Охотничий костюм 19 века: как менялся охотничий костюм – WARHEAD.SU

Русский охотничий костюм — Октябрь — 2008 год — Архив номеров — «Охота»

Молодая императрица Елизавета Петровна любила выезжать на соколиную охоту верхом в мужском полевом платье (в таком костюме она изображена и на одной из картин В.А. Серова), также отдавая ему предпочтение на маскарадах или охотах и в более зрелые годы.

Такой же охотничий костюм использовала и Екатерина II, время от времени предпочитая ему военный мундир (изображена в нем на картине Л.О. Пастернака). Однако в последствии можно видеть несколько иное описание ее охот: «2 августа 1773 года, в пятницу, «в начале четвертого часа пополудни, Ее Императорское Величество, в длинном кафтане (то есть в амазонском платье), соизволила проходить в манеж и оттуда предприняла шествие, верхом, в поле, с сокольею охотою; а за Ее Величеством последовал и Его Императорское Высочество с кавалерами, верхом же, а Ландграфиня с Принцессами».

Дамы вообще предпочитали в основном охотиться в охотничьих костюмах европейского образца, копируя при этом французские платья-амазонки из модных французских журналов.

Для удобства верховой езды платья адаптировали еще европейские женщины – приспособились надевать под них обыкновенные мужские штаны, а позднее и трикотажные кальсоны. Однако русские морозы и здесь вынудили внести свои коррективы – поверх платья надевались изящные меховые полушубки, а юбки шились из более плотной и теплой материи.

Сохранилось довольно подробное описание собственной охоты Петра II: кафтанов, сюртуков, мундиров, камзолов, шапок или шляп, картузов, кушаков, перчаток или рукавиц. При этом каждому «подразделению» присваивался свой цвет в зависимости от желания августейшего владельца: к примеру, в кафтаны алого сукна были одеты то стременные, то «чины птичьей охоты», а зелеными были то костюмы егерей и пикеров, то сюртуки выжлятников. Шапки птичьей охоты были то «черные, плисовые с золочеными гербами», «штучками» и разными плюмажами, то белыми шелковыми, белыми гарусными, «белыми перяными с бантами зеленой ленты».

Попрежнему редко для охоты использовалась шуба, которой предпочитали более легкую и удобную епанчу. Платье охотников соответственно делилось на выездное и парадное, и повседневное.

Стоил такой костюм очень недешево. Непременной принадлежностью охотника были также разнообразные ножи и кортики, которые использовались не только для того, чтобы «принять дичь», но и для прорубания дороги через заросли для августейшего лица.

В комплектных охотах XVIII – начала XIX века, содержавшихся русскими дворянами, происходит настоящий расцвет охотничьего костюма – каждый мало-мальски уважающий себя владелец старался не только завести в своей охоте толковых людей, породных собак и приличных лошадей, но и придать ей должный внешний облик.

После отмены крепостного права охотники-одиночки, лишившиеся возможности содержать свою комплектную охоту, вынуждены были обратиться к постижению искусства ружейной охоты, для которой одежда отвечала уже не столько требованиям формы и красоты, сколько потребностям исключительно удобства. В трудах Сабанеева (Сабанеев, 1985, 1992), к примеру, содержатся многочисленные рекомендации к одежде охотника и, в частности, одно из первых упоминаний о необходимости надевать на охоту некую камуфляжную одежду: не черную и не белую (пугающую зверя и птицу), а серую или песочную – маскирующую охотника.

Однако единого покроя простой одежды для охотника-одиночки уже нет, и он предостерегается только от ношения на охоту «накрахмаленного белья и галстухов».

Особое внимание уже уделено именно удобству одежды и самочувствию стрелка в ней вследствие изменения специфики охоты в целом, ведь вряд ли возможно было бы пробродить с легавой весь день по болоту, будучи облаченным в жаркий кафтан. Для защиты от крайне распространенной и докучливой охотничьей неприятности – комаров – упоминается несколько подчас комичных с точки зрения современного человека способов – ношение на поясе железной дымокурки с тлеющим древесным трутом, натирание лица и рук сильно пахнущим маслом (гвоздичным или лавандовым), ношение «комарника» – подобия чулка из тюли или холста(с вшитой сеткой), надеваемый на низкую поярковую шляпу с широкими полями и закрепляемого над полями и на воротнике кулисками.

Самой неудобной обувью для летней и осенней охот признавались Сабанеевым высокие кожаные сапоги (на манер современных болотников), которые на тот момент широко использовались многими охотниками.

Взамен их он предлагал надевать длинные сапоги из толстой непромокаемой парусины, которые можно было изготовить значительно длиннее, легче и дешевле кожаных и с помощью обильной смазки (смеси внутреннего свиного сала, ворвани и чистого березового дегтя) предохранить от промокания. Предлагались им также обыкновенные сапоги с низким голенищем или самодельные поршни, используемые для охот в сухой местности и достаточно просторные, чтобы можно было надеть их с теплым носком или «холщовыми подвертками», так как «ходить на охоту в бумажных или нитяных носках не годится». Штанину предполагалось не заправлять в голенище, а носить «завязав снурком немного выше сапожного подъема» поверх его, так что ни тина, не снег, ни песок, ни вода не могут «ни коим образом проникнуть в него».  

В зимний период охотиться рекомендовалось «в бумажной рубашке» и вязаной шерстяной «рубахе» без застежек (прототип современного свитера), надев сверху какое либо широкое и короткое «платье» «крытое толстыми сукном, драпом, или меховое» с просторными рукавами (чтобы греть в них руки), со стоячим воротником с хорошей застежкой.

Для изготовления меховой верхней одежды наименее пригодной Сабанеев (Сабанеев, 1985, 1992) считал овчину; заячий мех, по его мнению, более всех других удовлетворяет требованием охотника – он легок, а будучи покрыт какой либо тканью, становится не так уж непрочен и не «лезет» – подобный, к примеру, «русачий» пиджак выдерживал две зимы. 

Чтобы отказаться от неудобных муфт, которыми пользовались многие «столичные» охотники, рекомендовалось вшить внутри такой заячьей шубки на уровне желудка два внутренних кармана, чтобы во время охоты греть в них руки. Штаны также предлагалось шить из толстой материи и довольно широкие, так как шта ны в обтяжку «ведут неизбежно к ревматизму ног». 

Охотнику предлагалось также сшить себе холщовый балахон для маскировки, меньшего риска испачкаться кровью убитого зверя и предохранения от снега.

Наилучшей обувью (даже для хождения на лыжах) признавались русские валенки с короткими голенищами, поверх которых натягивались штаны, а головным убором – башлык или еще лучше вязаный «шлем» (как современный танкистский подшлемник, закрывающий плотно голову, шею, затылок и часть щек).

Для сохранивших свое пристрастие псовых охотников рекомендовались свободно сшитые в талию и не стесняющие движений двубортные кафтаны до колен возможно яркие для выжлятников и темные для борзятников (чтоб не пугать зверя). Под кафтан в холодное время предполагалось надевать короткий овчинный полушубок, шитый на манер гусарской венгерки – не крытый сукном и без всякой отделки (нечто, напоминающее современную подстежку для куртки). Шаровары при этом рекомендовались одного цвета для всей охоты, со штрипками внизу зауженных штанин – чтоб легче было зафиксировать ее в сапоге. В комплекте рекомендовался также плащ для защиты от дождя и фуражка с козырьком для защиты от солнца. Простой охотник в одежде придерживался наиболее древнего и консервативного принципа – что есть потеплее и поудобнее – то и надел. К примеру, прославленный персонаж Дриянского ловчий Феопен, хоть и являлся участником комплектной охоты, однако же предстает на страницах книги то в помятом картузе, синей поддевке и длинных сапогах, то во фризовом буром балахоне до пят – «живое изображение пленного турка между блестящими казаками и черкесами».

К концу XIX века костюм царских охотников несколько утратил богатство и пышность, придя к тенденции строгих форм и большей практичности. Вот как выглядели, по описанию, данному Вальцовым, выездные костюмы охотников Его Императорского Высочества Великого князя Николая Николаевича псовой охоты.

Доезжачий и выжлятники одеты в красные полукафтаны, подпоясанные черными ремнями с кинжалами, на головах – «шапки белого барашка с красным верхом», за плечами – «никелевые белые рога, подобранные по звуку под аккорд». Кафтан доезжачего дополнительно обшивался золотым галуном. Борзятникам и стременным полагались синие полукафтаны, только для стременных они дополнительно обшивались золотым галуном и подпоясывались «черным ремнем с кинжалом в черных ножнах с белой рукояткой». Дополняла костюм черная барашковая шапка с синим верхом, черный рог и черный арапник «домашнего плетения».

Подбор лошадей по мастям также осуществлялся с должным вниманием: под борзятниками – чалые кабардинской породы, под стаей – серые, под седлом августейшего владельца – чалая, темногнедая или бурая кабардинка. Собаки также распределялись по окрасам: двор – красно и темно-чубарые, двор – красные и муругие и т.д.

