Санатур на севере: Анализ сайта sanatatur.ru

Древний хитрый способ добычи рыбы у народов Севера

Рыбалка для многих народов Севера один из главных способов добычи себе на пропитание. Часто заготавливают впрок.

А некоторые добывают рыбу в промысловых масштабах и сдают её за деньги или бартером — на другие нужные вещи. Опять же на снаряжение для рыбалки и охоты.

Что такое «ботать» на рыбалке?

Одним из древних хитрых способов рыболовства у хантов является метод «ботать». Таким же образом ловят рыбу и в других регионах страны. Но только на Севере это не считается браконьерством, а скажем на Волге — это огромный штраф — запрещённый загонный способ.

Как работает рыбацкий способ «ботать»?

Выбирают лесные небольшие речушки и пробивают лёд пешнёй и другими самодельными приспособами. Майна достаточных размеров, чтобы поставить сеть.

Перекрывают этой сетью русло реки. Затем пара человек уходит вверх по течению и начинают работать специальными палками-шестами с металлическими наконечниками на конце. Название этих «палочек» множество: «ботражка», «ботало», «хрокало», «ботаг», «бот».

Они пробивают лёд или делают заранее лунки и начинают «ботать» палками — таким образом они пугают рыбу, чтобы она направлялась прямиком в сети.

Пока один в одном месте ботает — другой переходит ниже и начинает пугать в другом месте. И так до самой заграды.

В финале нужно как можно быстрее вытащить невод с рыбой на берег. Можете посмотреть, как это делают ханты:

Рыбы получилось наловить таким древним способом много. Пусть она небольшого размера, но и речушка-то также мала. Для народов Севера это выживание, пропитание и быт.

Интересно: Как ещё добывают рыбу ханты в мороз под 40 градусов.

Всем НХНЧ (Ни хвоста, ни чешуи)! Следите за моими новыми публикациями — дальше ещё интереснее будет!

База отдыха Ханавэй Ся в Нарьян — Маре

База отдыха Ханавэй Ся предлагает услуги активного интересного отдыха в зимнее и летнее время. Официальное открытие состоялось в 2010-ом году. Опыт работы более 10 лет позволил нам усовершенствоваться и предлагать уникальные условия для времяпровождения наедине с природой. Нашими гостями становятся люди из разных стран, знаменитости и ценители естественных условий природы. Мы находимся среди удивительной местности Арктической тундры. Отдых на Севере — это колорит местной жизни и оригинальность в одном флаконе! Помимо соотечественников нашу базу отдыха посещают иностранные граждане. На сегодняшний день у нас побывали люди из 12 стран мира. Это подтверждает уникальность нашего предложения. 

Территориально мы находимся в Ненецком автономном округе, город Нарьян-Мар. Удачное расположение на правом берегу реки Печора делает нашу базу уникальной. Нас окружает прекрасная природа, Баренцево море на расстояние 18 км. Прекрасные пейзажи, чистый воздух, неповторимая флора и фауна — основные преимущества местоположения.

Основные цели деятельности: 
  • Ознакомление гостей нашей базы с основами собирательства дикоросов;
  • Развитие навыков рыбалки и охоты;
  • Предоставление возможности узнать больше о культуре северного народа;
  • Покорение и изучение новых территорий в округе.   
Гостевые дома  

 Мы хотим, чтобы гостям было комфортно и интересно у нас. Поэтому мы продумали каждую деталь и постарались создать идеальную обстановку для времяпровождения.

Наше предложение включает: 
  •  2 гостевых дома на 15 человек; 
  •  Баня; 
  • Коптильня;
  • Беседка;
  •  Детская площадка;
  • Столовая;
  • Инвентарь для охоты, активного отдыха, рыбалки.   

 Рассмотрим детальное описание жилых помещений, чтобы вы могли убедиться, что в них есть все для вашего комфортного пребывания. Мы постарались создать интерьер, который позволяет погрузиться в атмосферу северных людей.


Преимущества Ханавэй Ся 

 Наша база отдыха уникальна своим расположением, убранством и набором опций для активного отдыха. На территории есть Чум, а также северные олени, кошки и собаки. Это возможность быть ближе к природе, избавиться от стресса и негатива. В озере рядом плавают гуси, лебеди и утки. Мы находимся всего в 3 км от древней силы природы «Тарцавэй седа». Всего 2,5 часа на самолете с Москвы, и Вы у нас. Всегда рады гостям и обещаем сделать Ваш отдых незабываемым.

Рыбалка на севере: рыбные места

Содержание:

Русским севером называют большие сибирские просторы, отличающиеся великолепием девственной природы, восхитительными пейзажами и прекрасными водоемами, которые для рыболова являются истинным раем. Рыбалка на севере всегда разная: просторы севера охватывают территории с разнообразными климатическими условиями. Рыболовов же радует обилие и разнообразие рыб.
Многообразие водной живности в Сибири обусловлено безупречной экологической чистотой региона. Человек еще плохо освоил север, оттого в нем царит спокойствие и безмятежность природы. На севере России можно встретить те же виды рыб, что и в средней полосе нашей страны:

  • Карп;
  • Сазан;
  • Лещ;
  • Судак;
  • Окунь;
  • И прочие.

Рыбалка на севере разнообразнее за счет того, что кроме привычных для нас видов рыб, можно встретить таких, как:

  • Осетр;
  • Стерлядка;
  • Хариус;
  • Муксун;
  • Чир;
  • Нельма.

Осетр в Оби

Всего в северной части России насчитывается более 36 разновидностей палеарктических рыб. Их можно отнести к 12 различным семействам. Северная рыба отличается вкусовыми свойствами и составом благодаря своеобразному климату местности. Суровые холода вынуждают рыбу откладывать больше жиров: мясо ее нежное, вкусное и насыщенное полезными жирами.

Ловля редких видов рыб

Во время рыбалки на севере считается честью поймать муксуна — рыбу, мясо которой обладает уникальными вкусовыми качествами. Чтобы насладиться ни с чем несравнимым по вкусу рыбным блюдом, необходимо познакомиться с секретами, которые позволят изготовить уловистые мушки на муксуна. Не меньшей ценностью обладает хариус — родственник лососевых пород рыб. Когда рыболову удается выудить рекордный трофей хариуса, он получает массу незабываемых впечатлений от рыбалки. И поймать хариуса не так сложно, как муксуна, главное — удалиться от населенных пунктов как можно дальше.

Рыболов поймал хариуса

Российский север — это природные просторы, не тронутые деятельностью человека. Население севера невелико, и здесь некому заниматься рыболовством в промышленном масштабе. Поэтому за один поход на рыбалку можно поймать много рыбы, столько, сколько не поймаешь в центральной России. Но этого нельзя сказать о стерляди, которая предпочитает держаться в больших стаях и косяках. Правила таковы, что рыболов не имеет права унести с собой этого вида рыбы с собой больше определенного количества (счет идет в килограммах).

Крупнейшие реки российского севера для рыбалки

Енисей и Обь — самые крупные реки северного края. Они широки, их течение спокойно, а рыболовство тут только процветает. В реках обитает необыкновенная рыба чир, которая любит полакомиться разнообразными насекомыми. Вместе с чиром вам удастся выловить и нельму — довольно крупную рыбу, которая может достигать 10 килограмм по массе. Если чира предпочтительно ловить на мушки, то нельму — на колебалки с узким телом.

Рыба чир

Просторный Енисей

На северных реках рыба ловится круглый год. Это объясняет, почему в последнее время рыболовный туристический бизнес развивается в Сибири семимильными шагами. Появляются первые клубы по рыбалке на севере, членство которых неукротимо растет. И каждый рыболов мечтает отправиться в одно из самых удаленных мест на севере, чтобы получить массу впечатлений и хороший улов.

Река Обь

На Оби и Енисее вы можете:

  • Отправиться в сплавной тур;
  • Поучаствовать в вездеходных турах;
  • Пойти в поход с целью найти максимально уловистое место на реке;
  • Просто порыбачить в спокойной обстановке.

У вас есть выбор: вы можете отправиться на российский север самостоятельно, или обратиться в туристическую рыболовную базу. Рыболовы очень интересно проводят время в качестве туристов: они совершают походы и останавливаются на ночлег в палатках, сплавляются по крупнейшим тихим и бурным рекам. Им приходится пройти немало расстояний, чтобы прийти на место для ловли ценной рыбы.

