы встретить друзей, ощутить свои силы
И себе доказать, что могуч человек,
Чтобы дымом костров ветры душу лечили,
Полной грудью дышать, слушать музыку рек.
Чтобы к мудрости гор прикоснуться рукою,
Насладиться ухой прямо из котелка,
С глазу на глаз побыть с молчаливой луною,
Чтобы точно узнать, где живут облака.
Где мы только с командой своей ни ходили,
Каждый раз отмечая на карте маршрут.
Перекаты Катуни, Песчанки и Бии
Помнят нас и в волнении трепетном ждут.

Любовь Лысенко
***
Ах, как пахли цветы уходящего лета
И роняли на клумбы свои лепестки.
Август падал на землю остывшей кометой,
Рассыпаясь на искры осенней тоски.
Ароматом цветов допьяна опоённый,
Ветер нёс по горам запоздалый рассвет.
Луч неяркий скользил по лесам обожженным,
Разливая в долине сиреневый свет.
Между темных ветвей всё прозрачнее небо.
На квадратах полей воздух светлый дрожит,
И уносит к реке запах свежего хлеба,
и опавшие листья в заливе кружит.
Я присяду в саду на скамейку под клёном
И прикрою увядшие розы платком.
Дождь скользит по щеке, будто слёзы, солёный,
Застывая на сердце осенним ледком.
Надежда Митягина

Бабырган 
Бабырган – страж-гора или «белка-летяга» –
открывает собой осиянный Алтай.
Словно сфинкс безголовый, лапы вытягивая,
прячет золото белых, таит и река.
 
Там шаман,  пролетая, тропинки запутал,
до утра скалы-выси белил снегопад.
А в долине горит рыжей осени купол,
и хлопочет село, и гремит Чуйский тракт
 
Он уводит в безбрежно блестящее море,
синей Мекки алтайской,  хрустальных цепей.
Провожая авто до Китая, Монголии,
Бабырган предвещает погоду в Майме.

Горно-Алтайск

Горы кругом легли,
cиним  горлом  зовут.
Ось и магнит земли –
хор белоснежных юрт.
К солнцу наперерез –
лебеди-облака,
и бирюзу небес
гладит моя рука.
Там, меж грудей-холмов, –
город морской звездой,
вдоль высотных домов
светел людской прибой.
Птахой  звенит кедрач,
склоны в багряный лес,
сыплется карагач,
в желтых  берёзах всплеск.
Там напоит  Майма.
Выше – туман разлит:
это Катунь сама
строит воздушный скит.
Тайны миров храня,
свой бесконечный сказ
дарит синяя даль,
горы – свет наших глаз.

Катанда 

Бельё полощет девушка в реке –
две Катанды в логу меж пик сверкают.
Синит тайгу туман. На «Ермаке»*
матрос небесный в дудочку играет.
 
Саптан* за мглою, а над ним – сапсан
кричит в потоке, словно что вещая:
сельчан  торопит не до жарких стран,
тут мёд, зерно и сено – зной без края.
 
Дыханье льдов и солнца вносит мысль,
что в колесе и продыха не знают,
как деды те, что за своё секлись,
и улеглись не на погосте – с краю!
 
Искрят белки,  Белуха и Катунь.
Дома охотников в тиши скучают.
Сбегая, табуны призывно ржут,
и как цветёт долина золотая,
где синь полощет чья-то молодая!
 
* Ермак – местное название ближнего снежника, в виде корабля
* Саптан- вершина Теректинского хребта, которую перешел отряд И. Долгих в погоне за есаулом А.Кайгородовым

Чемал 
Посвящается В.Конькову
От экрана салона кружилась «Ламбада»,
и с плаката нам щурилась Дженнифер Лопес.
Я к Чемалу* стремилась, предвкушениям рада.
Мчались горы и волны мимо окон автобуса.
 
Храм Патмоса там ждет, водопад  гидростанции,
сливы, яблоки красят сад любой, огород.
Там рванем к перекатам, к небесной прострации,
призовет в лепоту нас  музейный народ…
 
Выйдя, смотрим, а всюду – застывшие залпы
в фиолетовой дымке! И церкви считаем.
Кто-то рядом сказал: – Что швейцарские Альпы?
Видел я эти Альпы: им слабо до Алтая!
 
*Чемал – муравейник (алт.)

Есаул 
 
По России война, давит продналог,
Власть с наганом дружна – вот весь диалог.
Встал Алтай с оружием, атаман созвал,
Но отряд разбитый отошел в Синьцзян.
 
Мир до гор прошагай – пахнет он смородиной.
фронтовик Кайгородов – ваше благородие,
Теленгитский размах и  русак породою –
Жить и жить бы, но как
Жить под несвободою?
 
Было время – террор и великий мор,
И народ на грехи от икон ушел.
Страшны тюрьмы ЧК и отряды ЧОН –
Был алтайский казак за Аргут смещён.
 
Бились насмерть враги меж теснин и скал,
«Волчья стая» рвала,  обагрив оскал.
Боль и гнев лавиною – все переплелось,
Голову – былинную – шашкой, под откос!..
 
Мир до гор прошагай – пахнет он смородиной.
Есаул Кайгородов – ваше благородие,
Теленгитский размах и  русак породою –
Жить и жить бы, но как
Жить под несвободою?
 
Красно-белым был мир, те бойцы в веках,
В небесах души их, правда в облаках.
Нет особых надежд, где пустует дол.
Есаулу поклон: он бесстрашно шел!
 
Там сороки трещат:
– Где сыночки родные?
Их отпел Кош-Агач  за Уймонь-дорогою,
Журавли  у озёр, перевалы снежные,
И летят всадники – смелые, мятежные…
 

Игорь Муханов
Весна на Алтае
Огонёк внутри аила. Дым, как локон у любимой.
Пауком летит по струнам чья-то лёгкая рука.
Если ты чабрец заваришь, если я поеду мимо –
встреча наша будет долгой, ночь в долине – коротка.
 
У тебя в аиле пусто, но зато тебе – семнадцать.
Конь усталый. Век усталый. Белый месяц над горой.
Зашуршит снаружи крыша, смехом травы огласятся –
то катаются амуры, каждый – с луком и стрелой!
 
У Алтая три подарка: снег в горах, кедровый шёпот,
эдельвейса цвет недолгий, прославляющий ледник.
Если ты – родник бегущий, если я – косули топот,
даже ветер шепчет в ухо, чтобы я к тебе приник!
 
Сыч седой у коновязи, звёзд мерцающие лица.
Катит яшму дорогую с гор строптивая река.
Я тебя рисую небом, а себя – летящей птицей,
и пишу крылом по ветру: наша встреча – на века!

Снег сгребает лопатою – крышкою от ноутбука…

В Белогорье зима, и не видно блистающих радуг.
Деревенская сага и брага ведут меж собой разговор.
Сбой режима работы – не лучший от жизни подарок,
и литовке в чулане ромашковый снится простор.
 
А зима – от ума, или ум – от зимы… Неразборчив
почерк белых равнин, что бегут от окошка к тебе…
Онгудай… Кош-Агач… Миллионами радужных точек
Теректинских отрогов алмазы сверкают в судьбе.
 
У тебя ребятишки резвятся в сенях оголтело,
и журавль домашний – клади ему хлебушек в рот!
И когда на коне, в лисьей шапке ты едешь по делу,
он летит над тобою и крыльями небо стрижёт.
 
Я и сам не пойму, по какой задержался причине
в этом мире забот, и живу, и пою, не дыша.
Может, это пралайя – любви, человечьей кручины,
и всё то, что я вижу, желает надолго душа.
 
В Белогорье зима – по алтайским поверьям наука,
как себя создавать, и твой младший сынок во дворе
снег сгребает лопатою – крышкою от ноутбука…
Может, так оно чище – в заботе, в работе, в игре!

Едет Ойрот на коне

Краски ночного Алтая
пьёт изумрудный песок.
Месяц на горке латает
смятый Медведицей рог.
 
Чуйскому тракту снится –
едет Ойрот на коне,
и Улала–столица
верной подобна жене.
 
Горы, почуяв задачу
будущих солнечных дней,
молятся за удачу
каждой вершиной своей.
 
Гостю готовит подарки
в чудо поверивший край…
Боги для подвигов ярких
выбрали Горный Алтай.

Владимир Носков

Гришиха

Губы перепачканы малиною…
Пауты звенящие… Жара …
Нет домов, лишь бугорки полынные.
Здесь деревня Гришиха была…
 
По садам, лихой рукой порубленным,
Я иду из нынче во вчера,
И крапива у деревьев сгубленных
Обжигает памятью меня…
 
Память, память… Ты – как сновиденье,
Я с тобою через годы шел,
И не ради баночки с вареньем
В детство я тропиночку нашел.
 
Вот ветла с морщинистой корою,
Сучьями качает, как в укор,
Чертит сонно знаки над водою
И ведет скрипучий разговор…
 
След колейный больше не приметен,
Бойкий ключ – затоптанный скотом…
Ни – ко – го! – вздохнул горячий ветер,
И взметнулся вихревым столбом!
 
Гришиха… Непрошено, негаданно,
катится туманная слеза…
На варенье собранная ягода,
Вдруг соленой стала, а была …

Песня о Целинном районе

Под небом бескрайним седого Алтая,
В подножии гор, средь березовых крон,
Простерлась земля, от хлебов золотая,
С названием гордым – Целинный район.
 
Звенят по камням Чумыша перекаты,
Цветут огоньки на отрогах Кивды,
Рождаются зори, пылают закаты
И всё это, малая родина, – ты.
 
В труде и сраженьях мы неутомимы.
Мы знали и знаем, что это не зря.
Тут исстари подвиг и труд побратимы –
Так было и есть! Нам иначе нельзя!
 
На свете немало встречалось и прежде,
Цветущих садов, плодородных равнин.
Целинный район – ты судьба и надежда!
Целинный район, ты на свете один!
 
Пусть будут, как прежде, поля колоситься!
Прими в каравай наши зерна, страна!
Целинникам есть, что любить, чем гордиться,
Так было и будет во все времена!

Светлана Петрова
Змеиногорск

Городок – почти не город,
А окраина
Матушки России.
Ну и пусть!
Я в Москву возьму билет
Заранее,
А домой найду я
краткий путь.
Пусть здесь нет метро
И супермаркетов.
модных галерей, но
Есть здесь я.
Разве это мало для отечества –
Я тружусь здесь
И мои друзья.
Горы и озера здесь занятные –
Сердце замирает!
Ну и пусть
“малою землёй” нас называют!
Это чудо – тоже
Наша Русь.

Андрей Понькин
Косарь

Вновь в селе настала осень,
И тихонечко в тумане
Нудный дождь ромашки косит
На желтеющей поляне.
Будто хвастая сноровкой
Перед ветром, перед тучей,
Серебристою литовкой
Забирает круче, круче.
У воды остановился,
Отдыхая от покоса,
Прыгнул вниз и – растворился
На волнах речного плеса.
Серебристою литовкой
Новый дождь поляну косит.
Не поднять цветам головки,
Не увидеть неба просинь.

Андрей Попов
* * *

Осень моя, осень с желтыми дождями,
С запахами ветра, криком журавлей…
Паутинки солнце в небе привязали,
Воздух стал прозрачней, на душе светлей.
По дороге, сжатой сжатыми полями,
Путь один возможен – вдаль за горизонт.
Где-то там надежды счастье предсказали:
Из удачи соткано, как раскрытый зонт.
Вон дорога скачет, вьется меж полями,
И как будто манит: – Ты поверь в меня!
Там, у края неба, горизонт обманем,
Заглянем удаче мы твоей в глаза!
Осень и дорога. Позолота колков.
Тихим колокольцем каждый вдох звенит.
Клин плывет над лесом, словно указатель,
И по всей округе благодать летит.

* * *
За деревней – лес.
А вдоль леса – поле.
Между ними – я,
Вновь стихами болен.
 
Справа – желтый хлеб,
Слева – лес зеленый.
Между ними – я,
В этот мир влюбленный.
 
Между ними я.
Нет, я вместе с ними!
Мои корни здесь,
Здесь – моя Россия.

Людмила Ридных- Кузнецова

НЕБО НАД РУБЦОВСКОМ
Небо над Рубцовском полыхает,
В пелене сереющей – закаты…
Город, вроде, горестно вздыхает,
Чьим-то равнодушием распятый.
 
Выпали сполна ему на долю
И достаток, и свирепый голод.
Но гулял всегда в нем ветер вольный,
Оттого Рубцовск душою молод.
 
Над рекой – из прошлого туманы,
Заросли в забоке ежевики…
Запахи черемухи дурманят.
А в старице солнечные блики.
 
Город мой в излучине Алея
Преодолевает все невзгоды.
Чей-то грех прощает он, жалея
Вдруг окаменевшие заводы.
 
Он красив особой красотою,
Зеленью спокойною, неброской.
Тополей величественных кроны
Оттеняют небо над Рубцовском.

Николай Решетников

***
Кружат поздние метели.
Тонет улица в сугробах.
Сквозь сугробы еле-еле
Пробивается дорога.
 
Снег ли, пух, кудели пряжи
Заплели тропинок нити.
Буря толстый свитер вяжет
Каждой зябнущей калитке.
 
Где дома как россыпь пятен
Смотрят тихо из сугробов,
Мужики большой лопатой
Чистят санную дорогу.

Алла Светловская
Живи, цвети

В объятьях улиц, без забот,
Кружится осень заманихой,
И с нею празднует народ
В посёлке славном – Повалихе!
 
Родным селеньям, городам –
Поочередное рожденье,
И краю Юбилей! Сюда
мы собрались для поздравленья!
 
Куда ни глянь – везде друзья,
И многолюдно как в столице:
Большая, дружная семья –
Сияют радостные лица…
 
– Любимый наш, родной Алтай,
Живи себе, не зная лиха!
С рождением тебя! Гуляй,
Как мы сегодня в Повалихе!
 
Новоалтайск
 
Мой город, ты из года в год
Становишься всё выше, краше,
Твой, самый светлый, небосвод
Вселяет радость в души наши!
 
Печёт ли солнце над тобой,
Поёт ли вьюга, завывая,
А ты, мой город дорогой,
В работе, устали не зная.
 
Преображаясь день за днём,
Встаешь домами новостройки,
И я, в признательность о том,
Из слов стихи слагаю в строки!
 
Цвети, всё больше вырастай
В круженье улиц – хороводом.
Пребудешь славен, отчий край,
Ты наш, и мы отсюда родом!

И что с того…
Сибирь, Алтай, лесные дали,
Поля пшеничные ковром,
И мы с комбайном убираем
Зерно, что золотым руном…
В бескрайнем небе птицы кружат,
Слежу за ними, день хорош.
Но жарко. Мне б немного стужи –
От жажды выпью кваса ковш!
 
Стоим, чуть-чуть, передыхая –
От зорьки «пашем» день за днём,
Чтоб испеченным караваем
Входило счастье в каждый дом.
 
Побалагурю я с комбайном,
Проверив, гайки подкручу,
Похлопаю его: Нормально!
С тобою нам всё по плечу!
Не позабыть бы нынче смазать…
Рванули – только догоняй!
Ну, что с того что мы чумазы?
И пыль, и пот – за урожай!

Иван Сидоров

Моя Косиха

В России много мест красивых
И сёл с хорошими людьми.
Таких, как здесь живут, в Косихе,
Нигде, наверно, не найти.
Приехал я сюда случайно,
Случайно домик свой купил.
И уж, конечно, не случайно
Село всем сердцем полюбил.
Мне говорят, что я не здешний.
Пусть говорят, я не сержусь:
Люблю село верней, чем прежде, –
Я здесь живу и тем горжусь!

***

Над тихою Лосихою,
Над голубой рекой,
Стоит село Косиха
Уж несколько веков.
И глубоко корнями
В старинушку вросло,
Тех славу сохраняя,
Кто жизнь вложил в него.
Кто лес растил и хлебом
Кормил родной народ,
В войне добыл Победу
И Родину сберёг.
Кто в космосе, как в поле
Дорогу проложил,
Тех, кто учился в школе
И кто земле служил.

Лидия Скрипкина

К Пикету
Я к Шукшину приду к Пикету,
Чтоб сесть как Он, лицом к селу.
Смотреть на склон и тропку эту,
Когда заря прогонит мглу.
Скажу ему:
– “Макарыч, здравствуй!
Давай с тобой попьём чайку,
Вот, есть пирог с калиной красной,
Не добавляла сахарку.
Мы оба русские душою,
И я, прозаик и поэт.
Алтай люблю, живу мечтою,
Ещё приехать на Пикет”.
Сидит, молчит Шукшин Василий,
С улыбкой лёгкой смотрит вдаль.
В селе берёзки и калина,
В глазах застывшая печаль…

Ирина Сливцова

Осень

А на озере первый ледок,
А у зеркала льда – камыши.
Оттого на душе холодок,
Словно осень коснулась души.
 
Я у бабушки, осень, в долгу:
Не успела ее навестить,
Никогда я уже не смогу
Хоть денек у нее погостить.
 
Нашепчи мне тихонько, камыш,
Сказки бабушки милой моей…
Но на озере – гулкая тишь
В опрокинутом омуте дней.

Память
посвящается селу Зыряновка, где я родилась, исчезнувшему в период укрупнения сел)

Сердце просится в детство,
Где тальник и река,
Где живут по соседству
Сказки и облака.
Где поет и искрится
Золотистый песок,
И легко раствориться
В ласке тихих проток.
Где у заводи старой
Ловит дед карасей,
Где калины пожары,
Стаи диких гусей.
Где зовет и дурманит
Трав нескошенных дух,
И утрами горланит
Неуемный петух…
Там под ивой кудлатой
Был покосников стан,
И сидел там у хаты
Чей-то прадед Зырян…
Синевой над протокой
Зыбкой памяти дым…
Человек без истоков,
Как река без воды.
Сердце криком ярится:
– Дед, коня оседлай!
Еду я повиниться
В твой заброшенный край.
Но просрочены сроки
И меня здесь не ждут.
Лишь седые протоки
Воду в вечность несут.

Александр Сошин (Сл. и муз. А. Сошина)

Сл. и муз А. Сошина

Есть в России уголок – маленький, неброский –
На Алтае деревенька, и названье Сростки.
Но туда из года в год, и в жару, и в холод
Собирается народ, всяк – и стар, и молод.
 
Мчит Катунь между вершин величаво, грозно,
А Пикет сам – из вершин небольшого роста.
Вот народ и говорит, что село, что город:
Хоть и малый золотник, но за то он дорог.
 
Притяженье от неё – силушки приличной.
А вершит ее один человек обычный –
Злой в борьбе со злом, в труде – яростный и строгий,
В этой силе добротой поражал он многих.
 