После революции 17го года культура охотничьего костюма была полностью отброшена как принадлежность буржуазного времяпрепровождения, и на первый план вышел крестьянский способ охотиться «в чем бог послал». А бог в лице представителей советской власти чаще всего посылал основной массе советских охотников обноски военной формы и потерявшие достойный вид элементы повседневной одежды.  Подобная тенденция усугубилась после Второй мировой войны, а появившаяся с 50–60х годов возможность за скромный магарыч достать в воинской части вполне теплый и удобный комплект, прочно закрепила в качестве наиболее популярного современного охотничьего костюма именно военную, а в наши дни и псевдо-военную форму: первая выгодно отличается относительной дешевизной и удобством, а вторая – удобством и своеобразным «стилем», позволяя таким образом каждому охотнику самому решать, что предпочесть – «крутой» утепленный камуфляж, поношеный ватничек или что-то свое и оригинальное.

Выезд в поле с борзыми

Как одеться, если вы собрались на торжественное открытие сезона псовой охоты?

Костюмы:

1,2,3,4,8. Точная реконструкция женского охотничьего костюма начала 19 века, в который входит юбка-амазонка для езды в дамском седле, верхний жакет-спенсер и богато украшенный головной убор — цилиндр или конфедератка.

2,4. Красный мундир регулярных казачьих частей на 1812 год.

5. Стилизация под польский женский костюм второй половины 19 века, характерная особенность- разрезные рукава, которые либо драпируются за спину, либо свободно висят как на фотографии.

6, 9. Казачьи народные костюмы. Помимо черкесок на казаках башлыки (капюшоны с длинными лацканами) и кубанки- народный головной убор. Костюм белого цвета — парадный, черного повседневный. На женщине — женский вариант казачьего костюма.

«Первое сентября исстари у нас считалось днем открытия псовой охоты, как на Западе, но в нашей местности это открытие всегда происходило несколько позже, между 5 и 10 сентября.

Уже с половины августа переписка между Выбити и Волышово оживлялась: обменивались сведениями о состоянии хлебов, и в зависимости от предполагаемого окончания их уборки устанавливался срок начала охот, сообщалось о выводках волков, намечался день и план на осень и день первого поля. Я постараюсь здесь дать описание этого первого поля, которое у нас отличалось некоторой праздничной торжественностью и сопровождалось церемонией, которая называлась «сворой» и которая, насколько мне известно, ни в какой другой охоте не соблюдалась.

Итак, все охотники в сборе и первый выезд назначен на 8 сентября. Накануне по предложению хозяина все соглашаются идти кормить собак, т.е. присутствовать при их корме, который в отношении гончих совершается с некоторой обрядной торжественностью. К назначенному часу все направляются на псарню, не исключая дам, которым при входе вручается по прутику для того, чтобы отгонять ласкающихся собак, которые могут запачкать платья…

Следующий день приходится на воскресенье, когда в силу неуклонно соблюдаемого порядка на охоту выезжают только после обедни и ускоренного завтрака. К обедне в прилегающей к дому церкви сходятся все; она заполнена жителями Волышова, соседних деревень и охотниками трех съезжих охот; их человек тридцать, они все в новеньких мундирах, подстриженные, подбритые, в полной готовности после годичного перерыва приступить к действиям. После обедни ранний завтрак. Не знаю, как другие, но я за этим завтраком испытывал всегда некоторое волнение; кроме нетерпения, тут действовало всегда сознание, что предстоит некоторый смотр моей охоты, хочется не ударить лицом в грязь, щегольнуть ее составом, похвастаться своими «первоосенниками» (т.е. собаки весной погодовавшие). Завтрак затягивается, между прочим, потому, что хозяйка ведет длинные разговоры с сидящим рядом с ней батюшкой, почтенным о. Александром. Большинству кажется, что в такой день такие разговоры неуместны и подлежали бы сокращению. Наконец все встают и расходятся по своим комнатам, чтобы переодеться и облечься в охотничьи доспехи.

Тем временем перед домом развернулась величественная и живописная картина. В центре просторного двора, окаймленного домом покоем, в стиле Людовика XVI, с мансардами, перед высоким крыльцом расположились обе стаи, всего около ста собак, с шестью выжлятниками, двумя доезжачими и все тем же Плесневым во главе; налево столько же моих и голицынских; все охотники верхами, у борзятников по две собаки на сворах; в центре образовавшегося таким образом полукруга конюхи водят господских верховых лошадей, тут же стоят пешие мальчики, еще не доросшие до положения настоящих охотников, и держат борзых, предназначенных в господские своры; в некотором отдалении экипажи, запряженные парами и тройками; последними, красиво подобранными, с рысаками в корню и кровными пристяжками, Волышово издавна славится. Сегодня выезд многолюднее обыкновенного; это потому, что день «своры» это как бы парад, когда выезжают все — и стар и млад. Некоторые уже давно на пенсии или исполняют побочные обязанности при охоте, воспитывают щенков и т.п. Но сегодня они выехали и бодрятся на конях».

Из воспоминаний князя Бориса Васильчикова, глава «Кое-что об охоте вообще и псовой в особенности».

Фото: Александра Вьюжанина с)

Читайте также:

Охотничья мода — Охотники.ру

В данной статье рассматривается одежда английских охотников с ружьями, которой присущи черты консерватизма и традиции.

ОХОТА ПО-АНГЛИЙСКИ.

Английское слово hunting в переводе на русский означает «охота». Охоту с огнестрельным оружием называют shooting (от англ.
to shoot — стрелять). В британском королевстве охота во всех ее проявлениях пользуется огромной популярностью с давних времен, но самой традиционной, несмотря на сегодняшний ее запрет, остается охота на лис — fox hunting. Не исключено, что со временем англичане смогут добиться отмены запрета на ее проведение.
 

Под словом hunting в Велико­британии понимают охоту верхом на лошади вслед за сворой гончих. В среде охотников дань традициям очень велика, поэтому мало что изменилось со времен викторианской эпохи. К примеру, самый часто встречаемый материал одежды на любой официальной охоте — это твид, хотя подкладку сегодня шьют из воздухопроницаемого и полностью защищенного от воды материала. Брюки-гольф считаются нормой: они очень практичны, так как дождь не стекает по штанинам в сапоги-веллингтоны. (В Великобритании и бывших колониальных странах резиновые сапоги называют ботинками Веллингтона или сапогами-веллингтонами (Wellington boot) в честь первого герцога Веллингтонского Артура Уэлсли, который поручил сапожнику провести модификацию армейских ботфортов образца XVIII века).


Старый тип курток был повсеместно вытеснен новым. Но и современную модную куртку шьют из твида. Под нее надевают жилетку, которую придумали стендовые стрелки. В ней удобно, так как она длинная, а за счет больших карманов очень практичная.


Выбор головного убора, возможно, самый яркий пример того, как общество охотников почитает традиции. Вплоть до пятидесятых годов двадцатого века мужчина, независимо от класса и рода деятельности, вряд ли показался бы в обществе без головного убора. На фотографиях футбольных матчей, промышленных забастовок и королевских приемов — везде, за исключением официальных королевских мероприятий, можно увидеть мужчин в кепках, котелках и даже цилиндрах. Сегодня стрельбище, пожалуй, единственное место, где головной убор — это норма независимо от погоды. Самый распространенный вариант, конечно, кепка. Небольшой козырек защищает от дождя и солнца, не мешает целиться при стрельбе по высоко пролетающей мишени. Кроме того, кепку едва ли сдует ветром. Шьют ее, разумеется, из твида. В последние годы самой популярной формой головного убора в Великобритании стали бейсболки. Однако на стрельбищах их почти не встретишь. Быть может, потому что их придумали в Америке?


Патроны носят в сумке из кожи — со времен изобретения патрона она совсем не изменилась. Часто менялась лямка сумки — например, на полковой военный ремень. У каждого британского полка был собственный форменный ремень, который окрашен в определенные цвета. Если носят такую лямку, значит, служат (или служили) в определенном полку. Допустимо надевать и ремни отца или деда. Иногда на крупных мероприятиях стрелка сопровождает заряжающий, который носит сумку с патронами.

 


В английской парфосной охоте женщины принимали активное участие.


В соответствии с причудливой британской социальной иерархией пышнее всех на охоту одевался егерь, особенно если он егерь главный и под его руководством находятся один или несколько егерей. В далекие времена герцоги, графы и бароны, занимая высокое положение, были уверены в себе и не беспокоились о том, что люди скажут об их одежде. А главному егерю приходилось упорно работать много лет, чтобы достичь высокого положения, и продолжать трудиться, чтобы сохранить его.


Старое общественное устройство разрушено, но не исчезло до конца, и статус главного егеря до сих пор уважаем. В день охоты егерь — начальник, и для подчиненных на этот день его приказы подобны воле Бога. Неважно, кем является стрелок и чем он занимается в течение рабочей недели. Герцоги, графы, бароны, а также руководители промышленных заводов и миллиардеры — все подчиняются власти главного егеря во время охоты. Как и подобает, он появляется на охоте в безупречном твидовом костюме, сшитом портным, в брюках-гольф, куртке, жилете и головном уборе, конечно же из твида, который специально выпускают для поместья, где он работает. Твидовые ткани для поместий делали 100 и больше лет назад, но и сегодня их привозят в Лондон, чтобы заказать портному новый костюм для охоты.