Северный край для рыбалки — одно из самых замечательных и удачных мест. Даже останавливаясь на частном виде рыбалки, вы можете полагаться на помощь местных жителей. Они не только гостеприимно вас встретят, но и дадут кров, расскажут об особенностях местной рыбалки. А при необходимости – они станут вашими спутниками и сопроводителями.

Видео о ловле леща на Оби

Призраки и заброшенный санаторий Сан-Хейвен — Призраки Северной Дакоты

Санаторий Сан-Хейвен — это бывший туберкулезный санаторий в предгорьях Черепашьих гор, в нескольких минутах к северу от Дунсита. Тысячи больных туберкулезом прошли здесь лечение с 1909 года до конца эндемичного туберкулеза в 1940-х годах. До появления антибиотиков, которые взяли под контроль туберкулез, примерно 50 процентов больных туберкулезом умирали от этого заболевания. В то время распространенным средством лечения было хирургическое вмешательство в легкое.Трудно представить себе страдания, которые здесь происходили.

Годы спустя Сан-Хейвен станет домом для людей с ограниченными возможностями развития и предметом некоторых споров — якобы недоукомплектован персоналом, плохим обращением и пренебрежением . По-прежнему есть группа бывших сотрудников и жителей регионов, которые категорически отрицают какое-либо жестокое обращение или пренебрежение.

Сан-Хейвен подвергся обстрелу, как и сотни других санаториев по всей стране, и в итоге закрыл в 1987 году.

Изучая Сан-Хейвен, мы чувствовали себя несколько раздраженными из-за атмосферы этого места. Появляется жуткость от продолжительного периода заброшенности и естественной рекультивации участка. Деревья и сорняки одичали. Некогда красивые и спокойные водные объекты давно высохли. Пешеходные дорожки, которые когда-то были широкими и гладкими, теперь изрезаны колеями и подвержены влиянию природы. Безмолвие очень большого комплекса, состоящего из десятков до сих пор стоящих строений, иногда прерывается ветром на деревьях, дверями, хлопающими на ветру, и преследующим стук голубей, эхом разносящимся по пустым коридорам.В детском павильоне (показано выше) птички, кудахтанье двумя этажами выше, могут звучать удивительно похожими на голоса детей.

Вид из углового отделения детской больницы.

На верхнем этаже обрушилась крыша над восточным крылом.

Еще фотографии из детского павильона

Это главное здание комплекса Сан-Хейвен. Здания в центре и справа — самые старые части здания, а секция слева была добавлена ​​позже.

Мы представили Санаторий Сан-Хейвен в нашей первой книге .

Это вид с тыльной стороны главного здания санатория, недалеко от оживленной дороги.

Вид изнутри арки первого этажа главного здания. Спустя годы после того, как это место закрылось, подросток был убит, когда в темноте упал в открытую шахту лифта.

больным туберкулезом часто назначали солнечный свет и свежий воздух.Вы можете почти представить себе ряды кроватей, выстроившихся в ряд перед окнами.

Вид с крыши главного корпуса санатория.

Сан-Хейвен расположен на склоне холма в Черепашьих горах, поэтому по всему комплексу разбросано довольно много таких заросших лестниц.

В комплексе Сан-Хейвен есть, наверное, дюжина заброшенных и полуразрушенных построек.

Весь комплекс соединен подземными туннелями, которые позволяли персоналу и пациентам перемещаться между зданиями, не выходя на улицу холодными зимами Северной Дакоты, и легко перевозить пациентов, прикованных к инвалидным креслам.На фото выше обрушилась плита, закрывающая туннель.

Трапезная.

Получите репродукции репродукций изобразительного искусства «Призраки Северной Дакоты» здесь .

Подобные каменные подпорные стены до сих пор стоят в разных местах комплекса, некоторые из них отмечают границы водных объектов, которые когда-то добавляли спокойствие территории. Сегодня они засохли и заросли сорняками и кустарником.

Что вы знаете о санатории Сан-Хейвен? Пожалуйста, оставьте комментарий ниже. Не забудьте проверить остальных из наших галерей Сан-Хейвен .

Фотографии Троя Ларсона и Терри Хинненкампа, авторское право © 2016 Sonic Tremor Media

ПОЛУЧИТЬ УВЕДОМЛЕНИЕ

[mc4wp_form]

Трой Ларсон является автор, фотограф, господин авантюриста (спорно) от Фарго, Северной Дакоты, и соучредителя Призраки Северной Дакоты. @NorthDakotaTroy

Санаторий Сан-Хейвен — Призраки Северной Дакоты

Этот веб-сайт — постоянное напоминание о том, как вещи меняются с течением времени, эти напоминания часто приходят в виде фотографии, на которой видна рушащаяся структура, немного менее прочная, чем когда мы ее в последний раз фотографировали.Однако иногда напоминания приходят в форме истории, электронного письма от посетителя. В этом случае мы получили электронное письмо от бывшего десятилетнего пациента санатория Сан-Хейвен, и нам напомнили, что иногда это изменение в нашей культуре, которое приводит к отказу.

Мэри нашла наш веб-сайт и после просмотра галерей Сан-Хейвена отправила нам электронное письмо.

Мэри написала:

Ваши снимки вызывают у вас много более страшных воспоминаний. Ни один из них не годится.Я был пациентом в Сан-Хейвене с марта 1963 по июль 1963 года. Я был там. Они подумали, что у меня туберкулез, потому что я отреагировал на укол.

Ее электронное письмо сразу привлекло мое внимание, и я связался с Мэри, надеясь, что она еще больше расскажет о своей истории.

Сан-Хейвен — это туберкулезный санаторий недалеко от Дунсейта, основанный в 1909 году, который в конечном итоге стал домом для людей с ограниченными возможностями развития. Это часто было предметом споров, обычно споров между теми, кто настаивает на том, что в Сан-Хейвене никогда не было проступков или пренебрежения, и теми, кто хочет убедиться, что это никогда не повторится.Рассказы бывших пациентов из первых рук могут пролить свет на этот разговор.

Я попросил Мэри рассказать нам больше, и она начала с…

… в тот день, когда мама и папа отвезли меня туда. Было холодно и ехать туда три часа. Я встретил врачей [и подумал], что они забавно разговаривают. Я не знала, что они оставят меня там, хотя они упаковали мои куклы и кое-какую одежду. Моя мама не была уверена, что они даже собираются бросить меня там, поэтому они ушли и сказали, что вернутся ко мне на следующий день.

Я попросил Мэри объяснить этот момент. На какой выстрел она отреагировала? Когда она узнала, что мама и папа оставят ее там?

Это был туберкулез. У них есть инструмент с несколькими иглами. Они прокалывают предплечье и ждут три дня, и если вы отреагируете красным пятном, вам нужно будет сделать рентген грудной клетки, чтобы увидеть, есть ли у вас пятна в легких. Понятия не имею, почему моя мама сделала это с нами, детьми. Может быть, она услышала по телевизору, что есть случаи туберкулеза, и пошла к врачу.После того, как мы отреагировали на реакцию трех девочек, обследовали всю школу и еще несколько человек. Никто здесь не отреагировал, поэтому доктор сказал, что мы, три девочки, могли гулять вместе, и кто-то плюнул на тротуар, что на самом деле болен туберкулезом, и мы заразились. Это было одно из объяснений. Врач связался с АМА штата, и они сказали ему, что нам нужно ехать в Сан-Хейвен или Гранд-Форкс, потому что они были единственными местами, до которых можно было добраться достаточно близко. Они знали, что вполне возможно, что мне придется остаться там, но мы не знали наверняка, пока не добрались до места.

Такая ситуация: десятилетняя девочка на карантине от туберкулеза в массивном санатории в трех часах езды от дома.

Меня отвели в комнату с 3 двухъярусными кроватями и двумя односпальными больничными койками. Я была на 2-м этаже в женском отделении. Я был в комнате с 6 другими девушками в возрасте от 9 до 17 лет. Мне было 10. Меня посадили на верхнюю койку.