Примостившись на пеньке, в прозе жизни разом
Примечал он то, чего не увидишь глазом,
Говорил о чудаках, страстью одержимых,
Волей вольною, казачьей, всё мечтал пожить он.
 
Шли нелёгкою тропой и народ, и доля.
И ушли из жизни вместе и талант, и воля.
Но не всякому дано – мудро говорится:
Умерев однажды, вдруг заново родиться!

Родная деревня.

Иду по знакомой тропинке, немея,
И сердце тревожно забилось в груди:
Вон там, за пригорком, – родная деревня…
Гадаю, волнуюсь: что ждет впереди?
 
Далеко, далеко сторонка родная.
Там есть старый дом и луга, и поля,
И самое яркое солнце играет,
И ждет-не дождется родная земля.
 
И там мое детство и юность промчались,
Оттуда ушел в неизвестную жизнь,
И часто в окно моё птицы стучали,
Как будто сказать мне хотели: вернись…
 
Там все мне знакомо, любимо до боли,
И шелест берез, и журчанье ручья,
Там кров и родня, и крестьянская доля,
Звучит задушевная трель соловья.
 
Давно я не ел деревенского хлеба,
Не пил родниковой воды из ручья,
И в край свой иду, где так долго я не был,
К тебе я иду, деревенька моя.

Николай Смирнов
(1940 – 2009)

Пустынка Моим землякам

Затерялась, как в море песчинка,
В большом мире деревня Пустынка
Затерялась, закрылась горами,
Словно в сказке большими замками.
Только горной зовется по праву –
Горы влево, и горы направо.
Утесы и скалы, березы в логах,
Зеркальный Чарыш шумит в берегах.
Мне твердят: «Там народ отсталый,
Мол, «медвежий», глухой уголок –
Сотни верст до ближайших станций
Сотни верст до больших дорог».
Возражаю: не хватит наличности
Ни в глубинке, ни в банках столиц.
Не народ здесь, а каждый – личность,
Достойный шукшинских страниц.
За рубли никакие не купишь
Эту личность. Порой под хмельком
Объегорит, покажет всем «кукиш»,
Дурака назовет дураком.
Тут встречают людей по одёжке,
Провожают всегда по уму,
Нет нигде такой крупной картошки
Здесь черемуха – в каждом саду.
Хлебосольные люди, открыты,
Воздух чист, словно чай попьёшь
А какие пейзажи и виды –
Не на каждой картине найдешь.

Песня о Краснощёково

Там, где горы сливаются синие
С голубою Чарышской волной,
Есть село, таких много в России,
Но оно в сердце, в песне со мной.
Соловьи в Соловьюшке защелкали,
В сердце просятся радость и грусть.
Я люблю тебя, Краснощёково,
И тобою по праву горжусь.
Здесь поля колосятся широкие,
С чем навеки сроднилась душа:
Мои горы, и небо высокое,
и бедовая синь Чарыша.
Край любимый, красою богатый,
И работать у нас – мастера.
Утром солнышко будят ребята
И выводят в поля трактора.
Нет милее мне нашей сторонки,
Где багряные зори встают,
Краснощёковские девчонки
О любви звонко песни поют.

Евгения Ткалич

ВОЗВРАЩЕНИЕ
…Если ехать долго-долго
в электричке полусонной
мимо деревень, посёлков,
перегон за перегоном,
вдоль берёзовых околков,
прочь из пут индустриальных,
предпоследней остановкой
будет полустанок Дальний…
Пять домишек. Пусто. Тихо.
Выбелен вокзальчик мелом.
Полдень петушиным криком
будит сонные омелы.
Дальше мне идти пешочком –
Изопью воды в колонке.
Возвращаюсь блудной дочкой
вновь в забытую сторонку.
Километров пять – не в новость.
Как же я увидеть рада
тополиных лесополос
строгий деловой порядок!
Знаю – там, за тем пригорком,
будет озеро и ферма,
крыши и дымки посёлка.
Будут, будут непременно!
Ветер березняк полощет
возле столбика с табличкой.
Наречён Зелёной Рощей
рай у чёрта на куличках.

Нина Тренёва

В забоку за Алеем –
Бревенчатый мосток,
Тропинка меж деревьев
Легла наискосок.
Брожу по ленте узкой
Я много дней подряд,
Любуясь, как без устали
Меняет лес наряд.
Он был таким зеленым,
С упругою листвой!
А стал багряно-красный
И желто-золотой.
И паутинка тонкая,
Дрожа между стволов,
Поёт душе негромкую
Мелодию без слов.

***

Деревенька моя неказистая
Протянулась в ущелье меж гор.
Тишина. Только речка речистая
С валунами ведёт разговор.

Здесь прошло босоногое детство,
Хоть и трудное было оно,
Жили дружно всегда по соседству
В горе, в радости – все за одно.

Чай варили с душистыми травами,
За грибами ходили в пихтач.
И любимыми были забавами
Городки да резиновый мяч.

Годы детства корнями глубокими
Проросли в память сердца и в стих,
Из деревни с названьем Осокино
По фамилии предков моих.

Галина Федорук

Табуны

Табуны, Табуны…
Не коней я зову,
Пылью ветров шальных
Упиваясь.
 
Так зовется село
В Кулундинской степи
У границы
Алтайского края.
 
Ветры Арктики дуют здесь
Зимней порой,
Летом зной
Обжигает нам лица –
 
Но не могут капризы
Степной Кулунды
Помешать нам здесь
Петь и трудиться.
 
Любим мы Табуны,
Бережем Табуны,
Ведь хотим своим
Внукам оставить
 
Процветающим, добрым,
Красивым село
У границы
Алтайского края.

Нина Чередниченко

***

Над степной тропинкой узенькой,
Над асфальтом шумных трасс…
И откуда эта музыка
Сердцу слышится сейчас?
 
Словно головокружение
Звезд, мерцающих вдали…
Это просто притяжение
Навсегда родной земли.
 
***
Вы видели, вы замечали чудо,
когда однажды, словно ниоткуда
врываясь в день из пасмурного плена
Сиянье всходов озарит поля?
Слова замрут…
И музыкой Шопена
заговорит счастливая земля.

Юрий Чернышов (1949 – 2011гг)

Родной причал

Вот мой причал, моя «Большая Речка».
Вокзал шумит – уже начало дня.
И старенькая мама на крылечке
Встречает, непутевого, меня.
 
К ее рукам губами прикоснулся.
– Ты похудел, – шепнула, как всегда.
– Ну что ты, мама? Видишь, я вернулся,
Совсем вернулся, милая, сюда.
 
Прекрасных мест немало у России,
Но я по нашим, троицким, скучал.
И для меня роднее и красивей
Мой уголок, мой маленький причал.
 
Березки наши всех берез белее.
А уж цветы! Каких тут только нет!
Их хватит всем на праздник юбилея
(Нам скоро будет восемьдесят лет).
 
Когда на землю хлынула война,
Не прятались за чьими-то плечами
И долг отдали Родине сполна
В боях с врагом мои односельчане.
 
Мы вспомним всех их в праздничные дни.
Всех – и живых, и мертвых – поименно.
Так уж случилось – многие из них
Родились в год рождения района.
 
Я знал давно: родные стены лечат.
Я весел, я уверен, я спокоен.
Ну, вот и все. С небес спустился вечер
На Троицкое и на Заводское.
 
Седой туман крадется вдоль реки,
Ночные звезды солнышко пророчат.
Приятных снов, родные земляки.
Приятных снов вам и спокойной ночи!
 

ЛОСИХА

Дождь и ночь, луна как провалилась,
И в лесу темнее темноты,
Где лосиха в первый раз телилась,
Притоптав вокруг себя кусты.
 
Ей и одеяло, и пелёнка –
Майский дождь и смятая трава.
За полночь родились два телёнка,
Два нелепых, милых существа.
 
Мамка шёрстку облизала детям,
На ноги подняться помогла,
Покормила их и на рассвете
С глаз недобрых в согру увела.
 
Только их и там настигло Лихо,
В образе, как водится, людей.
Тщетно обречённая лосиха
Уводила суточных детей.
 
Лаяли натасканные суки,
Обнажая крепкие клыки;
Сильные, уверенные руки
Гладили взведённые курки.
 
Лишь минуту длилась эта бойня,
На ветвях взведённые пыжи.
И в упор расстрелянная двойня
с раненой лосихою лежит.
 
Сеял дождь, собак с сырого рвало,
Мяса часть уложена в суму…
Вороньё на трупах пировало,
Как и полагается ему.

Исследовательская работа по литературному краеведению «Алтай, в поэзии воспетый»

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение

«Корниловская средняя общеобразовательная школа»

Каменского района Алтайского края

Алтай, в поэзии воспетый!

Выполнила

Ушакова Наталья,

ученица 10 класса МКОУ «Корниловская средняя общеобразовательная школа»

Руководитель:

Сальникова Галина Васильевна,

учитель русского языка и литературы

с. Корнилово

Содержание

Введение———————————————————————стр 3

Основная часть————————————————————стр. 5

Глава 1. «Пусть прикоснется к душе душа…» ———————стр. 5

Глава 2.Алтайское лето Николая Рубцова—————————стр. 8

Глава 3.«Отдаю любовь Алтаю…»———————————-стр. 10

3.1. Беловодье… ——————————————————- стр. 12

Глава 4.«Земля родная, прими

мой истинный поклон…»——————————————— стр. 13

Глава 5. Прикосновение————————————————стр. 17

Ш. Заключение————————————————————стр. 20

IV.Список литературы—————————————————стр. 21

V.Приложения———————————————————— стр. 22

Алтай, в поэзии воспетый!

Введение

Милая малая Родина, тот земной уголок, с которого все и начиналось.

С молоком матери, с водой из колодца, речки или родника, с шелковистой мягкой травой, запахом прелой листвы человек впитывает то родное, что остается с ним на всю жизнь. А если этот человек – поэт, то в какой бы дали от нее он не жил, какие бы географические названия он не применял, генетическая память заставляет его писать о любви к Родине.

Чувство Родины – это не только набор ярких слов. Это умение выразить чувства к родной природе, родной истории, родной культуре.

Алтай… как много в этом слове… чистоты, силы, свободы и первозданной красоты!

Алтай – это край золотой.

На Алтае есть степи, есть горы. В степях пшеница растет, каждое зернышко золотое.

В горах растут большие деревья с толстыми ветвями, с длинными иголками – кедры. Под кедром, глубоко в земле затаились земляные корешки. Корешки называют золотым корнем.

А алтайские реки: Бия, Катунь, Чарыш, Чумыш, Чулышман – бойки и говорливы. На быстринах играют, прыгают за мошкой хариусы.

Бия спешит навстречу Катуни, Катунь на встречу Бии. Вода в Катуни – синяя. В Бии – зеленая. Две говорливые, быстрые речки, сойдясь вместе, образуют тихую полноводную сине-зеленую Обь. А когда солнце садится за главной рекой Алтая – Обью, вода в Оби становится золотой.

Единый образ Алтая в многоголосном слове его поэтов роднит ощущение силы и мощи. Мир познается, открывается в своей красоте, становится дорогим, родным в мельчайших ликах радости, безудержно многоцветной летней красы или в серебристо-жемчужных зимних просторах. Всю эту красоту запечатлели не только наши алтайские поэты – Владимир Башунов, Станислав Вторушин, Владимир Казаков, Леонид Мерзликин, Василий Нечунаев Геннадий Панов, Александр Родионов, Николай Черкасов, Марк Юдалевич…, но и те, кто хоть однажды побывал на Алтае.

Актуальность.

Любовь к Родине –это то, о чём словами не скажешь, это можно лишь чувствовать сердцем. О необходимости воспитания любви к своей Родине хорошо сказал академик Д.С. Лихачев:

«Воспитание любви к родному краю, к родной культуре, к родному селу или городу, к родной речи – задачи первостепенной важности. Постепенно расширяясь, эта любовь к родному переходит в любовь к своей стране – к ее истории, ее прошлому, а затем ко всему человечеству, к человеческой культуре».

Любовь к Родине священна.

Цель работы:

Познакомиться с творчеством поэтов Алтая, выбрать стихи о нашем крае.

Показать красоту Алтая через стихи.

Задачи:

1.Познакомиться с творчеством Леонида Мерзликина, Юрия Жильцова, Николая Рубцова, местной поэтессы Н.М. Колесниковой.

2. Изучить их поэтический мир, стихи об Алтае.

 

Объект исследования:

Творчество Л. Мерзликина, Ю. Жильцова, Н.Рубцова, Н.Колесниковой.


Предмет исследования:

Стихи этих поэтов об Алтае.

Этапы работы:

  • I. Этап теоретический.

  • 1.Знакомство с биографией поэтов, их творчеством.

  • 2.Формирование целей.

  • 3. Определение целей и задач.

  • II. Этап практический.

  • 1.Составление презентации о поэтах, воспевающих Алтай.

  • III. Этап обобщающий.

  • 1.Подведение итогов исследования.

  • 2. Анализ результатов исследования.

Практическое применение результатов исследования:

Результаты исследования могут применяться на уроках литературы, краеведения, при проведении литературных гостиных, классных часов.

Основная часть

Глава 1. «Пусть прикоснется к душе душа…»

Леонид Мерзликин первый из алтайских поэтов, кто протаптывал дорожку в Литературный институт на Тверском бульваре. Столица приняла его, заметила, пыталась оставить у себя. А Мерзликин вернулся на Алтай.

Но прежде чем он был узаконен в Москве, стихи Мерзликина узаконились в сердце многих его земляков. Когда заходила речь о поэтах, и доходил черед до Алтая – восклицание: Мерзликин.

Стихи многих даровитых поэтов имеют конкретный адрес. Свой «земной уголок» был и у Леонида Мерзликина. Он родился на Алтае, в селе Белоярском Первомайского района. Родные края стали источником его поэзии. В этой среде обитания его стихов гудят сосны над еланями, глядится в воду, как в зеркало, босоногая верба, одурманивает хмельным запахом конопля с чешуей темных листьев, зовет к себе кушаком-большаком перехваченная степь.

Мерзликин ворвался в поэзию в начале 60-х годов со своей книжкой «Купава». Это был его перый сборник, причем изданный не у нас на Алтае, а Москве. Сборник открывался стихотворением «Крутояры», посвященном родному Алтаю:

Ты один у меня, мой земной уголок,

С крутоярами синими, с тихими плесами.

В эту осень к тебе я добраться не смог

Ни пешком с батожком, никакими колесами…[6]

Леонид Мерзликин, несомненно, самый крупный из всей плеяды поэтов Алтая. (см.Приложение1). Иногда казалось, что он не писал, а лишь прикасался пером к бумаге, стихи лились как бы сами собой. У Мерзликина нет ни одной непродуманной рифмы. За всеми стихами стоит великий труд. Так может писать только великий мастер. Стихи рождала душа поэта, они для него были живыми, как дети.

…Земля моя, жаль вековая,

До крохи моя сторона!

Не знаю кому и какая,

А мне вот такая дана…[6]

Мерзликин писал размашисто, но в то же время глубоко и ярко. Его стихи не только запоминались, но и западали в душу, будоражили совесть и мысль.

Обладая большим дарованием Леонид Мерзликин никогда не отрывался от родной земли (ни в жизни, ни в поэзии).

«До кровинки здешний человек», — так определил свое родство с малой родиной Леонид Мерзликин. Поэт находит звучные и выразительные слова, идущие от сердца, богатые множеством оттенков красок, когда говорит об Алтае.

Травинка моя всхожая,

Росинка моя Русь,

Чего же я, чего же я

Никак не разберусь?

И я живу затеями,

И я не без того.

Зачем мы просо сеяли?

Чтоб вытоптать его?

Копытами, копытами

Под гиканье и вой…

О чем ты, Русь, ракитами

Лопочешь над водой?

Исплаканы, измучены

Глаза мои в тоске,

Печальные уключины

Курлычут на реке.

Поклон отвешу низко я

До самой до земли:

— Сторонушка сибирская,

Прими и исцели!

Стою, дышу прокурено

Под тенью у куста.

И мать глядит прищурено

С могильного креста. [6]

Стержневым образом в творчестве Мерзликина является дом, который всегда ясно видится сквозь поэтическое восприятие. Из дома и к дому стекаются к нему все земные пути. Дом, как центр мирозданья и как символ Родины проходит, пожалуй, через все творчество поэта. В родных стенах сотворяется радость встречи, дом овеян памятью детства.

Стало чаще видеться такое:

Лавка, печь, беленая стена,

За окошком небо голубое,

Песенка скворчиная слышна.

……………………………….

Я свои сапоги обобью о порог…

Здравствуй, давность моя, озорная, безусая!

Ты один у меня, мой земной уголок.

Я вернулся обратно. Ты слышишь? Вернулся я. [6]

В его стихах о малой родине часто слышится тревога за судьбу деревни, за судьбу первозданной природы. Поэт уверен, что с насилием над природой исчезает нечто большее, чем реки, леса и рощи. Так, обращаясь к кедру, он говорит: «Гудишь и шумишь в поднебесье, а рухнешь в смятеньи ветвей, обидно – одно мелколесье взойдет над могилой твоей».

Леонид Мерзликин в 1992 году был избран «Королем поэтов Алтая», при его жизни было выпущено 13 сборников стихотворений и поэм. Рукопись под названием «Дорога» при жизни не была опубликована. В 1995 году поэт ушел из жизни. Спустя десятилетие его семья подготовила рукопись к печати. Этот сборник стихов поэта стал подарком детям и жителям города Новоалтайска к его 65-летнему юбилею.

Живой самобытный голос поэта дает возможность читателю войти в мир его раздумий и чувств, воспринять его с такой же доверчивостью, с какой пишет сам поэт, получить восприятие времени через его душу, его сердце, его жизнь, записанным им на бумаге и оставленным в наследство живущим.

Мне так охота, так охота

Поверить в то, что никогда

Не отскрипят мои ворота,

Не упадет моя звезда. [6]

Поэзия Мерзликина была искренней с бесконечной любовью к Алтаю и нашей великой Родине.

Глава 2.Алтайское лето Николая Рубцова.

Из многих уголков России в биографии замечательного русского поэта Николая Михайловича Рубцова, после родной его Вологодчины, попал только Алтай. Все лето 1966 года он провел в нашем крае (Барнауле, Бийске, селе Красногорском), – приехал в первых числах мая, а уехал в первых числах сентября, оставив в двух краевых газетах подборки стихотворений: «Алтайская правда» — 30 августа («В деревне», «Старая дорога», «Ось жизни»), «Молодежь Алтая» — 2 сентября («В горной долине», «Цветы», «Доволен я буквально всем!», «Улетели листья с тополей»).

Немало поэтических произведений поэт окончил, задумал на Алтае. Вот написанные непосредственно здесь: «Шумит Катунь», «Букет», «Весна на берегу Бии», «Старая дорога»

Алтай навсегда остался в его биографии и творчестве. (см. Приложение 2)

Природа, в том числе и природа Алтая, у Рубцова – хранительница истории народа. Наиболее зримо это выразилось в замечательном стихотворении Рубцова «Шумит Катунь».