Профессиональные охотники на оленей на севере и северо-западе Шот­ландии продолжают одеваться традиционным образом. Интересно, что крупные яркие клетки и узоры фиолетового и зеленого цвета на одежде, которые смотрятся слишком броско на улице, издалека сливаются с местностью. В наши дни охотники на оленей из Англии взяли на вооружение много современных вариантов камуфляжа, чтобы на охоте можно было «вписаться» в какую угодно местность.


Сегодня охота во всех своих проявлениях — это развлекательное и общественное мероприятие. Никто не пойдет на фуршет или вечеринку, не одевшись соответственно мероприятию. То же самое можно сказать и об охоте. В Великобритании считается, что прийти на охоту на фазана без галстука неправильно и, кроме того, неуважительно по отношению к хозяину охоты. Главное — не забыть, что этим галстуком неплохо вытирать капли дождя с шеи.

Дэвид Уотерс 30 октября 2014 в 00:00

Лаз — промысловая накидка — Охотники.ру

Лузан — полоса… домотканого сукна длиною аршина два; сукно это подшивается по краям крепким холстом, выходит, значит, мешок, кругом зашитый, но в руках ловкого зырянина из одного мешка является два, куда и складывается провизия или другие дорожные или охотничьи принадлежности. А.В. Круглов. Лесные люди

ФОТО ИГОРЯ АНДРИЯНОВА

Лаз, он же лузан или лус, как непременный атрибут снаряжения коми-зырян, упоминался в рассказах об охотничьих промыслах этого народа практически всеми путешественниками, посещавшими край коми в XIX веке.

Столь частые упоминания явно свидетельствуют о том, что подобный вид снаряжения был в диковинку для жителей европейской части России, чего не скажешь о территории Западной Сибири и севера Архангельской губернии, где охотничье снаряжение коми-зырян, искусных промышленников, было известно с давних пор.

Традиционно в специальной литературе лаз принято именовать «промысловой накидкой».

И действительно, данный атрибут охотничьего снаряжения напоминает наплечную одежду-накидку, история появления которой восходит к временам глубокой древности, когда человек, проделав в шкуре отверстие для головы и подпоясавшись, догадался использовать получившуюся конструкцию в качестве наплечной одежды.

Кстати, подобие такой примитивной накидки демонстрирует герой Сильвестра Сталлоне в фильме «Первая кровь».

Следующим шагом в эволюции этой одежды, вероятно, можно считать пончо латиноамериканского континента и другие подобные ему виды накидок.

Но в отличие от накидок из шкуры или пончо, лаз продвинулся по своеобразной эволюционной лестнице несколько дальше, соединив в себе функции одежды, защищающей от снега и дождя, и заплечного мешка, позволяющего переносить инструменты, трофеи промысловой охоты или рыбной ловли.

Причем и то и другое совмещено в данной конструкции настолько тесно, что невозможно сказать, чем же в большей степени является лаз: наплечной накидкой или же средством для транспортировки грузов.

 


80-летняя Зоя Канева из деревни Черноборская Ижемского р-на до сих пор ходит на охоту в своем суконном лазе. ФОТО АРТУРА АРТЕЕВА

Наиболее важным конструктивным элементом, отличающим лаз от простой накидки, является наличие спереди и сзади двух больших карманов, ширина которых совпадает с шириной полотнища.

Задний карман за счет своей глубины (как правило, почти в два раза) превосходит объем переднего и предназначен для переноски охотничьих трофеев либо инструментов, в то время как в переднем кармане, часто разделенном по вертикали на два отделения, традиционно хранятся необходимые в пути мелочи и небольшой продуктовый паек.

Для фиксирования накидки на поясе по нижнему переднему краю к лазу пришивался специальный узкий ремень, охватывавший при опоясывании заднюю сторону накидки.

При этом задняя сторона с большим карманом, которая была почти в полтора раза длиннее передней, порой доходила чуть ли не до бедра владельца, прикрывая от ветра и холода поясницу (правда, только в том случае, если задний карман был пуст).

Там же, на задней стороне лаза, с внешней стороны, на спине, часто пришивалась (а вернее сказать, монтировалась) специальная жесткая петля из толстой кожи для топора. Нередко по бокам к лазу пришивались специальные треугольные наплечники, напоминающие разрезанные рукава и создающие дополнительную защиту от снега.

Длина таких наплечников варьировалась от совсем небольших до очень длинных и широких, спускавшихся почти до самого локтя.

Иногда накидка-лаз снабжалась капюшоном, который был или треугольной формы и тогда напоминал башлык или монашеский куколь, или круглой, что делало его похожим на капюшон малицы.

 


Лаз для ношения топора за спиной. ФОТО ИГОРЯ АНДРИЯНОВА

Крой и материал, из которого изготавливалась такая накидка, различались в зависимости от сезона и климатических условий, при которых предполагалось ее активное использование.

Так, на старых фотографиях конца XIX — начала XX вв., сделанных в разных районах Усть-Сысольского уезда Коми и в южных районах, населенных коми-пермяками, нередко можно видеть лаз довольно простого кроя прямоугольной формы.

Его верх изготавливался из выделанной кожи коричневого или черного цвета и подбивался плотной холщовой тканью. Такой лаз хорошо защищал от дождя и ветра, а потому использовался летом и в межсезонье.

В зимнее время, в период сильных холодов с большим обилием снега, применялся лаз из плотного цельнотканого холста, изготовленного на ткацком станке. В этом случае окрас полотна мог быть либо белым, либо в виде чередующихся широких поперечных полос коричневого и серого цветов.

Считается, что оба варианта расцветки служили для маскировки охотника либо на равнине, либо на пересеченной местности в условиях заснеженного леса.

 


Кожаный лаз с наплечниками в традиционном для коми охотничьем костюме XIX века. ФОТО ИГОРЯ АНДРИЯНОВА

Иногда можно было встретить лаз из полотна, которое вязалось из особо прочных шерстяных и льняных нитей. Нередко накидка изготавливалась из сукна.

В этом случае для прочности подшивали кожу там, где ткань испытывала наибольшие нагрузки и подвергалась истиранию: на плечах, груди, а также на спине, где крепился на специальной кожаной петле топор.

Существуют отдельные упоминания об использовании накидки-лаза, изготовленной из выделанной шкуры, которую носили мехом наружу.

Но все же такие экстремальные варианты встречались редко, так как, по словам охотников, слишком высока была вероятность при случайной встрече принять охотника, одетого в такой лаз, за зверя, со всеми вытекающими последствиями…

В советское время в связи с постепенным исчезновением некоторых традиционных материалов, таких как плотный домотканый холст, и появлением новых, лаз нередко изготавливался из брезентовых и водоотталкивающих прорезиненных тканей, шинельного сукна и даже из искусственной кожи.

При этом в его конструкции появились новые элементы. Например, небольшие нагрудные карманы и специальные погончики, либо пуговицы, препятствующие соскальзыванию с плеча ружейного ремня.

 


ФОТО АРТУРА АРТЕЕВА

В связи с повсеместным переходом коми-охотников на казнозарядное охотничье оружие, заменившее традиционные дульнозарядные кремневые и пистонные ружья и винтовки, спереди к лазу нередко стали пришивать патронташи на несколько патронов.

Благодаря своей практичности, проверенной многими поколениями охотников в условиях таежной полосы, лаз использовался не только промысловиками. Так, по сведениям известного сыктывкарского исследователя Н.Д. Конакова, лаз был известен также охотникам Карелии.

Хорошо знали этот вид одежды и представители русского населения Западной Сибири, чье знакомство с промыслово-охотничьей культурой коми, оптимально приспособленной под условия тайги и лесотундры, началось еще во времена расцвета первого русского заполярного города Мангазеи.

 


Ремонтный набор для одежды — обязательный элемент в комплекте старого охотничьего лаза. ФОТО ЗОИ ТИМЧЕНКО

Этот знаменитый западно-сибирский Клондайк XVII века как магнит притягивал охотников за «мягкой рухлядью» — дорогой пушниной, ценившейся в свое время в Западной Европе буквально на вес золота.

А потому здесь особо был востребован опыт промысловой охоты и оптимально подходившее для нее традиционное снаряжение, а также одежда народа коми, который пришел в этот край из-за Урала одним из первых.

Его приход, безусловно, способствовал налаживанию контактов между представителями коренного населения — уграми и самодийцами и новыми русскими поселенцами.

И по сей день некоторые охотники-коми продолжают использовать лаз в качестве промысловой одежды.

Несмотря на то что теперь он изготавливается из современных материалов, лаз мало чем отличается от тех, что на протяжении столетий защищали своих владельцев от непогоды, одновременно являясь удобным средством для переноски небольшой поклажи и трофеев охотничьего промысла.