Две старшие девочки смотрели телевизор и курили, как и другие девятилетние.Все они смотрели на меня довольно странно, ведь я была единственной белой девушкой. Я встал на койку и начал разговаривать со своими куклами. Старшие сказали мне заткнуться, но я как бы проигнорировал их. Это их разозлило, они встали и стащили меня с кровати, бросили на пол, поставили надо мной стул и пригрозили сжечь меня сигаретой. После этого я был очень тихим.

Упоминание Мэри о том, что она была единственной «белой девушкой», является лишь верхушкой очень большого айсберга региональных чувств к расе и политике, отчасти потому, что больница расположена на территории племен в очень консервативном, преимущественно белом штате, а отчасти из-за влияние больницы на местную экономику в соседнем Дунсите.Помимо всего этого, и помимо спора между правительством и частной промышленностью , который остается постоянно неурегулированным, отказ от Сан-Хейвена стал важным наследием, о котором мы поговорим в , часть вторая .

Был 1 санузел на 20 женщин. В ванной была одна ванна, без душа, два стула и две раковины.

Прошло немного времени, и старшие девочки сбежали, но вернулись и принесли с собой вшей. Когда они принесли вшей, они повели нас наверх, в ванную с душем, табуретом и раковиной, и вымыли волосы керосином.Мои волосы были до талии, и когда моя мама узнала о наших маленьких жучках, она привела своего соседа, и она очень коротко постригла меня. Это была первая короткая стрижка.

Я был почти до слез, когда читал это, представляя десятилетнюю девочку, которая впервые коротко стриглась в этом ужасном месте при таких ужасных обстоятельствах. Я готов предположить, что головные вши были всегда , в виноваты девушки, которые сбежали из . Паразиты, такие как головные вши, были постоянной проблемой в таких местах, как Сан-Хейвен, в 1960-х годах.Во всяком случае, о старших девочках Мэри говорит:

Потом они переместили их в другую комнату или они снова сбежали, но я их больше не видел. Итак, мы остались в комнате с четырьмя девочками вместе, и у нас остались свои кровати.

Это только начало истории бывшей пациентки санатория Сан-Хейвен — десятилетней девочки с сомнительным диагнозом туберкулез. Когда я спросил Мэри о ее неправильном диагнозе, она снисходила.

У них не было ресурсов, которые есть у нас сейчас, но я не виню в этом своего врача, потому что он знал, что это не туберкулез, но штат сказал, что мы должны уйти.

В часть вторая , повседневная жизнь в Сан-Хейвене, что Мэри нашла на третьем этаже, и что потребовалось для ее освобождения из Сан-Хейвена.

Фотографии Троя Ларсона и Терри Хинненкампа, авторское право Sonic Tremor Media LLC

Получить уведомление

[mc4wp_form id = ”59817 ″]

Трой Ларсон является автор, фотограф, господин авантюриста (спорно) от Фарго, Северной Дакоты, и соучредителя Призраки Северной Дакоты. @NorthDakotaTroy

San Haven Sanatorium, Северная Дакота

Боевые планы

В 1906 году законодательный орган штата Северная Дакота объявил войну туберкулезу.

Крест Лорейна остается на дымовой трубе.

Хотя его население и плотность были (и остаются) крошечными по сравнению с прибрежными районами страны, болезнь нельзя игнорировать ни с медицинской, ни с политической точки зрения. Они проголосовали за начало сбора статистики по туберкулезу, увольнение учителей с туберкулезом, отказ от учащихся с туберкулезом из государственных школ и за дезинфекцию тел и жилых помещений умерших больных туберкулезом. «Основы», можно сказать — вряд ли оскорбление.

Но в 1909 году была основана Противотуберкулезная ассоциация Северной Дакоты, которая страстно лоббировала создание санатория для лечения инфицированных жителей Северной Дакоты.В том году законодательный орган штата выделил 10 000 долларов на создание такого учреждения. Так родился Сан-Хейвен.

Открытка, дата неизвестна

Building San Haven

Это забор или часть каркаса кровати?

Многие другие штаты разместили свои больницы в нескольких милях от населенных пунктов, чтобы успокоить общественное беспокойство по поводу большой группы носителей болезней, живущих поблизости. Дансейт, Северная Дакота, расположенный в боковом направлении и ближе к канадской границе, чем любой другой населенный пункт, был, возможно, излишним.Конечно, большая высота также теоретически была лучше для больных туберкулезом, а земля в Черепашьих горах была недорогой.

Строительство было отложено из-за отсутствия средств; хотя государство выделило 10 000 долларов, окончательная стоимость строительства была ближе к 50 000 долларов. Государственный санаторий в Дунсейте (так его называли) наконец открылся осенью 1912 года после государственного вложения в размере 37 500 долларов. Интересно, что название «Сан-Хейвен» появилось только в январе 1923 года, когда местный почтмейстер Джон Ламонт изменил название своего почтового отделения с «Монтаир» на «Сан-Хейвен», вдохновившись латинским словом sanitas , что означает чистота или здоровье.Это тот же корень, что и «санаторий», что означает «вещь или место чистоты».

Открытка (Источник: usgwarcahives.org)

Когда больница начала свою работу, дневная ставка на лечение составляла всего 1,50 доллара, а всего через три года — 7 долларов. В отличие от других противотуберкулезных кампусов, Сан-Хейвен разрешил (в соответствии с Законом штата 1913 г.) общественным организациям, таким как масоны, строить коттеджи на территории. Этот же закон также запрещает совместное использование чашек. Сан-Хейвен функционировал как вспомогательный госпиталь для Института Северной Дакоты для слабовольных в Графтоне, который впоследствии стал Государственной школой Графтона.По мере расширения больницы она приобрела большую автономию.

В 1913 г. было 12 патентов, 1920—90 пациентов, 1922—140 пациентов.

Панорама первого этажа трапезной на 180 градусов.

В 1950-х годах Grafton начал отправлять некоторых своих умственно отсталых пациентов в Сан-Хейвен, что вызвало еще одно большое расширение. Больных туберкулезом лечили дома передовыми лекарствами, оставляя пустыми койки в учреждении, которое казалось все более устаревшим и излишне удаленным.К 1960-м годам между Графтоном и Сан-Хейвеном лечились 1300 умственно отсталых пациентов. Это изменение миссии было официально объявлено в 1973 году, когда государственная школа Графтона официально взяла под свой контроль Сан-Хейвен.

Трапезная, 1916? (Источник: Институт региональных исследований, NDSU, Фарго (2000.437.18))

Второй этаж пострадал от поджога много лет назад, но он до сих пор сохраняет характерные черты своего первоначального дизайна, в частности деревянную конструкцию под крышей.

Пост отказа

Фармацевтические достижения 1980-х годов опустошили больницу.Большие больницы были социально нежизнеспособны; Они казались многим больше похожими на тюрьмы, чем на лечебные центры, уводящие людей из семей и общин и запирающие их для экзотических наказаний. Новый способ ухода за инвалидами заключался в их упрощении в обществе; лекарства и местная помощь узурпировали обширные, дорогие государственные мегабольницы.

В 1987 году последние пациенты Сан-Хейвена были переведены обратно в государственную школу Графтона, и ее 400 сотрудников разошлись.В 1989 году двери были заперты. Группа Черепаховых гор племени Чиппева приобрела эту собственность и все ее здания у государства в 1992 году.

С тех пор сносится по неосторожности.

«Должно быть, когда-то это было красиво». «Да, особенно зимой».

Мой визит в Сан-Хейвен

Крест Лорейна служил международным символом туберкулеза; Традиционно их можно было найти на дымовых трубах санаториев, подобных этой, которые были частью старой паровой установки, за огнеупорным помещением.

Нет целого окна, нет двери на петлях. Стены были сняты, аварийные горки списаны, лифты разбиты — все, по-видимому, исключительно по воле подростков.

Многочисленные попытки сжечь здания одну за другой частично увенчались успехом; ожоги есть примерно в каждой десятой комнате, и большинство деревянных зданий представляют собой снаряды или груды щебня, от которых остались только стальные предметы. Из пепла торчат печи и пружины матрасов бывших домов врачей и школы под открытым небом.

Каждая дорожка завалена мусором, часть которого выброшена из мешков для мусора, в то время как другие скопления мусора более узнаваемы. «О, здесь телевизор с крыши сбросили» или «Это инвалидное кресло в ручье? Это старинная инвалидная коляска в ручье.