Оно появилось после поездки в Горный Алтай.

«У Катуни был. Это, конечно, река!.. А мощь, какая!»[8]

А сколько легенд, сказаний и небылиц, рассказов на Алтае переслушал Рубцов!

Одна из легенд гласит: «Была у старика Алтая дочь Катунь. Прослышала она, что есть на свете красавец Бий, и захотела убежать к нему. Раз в темную ночь убежала Катунь и бежала все дальше и дальше на север. Проснулся старый Алтай, рассердился и послал ей вдогонку своих богатырей, чтобы поймать и воротить беглянку.

Один за другим погибли они в пути, рассыпавшись порогами, а красавица Катунь, превратившись в реку, бушуя и пенясь, бежала все дальше».[1]

Именно тогда Николай Рубцов пробормотал строки из будущего стихотворения «Шумит Катунь»:

… Как я долго слушал этот шум,

Когда во мгле горел закатный пламень!

Лицом к реке садился я на камень

И все глядел, задумчив и угрюм,

Как мимо башен, идолов, гробниц

Катунь неслась широкою лавиной,

И кто-то древней клинописью птиц

Записывал напев ее былинный…

…Катунь, Катунь – свирепая река!

Поет она таинственные мифы

О том, как шли таинственные скифы, —

Они топтали наши берега!

И Чингисхана сумрачная тень

Над целым миром солнце затмевала,

И черный дым летел за перевалы

К стоянкам светлых русских деревень…

Все поглотил столетний темный зев!

И все в просторе сказочно-огнистом

Бежит Катунь с рыданием и свистом –

Она не может успокоить гнев!

В горах погаснет солнечный июнь,

Заснут во мгле печальные аилы,

Молчат цветы, безмолвствуют могилы,

И только слышно, как шумит Катунь…[9]

Само произведение было написано позже, но тогда Рубцов поспорил с Волошиным по поводу «свирепой реки». Волошин уверял, что мощная река и сильная река не может быть свирепой. А Рубцов доказывал, что может даже ради этого готов еще раз поехать на Катунь, побродить по берегам и послушать шум реки, что в этом шуме свой ритм, своя несравнимая интонация..

Редактор отдела поэзии журнала «Алтай» Игорь Пантюхов неожиданно встретил Рубцова на Чуйском тракте, хотя еще недавно они виделись в Москве. И впервые же минуты Николай Рубцов прочел первые строки стихотворения «Старая дорога» — оно рождалось именно на Чуйском тракте.

Здесь первый человек прошел, —

И больше ничего не происходит…

…Здесь каждый славен – мертвый и живой!

И оттого, в любви своей не каясь,

Душа, как лист, звенит, перекликаясь

Со всей звенящей солнечной листвой,

Перекликаясь с теми, кто прошел,

Перекликаясь с теми, кто проходит…

Здесь русский дух в веках произошел,

И ничего на ней не происходит.

Но этот дух пройдет через века!

И пусть травой покроется дорога,

И пусть над ней, печальные немного,

Плывут, плывут, как мысли, облака…[9]

Рубцов мечтал еще раз посетить Алтай. Непременно побывать на Белухе.

Через четыре с немногим года его не стало.

Жизнь Николая Рубцова оборвалась в том возрасте, когда человек в полной мере утверждается как личность, обретает творческую силу.

Но и того, что сделано, хватит не на одно поколение, потому что время открывает нам истинную цену тому, что создано.

А Алтай навсегда остался в его биографии и творчестве. Спасибо его друзьям и приятелям за то, что пригласили его сюда, за то, что они его приветили здесь, за то, что любят его, за то, что верили в его талант. Он не обманул никого, сумев создать свой поэтический мир во многом с завещательными строками:

…За все добро расплатимся добром,

За всю любовь расплатимся любовью…

Россия, Русь! Храни себя, храни!. .[9]

Глава 3.«Отдаю любовь Алтаю…»

Юрий Иванович Жильцов ступил на золотое крыльцо поэзии уже в зрелом возрасте. Так сошлись звезды и решили: быть Жильцову достойным поэтом в Москве.

(см.Приложение 3)

Что от Бога дается

Захолустьем не зовется!

Захолустье у межи

Изголодавшейся души! [4]

Это написаны благодарственные слова Алтаю, истоку и отправной точки поэтического пути Юрия Жильцова, где «люди учатся осанки у маралов гордых», где «шли казачьи линии через горы синие», где «стих небесно-голубой на перо и на бумагу наплывает сам собой».

Большая часть жизни Жильцова связана с Алтаем, куда родители безземельного отца по реформе П.А. Столыпина переселились в Сибирь из Центральной России за лучшей долей.

Активно участвовал в электрификации Алтая, долгие годы партийной работы. Он был последним председателем Алтайского крайисполкома, первым управляющим свободной экономической зоны «Алтай», народным депутатом РСФСР. Сегодня Юрий Иванович работает в Российском акционерном обществе «Единая энергосистема России» и… пишет стихи.

В 1997 году выходит первый его сборник стихов «Я люблю тебя, Алтай», ставший из-за малого тиража редкостью. Вторым стал сборник «Солнцеворот». Наверняка, всем живущим на Алтае сейчас и тем, кто хотя бы раз там побывал, близки строки:

По России, где бываю,

Все с Алтаем я равняю.

Хоть давно там не живу,

Но Алтай родным зову. [4]

Каждого, имеющего отношение к алтайской земле зацепят за живое следующие строки:

И хоть живете вы вдали

От гор и рек, полей Алтая,

Роднее нет для вас земли,

Земля алтайская – святая. [4]

Волшебной музыкой звучат названия исконно алтайских мест – Бия, Катунь, Телецкое озеро, Чуйский тракт, Быстрый Исток, Косиха, Поспелиха. Эти названия по разному поводу все слышат с детства. Формируется представление о мире, который начинается с Алтая:

Голубая Катунь –

Самый быстрый скакун –

Обежала Алтайские горы.

В ледниках родилась,

Талых вод напилась…

И тесны ей родные просторы. [3]

……………………………………

В предгорьях Алтая

Есть озеро Ая –

Оно величаво собой. (см.Приложение 4)

……………………………………

Мне Бия, Катунь, величавая Обь

Дороже иных, пусть прославленных вод.

Вы – детство и юность, Чумыш и Чарыш,

Ты – песня моя, благородный Иртыш…[4]

3. 1. Беловодье…

Этой теме посвящены многие публицистические и художественные произведения. Сам по себе миф о Беловодье загадочен и чудесен (где булки растут на деревьях, а молочные реки текут в кисельных берегах) распространенный в Южной Сибири и на Алтае и двинул русскую колонизацию в глубину первозданных лесов и гор.

Прекрасное и недоступное Беловодье манило к себе, и люди шли. Поиск Беловодья, этой мифической благодати придавал силы и рождал надежду найти эту землю.

И Жильцов выразил свое отношение к Беловодью: Стихи вызывают теплую волну грусти, воспоминания об этих удивительных людях, которые были благоразумны и мудры.

И я тобою навек покорен,

Я околдован тайной Беловодья.

По тропам кочевников шли неутомимые искатели Беловодья. Они бросались врукопашную с первобытными силами природы. И побеждали. Но не было того легендарного Беловодья и в этих сказочных местах.

Прелести алтайской природы в «Беловодье» переплетаются с повествованием об освоении Алтая:

«И царевы крепости

Не были тут в редкости .

Почитай, что двести лет

Берегли страну от бед.

…………………………….

Где казак лихой прижился,

Там и Богу пригодился:

На сибирского князька

Шел под стягом Ермака;

А джунгары посягали –

У границ их посекали;

Веком позже – казаки

Опустились в рудники.

………………………….

За рассветные туманы

Отступают чингисханы. [4]

« Своей Родиной считаю Алтай, именно с ним связываю главное в своей жизни: гражданское становление, главные удачи, главные удары и проблемы…»[3], хотя:

Много минуло лет уже,

Как пыль столичную вздымаю.

Алтай живет в моей душе,

Расставшись с ним, не забываю.[5]

Глава 4.«Земля родная, прими мой истинный поклон…»

Невозможно исключить из повествования об Алтае одно из красивейших мест нашего района – село Корнилово, образованное в 1765 году, с богатой и славной историей.

Жители корниловской земли вписали немало страниц в историю района, края, всей нашей страны. Она дала стране много замечательный людей: педагогов, композиторов, кадровых военных и инженеров, журналистов, заслуженных работников сельского хозяйства. Но и сегодня по-прежнему с нами живут и трудятся замечательные люди, которые умеют жить, творить добро, помогают окружающим решить их проблемы, являя собой пример жизнестойкости и целеустремленности.

Девизом творчества Надежды Макаровны стали слова из стихов Натальи Спириной «Открыть глаза людей на радости земли».(см. Приложение 5)

«Стихи начала писать еще школьницей. «Наш дом стоял на «острове» (весною речка разливалась, затопляла лавы, и наши несколько домов оказались отделенными от села). Сочная зелень деревьев и кустарников, синева неба, ленточка реки, опоясывающая «остров» — все было рядом. Красота такая, что дух захватывало. Мне хотелось поделиться своими чувствами, и я стала писать стихи…» [10]

От стихотворений о Родине она переходит к стихам об Алтае, о земле, о селе, о друзьях

Любовь к природе родилась в Надежде Макаровне с самого раннего детства, и это чувство она пронесла через всю свою жизнь.

Стихи этой поэтессы – своего рода признание в любви к родной земле. Читая ее стихи, веришь, что родники жизни не заилились, они бьют из-под земли, разгоняя наносную муть.

Поэтический мир ее светел, чист и глубок. Без пафоса, без надрыва она пишет о своей родине.

Родной Алтай, край сосен и черемух!

Край дикой прелести и нежной красоты,

Край в синей дымке тополей зеленых,

Ты колыбель и жизнь моей мечты. [7]

По выражению В.Г. Белинского, поэтическое одушевление есть отблеск творящей силы природы: только от общения человека с ней приобретал он многообразие и богатство ее оттенков.

Только природа для Надежды Макаровны заслуживает признательности и доверия. Оптимистически звучат строки из стихов:

Друзья, опять мы вместе

на природе!

Друзья, ведь это очень хорошо!

В любое время, при любой погоде

Стереть свои проблемы в порошок…

Тема природы не единственная в творчестве поэтессы.

Каждый год, 25 июля, все почитатели таланта Василия Макаровича Шукшина встречаются на Шукшинских чтениях в Сростках. Символом Шукшинских чтений стала ветка красной калины. Как память об этом светлом дне, о задушевных встречах в Сростках увозили с собой гости гроздья горькой ягоды. Много стихов посвящено этой ягоде вообще, много и в связи с творчеством Шукшина.

У Надежды Макаровны есть своя версия «Калины»:

Пробуждалась калина майским утром, весной

Умывалась калина благодатной росой

В небе таяли, плыли корабли облаков

Ей на память дарили белый цвет облачков.

Ой, калина, калина. До чего ж хороша!

Размечталося сердце, распахнулась душа.

Калина, калина, свет зори над рекой

Расточает в округе тишину и покой….

Виктор Астафьев писал: «Я все время пытался, когда встречался с Василием Макаровичем, представить, на что он похож обликом своим, характером, своим нравственным поведением, своей мужественной и суровой внешностью? И … понял, что Василий Макарович – вылитая его, так сказать, родная сторона».[1] Таким представляла себе Шукшина Надежда Макаровна:

Василь Макарович? Он … упорный!

Да и не так-то уж простой,

Ведь выбрал путь себе не торный

И шел сквозь тернии – босой!

Пускай его, терзали боли,

Пускай ветра сбивали с ног.

Он был творцом свободной воли

И все он сделал. Все, что смог.

Он смог! И матушку прославил

И Сростки миру подарил.

Труд тяжкий уважать заставил,

А главное: как он любил!

Он благодарен был природе

За свой талант – творить и петь.

И растворив свой дар в народе,

Он смог спокойно умереть.

О, сколько звезд во мгле промозглой,

Блеснув, ушли в небытие…

«Чем ночь темней, тем ярче звезды!»[7]

Достойный штрих в его досье.

О жизни и судьбе Михаила Евдокимова его земляки знают немало. Жители края всегда ценили в нем истинные душевные качества, ценили в нем характер и сердечность. И дом-то отчий стоит на высоком берегу, у слияния Бии и Катуни, здесь же берет свое начало Обь. Евдокимов часто бывал на Алтае. Много лет разрывался между столицей и малой родиной.

А для Алтая заслуженный артист России навсегда останется талантливым человеком сибирской природы.

Слишком прост? Да разве в этом дело?

От природной мудрости он прост.

Тонкою стрелою смерть пропела

В мире нарождающихся звезд.

И гудят оборванные струны

Жил как пел. До самого конца.

Кто-то может разбудить тайфуны

Он пытался – спящие сердца.

Так простой мужик в косоворотке,

Отвергая собственное «я»,

На крутом опасном повороте

Вышел за орбиту бытия.

Он теперь на вечном небосклоне

Продолжает огненный свой путь.

Губернатор, избранный народом,

Наша совесть, колокол и суть. [7]

Алтайское село до сих пор в центре внимания современных поэтов. Не исключение и Надежда Макаровна. Неоднократно покидая родное село, поэтесса вновь возвращалась домой. И каждый раз находила проникновенные слова:

Алтай, Алтай – жемчужина Сибири.

В твоих объятьях села, города.

Мое Корнилово по красоте и шири

Другим не уступало никогда.

Как верный страж от ветра защищает

Из века в век тебя могучий бор.

Березки на опушку выбегают

Послушать гармонистов перебор.

А бор грустит о речке синеокой,

О бывшей Прослаушке, полной вод.

Она живет лишь в памяти далекой,

Но память прошлой славы не вернет.

Года и жизнь тебя не пощадили

Родной приют, сибирское село.

Ты любишь нас, как мы тебя любили

И от того так грустно и светло.

Нельзя нам ждать от времени поблажки,

Мир мчит с ускорением вперед.

Природа ждет от нас сердечной ласки

И лишь взамен энергию дает.

Своему селу Надежда Макаровна посвятила ряд стихов.

Мы девчонки из Корнилова-села.

Из того, где в соснах прячется луна.

Где влюбляется в березы синий бор,

Где затеял тополь с кленом разговор.

……………………………………….

Сирень до вечера с рябиной шепчется.

Что ива нравится подросткам-тополям.

Село Корнилово, родное, милое,

Здесь в никуда бегут дороги по полям.[7]

В наше непростое время, когда очень много проблем, неурядиц навалилось на людей, особенно на сельских жителей, когда нет работы, разваливаются хозяйства, образование и медицина в основном платные, оптимизм Надежды Макаровны не иссяк. С надеждой на лучшее будущее звучат ее стихи:

О, Алтай! Пробуждайся от снов,

Только веря в свое возрожденье

Без фанфар, суеты и без слов

По вершинам начнем восхожденье.

А когда обустроим свой край,

Мы, простые алтайские люди,

На весь мир испечем каравай,

Угостить никого не забудем![7]

Глава 5. Прикосновение.

Стихи, прежде чем родиться на бумаге, рождаются в сердце поэта.

Именно так и было с людьми, которые очень короткое время провели у нас в селе, но полюбили его всем сердцем, подтверждение тому служат их стихи, рожденные на корниловской земле.

Волей судьбы занесло на Алтай, а позднее в Корнилово Тамару Ароматову, бывшую жительницу Киргизии.

Лес и речка, да улицы длинные.

И поля размахнулись кругом.

Это наше село Корнилово

То родное, в котором живем.

Ты на карте России, как родинка.

Мы к тебе прикипели душой.

Ты для нас, словно матушка родная,

Где б мы не были – сердцем с тобой.

Приехав в Корнилово, Тамара Николаевна была очарована окружающей, природой, ощутила чувство свободы, быстро подружилась с жителями села.

Ведь строки ее стиха искренни и неподдельны, не испытывая радости, добра и любви, так не напишешь. Душа поэта обнажена, ведь там рождаются строки стихов.

Встреча с нашим селом у Виктора Ващева, жителя Павловского района произошла в 2010 году.(см. Приложение 6)

Родиной Виктора Ващева был Усть-Пристаньский район Алтайского края.

Публикации собственных стихов впервые появились во время службы в армии. Ващев состоит в литературном обществе «Радуга» Павловского района. Участник и победитель поэтических конкурсов поэзии и авторской песни «Касмола – 2005» и «Касмола – 2006», участник краевого слета «Иткульское лето – 2007».

К творчеству Виктора Ващева добавились впечатления, произведенные от пребывания в нашем селе.

Посвящается с. Корнилово

Виктор Ващев

Здесь все достойно кисти Левитана.

Все та же осень золотом полна.

И красота березового стана

Природой щедрой людям создана.

Я прикасаюсь к соснам-великанам

И вслушиваюсь в этой жизни ритм.

Душа летит за птичьим караваном

Моей судьбы, ломая алгоритм.

Так, просыпаясь утром на рассвете,

Я солнышку шепчу: «Тебя люблю!

Ты для меня дороже всех на свете,

Я на колени пред тобой встаю!»

В таком далеком уголке России

По-деревенски просто, без затей

Живут здесь люди, вижу я, другие

Провинциально просто и мудрей.

Не кичась, не завидуя друг другу

Они познали жизни этой суть.

Здесь время года движется по кругу

И люди с ним сверяют чаще путь.

При встрече в ваши всматриваюсь лица,

От городской уехав суеты.

Корнилово, я смог в тебя влюбиться

И верю, что меня полюбишь ты. [3]

III.Заключение.

И где бы ни жил человек, в Москве, Барнауле, Корнилове, своими стихами поэты призывают беречь и любить свою Родину, знать историю, гордиться людьми, прославившими свою малую Родину. Отечество начинается с малой Родины, а малая Родина – с дома, в котором ты живешь, с улицы, по которой ходишь. И главное влияние на творчество мы чувствуем, что пришло у многих поэтов от живой природы: Алтайских гор, рек, тайги, и, конечно, от людей.

Настоящая работа охватывает только некоторые имена поэтов и примеры их творчества. Без внимания остались многие, не менее известные и заслуженные представители этой когорты как ныне живущие, так и ушедшие в мир иной. Но даже эти крохи информации дают возможность оценить, как огромно и талантливо поэтическое наследие литературного Алтая.

IV.Список литературы.

1. Алтайские жарки (Текст): Хрестоматия по литературе Алтайского края./ Сост.: Т.А. Ашмарина, Н.В. Пичугина. – Бийск: Издательский Дом «Бия», 2009. — 152 с.