Игорь Андриянов 8 февраля 2019 в 05:51

Смешались кони, люди: традиции английской охоты

Осень – начало сезона охоты, в том числе и «fox hunting», знаменитой английской охоты на лис. Эта аристократическая забава немыслима без самых красивых (по-моему, именно так!) ее участников 1 лошадей. И под особенности передвижения верхом подстраивалось все: ритуалы, одежда, манера самой охоты (без оружия). Развлечение это древнее, а англичане, как известно, большие любители старых добрых традиций, о которых я сегодня и расскажу.

Лошади были с охотниками практически всегда. И во времена римских завоевателей Британских островов, практиковавших травлю зверя соколами, и во времена легендарного Ричарда Львиное Сердце, который ввел обычай конной охоты с борзыми. В 1420 году по приказу короля Эдуарда II Плантагенета подробные инструкции для охотников зафиксированы.

Одна из первых охот на лис — на лошадях с собаками — о которой дошли сведения до нашего времени, состоялась в графстве Норфолк в 1534 году, а начиная с XVII века, fox hunting вошла в историю Англии в качестве кодифицированной традиции (на уровне нормы закона) в XVII веке.

Ее расцвет пришелся на век XIX, когда Англия стала настоящей законодательницей охотничьих мод — создала уникальный аристократический стиль этого развлечения, приравняв его к спорту: не добыча была главной целью мероприятия, а бешеная скачка в сопровождении гончих по пересеченной местности на сильном, умном, благородном животном — лошади. Даже старейший конный еженедельный журнал Великобритании называется Horse&Hound («Ло­­шадь и гончая»), указывая на неразрывные связи этих двух любимцев нации.

Так как охотники должны были гнаться за добычей по совершенно непредсказуемому маршруту — по полям, лесам, ручьям и оврагам — для fox hunting была выведена специальная верховая лошадь — hunter, или гунтер (британцы вообще люди обстоятельные). Гунтер — потомок чистокровного верхового жеребца и упряжной, обычно довольно тяжелой кобылы. В результате такого подбора пар получали потомство сильное, выносливое и способное преодолевать разнообразные естественные и искусственные препятствия (во многих областях Англии почва каменистая и крестьяне, расчищая поля, выкладывали вокруг них каменные изгороди высотой иногда до полутора метров). В результате, благодаря охоте, английская армия получила прекрасных полукровных лошадей для кавалерии.

К открытию охотничьего сезона готовились в национальном масштабе: к концу октября обычное течение дел приостанавливалось, пустел парламент и целые районы городов. Аристократы, политики, успешные бизнесмены перемещались в свои загородные владения, чтобы без устали, непрерывно, по шесть дней в неделю, с рассвета до заката скакать по убранным полям под лай гончих и пение охотничьих рожков. И сейчас в охоте на лис ежегодно участвует до миллиона жителей Великобритании, даже дети.

Кстати, обучать ребенка верховой езде и брать его на охоту начинают, как только он может самостоятельно сидеть верхом и держаться за поводья своего пони. Один из старинных и известных ритуалов — «посвящение кровью», когда хозяин охоты мажет лоб или щеку совсем еще юного всадника кровью лисы. Нас такой ритуал, наверное, ужаснет, однако свои традиции англичане ценят и берегут: многие известные спортсмены классических видов конного спорта с удовольствием вспоминают свои охотничьи подвиги в детстве и юношестве.

Конечно же, и прочий антураж таких увеселений просто обязан быть впечатляющим — любые церемонии англичане проводят со всей помпой и изяществом. Начнем с того, что все участники охоты должны быть облачены в специальные костюмы. Как правило, для мужчин — это красный или черный редингот со специально отчеканенными металлическими пуговицами, светлые лосины или брюки-гольф, рубашка с шейным платком, высокие сапоги с отворотами, перчатки и черная каскетка. Причем в красном рединготе выезжают на охоту распорядитель или бывшие распорядители, ответственный за собак и его помощники, а также члены охотничьего клуба, которые могут носить красный редингот в знак признания их заслуг. Остальные охотники должны быть одеты в рединготы темных цветов.

С дамам было сложнее. Как вы, наверное, знаете, лошадьми правят не только с помощью узды и поводьев, но и с помощью ног: сжимают бока животного внутренними сторонами голени — шенкелями (про шпоры говорить не буду — вещь, на мой взгляд, варварская). До середины XVII века дамы, если была острая необходимость в быстрой скачке по пересеченной местности, правили лошадьми по-мужски, сидя верхом, поскольку конструкция дамского седла не позволяла брать препятствия без ущерба для здоровья. Только в 80-х годах XVI века во времена правления французской королевы Екатерины Медичи — страстной любительницы конной охоты — седло получило высокую переднюю луку, стало более безопасным и потихоньку вошло в обязательный обиход всадниц (кстати, королева Елизавета II, пока позволял возраст, принимала военные парады, сидя в дамском седле).

Это, конечно же, наложило отпечаток на костюм. Посадка предполагала наличие брюк, что дамы и делали, надевая мужские панталоны, сапоги, а сверху широкую юбку до щиколоток, дабы соблюсти приличия (позже из мужского гардероба был заимствован камзол или длинный жилет, рубашка и шейный платок). А с подачи Медичи начало свою историю платье-амазонка с широкой длинной юбкой и шлейфом из бархата, сукна или плотного шелка (франко-британские династические связи обеспечивали межкультурный обмен, и французские моды очень быстро проникали в аристократическую среду Альбиона).

В викторианскую эпоху амазонка состояла из приталенного жакета и длинной юбки черного, серого или синего цвета, блузы или манишки, строгой шляпы, напоминающей мужскую (цилиндр или котелок с вуалью). В дополнение шли высокие ботинки или сапожки, обязательные перчатки и шейный платок. И все же дамы продолжали надевать бриджи даже под такой изысканный костюм (благо он позволял при острой необходимости ехать на лошади по-мужски).

В этот период умение носить амазонку стало особенно важным: согласно моде юбка была очень узкой, сидеть в дамском седле, перекинув ногу через переднюю луку в таком наряде было невозможно. Так амазонка получила особый крой: со стороны седла делался напуск, натягивающийся коленом, а с противоположной — длинный шлейф. Когда дама спешивалась, она должна была суметь быстро и изящно подхватить шлейф и закрепить лишнюю ширину юбки над коленом.

Сейчас, конечно, женщины не связаны столь строгими правилами и чаще всего охотятся в рединготах и бриджах, не отличаясь от мужчин.

Итак, экипированное общество собиралось во дворе, и перед началом охоты участники непременно выпивали бокал виски с имбирным элем, но ни в коем случае не больше. Ровно в назначенный час на открытой двуколке (тильбюри) подъезжал оберегермейстер — распорядитель, высшее должностное лицо на охоте, чтобы принять рапорт пикера — старшего егеря, дирижирующего охотой.

Затем все садились на лошадей и кавалькада медленно двигалась к месту выпуска лисицы. Охотники двигались в строгом порядке: пикер во главе стаи гончих породы грейхаунд, следом выжлятники, наблюдающие за стаей сзади, затем владельцы стаи, их гости верхом, зрители в экипажах, конные и пешие. Прибыв на место, охотники чинно разъезжали по опушке, дожидаясь сигнала, когда лиса выскочит из леса на открытое место.

Охота на лисиц проходит без оружия — необходимо догнать свору и зверя верхом на лошади и выхватить добычу из клубка разгоряченных погоней собак. Охотник, который успел выхватить из зубов пса хоть кусочек лисьей шкуры, становился героем дня. Он с гордостью прикалывал к своей жокейской каскетке серебряную булавку, а вечером за обедом торжественно поднимал бокал вина за королеву.

Спешу успокоить впечатлительных читателей. После неоднократных законодательных запретов лисьей охоты из соображений гуманности, защиты прав животных и сохранения популяции рыжей лисы Vulpes Fulva, животных стали специально разводить и содержать исключительно для охотничьих целей, которых стараются догнать, но не допустить гибели лисы. Или организовывают «искусственный след» — охота проводится вообще без участия жертвы. Правда есть и другая сторона медали — расплодившиеся со страшной быстротой лисы стали угрозой: как известно, они переносчики бешенства и целого букета других заболеваний, не говорю уже об ущербе для фермеров.

Как видите, не так-то легко взять и запретить многовековую традицию, которая к тому же обеспечивает занятость огромной армии людей, так или иначе причастных к проведению этого весьма и весьма затратного театрализованного мероприятия: загонщики, владельцы и персонал конюшен и псарен, многочисленные ателье по пошиву специального платья, мастерские по производству атрибутики, наконец, землевладельцы и хозяева небольших гостиниц. Да и просто обидно было бы лишиться такого потрясающего зрелища.

Немецкий народный костюм как источник идей. Часть 2

Продолжаю тему народного костюма Германии. В предыдущей статье я рассказывала о народном костюме севера, юга, востока и запада Германии. Пришло время заглянуть поглубже. Сегодня мне хотелось больше внимания уделить головным уборам.

Головные уборы отличались многообразием. В средневековье для мужчин было немыслимо ходить с непокрытой головой. В шапке или шляпе сидели даже в пивной и снимали её только в церкви. Прежде горожане и крестьяне вообще пользовались колпаками, часто надеваемыми под шляпу.