На дне ручья в траве закопана старинная детская инвалидная коляска, которую кто-то бросил. Деревянные скобы для ног предполагают, что это датируется 1950-ми годами.

Фермер арендует у племени большую часть больничной земли, и его животные бродят по территории.Очевидно, это больничные палаты, судя по фекалиям и сено животных на первых этажах некоторых зданий. Я задаюсь вопросом, вспоминая обнаженные паровые туннели, которые соединяют различные здания, которые во многих местах открыты к небу, упадут ли в них какие-либо животные. Затем я вспоминаю, что 17-летний парень разбился насмерть здесь в октябре 2001 года, когда исследовал здание.

Я хочу, чтобы Сан-Хейвен был снесен — и это исходит от стойкого защитника природы.Было бы отвратительно и оскорблять память всех тех, кто умер в этой больнице в течение еще одного десятилетия.

The North Face® | Бесплатная доставка — минимум

Перейти к основному содержанию
{count} Корзина
  • EN
  • Статус заказа
  • Подарочные карты
  • Присоединяйтесь к VIPeak
  • Найти магазин
  • Живой чат
  • Войти в систему
  • Помогите
  • Мой аккаунт
  • Избранное {count}
  • Выход
  • {count} Корзина
  • Мужской Магазин Все
    • НОВАЯ
      • Новые поступления
      • Руководство по подаркам
      • БУДУЩЕЕ
      • Summit Series
      • Магазин Иконок
      • Осенние фавориты
      • Сброс настроек
      • Расширенные размеры
    • Куртки и жилеты Купить все куртки и жилеты
      • Утепленные и пуховики
      • Непромокаемая одежда
      • Снег
      • 3-в-1
      • Жилеты
      • Мягкая оболочка
      • Ветровки
    • Аксессуары Все аксессуары
      • Перчатки
      • Шапки и шарфы
      • Шляпы
      • Носки Smartwool
    • Флис Купить все флисовые изделия
      • Полный Zip
      • Перетягивать
    • Топы Купить все топы
      • Толстовки и Кофты
      • Футболки
      • Рубашки и поло
      • Активные топы
      • Базовые слои
    • Рюкзаки
    • обувь Купить всю обувь
      • Кроссовки
      • Сапоги
      • Домашняя обувь
      • Сандалии
    • Низ Купить все низы
      • Брюки
      • Активные днища
      • Снежный спорт
      • Шорты
      • Базовые слои
    • МАГАЗИН ПО ВИДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Магазин Все
      • Поход
      • Подняться
      • Катание на лыжах и сноуборде
      • Лагерь
      • Путешествия и поездки
    • СЕРИИ
      • Summit Series
      • Магазин Иконок
  • Женский Магазин Все
    • НОВАЯ
      • Новые поступления
      • Руководство по подаркам
      • БУДУЩЕЕ
      • Summit Series
      • Магазин Иконок
      • Сброс настроек
    • Расширенные размеры Купить все увеличенные размеры
      • Куртки и жилеты Купить все куртки и жилеты
        • Утепленные и пуховики
        • Парки
        • Непромокаемая одежда
        • Снег
        • 3-в-1
        • Жилеты
        • Мягкая оболочка
      • Аксессуары Все аксессуары
        • Перчатки
        • Шапки и шарфы
        • Шляпы
        • Носки Smartwool
      • Флис Купить все флисовые изделия
        • Полный Zip
        • Перетягивать
      • Топы Купить все топы
        • обувь Купить всю обувь
          • Кроссовки
          • Сапоги
          • Домашняя обувь
          • Сандалии
        • Низ Купить все низы
          • Леггинсы
          • Брюки
          • Активные днища
          • Базовые слои
          • Снег
        • МАГАЗИН ПО ВИДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Магазин Все
          • Поход
          • Подняться
          • Катание на лыжах и сноуборде
          • Лагерь
          • Путешествия и поездки
        • СЕРИИ
          • Summit Series
          • Магазин Иконок
      • Дети’ Магазин Все
        • НОВАЯ
          • Новые поступления
          • Руководство по подаркам
          • Смешайте и сопоставьте
          • Поиск рюкзака
          • Бестселлеры
          • Выход
        • Одежда для девочек Магазин всей одежды для девочек
          • Куртки и жилеты
          • Флис
          • Топы
          • Низ
          • обувь
          • Аксессуары
          • Рюкзаки
        • Одежда для мальчиков Магазин всей одежды для мальчиков
          • Куртки и жилеты
          • Флис
          • Топы
          • Низ
          • обувь
          • Аксессуары
          • Рюкзаки
        • Малыши (от 2 до 6 лет) Все товары для малышей (от 2 до 6 лет)
          • Мальчиков
          • Девочки
          • Аксессуары
        • Младенцы (0–24 мес.) Магазин всех младенцев (0–24 мес.)
          • Мальчиков
          • Девочки
          • Аксессуары
        • МАГАЗИН ПО ВИДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Магазин Все
          • Поход
          • Снег
          • Лагерь
      • обувь Магазин Все
        • НОВАЯ
          • Новые поступления
          • БУДУЩЕЕ
          • Выход
        • Мужской Все мужские
          • Кроссовки
          • Сапоги
          • Домашняя обувь
          • Сандалии
          • Носки Smartwool
        • Женский Все женские
          • Кроссовки
          • Сапоги
          • Домашняя обувь
          • Сандалии
          • Носки Smartwool
        • Дети’ Магазин All Kids ‘
          • Обувь для девочек
          • Обувь для мальчиков
        • МАГАЗИН ПО ВИДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
          • Женские зимние сапоги
          • Зимние мужские ботинки
          • Женский туризм
          • Мужской туризм
          • Женский трейлраннинг
          • Мужчины, бег по пересеченной местности
      • Аксессуары Магазин Все
        • НОВАЯ
          • Новые поступления
          • Покрытия для лица
          • Выход
        • Мужской Все мужские
          • Перчатки
          • Шапки и шарфы
          • Шляпы
          • Рюкзаки
        • Женский Все женские
          • Перчатки
          • Шапки и шарфы
          • Шляпы
          • Рюкзаки
        • Дети’ Магазин All Kids ‘
          • Мальчиков
          • Девочки
          • Малышей
          • Младенцы
        • Рюкзаки Купить все рюкзаки
          • Женские рюкзаки
          • Мужские рюкзаки
          • Пригородные рюкзаки
          • Классические рюкзаки
          • Рюкзаки Heritage
          • Детские рюкзаки
          • Сумки и сумки Fanny
      • Оборудование Магазин Все
        • НОВАЯ
          • Новые поступления
          • Поиск рюкзака
          • Базовый лагерь Даффель
        • Рюкзаки Купить все рюкзаки
          • Женские рюкзаки
          • Мужские рюкзаки
          • Школьные рюкзаки
          • Пригородные рюкзаки
          • Детские рюкзаки
          • Сумки и сумки Fanny

        Санаторий Фирланд — HistoryLink.org

        Санаторий Фирленд, муниципальная противотуберкулезная больница Сиэтла, открылась 2 мая 1911 года с целью борьбы с основной причиной смерти в Сиэтле в то время. Фирлэнд располагался на 34 акрах в районе Ричмонд-Хайлендс, в 12 милях к северу от тогдашней границы Сиэтла (в 1995 году этот первый участок Фирланд стал частью недавно включенного города Береговой линии). Больница служила там до своего переезда в бывший военно-морской госпиталь (на 15-й авеню, северо-восток и 150-я улица) в 1947 году и продолжала лечить больных туберкулезом до своего роспуска в 1973 году.Ведущим основателем санатория Фирленд был железнодорожный магнат Гораций К. Генри (1844-1928), чей сын Уолтер умер от туберкулеза.

        Белая чума

        Туберкулез — очень заразное заболевание, вызываемое бактерией Mycobacterium tuberculosis. Его можно вдохнуть, проглотить с едой или питьем. Наиболее распространенной формой является туберкулез легких (легких), но туберкулезные бактерии также могут присутствовать в почках, костях и кишечнике, а также в лимфатических узлах (золотуха).Милиарный туберкулез, известный в просторечии как чахотка галопом, возникает, когда инфицированный гной попадает в кровоток и распространяется по всему телу. Туберкулезный менингит, самая смертельная форма болезни, представляет собой инфекцию тканей вокруг позвоночника. В народе туберкулез называют белой чумой.