2. Библиотека «Писатели Алтая»: В пятнадцати томах./ Сост. В.Б. Свинцов, М.И. Юдалевич. — Барнаул: ОАО «Алтайский полиграфический комбинат», 2000. – 416 с.

3. Ващев В. Прикосновение. – Барнаул, 2007.- 50 с.

  1. Жильцов Ю. Урочный час.-М: Издат. центр «Алтайская правда», 2001. – 397 с.

5. Жильцов Ю. Исповедь. Стихи. – М.: МГО СП, 2003.- 280 с.

6. Мерзликин Л. Избранное: Стихотворения. Поэмы. – Барнаул, 2005.- 320 с. (Библиотека журнала «Алтай»).

7. Колесникова Н. М. Живет моя любовь к земле обетованной. Стихи.

8. Поэт России — Николай Рубцов: Авторский альманах, №2, 1996.- 78 с.

  1. Рубцов Н. Избранное. – М: Сов. Россия, 1973.- 214 с.

  2. Сидорченко Л. Бег во времени./ Народная газета. 23 сент. 1997.- стр.4.

Приложение 1



Леонид Мерзликин

Приложение 2

Николай Рубцов

Приложение 3

Юрий Иванович Жильцов

Приложение 4

Озеро Ая

Приложение 5

Надежда Макаровна Колесникова

Приложение 6


Встреча с Тамарой Ароматовой

Приложение 7


Встреча с Виктором Ващевым

Официальный сайт Администрации Заринского района Алтайского края

Месячник юного патриота.

В истории каждой страны есть печальные страницы, прописанные ценой человеческой жизни, страницы, которые не должны кануть в лета, которые должны навсегда запечатлеться в памяти народа. Наше молодое поколение, будущее России, должно знать историю своего государства, осознавать цену мирного небо над головой,  учиться на героических примерах не только своих предков, но и поколения 80-90 г XX в, прошедших горячие точки.

В феврале в библиотеках Заринского района прошёл месячник юного патриота «Герой, живущий с тобой рядом», в рамках которого библиотекари оформляли книжно-иллюстрированные выставки, тематические полки:

— выставка-память «Эхо огненных гор» была представлена на совещании глав сельских советов, в с. Гришино. Выставка содержала литературу об Афганской и Чеченской войнах — МЦБ,

— «Воинской славе, доблести и чести посвящается…» — с. Яново,

— «Наша Армия родная» — ст. Тягун,

— «Помним. Гордимся. Любим» — с. Сосновка,

— «Афганистан, ты боль моей души» — с. Новозыряново,

— «Несокрушимая и легендарная» — с. Комарское,

— «Сказание о земле Алтайской» — с. Гоношиха,

— «Книги воители, книги солдаты» — ст. Смазнево,

— «Во имя мира вспомни о войне» — с. Жуланиха. и тд.

В библиотеках Заринского района, проводились конкурсные программы, уроки патриотизма, встречи с участниками афганской, чеченской кампаний, военно-патриотические игры. Работники библиотек старались совместить серьёзный характер мероприятий с воспитательным, познавательным и даже развлекательным аспектами.

Выездная литературная композиция «Живая память» организованная работниками межпоселенческой центральной библиотеки, прошла в с. Гришино для жителей села и участников районных соревнований по стрельбе, посвященных памяти К. Кизянова. Литературная композиция была посвящена локальным войнам последних лет. Началось мероприятие со стихотворения о матери, которое прозвучало в исполнении Вероники Чеботаревой из Гришино. Далее на фоне слайдов и видеороликов участники композиции познакомились с основными событиями Афганской, Чеченской войн. Гусельникова Юля из с. Верх-Камышенка, Кравченко Сергей из с. Комарское, Косенкова Екатерина из с. Новозыряновской школы прочитали стихи. Затем для участников мероприятия прошел слайд-обзор книжной выставки «Эхо огненных гор», на которой представлены произведения А. Тамоникова, С. Алексиевич, Ю. Короткова, Д. Быкова, Е. Костюченко, А. Проханова и других. В завершение каждый желающий мог принять участие в акции «Вы служите, мы вас подождем» и написать несколько добрых слов гришинцам, которые сейчас служат в рядах Российской армии.

Цикл мероприятий «Чтобы помнили» прошел в Комарской поселенческой библиотеке:

  • Для юных комарцев был проведён вечер-портрет «Встреча солдат разных поколений», на которую были приглашены Шабураков А.С., возглавляющий Союз ветеранов Афганистана и Чечни г. Заринска и Заринского района; Асыщенко А. А., служивший в Чеченской республике; Достовалова Д. А., совсем недавно вернувшийся из рядов Вооруженных Сил Российской Федерации. Гости поделились со слушателями своими воспоминаниями о военной службе, об армейских друзьях, о боевых действиях, в которых им приходилось участвовать. Каждый желающий мог задать вопросы гостям. Подростки узнали много интересного, особенно их заинтересовали рассказы о патриотических клубах, созданных в городе Заринске. В завершении вечера за интересные вопросы, ребятам подарили патриотические вымпелы. На память в библиотеку были подарены книги и фотоальбом об участниках боевых действий Афганистана и Чечни Алтайского края.
  • Военно-историческая игра «Великие битвы России» организована с ребятами 8-9 класов. Присутствующие разделились на две команды. В первом туре «За землю Русскую!» они должны были за короткое время ответить на вопросы. Во втором туре «Великие битвы России» каждая команда показала хорошие знания по истории России. В «Конкурсе капитанов» соревновались Бочкарева Екатерина и Титова Екатерина. Все участники награждены сладкими призами.
  • «Виртуальную экскурсию в мемориальный музей им. Михаила Калашникова» в село Курья Алтайского края совершили учащиеся 8 класса. В начале экскурсии библиотекарь Бортникова О. Л. познакомила ребят с книгой Анатолия Муравлева «Михаил Калашников» из серии «Алтай. Судьба. Эпоха». Писарев Андрей, Бочкарева Екатерина познакомили присутствующих с биографией М.Т. Калашникова. «Экскурсоводы» Новикова Анастасия, Ужаков Алексей провели виртуальную экскурсию по музею прославленного земляка.

Беседа – игра «История Дня защитника Отечества» организована для ребят младших классов с. Воскресенка. Дети познакомились с историей возникновения праздника, с его значимостью для мужчин России. Затем они приняли участие в игре «Снаряди солдата» (к фигуркам воинов нужно было приклеить форму), отгадывали загадки про военную технику и военные специальности, вспомнили пословицы об армии, сделали аппликацию «Танк». В конце мероприятия каждый участник получил сладкий приз.

23 февраля для юных читателей Новозыряновской поселенческой библиотеки проведён обзор «От клинка и штыка до могучих ракет», участники познакомились с книгами об истории вооружения России, а затем приняли участие в викторине «Оружие победы».

        Урок мужества «Владимир Яковлев. Мы знаем и помним» прошёл для жителей ст. Аламбай посвящённый 28-й годовщине вывода советских войск из Афганистана. Присутствующие узнали о подвиге земляка Владимира Яковлева, который выполнил боевое задание 12.01.1987 г. Награждён орденом Красной Звезды (посмертно). В заключение мероприятия память героя почтили минутой молчания.

         Для юных жителей с. Яново библиотекарь Т.А. Мешкова провела устный журнал «Маленькие герои большой войны».

  • Первая страница журнала «Начало» была посвящена 22 июня 1941 г.
  • Вторая страница журнала была посвящена истории 23 февраля. Ребята узнали, что День юного героя-антифашиста отмечается 8 февраля, так как этот в день в 1962 году был убит Даниэль Ферри, которого называют Гаврошем XX века. Ребята прослушали песню «Песня о пионерах-героях». 
  • Третья страница журнала была посвящена юным героям, которые сражались с врагом в суровые годы Великой Отечественной войны, Марату Козею, Лене Голикову, Зине Портновой и др.

В заключении участники посмотрели видеоролик, посвящённый односельчанам — детям войны.

         Час патриотизма «Боль моя Афганистан» проведён в Верхкамышенской поселенческой библиотеке. Присутствующие узнали о причинах ввода советских войск в Афганистан, о мужестве и отваге советских воинов. Во время мероприятия прозвучали стихотворения В.Кочеткова «Не сон, а явь», В.Хохлова «Из Афганского дневника», В.Туркина «Мы будем жить».

Вечер – раздумий «Профессия — Родину защищать» организован для юных Смазневцев. Библиотекарь Шевченко Н.В. познакомила ребят с героями Афганской, Чеченской войн. На встречу пришли молодые односельчане, прошедшие военную службу. Дети приняли активное участие в игре — викторине «Солдат и силой, и умом богат», они показали свою смекалку и удаль в спортивных состязаниях, и в интеллектуальных знаниях.        

Познавательная программа «Афганистан – сердца боль» прошла для молодого поколения с. Новодрачёнино. Ведущие рассказали ребятам о выполнении интернационального долга наших солдат. Участники с интересом просмотрели слайд-презентацию, посвященную земляка — Афганцам.

Юные гоношихинцы приняли участие в уроке воинской славы «По велению сердца, подолгу чести», они прослушали рассказ библиотекаря Усольцевой Г.Н. об Афганской войне, о земляках, с честью выполнивших интернациональный долг в Афганистане Ладыгине Е., Ахаеве Ю., Кубрикове А. др.

Познавательная игра «Гордиться славою своих предков должны» прошла для ребят из с. Новокопылово. Библиотекарь Здвижкова Н.В. рассказала детям об истории возникновения российской армии. Алина Зидлер и Анастасия Акаёмова прочитали стихи на военную тему. Ребята принимали активное участие в викторине «Державой армия крепка».

В преддверии 23 февраля в с. Жуланиха для воспитанников детского сада прошла конкурсная программа «День Ильи Муромца и всех богатырей». Дети познакомились с историей праздника 23 февраля, принимали участие в эстафетах, а также в музыкальных и танцевальных номерах. В награду за старания участники были награждены сладостями.

Беседа «Многое забудется, такое никогда» — с. Батунная.

Викторина «Их доблесть бессмертна» — ст. Шпагино.

Познавательно-игровая программа «Есть такая профессия Родину защищать» — с. Староглушинка.

Всего в рамках месячник юного патриота «Герой, живущий с тобой рядом» проведено 48 мероприятий, которые посетило более 650 человек, представлено более 320 экземпляров документов, выдано более 450 экземпляров.

Методист МКУК «ЗМЦБ» Заринского района Рязанова О.И.

Стихи для детей о временах года. Стихотворения русских поэтов про времена года.

Январь
Открываем календарь —
Начинается январь.
В январе, в январе
Много снегу на дворе.
Снег — на крыше, на крылечке.
Солнце в небе голубом.
В нашем доме топят печки,
В небо дым идет столбом.

Февраль
Дуют ветры в феврале,
Воют в трубах громко.
Змейкой мчится по земле
Легкая поземка.
Поднимаясь, мчатся вдаль
Самолетов звенья.
Это празднует февраль
Армии рожденье.

Март
Рыхлый снег темнеет в марте,
Тают льдинки на окне.
Зайчик бегает по парте
И по карте
На стене.

Апрель
Апрель, апрель!
На дворе звенит капель.
По полям бегут ручьи,
На дорогах лужи.
Скоро выйдут муравьи
После зимней стужи.
Пробирается медведь
Сквозь лесной валежник.
Стали птицы песни петь,
И расцвел подснежник.

Май
Распустился ландыш в мае
В самый праздник — в первый день.
Май цветами провожая
Распускается сирень.

Июнь
Пришел июнь.
«Июнь! Июнь!» —
В саду щебечут птицы…
На одуванчик только дунь —
И весь он разлетится.

Июль
Сенокос идет в июле,
Где-то гром ворчит порой.
И готов покинуть улей
Молодой пчелиный рой.

Август
Собираем в августе
Урожай плодов.
Много людям радости
После всех трудов.

Солнце над просторными
Нивами стоит.
И подсолнух зернами
Черными набит.

Сентябрь
Ясным утром сентября
Хлеб молотят села,
Мчатся птицы за моря —
И открылась школа.

Октябрь
В октябре, в октябре
Частый дождик на дворе.
На лугах мертва трава,
Замолчал кузнечик.
Заготовлены дрова
На зиму для печек.

Ноябрь
День седьмого ноября —
Красный день календаря.
Погляди в свое окно:
Все на улице красно.
Вьются флаги у ворот,
Пламенем пылая.
Видишь, музыка идет
Там, где шли трамваи.
Весь народ — и млад и стар —
Празднует свободу.
И летит мой красный шар
Прямо к небосводу!

Декабрь
В декабре, в декабре
Все деревья в серебре.

Нашу речку, словно в сказке,
За ночь вымостил мороз,
Обновил коньки, салазки,
Елку из лесу привез.
Елка плакала сначала
От домашнего тепла.
Утром плакать перестала,
Задышала, ожила.
Чуть дрожат ее иголки,
На ветвях огни зажглись.
Как по лесенке, по елке
Огоньки взбигают ввысь.
Блещут золотом хлопушки.
Серебром звезду зажег
Добежавший до макушки
Самый смелый огонек.

Год прошел, как день вчерашний.
Над Москвою в этот час
Бьют часы Кремлевской башни
Свой салют — двенадцать раз.

Известному алтайскому композитору Михаилу Старикову исполнилось 75 лет

На прошлой неделе известному алтайскому композитору Михаилу СТАРИКОВУ исполнилось 75 лет. Свой юбилей Михаил Филофьевич отпраздновал в Государственном музее истории литературы, искусства и культуры Алтая.

Музыкальную жизнь города и края трудно представить без произведений Михаила Старикова. Достаточно вспомнить песню «Ветка горного кедра», которая стала чуть ли не гимном туристов – не только алтайских, но и прибывших издалека. Причем вот парадокс: тогда эту песню про «костер запоздалый» и «телецкий прибой» местные путешественники привозили на Алтай издалека, даже не догадываясь, что родилась она здесь, в Барнауле.

Сегодня на счету музыканта, композитора-песенника, театрального композитора – около 200 популярных песен и музыка, написанная более чем к 150 спектаклям (ведь Михаил Стариков без малого 45 лет заведовал музыкальной частью Театра драмы).

В соавторстве с поэтами

Михаил Филофьевич родился в селе Жилино Первомайского района в большой многодетной семье. Мать будущего композитора – Анфиса Степановна — рано овдовела и воспитывала восьмерых детей одна. Михаил Стариков рос ребенком музыкальным, самостоятельно освоил игру на баяне, аккордеоне, фортепиано. Тогда-то он и осознал, что хочет связать свою жизнь с музыкой, и поступил сначала в культпросветшколу, а потом в музучилище, куда будущего композитора взяли без экзаменов, – на этом настоял известный педагог Леонид Калинкин, сразу разглядевший в Старикове талантливого ученика.

Еще учась в училище, Михаил Филофьевич попал на радио (тогда – радиокомитет, будущая ГТРК «Алтай»). Его пригласил легендарный журналист Виктор Серебряный с просьбой написать песню к радиожурналу. В итоге родилась песня «Ну какой без смеха отдых! Всем нам нужен смех как воздух…», которая долгое время звучала из радиоприемников. То были стихи трех поэтов: Владислава Козодоева, Геннадия Панова и Николая Черкасова, впоследствии ставшими друзьями композитора. Затем Михаил Стариков стал брать в соавторы и других поэтов, таких как Геннадий Панов, Владимир Башунов, Леонид Мерзликин, Владимир Казаков, Игорь Пантюхов. Почему в соавторы? Потому что в написанных ими стихотворениях нередко приходилось менять слова ради сохранения песенного строя. Поначалу поэты обижались, а потом соглашались. Вероятно, понимали, что, превратившись в тексты песен, их строчки автоматически переносились в вечность. Одной из таких стала песня, написанная на стихи Елизаветы Бродской, «Сторона моя Сибирь». Кстати, как вспоминает сам Михаил Филофьевич, тогда это был своего рода соцзаказ (правда, неоплачиваемый), поступивший от председателя радиокомитета Николая Юрченко. Сегодня эта песня считается одной из лучших песен о Сибири.

– В разные годы я работал музыкальным редактором и режиссером зарождающегося тогда краевого телевидения. Кстати, именно здесь частично исполнилась моя детская мечта стать журналистом, – вспоминает Михаил Филофьевич. – Был музыкальным руководителем только создававшегося в те годы ансамбля русского танца «Огоньки», много лет проработал в театре, на протяжении десяти лет был бессменным председателем жюри фестиваля «Песни иткульского лета»… Сегодня мне кажется, что из того времени я никуда не делся, до сих пор в нем и живу. Словно я по-прежнему молод, полон сил и творческих планов.

«Музыка Михаила Старикова…»

Понятно, что за столь насыщенную жизнь у Михаила Филофьевича завязалось немало интересных знакомств, многие из которых переросли в дружбу. Верные друзья юбиляра пришли на этот вечер в ГМИЛИКА. Люди, представляющие собой разные творческие и деловые сферы, много рассказали о герое торжества. Напомнили они и что Михаил Стариков всегда был скромным, застенчивым. Впрочем, таким, нелюбящим публичности, остается и сегодня. Таким он был и в своей первой песне «Не обижайся», написанной еще в школьные годы, – и, разумеется, это была песня о любви. Хотя от известности и публичности уйти сложно. Ее принесла уже одна из самых первых песен «Тихо шумит лес у пруда…», посвященная родине. Кстати, сегодня Михаила Старикова можно назвать рекордсменом по числу песен, написанных об Алтае и Сибири. Их названия говорят сами за себя: «Родина моя, Алтай», «Юность Алтая», «Поклон Алтаю», «Село мое», «Алтай – жемчужина Сибири».

– Михаил Филофьевич – человек уникальный, – подчеркнул, поздравляя юбиляра, директор ГМИЛИКА Игорь Коротков. – Сегодня его имя значится в музыкальной энциклопедии Алтайского края, а совсем скоро ему будет посвящена статья и в театральной энциклопедии, которая готовится к изданию. Еще будучи студентом музыкального училища, Михаил Стариков активно сотрудничал с краевыми театрами, писал музыку к спектаклям ТЮЗа (нынешнего МТА), Театра драмы, где долгое время существовал свой оркестр. Затем его музыка звучала в спектаклях и других алтайских театров – Театра кукол, театров Рубцовска, Бийска…

Как вспоминает алтайский музыковед Михаил Стюхин, первый спектакль с музыкой этого композитора «Если в сердце весна» шел в Театре юного зрителя в 1962 году. Первоначально спектакль должен был сопровождаться музыкой известного композитора-песенника Аркадия Островского (автора детской песни «Спят усталые игрушки»), но тот не успевал по срокам. Тогда руководство театра поручило Михаилу Филофьевичу сделать свой вариант музыкального оформления спектакля. В итоге спектакль пошел с музыкой и маститого Островского, и начинающего Старикова. Затем последовали другие театральные работы. В Краевом театре драмы в разные годы шли спектакли с музыкой композитора: «Ночь ошибок» (1968), «Я всегда улыбаюсь» (1974), «Конец» (1975), «Декамерон» (1993) и др. С музыкой Михаила Старикова были поставлены спектакли и в других городах Алтайского края – «Багряный бор» в Бийске, «Свадебное путешествие» в Рубцовске.