Регион Верхняя Бавария (Оберфранкен). В 19 веке в Верхней Баварии в мужском костюме распространились зеленые велюровые шляпы украшенные охотничьими трофеями — заячьим хвостом или пучком шерсти из шкуры серны (Gamsbart).

Следующий важный элемент костюма — галстук, часто встречается королевского синего цвета. Вообще-то, галстук — это косынка размером 40х40 см.

Кожаные штаны и подтяжки — это привычный всем атрибут мужского баварского костюма.

Подтяжки, помимо утилитарной функции, являются еще и украшением. Их вышивают разными мотивами: преобладают цветочный или орнамент баварского флага — ромбы.

Мужчины тоже любят украшения и носят их на цепочке вокруг живота, На цепочку подвешивают охотничьи трофеи, к примеру, клык кабана, ножи или просто серебряные брелоки.

Женский костюм тоже включает шляпу, украшенную пером орла.

Платье, чаще всего синего или черного цвета с передником и корсажем.

На корсаж платья крепятся украшения, в первую очередь, цветы, раньше это были живые цветы, и серебряные цепочки с брелоками. На плечи накидывается кружевная косынка.

В отличии от Баварии, региона Оберфранкен, костюм жителей города Бремен имеет длительную историю. Сложился он примерно в 17 веке и больших изменений не претерпел. Влияние протестантства особенно заметно в мужском костюме. Мужские шляпы всегда черного цвета и не имеют украшений. Вообще весь мужской костюм выдержан в темных тонах и отличатся скромностью. Это короткие брюки застегивающиеся под коленом на пуговицах. Их шьют из сукна и куртка такого же цвета как брюки, с двумя рядами серебряных пуговиц. Куртка застегивается под горло. Основные цвета для куртки это черный, синий, коричневый. Под куртку одевается льняная рубашка украшенная монограммой владельца. Чулки и башмаки с крупными пряжками. На шею повязывается яркий платок и голову украшает широкополая шляпа с пером.

У мужчин позволялось носить часы с цепочкой.

Женский костюм состоит из нижней юбки темного цвета и верхней юбки из плотного материала в полоску со складками, которая называется Вульакен. На юбку идет примерно 3 метра материала.Так же обязательным элементом является передник и жакет с кокеткой. На голове женщины носят кружевной чепчик с лентами. Изначально это было два элемента: внутренний кружевной чепчик с оборками и наружная часть, позже они были объединены в один элемент одежды.

Самой необычной частью мужского костюма земли Хессен являются сохранившиеся с 18 века шляпы — треуголки, которые остались в народном костюме. При этом неженатым парням полагалось носить треуголку острым концом вперед, женатым же мужчинам, наоборот — назад.

Шляпа дополняется длинным камзолом с двумя рядами серебряных пуговиц, ярким жилетом, ярким шейным платком и короткими брюками, застёгивающимися под коленом. Рубашка из льна, широкая со множеством складок. Вообще весь костюм напоминает одеяние бывшего солдата.

Женским головным убором является маленький чепчик, черного, цвета, от которого на спину спускаются длинные ленты. с вышивкой

Праздничный передник был светлого цвета и тоже украшался завязками с вышитыми лентами.

В той же земле Хессен, но другом регионе Хютенберг народный костюм имеет уже некоторые отличия. Если мужской костюм практически идентичен.

То женский костюм выглядит совсем по-другому. Богатая вышивка по всему платью и чепчик c большим бантом спереди.

И еще один народный костюм земли Хессен, но региона Врейдендах.

Здесь опять же очень интересный головной убор.

Женскую головку украшает маленькая шапочка с вышивкой, она называется Штюльпхен. Цвет шапочки имеет определенное значение. Красного цвета шапочка для девочек и девушек, синяя — это шапочка замужних женщин, встречается еще и белая, без вышивки- это глубокий траур. На плечи накидывается платок с розами.

Богато украшенные, сшитые из бархата, полотна, сукна, народные костюмы, сегодня — не только и не столько украшение музеев. Это живая жизнь народа, которая продолжается в его костюме.

Расцвет и прогресс доспехов в Англии. 10-18 века.

Оружие и доспехи в коллекции Мейрика в Южном Кенсингтоне

История доспехов в Англии

Это знакомое слово обычно ассоциируется с идеей металла; но существовало множество разновидностей оборонительного военного снаряжения, с которым металл не имел почти никакого отношения или не имел никакого отношения, причем основная и, возможно, самая ранняя из них была изготовлена ​​из кожи и пережила отказ от латных доспехов вскоре после начала восемнадцатого века.

Эти разновидности, а также отдельные части металлических доспехов средневековья, будут отдельно отмечены под их несколькими заголовками в «Словаре» и подробно в предшествующей ему «Всеобщей истории». Поэтому здесь я буду говорить только о доспехах в общепринятом понимании и об основных чертах, которые отличали их с одиннадцатого по восемнадцатый век.

Англосаксонский воин с оружием

Металлические доспехи норманнов и англосаксов состояли из туники, обычно называемой «кольчугой», состоящей в более ранних примерах из железных колец, плотно пришитых на прочной основе из ткани или кожи. и впоследствии соединились друг с другом, чтобы сформировать из себя одежду, известную под названием «кольчуга».С ними сосуществовали несколько видов почты, которым сэр С.Р. Мейрик дал названия «тегулированная», «решетчатая», «скрученная», «полосатая» и т. Д., Чешуйчатая кольчуга уже признана антикварами в «lorica squamata». римлян.

Англосакс из Коттониан, B.IV.

Кавиллеры возражали против этих обозначений и утверждали, что различия, видимые в изображениях доспехов того времени, были связаны только с тем, как несколько художников указывали кольцевые или кольчужные доспехи.Последующие исследования и опыт подтвердили истинность наблюдений Мейрика, и пока не предложена лучшая номенклатура для их определения. Их особенности будут подробно проиллюстрированы под заголовком MAIL.

Англосаксонская рукопись. предоставьте нам многочисленные образцы кольчуги. Вот один из Cottonian MS., Помеченный B. IV., Brit. Mus., Конца десятого или начала одиннадцатого века. Сюжет: Авраам спасает своего племянника Лота; а англосаксонский иллюминатор, как обычно, изображал еврейского патриарха в военной форме своего времени.

Вильгельм, герцог Нормандии. С гобелена Байе.

Гобелен из Байе представляет u

18-19 века

Ганноверский дом. В 1714 году Георгий , курфюрст Ганновера, стал королем в соответствии с Актом о поселении, 1702 . Закон предусматривал, что после смерти бездетной королевы Анны (последнего законного монарха Стюартов) британская монархия должна стать протестантской и ганноверской. Ганноверская эра продолжалась через 4 последовательных Жоржа и закончилась последним представителем этой линии, Вильгельмом IV , который умер в 1837 году.Приход ганноверцев на британский престол не приветствовали единодушно. Георг I не говорил по-английски и был так же озабочен продвижением интересов Ганновера, как и уделением полного внимания своей роли и обязанностям в Великобритании. Основное сопротивление ганноверцам исходило от якобитов, которые поддерживали восстановление Стюартов на престоле. Произошли два основных восстания якобитов : 1 в 1715 , 2 в 1745 .Оба были отмечены плохой военной организацией, тусклым руководством и преувеличенными надеждами на поддержку. Несмотря на некоторые успехи якобитов в битвах, восстания были безжалостно подавлены британской армией. Битва при Каллодене в марте г. 1746 г. г. — последняя битва на британской земле — нанесла последний удар по надеждам якобитов, поскольку герцог Камберленд привел правительственные войска к решающей победе. После этого политическая власть ганноверов не столкнулась с серьезными проблемами.Из-за связи тори с якобитами король Джордж позволил вигам сформировать свое правительство. Среди королей-министров был Роберт Уолпол , который оставался величайшим политическим лидером более 20 лет. Он считается первым премьер-министром Великобритании. Роберту Уолполу удалось вернуть общественное доверие.

Политические потрясения. Британия управлялась по смешанной конституции, достигнутой в результате Великой революции года n 1689 года. Монарх правил вместе с двумя палатами парламента.Все 3 партии принимали активное участие в принятии политических решений. Однако постепенно палата общин и премьер-министр взяли на себя больший политический контроль, чем это было при Стюартах. Парламент существовал в рамках нереформированной системы до принятия Закона о Великой реформе 1832 года. Таким образом, практически весь период с 1714 по 1837 год члены палаты общин и лорды происходили из помещиков. Им как политикам не платили, и они были избраны открытым голосованием. Франшиза была ограничена небольшим меньшинством протестантских взрослых мужчин.Вестминстер и Уайтхолл доминировали на британской политической сцене, хотя за пределами их границ происходили ожесточенные политические дебаты.

Ирландии было предоставлено законодательной независимости в 1782 году, но главные исполнительные должности в Дублине были назначены британцами. Парламент Ирландии был распущен, когда Актом Союза (1801 г.) было создано Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии.