        В 1908 году Управление общественного здравоохранения США объявило Сиэтл, что показатели борьбы с туберкулезом являются худшими в стране. В 1909 году группа ведущих граждан, в том числе Гораций Генри, сформировала Противотуберкулезную лигу округа Кинг для борьбы с ней.Член Лиги Дж. В. Смит заявил, что город Сиэтл является туберкулезным лагерем. Лига привлекла команду медсестер, чтобы привлечь ее внимание к больным туберкулезом, и выявила не менее 1000 случаев.

        Санаторий

        К июлю 1909 года Лига строила планы санатория. Санаторно-курортное движение началось в Германии в 1849 году и вскоре распространилось на Швейцарию. Больные получали покой, полноценное питание и свежий воздух. Первый американский санаторий Dr.Санаторий Адирондак Коттедж Эдварда Л. Трюдо, открытый в Саранак-Лейк, штат Нью-Йорк, в 1885 году. Движущей силой движения санаториев было то, что изоляция инфицированных пациентов может сдерживать распространение болезни, и это лечение возможно с учетом ранней диагностики и поведенческих особенностей. переподготовка.

        В Сиэтле первая попытка построить санаторий на холме Королевы Анны вызвала возмущение соседей, выражавшееся в угрозах и размахивании метлами, по поводу идеи постоянного «чумного дома».Президент Лиги Гораций Генри сделал шаг вперед, пожертвовав 34 акра земли в 12 милях к северу от (тогда) границы города Сиэтла в районе Ричмонд-Хайлендс, а также начальный капитал в размере 25 000 долларов. Фирленд был основан на земле, граничащей (2002) с Фремонт-авеню N на востоке, Палатин-авеню на западе, 195-я улица на севере и 190-я улица на юге.

        Избиратели Сиэтла выпустили облигации на сумму 10 000 долларов весной 1910 года для покрытия расходов на строительство. Доктор Роберт М. Стит (1874-1943), мать которого умерла от туберкулеза, был назначен медицинским директором, и эту должность он будет занимать до своей смерти.

        2 мая 1911 года санаторий Генри принял первых пациентов. Их разместили в летних домиках. Первоначально медперсонал был вынужден спать на полу, поскольку в единственных помещениях, где не было пациентов, не было кроватей. Поскольку Сиэтл и больничный комплекс не соединяла асфальтированная дорога, припасы доставлялись на междугородном трамвае. От троллейбуса в Ричмонд-Хайлендс их на тачке отвезли в санаторий.

        К 1913 году Северная магистральная дорога, ныне Авеню Аврора N, была вымощена кирпичом по настоянию врачей, чтобы они и семьи пациентов могли иметь более свободный доступ.В конце концов, автобусы обслуживали Фирланд в течение получаса.

        Дом Фирланд

        13 июля 1913 года было заложено основание для административного здания в английском стиле Тюдоров, также известного как Мемориальное здание Уолтера Генри. Больничное здание, известное как Детвейлер-билдинг, и Дженнер-холл также были построены в 1913 году. В Дженнер-холл размещались пациенты с нетуберкулезными инфекционными заболеваниями. Хотя это и выходило за рамки компетенции Фирланда, городские чиновники здравоохранения посчитали, что наличие в этой муниципальной больнице изоляции административного персонала Фирланда позволит сэкономить деньги.

        В 1920 году были достроены корпуса Коха и Соловья, в которых разместились амбулаторные пациенты. Временное сооружение, построенное в 1913 году для размещения детей с туберкулезом (или с инфицированными членами семьи), было заменено в 1925 году постоянным помещением Josef House, названным в честь умершего пациента, чье небольшое финансовое наследство Фирланду было использовано для оснащения учреждения.

        Все здания имели пологие пандусы между уровнями, а не лестницы, чтобы амбулаторные пациенты не перенапрягались, и были соединены подземными туннелями.Объектам служили большие огороды и фруктовые сады. Электростанция и колодец сделали санаторий самодостаточным, хотя Фирланд в конечном итоге обслуживается городским водоснабжением. С годами было возведено больше зданий, в том числе лаборатория и лечебно-оздоровительный центр.

        Центральная поликлиника

        Бесплатная клиника Департамента здравоохранения в центре Сиэтла (недалеко от вокзала Кинг-Стрит) провела обследование граждан на туберкулез.Доктор Роберт Стит руководил клиникой и имел полное право решать, кто будет госпитализирован в Фирланд. Пациентов с финансовыми средствами поощряли посещать частные санатории, такие как Riverton или Laurel Beach. Пациенты с ограниченными средствами или без них были госпитализированы в Фирланд или, что чаще, помещались в длинный список ожидания. Максимальная нагрузка на пациентов Фирланд составляла 250 человек.

        Фирланд отдавал предпочтение пациентам с разумными шансами на выздоровление, и подходили только люди, прожившие в Сиэтле не менее одного года.Эта политика отсеивала преходящие «путевые машины». Туберкулезные женщины с детьми-иждивенцами часто не попадали в очередь, и их дети тоже попадали в Дом Йозефа и получали профилактическое лечение. Заявленная цель доктора Стита состояла в том, чтобы разумно использовать имеющиеся средства и ограниченное количество коек и признать тех, кого, по его словам, «стоит экономить» (Lerner, 28). Медицинские расходы на пациентов, госпитализированных в Фирланд, были распределены между Министерством здравоохранения Сиэтла и штатом Вашингтон. Медсестры Департамента здравоохранения регулярно навещали больных туберкулезом, находящихся на лечении на дому (более 80% населения Сиэтла с диагнозом туберкулез).

        Остальное лекарство

        Инструменты, с помощью которых медицинский персонал Фирланда мог вылечить туберкулезного пациента, были крайне ограничены. «Отдых — больше отдыха — и еще больше отдыха. Отдых — это лейтмотив. Отдых для тела, отдых для ума. Отдых как от непроизвольной, так и от произвольной деятельности составляет основу лечения »( Фирланд, , 31). (Отдых больше не рассматривается как средство от туберкулеза.)

        Спокойные правила были бесконечны: «Все, что не есть отдых, — это упражнения.Не вставай, если можешь сесть. Не садись, если можешь лечь »(Макдональд, 40). Обоснованием для отдыха была попытка изолировать туберкулезные палочки в легких с фиброзом. Чтобы образовалась нежная фиброидная ткань, легкие должны быть как можно ближе или полностью неподвижны. Ожидалось, что пациенты будут обладать характером и проявлять силу воли, чтобы выдерживать жесткое бездействие. Все вновь поступившие пациенты начали свое пребывание в Фирланде в больнице Bedrest. Их задачей было отдыхать в полностью откинутом положении.Было запрещено читать, писать и говорить. Кашель, за исключением получения утреннего образца мокроты, необходимо подавлять из-за боязни спровоцировать приступ кашля у других пациентов и для того, чтобы не повредить нежно заживающие легкие. Даже добираться было запрещено.

        Свежий воздух считался незаменимым средством лечения туберкулеза, и экранированные окна оставались открытыми круглый год. Питательной еды было много, и пациенты должны были хорошо питаться, чтобы набраться сил. Часы посещения: четверг и воскресенье с 2 до 4.Пациентам разрешалось только трое (взрослых) посетителей.

        Некоторых пациентов лечили хирургическим путем, путем введения воздуха в пространство, окружающее каждое легкое (искусственный пневмоторакс), или путем удаления ребер, так что стенка грудной клетки погрузилась в нижнее легкое (торакопластика). Оба метода были разработаны для того, чтобы легкие оставались неподвижными. Поскольку туберкулезные легкие нельзя было подвергнуть общей анестезии, эта торакальная операция была проведена под местной анестезией с использованием новокаина или пентотала натрия.

        Секс — наихудшее осложнение

        Любые мысли или действия, которые «подогревают кровь» (то есть стимулируют либидо), были запрещены. Общественное мнение о туберкулезе включало представление о том, что болезнь сопровождает безумное половое влечение, и ходили слухи, что в других санаториях изобилуют местами для ночных свиданий. Директор Стит предостерег от такого рода деятельности в Фирланде, строго разделив по полу. «При туберкулезе секс — самое страшное осложнение» (MacDonald, 212).