– Все, что сделал Михаил Стариков для нашего театра, – неоценимо, — говорит директор Краевого театра драмы Любовь Березина. – Правда, особенность театрального искусства в том, что от спектаклей остаются только афиши и память зрителей. А лично у меня – еще воспоминания молодости, когда на смотрах художественной самодеятельности нередко приходилось объявлять творческие номера: «Музыка Михаила Старикова…». Тогда я и подумать не могла, что когда-нибудь буду поздравлять с юбилеем человека, который так искусно умеет подбирать слова, запомнившиеся на всю жизнь благодаря музыке.

Сегодня Михаил Филофьевич – почетный гость музыкальных фестивалей, участник творческих вечеров (увы, все чаще памяти того или иного алтайского писателя или поэта). Узнать его можно по знаменитой улыбке, которой он одаривает всех, с кем встречается взглядом.

О чем писали советские детские журналы 1920-х

В 1920-е гг. руководство СССР обратило пристальное внимание на воспитание подрастающего поколения, будущих советских граждан. Чтобы передать новые коммунистические идеалы в среду детей, был необходим современный идеологический механизм. Поскольку ни основные педагогические инструменты воспитания, ни книжные издательства не были готовы взять на себя эту задачу, партия начала искать «достойного партнера» в сфере журналистской пропаганды.

За годы революции и Гражданской войны дореволюционная пресса потеряла свою идеологическую основу и большинство читателей. Некоторые издания прекратили свое существование и по экономическим причинам. Детская журналистика попала в кризис, издательства детских журналов были закрыты по причине изменения материально-технической базы и бюджетного дефицита1. После закрытия частных издательств первые государственные, централизованные издательства («Молодая гвардия»; «Правда»; Детгиз) начали печатать новые советские журналы для детей.

Старорежимный опыт

 

В начале XX в. в Российской империи существовали два детских журнала, которые выходили два раза в месяц: «Светлячок» (1902-1918) и «Путеводный огонек» (1904-1918).

«Светлячок» стал самым популярным журналом для малышей 4-8 лет. Согласно педагогическим воззрениям XIX в. считалось, что дети не интересуются какими-то особыми темами, их можно развлечь всеми окружающими вещами. Авторы стремились развлечь ребенка, преподать ему жизненные уроки, познакомить с явлениями природы, не касаясь политики. Большое внимание уделялось религиозному воспитанию — редактор А. А. Федоров-Давыдов не упускал возможность поздравить своих «светлячков» с религиозными праздниками.

Для детей постарше был создан художественный научно-литературный журнал «Путеводный огонек». Его содержание включало три раздела: «Из текущей жизни», «Из прошлого» и «По чужим краям» и имело культурно-просветительный характер. Дети и подростки очень любили этот журнал за веселый и доброжелательный настрой. Редактором был тот же А.А. Федоров-Давыдов, который знакомил подростков с историей России. С 1914 г. в журнале стали появляться материалы о Первой мировой войне. Журнал не только просвещал, но и воспитывал любовь к родине.

Для детей среднего и старшего возраста издавался детский иллюстрированный журнал «Маяк» (1909-1918). Был в нем и специальный раздел для самых юных читателей. Его содержание резко отличалось от «Светлячка» и «Путеводного огонька». Редактор И.И. Горбунов-Посадов «Маяка» стремился развлекать детей полезным и интересным чтением и «способствовать развитию в детях самодеятельности, творчества, равной любви к умственному и физическому труду и деятельной симпатии ко всему живому»2. Журнал стремился просвещать и развлекать своих читателей, помещая значительное число ребусов, шарад, головоломок и фокусов.

«Когда я буду большим, я тоже буду большевиком»

Советская власть столкнулась со сложностями в вопросе воспитания детей. Многое приходилось начинать с нуля. Использование дореволюционной литературы Н.К. Крупская вообще считала опасным: «В каждой исторической книжке, в каждой истории литературы отражается мировоззрение того, кто эту книгу написал. В историческую книжку, написанную буржуазным писателем, вложены мысли этого буржуазного писателя, и они влияют на того, кто эту книжку читает»3. Согласно декрету 1922 г. «О революционном трибунале печати» было создано Государственное издательство Наркомпроса РСФСР, в которое вошли издательства ВЦИК, Наркомпроса, московского и петроградского советов. В 1922 г. было основано кооперативное издательство «Молодая гвардия» при ЦК ВЛКСМ. Здесь возникли такие журналы, как «Мурзилка», «Сельская молодежь», «Техника — молодежи», «Юный натуралист», «Молодая гвардия», «Вокруг света», газета «Пионерская правда».

Ежемесячный детский журнал «Мурзилка» (1924) был одним из первых советских детских журналов. Он издавался как приложение к «Рабочей газете», органу ЦК ВКП(б), для детей младшего школьного возраста — от 4 до 7 лет. К сотрудничеству в журнале были привлечены А.А. Федоров-Давыдов, А.Л. Барто, С.Я. Маршак. Детская советская публицистика вобрала в себя накопленный опыт дореволюционной журналистики. Публицистические жанры дореволюционной детской публицистики питались фольклорной и литературной традицией, как и советская детская журналистика. В этом направлении большую помощь оказали литературные группировки, существовавшие вокруг периодических изданий. Однако они столкнулись со значительной проблемой, когда партия поставила перед ними конкретные задачи — учить юных читателей коммунистическим идеалам и не уводить от реального мира.

Редактору журнала «Мурзилка» Н.И. Смирнову удалось найти правильную форму организации материала, одновременно отражающую коммунистическую концепцию и удовлетворяющую требованиям детей. Идеологическая направленность отражена в оформлении обложки журнала. На обложке N 2 за 1924 г. изображен мальчик в очках, рядом с ним доска, на которой написано: «Когда я буду большим, я тоже буду большевиком». На обложке пятого номера впервые изображен новый символ — ребенок с барабаном. В этом же номере печатаются заметки о жизни пионеров под лозунгами: «Пионер хоть малый в семье трудовой, отбивает шаг как бравый воин молодой»; «Пионеры, раздувайте вы свои костры и на них богов сжигайте, вы свободны и сильны!»4 В этих лозунгах отражалась идеология антирелигиозной борьбы того времени. Чтобы вызвать интерес детей, на последней странице каждого номера печатались детские рисунки под рубрикой «Мурзилкина выставка картин».

Несмотря на постоянно растущую популярность журнала (тираж за первые годы вырос до 20 000 экземпляров), журнал не был свободен от недостатков. Большинство публикаций казались юным читателям сухими и скучными. Эта проблема нашла отражение в письмах детей в редакцию. Необходимо было найти эффективное сочетание задач идеологического воспитания и интересов детей. В 1920-е гг. «проводилось достаточно большое количество социологических исследований, выяснявших идеологию, жизненную и профессиональную ориентацию, запросы и интересы детей, подростков и молодежи, влияние на них условий жизни, классовой принадлежности, трудовой деятельности, литературы, искусства, пионерской организации»5. Известные ученые в сфере педагогики пытались сочетать партийную идеологию и воспитание с интересом ребенка к познанию мира.

В 1925 г. «Мурзилка» вышел с новыми темами, рожденными советской действительностью: рассказами о жизни советских детей, о новой деревне, об отрядах юных ленинцев, о природе. Улучшилось оформление журнала — оно стало больше соответствовать интересу детей. В 1926 г. его тираж вырос до 150 000 экземпляров, и журнал стал самым массовым среди советской детской периодики.

1928 год принес в жизнь редакции большие изменения. Поэты и писатели, сотрудничавшие с журналом с момента его создания, уволились, главные редакторы быстро сменяли друг друга. При закрытии частных издательств партия пытались централизовать издание детской периодики. Таким образом, издание советских детских журналов оказалось под присмотром Центрального бюро юных пионеров.

Одной из главных особенностей журнала «Мурзилка» стало возрождение публицистического формата. «Мурзилка» пережил крах советского режима и издается по сей день.

Маршак и его команда

В 1922 г. начал издаваться журнал «Воробей» (в последний год издания, 1924-й, называвшийся «Новый Робинзон»). Он был адресован детям от 8 до 12 лет. В его редколлегию вошли члены литературного кружка Маршака: О.И. Капица, Б.С. Житков, В.В. Бианки, Е.П. Привалова. Журнал был нацелен на тесное сотрудничество с педагогами. Издатель журнала «Петроградская правда» взял на себя финансовые расходы, связанные с издательским делом. Подробнее задачи журнала изложены в обращении главного редактора З.И. Лилиной, напечатанном в первом номере. Обращаясь к педагогам и родителям, она писала: «Ведь наши 8-12-летки — дети войны и революции. Они еще в колыбели пережили последствия великих мировых потрясений. Травмы, нанесенные им в эти тяжелые годы, залегли в них глубоко и дают о себе знать в своеобразии психологии современного ребенка, в его чрезвычайной впечатлительности и нервозности, в его преждевременной зрелости, в специфичности вопросов и запросов, выдвигаемых нынешним 8-12-летним ребенком»6. В том же номере были напечатаны вопросы к родителям о темах, интересующих детей. Таким образом, с начала 1920-х гг. детские журналы стали платформой для педагогической дискуссии.

В 1924 г. редакция «Воробья», а потом «Нового Робинзона» стала основой для вновь созданной детской редакции Госиздата (впоследствии — Детиздат). С.Я. Маршак был первым сотрудником М. Горького, создавшего издательство детской литературы (Детгиз). По причине отсутствия профессионально подготовленных детских журналистов Маршак пригласил поэтов и писателей сотрудничать с редакцией. Возник и цензурный аппарат. В каждом отделе Госиздата, в том числе в Детиздате, осуществлялся тотальный идеологический контроль.

Рассмотрим в качестве примера журнал «Воробей» за 1924 г. В письме З. Лилиной говорилось о том, что детей «волшебною сказкою, феями, эльфами и королями не заинтересуешь…»7 Она полагала, что ребенку нужна другая литература — реалистическая, касающаяся окружающего мира детей. На практике большинство публикаций журнала не отвечали этой установке. В том же номере был напечатан юмористический рассказ В.В. Бианки про воробья и его друзей, история В. Ермолаева о зверях, которые стали людьми. В конце журнала помещались шарады, загадки, шутки.

По внешнему виду журнал напоминал дореволюционный «Светлячок». Первые его номера выходили как альманах и включали три раздела: «Литературный отдел», «Ученый воробей» и «Дневник воробья». С четвертого номера появились новые рубрики: «Лесная газета», «Умный фотограф». В них обсуждались темы школьных предметов.

В 1924 г. вышло в свет много новых журналов для детей. Возможно, из-за этого тираж «Воробья» резко уменьшился — со 150 000 до 3000. Ленинградский обком и горком ВКП(б), издававшие журнал, и главный редактор стояли на распутье: либо завершить печатание журнала, либо искать пути для привлечения читателей.

В апреле 1924 г. Маршак внес новые идеи по оформлению и содержанию журнала. С четвертого номера он стал называться «Новый Робинзон». В содержании отразилось стремление редакции связать коммунистическую идеологию с интересами молодежи. Интересам ребенка отвечали новые разделы журнала, например, «Бродячий фотограф», где ребенок знакомился с событиями окружающего мира не только родной страны, но и зарубежья. Читая раздел «Лаборатория Нового Робинзона», ребенок учился полезным бытовым навыкам. Журнал приобрел не только развлекательный, но и учебно-воспитательный характер.

В майском номере «Нового Робинзона» за 1924 г. впервые были напечатаны статьи о жизни октябрят. С одиннадцатого номера «Новый Робинзон» получил новую обложку, на которой был изображен мальчик с барабаном и лозунгом «Будь готов!».

С середины 1924 г. начался процесс сокращения частных издательств. Ленинградский обком и горком передали журнал «Новый Робинзон» Северо-Западному бюро детской коммунистической организации юных пионеров имени В.И. Ленина и ленинградскому губкому ВЛКСМ. При этом сократилось число сотрудников редакции. Уволили большинство поэтов, писателей, включая Маршака, с их особенным юмором, благодаря которому журнал привлекал юных читателей. Тем не менее, декабрьский номер достиг рекордного тиража — 100 000 экземпляров. Однако с середины 1925 г. «Новый Робинзон» издаваться перестал. Журнал был закрыт в результате резкой критики педологов и комсомольских деятелей за излишнюю занимательность и отсутствие директивных материалов8.

1927 и 1928 годы стали переломными для советских детских журналов. По инициативе Крупской при закрытии частных издательств издание советских детских журналов сосредоточилось в руках центрального бюро юных пионеров. К концу 1920-х гг. были закрыты детские журналы «Новый Робинзон», «Барабан» и все сатирические журналы.

В 1927 г. руководство детского отдела Ленгиза приняло решение об издании нового детского журнала «Еж» (Ежемесячный журнал), рассчитанного на читателей 10-14 лет. Официально журнал был органом центрального бюро юных пионеров. Ответственным редактором был назначен член ВКП(б) А. Лебеденко, но творческий коллектив сформировал Маршак.

В журнале сотрудничали талантливые авторы «Воробья» и молодые участники литературной группы ОБЭРИУ (объединение реального искусства). Содержание журнала формировалось на основе дореволюционной традиции, сочетавшейся с новациями. Редакция получала и публиковала письма детей. Часто появлялись статьи, относящиеся к повседневной жизни. Например, «Сколько тебе лет?»9, «Праздник»10. Печатались статьи на острые дискуссионные темы: «Кому нужна религия?»11 или «Товарищ ли нам учитель?»12 В конце каждого номера Маршак помещал свои стихи для детей, а поэты, писатели и художники придумывали истории для развития воображения, активизации восприятия детей и побуждения их к творчеству. В 1930 г. тираж достиг 125 000 экземпляров.

После смещения в 1929 г. А.В. Луначарского с поста наркома просвещения Маршак уже не мог играть важную роль в жизни журнала. Редактором стал коммунист Николай Олейников. Содержание журнала заметно изменилось: его страницы заполнили статьи о задачах первой пятилетки («Тысяча и одна задача», «Цифры-картинки»13). По инициативе Олейникова появились новые разделы, относящиеся к бытовой стороне жизни детей: «Учитесь писать стихи»14, «Скорая помощь»15. Судя по тиражу (125 000 экземпляров), журнал сохранил свои позиции.

Школа Павликов Морозовых

На рубеже 1920-1930-х гг. завершалось создание советской системы образования. Вся деятельность школ, в том числе содержание образования, были унифицированы. Появились единые обязательные программы и учебные планы, единые учебники. Были строго запрещены любые эксперименты и творческий поиск, связанные с воспитанием детей. Усиливалось идеологическое и административное давление на детские журналы. Цензоры Главлита внимательно следили за так называемым «нежелательным контекстом».

В 1930 г. начал издаваться ежемесячный журнал «Чиж» для детей младшего возраста 5-8 лет (орган центрального бюро юных пионеров, Главсоцвоса и ленинградского облбюро детских коммунистических организаций). Содержание журнала гармонично сочеталось с требованиями и целями воспитания подрастающего поколения. Главный редактор, организатор первых пионерских отрядов Георгий Дитрих (1906-1943) ставил целью воспитывать в малышах дух коллективизма, прививать дисциплинированность, любовь к труду, навыки здорового быта. Журнал учил детей решать основные бытовые задачи, с которыми ребенок сталкивался в жизни: «Как вытирать пол под шкафом»16, «Как наливать молоко, как лить из большой бутылки в маленькую»17 или «Как научиться узнавать по часам, который час»18.

Журнал «Чиж» был богат интересными статьями и художественными иллюстрациями. Более четко, чем другие детские журналы, он был ориентирован на советскую реальность в соответствии с линией официальной пропаганды. Редактор обращался к детям: «Этот номер прочитай сам и прочти вслух другим ребятам. Пусть и они узнают, как мы продолжаем Октябрьскую революцию, с какими врагами мы боремся, что строим, как проводим праздник, как проводят его за границей наши маленькие иностранные товарищи»19. В соответствии со сталинским тезисом об усилении классовой борьбы в условиях строительства социализма пропаганда разжигала рознь в обществе. При этом школа и семья не остались в стороне. О расколе между школой и семьей в вопросах воспитания писал журнал «За коммунистическое воспитание»: «Плохо, когда родители оторваны от школы, когда воспитание в семье ученика резко отличается от принципов коммунистического воспитания и морали, которые дает школа»20. По письмам детей, опубликованным в журнале «Чиж», можно исследовать процесс изменения отношения детей к родителям. Петя Сергеев писал в редакцию: «А матери тоже про ученья не понравилось. Ты — говорит,- не баловался бы, а лучше по хозяйству бы помог. А отец смеется, что она со мной, как с девчонкой, возится. Отец меня всегда водкой угощает: на! Выпей. Он сам каждый день пьет»21. На страницах детского журнала все чаще и чаще публиковались письма, в которых дети жаловались на своих родителей, которые не пускали их в школу, держали дома иконы. К середине 1930-х гг. детские журналы окончательно превратились в средство партийной пропаганды. На их страницах публиковались призывы к борьбе против врагов, которых следовало выявлять и внутри семьи.

В 1920-30-е гг. в СССР была создана новая сеть журналов для детей. Перед ними стояла задача формировать мировоззрение нового советского типа, влиять на развитие личности будущих строителей нового общества. Детские журналы, как и первые советские учебники, давали юным читателям энциклопедические знания о мире, воспитывали трудовые навыки, развивали творческие способности. Однако становление советских детских журналов проходило под бдительным партийным контролем. Новая детская публицистика нуждалась в поддержке со стороны государства и получила ее в полном масштабе. В 1920-е гг. советские детские журналы подвергались критике за отрыв от реального мира. Власть требовала публиковать не сказки и стихи, а статьи о жизни детей. К середине 1930-х гг. переворот в детской журналистике завершился, издания были насыщены пропагандистскими статьями, призывавшими бороться с врагами и выявлять их везде, где только можно.