Радикальные группы ( британских политиков, открыто поддерживающих колонистов ) — например, сторонники Джона Уилкса в 1760-х годах; соответствующие общества 1790-х гг .; и клубы Хэмпдена, основанные в 1812 году, — все настаивали на парламентской реформе.Но только после наполеоновских войн возникло полноценное реформаторское движение с массовой платформой.



Отмена Закона о тестировании и корпорациях (1828 г.) и предоставление католической эмансипации (1829 г.) предоставили политических прав протестантским диссидентам и католикам. После этих уступок Партия вигов после долгой борьбы приняла Закон о Великой реформе. Это изменило существующие парламентские округа и умеренно расширило избирательные права, но не ввело тайное голосование или парламентскую демократию.

Великобритания в состоянии войны. Более трети ганноверского периода Британия была вовлечена в международные войны. В войне за австрийское наследство ( 1740 — 1748 ) Великобритания выступила против французского экспансионизма в Нидерландах и Карибском бассейне. Во время Семилетней войны (1756–1763) Британия вступила в конфликт с Францией, позже объединившейся с Испанией, за господство в Северной Америке и Индии и поддержала Пруссию в европейских кампаниях против Австрии и России. Великобритания боролась с американцами в их Войне за независимость ( 1776 — 1783 ).Во время французских революционных и наполеоновских войн (1793–1801 и 1802–1815) британская армия и флот сцепились с Францией в Европе, Карибском бассейне, Египте и Индии. Война за австрийское наследство не имела решающего исхода. Британия проиграла американскую войну за независимость, но победила в Семилетней войне и в войнах против Франции, кульминацией которых стала победа Веллингтона над Наполеоном при Ватерлоо. Финансовые средства для широкомасштабного ведения войны после 1793 года позволили Британии к 1815 году создать глобальную империю, которая была впечатляющей по своим масштабам и более сильной как в Атлантическом, так и в Индийском океанах и у их берегов, чем это удалось любому другому европейскому государству.

Цена победы. Цена победы была высока. Около 1700 британцев были убиты или ранены, 6000 противников убиты и почти 20 000 пленных. Многие из этих людей, а также флагман Вильнева были потеряны в шторме, последовавшем за битвой. Трафальгар, как назвал битву Георг III, сокрушил военно-морскую мощь смертоносного врага, и — хотя они сражались как герои — испанцы и французы были уничтожены.

Точки зрения. Трафальгарская битва ( 21 октября 1805 г. ) — это высшая точка в британской истории: знаменитая победа, знаменитая трагедия, событие, о котором все что-то знают и все празднуют. Поэтому довольно удивительно, что нет легкого консенсуса относительно того, чего он на самом деле достиг. В то время и долгое время после этого британцы считали, что в час своей смерти Нельсон сорвал планы вторжения Наполеона и обеспечил окончательную победу Великобритании. над наполеоновской Францией.Напротив, французские историки предпочитали отвергать битву как досадное, но по сути маргинальное дело. Между тем в Британии историки за последние полвека согласились, что Трафальгар лишь подтвердил то, что всем всегда было известно. Британия контролировала море после Трафальгара, но тогда она всегда контролировала море и продолжала бы это делать, даже если бы Объединенный флот Наполеона не вышел в море в октябре 1805 года. Однако внутри некоторых новых государств происходили конфликты.Претенденты на власть в некоторых прибрежных государствах были готовы искать поддержки своих амбиций у Европы, а европейцы были слишком готовы ее дать. Рост британской империи в Африке, Индии и других странах восточного полушария к 1815 году часто рассматривался как результат систематических поисков новой империи, которая заменила бы богатство потерянных американских колоний. Мало того, что существует мало свидетельств такого сознательного планирования и реализации, но и ценность западной империи для Британии оставалась огромной, полностью затмевая ее азиатскую торговлю до 1840-х годов.Реальность была далека от ясности.

Демографический взрыв. В ганноверскую эпоху Великобритания пережила значительный демографический рост, рождение индустриальной экономики и обширные социальные изменения. Британское население увеличилось вдвое за столетие после 1721 года — с 7,1 до 14,2 миллиона человек. Наибольший рост произошел после 1750 года, и особенно после 1780-х годов. Между 1810 и 1820 годами средний размер семьи достигал 5-6 детей на семью, что было самым высоким показателем за любое десятилетие в современной британской истории.Этот рост численности населения был в некоторой степени результатом падения смертности, которое само по себе было частично результатом широко распространенной прививки от оспы в начале 19, , века. После 1760 года постепенный, но продолжающийся рост темпов промышленного и экономического роста привел к тому, что Великобритания стала первой индустриальной страной в мире. Великобритания построила фабрики и каналы, увеличила продуктивность сельского хозяйства за счет ограждения парламента, испытала быстрый рост городов, произвела и запатентовала новые промышленные технологии, достигла прорыва в источниках топлива для энергии и активно торговала вдоль своего побережья, а также с Ирландией, Европой и остальным миром.Индустриализация не повлияла на все части страны одинаково. Он был особенно сильным в южном Ланкашире, Йоркшире, Бирмингеме и Черной стране, в коридоре Эдинбург-Глазго и в Лондоне. Хотя индустриализация привела к разрушению общин, загрязнению окружающей среды, подъемам и спадам, а также к неравенству в доходах, в долгосрочной перспективе она привела к повышению уровня жизни большинства рабочих.

Социальные потрясения . Индустриализация принесла в Британию значительные социальные изменения. Работа фабрики зависела от мобильности рабочей силы, установки нового оборудования и распределения рабочих для выполнения специализированных задач.Домашний производственный труд менялся из поколения в поколение. Популярное образование находилось под сильным влиянием христианской морали. Женщины все чаще выполняли более черную работу в промышленности, в то время как мужчины брали на себя роль кормильцев. Религиозное и образовательное обеспечение низших классов претерпело значительные изменения. Протестантский нонконформизм, особенно Методизм ( новое религиозное движение, давшее надежду и чувство собственного достоинства новому пролетариату ), приобрел сторонников и предлагал более спонтанное, эмоциональное христианское поклонение, чем предоставляла англиканская церковь.Популярное образование находилось под сильным влиянием христианской морали. После 1800 года он играл более значительную роль в жизни рабочих сообществ, чем прежде, в основном из-за появления школ мониторинга, в которых преподают так называемые три «Р» — чтение, письмо и арифметику.

Морская сила . Развитие Великобритании между 1714 и 1837 имело важное международное и военное измерение. Империя, основанная на торговле, морской мощи и военно-морском господстве, объединила сообщества британских заграничных поселенцев.В начале 18-го века Британия владела колониями на восточном побережье Северной Америки, многочисленными сахарными островами в Карибском море и плацдармом в Бенгалии. Джорджия стала британской колонией в 1732 году. Британия приобрела острова Цедед в 1763 году. Несмотря на катастрофические потери 13 североамериканских колоний в войне за независимость Америки в 1783 году, Великобритания впоследствии приобрела поселения в Новом Южном Уэльсе, Сьерра-Леоне, Тринидаде. , Демерара, Маврикий и Капская колония.Она также распространила свое влияние на Бенгалию и Мадрас. В Индийском океане Английская индийская компания доминировала в торговле с Индией, Юго-Восточной Азией и Китаем.

Акты Союза: Создание Соединенного Королевства. Деволюция в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии повысила осведомленность англичан о нерешенных конституционных проблемах. Но формирование государства, трансформация и даже распад были постоянными темами британской и ирландской истории с 16 -х годов века.Формирование любого раннего современного государства обычно достигалось поглощением или завоеванием. Англия поглотила Уэльс и Корнуолл к 1543 гг. Через парламентскую инкорпорацию, политическую и культурную интеграцию правящих элит и административное единство церкви и государства.


Дата: 17.12.2015; view: 1477


Почему китайские военные до сих пор преследуют это «унижение» 19-го века

В 1839 году Англия вступила в войну с Китаем, потому что была расстроена тем, что китайские официальные лица закрыли рэкет наркотрафика и конфисковали его допинг.

Столь явная историческая справка шокирует — но это правда, и последствия этого акта ощущаются и сегодня.

Династия Цин, основанная маньчжурскими кланами в 1644 году, расширила границы Китая до самых отдаленных уголков, покорив Тибет, Тайвань и Уйгурскую империю. Однако затем Цин обратился к себе и стал изоляционистом, отказываясь принимать западных послов, потому что они не хотели провозглашать династию Цин высшей властью над своими собственными главами государства.

Иностранцам — даже на торговых судах — запрещен въезд на территорию Китая.

Исключением из правил был Кантон, юго-восточный регион с центром в современной провинции Гуандун, граничащей с Гонконгом и Макао. Иностранцам было разрешено торговать в районе Тринадцати Фабрик в городе Гуанчжоу, причем платежи производились исключительно серебром.

Британцы предоставили Ост-Индской компании монополию на торговлю с Китаем, и вскоре корабли, базирующиеся в колониальной Индии, активно обменивали серебро на чай и фарфор.Но у англичан был ограниченный запас серебра.

Опиумная война

Начиная с середины 1700-х годов, британцы начали торговать выращенным в Индии опиумом в обмен на серебро у китайских торговцев. Опиум — наркотик, вызывающий привыкание, который сегодня превращается в героин — был запрещен в Англии, но использовался в китайской традиционной медицине.