        Мужские прикроватные палаты в Детвилер-билдинг находились на первом этаже и назывались Форланини и Мерфи. Стит поручил пожилым и зрелым медсестрам ухаживать за мужчинами в надежде, что мужское либидо останется в покое. Палаты для постельного белья для женщин занимали второй этаж здания Детвейлера и назывались Трюдо и Бодингтон. Единственными мужчинами, которые регулярно присутствовали на этом этаже, были врачи и несколько доверенных амбулаторных пациентов старшего возраста, которые приподнимали изголовья кроватей для еды.

        Несексуальные действия, считающиеся вредными, включали «написание писем, чтение, прихорашивание; например, завивать волосы, раскрашивать лицо и т. д., позволяя уму задерживаться на любом предмете, который ускоряет кровообращение »( Firland, 43). Амбулаторные пациенты обнаружили, что у мужчин и женщин были отдельные очереди в кафетерий, и они сидели по разные стороны столовой и по разные стороны прохода на ежемесячных просмотрах фильмов. «Между пациентами мужского и женского пола не разрешалось никакого общения, включая подмигивание, размахивание руками, улыбку или написание заметок» (MacDonald, 207).

        Правила

        были повторены, и пациенты постоянно предупреждали, что многие туберкулезные сиэтлцы, находящиеся в списке ожидания, будут рады занять их место, если они не смогут их выполнить. Брошюры с учебными уроками прибыли на подносах с обедом: «[Т] ​​Доктор — единственный, кто знает, когда достаточно отдохнули. Не забывай, Доктор — единственный, кто знает »(Макдональд).

        Преподавание санитарии

        У

        Фирланд была программа обучения медсестер, и медсестры-студенты были важны для бесперебойной работы учреждения.Кроме того, студенты-медсестры из других больниц могли поочередно работать в Фирланде на трехмесячные смены, чтобы изучить уход за больными туберкулезом. Медсестры Фирланда должны были обучать пациентов Пути исцеления с миссионерским рвением, моделировать и обеспечивать дисциплину, а также поддерживать безупречно гигиеничную среду.

        Также ожидалось, что они будут обучать правилам гигиены: хотя Сиэтл объявил вне закона использование обычных чашек для питья в общественных местах в 1913 году, антисанитарные практики все еще были обычным явлением.Люди обычно не прикрывали рот, когда чихали или кашляли, и многие не думали о том, чтобы плевать на пол — практика, запрещенная в общественных местах Сиэтла с 1898 года. Поскольку инфекционные бациллы в слюне и мокроте распространяют туберкулез, эти практики смертельны. Пациенты прошли переподготовку.

        Уход за туберкулезными больными был особенно неприятным: инфекционная мокрота, легочные кровотечения, частая рвота, особенно во время еды, и высокая смертность усложняли эту работу.Очень заразные бациллы туберкулеза сделали эту работу чрезвычайно опасной, и многие медсестры заболели туберкулезом и были приняты в качестве пациентов. Многие не выжили.

        Смерть преследует залы

        Комнаты в корпусе Детвейлера, где пациенты были наиболее больными, были разделены перегородками, которые заканчивались на высоте примерно 30 см от пола, а не стенами. Чувство друг друга пациенты было немедленным и сильным, так как кровать у одной стороны перегородки находилась всего в нескольких дюймах от кровати с другой стороны.Пациентов размещали по два-четыре человека в палате. В тишине палаты для отдыха пациенты могли слышать друг друга, кашлять, переворачиваться и даже дышать.

        Легочные кровотечения и реакция медсестер на них можно было услышать по всему отделению. Пациенты на последних стадиях заболевания были переведены в отдельную палату рядом с медсестринским постом. Все знали, что туберкулез часто бывает смертельным. Смерть, казалось, рыскала среди них: «Он ходил по коридорам, никогда не торопясь, зная, что мы будем его ждать» (MacDonald, 161).

        Дети в Фирланде

        Туберкулез у детей обычно представляет собой инфекцию лимфатических узлов, а не легких, и считалось, что его легче вылечить в надлежащих условиях. Josef House, ювенальное туберкулезное учреждение в Фирланде, принимало пациентов от рождения до 15 лет. Некоторые пациенты болели туберкулезом, а некоторые лечились профилактически, поскольку они приехали из домов (часто с низким доходом), где у члена семьи был туберкулез. Некоторые матери детей проходили лечение в Фирланде и поэтому не могли заботиться о своих детях.Для этих женщин Josef House был находкой. У детей был период полного постельного режима, аналогичный таковому у взрослых пациентов, но обычно более короткий.

        Дети носили минимальную одежду круглый год, в помещении и на улице: легкие хлопчатобумажные шорты / плавки, головные уборы, носки и обувь. Девочки постарше носили блузки. В доме Йозефа была классная комната, где детей обучали здоровью и гигиене. При необходимости, обучение детей проводилось у постели больного. Дни рождения всегда отмечали тортом и свечами.Игры под присмотром, ручная работа, сезонные праздники, пикники и большой детский бассейн предлагали развлечение от отдыха в детском стиле. Josef House имел кровати для 40-50 детей.

        Амбулаторные больные

        Как только ежедневные анализы мокроты пациента показали, что он или она больше не заразны, врачи начали постепенный процесс проверки его сил. Пациентам, у которых наблюдались признаки выздоровления (прибавка в весе, улучшенный рентген грудной клетки, отрицательные образцы мокроты, нормальная температура и пульс), давали «время для отдыха», что означало, что они могли сидеть в постели в течение определенного количества первых минут, а затем постепенно. часов каждый день.

        Дополнительные привилегии, такие как время для чтения и письма и, в конечном итоге, разрешение пройти по коридору в ванную комнату, если у пациента не было признаков рецидива. В конце концов выздоравливающий пациент был переведен из Детвилер-билдинг в палаты для амбулаторных пациентов, где они получили определенную степень личной свободы и могли принимать пищу в столовой, а не на подносах в постели. Поскольку персоналу было дано указание не обсуждать случай пациента с этим пациентом, пациенты никогда не знали точно, каков их прогресс и когда они могут ожидать дополнительных привилегий.Каждая добавленная привилегия была поводом для надежды и радости.

        Трудотерапия

        Пациенты с истекшим сроком службы, занятые трудотерапией, предназначенной как для того, чтобы сделать свой день более сосредоточенным, так и в качестве профессионального обучения для последующего возвращения в продуктивное общество. Это также позволило врачам наблюдать за пациентами, проверяющими свои силы в контролируемой среде. За пациентами постоянно наблюдали, чтобы не допустить рецидива, а тех, у кого температура или пульс увеличились, снова укладывали спать.Предполагалось, что даже пациенты с «восьмичасовым пробуждением», максимальным выделенным временем, будут проводить в покое 16 из 24 часов.

        Пациенты доставляли почту или библиотечные книги, толкали инвалидные коляски или работали в столовой. Фирлэнд предлагал столярный цех, механический цех, типографию, салон красоты, полноценный отдел домашнего искусства и даже добровольческую пожарную часть, укомплектованную выздоравливающими пациентами. Пациенты выполняли важные задачи, такие как пошив хирургических халатов и драпировок, скручивание бинтов и работа на ферме Фирленд.Ферма снабжала учреждение овощами и фруктами, яйцами, птицей и свининой, а также выращивала морских свинок для использования в лабораторных экспериментах Фирланд. Магазин Firland Exchange Store обслуживал пациентов и персонал, доставляя от магазина к койке без дополнительной оплаты.

        Журнал

        Grit and Grin, ежемесячный журнал Firland (позже называвшийся PEP , затем Firland Magazine ) был основан в 1915 году. Его цель заключалась в обучении и информировании пациентов и повышении морального духа.Пациенты производили его в типографии Firland в качестве трудотерапии. Ежемесячные колонки по таким темам, как известные литературные пациенты с туберкулезом, анекдотовая колонка «Твоя мокрота», «Новости здоровья» о бывших пациентах были щедро наполнены призывами СТОП и ОТДЫХАЙТЕ.