1. Окороков Н. Октябрь и крах русской буржуазной прессы. М., 1970. С. 313. 
2. Объявление редакции «Маяк» (Москва). 1914. N 1. С. 30.
3. Крупская Н.К. Семнадцатый год. М., 1925. С. 23.
4. Мурзилка. 1924. N5. С. 2, 4.
5. Соколова Э.С., Федорова Н.И. Дети и детские организации России в XX веке. История и современность глазами социологов. М., 2007. С. 47.
6. Письмо от редактора // Воробей. 1922. N 1. С. 1.
7. Письмо от редактора // Воробей. 1924. N 1. С. 1.
8. Колесова Л.Н. Детские журналы Советской России 1917-1977. Петрозаводск, 1993. С. 34-35, 84-87.
9. Еж. 1928. N 2.
10. Еж. 1928. N 3.
11. Еж. 1930. N 7.
12. Еж. 1930. N 9.
13. Еж. 1929. N 10.
14. Еж. 1929. N 4.
15. Еж. 1929. N 6.
16. Чиж. 1930. N 1.
17. Чиж. 1930. N 4.
18. Чиж. 1930. N 2.
19. Чиж. 1931. N 10. С. 1.
20. Александров С. Опыт работы с родителями // За Коммунистическое воспитание. 1930. N 5. С. 59-60.
21. Чиж. 1931. N 8.

Биограф Леонида Мерзликина Леонид Бахаев издал книгу, посвященную поэту

Память жива

В этом году Леониду Мерзликину исполнилось бы 82 года. Каждый год 18 августа, в день его рождения, литературные объединения «Мерзликинскй литературный салон» и «Диалог» проводят традиционный День памяти Леонида Мерзликина в Центральной городской библиотеке Новоалтайска. Его поэзия была главным действующим лицом всего мероприятия. Прозвучавшие стихи позволили всем прочувствовать мысли, настроение и внутренний мир поэта.

Леонид Бахаев, руководитель «Мерзликинскиго литературного салона», рассказал о деятельности коллектива по изучению и пропаганде творчества поэта, поисковой и издательской работе.

Также состоялся концерт, были представлены редкие видеозаписи. Завершилось мероприятие возложением цветов к памятнику поэта и посещением его могилы на Белоярском кладбище.

Печально и замечательно одновременно, что память о талантливом поэте-земляке становится поводом для таких традиционных встреч, в которых участвуют люди разных поколений, но всех их объединяет любовь к нашему земляку и к его замечательной поэзии.

Нынешний День памяти поэта совпал с круглой датой — 300-летием его малой родины села Белоярского (ныне — поселок Белоярск Первомайского района Алтайского края).

«Эта древняя крепость имела особую крепость», — писал Леонид Мерзликин в одной из «заготовок», намереваясь создать очередной шедевр поэзии.

Итог десятилетнего труда

Леонид Семенович Мерзликин (1935-1995) —

советский, русский поэт, член Союза писателей России.

Родился в селе Белоярском (сейчас Белоярск — бывший рабочий поселок, входит в состав Новоалтайска). Его детство и школьные годы прошли в Белоярске и пришлись на Великую Отечественную войну. Беспечность детства у его поколения отняла война. Но остались и другие впечатления, впоследствии ставшие строками. Поэтическая сторона деревенской жизни, одушевленной природы, любви стали его излюбленными мотивами, силой и славой. Стихи он начал писать еще школьником, а первое опубликованное его стихотворение появилось на страницах краевой молодежной газеты «Сталинская смена» в 1950 году, когда Леня Мерзликин заканчивал седьмой класс. Окончил культпросветшколу в селе Троицком Троицкого района Алтайского края, служил в армии, работал в калманской районной газете. Первые стихи опубликованы в 1950 году в краевой молодежной газете. В 1959 году поступил в Литературный институт им. Горького, который окончил в 1964 году. Тогда же в Москве, в издательстве «Молодая гвардия», вышел первый поэтический сборник «Купава» (1963).

Автор 12 поэтических сборников, в том числе «Россия» (1965), «Таисья» (1967), «Ивушка» (1973), «Просека» (1981), «Зимняя роза» (1987), «Заря пылает» (1990). Сборник «Избранное» был издан посмертно. Кроме стихов разных лет, в нем опубликована его лучшая поэма «Млечный путь», о соотношении в человеческой жизни хлеба насущного и красоты.

Много печатался в периодических изданиях — журналах «Москва», «Сибирские огни», «Алтай», «Барнаул», газетах «Литературная Россия», «Алтайская правда» и др.

Тонкий лирик. Совершенно свободная от идеологических советских штампов, его поэзия обладает неповторимой интонацией, мягкой, доброй, с легким юмором. Лирический герой — деревенский мужик, на вид несколько наивный, но со здравым, собственным пониманием мира и жизни. Стих прост и напевен.

Лауреат Всероссийской литературной премии им. В.М. Шукшина (1990), муниципальной премии Барнаула. Умер и похоронен в Белоярске (источник — Википедия).

В рамках этого мероприятия состоялось знаменательное событие — презентация первой книги о поэте за авторством его друга, коллеги и биографа Леонида Бахаева (он анонсировал ее в прошлом году в газете «Московский комсомолец на Алтае» в номере от 20 апреля 2016 года — «МК») «Среди смородины духмяной».

В беседе с корреспондентом «МК» Леонид Бахаев рассказал, что материалы для книги он собирал больше десяти лет:

«Леонид Мерзликин — мой друг со школьных лет, точнее с 1947 года, 48 лет дружбы, до самого смертного аха. Мы дружили семьями, много переписывались: когда он жил в Троицком три года, потом, когда столько же служил в армии, когда учился в Литературном институте имени Максима Горького. Вся эта переписка хранится до сих пор. Он мне читал много своих стихов, которые я помню до сих пор.

Книгу писал медленно, старался сделать так, чтобы она была читаема. Здесь отражены многие факты, неизвестные другим друзьям-товарищам и широкой публике.

Например, в очерке «Наши родные пенаты» — про наши школьные годы.

«Давние встречи» — о том, как я, будучи редактором газеты «Вагонник» Барнаульского вагоноремонтного завода, пригласил его на встречу, во время нее он презентовал новые стихи, которые впоследствии были опубликованы в заводской газете.

«Русский я» — здесь более подробно говорится о литературном творчестве Мерзликина. У него есть соответствующие стихи, включенные в этот очерк:

«Русский я по крови и по духу, И люблю я русский свой язык.

Хлеба деревенского краюху по-крестьянски резать не отвык».

Есть в книге и мерзликинские песни. Об этом мало кто пишет. Но мы нашли шесть песен, которые были при жизни составлены. А сейчас уже полста песен, написанных на его стихи. Кстати, мы издали целый сборник мерзликинских стихов и частушек.

«Не упадет моя звезда» — несколько литературных этюдов по творчеству Мерзликина, которое высоко оценила «Шишковка» (Алтайская краевая универсальная научная бибилотека имени Василия Шишкова. — «МК»). Одна из зарисовок, опубликованная в газете «Вечерний Барнаула», включена в книгу «Писатели Алтая» как один из лучших очерков.

«Жизненные противоречия» — эта глава также о творчестве Леонида Мерзликина.

«Слушай да запоминай» — интервью с Зинаидой Таракановой из Белоярска, которая до 40 лет не знала Мерзликина, а приехала в Белокуриху и попала на его литературный вечер. После этого она посещала подобные мероприятия не один раз, он часто туда ездил к другу Виктору Ащеулову, который организовывал эти вечера. Когда Зинаида Яковлевна сидела в зале, ей казалось, что Мерзликин смотрит только на нее. Такой нередкий оптический обман на творческих встречах — когда кажется, что автор общается только с тобой. Она поняла как будто: «Слушай мои стихи и запоминай. Что я тоже белоярский, твой земляк» и тому подобное.

«Черный ворон» — очерк о раскулачивании семьи Мерзликиных, попавших под репрессии. Их хотели сослать в Нарым, но его мать Хрестиния Ивановна была беременна Леней, и их пожалели. Так он, находясь в материнской утробе, спас семью. Но через два года его отца, как баптиста и врага народа, по решению Западно-Сибирской «тройки» «забрили» на шесть лет для отбытия трудовой повинности в лагере.

«Поэт Василий Федоров — кумир Леонида Мерзликина» — Василий Федоров (русский, советский поэт. — «МК») — наш земляк, из Кемеровской области, и Мерзликин с ним познакомился в Литературном институте.

«Отчий дом», «Башуновские заветы» — весьма интересные очерки как для простых читателей, так и для профессионалов-журналистов.

«Разбирая архив поэта» — в этой главе рассказывается о том, что мы нашли частушки поэта. Нигде о них раньше не говорилось, за исключением первой общей книги «Душевные строки», которую мы вместе выпустили, где часть из них уже упоминалась.

7 мая 2017 года состоялся литературный салон в райцентре Троицком, где Мерзликин начинал творчество в 1951-1954 годах. Он писал стихи, публиковался в районной газете и прочее. Я к ним приехал и напомнил об этом. Они приняли от нас кое-какие книги в дар, мы пообщались очень тепло, и отчет об этой встрече был опубликован в газете.

Кроме того, в районке объявили конкурс «Мерзликинская частушка». Вы представляете, что они мне на днях через нашу Центральную городскую библиотеку в Новоалтайске прислали 296 (!) частушек от 17 соавторов. Я им предложил поощрить пять победителей с вручением книги «Среди смородины духманной» и ценными подарками от комитета по культуре Троицкого района.

…Заканчивается книга немного траурно: «Роковая осень» — о тяжелой болезни Леонида Мерзликина и о том, как он ушел.

Издание хорошо иллюстрировано многочисленными фотографиями. Когда Мерзликина ссылали на Север. Столько лет дружили, но не думал, не знал, что буду его биографом.

Думаю, что эта книга будет просто интересна читателям, любящим поэзию вообще и творчество Мерзликина в частности.

В этом году и у Леонида Бахаева целая череда юбилеев: исполняется 60 лет, с того времени, как он стал заниматься рабкоровской работой. В 2012 году его приняли в члены Союза журналистов России — пять лет. И еще одна славная дата: бриллиантовая (платиновая) свадьба — 60 лет брака с супругой Фаиной Дмитриевной, 10 внуков и правнуков.

Биография Заболоцкого ❤️ | Сочинение

Заболоцкий Николай Алексеевич — русский поэт, переводчик, автор поэтического перевода «Слова о полку Игореве», создатель так называемого «мусорного стиха».

Детство и образование

Поэт Заболоцкий Николай Алексеевич родился 24 апреля 1903 года под Казанью в семье агронома и учителя. Его детство прошло в Кизической слободе под Казанью. Литературный талант Заболоцкого проявился уже в раннем возрасте.В третьем классе школы он делал рукописный журнал, в котором помещал свои стихи.

В 1913 году Заболоцкий поступил в реальное училище в Уржуме. Поэт увлекается химией, историей, рисованием, открывает для себя творчество Блока.

В 1920 году Заблоцкий поступил на медицинский факультет Московского университета. Однако через полгода он бросает учебу и возвращается домой. Вскоре он переехал в Петроград и поступил в Педагогический институт имени Герцена на отделение языка и литературы.В 1925 году

окончил среднюю школу.
Творческая деятельность

В 1926 – 1927 годах Николай Алексеевич служил по призыву в Ленинграде, был членом редакции военной стенгазеты. Именно в это время Заболоцкий смог усовершенствовать свой, неповторимый поэтический стиль.

Краткая биография Заболоцкого была бы неполной без упоминания о том, что в 1927 году вместе с другими писателями он основал Союз настоящего искусства, в который вошли Д. Хармс, А. Введенский, И.Бахтерев. В том же году Николай Алексеевич устроил в Ленинграде отделение детской книги ОГИЗ.

В 1929 году вышел первый сборник поэта – «Столбцы», вызвавший неоднозначную реакцию критиков. В 1933 году было опубликовано стихотворение «Торжество земледелия», в котором автор затронул многие философские и нравственные вопросы. Вскоре Заболоцкий начинает работать в детских журналах «Чиж» и «Ежик». В 1937 году вышел его сборник «Вторая книга».

Заключение. Возвращение в Москву

В 1938 году Николая

Заболоцкого, в биографии которого ранее не было проблем с законом, арестовали, обвинив в антисоветской пропаганде. До 1943 года поэт находился в лагерях сначала под Комсомольском-на-Амуре, затем в Алтайлаге. С 1944 года Заболоцкий жил в Караганде, где закончил работу над переложением «Слова о полку Игореве».

В 1946 году Николаю Алексеевичу разрешили вернуться в Москву. В том же году восстановлен в Союзе писателей.Вскоре поэт перевел стихотворение Руставели «Витязь в тигровой шкуре». В 1948 году вышел третий сборник стихов Заболоцкого «Стихотворения».

Последние годы

С 1949 года Заполоцкий, опасаясь реакции властей, почти не писал. Лишь с началом «хрущевской оттепели» поэт вернулся к активной литературной деятельности. В 1957 году вышло наиболее полное собрание произведений Заболоцкого.

Первый инфаркт в 1955 году подорвал здоровье поэта.14 октября 1958 года Николай Алексеевич скончался от второго инфаркта. Поэта похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

Интересные факты
    В творчестве Заболоцкого 40-е годы стали переломными – поэт обратился от авангардных произведений к классическим философским стихам. Николай Алексеевич является крупнейшим переводчиком грузинских поэтов – Ш. Руставели, Д. Гурамишвили, В. Пшавела, Гр. Орбелиани, А. Церетели, И. Чавчавадзе. Заболоцкий также переводил произведения итальянского поэта У.Саба, оформил перевод книги Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» для детей и другие. В 1930 году Заболоцкий женился на Екатерине Васильевне Клыковой, выпускнице Петербургского пединститута. У них было двое детей. На Заболоцкого неизгладимое впечатление произвели произведения Циолковского, раскрывающие идею многообразия форм жизни во Вселенной. Кроме того, Николай Алексеевич увлекался работами А. Эйнштейна, Ф. Энгельса, К. Тимирязева, Г. Сковороды, Ю.Филипченко, В. Вернадский, Н.

Мои первые стихи: 12 замечательных поэтических книг для детей от 0 до 4 лет

Иногда забывают, что многие замечательные книги, которые мы читаем детям, особенно младенцам, малышам и дошкольникам, на самом деле являются поэзией. С ритмом и рифмой истории, которые разворачиваются на страницах этих книжек с картинками, часто являются их первым знакомством со стихами. Чтение поэзии имеет множество преимуществ для развития навыков ранней грамотности, включая развитие и распознавание ритма, интонацию и высоту голоса, навыки запоминания, самовыражение и расширение словарного запаса.Я собрал 12 отличных поэтических сборников для самых маленьких детей — некоторые из них представляют собой рифмованные сказки с отдельными сюжетными линиями, а некоторые представляют собой сборники стихов, и все они станут прекрасным дополнением к семейной библиотеке.

  • Хайку Бэби

    Бетси Э. Снайдер

    Эта милая настольная книга содержит сезонные развороты с хайку, представляющие собой отличное введение в японскую поэтическую форму, состоящую из 17 слогов в схеме 5-7-5.Каждое хайку представляет часть мира природы ребенка, включая солнце и воду. Формат с вкладками позволяет вам и вашему ребенку быстро находить определенные страницы.

  • Лиса в носках

    доктора Сьюза

    Книги доктора Сьюза известны своими глупыми словами и замечательными рифмами, и эта сокращенная версия Лиса в носках является прекрасным введением в классического автора.С яркими иллюстрациями, простым текстом и скороговорками эта прочная картонная книжка (идеально подходит для маленьких ручек!) заставит малышей смеяться вместе со своими родителями и над ними, когда они пытаются обернуть язык вокруг слов. (Ищете еще один хороший способ познакомить вашего маленького читателя с миром Сьюза? Попробуйте О, детка, места, куда вы отправитесь! , адаптацию классического произведения доктора Сьюза Тиш Рэйб. )

  • Маленькие стихи для маленьких ушек

    Лин Оливер, иллюстрация Томи ДеПаоло

    Этот сборник из 23 оригинальных стихотворений подчеркивает радость и чудо знакомства с миром, что делает его чрезвычайно удобным для детей.От счастливых рисунков ДеПаоло до коротких стихов Оливера о детстве — это живое чтение вслух, которое служит прекрасной первой книгой стихов.

  • Снежный неподвижный

    Холли Сурплис

    Эта очаровательная настольная книга похожа на Бэмби, но лучше. Маленький олененок отправляется в свежий снегопад, чтобы исследовать лес.Эта восхитительная книга с нежными акварельными иллюстрациями и уютной атмосферой является идеальным введением в поэзию.

  • Лама Маленькая библиотека ламы

    Анна Дьюдни

    Эта коллекция из четырех небольших книжек знакомит юных читателей с милым персонажем Ламой Ламой, созданной Анной Дьюдни.Книги очень короткие и содержат простые занимательные стишки, которые идеально подходят для детей младше двух лет. Иллюстрации выполнены в классическом милом стиле серии Llama Llama .

  • Не будешь ли ты моим соседом?

    Фреда Роджерса, иллюстрации Люка Флауэрса

    Все мои дети обожали Район мистера Роджера , когда они были маленькими.Эта настольная книга оживляет музыкальную тему из любимого телешоу. Если ваш дошкольник является поклонником сериала, ему также понравится игра «Это ты мне нравишься », которая разделяет убеждение мистера Роджера в том, что каждый ребенок уникален.

  • Шляпа драконов

    Викрам Мадан

    Возможно, ваш дошкольник еще не готов взяться за книгу Шела Сильверстайна, но эта отмеченная наградами книжка с картинками — отличное введение в мир дурацкой поэзии.С его забавными персонажами и смехотворными стихами дети будут в шоке от чтения.

  • Экскаватор, Бульдозер, Самосвал

    Хоуп Вестергаард, иллюстрировано Дэвидом Слонимом

    Если ваш ребенок помешан на грузовиках (как мои оба!), эта книга идеальна для совместного чтения. Он содержит 16 стихотворений, посвященных работе и механике различных транспортных средств. На забавных иллюстрациях изображены дети, управляющие машинами, а Слоним придает грузовикам индивидуальность, изображая фары, бамперы и другие детали. Кроме того, как человек, у которого есть и мальчик, и девочка, любящие грузовики, я оценил тот факт, что половина машин называется «он», а половина — «она».

  • Сокровищница детской поэзии ХХ века

    выбрано Джеком Прелуцки, иллюстрировано Мейло Со

    У Прелуцкого довольно много сборников детских стихов, и все они — отличный выбор.В него вошли 211 стихотворений 1900-х годов — когда детская поэзия, по словам Прелуцкого, перестала быть такой приторно-сладкой и снисходительной по отношению к детям — 137 разных поэтов. Большая часть сборника оптимистична, а акварельные иллюстрации Со действительно оживляют стихи. Изучив эту книгу, ознакомьтесь с The Random House Book of Poetry for Children , куратором которой также является Прелуцкий.

  • Крик!: Ревущие маленькие стихотворения

    Брода Багерта, иллюстрации Сатико Йошикавы

    Сборник из 21 стихотворения Багерта особенно подходит для маленьких детей, потому что он пишет об их мире энергично и весело, часто вдохновляя читателя на действия.Красочные иллюстрации Йошикавы показывают, как дети веселятся, много улыбаются и воспринимают движения.

Примечание редактора: эта статья была первоначально опубликована в 2017 г. и обновлена ​​в 2021 г.