Однако использование в рекреационных целях было незаконным и не получило широкого распространения. Ситуация изменилась, когда британцы начали отгрузку тонн препарата, используя сочетание коммерческих лазеек и прямой контрабанды, чтобы обойти запрет.

китайских чиновников, принимающих собственные меры, способствовали этой практике. Американские корабли, перевозившие выращенный в Турции опиум, присоединились к наркобизнесу в начале 1800-х годов. Потребление опиума в Китае резко возросло, как и прибыль.

Император Даогуан был встревожен миллионами наркоманов — и потоком серебра , уходившим из Китая . Как это часто бывает, действия упрямого идеалиста привел конфликт на голову. В 1839 году новоназначенный императорский комиссар Линь Цзэсюй ввел законы, запрещающие опиум на всей территории Китая.

Он арестовал 1700 торговцев и изъял ящики с наркотиками уже в китайских гаванях и даже на кораблях в море. Затем он уничтожил их всех. Это составило 2,6 миллионов фунтов опиума, брошенного в океан. Лин даже написал стихотворение, извиняющееся перед морскими богами за загрязнение.

Разгневанные британские торговцы заставили британское правительство пообещать компенсацию за потерянные лекарства, но казна не могла себе этого позволить. Война разрешит долг.

Но первые выстрелы были сделаны, когда китайцы возражали против нападения англичан на одно из их собственных торговых судов.

Китайские власти заявили, что разрешат возобновить торговлю неопиумными товарами. Линь Цзэсюй даже послал письмо королеве Виктории, в котором указывал, что, поскольку в Англии действует запрет на торговлю опиумом, они также вправе его ввести.

До нее так и не дошло, но в итоге действительно появилось в Sunday Times .

Вместо этого Королевский флот установил блокаду вокруг Перл-Бей в знак протеста против ограничения свободной торговли… наркотиками. Два британских корабля, перевозивших хлопок, пытались преодолеть блокаду в ноябре 1839 года.Когда Королевский флот произвел предупредительный выстрел по второму, The Royal Saxon, , китайцы послали эскадрилью военных джонок и пожарных плотов, чтобы сопровождать торговца.

HMS Капитан Volage , не желая мириться с китайским «запугиванием», открыл залп по китайским кораблям. К нему присоединился HMS Hyacinth . Один из китайских кораблей взорвался, еще три были потоплены. Ответным огнем был ранен один британский моряк.

Семь месяцев спустя полномасштабный экспедиционный корпус из 44 британских кораблей начал вторжение в Кантон.У англичан были пароходы, тяжелые пушки, ракеты Конгрева и пехота, оснащенная винтовками, способными вести точный огонь на дальние дистанции. Китайские государственные войска — «знаменосцы» — все еще были оснащены фитильными замками с точностью до 50 ярдов и скорострельностью до одного выстрела в минуту.

Устаревшие китайские военные корабли были быстро уничтожены Королевским флотом. Британские корабли плыли по рекам Чжуцзян и Янцзы, по пути оккупируя Шанхай и захватив баржи для сбора налогов, что душило финансы цинского правительства.Китайские армии терпели поражение за поражением.

Когда Цин потребовал мира в 1842 году, британцы могли установить свои собственные условия. Нанкинский договор предусматривал, что Гонконг станет британской территорией, и что Китай будет вынужден создать пять договорных портов, в которых британские торговцы могут торговать чем угодно с кем угодно. Более поздний договор вынудил китайцев официально признать британцев равными и предоставить своим торговцам привилегированный статус.

Больше войны, больше опиума

К середине 1800-х годов империализм находился на подъеме.В 1843 году Франция также активно подключилась к бизнесу по договорным портам. Вскоре британцы потребовали от Китая еще больших уступок — неограниченной торговли в любом порту, посольств в Пекине и отмены запретов на продажу опиума на материковой части Китая.

Одной из тактик, которую британцы использовали для усиления своего влияния, была регистрация кораблей китайских торговцев, с которыми они имели дело, как британских кораблей.

Повод для второй опиумной войны комичен в своей абсурдности. В октябре 1856 года китайские власти захватили бывший пиратский корабль Arrow, с китайской командой и с истекшей британской регистрацией.Капитан сообщил британским властям, что китайская полиция сняла флаг с британского корабля.

Британцы потребовали от китайского губернатора освободить экипаж. Когда только девять из 14 вернулись, британцы начали бомбардировку китайских фортов вокруг Кантона и в конечном итоге взорвали городские стены.

Британские либералы под руководством Уильяма Гладстона были расстроены быстрой эскалацией и протестовали против новой войны ради торговли опиумом в парламенте. Однако они потеряли места на выборах тори при лорде Пальмерстоне.Он заручился поддержкой, необходимой для ведения войны.

Китай был не в состоянии дать отпор, так как тогда он был втянут в опустошительное восстание тайпинов, крестьянское восстание, возглавленное неудавшимся экзаменуемым на государственной службе, утверждающим, что он брат Иисуса Христа. Повстанцы почти захватили Пекин и все еще контролировали большую часть страны.

И снова Королевский флот разгромил своих китайских противников, потопив 23 джонки в первом бою возле Гонконга и захватив Гуанчжоу.В течение следующих трех лет британские корабли продвигались вверх по реке, захватив несколько китайских фортов, сочетая морские бомбардировки и десантные атаки.

Франция присоединилась к войне — ее предлогом была казнь французского миссионера, нарушившего запрет на иностранцев в провинции Гуанси. Даже Соединенные Штаты ненадолго вмешались после того, как китайский форт обстрелял американский корабль с большого расстояния.

В битве у фортов Жемчужной реки, U.Южный флот силами трех кораблей и 287 матросов и морской пехоты взял штурмом четыре форта, захватив 176 пушек и отбив контратаку 3000 китайских пехотинцев. США оставались официально нейтральными.

Россия не , а участвовала в боевых действиях, но использовала войну, чтобы заставить Китай уступить значительную часть своей северо-восточной территории, включая современный город Владивосток.

Когда иностранные посланники составили следующий договор в 1858 году, его условия были еще более сокрушительными для власти династии Цин.Еще десять городов были определены как порты по договору, иностранцы будут иметь свободный доступ к реке Янцзы и материковой части Китая, а Пекин откроет посольства в Англии, Франции и России.

Император Сяньфэн сначала согласился на договор, но затем передумал, послав монгольского генерала Сенгге Ринчена, чтобы он укомплектовал форты Таку на водном пути, ведущем в Пекин. Китайцы отразили попытку англичан захватить форты морем в июне 1859 года, потопив четыре британских корабля. Год спустя успешная сухопутная атака 11 000 британских и 6700 французских войск.

Когда британская дипломатическая миссия настаивала на присоединении к договору, китайцы взяли посланника в заложники и замучили многих в делегации до смерти. Британский верховный комиссар по китайским делам лорд Элгар решил утвердить свое господство и послал армию в Пекин.

британских и французских винтовок сбили 10 000 нападающих монгольских кавалеристов в битве у Восьмимильного моста, оставив Пекин беззащитным. Император Сяньфэн бежал. По словам лорда Элгара, чтобы оскорбить «гордость и чувства» Императора, британские и французские войска разграбили и разрушили исторический Летний дворец.

Новый пересмотренный договор, навязанный Китаю, узаконил и христианство, и опиум, и добавил Тяньцзинь — крупный город недалеко от Пекина — в список портов, на которые подписано соглашение. Он позволил британским кораблям перевозить китайских наемных рабочих в Соединенные Штаты и оштрафовал китайское правительство на восемь миллионов долларов компенсации.

Западное присутствие в Китае стало настолько повсеместным и настолько ненавистным, что в 1899 году вспыхнуло антизападное народное восстание — Боксерское восстание.Несчастная династия Цин под руководством вдовствующей императрицы Цыси сначала попыталась подавить насилие, прежде чем оказать ему поддержку — как раз вовремя для многонациональных вооруженных сил США, России, Германии, Австрии, Италии, Франции. , Японские и британские войска прибудут и подавят восстание.

Затем он целый год грабил Пекин, Тяньцзинь и прилегающую сельскую местность в отместку.

«Век унижения»

Трудно переоценить влияние Опиумных войн на современный Китай.Внутри страны это привело к окончательному краху многовековой династии Цин, а вместе с ней и более двух тысячелетий правления династии. Это убедило Китай в необходимости модернизации и индустриализации.

Сегодня Первая опиумная война преподается в китайских школах как начало «века унижения» — конца этого «века», наступающего в 1949 году с воссоединением Китая под властью Мао. В то время как американцы постоянно уверяют своих политиков в том, что они исключительная и величайшая страна на Земле, китайские школы учат студентов, что их страна была унижена жадными и технологически превосходными западными империалистами.

Опиумные войны показали, что Китай серьезно отстал от Запада — не только в военном, но и в экономическом и политическом отношении. С тех пор каждое китайское правительство — даже злополучная династия Цин, положившая начало «Движению самоусиления» после Второй опиумной войны — сделало модернизацию явной целью, сославшись на необходимость догнать Запад.