        Перечислено

        дней рождения, поступления и выписки. Имена умерших пациентов были перечислены как выписанные. Иногда умирали до одной трети выписанных. Еще живые выписанные пациенты часто продолжали подписываться на журнал, чтобы не отставать от своих друзей в «Сан».Пациентка Хелен Вигген, сообщая о палате в номере PEP за декабрь 1933 года, объявила: «Эти щелчки каблуками, которые мы слышим, предвещают приход Мэй Хилл и Анны Экангер, совершающих свою ежедневную прогулку; после набора семи фунтов это не займет много времени. до тех пор, пока к ним не присоединится Люсиль Лорен. В результате голосования в этом месяце грелка была единогласно выбрана лучшим другом нашего прихода »(стр. 16).

        Известные пациенты

        Пожалуй, самая запоминающаяся пациентка Фирленд — Бетти Макдональд (1907–1958), которая подробно описала год, который она провела там, в « Чума» и «Я ».Книга посвящена «Доктору Роберту М. Ститу, доктору Клайду Р. Дженсену и доктору Бернарду П. Маллену, без чьих щедрых сердец и рук помощи я, вероятно, был бы просто еще одним именем на могильной плите».

        Другие известные личности, прошедшие через Фирленд, — эколог Хейзел Вольф (1898-2000), бейсболист и баскетболист Чарли Франс, художник Уильям Камминг (р. 1917), Беатрис Ретке (жена поэта Теодора Ретке) и писательница Моника. Соне, соседка Бетти Макдональд по комнате.

        Выгрузка

        Пациенты, которые успешно продемонстрировали, что их туберкулез был купирован и их силы восстановлены, были готовы к выписке, опять же по усмотрению медицинского директора Стита.Уезжающих пациентов предупредили, чтобы они продолжали как можно больше отдыхать, регулярно возвращались в клинику Фирланд для проверок, консультировались со своим врачом при выборе типа работы и бдительно наблюдали за возвращением любых симптомов туберкулеза. Женщин предостерегали от беременности. Национальная противотуберкулезная ассоциация обнаружила, что в Фирланде было больше пациентов, ведущих нормальный образ жизни через пять лет после выписки, чем в любом другом санатории в стране.

        Некоторые пациенты Фирланд решили покинуть больницу вопреки совету врача. Зная, что эти самостоятельно выписанные пациенты будут распространять болезнь по всему сообществу, Стит считал их «злыми и своенравными» (Learner, p. 29).

        Годы войны

        Во время Второй мировой войны (1942-1945 гг.) Медперсонал Фирланда, переброшенный для помощи в военных действиях, сократился до одной трети от довоенного уровня. Рагнар Вестман, комиссар здравоохранения Сиэтла, считал Фирлэнд «едва работоспособным» в таких условиях (Westman, 146).Программа диагностического выявления случаев болезни Фирланд была приостановлена ​​из-за нехватки персонала и финансирования.

        пациентов Фирланд, проходящих трудотерапию, участвовали в программе ВМС США по производству масштабных моделей самолетов для использования в качестве учебного пособия при обучении наблюдателей за самолетами распознавать американские и вражеские самолеты. Пациенты, у которых «время истекло», тоже вяжут на войну.

        Прием, выписка и дни рождения в выпусках военного времени PEP предполагают, что не было массовых выписок пациентов японского происхождения из-за Исполнительного указа 9066 (который вынудил людей западного побережья японского происхождения отправляться в лагеря для интернированных).Трое пациентов с японскими фамилиями были выписаны в апреле 1942 года, один — в середине войны (возможно, со смертью), а затем никого не было до июня 1945 года. Японские имена продолжали появляться в ежемесячном списке дней рождений и на шапке PEP на протяжении всей войны. На протяжении всей войны квакерские борцы за мир Флойд и Рут Шмо посещали японских пациентов, семьи которых были интернированы в лагере Минидока (Роджер Дэниэлс, 117).

        «Новая» Фирланд

        В 1943 году округ Кинг взял на себя ответственность за Фирланд, и 25 ноября 1947 года пациентов из Фирланда и бывших туберкулезных санаториев округа Кинг, Морнингсайд и Медоуз, переправили на машинах скорой помощи в «новый» Фирланд, выведенный из эксплуатации военно-морской госпиталь на 15-й авеню. NE и 150-я улица.Эту операцию назвали «самым массовым перемещением пациентов из одного туберкулезного санатория в другой в истории любой гражданской больницы Соединенных Штатов» (Lerner, 44).

        Новым медицинским директором стал доктор Робертс Дэвис. В новом учреждении было 1350 коек. Увеличение количества свободных коек означало, что можно было принять весь лист ожидания. Впервые в истории Фирланда любой желающий мог получить кровать в Фирланде. Многие сиэтлцы осуждали сооружение, похожее на бункер, которое было предназначено для временного использования во время войны и построено соответствующим образом.Резиденция была окружена проволочным забором.

        В любом случае, Rest Cure собирались вытеснить: в 1947 году врачи Фирланда получили доступ к недавно изобретенным чудодейственным лекарствам-антибиотикам. Стрептомицин, а затем пара-амино-салициловая кислота (ПАСК) и изониазид использовались в комбинации для успешной борьбы с туберкулезом. Другие врачи, помня об очевидной способности туберкулезных микобактерий быстро становиться устойчивыми к антибиотикам, продолжали подчеркивать важность отдыха и полноценного питания как важных компонентов Лечения.

        К 1954 году среднее время, проведенное пациентом в Фирланде, сократилось вдвое. Смертность в Фирланде упала с 31 процента в 1948 году до 6 процентов в 1954 году. В 1957 году группа государственных чиновников провела оценку Фирланда и провозгласила его одним из самых выдающихся санаториев в стране. Присоединение в 1948 году к Медицинской школе Вашингтонского университета обеспечило стабильный приток студентов-медиков, студентов-медсестер и врачей-резидентов через Фирланд. Это, в свою очередь, привлекло в штат Фирланд отличный медицинский персонал со всей страны.

        Время перемен

        Обещание настоящего излечения в сочетании с изменением социальных ожиданий привело к снижению послушания среди пациентов. Фирлэнд смягчил правила, касающиеся курения и сегрегации полов, и нанял социальных работников, психологов и психиатров для удовлетворения потребностей пациентов и предоставления профессиональных консультаций. Фирланд заняла лидирующую позицию среди санаториев США в этом отношении.

        Настоящее лекарство от туберкулёза вызвало заметный сдвиг в ожиданиях врачей относительно того, что их работа может сделать для общества.До появления чудодейственных лекарств врачи надеялись исцелять, когда это возможно, возвращать вылеченных пациентов в продуктивное общество и просвещать общественность о гигиенических мерах по борьбе с инфекцией. Антибактериальная терапия означала, что врачи могли надеяться искоренить болезнь.

        Для этого они должны выявлять и лечить каждый случай туберкулеза. Только обеспечив полное и полное лечение всех случаев, они могли исключить всякую возможность заражения. Больные туберкулезом должны лечиться, хотят они этого или нет.

        Осужден за туберкулез

        В 1950-х годах медицинский социолог Фирланд Джоан К. Джексон занималась проблемами лечения туберкулеза у алкоголиков. Отделение Анонимных Алкоголиков в Фирланде было основано в 1950 году. Одновременно с реабилитацией Фирланд начал принудительно изолировать алкоголиков, чтобы не дать пациентам покинуть учреждение вопреки советам врачей.

        «Известный как Шестая палата и расположенный в старом военно-морском бриге… он был оборудован как запертыми дверями, так и окнами с сильными экранами.В палате было семь запертых камер, в которых были только бетонные плиты, покрытые тонкими матрасами. Пациенты, поступившие в шестую палату (большинство из которых находились в состоянии алкогольного опьянения), провели первые двадцать четыре часа в одной из этих камер с целью протрезветь или дезинфекция »(Lerner, 121).

        Сначала его использовали экономно, но к середине 1950-х годов почти 10 процентов пациентов Фирланда были задержаны принудительно. Пациенты-алкоголики, которые не соблюдали антибактериальную терапию после выписки, часто были повторно госпитализированы и прооперированы в профилактических целях (с их согласия, но способом, который обычно считается чрезмерным лечением болезни), и им давали обязательное годичное пребывание в Фирланде, несмотря на отрицательный результат мокроты. культура, которая у неалкогольного пациента стимулировала бы выделения.

        Содержание под стражей в Фирланде происходило без формального судебного разбирательства, хотя в рамках карантинных правил Департамента здравоохранения в соответствии с законами штата, принятыми в 1903 и 1907 годах, ранее не соблюдались из-за отсутствия свободных коек.

        «сложных» пациентов также были помещены в шестую палату в попытке поддерживать порядок и в качестве наказания за нарушение правил. Сотрудники Firland писали статьи для медицинских журналов, в которых подробно описывалось использование шестой палаты, а директора санаториев по всей стране ездили в Сиэтл, чтобы увидеть ее в действии.

        В 1957 году Вашингтонский союз защиты гражданских свобод провел расследование в отношении Фирланда, но только в 1965 году, когда судья окружного суда Роберт М. Элстон начал проводить ежемесячные слушания, посвященные потребностям заключенных шестой палаты, была введена система надлежащей правовой процедуры. Тем не менее, в 1971 году, когда штат Вашингтон взял на себя финансовую ответственность за Фирланд, одна треть пациентов Фирланда находилась на карантине.

        Firland закрывает двери

        30 октября 1973 года компания Firland закрыла свои двери.Вашингтон решил объединить центры лечения туберкулеза в штате, и 210 оставшихся пациентов Фирланда были переведены в больницу Маунтин-Вью в Такоме. Национальные тенденции стимулировали интеграцию больных ТБ в обычные больницы, при этом большинство из них получали лечение антибиотиками в амбулаторных условиях под наблюдением частных врачей или Министерства здравоохранения. Эпоха туберкулезных санаториев, в которой Фирланд играл столь важную роль для Сиэтла, закончилась.

        Infogalactic: ядро ​​планетарного знания

        Почтовая марка с изображением туберкулезного санатория Паймио, Финляндия, автор Алвар Аалто

        Санаторий (также пишется санаторий и санаторий ) — это медицинское учреждение для лечения хронических заболеваний, чаще всего связанных с лечением туберкулеза (ТБ) перед применением антибиотиков.Иногда различают санаторий (своего рода санаторий, например, санаторий Батл-Крик) и санаторий (больница). [1] [2]

        История

        Обоснование санаториев было то, что до того, как появилось лечение антибиотиками, режим отдыха и полноценного питания давал наилучшие шансы на то, что иммунная система больного «отгородит» очаги легочной туберкулезной инфекции. В 1863 году Герман Бремер открыл Brehmersche Heilanstalt für Lungenkranke в Герберсдорфе (Соколовско), Силезия (ныне Польша), для лечения туберкулеза.Пациенты получали обильное пребывание на высоте, свежий воздух и хорошее питание. [3] Туберкулезные санатории стали обычным явлением по всей Европе с конца XIX века.

        Санаторий «Адирондак Коттедж», основанный в Саранак-Лейк, штат Нью-Йорк, в 1885 году, был первым подобным учреждением в Северной Америке. По данным Саскачеванской ассоциации легких, когда в 1904 году была основана Национальная противотуберкулезная ассоциация (Канада), ее члены, в том числе известный пионер борьбы с туберкулезом докторR.G. Фергюсон считал, что следует проводить различие между курортами, с которыми люди были знакомы, и новыми больницами для лечения туберкулеза: «Поэтому они решили использовать новое слово, которое вместо латинского существительного sanitas , означающего здоровье, подчеркнет необходимость научного исцеления или лечения. Соответственно, они взяли корень латинского глагола sano , означающий лечить, и приняли новое слово санаторий ». [1]

        В Швейцарии когда-то было много санаториев, поскольку медицинские работники считали, что чистый холодный горный воздух — лучшее средство от болезней легких.В Финляндии в начале 1900-х годов по всей стране в изолированных лесных массивах была построена серия противотуберкулезных санаториев. Самым известным был санаторий Паймио, построенный в 1933 году по проекту всемирно известного архитектора Алвара Аалто. В нем были и солнечные балконы, и терраса на крыше, где пациенты лежали весь день в кроватях или на специально разработанных стульях — кресле Паймио. [4] В Португалии санаторий Heliantia в Валадаресе использовался для лечения туберкулеза костей в период с 1930-х по 1960-е годы.

        В начале 20 века туберкулезные санатории стали обычным явлением в США. В начале 1900-х годов солнечный свет Аризоны и сухой воздух пустыни привлекали многих людей (так называемых «лонгеров»), страдающих туберкулезом, ревматизмом, астмой и многими другими заболеваниями. Более состоятельные люди предпочли лечиться на эксклюзивных курортах для лечения туберкулеза, в то время как другие использовали свои сбережения, чтобы поехать в Аризону и приехали без гроша в кармане. Лагеря туберкулеза в пустыне были сформированы из палаток и домиков. Во время эпидемии туберкулеза города в Аризоне рекламировали штат как идеальное место для лечения туберкулеза.Многие санатории в штате Аризона были созданы по образцу европейских загородных курортов того времени, с внутренними дворами и отдельными комнатами. Каждый санаторий был оборудован примерно на 120 человек. Наибольшая площадь для санаториев была в Тусоне, в городе насчитывалось более 12 [ количественно ] объектов гостиничного типа. К 1920 году в Тусоне было 7000 человек, которые приехали лечиться от туберкулеза. На Запад приехало столько людей, что на всех не хватило жилья.В 1910 году палаточные городки начали появляться в разных местах; один был описан как место убожества и избегался большинством горожан. Многие зараженные спали в открытой пустыне. В районе, прилегающем к тогдашнему центру Феникса, который назывался Саннислоуп, располагался еще один большой лагерь для больных туберкулезом, жители которого в основном жили в палатках, разбитых вдоль склонов гор, которые возвышаются к северу от города.

        Первым противотуберкулезным санаторием для чернокожих на изолированном Юге был санаторий Пьемонт в Берквилле, штат Вирджиния.Санаторий Уэверли-Хиллз, туберкулезный санаторий в Луисвилле, Кентукки, был основан в 1911 году. Он стал Меккой для искателей любопытства, которые считают, что здесь обитают привидения. [5] Из-за засушливого климата в Колорадо-Спрингс было несколько санаториев. Больница A.G. Holley в Лантане, Флорида, была последним отдельно стоящим противотуберкулезным санаторием в Соединенных Штатах, пока не закрылась 2 июля 2012 г. [6]

        В 1907 году на северо-востоке Англии был открыт санаторий Станнингтон для лечения туберкулеза у детей.Санаторий открылся на средства, собранные местной благотворительной организацией «Праздник бедных детей», ныне старейшей детской благотворительной организацией «Дети Северо-Востока». [7]

        После 1943 года, когда Альберт Шац, тогда аспирант Университета Рутгерса, открыл стрептомицин, антибиотик и первое лекарство от туберкулеза, санатории начали закрываться. Как и в случае с санаторием Паймио, многие из них были преобразованы в больницы общего профиля. К 1950-м годам туберкулез больше не представлял серьезной угрозы общественному здоровью; это контролировалось антибиотиками, а не длительным отдыхом.Большинство санаториев было снесено много лет назад.

        Однако некоторые из них были адаптированы для новых медицинских ролей. Санаторий Тамбарам на юге Индии теперь является больницей для больных СПИДом. [8] Государственная больница в Санатории, штат Миссисипи, в настоящее время является региональным центром программ лечения и трудотерапии, связанных с умственной отсталостью. В 2001 году в Японии министерство благосостояния предложило изменить название лепрозария на санаторий. [ необходима ссылка ]

        Банкноты

        1. 1.0 1,1 «Санаторийный возраст:» «Санаторий» против «Санатория», История борьбы с туберкулезом в Канаде
        2. ↑ «Санаторий, санаторий, санаторий», The Columbia Guide to Standard American English , 1993
        3. McCarthy OR (август 2001 г.). «Ключ от санаториев». J R Soc Med . 94 (8): 413–7. PMC 1281640. PMID 11461990.
        4. ↑ Йоран Шильдт, Алвар Аалто — Работа всей жизни — Архитектура, дизайн и искусство , Издательство Отава, Хельсинки, 1994.
        5. ↑ Санаторий Уэверли-Хиллз по-прежнему вызывает интерес у местных жителей — Кардинал Луисвилля, 21 октября 2003 г. в Wayback Machine (архивная копия 5 ноября 2003 г.)
        6. ↑ Больница Санленда № A. Госпиталь Г. Холли в Лантане,
        7. «Голоса санатория Станнингтон». Музей Вудхорна и архивы Нортумберленда . Проверено 28 октября 2014 г.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.