Аднан Рашид — История африканских рабов-мусульман в Америке • Мусульманский центр

© Мусульманский центр — Никакая часть этой стенограммы не может быть скопирована, упомянута или передана каким-либо образом.

Стенограммы создаются автоматически, поэтому будет неточным. Мы работаем над системой, позволяющей добровольцам редактировать стенограммы, и надеемся запустить ее до Рамадана 2022 г., iA

.

00:00:00 —> 00:00:03

Язык, на котором мы живем сейчас.

00:00:04 —> 00:00:04

Так

00:00:06 —> 00:00:08

мы все можем опубликовать некоторое время Вы продолжаете Да.

00:00:10 —> 00:00:46

Хорошо, на нижнем символе статуса.Итак, сегодня мы поговорим о рабах-мусульманах в Америка, что там были похищенные мусульмане, которые были порабощены из Африки. И такие места, как В частности, в Западной Африке и доставлены в Америку. И их борьба, их жизнь — это что-то который, к сожалению, в значительной степени потерян в истории. Итак, это то, что, иншаллах, мы хотим выделять. И это будет источником вдохновения для многих и многих людей. Так я знал

00:00:48 —> 00:00:51

в качестве введения в эту тему, пожалуйста, начните.

00:00:52 —> 00:00:54

Хорошо, это был мой

00:00:55 —> 00:01:11

брат и сестры. Большое спасибо за то, что были терпеливы с нами. У нас были технические неполадки. Теперь мы вернулись на курс. И я благодарю тебя, брат Севилья, за приглашение выступить с этим важная тема, которой часто пренебрегают и недостаточно изучают.

00:01:12 —> 00:01:16

И, Муслим, не могли бы вы вынуть наушники, может быть, так будет проще.

00:01:18 —> 00:01:22

я знаю. Мне намного лучше. Хорошо.

00:01:23 —> 00:02:15

Так часто очень недооцененная тема и недостаточно изученная. И тема такая, Мусульмане в Америке, вообще, мусульмане в Америке, и африканские мусульмане в частности, в Америке мы имеем дело с Современные африканские мусульмане, в частности мусульмане, пришедшие из Африки, верно? Если вы посмотрите на мусульман в Америка, это очень широкая история, которая имеет дело с множеством людей из разных мест, приехавших в Америка в разное время.И начинается она с самого открытия Америки. Насколько Европейцы обеспокоены. Мы знаем, что Христофор Колумб высадился в Америке или в Америке, верно? В 1492. И с тех пор многие мусульмане из исламской Испании, которых позже назвали мориско, также

00:02:15 —> 00:03:06

приехал в Америку. И о них пишут истории. Таким образом, существование мусульман в Америка такая же ранняя, как и сама Америка, ладно, или открытие самой Америки. Но сегодня мы собирается поговорить об атлантической работорговле, из-за которой сотни тысяч мусульман были похищены из Африки, и нас перевезли через Атлантический океан в Америку.Когда я говорю Америка, я имею в виду Северную Америку, Центральную Америку и Южную Америку. Таким образом, все эти регионы были в основном заполнен мусульманами, прибывшими преимущественно из Западной Африки. Теперь вопрос в том, что Эти африканские мусульмане делали в Америке? Как они там оказались? Их действительно похитили

00:03:06 —> 00:03:20

как я уже говорил ранее, атлантическая работорговля была в основном одним из самых варварских эпизодов в человеческая история. Хорошо, это началось где-то в середине

00:03:22 —> 00:03:52

15 век, скажем 1450-е. И так продолжалось еще 400 лет до 1850-х годов, пока не было полностью отменены и объявлены вне закона, а также объявлены незаконными западными странами, которые предавались этому за более 100 лет. Так были голландские купцы, были португальские купцы или торговые суда, по всему Атлантическому океану велась большая коммерческая деятельность. А после обнаружения Америка,

00:03:53 —> 00:04:44

была необходима рабочая сила, чтобы в основном использовать только что открытую землю.Родной По словам поселенцев того времени, американцы оказались плохой рабочей силой. Так что им нужны были коренастые, большие люди, которые хотят работать, и их заставят работать. Вот и пришли на ум африканцам некоторые из этих Европейские авантюры, вот они и нашли решение. Итак, что они сделали, так это то, что они пришли из Европы в Западную Африку, они покупали бы рабов в больших количествах, они бы парковали корабли с рабы что ли? рабы очень часто становились жертвами войн. Они стали столицами войн или иногда их просто похищали из их домов. Итак, поскольку торговля рабами началась,

00:04:44 —> 00:04:59

Европейцы очень заинтересовались работорговлей при покупке рабов. Некоторые из африканцев, они начали чтобы удовлетворить этот спрос на рабов, похищая африканских братьев и сестер. Так что это реальность что нельзя отрицать. Несмотря на то что

00:05:00 —> 00:05:15

Некоторые люди пытаются это отрицать. Но в конце концов, это европейцы кормили работорговля.Итак, многие из этих людей были похищены. На протяжении этих четырех столетий я упоминается с 1415 по 1850-е годы, верно?

00:05:17 —> 00:06:06

И сотни 1000 человек, есть оценки, что минимум, по крайней мере 12 миллионов человек были взятых из Африки за эти четыре века, и по крайней мере миллион из них, по крайней мере миллион из этих 12 миллионов человек были мусульманами. Хорошо. Так что цифры, конечно, наши консервативные цифры может достигать 100 миллионов человек 100 миллионов человек, похищенных, купленных в рабство Европейцы, преимущественно и переправленные через Атлантический океан в Америку и обращенные в рабство в Северной Америке, в Центральной Америке и в Южной Америке.Правильно. Итак, это резюме. Это это введение в проблему, о которой мы будем говорить сегодня. Вопрос в том, как

00:06:06 —> 00:06:21

Мусульмане-африканцы-мусульмане вообще оказались в Америке? Так что это ответ. Атлантическая работорговля, возник кровавый треугольник. Кровавый треугольник очень хорошо известен тем, кто изучить историю атлантической работорговли.

00:06:23 —> 00:06:24

В общем, что это был за прямоугольный треугольник

00:06:26 —> 00:07:16

корабли начнут свое путешествие из Ливерпуля, они придут в Западную Африку.И они бы продали товары африканцам, а взамен они покупали рабов в больших количествах в 1000-х годах. И они наполняли корабли рабами, иногда помещая их в места размером шесть на два, если нет, шесть на три, шесть футов на два фута, в основном столько места, сколько нужно человеку, чтобы чтобы они в таком положении лежали в цепях, часто травмируясь надетыми кандалами они часто бывают, знаете ли, Фред, в таком положении, что часто даже облегчают себе жизнь в этом должность.Так что вонь будет совершенно невыносимой, потому что этих людей будут держать в этом

00:07:16 —> 00:08:03

положении в течение нескольких недель, прежде чем их выпустят на палубу и расслабят мышцы для пока. И омоют их морской водой, и посадят обратно в темницу в подвал кораблей. Так что картина совершенно ужасная. Когда вы действительно читаете истории. Ты разве ты не понимаешь, как люди могут делать это с другими людьми, верно?И это происходило для 400 лет люди говорят о Холокосте. Мы поговорим о массовых убийствах и геноцидах, которые произошло в 20-м и 21-м веках. Но люди часто забывают об одном из величайших геноцидов в истории человечества. Повторяю, один из величайших геноцидов, один из самых жестоких и

00:08:03 —> 00:08:09

варварский геноцид в истории человечества, назывался атлантической работорговлей,

00:08:10 —> 00:08:34

полностью финансируется, поддерживается и управляется европейскими державами.В частности, европейские колониальные державы Португальцы, британцы, голландцы, французы — все были в этом заинтересованы. Они покупали рабов на Западе. Африка, человеческое имя, они называют их рабом, человеческим грузом, они называют их грузом, они были груз, они будут застрахованы. И их очень часто сбрасывали в море.

00:08:35 —> 00:08:54

В основном, для получения страховки, правильно, что бы быть застрахованным. И когда некоторые из этих рабов заболели, когда они получили ранения, кости были сломаны из-за оков, в которых они были, они выбросили бы в море.И тогда эти купцы потребовали бы страховки со стороны рабы.

00:08:55 —> 00:09:41

Таким образом, кровавый треугольник состоял из кораблей, которые отправлялись из Ливерпуля и прибывали в Западную Африку. такие страны, как Сьерра-Леоне, Гана или, знаете, Гвинея, например, Сенегал, это страны, которые покупали рабов преимущественно у. Так что они покупали рабов, и они продавали товары, привезенные из Британии, а затем этих рабов переправят через Атлантику.То рабов, тогда их продали бы американским покупателям, которые были бы готовы платить солидные деньги на эти таки большие мужчины идут или женщины конечно, выходцы из Западной Африки, здоровые люди, и их отправят на плантации и другие работы, в основном в сельское хозяйство. И много таких

00:09:41 —> 00:09:59

рабов убивали в течение четырех лет, ладно, средняя продолжительность жизни мужчин составляла четыре года, они умрут в течение четырех лет, работая до смерти на сахарных плантациях, потому что рабочая нагрузка была очень, очень, очень жарко.Итак, это краткое изложение того, что происходило в течение 400 лет.

00:10:00 —> 00:10:22

С 1415 по 1850 гг. На протяжении всего этого периода многие африканцы-мусульмане, некоторые из них были учеными, мужчины, люди, изучавшие классические тексты ислама в соответствующих учреждениях, некоторые из них даже королевских особ, принцев похищали, так как они попадали в плен в войнах между африканскими государствами и африканскими

00:10:23 —> 00:11:11

княжества, их бы захватили, а потом продали бы.Несмотря на статус внутри Африка, их бы продали этим европейским работорговцам. И есть несколько экзаменационных примеров, мы будем будет обсуждать новый курс. Так что по крайней мере миллион из них, если число, вероятно, миллион, если не 100, может быть, ученые-специалисты утверждают, что число где-то между 12 миллионами человек существ до 100 миллионов человек, это может быть число от 12 миллионов до 100 миллионов человек, ладно. И не менее 10% этих рабов, как минимум, если не больше, некоторые говорят даже 30%.Правильно? Не менее 10% этих рабов или похищенных людей, захваченных в Африке

00:11:11 —> 00:11:56

из Африки, они были мусульманами, практикующими мусульманами, и мы находим доказательства и то, что осталось в форма их одежды, форма их писаний, рукописи, которые они оставили, и его можно найти и в американских музеях, и в частных коллекциях, а в некоторых музеях даже в южной части Африки, страдающих в Южной Америке и Центральной Америке.Итак, одна книга, которую мы настоятельно рекомендуем для всех, прежде чем мы начнем, мы рекомендуем прочитать эту книгу всем. Те из вас наблюдая за этой прямой трансляцией, пожалуйста, купите эту книгу или возьмите ее в руки. Это книга, документирующая историю. Я рассказываю в очень, очень коротком видео. Что это за книга

00:11:56 —> 00:11:59

брат Сэмюэл, ты можешь показать это нашим зрителям?

00:12:00 —> 00:12:46

Ладно, это книга.Книга называется «Слуги Аллаха, рабы Аллаха». И мы поговорим о человеке, который там изображен на обложке. Хорошо, его зовут Джоб, Бен Соломон, и автор этой книги Сильвиана Эд прочь. Так что если приблизить книгу поддержкой, чтобы люди действительно можно прочитать имя автора. Ладно, Сильвия Сильвиан. Хорошо. Он увидел рекламу Sylvian ad off автор из Америки из США. Она написала эту прекрасную, удивительную книгу под названием служителей Альянса, он документирует историю рабов-мусульман, похищенных из Африки и перевезены через Атлантику.Начнем с человека, который изображен на обложке. Они

00:12:46 —> 00:12:47

самый

00:12:49 —> 00:13:11

известное или самое узнаваемое лицо ислама в Америке — одно из самых узнаваемых лиц ислама в Америке. Этим человеком был мин YouTube Сулейман Диалло. Ладно, ты фильм Бена на авто или тоже известный как работа Бен Соломон, работа, Бен Соломон, в

00:13:12 —> 00:13:45

американская история, ладно.Он был из Сенегала, нынешнего Сенегала. И он был знатоком Ислама. Это был молодой человек, похищенный в 1730-х, начале 1730-х годов, переправленный через Атлантику и проданный в рабство, когда его поймали и продали в рабство. Его покупателем был некий капитан Пайк. И это Соломон сказал капитану Пайку, ты был Соломоном, что его отец может заплатить

00:13:46 —> 00:13:48

приличные деньги за это?

00:13:49 —> 00:13:49

И

00:13:51 —> 00:13:55

в основном, огромный Соломон.Все они максимально использовали его,

00:13:56 —> 00:14:10

Вы знаете, максимально использовал свою грамотность. Он был неграмотным человеком. Он был очень, очень грамотным человеком. Он был ученым человеком. Он был принцем. Он получил высокое качество образования от своего отца, который оказался королем своего княжества. И,

00:14:11 —> 00:14:38

эм, тебя, Билла Соломона, поймали некоторые из его противников, и он был продан этому капитану по имени Стивен Пайк.Хорошо, кто был капитаном корабля под названием Арабелла Хорошо, потому что Диабло предложил щучьи деньги в обмен на его свободу. Двое других сказали Пайку Капитану Пайку, что мой отец может хорошо заплатить за мою свободу. Так,

00:14:39 —> 00:14:59

щука согласился, и Соломон отправил посыльного к отцу, чтобы заплатить деньги, но к тому времени, когда они вернулись в освободив его, Арабелла уже покинула порт. Правильно. Таким образом, вы были проданы Соломану американцу

00:15:00 —> 00:15:45

Владелец.А позже он написал письмо своему отцу на арабском языке из Америки из Мэриленда, он был продан на плантации в нынешнем Мэриленде. В Америке. Он написал это письмо своему отцу, прося его освободить его или освободить от этого рабства. И письмо было отдано другому рабу торговец, так что письмо может прийти к капитану Пайку, который может взять письмо обратно в Сенегал и каким-то образом достать письмо отцу Соломона, когда у тебя есть письмо, так и не дошедшее до него, к сожалению, Африка, но он добрался до Лондона, добрался до Лондона.Итак, в Лондоне, когда письмо было обнаружено, оно было прочитано. И люди, прочитавшие письмо, очень заинтриговались и сократили длинную историю.

00:15:45 —> 00:15:46

короткая,

00:15:47 —> 00:16:25

Вы имеете в виду, что Соломон был освобожден из рабства от этих ученых в Лондоне, которые приехали читать его письмо, и они были впечатлены его знанием арабского языка? И они знали, что это не просто обычный раб ученый человек, он ученый, а ты был Соломоном, купленным у своего хозяина или своего господина в Америке, и его привезли в Лондон, или вы жили в Лондоне почти, знаете ли, два-три часа. годы.И он часто ходил по улицам Лондона. Он был знаменитостью или известной знаменитостью в Лондон, он встречался с королевской семьей, проводил с ними время и даже помогал

00:16:28 —> 00:17:13

сэр Ханс Слоан, сэр Ханс Слоан, чья частная коллекция легла в основу Британского музея, Британская библиотека и Музей естественной истории. Соломон помог ему перевести некоторые арабские документы, находящиеся у него. Соломон был тем, что ты стал знаменитостью за одну ночь в Лондоне, и он написал три экземпляра Корана по памяти, пока был в Лондоне.Итак, если вы посмотрите, если вы посмотрите в, если вы посмотрите на его фотографию, опять же, на обложке книги, Соломон был вы видите копию Корана на его шее, если вы поднимете Да, вы можете увидеть копию, свисающую с его шеи, он был носил этот экземпляр Корана, который он написал собственноручно по памяти. Так из его памяти в

00:17:13 —> 00:17:59

человек, когда вас продали в рабство, затем освободили какие-то ученые в Лондоне и привезли в Лондон, а затем был переведен на перевод нескольких арабских рукописей из коллекции Британской библиотеки. а позже, разумеется, освобожденный, и он мог вернуться к себе домой.В 1734 году он вернулся и не нашел ничего особенного. К сожалению, его отец погиб на войне, как ему сказали, и его жена пропала, вся его семья была перемещена. И это были хаотические времена в Африке на время, из-за в первую очередь из-за этой злой работорговли. Это вызывало много беспокойства на территории Западной Африки. Поскольку таких рейдов было много, многие люди

00:17:59 —> 00:18:05

борьба заключалась в том, чтобы приобрести рабов, чтобы накопить огромное количество рабов, чтобы они могли продать его и стать богатым.

00:18:07 —> 00:18:14

Итак, это краткая история Соломона на YouTube, я не отдал ему должного.

00:18:16 —> 00:18:58

По его истории есть книга, опубликованная издательством Оксфордского университета. это титул удачливого раба. Книга называется «Счастливый раб». Это биография Соломона. будучи YouTube, пожалуйста, достаньте эту книгу. И вы можете получить более подробную информацию о Филемоне и его местонахождение в Великобритании, в Лондоне.И когда он гулял по улицам Лондона в его тюрбан и исламская одежда, и он стал знаменитостью. Поэтому люди будут думать, что мусульмане просто появился в Америке, в 60-х в 70-х годах. И точно так же на Британских островах, они ошибаются. Мусульмане очень положительно

00:18:59 —> 00:19:17

долгосрочное присутствие на британском политическом, литературном и интеллектуальном ландшафте. повторяю, т. Мусульмане имеют очень, очень долгое наследие в Британии, когда дело доходит до литературы.

00:19:19 —> 00:19:59

грамотность и другие взносы, верно.И точно так же в Америке, как только Америка была были обнаружены, мусульмане существовали с самого начала, в самых основаниях Американская цивилизация. И я планирую в будущем лекцию, где я буду говорить об исламе и Америка, точно так же, как я говорил об исламе и Британии. Вы можете найти эту лекцию на моем YouTube канал. Я буду читать еще одну лекцию об Исламе и Америке, и я буду говорить о рабах и как они изменили ситуацию. Итак, есть и другие примеры, но пока я продолжаю, есть книга, сделайте вы хотите что-то сказать вы хотите сделать вы хотите что-то уточнить? Нет.

00:20:00 —> 00:20:21

Но я хотел просто подчеркнуть, что у меня такая же реакция, как и у многих людей в аудитории, которые просто изумлен тем, что я имею в виду западноафриканским принцем в рабстве, который отправляется в Великобританию, а затем фактически смешивается с высшим

00:20:22 —> 00:20:28

аспекты общества. И, знаете, это что-то невероятное, если подумать, это какой 18 век, верно.

00:20:31 —> 00:21:09

И он, и он трижды писал Коран по памяти. Знаете, это действительно невероятно. И одна из вещей, которую я только что хотел подчеркнуть, заключается в том, что многие из наших американских братьев являются людей в черном сообществе, мы знаем, что они обращаются в ислам в больших количествах по сравнению с другими люди в Америке. И это то, что будет для них источником вдохновения, что их кровь, вероятно, из мест в Африке, которые были преимущественно мусульманскими или нет.Это тоже кое-что, что я просто хочу спросить у вас, знаете ли, с точки зрения рабства.

00:21:11 —> 00:21:50

Мы хотим снова затронуть эту тему. Но я хотел задать себе очень простой вопрос о том, что они обращались с рабами как с чистым человеческим грузом. Так что речь шла не просто о том, ну, ладно, мы будем продолжать их именно таким образом. Это, мы собираемся получить страховку, потому что там сломаны руки, но западные африканцы известны. Я имею в виду, вы путешествовали по всей Африке за последнее десятилетие.Так что, может быть, может быть, вы поправите меня, если я ошибаюсь. Но насколько я понимаю Западную Африку, которая преимущественно Мусульмане, это место с самым большим телом, люди с самым большим телосложением с самые большие высоты. Так, например, Сенегал, Нигерия, мы вместе ездили в Нигерию, люди были

00:21:50 —> 00:22:03

огромный, да? Так что женщины и мужчины на самом деле высокие, по сравнению, скажем, с Малави или другими регионами. Так поэтому они были нацелены? Они нацелились на этот район из-за размера людей. там.

00:22:04 —> 00:22:09

Возможно, нет сомнения, что западные африканцы, переправленные через Атлантику, были

00:22:11 —> 00:22:36

желанный, очень желанный из-за оправ из-за телесности физиологии скорее, правильно? Они были физически огромными. Вы знаете, даже если вы посмотрите на сегодняшних западноафриканцев, таких как Фулани люди, люди мандинго, например, они были очень, очень, они были очень, очень желанный.В Америке, из-за этих сахарных плантаций, для работы требовались сильные мужчины.

00:22:38 —> 00:23:15

через эти тяжелые обстоятельства и условия. И поэтому представьте себе 20-25 лет Мужик-мандинго, может быть, шесть с половиной футов ростом, очень крутой парень, крутой на вид большой, большой. мускулистый человек, он будет работать до смерти в течение четырех лет. Что он мог? Что он мог? возможно, сделать так, чтобы он умер в течение четырех лет, вот в чем вопрос, верно? Так что в среднем было около продолжительность жизни этих рабов составляла около четырех лет, поэтому с ними нужно было работать.И их деньги пришлось бы вырабатывать в основном из них

00:23:16 —> 00:24:01

в течение этих четырех лет, так вот как эти работорговцы и владельцы сахарных плантаций, они измерил значение, чем сильнее человек, чем сильнее раб, тем выше значение. Это почему, когда они увидят, что некоторые из них получили ранения по пути в Америку. Некоторые из них получили ранения из-за кандалов, из-за места их поставили шесть на два. И видимо из-за этого у них были язвы на теле, потому что они были забиты в очень-очень маленьком пространстве.И их поставили на дрова их не клали на матрацы или какую-либо мягкую поверхность. Скорее, они лежали на деревянные доски, да? И это вызвало бы язвы на теле, и раны на теле были бы заражены. И

00:24:01 —> 00:24:47

из-за этого многие из них заболели и будут брошены в море. Есть книги, написанные на эту тему атлантическим рабством. You Thomas you Thomas очень стандартная книга вы можете прочитать автора по имени Хью Томас.Он написал книгу под названием «Работорговля в Атлантике». это, и вы увидите в реальности. Хм, есть еще один, который я держу здесь, опубликованный читателем рабства по маршруту, по маршрутному уступу. Маршрутная пресса представляет собой сборник статей отличные статьи об атлантической работорговле. Поэтому вы должны изучить эту тему, чтобы понять, насколько жестокими могут стать люди из-за к жадности и, а они устремления знаете ли, хотя и неуместные, и очень злые стремления, но они

00:24:47 —> 00:25:00

может причинить большой вред другим людям.Если они не следуют установленным моральным ценностям, если они этого не делают, если они верят в бога не правильно, правильно. Потому что многие из этих людей христиане. Все из этого

00:25:00 —> 00:25:27

Все это люди брали. Я не говорю, что христианство тоже вызывает, христианство каким-то образом не предотвратить эту катастрофу 400 лет. Так продолжалось 400 лет. И большинство людей участвовали христиане, верно? Конечно, даже отмены. Отмена работорговли также была вы знаете, продвигаемые христианами позже такими людьми, как Уильям Уилберфорс и Джон Ньютон, которые сам был

00:25:28 —> 00:26:15

работорговец когда-то и он заставил каяться, каяться, каяться и даже написал стихотворение, под названием Удивительная благодать, Удивительная благодать в этот момент, Джон Ньютон, который в основном раскаялся и стал аболиционист.Так что есть обе стороны. Но да, к сожалению, 400 лет Невероятно, как эти, эти катастрофы и жестокости продолжались. Переходя к некоторым другим персонажам, о которых мы хотим поговорить про очень быстро мусульман, афро мусульман в америке был еще один очень интересный персонаж называется основным сайтом Омара. Рис родился во втором Сенегале, если вы введете его имя в Google, вы увидит его фотографии фактической фотографии, не так ли? Он родился в Сенегале в 1770 году.

00:26:15 —> 00:27:01

известный персонаж.Летом 1863 года газеты Северной Каролины сообщили о смерти бывший психиатр. Его звали, его звали или он был известен как дядя Марио, дядя Марио, правильно. И он был практикующим мусульманином. Он изо всех сил пытался практиковать свою веру, хотя его считали обратился в христианство, но он не очень хорошо обратился. Ему дали Библию и некоторые этих рабов-мусульман, чтобы пройти через трудные обстоятельства, с которыми они столкнулись. они они притворялись, что стали христианами, притворялись, да? Они, они, они в основном произвели впечатление хозяевам и хозяевам, что ладно, они склонны к христианству, чтобы облегчить жизнь.

00:27:01 —> 00:27:45

Итак, Омар бин Сола, простите, Омар бин Сайд известен чем-то подобным. Ему дали Библию, его личная Библия сохранилась до сих пор. Находится в коллекции в Америке. И на самой первой странице Библия, есть салават на Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, нет, вы можете себе представить христианина читать Библию? Правильно и писать Салават на пророка Мухаммада Салаллаху Салам. Так что он был пытался сказать, что, поскольку эти люди не умели читать по-арабски, он писал по-арабски внутри его библейский салават на Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, поэтому он скрывал свою мусульманскую веру, хорошо, от этих христианских двойников, чтобы его не преследовал и не ожесточал его хозяин, а его

00:27:45 —> 00:27:51

сосед.Так что таких примеров гораздо больше. Я имею в виду, вообще говоря, есть так много свидетельства.

00:27:52 —> 00:28:07

И так много сообщений об африканских мусульманах, пытающихся выжить как мусульмане в этих крайне враждебных условиях. обстоятельства, крайне враждебные обстоятельства, и как им это удалось.

00:28:08 —> 00:28:22

Сильвеон в своей книге приводит абсолютно захватывающие подробности и доказательства. В этом отношении. Она документирует множество примеров, когда мусульмане в основном пытаются молиться.Там есть показания было в основном

00:28:24 —> 00:28:33

Мусульманин по имени Билл Али из Гвинеи. Его звали Билл Али, правильно. И он был из Гвинеи. И ты знаете, в Америке он написал документ

00:28:34 —> 00:29:23

это произошло из одного из классических произведений 11 века. И этот документ был Первоначально автором был исследователь ислама из музея чая Ибн Абу Зейд, Алтай Ронни. Итак, Билл Али в США написали 13-страничный документ, часть нашей работы по 10 веку музей Абана, Абу Зубайда, Кара Хуана, хорошо.Оно было написано на бумаге, произведенной в Италии для рынка Северной Африки, что поднимает интригующие вопросы о том, как он его приобрел. Не исключено, что внизу он держал его при себе, он принес ее с собой, а может, и сам написал. Но это был мусульманин из Гвинеи, который копировал классические произведения свои классические исламские произведения, известные только ученым. Это не

00:29:23 —> 00:29:59

мирянин. Это ученый из Америки, пишущий классический текст по исламу на 13 страницах, верно.И текст исходит из 10 века от ученого из Туниса Ибн Абу Зейда, альтаира один, это пример, да? Также есть и другие примеры поста мусульман, и эти свидетельства были в основном подавляли другие рабы, рабы-христиане, наблюдали. Мусульмане делают все это правильно. Был еще один очень известный раб, который ходил по улицам Вашингтона, округ Колумбия. Его имя был

00:30:00 —> 00:30:48

Яро Махмуд, Ярроу Махмуд, или, возможно, Ярроу, Мохамуд, еще один видный мусульманин, был взят в плен. из Гвинеи в 1752 году, когда ему было около 16 лет, после 44 лет рабства был освобожден и куплен дом в Вашингтоне, округ Колумбия, Махмуд был своего рода знаменитостью, которую часто видели и слышали на улицах, воспевая хвалу Богу и беседуя с ними.Правильно говорить с Богом, может быть, делать искусство для Аллаха. Хорошо, часто слышно громко на улицах Вашингтона, округ Колумбия. Это Яра Махмуд, которая была вывезен из Гвинеи в 1752 году. Прямо в 16 лет, и ислам никогда его не покидал. Это 16 лет которого похитили, когда ему было 16 лет. Он не отказался от ислама, несмотря на всю проповедь

00:30:48 —> 00:31:12

Христианство, все христианские проповедники, мастера и миссионеры, духовенство и идущие в церкви, и все это не обратило его в христианство, похищенного в 16-летнем возрасте, оставался мусульманином до самой смерти.На самом деле, есть сообщения о нем, что он говорил: не пей и не ешь Пог в принципе расскажет

00:31:13 —> 00:32:02

люди в Вашингтоне, где он жил, считают, что не пить алкоголь — это плохо. И не ешьте свинью свинью свинина, свинина. Другими словами, он даже проявлял силу в своих небольших возможностях. Итак, ваше настроение или ваш Махмуд выполнял Дава в своих слабых способностях в этих экстремальных обстоятельствах. Это наследие афроамериканцев. Это то, на что должны равняться афроамериканцы.Это то, что им нужно копать глубже. Это то, что им нужно осознать. Вот почему они должны понять, почему они приходят к исламу в таком большом количестве, это часть ДНК. Ислам был первоначальной религией, многие из их, не все, конечно, сотни из 1000 ваших предков были африканскими мусульманами. Итак, этот викарий

00:32:02 —> 00:32:46

вы делаете сегодня, приняв ислам или, вернее, вернувшись в ислам, не только от вакуум. Возможно, это глаза ваших предков, от которых вы произошли, они создавали Бога. или Аллах защитит нашу веру, наш Иман в этих крайне враждебных условиях и сделает наших детей Мусульмане делают наших детей мусульманами.Я почти уверен, что кто-то из этих людей сделал эти двери. И это почему так много афроамериканцев приходят в ислам и гонят толпами. Вы идете по улицам г. Нью-Йорк, пройдёшь по улицам других американских городов, увидишь чёрных африканцев, афро американцы, массово принявшие ислам. Это не случайно, братья мои. Это

00:32:46 —> 00:33:13

наследие ваших предшественников, ваших предков, которые были похищены в большом количестве из Африки и привезли в Америку вопреки желанию вопреки желанию.И, несмотря на все это, они все еще придерживаясь ислама. Есть еще один пример 14-летнего подростка, которого забрали из Африки. годовалый ребенок. Ладно, кто это был? Это полностью Малала. Хорошо.

00:33:14 —> 00:34:09

Например, похищенный в Мали, когда ему было примерно 1460 лет спустя, он все еще был строгим мусульманином, воздерживаясь от спиртных напитков и сохраняя различные жиры, особенно жиры Рамадана, писал его владелец, Джеймс Гамильтон Купер, так что он владелец, солидный владелец пилатеса.Хорошо. Был человек по имени Африканский человек взято из Мали. Его звали Солли Баллари. Взятый как 14-летний ребенок, это то, что я хочу, чтобы ты чтобы понять правдивость этих людей. Они любят ислам, несмотря на всю необычайность шансы, что они столкнулись с ними, не так ли? Посмотрите на его любовь к исламу. Этот человек был взят как 14 лет. 60 лет спустя пишет его хозяин, тот, кто владеет им в Америке, пишет свои

00:34:09 —> 00:34:52

зовут Джеймс Гамильтон Купер, он пишет, что до сих пор строгий мусульманин, воздерживающийся от спиртных напитков и пост в месяц Рамадан в возрасте 14 лет.Это наследие афроамериканцев. Это история Америки, Африки. И кстати, рабов-мусульман выделяли или отделяли от остальных африканских рабов. Ты знаешь почему? Из-за образования, которое мусульмане получили в Западная Африка. Это был очень бурный период в Западной Африке с точки зрения распространения ислама. обеспокоенный. Многие из этих людей из-за того, что они мусульмане, их научили читать и писать. и они ходили в семинарии, они ходили в Медину, в некоторых случаях они ходили в университеты.в

00:34:52 —> 00:35:00

случай Билла Али из Гвинеи, который написал текст 10-го века по памяти. Удивительно, что такое

00:35:00 —> 00:35:42

сказать вам, что пишет память не Коран, потому что Коран был написан многими, многими рабами, Коран, или вы, Билл Соломон, были одним из примеров. Но Коран был написан многими и многими рабами по памяти. Хорошо. И более поздние ученые до сих пор удивляются тому, сколько нейронов я имею в виду, сколько корейцев оказалось в Америке, потому что им не разрешалось носить книги, они были голыми, большинство рабов было совершенно голые, когда их забрали.Так что они написали эти токи из своих воспоминаний в Америка, пока они были рабами. Привет, мой брат. Это то, что мы обсуждали с вами сегодня. Они хлопают, они воздерживаются от свинины, они воздерживаются от спиртного, их

00:35:42 —> 00:36:28

сопротивление христианству и другим злым влияниям, с которыми они столкнулись в Америке. Хорошо. И все эти вещи, в основном, вы знаете, это увлекательно. Это потрясающе, эта история должна быть сказал, громче и громче мусульманин должен знать об этом, не так ли? Так что мы оставляем это здесь, потому что мы не хочу утомить вас подробностями.Но мы хотим, чтобы вы сделали это, мы в основном поместим ссылку на книга, так что вы не изо всех сил найти его. А мы поместим статью, написанную тем же автором, Сильвия реклама в Аль-Джазира или для веб-сайта Аль-Джазира, она написала статью, и она дал эти краткие сведения, тем из вас, у кого нет времени читать всю книгу, я

00:36:28 —> 00:36:58

настоятельно рекомендую вам прочитать эту статью, она дает вам хороший обзор некоторых событий но я очень и очень настоятельно рекомендую книгу рабам Аллаха Сильвии, ладно.И мы также даст вам ссылку на статью, и вы сможете читать друг друга. я думаю, мы остановимся там поддержка брата. Определенно. Так что jsoc шкафчик на нонпати за то, что очень трогательно. На самом деле там был один момент, когда, вы знаете, я был очень взволнован, вы сказали, вы знаете, он написал Салам на Пророк,

00:37:00 —> 00:37:13

знаете, в Библии. Итак, вы знаете, для всех, кто смотрит, где бы вы ни находились в мире и хамдулилла, я очень рад видеть, что одна из сестер на самом деле говорила, что она фулани сама, и она из Западной Африки.И есть

00:37:14 —> 00:37:17

люди со всего мира говорят об этом. Так что я просто хотел дать одно короткое сообщение.

00:37:19 —> 00:37:59

Если я не ошибаюсь, то Соломон был Фулани. А ты был Соломоном был Фулани. Так много Фулани и мирские НПО и другие племена и другие жители Западной Африки, как правило, западноафриканцы, они были принято правильно. И прежде чем я пойду очень быстро, я хочу напомнить всем, Google слайд-бин, извините, Омар bin и почитайте его док, его биографию, возможно, в Википедии, вы найдете много информации.Они также Google Ярроу, Махмуд Яра Махмуд, почему r r o w. Махмуд это мама UT, Google его имя вы найдете его биографию, а затем

00:38:00 —> 00:38:20

также работа Google Бен Соломон, работа, Бен Соломон, ты был набухшим человеком, желтый, желтый дил О, ты увидишь эти три биографии, и они очаруют тебя, и в книге их будет больше. иншаАллах. А вот и фото Омара

00:38:21 —> 00:38:28

и это его сочинение.Это сура Корана, которую он написал по памяти, Аллах Уокер, ниже

00:38:30 —> 00:38:46

челюсть ближе для вашего драгоценного времени. На следующей неделе мы снова будем в прямом эфире с другой темой. в связи с этим, мы хотим вернуться к этому с другой стороны. Но сообщение для всех, что смотрим это прямо сейчас, ин шаАллах, что все мы, как мусульмане, должны особенно давать Дауа к

00:38:47 —> 00:39:12

черные сообщества в западном мире.А также многие мусульмане, находящиеся в Африке, они должны быть вдохновлены этим, чтобы на самом деле дать нам, потому что если вы посмотрите на север, это мусульманский центр. смешанный. А потом Юг стал христианином, и даже некоторые мусульмане в середине обратились, к сожалению. так что до следующего раза, пожалуйста, имейте в виду, что наша обязанность — донести послание Ислама, и мы

00:39:14 —> 00:40:00

прежде чем мы и братья поклон вы знаете этих африканских рабов-мусульман, они все еще делали наши в Америки, даже несмотря на то, что они создавали невероятные шансы.Ну зачем наши то подробности доказательства вы найдете в книге, написанной Сильвией, и он действительно был ученым среди них у кого в основном был бунт называется бунтом вашим бунтом является б ч. Ай, пардон, БИБХИ ай бя бунт, что-то в этом роде. Это называется нормально. И один из ученых он написал длинный текст на 50 страниц, чтобы побудить людей оставаться мусульманами и не отказываться от ислама ради все, что им предлагают взамен, и остаются мусульманами.

00:40:00 —> 00:40:36

Непрерывные мускулы, которые этот вид суров, позволяют неуклюже в этих экстремальных обстоятельствах, когда когда их убивают, издеваются, бьют плетью, режут на куски, бросают в море и работают до смерти на плантациях.Им предстоит необычайная награда в виде самых жестоких хозяев. и они все еще продолжают держаться, держатся за ислам, молятся, читают Коран, пишут Коран и общение с викарием Энаскаром Аллаху Акбаром, эти люди были просто, знаете, ну, я не могу подчеркнуть это настолько, что нам нужно прочитать о них. Нам нужно прочитать о них, иншаллах. Абсолютно, абсолютно. Так что до следующего раза, вы знаете, это то, что нам всем нужно сделать.

00:40:36 —> 00:40:46

и, иншаАллах, в будущем мы рассмотрим некоторые из вещей, которые мы описали в более деталь как салам алейкум варахматуллахи вабаракатух продукт

.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.