Японцы, наблюдая за событиями в Китае, установили тот же дискурс и модернизировались быстрее, чем Китай во время Реставрации Мэйдзи.

Граждане материкового Китая по-прежнему часто сравнивают Китай с западными странами. Экономические вопросы и вопросы качества жизни, безусловно, являются их главной заботой. Но государственные СМИ также ставят своей целью военный паритет.

Однажды я увидел новостную программу по китайскому общественному телевидению, в которой хвастался новым китайским авианосцем Liaoning , прежде чем сравнивать его с американским авианосцем. «Они говорят, что наш все еще намного меньше», — сказал мне ученик средней школы. «А у нас только один.«

На протяжении большей части истории Китая главная угроза Китаю исходила от кочевых племен верховой езды вдоль его длинной северной границы. Даже во время холодной войны из-за враждебности к Советскому Союзу его граница с Монголией стала горячей точкой безопасности. Но Опиумные войны — и, что еще хуже, японское вторжение в 1937 году — продемонстрировали, насколько Китай уязвим для военно-морской мощи вдоль своего тихоокеанского побережья.

Агрессивную военно-морскую экспансию Китая в Южно-Китайском море можно рассматривать как действия страны, которая неоднократно поддавалась военно-морским вторжениям и желает претендовать на господство на своей стороне Тихого океана в 21 веке.

История с опиумом также подтолкнула Китай к принятию особенно жесткой антинаркотической политики с применением смертной казни даже к торговцам среднего уровня. Однако незаконный оборот наркотиков и организованная преступность остаются проблемой. Взрыв культуры знаменитостей в Китае также привел к карательным мерам в отношении тех, кто был уличен в «упадническом образе жизни», что привело к масштабным кампаниям публичного позора.

Например, в 2014 году полиция арестовала Джейси Чана, сына Джеки Чана, за хранение 100 граммов марихуаны.Его отец заявил, что не будет умолять сына избежать заключения.

Прошлая история не всегда определяет будущие действия. Настроения Китая по отношению к Соединенному Королевству сегодня в целом положительные , несмотря на Опиумные войны. Эскалация военного противостояния из-за Южно-Китайского моря — это реальность нашего времени, но это не означает, что лидеры Китая навсегда останутся приверженными стратегии экспансии и конфронтации.

Тем не менее, для улучшения отношений необходимо, чтобы мы понимали, как нынешняя внешняя политика Китая уходит корнями в прошлые встречи с Западом.

От дронов до AK, от высоких технологий до низкой политики, War is Boring исследует, как и почему мы сражаемся над, на и под злобным миром. Подпишитесь на его ежедневное обновление по электронной почте здесь или подпишитесь на его RSS-канал здесь.

Европейских экспедиций XVIII и XIX веков

Введение Верх ⤴

В сухопутных экспедициях Дэвида Ливингстона в Африке, как и в большинстве экспедиций XIX века, наука и медицина играли ключевую роль в географических исследованиях.Фактически, многие экспедиции преднамеренно преследовали цель получить новые научные знания. Однако следует также помнить, что с давних времен геологоразведка считалась ключевым элементом экономического развития, напрямую связанным с военно-морскими и военными операциями и торговлей. Будь то на суше или на море, ранние экспедиции обычно спонсировались правительствами, стремящимися к территориальной экспансии, или частными торговыми компаниями, такими как Голландская Ост-Индская компания, которая торговала специями, коммерческими товарами, раритетами и лекарственными веществами.Любая полученная научная или медицинская информация высоко ценилась.

Предыстория: экспедиции восемнадцатого века Наверх ⤴


Вид на Хуахейн (из фильма Джеймса Кука Voyages ). Авторские права Библиотека Wellcome, Лондон. Creative Commons Attribution 4.0 International

В восемнадцатом веке многие известные экспедиции отправлялись из Европы. Часто это были явно колонизирующие предприятия, особенно связанные с аннексией различных регионов Южной Америки, Индии, Австралазии и Тихого океана.Историки теперь признают, что в ходе этих экспедиций в основном использовались местные объекты и информация, чтобы расширить западные знания. Культура коренных народов мало ценилась, разве что как источник романтической экзотики и вещей, которые можно было увезти в музеи.

В Северной Америке президент Джефферсон послал Мериуэзера Льюиса и Уильяма Кларка через континент для сбора информации о внутренних районах, тогда почти полностью неизвестных жителям восточного побережья. Два путешествия капитана Джеймса Кука на «Антиподы» (1768-71 и 1772-75) заявили, что Австралия стала британской короной, в то время как натурфилософы измерили астрономические движения планеты Венера и собрали многие тысячи образцов естественной истории, включая первую шкуру кенгуру быть замеченным в Европе.

Расширение геологоразведочных работ в девятнадцатом веке Наверх ⤴


Восемь различных образцов тюленей, сидящих на льдинах в Арктическом море. Авторские права Библиотека Wellcome, Лондон. Creative Commons Attribution 4.0 International

К XIX веку морские и сухопутные путешествия сыграли решающую роль в территориальной и политической экспансии национальных держав: Великобритания, государства континентальной Европы, США и Россия стремились расширить свое влияние.Адмирал Беллингаузен из Российского Императорского флота исследовал Антарктику в 1819-21 гг., Французские военно-морские экспедиции под руководством Дюмона Д’Юрвиля пересекли Тихий океан, а британское Адмиралтейство с 1816 по 1857 г. отправило на север множество полярных исследований, чтобы обнаружить то, что считалось известным. быть «северо-западным проходом», гипотетическим открытым водным путем между великими океанами.

Исследование Африки было важной и увлекательной частью этого предприятия, хотя до конца девятнадцатого века обычно ограничивалось прибрежными районами.По мере того, как эра империи возрастала, Африка стала центром европейских стран, ищущих ценные торговые возможности и территорию. «Битва за Африку» в период с 1880 по 1940 год привела к тому, что соперничающие страны боролись за разделение континента между собой.

Спонсорские разработки Наверх ⤴

В первой половине девятнадцатого века академические общества и частные ассоциации также спонсировали исследовательские экспедиции, обычно путем продажи финансовых долей в предприятии.Географические общества, естественно, хотели продвигать знания и делать открытия. Ботанические сады и садоводческие общества могут платить отдельным сборщикам растений за присоединение к уже существующей экспедиции. Такой богатый человек, как сэр Джозеф Бэнкс (президент Королевского общества, 1778-1820 гг.), Может даже попросить сотрудника поехать в Австралию, чтобы собирать для него частные деньги.


Сцена на Ниле Карла Вернера. Авторские права Библиотека Wellcome, Лондон. Лицензия Creative Commons Attribution 4.0 Международный

В остальном, естественники-предприниматели обычно финансировали свои экспедиции за счет продажи образцов по их возвращении, как это делали Альфред Рассел Уоллес и Генри Уолтер Бейтс, которые исследовали Амазонку в поисках образцов естествознания в 1848-1852 годах. Александр фон Гумбольдт много путешествовал по Южной и Центральной Америке, вернувшись в Европу в 1804 году. Ботаник Джозеф Хукер исследовал внутреннюю Индию до Тибета в конце 1840-х годов.

К концу девятнадцатого века, когда появилась большая наука и произошла международная научная консолидация, были организованы крупномасштабные научно-исследовательские экспедиции, такие как глубоководные работы на Challenger (1872-76) под руководством Чарльза Вивилла Томсона. и исследования Южного полюса кораблей Discovery (1901-4) и Terra Nova (1910-12) под командованием капитана Роберта Фалькона Скотта.Этот тип экспедиции был дорогостоящим, хорошо организованным и часто проводился на международной основе.

Таким образом, экспедиции

обеспечивают глубокое понимание социальной структуры и теоретической базы науки и естествознания XIX века. Наука быстро становилась интернационализированным занятием. Значительные мегаполисы, такие как Берлин, Лондон или Париж, стали решающими для обработки результатов разведки. Старая имперская идея «центра и периферии», где центр является местом, где информация превращалась в научные «факты», очень хорошо подходила ученым в развитых странах и вносила существенный вклад в специализацию их дисциплин.

Короче говоря, при анализе знаний, полученных в результате экспедиций девятнадцатого века, всегда следует принимать во внимание широкий спектр интеллектуальных, финансовых и бюрократических структур. Большая часть исторического значения путешествий девятнадцатого века происходит из этого производственного контекста.

Дополнительная литература Наверх ⤴

Кумбс, Энни. 1994. Переосмысление Африки: музеи, материальная культура и народное воображение в поздневикторианской и эдвардианской Англии .Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

Водитель, Феликс. 2001. География боевиков: культуры исследования и империи . Оксфорд: Блэквелл.

Godlewska, A.M.C. 1999. География без ограничений: французская географическая наука от Кассини до Гумбольдта . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Куклик, Хенрика и Роберт Э. Колер, ред. 1996. Наука в области . Vol. 11. Осирис, 2-я серия. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Ливингстон, Дэвид Н.2003. Ставя науку на ее место: география научных знаний . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *