Натаска легавых собак: Натаска легавых собак

Содержание

Дрессировка и натаска легавых собак

У нас принято считать дрессировку и натаску легавой собаки делом исключительно трудным, требующим массы времени, труда, особых знаний и опыта. Все это верно, если охотнику попадет не кровная, не породистая собака, унаследовавшая в целом ряде поколений охотничьи качества и инстинкт, а какой-нибудь вымесок, которому надо прививать страсть к охоте и стойку, вырабатывать послушание и опыт, заменяющие прирожденную мягкость и охотничью инстинктивную сноровку кровной собаки.

Вот почему всякому охотнику, желающему получить истинное наслаждение на охоте, следует, прежде всего, добиваться собаки кровной, происходящей от хороших полевых работников в целом ряде поколений.

Если охотнику удастся добыть кровного, породистого щенка в возрасте до 4 месяцев, то дрессировка и натаска такой собаки ничего, кроме удовольствия, не доставит.

По опыту говорю, что происхождение щенка от полевых работников имеет огромное значение. Одна кровность, однако, далеко не гарантирует полевых качеств, и охотничьи инстинкты несомненно выродятся и исчезнут у щенка, происходящего хотя и от кровных собак, но в предыдущих поколениях не работавших в поле, а бывших только комнатными или выставочными экземплярами. Инстинкты эти можно возродить, это несомненно, но это уже потребует и терпения, и труда, и времени.

Воспитание охотничьей собаки должно начинаться с самого раннего времени и должно начинаться с дрессировки. Щенок трех месяцев уже вполне способен понимать некоторые предъявляемые к нему требования и подчиняться им. И вот с этого раннего возраста и необходимо начать щенку внушать основные требования дрессировки. Само собой разумеется, что первые уроки должны быть кратки и не утомительными для ученика.

Прежде, чем начинать говорить об уроках, необходимо сделать несколько предварительных указаний, исполнение которых обязательно, и без которых успех немыслим.
Раздражение наставника безусловно недопустимо, и если он только почувствует, что начинает сердиться, — надо прекратить урок и возобновить его только после полного успокоения.
Обучение, конечно, не обойдется без наказаний. Наказание должно состоять из одного-двух ударов хлыстом, более или менее сильных, смотря но вине и возрасту собаки, но применять наказание можно только при полной уверенности, что собака хорошо понимает предъявляемое к ней требование и не исполняет его исключительно по упрямству и нежеланию, а отнюдь не по непониманию. Наказывать можно только, будучи совершенно спокойным, и наказание никогда не должно иметь характера битья. Можно только ударить, затем усмирить собаку ее виной и повторить удар. Если такое наказание не помогает, остается собаку взять на сворку и положить на более или менее продолжительное время.

Все приказания должны быть отдаваемы решительным, но тихим голосом, чтобы собака только слышала приказание. Крик и громкие возгласы портят дело: щенок живо к ним привыкает и перестает обращать на них внимание.
Приказания надо сопровождать, по мере возможности, соответствующими жестами. И так как на охоте гораздо выгоднее легким свистом обратить на себя внимание собаки и знаком показать, что надо делать, то естественно необходимо стремиться к тому, чтобы со временем приказания заменить жестами. Жест бесшумен и виден на расстоянии.
Все действия наставника должны быть спокойны. К собаке нельзя подбегать, никогда не следует ее ловить. Порывистость, раздражение, крики, ловля — пугают собаку, а страх, конечно, лишает ее способности соображать и понимать требование. Ласка, лакомства, определенность требований и настойчивость — вот верные средства добиться успеха.
Начинать дрессировку надо, играя со щенком и приучая его к себе. Для этого трехмесячного щенка лакомят каким-нибудь вкусным кусочком, называя при этом по имени. Затем, несколько отойдя, опять называют имя щенка, и когда он, слыша голос, взглянет, показывают ему кусочек. Он живо сообразит, что за кусочком надо подойти, и, таким образом, в какие-нибудь 3 — 4 дня узнает свою кличку.

Когда щенок научится прибегать на кличку, то кличку надо будет заменить едва слышным свистом и таким же — способом приучить- щенка к свисту. Когда он узнает значение свиста, нужно перестать призывать его голосом и пользоваться для этого только свистом. Конечно, свист всегда должен быть одинаковый и, по возможности, короткий и тихий. Вот о того момента, когда щенок будет хорошо знать свист и приходить на него, и можно собственно начинать дрессировку.

Краеугольным камнем всего обучения должно быть умение щенка ложиться по первому требованию. Если от собаки удастся добиться, что она по первому приказанию, голосом или знаком, будет ложиться на том самом месте, где ее это приказание застанет, — можно считать, что половина дела сделана, и с собакой, как бы она горяча ни была, справиться удастся.

Приказание ложиться можно отдавать кратким и хорошо слышным словом «лечь» («даун»), жестом будет поднятая кверху всегда одна и та же рука. Для приучения щенка ложиться надо взять в правую руку лакомый кусочек, и, подозвав щенка, положить ему на спину левую руку. При этом надо опускать правую руку до полу, повторять «лечь» и с каждым приказанием слегка левой рукой нажимать на щенка до тех пор, пока правая рука не коснется пола, и щенок под напором левой руки не ляжет. Как только он коснется пола, надо сказать «возьми» и дать ему кусочек. Повторять это надо сначала раза по три, по четыре и останавливать урок, хотя бы щенок и ложился только под усилием руки; повторять урок можно раза по 3 — 4 в день, значит, всего-то он в день займет 12 — 15 минут. Скоро щенок поймет, что для получения кусочка надо ложиться, и тогда уже должно заставлять его ложиться только словом «лечь», без помощи рук, и награждать кусочком только после отчетливого исполнения приказания. Когда щенок начнет ложиться без помощи левой руки, по одному приказанию, то слово «лечь» необходимо сопровождать поднятием кверху руки и держанием ее в воздухе, пока щенок не ляжет, а затем и совсем заменить приказание одним поднятием руки. Для этого надо поймать минуту, когда щенок смотрит на наставника: поднять руку, и если он не поймет, не ложится, то оказать «лечь». Если он ляжет по поднятии руки, то его надо поласкать или угостить и отпустить словом «поди», опустив руку. Но пока рука поднята, он должен лежать, и попытки встать надо останавливать словами «лечь». Приучить щенка ложиться в комнате около себя можно отлично в неделю времени, занимаясь не более 12 минут в день и принимаясь за урок раза 4 — 5. Но, приучив ложиться, отнюдь не надо бросать этого урока, а повторять постоянно, и требовать безусловного исполнения. На этом основывается весь дальнейший успех.

Лакомства щенку за исполнение приказания надо давать, пока он лежит, удлиняя с каждым уроком время между, тем, как он ляжет, и тем, как ему будет дан кусочек. Отнюдь нельзя позволять щенку после того, как он лег, подниматься и подходить за кусочком, а дав кусочек, надо сказать щенку «поди» или «ступай», освободив его этим приказанием от необходимости лежать. По мере усвоения урока надо требовать, чтобы щенок вставал и уходил только после того, как получит позволение словом «поди» или «ступай», или как рука будет опущена.

Научив собаку ложиться около себя, надо будет отдавать приказание «лечь» на расстоянии, сперва, конечно, близком от себя, чтобы иметь возможность силой уложить щенка, а затем, все дальше и дальше, т.е. через комнату, через двор и т. д. Постепенно увеличивая расстояние, следует добиваться, чтобы собака ложилась при подъеме руки, где бы ее этот жест ни застал. Если собака, исполнив приказание «лечь» на расстоянии, встанет до позволения то надо взять ее за ошейник, привести на место, где она легла, и уложить, требуя, чтобы она лежала, пока не получит позволения уйти.

Сперва надо при этом быть около щенка, а затем удаляться, требуя, чтобы собака оставалась лежать. Если собака .при этом все-таки будет вставать, то придется прибегнуть к привязыванию ее к колышку. Для этого в нескольких местах вбивают почти вровень с землею колышки с веревочкой и карабинчиком, на который легко было бы прихватить собаку, например, карабином к колечку ошейника, и подозвав собаку, укладывают ее у колышка и отходят. Попытки встать не удаются, а приказания «лечь» укладывают волей-неволей собаку. Когда она успокоится и останется лежать, к ней надо подойти, приласкать, отцепить незаметно карабинчик и словом «поди» отпустить щенка. К этой крайней мере прибегать, впрочем, не приходится, если наставник последователен, настойчив, и если расстояния, с которых отдается приказание «лечь», увеличиваются последовательно и понемногу.

Приучив щенка хорошо приходить на свисток и ложиться в комнате, можно взять его на прогулку и расширить его образование приучением ходить на цепочке, затем у ноги и уходить только по приказанию. Перед выходом на прогулку надо приучить щенка к ошейнику и цепочке в комнате или в огороженном пространстве. Выйдя на прогулку, надо сперва взять щенка на цепочку и, отойдя несколько шагов, приказать «лечь». Затем отцепить цепочку и с приказанием «поди» махнуть рукой от себя вперед. Щенок кинется бежать. Дав ему побегать, в ту минуту, когда он будет более или менее близко, свистнуть, и если он придет, приласкать, угостить и опять отпустить словом «поди» и жестом вперед. После двух или трех приходов на прогулке надо его подозвать и когда он подойдет, приказать ему «лечь». Таким образом, увеличивая с каждой прогулкой требования, легко взять собаку в руки. Когда она будет хорошо подходить на свисток, можно будет приучить ее идти у ноги. Для этого надо взять на цепочку и, при порыве ее вперед, отдергивать слегка со словом «назад» или «к ноге». Надо следить, чтобы собака всегда шла с одной стороны и лучше слева. Конечно, сперва прогулки у ноги должны быть коротки и удлиняться постепенно.

Приучив ходить на цепочке, можно приучить ходить без нее у ноги тем же способом, если же собака без цепочки будет убегать, то придется привязать сворку и бросив ее, волочиться за собакой, наступать на нее в случае порывов вперед. Месяцев 5 — 6 щенок уже .будет прекрасно идти на свисток, ложиться и лежать по приказанию, ходить у ноги и отправляться вперед не иначе, как по приказанию.

Добившись всего этого, легко будет разработать у щенка поиск (челнок). Для этого надо будет увести щенка с дороги на луг и, отпустив его, идти за ним. Дав ему сделать несколько шагов, резко свистнуть, и когда он обернется, резким движением руки (если правой, то вправо, а если левой, то влево) указать направление и самому двинуться по направлению руки. В большинстве, случаев щенок сразу невольно кидается по указанному направлению. Этот маневр повторяют сперва не часто, чтобы не надоесть ученику, а затем все чаще и систематичное. Когда щенок хорошо научится повиноваться руке, его уже в равные, по возможности, промежутки времени отсвистывают и заставляют менять направление так, чтобы он шел зигзагами по ломаной линии вперед перед наставником вправо и влево, по возможности, на равные промежутки. Вначале, чтобы заинтересовать щенка и дать ему понять выгоду послушания руке, указывающей направление, можно разбросать лакомые кусочки мяса и направлять щенка так, чтобы он натыкался на них, тут же можно повторять урок «лечь» и урок «возьми».

Такой постепенной подготовкой к 8-месячному возрасту очень легко научить щенка идти на свист, у ноги, ложиться на любом месте и менять направление хода по приказанию. Это все, что нужно для натаски, и при твердом усвоении щенком этих обязанностей, натаска не представит никаких затруднений, так как стойка у кровной, происходящей от полевых производителей, собаки явится сама собой, а удержать собаку от гонки дичи и других пороков будет более, чем просто.

Нет никакого сомнения, что натаску лучше всего начинать по молодым бекасам и дупелям, где они имеются, а при отсутствии хороших болот — по белой куропатке. Места, в которых водится эта дичь, широки, в большинстве случаев открыты и дают возможность легко следить за собакой. Болотная дичь и белая куропатка меньше бегут, чем глухари и тетерева.

Далее, в начале июля, молодые белые куропатки отлично выдерживают стойку и, переместившись, скоро дают след. Благодаря открытым местам, легко всегда подвести собаку против ветра, а это необходимо, что бы она с самого начала стала пользоваться верхним чутьем, а не шла бы все время низом. Я лично далек от мысли совершенно браковать в собаке умение разобраться последу низом, но это умение дается ей работой по тетеревам и глухарям, а при начале надо избегать всего, что может научить собаку копаться на одном и том же месте. Молодую собаку лучше всего брать одну, и если рисковать брать со старой, то старая должна быть безукоризненно послушной работницей по той причине, что все пороки и, главным образом, гоньба и непослушание перенимаются щенком неимоверно быстро. Уже если не хочется очень долго ходить со щенком, лучше отдельно подыскать выводок и, отправив подальше старую собаку, идти с молодой на готовую дичь.

Выходя в поле, надо положить щенка, погладить и послать «вперед» с командою «поди, ищи» и предоставить собаке искать. Если она кинется по прямой вперед, ее надо отозвать и направлять ее поиски перед собой. Напавши на след, собака встанет. Вот тут-то и понадобятся все предыдущие уроки.

Если собака стала плотно, то надо, не торопясь, подойти к ней, и послать ее вперед, поглаживая и зорко следя за пей. Большую службу может здесь сослужить длинная сворка из веревки в мизинец толщиной. Более тонкая захлестывается, может поранить ноги собаки, а толстая тяжела. Эту сворку надо, подойдя к собаке и незаметно для нее, взять в руки. Подвигаясь постепенно вперед, собака подойдет наконец, настолько близко к дичи, что та взлетит. В самый момент взлета надо коротко и резко крикнуть «лечь». Собака, помня эту команду, невольно ляжет, и ее останется только удержать на месте. Тогда надо собаку вернуть на место и уложить. Положив ее, надо дать ей успокоиться и затем послать искать, но ни в коем случае не по направлению, куда улетела птица. Это необходимо, чтобы собака совершенно твердо усвоила себе, что бросаться за дичью она не смеет. Послав ее в обратную сторону, надо вслед за этим изменить направление незаметно для собаки, и если не попадется дичи на пути, подвести ее против ветра к переместившейся дичи. Повторением описанного урока и исчерпывается натаска па первых шагах.

Когда собака научится отыскивать дичь и будет твердо стоять по ней, то следует начать отзывать ее от стойки, и если собака не пойдет от стойки, для этого надо опять пользоваться своркой; вернувшуюся собаку следует приласкать, полакомить и вновь послать, следя за тем, чтобы она прямо шла к месту стойки и не отвлекалась бы в поиск. Отличной подготовкой к этому уроку может служить отзывание щенка еще в возрасте 4-6 месяцев от пищи и от разбросанных по комнате и найденных им кусочков.

При взлете птицы безусловно необходимо требовать, чтобы собака ложилась. Должна она будет ложиться и при выстреле. На урок, когда предполагается начать стрельбу, много удобнее брать помощника и его заставлять стрелять, а самому следить за собакой.

Разработкой поиска, хорошей разумной стойкой, правильной, отнюдь не бесконечно медленной подводкой к дичи, отходом от стойки и лежкой при взлете и выстреле и оканчивается натаска, обеспечивающая хорошую, красивую и успешную работу собаки.

Можно научить еще собаку подавать дичь и рапортовать (анонсировать), но это уже роскошь.

Впрочем, умная, кровная собака, хорошо отходящая от стойки, с годами в большинстве случаев сама додумывается до рапорта.

Наиболее распространенным пороком охотничьих собак являются срывы со стоек и гоньба (При таком несчастье, внушенная еще щенку безусловная необходимость ложиться по слову «лечь» сослужит огромную службу. Если собака хорошо знает эту свою обязанность, то справиться с гоньбой или с броском на дичь не трудно), и в огромном большинстве случаев в этом бывают виноваты сами охотники, слишком дорожащие добычей.

Надо твердо помнить, что с молодой собакой можно стрелять только ту дичь, которая поднимается из-под правильной стойки, все же срывающиеся на стороне, помимо собаки или после ее провинности, должно быть оставляемо без выстрела. Затем, отнюдь не следует охотнику бросаться к дичи, после того, как дичь упадет. Надо помнить о необходимости удержать собаку на месте, уложить и успокоить ее. Затем послать ее найти убитую дичь, стать по ней, подойти к ней, дать собаке постоять по убитой и затем уже поднять ее.

Смею уверить, что при таком поведении охотника он всегда найдет и убьет больше и не испортит собаки, которая только при правильной охоте может доставить охотнику истинное наслаждение.

Воспитание и натаска первопольной легавой — Охотники.ру

 

Я уже сорок шесть лет держу собак и считаю себя легашатником. С тридцати лет эксперт-кинолог по охотничьему собаководству. Профессиональный натасчик легавых собак. Я хотел бы поделиться с читателями своим опытом.

Весь процесс воспитания легавой можно разделить на несколько этапов: выбор щенка, первоначальное обучение, так называемая домашняя дрессировка (приучение к основным командам и жестам), полевая подготовка, участие в полевых и выставочных мероприятиях.

В нашей стране в настоящее время представлено довольно много пород легавых собак. Они делятся на островных и континентальных. Описывать экстерьер каждой породы не имеет смысла. В любой книге о легавых собаках можно найти описание экстерьера и рабочих качеств той или иной породы. Все эти породы собак созданы с одной целью — как можно быстрее разыскать затаившуюся птицу и стойкой указать ее местонахождение. О рабочих качествах и особенностях каждой из пород я остановлюсь позже. А пока о приобретении и дрессировке молодого щенка…

Итак, вы решили завести молодую легавую. На какой породе остановиться? Здесь необходимо подумать, где и на какой вид дичи вы намерены охотиться. Одни, к ним я отношу и себя, любят классическую охоту со стойкой. Это — бекас, дупел, коростель, перепел, куропатка, тетерев, фазан, вальдшнеп и др. Таким охотникам я рекомендую пойнтера или сеттера. Другие, наряду с перечисленными видами дичи, предпочитают утку. Им бы я посоветовал завести дратхаара или курцхаара. Первое — начнем с выбора щенка. В любой породе встречаются собаки талантливые, способные и рядовые. Первых всегда немного, но они и являются носителями лучших качеств породы. Советую молодым охотникам приобретать щенка от известных и лучших производителей. Не торопитесь с выбором. Кобеля взять или суку — это дело вкуса, лично я предпочитаю кобелей. Лучше если в выборе щенка вам поможет опытный собаковод, хорошо знающий эту породу и охоту с ней. Если знакомого нет, то возьмите родословную щенка и посмотрите, какие оценки экстерьера и полевые дипломы имеют родители щенка. Брать нужно от собак, имеющих оценку экстерьера “отлично” и полевые дипломы не ниже второй степени. Это является в какой-то мере гарантией, что из щенка вырастет рабочая собака.

 


Фото: SHUTTERSTOCK

В сорок пять дней уже видно, как ведет себя щенок. Берите энергичного, любознательного и смелого щенка, избегайте трусливого. Из него редко получается хороший помощник на охоте. Чтобы узнать, какой щенок вам больше подойдет, побудьте со щенками не менее часа и понаблюдайте. И конечно, найдете самого любимого.

Придя домой, определитесь с местом для щенка. Оно должно находиться подальше от центрального отопления и не на проходе. Собака должна знать, где она может уединиться и отдохнуть. С первых дней приучайте собаку к месту. Видя, что щенок наигрался и устал, командой “место!” отправляйте его на подстилку и дайте лакомство. Команда “место!” усваивается быстро, если щенку не позволять спать где попало.

Теперь о кормлении. Семен Исаевич Кремер, известный пойнтерист, говорил: “Экстерьер из миски”. Поэтому кормите хорошо, разно-образно, регулярно и с учетом возрастных особенностей. Не забывайте регулярно прививать щенка от всевозможных инфекционных заболеваний.

Приучение к кличке

Она должна быть короткой и звучной. Установление тесного контакта с хозяином начинается одновременно. Для этого самому следует ухаживать за щенком, кормить, играть, ласкать, давать лакомства, выводить на прогулки, попутно приучая его к кличке, подзывая его к себе ласковой интонацией в голосе. При подходе гладить, произнося кличку. Контакт можно считать достигнутым, если щенок радостно встречает хозяина, виляет хвостом, бежит на кличку, внимательно следит за хозяином и старается находиться рядом с ним. В этот период недопустимо грубое обращение с собакой.

Далее приучайте собаку подходить на свисток. Лучше это делать на улице. Сначала, назвав кличку и скомандовав “ко мне!”, дайте длинный свисток. В начале подход будет на команду, затем, постепенно сигнал свистка заменит ее. На охоте свисток предпочтительнее команды и его слышно гораздо дальше.

Запрещающие и разрешающие команды

Команда “тубо!” или “нельзя!” — основная запрещающая команда. Она необходима для пресечения всех нежелательных действий собаки. Первоначально эту команду отрабатывают при кормлении. Дав собаке немного поесть, оттяните ее от щенка и, повторяя команду “тубо!” задержите кормление секунд на 20. Затем скомандуйте “возьми!” и разрешите продолжить еду. Так поступайте один-два раза при каждом кормлении. Когда команды будут усвоены, перенесите запрещающую команду на все виды нежелательных действий щенка. Если одной команды мало, примените силу с помощью плетки. Это подействует обязательно.

 


Чтобы ваш любимец не гнал птицу, не посылайте собаку вперед, не подойдя к ней вплотную. Фото: FOTOLIA

Приучение к ношению ошейника и поводка

Как только у меня появляется щенок, я надеваю на него легкий ошейник или завязываю на шее шнурок. При выходе на прогулку пристегиваю поводок к ошейнику и вывожу щенка гулять. Если он сильно рвется вперед и натягивает поводок, то командой “рядом!” и рывком возвращаю собаку к ноге.

Из команд наиболее сложной и нужной во время натаски и охоты является команда “даун!” или “лежать!”. Кому как нравится. Начнем с нее.

Команды “даун” или “лежать”

Команду “даун!” нужно довести до автоматизма. В итоге — это безопасность вашего питомца. При подводке и подъеме птицы на крыло собака должна остаться на месте, и в этом команда “даун!” ей поможет. Приучаю щенка ложиться с двух месяцев. Голодную собаку подзываю к себе и командую “даун!”. В это время грубо надавливаю щенку на холку и поясницу и заставляю лечь. Одной рукой удерживаю собаку в состоянии лежа, другой глажу и повторяю команду. Подождав десять секунд, даю лакомство. Затем отпускаю собаку. Через некоторое время укладываю снова. И так несколько раз каждый день. Через неделю собака ложится сама. Не забываю про награждение. Постепенно начинаю укладывать собаку на более длительное время, поднимая вместе с командой вверх правую руку. Скоро собака начинает ложиться при поднятой вверх руке. Далее следует укладывать на расстоянии. Взмахом руки укладываю собаку и отхожу на несколько шагов от нее, чуть выжидаю и подхожу к собаке. Глажу и награждаю. И так, постепенно, отход от лежачей собаки довожу до 50 метров.

Команды “вперед” и “назад”

Эти команды отрабатываются на прогулке. Взяв собаку на поводок, иду к месту выгула или натаски. Собака рвется в поле. Отстегиваю поводок и, скомандовав “вперед!”, отпускаю собаку. Так поступаю всегда. Эта команда очень помогает при подъеме птицы на крыло. При отработке команды “назад!” использую десятиметровую корду. Когда собака отрывается на длину поводка, командую “назад!” и рывком возвращаю к себе. Глажу и поощряю лакомством.

Апортирование дичи

Подача важный элемент в работе собаки. Начинаю обучать подаче с трех месяцев. Лучшим предметом для этого считаю подсушенное крыло птицы. Я использую крылья вальдшнепа или куропатки. Начинаю обучение с игры. Беру крыло и провоцирую щенка взять его в рот. Когда он схватит крыло, командую “возьми!” и глажу. Затем командую “подай!” и очень мягко отбираю. Глажу и награждаю. Через несколько дней усложняю задачу. Привязываю к крылу тонкий шнурок длиной 2–3 метра и начинаю провоцировать щенка на игру. Когда тот заинтересуется, бросаю поноску метра на два и командую “подай!”. Щенок хватает крыло и начинает с ним бегать. Я беру в руки шнурок и потихоньку начинаю подтягивать к себе. Щенок с крылом в зубах оказывается рядом, и я забираю поноску и награждаю. Когда собака начинает подавать сама, то шнурок убираю. Затем отработку подачи переношу на природу, где есть простор и вода. Закрепив подачу с суши, учу апортировать с воды. Уложив собаку перед водоемом, бросаю крыло в воду и командую “подай!”.

 


Опытный натасчик Виктор Селиванов с пойнтером Атосом на охоте по вальдшнепу. Фото: Виктор Селиванов

Показ зубов

Почти на любой выставке по вине владельцев несколько собак снимают с ринга за невозможность осмотреть и определить прикус. Для того чтобы собака умела показывать зубы на выставках и выводках, ее необходимо к этому заранее готовить. Собаку усаживают перед собой и командуют “зубы!”. Сомкнув челюсти и приподняв верхние губы, покажите прикус, а затем откройте рот и покажите зубы. К этому приучайте с детства.

Это небольшой перечень команд, которые необходимо знать каждой молодой собаке, без которых успешная натаска в поле невозможна.

В этой статье мне хочется рассказать, как я натаскиваю молодых легавых собак. С чего начинаю и к чему прихожу в конце. За сутки до приезда ко мне в натаску собаки я прошу владельца ее не кормить. После приезда и знакомства с владельцем и собакой выезжаем в луга, на место будущей натаски. Гуляя по лугам, я внимательно слежу за собакой и беседую с владельцем с целью узнать о ней как можно больше. На прогулке я узнаю темперамент собаки, послушание, быстроту хода и умение ориентироваться в незнакомой местности. Так проходит наше первое знакомство. Затем, после отъезда хозяина, я внимательно начинаю изучать родословную.

[mkref=3034]

Как эксперт-кинолог и участник многих выставок, состязаний и испытаний легавых, я приобрел богатый опыт и знаю большинство лучших собак за последние сорок лет. Здесь и внешние данные легавой, и тип нервной системы, и результаты, достигнутые в поле.

Внимательно посмотрев родословную, уже могу предположить, чего ждать от своего ученика. Наследственность — великая сила. Она передает не только хорошие качества, заложенные в собаке, но и плохие. И тут стараешься первые приумножить, а вторые свести к минимуму.

Теперь непосредственно о самой натаске. Первая неделя почти полностью уходит на отработку дисциплины. Количеством команд стараюсь не загружать. Приучив собаку к основным командам, я приступаю к основной натаске. Начинаю с поиска. Самым удобным и рациональным является поиск челноком. Для разработки челнока необходимы свисток, длинная корда и кусочки лакомства в качестве поощрения.

Выбрав ровный просторный участок с невысокой травой, пристегиваю к ошейнику корду и, определив направление ветра, укладываю собаку. Отойдя метров на десять, жестом и командой посылаю собаку в поиск перпендикулярно направлению ветра. Сам двигаюсь в том же направлении. Как только собака меня обгоняет метров на 30–40, делаю короткий свисток, она останавливается и смотрит в мою сторону. Я жестом показываю направление хода. Сам поворачиваюсь к собаке спиной и иду в указанном направлении. Она обгоняет меня, и все повторяется. Корда спокойно скользит по траве. Так, раз за разом, двигаясь против ветра, мы разрабатывает правильный челнок. Но это бывает не часто, а только с собаками позывистыми, обладающими уравновешенной нервной системой. Скажу, что всех своих собак натаскивал без корды. Достаточно было дать свисток и указать направление следующей параллели. Это происходило потому, что приучение к командам начиналось с момента появления щенка в доме.

К большому сожалению, в последние годы все чаще приходится натаскивать легавых с возбудимой, неуравновешенной нервной системой, когда процессы возбуждения преобладают над процессами торможения. Такую собаку одними командами не удержать. Вот здесь и выручает корда метров на 35–40 длины. После свистка приходится делать сильный рывок кордой, чтобы повернуть собаку на следующую параллель. Иногда встречаются собаки почти неукротимые. После посыла в поиск они, как из пращи, вылетают и мчатся по лугу, не обращая внимания на команды и рывки кордой.

Приучив собаку правильно обыскивать местность, зная приблизительно, в каких местах водится охотничья дичь, начинаю натаску молодой собаки по птице. Лучшими объектами натаски считаю дупеля и перепела. Они хорошо держат стойку и, переместившись, далеко не убегают.

Уточнив, где находится птица, беру молодую собаку на корду и начинаю наводить. Делаю это всегда против ветра. У места сидки стараюсь сделать все, чтобы собака сама подняла птицу. При взлете командами, а если надо, и рывком корды укладываю легавую. Продержав собаку 2–3 минуты в лежачем положении, даю хорошенько обнюхать место сидки.

После непродолжительного отдыха беру питомца за корду, ближе к ошейнику, и иду в сторону переместившейся птицы. Не доходя метров сорок до места посадки, пускаю собаку в поиск. Стараюсь с помощью корды не дать сделать отрыв далеко в сторону. У места приземления птицы слегка придерживаю собаку с помощью корды и даю ей разобраться в запахах. Если собака сделала стойку, я подхожу к ней и, погладив, сразу посылаю вперед.

Как только птица вылетела, командами или рывком корды укладываю. Затем даю хорошенько понюхать место сидки. Может случиться так, что собака не с первого раза станет интересоваться птицей. Здесь необходимо терпение. Стойка — это врожденное качество легавой, но проявляется оно у всех по-разному.

Как правило, стойке предшествует потяжка, а после посыла подводка. А теперь соединим это все вместе, и получится работа. Выглядит это так: собака с быстрого хода галопом по параллели резко развернулась на ветер и, пройдя на потяжке несколько шагов, постепенно замедляя движение, стала. После подхода ведущего и посыла, энергично двигаясь вперед, подняла птицу на крыло. Следует команда “даун!”, и собака ложится. Делается десятиминутный перерыв, и легавая вновь отправляется в поиск. На этом заканчивается первая стадия натаски.

Это значит, что корду можно снять и продолжать натаску при помощи команд и жестов.

Без корды собака чувствует себя свободной, но, помня о рывках кордой, следующих после свистка, первое время слушается хорошо. Но проходит время, и она начинает проявлять излишнюю самостоятельность, не сразу выполняет команды, далеко отрывается от ведущего, а иногда начинает гнать поднявшуюся птицу. Это самое худшее. Почти все молодые легавые после подъема птицы на крыло пытаются схватить ее зубами, ведь она так близко. Если позволить молодой собаке несколько раз погнать, то отучить от этого будет непросто. Болотно-луговая и полевая дичь летит низко, и преследующая ее собака мешает стрельбе. И когда у охотника не выдерживают нервы, может произойти несчастье.

Продолжение следует.

Виктор Селиванов 11 июля 2011 в 17:10

Натаска легавой: делаем правильно — Охотники.ру

В жизни каждого легашатника натаска любимой собаки — волнующий и ответственный момент. Мои заметки об этом — чистая правда, их цель — запечатлеть все, как происходило. Ведь многое помнится смутно. Например, сейчас мне кажется, что натаска моих предыдущих собак Герты и Гулы происходила легко и непринужденно, будто сама собой, но ведь это не так.

Фото автора.

Фото автора.

Ежи, или просто Ёжка, а по-домашнему совсем коротко Ёж — сука дратхаара. К началу предстоящей натаски ей был уже год. До этого мы уже успели побывать на Дону и познакомиться с перепелкой.

Тогда, в пятимесячном возрасте, она проявила определенный интерес и даже сделала подобие стойки на перья и птичий помет, чем подтвердила свою принадлежность к славному племени легавых собак, для которых врожденная работа со стойкой есть обязательное условие. Состоялась и настоящая встреча с птицей.

Однажды, сбив перепелку из-под работы старшей собаки, я никак не мог ее отыскать. Но Ёж ее нашла и… сожрала. Я даже отнять не успел, только лапки мелькнули.

В общем, начало, надо признаться, было не очень. Потом, уже ранней весной, в апреле, мы немного походили с Ёжкой по проталинам и поискали фазанов, разлетевшихся после снегопада, обвалившего сетку фазанария. Парочку я даже отстрелял специально для нее.

Стойки, конечно, не было, но работа наподобие спаниеля по бегущей птице в бурьяне и кустах наблюдалась. Сделал я это сознательно, чтобы поддержать в щенке развитие охотничьей страсти. И действительно, после этого Ёжик стала искать азартней и уже с интересом обнюхивала кусты и бурьян, правда больше низом.

Из общей дрессировки к началу лета Ёжка твердо знала команды «ко мне», «место», «тубо», «даун». В остальном собака росла в любви и неге, балованная моей женой и ее подругами.

Я надеялся на традиционную натаску в начале лета, но заболел: возвращаясь из командировки, прихватил тяжелый вирус (по-видимому, в самолете) и на два месяца выбыл из ритма нормальной жизни.

Сильная слабость, изнуряющий кашель не давали выдерживать физические нагрузки, поэтому все занятия в поле легли на моего доброго друга Сергея Ш., который вот уже пятый сезон натаскивал собак у нас в деревне.

Еще прошлым летом он тренировал Ёжку и своих молодых собак с целлофановым пакетом, привязанным к удочке, а потом еще и с живым перепелом на веревочке.

Последнего, кстати, Ёжка, единственная из всех «учеников», умудрилась схватить и унести в кусты, где успела умертвить до того, как его отняли.

 

Фото автора.

Приобретая щенка, владелец должен отдавать себе отчет в том, что собака сама по себе не станет охотничьей, для этого понадобится много терпения и усилий. Фото автора

Не знаю, как это повлияло на ход событий в дальнейшем, но вот откровенный рассказ о том, как все происходило. Итак, с классической натаской Ёжке не повезло.

Во-первых, как я уже сказал, я заболел и не мог участвовать в процессе. К тому же у нас шла стройка охотничьей базы, что отнимало последние силы.

Во-вторых, тот год (2015-й) выдался без птицы. Перепела и коростеля прилетело очень мало, да и те в июне куда-то запропастились. Остались единицы. Также стало заметно меньше тетерева. Много было только куропаток, но относительно много.

В общем, некогда богатые угодья вдруг опустели. В довершение всего как на беду, в тот год вывод у наших «гибридных» перепелок был крайне неудачным, и мы остались без своего обычного материала для натаски. В-третьих, у Сергея было несколько своих собак и столько же в натаске.

В общем, Ежу внимания не доставалось. Вот почему из-за почти полного отсутствия дикой птицы Сергей тренировал всех собак больше по подсадной — по голубю или японскому перепелу, толстому и плохо летающему.

Да еще вдохновленный идеями филд-трайлов, он стал придерживаться новой схемы натаски, отличной от классической: пусть собака гоняет дичь и любую птицу сколько хочет, главное, чтобы в ней развивалась страсть к охоте и появилось желание искать, а уж остановить ее потом совсем не проблема.

Уж и не знаю, как там проходила такая натаска, но когда я немного пришел в себя и перед самой охотой в середине июля вышел в поля, то увидел, как Ёжка, обнаружив фазана, подняла его без стойки и погнала до самой реки — до упора. А потом нашла двух плохо летающих подсадных перепелов, поймала их и одного чуть не сожрала.

Ну что тут скажешь! Я сильно расстроился. До охоты всего неделя, а собака, мягко говоря, не готова и даже не способна выйти в поле. Обижаться на Сергея, с которым нас связывали добрые дружеские отношения, я не мог.

Натаскивать самому не было времени. Как мог, убедительно попросил Сергея за последнюю неделю подправить собачку, если это возможно.

 

Фото автора.

«Немцы» имеют хорошее и верное чутье, и большинство из них обладают врожденной склонностью к  подаче подстреленной дичи. Фото автора

И вот через неделю он заверил меня, что выполнил мою просьбу и теперь Ёжка стоит твердо, а при взлете даже хилых перепелов ложится и не пытается их ловить.

Я ему, естественно, поверил и со спокойной душой поехал охотиться на дупеля, чтобы попробовать ее аккуратненько обстрелять. Ведь обстрелять молодую собаку после натаски — важный и ответственный момент.

Ради него в самом конце июля мне пришлось отказался от больших охот, куда звали товарищи, и отправиться на Ярославщину. Там по моей просьбе выкосили небольшие лужайки в пойме, где я надеялся найти хоть немного птицы (много нам для начала не нужно).

Но увы, неудачи преследовали нас. Сразу после открытия охоты пришла весть, что дупеля в этом году крайне мало. Может быть, сказался отголосок прошлогодней засухи, или были другие причины.

Да и выкошено было в нашей пойме поздновато и по площади мало. Отава отросла всего на одной небольшой поляне, а у реки торчала лишь жалкая стерня.

Однако ситуацию приходилось принимать такой, как есть. На маленьких выкосах площади не хватало для более-менее широкого поиска. Ветер среди клочков травы и кустов крутил беспорядочно и был по утрам, как обычно, слишком слаб.

Может быть, потому собачка моя и не думала челночить, а бегала неторопливо и в основном кругами. Безусловно, было видно, что она еще не умеет пользоваться ветром и не знает, кого и как надо искать.

Работа была исключительно следовая: Ёжка шла корявой рысью, изредка переходя на ныряющий галопчик или на шаг. И все бы ничего, но, спарывая таким образом редких дупелей (а нам их удавалось поднять в общей сложности штук по пять в день), она вдруг принималась их самозабвенно гонять, причем с голосом.

Ну просто в лучших традициях немецких испытаний молодняка, на которых мне как-то довелось побывать. Думаю, читатель может себе представить, каким добрым словом я поминал Сергея. Он говорил, пусть гоняет?

Она и гнала — увлеченно, с полной самоотдачей. Моих криков, ругательств, угроз и свистков она, разумеется, не слышала и меня на таком расстоянии просто не замечала.

Прогнав метров пятьдесят, собака подходила, я бранил ее, но не наказывал. Поздно было наказывать! Нужно было срочно что-то придумывать, чтобы ее остановить. Я начал вспоминать свой прошлый опыт и сведения, почерпнутые из литературы.

Для начала попробовал привязать к ее ошейнику веревку — метра три шнура. Длиннее нельзя: запутается в траве и кустах. Расчет был на то, что на стойке я успею подойти и взять веревку в руки, а затем, когда Ёж погонит, дерну посильнее, чтобы перевернуть собаку в нужный момент.

Но стойки были такие короткие, что я не успевал подскочить и схватить в траве ускользающий кончик шнура. Или же как только собака начинала ковыряться в набродах, птица взлетала в стороне. Одним словом, собака гнала.

 

Фото автора.

Фото автора

На беду, в начале сезона тощий и малочисленный дупель не допускал до стойки и при подходе собаки или охотника немедленно взлетал.

Возможно, молодая собака еще не могла определить ту критическую дистанцию, на которой птица затаивается и остается на месте. Образно говоря, собака думает, что, если сделает еще шаг, птица улетит, а птица думает, что, если собака чуть двинется, надо улетать.

У меня был с собой электроошейник, и я готов был его применить, но Сергей, с которым я постоянно советовался по телефону, не разрешал его использовать.

Он продолжал утверждать, что гоньба пройдет сама собой и собака начнет работать. Ведь стояла же она по подсадной птице твердо и не пыталась ее поймать. Если же применить электрошокер ошейника, то собака, особенно с таким мягким характером, как у Ёжки, свяжет свои неприятные ощущения с птицей и у нее появится боязнь, которую потом невозможно будет преодолеть.

Доводы Сергея были категоричны и убедительны. Кроме того, к его мнению присоединился и мой товарищ Дима Ю., владелец отличного курцхаара, уже имевший положительный опыт в натаске десятка собак. Я не смог их ослушаться.

Дни шли за днями, неделя моего отпуска, отведенная на то, чтобы обстрелять Ёжку, заканчивалась. Я уже попробовал пару раз выстрелить из-под коротенькой стоечки и до того, как собака успеет разогнаться в погонке.

Таким образом я даже взял пару дупельков, которые оказались молодыми и худющими. Но ожидаемого результата это не принесло. Правда, чуть придавив, Ёжка не стала жрать птиц. И на том спасибо!

Кстати, чуть прихватив дупеля, собака теряла к нему интерес, и заставить взять в пасть тушку по команде «Апорт!» не получалось. Ну да ладно, подачу мы еще не отрабатывали.

Что же делать? Я решил попробовать пойти по тетеревиным выводкам. Они были, и немало. Маленькие тетеревята хорошо держали стойку опытной собаки (до этого мы немного поохотились с курцем Димы Ю.) и вылетали по одному. То что надо.

Однако из этой затеи, на которую мы потратили еще два утра, ничего хорошего не вышло. Первый же тетеревенок оказался настолько маленьким (с голубя) и слабым, что Ёжка его тут же поймала и немедленно выпустила ему кишки.

Следующий выводок она с лаем разогнала, и мы его безвозвратно потеряли в густой траве и оврагах. Собаку мы еле дозвались. Беда, а не натаска!

О выстреле не могло быть и речи. С этого момента я перестал таскать с собой ружье, которое мне только мешало.

Расстроенный, я снова позвонил Сергею, описал все в красках, и тогда он разрешил, чуть подумав, использовать электрошокер, но на самой маленькой мощности, и посоветовал надеть его не на шею, а на пузо (на «талию»).

Когда я достал ошейник, мне показалось, что в ремне нужно просверлить еще пару дырок, чтобы сошлось на «талии». Но, как оказалось, объем шеи и талии у собак после работы в полях почти одинаковый. Опытным путем, попробовав на собственных пальцах, я подобрал мощность электроустройства, и вечером мы вышли на дупелиное болотце.

К слову сказать, от болотца осталось одно название. В том году высохло все вокруг, и наше болотце тоже. И хотя дожди шли почти каждый день, иссохшая земля продолжала впитывать воду без остатка.

 

Фото автора.

Немецкая легавая — порода, которая создавалась для разностороннего использования на охоте в условиях Центральной и Западной Европы. Фото автора

Едва я отпустил собаку, как она отыскала дупелиные наброды и, как обычно, начала в них ковыряться. Дупель вылетел в паре метров, недовольно крякнул, и Ёж погнала. Я, тоже как обычно, заорал и через долю секунды нажал на кнопку.

Собачка взвизгнула, извернувшись, попыталась укусить себя за живот и легла. Отлично! Я тут же поспешил к ней, подбодрил и пустил немедленно искать, обнюхивать сидку. Вроде бы все прошло нормально.

Во всяком случае собака тут же снова возбудилась и стала активно искать. Я понимал, что следующая встреча с птицей должна быть решающей. И вот все повторилось. Взлет, кнопка, удар! Ежка снова взвизгнула, легла, потом стала искать.

Такое внушение пришлось повторить еще два раза. Четвертого дупелька мы уже не гнали. При взлете собачка, как положено, осталась на месте и по команде легла. И все бы хорошо, но, как я уже говорил, малочисленный и худой дупель стойку не держал, поэтому классическое обучение нельзя было считать завершенным.

Я решил повторить опыт с тетеревами. Наутро мы поехали к бывшему току и вскоре нашли выводок.

Правда, нам опять не повезло. Мы наткнулись на него, когда заходили на ветер, поэтому основную часть выводка просто распугали, но уже не гнали — хороший знак. А потом, развернувшись на ветер, пошли искать оставшихся тетеревят. Ёж работала, как всегда, по следу, по набродам. И вдруг я заметил, как она что-то ловит в траве.

Бросился — тетеревенок! И опять кишки вон. Ну что за беда! Что же он не взлетел-то, как остальные? Отобрал я добычу, выругал легавую и только отпустил, как она нашла тетеревенка, уже другого. Теперь я был на чеку, тут же заорал и пригрозил шокером.

Тетеревенок взлетел и переместился метров на 70, за оврагом. Мы тоже перелезли на другую сторону, зашли на ветер, и метров через двадцать собачка уже стояла твердо в густой траве.

Я подскочил, погладил ее, приговаривая: «Стоять! Стоять!» — и послал. Ёжка чуть проскочила, снова стала. Я похвалил, опять послал. Бросок — и хватка в траве. Мой крик, шокер, но, увы, поздно: маленькая тушка уже трепещет крылышками. Ну что за напасть!

В совершенном расстройстве я взял собаку на поводок и решил прекратить свой эксперимент, а наутро ехать только по дупелям. Пусть их мало и они не держат стойку, но лучше уж так, чем давить полуптенцов и тем окончательно портить собаку.

В пять тридцать утра я был на месте, в пойме маленькой тихой речки с неторопливым, едва заметным течением. Она сплошь заросла кувшинками и стрелолистом в обрамлении камышей.

Леон Спалин 9 мая 2017 в 11:05

Натаска легавой собаки | Пособие по охотничьему собаководству | Библиотека

 

 

Натаской называется полевое обучение легавой собаки. Целью натаски является следующее: во-первых, развить и закрепить такие врожденные качества собаки, как стремление отыскивать чутьем именно дичь, а не всякую птицу или зверя, стойку перед обнаруженной дичью и правильный поиск «челноком» и, во-вторых, добиться от собаки полного послушания или, как говорят, «контакта» с охотником.

Желательно, чтобы собака натаскивалась в возрасте от 7—8 месяцев до 1,5—2 лет. Это объясняется тем, что натаскивая более молодого щенка, можно надорвать его. Натаска же уже сложившейся собаки значительно более затруднительна. К периоду натаски щенок должен пройти и твердо усвоить первоначальный курс обучения, четко выполнять команды, особенно «лежать» («даун»), «нельзя» («тубо»), «вперед» и немедленно реагировать на свисток. Выполнение всех этих команд должно быть отработано не только в закрытом помещении, но и в поле, на каком-либо участке, где нет возможности случайно натолкнуться на дичь.

В настоящее время существуют различные способы натаски. Разница между ними сводится главным образом к первоочередности и тщательности отработки одних элементов полевой работы собаки, а другие элементы остаются преимущественно на долю врожденного инстинкта. Так, например, в одном методе в первую очередь и очень тщательно отрабатывается правильный «механический» поиск «челноком». Такая отработка ведется в отсутствии птицы при помощи длинной веревки «корды» или путем раскладки лакомств до тех пор, пока собака не приучится всегда двигаться раз установленным образом. Только после этого начинается ее знакомство с птицей. При таком методе натаски вырабатывается хороший поиск и «постановка», однако, это происходит в ущерб умению собаки пользоваться чутьем. Полной противоположностью описанному выше методу является метод, связанный с первоначальным знакомством собаки с птицей. При этом может быть использована вольная птица или подсадная, как это делается в методе, описанном Л. П. Сабанеевым и разработанным А. А. Чумаковым. Здесь в первую очередь вырабатывается умение собаки полностью использовать свое чутье на максимальное расстояние, одновременно у нее отрабатываются стойка, потяжка и подводка. Поиск же остается менее правильным и собака ходит, как говорят, на свистке. Такой способ натаски более распространен среди охотников-практиков, однако для получения хороших результатов необходимо предварительно добиться безукоризненного послушания собаки.

Как видно из изложенного, как первый, так и второй методы натаски страдают определенными недостатками, они оставляют мало обработанными те или иные элементы работы легавой собаки. Наиболее правильным является, по-видимому, сочетание обоих этих методов и работа по всем элементам, к изложению которой мы перейдем.

Развитие поиска у легавой собаки. Лучшим поиском считается поиск «челноком» — это розыск дичи собакой на параллелях, с движением в обе стороны, с пересечением хода охотника (рис. 57). На открытых и ровных местах охоты лучше иметь широкий поиск, в лесной пересеченной местности лучше, когда он короче. Надо постараться развить поиск своей собаки раньше, чем вы ее поведете по дичи. Но поиск может развиваться и попутно, во время натаски по дичи. При правильной дрессировке бояться быстрого и широкого поиска не надо. Хорошо выдрессированной собакой на поиске можно управлять так, как захочет охотник. Вырабатывать поиск следует на не очень широкой луговине при обязательном наличии ветра в отсутствии дичи. Большинство породных собак при выходе в поле выявляют хорошее чутье, данное им от природы, с такими собаками легче добиваться развития поиска.

Рис. 57. Правильный поиск «челноком»

Идя против ветра в выбранном направлении, пошлите собаку взмахом руки вправо. Когда она отойдет 40—50 шагов, дайте короткий свисток, она непременно оглянется, а вы в это время махните рукой влево и сами идите влево, собака завернет и пойдет на вас. Когда она поравняется с вами, махните рукой опять влево, подавая команду «вперед», как только собака пересечет линию вашего движения, вы должны опять пойти против ветра и так повторяйте несколько раз и вправо, и влево. Периодически свистком (продолжительным) подзовите собаку к себе, приласкайте и дайте лакомство. После этого опять продолжайте упражнение, и делайте это до тех пор, пока оно не будет освоено. Надо следить, чтобы не было заворотов внутрь и чтобы собака не проходила сзади вас (рис. 58). Если ваш питомец будет пытаться пробежать сзади вас влево или вправо, в этом случае отступите на несколько шагов назад и настойчиво старайтесь пропустить его впереди себя. Временами нужно дать команду «лежать» голосом или поднятием руки и обязательно заставить собаку выполнить команду.

Рис. 58. Неправильный поиск с заворотом внутрь

При правильном поиске «челнок» не должен быть очень глубоким, т. е. расстояние между параллелями должно соответствовать дальности чутья собаки, примерно в пределах от 10 до 15 шагов. Чем чаще вы будете заниматься развитием поиска, тем скорее добьетесь четкого выполнения его, и такой поиск у собаки останется на всю жизнь, если конечно его специально не будут портить.

Обучение подачи дичи. Приучить собаку подавать с суши и с воды убитую дичь нетрудно. Для этого в первую очередь с раннего возраста надо приучить щенка не бояться воды. Выбрав теплый летний день и взяв с собой коробочку с лакомством, вы идете к речке или пруду. Надо выбрать на речке или пруду пологое мелкое место, чтобы щенок, не плавая, мог бы отходить по воде на достаточное от берега расстояние. Пристроившись на таком берегу, подзовите к себе щенка, дайте ему лакомый кусочек, он его съест и будет просить еще. Вы достаньте следующий кусочек лакомства, дайте щенку понюхать и бросьте его в воду на 1—2 м от берега. Щенок побежит за кусочком, но добежав до воды, остановится, так как он еще не знает воды и, конечно, боится ее. Посылайте его ласково, щенок начнет осторожно вступать в воду и убедившись, что тут неглубоко, осмелится и доберется до лакомства, вынесет его на берег и съест. Приласкайте щенка и продолжайте занятия, бросая кусочки все дальше и дальше, а щенок осмелеет и со всех ног будет бросаться в воду за лакомством.

В следующие занятия повторите предыдущий урок, а потом бросьте кусочек на глубокое место, ваш питомец поплывет за ним, вначале неумело, хлопая передними лапами по воде, но с каждым разом будет плавать все лучше. Научив щенка плавать и доставать кусочки лакомства с мелких и глубоких мест, надо после этого перейти к подаче поноски вначале с мелких мест, а потом и с глубоких, но каждый раз надо награждать щенка лакомством. В дальнейшем тренировку подачи поноски надо чередовать с воды и с суши, добиваясь того, чтобы щенок за поноской шел по команде «подай», а принеся, отдавал ее в руки вам, получая за это лакомство. Переутомлять щенка этими занятиями не нужно. Некоторые товарищи после того как щенок научится подавать, приучают его во время прогулки носить нетяжелые предметы, постепенно увеличивая расстояние, а потом незаметно для щенка оставляют поноску и, пройдя некоторое расстояние, посылают щенка найти и принести ее. В дальнейшем надо постепенно усложнять ее отыскивание и обязательно настаивать на выполнении приказания.

Приучать подавать дичь нужно только тогда, когда у собаки окончательно закрепятся ее полевые качества, т. е. когда она при взлете птицы и после выстрела будет оставаться на месте; это происходит примерно в конце второго поля. Иногда попадаются очень упрямые щенки или взрослые собаки, к ним, конечно, приходится применять другие методы. Главным образом, с ними приходится очень кропотливо заниматься в комнате, а потом переходить во двор или в поле, но обязательно при отсутствии людей, а тем более собак. Сначала приучают и отрабатывают команду «сидеть», а потом приучают держать поноску во рту по команде «возьми», а по команде «дай» берут у собаки поноску, конечно, при этом надо пользоваться лакомством. Когда эти упражнения будут отработаны, надо перейти к подаче поноски, сначала по команде «возьми» поноску вкладывают щенку в рот, дав команду «держи», потом, отойдя от него 7—8 шагов, подзывают его к себе, подавая команду «подай». Когда это будет твердо усвоено щенком, можно положить поноску и заставить его самостоятельно принести ее.

При безукоризненной подаче поноски с воды и с суши надо заиметь убитую мелкую дичь (перепела, бекаса, дупеля и т. п.) и повторить весь курс обучения подачи, но уже с дичью.

Некоторые собаки отказываются взять дичь в рот и подать ее. В этом случае надо обернуть дичь тряпкой и провести занятия, а когда собака несколько освоится, то будет подавать дичь и не завернутую в тряпку. При обучении собаки подаче убитой дичи надо приучить ее подавать дичь, упавшую на противоположный берег, это обучение надо проводить на мелководной и узкой речке, там где есть брод. Если ваша собака приучена подавать дичь, то на охоте особое внимание надо обращать на то, чтобы после падения дичи при выстреле собака оставалась на месте.

Объекты и места для натаски. Молодую собаку следует в первую очередь натаскивать по дичи на ровных открытых просторах, чтобы собака была всегда на глазах у охотника. Лучшее время для натаски собаки это с половины мая до первых чисел июля. Натаскивать надо обязательно одному. В крайнем случае, иногда вдвоем, это если нужно исправить какой-либо недостаток у вашей собаки. Лучшей птицей для натаски молодой собаки считается дупель, который далеко не перемещается. Но если дупель отсутствует, можно производить натаску и по перепелам. Из боровой дичи лучше для натаски молодой собаки является белая куропатка, так как она держится на открытых моховых болотах, и когда выводок разлетится поодиночке, то они затаиваются и очень хорошо выдерживают стойку.

Для натаски надо выбрать болото с травой и мелкими кочками. Предварительно нужно проверить наличие дупелей или бекасов на болоте, хорошо если имеется один-два выводка, а при отсутствии таковых надо натаскивать по перепелам лучше в лугах, чем в степи. Если таких угодий близко нет, а есть моховые болота с наличием белой куропатки, то натаскивайте по ней. Надо помнить, что лучше переходить с работы по болотной дичи на боровую, чем наоборот, так как натасканная по болотной дичи собака всегда будет работать по боровой, а натасканная по боровой, как правило, будет работать хуже по болотной или вообще будет пренебрегать болотной дичью.

Натаска легавой по дичи. При выходе в поле для знакомства щенка первый раз с дичью охотнику нужно иметь: ошейник, надетый на собаку, плетку, свисток, парфорс (строгий ошейник), чок-корду (рис. 59) — веревку толщиной с мизинец и длиной 25—30 м.

Рис. 59. Чок-корда

На одном конце карабин, на другом петля для колышка, прикол (металлический колышек), поводок, коробочка с лакомством.

Прежде чем приступить к натаске собаки по дичи па болоте или в поле, нужно проверить всю дрессировку и выходить только тогда, когда собака все команды выполняет быстро и четко. Натаска собаки по дичи, это главное в ее обучении.

На натаску выходить надо лучше после спада росы. По пути следования к болоту собака должна быть у ноги. Проверив направление ветра, уложите собаку. По команде «вперед» пустите собаку в поиск, не отстегивая поводка, а сами потихоньку идите за ней. Как только ваша собака что-то причуяла, медленно и робко пошла вперед, начните ободрять ее, медленно продвиньтесь к ней, пристегните к короткой створке чок-корду, а также приготовьте и прикол. Если собака прошла несколько шагов и встала на стойку, воткните прикол в землю, прикрепив к нему чок-корду, но так, чтобы она давала возможность свободного продвижения собаки вперед на 3—4 м, и не была натянута. Продвигаясь медленно к собаке, имейте наготове плеть. На первой стойке подольше продержите собаку, затем уложите ее, поглаживая и одобряя, а через некоторое время пошлите вперед, если она не сдвинется с места, еще раз ласково пошлите вперед. В случае отказа собаки продвинуться вперед, надо зайти потихоньку вперед, встать лицом к собаке и спугнуть дичь. При подъеме птицы собака может сильно оробеть, или забыв всю дрессировку, кинется вдогонку за дичью, или же останется на месте, следя за улетающей птицей. В первом случае подзовите собаку к себе, приласкайте, дайте лакомство, подведите ее к тому месту, где снялся дупель, дайте ей хорошо обнюхать это место. Пустите собаку в поиск, но уже без сворки.

При подъеме дичи немедленно укладывайте собаку. Ласка и поощрение рассеют все страхи собаки. Добейтесь, чтобы собака при взлете дичи самостоятельно ложилась.

Во втором случае, когда ваш питомец кинулся вдогонку за дичью, дайте команду «лежать» и подымите руку с плетью вверх, собака будучи на чок-корде получит толчок и останется на месте. Если по вашей команде она не ляжет, ударьте ее плеткой, обязательно уложите и заставьте пролежать 2—3 мин. Пустите вновь собаку в поиск, если она после стойки бросится за птицей и не выполнит вашу команду, опять накажите ее и замените ошейник парфорсом, и продолжайте отрабатывать урок. Когда урок будет отработан, надо перейти от парфорса к ошейнику, и убедившись, что собака полностью у вас в руках, можно отстегнуть чок-корду. В последнем случае, когда собака остается спокойной, ее нужно приласкать и в дальнейшем строго следить, чтобы при взлете дичи она ложилась Отстегните чок-корду и опять пустите легавую в поиск. Долгое время надо тщательно наблюдать и следить за четким выполнением собакой всех команд. В дальнейшем добивайтесь того, чтобы при взлете дичи собака самостоятельно ложилась.

Среди собак попадаются и такие, которые по возрасту уже созрели и прошли хорошую дрессировку, а при выходе в поле на дичь не обращают внимания и бегают за птичками и т. д. Про таких собак охотники говорят «не пришло еще время». Продолжайте с ними ходить в поле, но подберите болота, где больше дичи и придет время, когда собака примется за работу совершенно неожиданно. Обязательно при себе имейте плетку, чок-корду, парфорс. Иногда попадаются такие собаки, которые несмотря на пройденный курс дрессировки вообще начинают гонять все живое, без всяких потяжек и стоек. Таких собак в поле надо выводить на чок-корде с парфорсом и подводить только на перемещенную дичь, и не забывать с ними чаще повторять комнатную дрессировку.

При натаске собаки по дичи надо следить за тем, чтобы потяжка была плавная, осторожная, а если получается наоборот, то можно применить парфорс. Стойка должна быть твердая, достаточно крепкая. Если собака на стойке не дожидается владельца, а самостоятельно подает птицу, в этом случае опять на помощь приходит парфорс. Если стойка бывает чересчур крепкой, то от нее избавиться нелегко. В этом случае надо развлечь собаку, добиться того, чтобы она пришла в себя и успокоилась, а после этого можно ласково посылать ее вперед.

Подводка должна начинаться по команде охотника плавная и уверенная, а при взлете дичи собака должна самостоятельно лечь. Если она самостоятельно не ложится при взлете птицы, то оденьте парфорс и примените плетку, это заставит ее вам подчиниться.

Натаска легавой по подсадной дичи. Когда нет под руками дичи или угодья находятся далеко то конечно натаска легавой собаки по подсадной дичи может оказать большую помощь. Такая натаска закрепляет первые шаги собаки в работе по дичи и при переходе на вольную птицу уже легче совершенствует работу молодой собаки. Не надо заниматься натаской по подсадной птице более 5—6 дней. Лучшая подсадная дичь для натаски — это перепел. Для использования перепела для натаски ему подрезают на каждом крыле по четыре маховых пера, а для того чтобы он не убежал, ему связывают ножки оставляя свободное расстояние между ними до 2 см и привязывают на нитку 5—7 м с красным лоскутком.

Натаску по подсадному перепелу надо проводить на ровном месте с невысокой травой. Рекомендуется по подсадному перепелу натаскивать вдвоем, — один работает с собакой, а второй несет запасных перепелов. Придя к месту натаски надо дать понюхать перепела собаке и выпустить его на высоте 50—60 см и заметить место его посадки. Собаку нужно уложить, а если она бросится за птицей, ее надо осадить. Собака должна полежать несколько минут. После этого следует идти против ветра зигзагообразно, как бы челноком, на птицу и чем ближе к ней, тем больше надо сокращать параллели. Когда собака прихватит запах и станет на стойке, надо дать ей постоять 20—25 сек, потом скомандовать «вперед», чтобы собака подняла перепела на крыло. При взлете перепела собаку надо уложить и следить, куда переместится перепел, после этого еще раз повторить урок.

Знакомство легавой собаки с выстрелом. Когда натаска закончена, надо определить отношение вашего щенка к выстрелу. Дайте вашему товарищу заряженный стартовый пистолет, пусть он отойдет в сторону и в то время, когда собака отработает птицу, произведет выстрел. Если ваша собака проявит интерес или любопытство к выстрелу, то это очень хорошо. Приласкайте ее, а товарищ подойдет поближе и еще раз произведет выстрел, если она и к этому выстрелу спокойно отнесется тогда все в порядке. Но выстрелы надо производить тогда, когда собака по команде «вперед» поднимет дичь на крыло. При взлете дичи и выстреле собака должна самостоятельно лечь. Если стартового пистолета нет, то можно использовать ружье с уменьшенными холостыми зарядами. Бывают случаи, когда попадаются трусливые собаки, с ними приходится возиться. Надо у этих собак развить страсть к дичи и тогда стрельбу при взлете они будут переносить спокойно. Когда вы уже начали охотиться с собакой, то после падения убитой дичи необходимо уложить собаку, а потом послав ее вперед, надо чтобы перед убитой дичью собака обязательно опять легла.

Натаска легавой по боровой дичи. Как уже говорилось к натаске собаки по боровой дичи рекомендуется приступать тогда, когда собака достаточно поставлена в поле. Как правило, боровая дичь сильно горячит собаку, и поскольку видимость в лесу ограничена, ваш питомец может выйти из-под вашего контроля и устроит какую-либо каверзу. Кроме того, большое количество сильно пахнущих набродов портит манеру легавой собаки работать верхним чутьем.

Во всяком случае работу в лесу нужно начинать в максимально открытых местах с достаточным обзором. Обычно такими местами являются опушки леса рядом с полями или вырубки с редкими кустами, на которых держатся тетеревиные выводки. Легавую хорошо натаскивать в моховых болотах по белой куропатке или тетереву. Ни в коем случае нельзя начинать натаску собаки с рябчиков, которые вообще плохо выдерживают стойку.

Нужно с первого же выхода проверить поведение вашего питомца в лесу. Смелая, горячая собака сразу может начать исчезать с глаз охотника, удаляться от него. В таком случае полезно несколько укоротить ее пыл, присев где-нибудь за кустом. Растерянный «пропажей» хозяина, щенок будет более тщательно следить за вами. С робкой собакой, жмущейся к ногам, следует действовать лаской, ободряя ее.

При натаске в лесу к ошейнику собаки нужно прикрепить недлинную (5—6 м) корду. Послав собаку в поиск и придерживая ее по возможности в поле зрения, направляйте вашего питомца к месту тетеревиного выводка. Как только вы увидите, что собака начала прихватывать запах птицы или ее свежих набродов, немедленно пододвигайтесь к нему и будьте наготове задержать кордой попытку собаки броситься за птицей.

Обычно вначале вылетает с шумом старка. Уложите собаку, огладьте и успокойте ее, и начинайте наводить на оставшихся молодых, по возможности придерживаясь против ветра. На стойке возьмите корду в руки, не задерживая щенка особенно долго, посылайте его вперед. При излишней торопливости успокаивайте собаку словами, сдерживая ее на корде. Особенно внимательным нужно быть при взлете птицы, надо пресекать попытки бросаться за дичью и укладывать в это время собаку. Только после хорошей отработки собаки, следует отстегнуть с ошейника корду.

Показав молодой собаке боровую дичь, следует вернуться с ней в поле, чтобы выправить подпорченный в лесу поиск челноком и отучить от ковыряния в набродах.

Очень полезно осенью провести собаку по высыпкам вальдшнепа. Это даст хорошую практику вашему питомцу.

Недостатки легавой собаки и их исправление. Недостатки легавой собаки могут быть врожденными или же приобретенными ею в результате неправильной натаски или неправильной охоты с ней. Само собой разумеется, что говорить об исправлении врожденных недостатков, таких как отсутствие или слабость чутья, не приходится. Единственная возможность, которая остается в этом случае, это завести другую собаку.

Следует, однако, сразу же предупредить, что чутье или интерес к дичи может проявиться далеко не сразу. Если щенок в 8—9 месяцев не проявляет еще охотничьего инстинкта, то вполне возможно, что он еще не созрел. Иногда такое охотничье созревание собаки может затянуться до двух-трех лет. В самом крайнем случае, если охотничья страсть при встрече с птицей так и не проявится, то следует попробовать отстрелять дичь на глазах у собаки. Понятно, что это можно делать только в период, когда охота разрешена. Если и после этого ваш ученик предпочитает гоняться за бабочками, распугивая дупелей, то не тратьте больше времени и утешьтесь тем, что вам попался исключительный выродок, редко встречающийся сейчас среди кровных легавых.

Значительно более широкое распространение имеют недостатки другого рода, возникающие, как правило, от неправильного обращения с собакой. Чаще всего они возникают как следствие невнимательного отношения самого охотника к малейшим отклонениям в поведении собаки. Поэтому и следует производить натаску на открытых местах по болотной и полевой дичи или в крайнем случае по белой куропатке, так как при этом собака все время на виду. Если вы не пресечете свистком или окриком первую же попытку вашего питомца кинуться за взлетевшей птицей, пропустите такой посов еще раз, другой, то можете быть уверены, что после нескольких таких «уроков», вы будете обладателем хорошего «гонца» и для отучения его от этого порока придется потратить немало сил и скорее всего пожертвовать легкостью подводки.

Главная причина появления «попыток к нарушению» — это распущенность собаки. Как вы ни любите свою собаку, как ни привыкли к ней, но тем не менее в период натаски собака должна все время находиться в отведенном ей месте и выводиться в поле на поводке или у ноги и только для работы. Семейные прогулки по грибы или туристические походы и т. п. — все это хорошо для щенка, так как помогает его развитию, но коль скоро вы приступили к натаске, такие мероприятия должны быть прекращены. Необходимо строжайше требовать и добиваться от собаки неукоснительного выполнения всех ваших команд. И, наконец, отработка всех усвоенных собакой приемов до полного автоматизма, но отнюдь не перегружая собаки. Следует иметь в виду, что слишком длительная натаска и тренировка столь же вредна, так как собака потеряет вкус к птице, и будет работать без огонька. В таком случае нужно переходить к охоте или дождаться сезона с тем, чтобы ваш питомец понял для чего же нужны все его действия.

К наиболее распространенным недостаткам работы легавых относятся так называемые «пустые стойки» и стойки по птичкам, «ковыряние» в набродах дичи, отсутствие правильного поиска «челноком», отсутствие стойки или самостоятельное движение со стойки, наоборот, чересчур твердая «мертвая» стойка с тугой подводкой, боязнь выстрела и, наконец, посовы за взлетевшей птицей и гоньба птицы.

Большая часть из этих недостатков, особенно у первопольных собак, может быть исправлена. Значительно труднее исправляются они у многопольных собак. Вопрос о пустых стойках весьма сложен и до сих пор окончательно не решен. По-видимому, причины их могут быть самыми разнообразными. Под понятие пустой стойки попадает и стойка собаки по сидке птицы, слетевшей незаметно от охотника или отбежавшей пока собака стоит, и действительно пустая стойка, когда собака ошибочно принимает за запах птицы какие-то другие запахи и т. п. Считается, что пустые стойки более свойственны собакам с наиболее дальним и острым чутьем. Возможно, что это связано с имеющей место в этом случае повышенной нервной деятельностью собаки. Ни в коем случае нельзя наказывать собаку за пустые стойки так же, как и за стойки по птичкам, т. е. этим можно подорвать стойку и по дичи. Убедившись, что собака сделала неправильную стойку, следует ее пожурить, крикнув — «балуешь, птичка!» и пустить в поиск. Бытующая среди ряда охотников привычка не торопиться с подходом к стойке в расчете на то, что с пустой стойки собака сойдет сама, «без посыла», подчас приводит к тому, что птица успевает убежать из-под стойки.

Ковыряние собаки на набордах, в поисках мышей и т. д. следует пресекать посылом ее в поиск. Необходимо научить собаку пользоваться чутьем, как это описано в разделе о натаске.

Правильный поиск большей частью портится от охоты в лесу или же от общей распущенности собаки. В этом случае следует повторить его отработку. Стойка может отсутствовать в том случае если собака, например, по болезни не чует птицу, но иногда она и в процессе натаски появляется не сразу. Следует поработать с собакой на чок-корде, задерживая ее перед птицей.

Более грудным исправляемым недостатком является слишком твердая «мертвая» стойка. Она может возникнуть или вследствие боязни взлета птицы, как результат неправильного наказания собаки или в результате устранения гоньбы. Недостаток этот трудно устранить. Можно попробовать вывести собаку на коростелей, тетеревов или на куропаток. При этом собака должна быть безукоризненно послушна. При твердой стойке, когда собака не сдвигается в подводку, следует отвлечь ее внимание от птицы, например прикрыв рукой чутье. Боязнь выстрела, по-видимому, не всегда поддается исправлению. Ни в коем случае нельзя применять такие варварские методы, как стрельба над головой у привязанной собаки. Стрелять можно сначала в отдалении и только тогда, когда собака поглощена дичью. Желательно сразу убить птицу, чтобы собака связала выстрел с убитой дичью.

При устранении гоньбы ни в коем случае нельзя наказывать собаку, когда она, прогнав птицу, вернулась на свисток, иначе она просто перестанет подходить к вам. Наденьте на нее прочный ошейник или парфорс с чок-кордой и пустите в поиск. Как только собака встала на стойку, воткните в землю прикол, прикрепив к нему чок-корду, но так, чтобы она не была натянута, а обеспечивала 4—5 м свободного продвижения собаки к птице. Надо послать собаку в подводку, при взлете птицы. Дайте команду «лежать» и имейте наготове плеть. Собака будучи на чок-корде может получить такой силы толчок, что полетит при этом вверх ногами, и через 2—3 таких урока гоньба кончится. Обязательно при отработке урока уложите собаку. Если не будет выполнять команду «лежать», накажите ее и заставьте выполнить вашу команду. Если при повторении урока собака будет продолжать бросаться за птицей, замените ошейник парфорсом и отработайте урок. Убедившись что гоньба устранена перейдите от парфорса к ошейнику, и отстегните чок-корду. Однако надо помнить, что после этого подводка будет несколько туговата.

При устранении тех или иных недостатков работы легавой, нужно всегда учитывать индивидуальный характер собаки. Применять жесткие меры к робким собакам нельзя, чтобы вконец не запугать их. В заключение еще раз заметим, что лучше предупредить появление недостатков, чем исправлять их.

Подготовка легавой к полевой работе, т. е. к охоте или полевым испытаниям, должна включать в себя физическую и, если можно так выразиться, психологическую тренировку. Первая имеет целью согнать накопленный собакой за период бездействия жир, укрепить мускулатуру и выработать выносливость. Выведенная в поле без тренировки собака или же быстро «завянет», бросит работать и начнет «чистить шпоры», т. е. плестись сзади охотника, или же, если она очень азартна, надорвется. Поэтому к сезону полевой работы собаку следует подготовить путем постепенного увеличения физической нагрузки. Постепенно переходя от увеличенных прогулок к выездам в места, которые отведены для тренировки, вы добьетесь того, что к нужному моменту ваш питомец окажется в «рабочем теле». Тогда собака сможет не уставая выдержать весь сезон и порадовать охотника. Следует, однако, помнить, что и в этом случае во время длительных выездов собаке нужно предоставлять время для отдыха.

Одновременно с физической закалкой следует повысить и требовательность к послушанию и дисциплинированности собаки. Желательно вкратце повторить с ней курс дрессировки и отработать элементы натаски. Наконец, как уже говорилось выше, на охоте с легавой желательно отстреливать только ту дичь, которая сработана собакой по всем правилам.

Если на охоту или на полевые испытания нужно ехать поездом или автотранспортом, то перед выходом в поле собаке надо дать отдохнуть. Следует всячески избегать давать собаке пахучую и острую пищу, что также может сказаться на чутье. Кормить легавую следует вечером, а не утром перед выходом в поле. В период полевой работы желательно давать более концентрированную и питательную пищу. В поле, особенно в жару, нужно следить, чтобы собака не напилась воды, отравленной ядохимикатами или удобрениями.

Показ легавой собаки на полевых испытаниях. Полевые испытания проводятся с целью выяснения охотничьих качеств собак на специально выделенной территории с достаточным количеством дичи. Легавые собаки испытываются по вольной птице, по болотной, боровой или полевой дичи. К испытаниям допускаются породные собаки в возрасте не моложе 8 месяцев. Не допускаются к испытаниям пустующие и щенные (на 2-м месяце беременности) суки, а также больные собаки.

Проводятся испытания судейской комиссией в составе председателя и членов комиссии, которая определяет порядок проведения испытаний. Ведущие обязаны беспрекословно выполнять установленный порядок испытаний. При нарушении ими этих правил их собаки могут быть лишены права участия в состязаниях. Полевые испытания легавых собак проводятся по утвержденным «правилам испытаний охотничьих качеств собак легавых пород», единым для всей территории СССР. При этом проверяются следующие элементы работы или, как говорят, «полевого досуга» собаки — чутье (дальность, верность и верх), поиск (быстрота и манера), потяжка стойка и подводка, стиль хода, стойки, потяжки и подводки, постановка и послушание. Работа собаки должна быть оценена не менее чем по двум птицам. Причем желательно, чтобы среди этих птиц была перемещенная, с точно замеченным местом посадки.

При показе легавой на полевых испытаниях следует иметь в виду следующее.

Собаки пускаются в работу в порядке очередности. До вызова собака должна находиться на поводке, и без разрешения судей ее нельзя спускать с него. Не стоит особенно близко подходить с легавой к уже работающей собаке, так как помимо всего прочего это будет горячить вашу собаку, особенно первопольную. Лучше следовать за комиссией в 50—100 м.

При вызове подходите быстро, но спокойно, не волнуя излишне собаку. Ответив на вопрос комиссии о кличке, происхождении и принадлежности собаки, по разрешению судей посылайте ее в поле. Не злоупотребляйте свистком и особенно криками. Если собака, находясь в поиске, излишне увлеклась, уложите ее, дайте ей успокоиться и опять посылайте в поиск. Если собака сделала стойку, а судьи не видят этого, сообщите им об этом. К стойке подходите не задерживаясь и, по разрешению судей, посылайте собаку вперед. На поводке следует идти сзади собаки, не забегая вперед. Не забывайте произвести выстрел при взлете птицы. В этом случае следует особенно внимательно следить за собакой, так как возможен посов ее за птицей.

Если вы увидите, что ваша собака не проявляет присущих ей качеств из-за болезни, перевозки и тому подобных причин, то вы можете обратиться к комиссии с просьбой снять вашу собаку с испытаний. После отработки птицы, возьмите собаку на поводок и отойдите в сторону, чтобы дать судьям описать работу.

Помните всегда, что легавая собака — ваш лучший друг и помощник на охоте, который доставляет вам так много незабываемых минут

 

 

Чтобы натаскать дратхаара или курцхаара, пойнтера или сеттера необходимо владеть определёнными знаниями. На этой странице вы сможете найти разные варианты обучения владельцев обучению и натаске легавых собак.

Как самому натаскать легавую собаку? Этот вопрос очень часто возникает в головах у начинающих владельцев легавых собак. На первый взгляд ответ на поверхности, бери и натаскивай. Но как это сделать правильно, совершив минимум ошибок во время работы с собакой в поле? 

А когда вообще собака готова работать в поле, каким требованиям и условиям должна соответствовать ваша легавая? Отсутствие ответов на эти вопросы как раз и останавливает многих начинающих легашатников. Информация о способах и методах натаски, которая находится в открытых источниках, не обобщена, порой противоречива и часто уводит наичнающих натасчиков в противоположную сторону от хорошего результата. 


В результате моих размышлений и трудов мною были разработаны специализированные курсы по обучению легавых собак. Более сотни начинающих легашатников не только из разных городов России, но и из ближнего зарубежья, уже по достоинству оценили нашу школу натаски.  


Приглашаю и Вас познакомиться с различными вариантами обучения, узнать, чем отличается один от другого, и выбрать наиболее приемлемый для себя вариант в плане времени, финансов и прочих личных возможностей.  Более подробней о стоимости и о времени проведения курсов Вы можете узнать, связавшись со мной любым доступным для вас способом.

 БАЗОВЫЕ ЗНАНИЯ и НАВЫКИ

    Азбука
   натаски   

   Компас
   натаски  

  Как понять
 свою собаку 

Предполевая подготовка собаки (теоретические основы) +++
Знание последовательных действий при натаске +++ 
Системный анализ ошибок (своих и собаки)++++ 
Теория по управлению собакой и по постановке челнока++ 
Формирование первичных навыков управления собакой++  
Видение и понимание действий собаки в поле+++ 
Ориентирование в угодьях+  
Наличие дикой птицы++
 
Быстрое прохождение нескольких этапов всего за неделю+  
Снижение излишней азартности собаки (т.к. каждый день в поле)+  
Обогащение личного опыта за счёт других собак и натасчиков++ 
Зоопсихологические основы или как работать с проблемами+++++
Различные способы дрессировки (оперантный метод) ++
Что и как нам говорят наши собаки (переводчик с собачего)+ ++
Эмоции собак и людей ++ +

 

Вариант №1 — Дистанционный онлайн курс «КОМПАС НАТАСКИ»

Сначала давайте развеем сомнения по поводу дистанционного обучения. Как вы оказались на моём сайте? Скорее всего вы посмотрели на моём канале одну или несколько серий, возможно прочитали какую-то статью. Вы что-то попробовали сделать и у вас получилось. Вуа-ля! я вас чему-то научил дистанционно. Не нужно боятся новых технологий, ими уже давно пользуется весь мир и вы сами того не ведая, так же ими пользуетесь, когда ищите обучающие видеоролики, читаете статьи и форумы. Я не натаскиваю собак через интернет, я учу вас натаскивать своих собак и делаю это при помощи IT технологий. Конечно, без выхода в поле ваши собаки вряд ли начнут работать, но и идти в поля без знаний, совершенно не имеет смысла.

Занятия «Компас натаски» всегда будут проходить по четвергам, субботам и воскресеньям. Всего шесть занятий. Длительность каждого занятия примерно от 2 до 4 часов. Примерно только потому, что график может сдвинуться. Это зависит от количества людей в группе, от степени их восприятия информации и от прочих факторов.
Начало занятий:

  • четверг – 18 ч. 30 минут (по Москве)
  • суббота – 17 ч. 00 минут (по Москве)
  • воскресенье – 17 ч. 00 минут (по Москве)

Расписание на занятия будет формироваться по мере поступления заявок на участие в курсе «Компас натаски».

Для участия в курсе Вам необходимо прислать письмо на адрес [email protected] с заявкой на участие, в которой Вы должны указать,  фамилию и имя, порода, возраст собаки, город проживания, Email с просьбой включить вас в ближайшую группу курса «Компас натаски». Когда сформируется очередной график, на вашу почту придет письмо и вы, подтвердив свое намерение участвовать, перейдете к процессу оплаты.

Вам будет выслана инструкция по оплате курса. После оплаты, на Ваш электронный адрес придет письмо с подтверждением о получении платежа, а также анкета участника и ссылка, по которой вы сможете попасть в «кабинет» для участия в курсе «Компас натаски».

И помните, что курс «Компас натаски» — это не лекция, которую Вы просто прослушаете. Вам придется принимать активное участие в курсе, отвечать на мои вопросы (как письменно, так и устно), выполнять домашнее задание, задавать свои вопросы, искать информацию в интернете и многое другое. Если Вы не настроены на работу, то лучше не начинайте.

Возраст собаки не имеет никакого значения, вы можете вообще не иметь собаку. Целью курса является предоставить вам первичные знания, навыки и инструменты для работы с собакой в поле и ее подготовки перед натаской. Когда вы будете применять эти знания, это ваше личное дело.

Вы должны понимать, что Вам необходимо самому разобраться со временем и всегда быть вовремя к началу занятий. Занятия переноситься не будут.

Для участия в курсе Вам необходимо: стабильное подключение к интернету на скорости min 256 кбит/сек, колонки (наушники), микрофон, установленный плагин Adobe Flash Player (который установлен на 98% компьютеров по умолчанию), рабочая тетрадь и ручка.

Курс проходит в системе вебинар, вам приходит ссылка в кабинет, где вы видите онлайн учебную презентацию, я одновременно даю пояснения, включаю видео сюжеты, задаю вопросы, вы на них отвечаете как письменно, так и по видео конференции. 

Вариант №2 — Восьмидневный курс-практикум «АЗБУКА НАТАСКИ»

Курс «Азбука натаски» прошло уже больше сотни легашатников. 

У подавляющего большинства результаты просто великолепные, ведь они зависят не только от того, как они поработали на курсе, но и от того, как поработали после него. Не у всех хватает терпения дойти довести свою собаку до более менее хорошей постановки. 

Тем у кого не хватило терпения, придётся либо смириться с неправильной работой, либо вернуться на несколько шагов назад и проделать работу заново. 

Мотивация — очень важный элемент при работе с собакой. 

На курсе «Азбука натаски» я уделяю много времени не только базовым теоретическим знаниям, но и достаточное количество времени мы делаем важные, специально проработанные упражнения. Цель упражнений сформировать первичный навык натасчика, а так же подготовить его психологически к трудной, но весьма интересной работе. 

Общение среди единомышленников во время курса, помогает более эффективно усваивать материал, учиться не только на своих, но и на чужих ошибках. Взаимовыручка и поддержка на крусе, позволяет почти ежедневно находить дичь в угодьях, вселяет веру в успех в каждого участника курса. 

Задачи курса: 

— Заложить основу видения, понимания и анализа поведения легавой собаки. 

— Сформировать понимание у начинающих легашатников о правильном управлении собакой в поле. 

— Сформировать практический навык управления собакой в поиске. 

— Научить правильному взаимодействию со своей собакой в любых условиях. 

— Дать поэтапную программу действий, для дальнейшей самостоятельной доработки своей собаки. 

— Обучить основам натаски легавых собак, используя опыт и знания предыдущего поколения натасчиков, экспертов и заводчиков. 

По окончанию курсов начинающие легашатники будут знать и уметь: 

— Знать основные правила управления собакой в поле. 

— Уметь видеть, понимать и учитывать все факторы, влияющие на поиск и работу собаки. 

— Самостоятельно работать с собакой в поле. 

— Эффективно взаимодействовать со своей собакой, быть с ней на «одной волне». 

— Знать основные этапы в натаске и правильно работать с собакой на каждом из них. 

— Понимать отличия и знать какие методы натаски эффективны и чем одни отличаются от других. 

— Будут иметь представления об основных критериях, предъявляемых на испытаниях легавых собак. 

Максимальное количество участников в одной группе — пять человек. Запись на курс «Азбука натаски» обычно производится за пол года до его начала.

Вариант №3 — Выездной курс «Азбука натаски»

В случае если мы находимся на значительном расстоянии дргу от друга и Вам выгоднее пригласить меня к себе, то это нужно возможно обсудить и устроить. В этом случае Вам необходимо объединиться с другими легашатниками, поскольку в этом варианте минимальное количество владельцев собак д.б. не менее пяти. При данном варианте сотрудничества на Вас так же лягут затраты на проезд и проживание. Так же необходимо понимать, что в местах натаски необходима определенная плотность дичи. На ваши плечи лягут все согласования с контролирующими органами, чтоюы не у меня не у участников курса не возникло с ними проблемы. Звоните и узнавайте условия.

Дополнительный курс для всех владельцев собак — «Как понять свою собаку»

Дистанционный онлайн курс «Как понять свою собаку»(который длится четыре дня) можно рекомендовать как тем, у кого уже есть собака, так и тем, кто только собирается её завести. На курсе вы узнаете о многих нюансах общения между человеком и собакой, узнаете мировосприятие этих удивительных животных. Познакомитесь с новыми способами дрессировки, от которых вы и ваша собака будет получать немыслемоое удовольствие и это будет сближать вас все больше и больше. Я расскажу вам о языке телодвижения собак и вы сможете правильно трактовать их поведение. Ваши отношения со своими собаками перйдут на новый уровень. И это бесценно!

 

Тренер инструктор

 

Сливчиков Борис Александрович

1975 года рождения.

Эксперт третьей категории по породам и испытаниям легавых собак всех пород.

Автор практического курса «Азбука НАТАСКИ» и онлайн-курса «Компас натаски», онлайн-курса «Как понять свою собаку».

Автор и ведущий видео блога «Секреты натаски легавых собак».

Охотник в тертьем поколении.

Каждую собаку воспринимает как свою, всегда найдет к ней подход и «общий язык». Опыт общения с охотничьими собаками с семи лет.

На охоту предпочитает идти с собакой без ружья, нежели с ружьем, но без собаки.

Английский пойнтер Виктория

ВПКОС 2528/15; первый племенной класс; оценка «Отлично»; Дипломы Д-3 (80 баллов), Д-2 (80 баллов)


 

натаска легавых собак, уроки по натаске легавых, натаска дратхаара, курхаар натаска, охота с легавыми, как самому натаскать легавую, помощь в натаске легавых собак

Большинство издававшихся когда-либо руководств по натаске легавых собак построено по общему шаблону установившихся традиций и рутинных установок. Произошло это, быть может, потому, что авторы этих руководств, повидимому, исходили не из своего опыта, а пользовались материалами, дополняя их своими выводами и соображениями. Читая эти руководства, охотник придет к заключению, что натаска собак — дело, малодоступное рядовому охотнику, не отличающемуся большим опытом, что натаска требует большой затраты времени на всевозможные предварительные дрессировки — комнатные, полевые и т. д.  Автор этой статьи, основываясь на личном многолетнем опыте, пришел к выводу, что сущность натаски легавых собак— дело простое, не требующее большой затраты времени. 

Само собой разумеется, прежде чем начать учить, т. е. натаскивать щенка или молодую  собаку,  натасчику необходимо знать основные требования, предъявляемые к легавой собаке. Требования эти просты и общеизвестны. Легавая собака должна зигзагообразным поиском отыскивать дичь, особенно тщательно обыскивая места по указанию натасчика, делать стойку у найденной дичи, когда подойдет к собаке охотник, подымать на крыло найденную птицу, оставаться на месте при взлете птицы, ни в коем случае не преследуя ее. Врожденные качества породных легавых собак настолько сильны, что остается только правильно направить их, и успех будет очевиден в первый же выход с собакой в натаску.

Первый выход с собакой в поле имеет чрезвычайно большое значение, и поспешность в этом, деле недопустима. Если выход не принесет пользы, то, значит, принесет вред, ибо собьет собаку с толку — она не поймет, зачем ее выводили в поле. Вот почему необходимо первому выходу с собакой в натаску уделять особое внимание. Ввиду того что качества легавой собаки должны в значительной степени проявиться с первого же выхода в поле, разумеется, что этот выход должен быть произведен прямо на дичь (дупель, перепел, молодой бекас, гаршнеп), при том на точно замеченную перемещенную птицу.

Трудно предвидеть, как удастся охотнику создать эту абсолютно необходимую обстановку для первого выхода. Найдет ли первую птицу уже натасканная собака, с которой вышел второй охотник, проследит ли натасчик место посадки дупеля, вылетевшего из кустов на вечерней заре в открытое кормовое место, использует ли он подпускную птицу, но во всяком случае птица для натаски, в особенности для первых выходов, абсолютно необходима.

Допустим, охотнику не представляется возможным получить для натаски дупеля в естественных условиях, и он вынужден прибегнуть к созданию хотя и искусственной обстановки, но значительно приближающейся к естественной. Чем естественнее будет создана обстановка, чем строже будет птица, тем больше будет успеха.

Приобретая перепела, наиболее уживающегося в неволе, непременно со здоровыми крыльями, лучше мало сидевшего в неволе, строгого, охотник делает связку одного крыла, прошив иголкой в середине крайнее маховое перо, и привязывает к нему плотно, этой же ниткой, следующие пять маховых перьев. Затем стреноживает толстой ниткой ноги, так, чтобы расстояние между ногами было около 2 сантиметров, и перепел подготовлен для эксперимента. Конечно, все эго проделывается не на виду у собаки; наоборот, собака не должна даже встречаться дома с этой птицей.


   Теперь натасчику необходимо сухое поле, без росы, без кустов, с реденькой (не выше 1-5 сантиметров) травкой (например, вытоптанный скотом выгон или зеленя, без кустов), так как перепел спрячется в первый же куст и будет таиться. Натасчик берет с собой достаточно крепкую (толщиной в обыкновенный карандаш) веревку (на первое время длиной 6—7 метров) с неподвижными на концах ее петлями; размеры петель чуть более ошейника, чтобы они могли надеваться и сниматься через голову собаки. Затем последнее, что необходимо охотнику, — это рукавица или перчатка для левой руки.   Взяв с собой в правый карман пиджака подготовленного перепела, находившегося в плоском ящике с матерчатым потолком, охотник, заколов карман английской булавкой, берет на приготовленную с двумя петлями веревку собаку, хотя бы даже пяти-шестимесячного щенка, и отправляется на заранее выбранное поле. Имея в виду, что перепел будет стремиться уйти в кусты или под деревья, охотник отходит от этих предметов шагов на 200—250. Собака же, с которой охотник идет навстречу ветру, впервые попав в поле, оживленно тянется на веревке, и голова ее находится на расстоянии 0,5 метра от левой руки; конец веревки с другой петлей свободно волочится по полю.Помня, что всегда и неизменно при натаске надо вести собаку навстречу ветру, натасчик, продолжая свой путь, осторожно, незаметно для собаки вынимает на ходу правой рукой перепела и легкими движениями руки пускает его против ветра в горизонтальном направлении, на уровне конца уха собаки. Впервые увидев перепела, собака будет озадачена. Охотник, используя этот очень короткий момент, тут же натягивает веревку и, перехватив правой рукой за ошейник, не переставая следить за улетающим перепелом, тянет собаку назад, а левой рукой слегка надавливая на ее поясницу, приговаривает непременно спокойным тоном: «даун», «даун». При этом он старается уложить собаку, но очень мягко и спокойно, чтобы не напугать ее при первом влечении к птице. В крайнем случае собака может не так чисто лечь, она может лишь присесть. Важно, чтобы она поняла, что преследовать птицу нельзя.   При натаске нужно уметь хорошо замечать место посадки перемещающейся из-под собаки птицы; иначе будет сорван первый выход, и придется отправиться домой. Хорошо заметив место посадки перепела, отлетевшего шагов на 60 — 75, охотник, не задерживая собаку в позе лежа или сидя, идет напрямик к птице, держа уже собаку на веревке не в 0,5 метра от себя, а в 2 метрах. Не доходя до места посадки перепела шагов на 15, охотник ведет собаку зигзагами, постепенно приближаясь к перепелу, но так, чтобы ветер дул от птицы к собаке. Одновременно охотник показывает в сторону птицы правой рукой, тихо приговаривая «ищи…» «ищи…» В один из этих моментов собака причует верхним чутьем почти не давшего следа перепела, так как с запахом его она только что ознакомилась в момент полета перепела и, потянувшись к нему, вероятнее всего, станет на первую свою стойку по чутью. Ослабив веревку и перехватив ее вновь на 0,5 метра от головы собаки и непременно погладив ее и продержав на стойке около 10 секунд, охотник продвигается вперед, тихо говоря: «вперед», «вперед».

При приближении перепел взлетит, а охотник в самый момент взлета, продолжая следить за перепелом, спокойно, без грубостей, но решительным тоном укладывает собаку так же, как в первом случае. При этом надо помнить, что интонация голоса имеет громадное значение; поэтому при взлете перепела лучше приказать лечь собаке мягко, чем слишком строго. Строгое одергивание собаки при взлете птицы повлечет за собой в лучшем случае тугую подводку, т. е. собака не будет подымать на крыло птицу, а в худшем, бросив стойку, отойдет от птицы. Объяснить это легко: у собаки запечатлится неприятность, связанная с моментом взлета птицы, и с этого времени может начаться разлад ее отношений со своим натасчиком. А авторитет натасчика в глазах собаки — это залог абсолютного повиновения.

В последующих случаях наводки на перемещенную птицу следует пускать постепенно, удлиняя веревку, одновременно удлиняя и расстояние, с которого водят собаку зигзагами. На поворотах, прежде чем натянется веревка, следует слегка свистнуть и указать рукой, переменив направление. 

Преимущество начала натаски по подпускной птице: во-первых, для многих это доступнее; во-вторых, в большинстве случаев сразу определяется чутье собаки; в-третьих, со стреноженными ногами птица не дает следа, следовательно, с первых же выходов собака привыкает брать на чутье непосредственно самое птицу, а не ее след. Это последнее обстоятельство чрезвычайно важно, так как в противном случае, собака, привыкшая копаться в набродах, может долгое время не проявлять имеющегося у нее даже очень большого чутья, и натаска вследствие этого очень затянется. Отрицательная сторона первоначальной натаски по подпускному перепелу заключается в том, что даже свежий перепел, пущенный в удобную низкую и редкую траву, взлетает, не подпуская собаку вплотную всего лишь 3 —-4 раза; затем он начинает таиться, подпуская собаку вплотную. В первом же подобном случае следует, уложив собаку, взять перепела рукой и прекратить дальнейшую работу в этот выход, ибо в естественных условиях собака, привыкнув, что птица таится, стала бы первое время страгивать ее без стойки. 

Отрицательная сторона заключается также и в том, что работа по подпускному перепелу может рассматриваться лишь как подготовительная: предварительное ознакомление с птицей, с поведением собаки при взлете птицы, а не как постоянная натаска.

Поработав с собакой по подпускному перепелу два, максимум три выхода, охотник уже достаточно подготовил собаку к тому, чтобы уже с большей надеждой и смелостью вести ее в естественные условия, на дикую птицу. Собака уже знает, зачем ее привели в луга, и не станет интересоваться бабочками и писком птичек, а будет отыскивать дичь, хотя бы пока еще на удлиненной веревке. Надо иметь в виду, что ничто так не портит даже натасканную собаку, как хождение с ней по пустым, без дичи, местам. Поэтому выводить свою молодую собаку для натаски нужно в места, с заведомым присутствием дичи. Рекомендуется дупель, вылетающий на открытые места кормиться. Дупель перемещается недалеко, в иных случаях выдерживает 10 и более стоек. В тех случаях, когда собака начинает беспрестанно следить за птицей, стараясь увидеть места ее посадки, полезно собаке закрывать рукою глаза.

Только вполне убедившись, что собака усвоила требование оставаться на месте при взлете птицы и поняла значение жеста рукой и звука «чшш…» при наводке на перемещенную птицу, охотник может пустить ее уже на самостоятельный поиск, но в первое время с надетой на нее веревкой, притом в местности, где можно рассчитывать скоро найти дичь.

Момент, когда можно пустить собаку с веревкой, и момент, когда можно освободить от нее собаку, зависят всецело от того, как успешно подвигается дело натаски, а успех дела зависит от наличия подходящей дичи и лишь в некоторой степени от индивидуальных качеств собаки.
При наличии дупелей автору этих строк удавалось в первые же выходы с собаками в поле достигать с ними таких успехов, что он позволял себе тут же освобождать их от веревки. Однако эта поспешность, повидимому, доступна тем охотникам, которые уже имеют достаточную практику и накопившийся опыт.

Все эти собаки, которых пришлось автору натаскивать, не подвергались никакой предварительной дрессировке, а росли в специально отгороженном загоне. Благодаря этому они особенно ценили общение с человеком.
Собаки, испорченные бессмысленными и вредными шатаниями по полям, лугам и лесам, приобретают дурные привычки, губя свои способности. Такие испорченные собаки впоследствии требуют действительно большой затраты времени на их натаску и дрессировку, разочаровывают и раздражают натасчика.

Неверны соображения некоторых авторов, что у молодой собаки нужно предварительно развивать силу, ход и страсть; все это у нее есть, да и притом с избытком. Необходимо так строить натаску, чтобы собака с первого же выхода начинала работать по птице, абсолютно веря натасчику и слушаясь его. Грубое обращение нарушает контакт собаки с ее натасчиком.

Частые свистки настолько надоедают собаке, нервируя и отрывая ее от работы, что она в конце концов начинает отдаляться от охотника, чтобы не слышать этих свистков.
Охотник наказывает собаку за неповиновение свистку, и кончается это полным разрывом контакта охотника с собакой. Собака перестает подходить к рукам охотника, боясь его, садится в стороне и отбегает при приближении охотника к ней.

Автор этих строк, основываясь на личном опыте, — не сторонник пользования искусственным свистком, зная, что руководить собакой можно направлением своего движения и жестами. Если, например, собака отдалилась от натасчика на большое расстояние, натасчику нужно только изменить направление, как собака мгновенно догонит его.

При натаске ознакомление собаки с выстрелом имеет чрезвычайно важное значение. Многие прекрасные собаки часто становятся непригодными для охоты вследствие того, что они были напуганы выстрелами.  Выстрел, пока собака не осознала его значения, производит на нее неприятное, раздражающее впечатление.

Все рекомендуемые способы приучения собаки к выстрелу, например пистоном, потом издали и т. д., являются надуманными и крайне рискованными. Важно, чтобы первые выстрелы услышала собака только тогда, когда она уже стала работать по дичи и достаточно пристрастилась к ней. Как сама работа, так в особенности взлетевшая дичь настолько отвлекают собаку, что на произведенный в этот момент выстрел, тем более бездымным порохом, она очень мало реагирует, а на убитой при этом дичи продолжает сосредоточивать все свое внимание.
Достаточно убить из-под собаки 3—4 птицы, как она ознакомится с выстрелом настолько, что вскоре примирится с ним, а впоследствии, поняв его значение, даже полюбит его. Обстреливая собаку предлагаемым естественным методом, охотник никогда ее не напугает. Ни в коем случае не следует собаку знакомить с выстрелом, производя его по птице, не сработанной ею, например на утином перелете или на тяге. Там охотники рискуют напугать молодую собаку, уже знакомую с выстрелом.

А. Чумаков
По материалам журнала «Боец Охотник» 1939 года

Читать книгу Воспитание, дрессировка и натаска легавой

Н.И. Яблонский, А.П. Ивашенцев Воспитание, дрессировка и натаска легавой

Дрессировка и натаска охотничьих легавых собак

«Собаки умеют рассуждать; они не только способны чувствовать любовь, благодарность, гнев, страх и пр., но и понимать похвалу, стыдиться, отличать шутку, насмешку и пр.»

Гью Дэльзиель

У нас принято считать дрессировку и натаску легавой собаки делом исключительно трудным, требующим массы времени, труда, особых знаний и опыта. Все это верно, если охотнику попадет не кровная, не породистая собака, унаследовавшая в целом ряде поколений охотничьи качества и инстинкт, а какой-нибудь вымесок, которому надо прививать страсть к охоте и стойку, вырабатывать послушание и опыт, заменяющие прирожденную мягкость и охотничью инстинктивную сноровку кровной собаки.

Вот почему всякому охотнику, желающему получить истинное наслаждение на охоте, следует, прежде всего, добиваться собаки кровной, происходящей от хороших полевых работников в целом ряде поколений.

Если охотнику удастся добыть кровного, породистого щенка в возрасте до 4 месяцев, то дрессировка и натаска такой собаки ничего, кроме удовольствия, не доставит.

По опыту говорю, что происхождение щенка от полевых работников имеет огромное значение. Одна кровность, однако, далеко не гарантирует полевых качеств, и охотничьи инстинкты несомненно выродятся и исчезнут у щенка, происходящего хотя и от кровных собак, но в предыдущих поколениях не работавших в поле, а бывших только комнатными или выставочными экземплярами. Инстинкты эти можно возродить, это несомненно, но это уже потребует и терпения, и труда, и времени.

Воспитание охотничьей собаки должно начинаться с самого раннего времени и должно начинаться с дрессировки. Щенок трех месяцев уже вполне способен понимать некоторые предъявляемые к нему требования и подчиняться им. И вот с этого раннего возраста и необходимо начать щенку внушать основные требования дрессировки. Само собой разумеется, что первые уроки должны быть кратки и не утомительными для ученика.

Прежде, чем начинать говорить об уроках, необходимо сделать несколько предварительных указаний, исполнение которых обязательно, и без которых успех немыслим.

1. Раздражение наставника безусловно недопустимо, и если он только почувствует, что начинает сердиться, — надо прекратить урок и возобновить его только после полного успокоения.

2. Обучение, конечно, не обойдется без наказаний. Наказание должно состоять из одного-двух ударов хлыстом, более или менее сильных, смотря но вине и возрасту собаки, но применять наказание можно только при полной уверенности, что собака хорошо понимает предъявляемое к ней требование и не исполняет его исключительно по упрямству и нежеланию, а отнюдь не по непониманию. Наказывать можно только, будучи совершенно спокойным, и наказание никогда не должно иметь характера битья. Можно только ударить, затем усмирить собаку ее виной и повторить удар. Если такое наказание не помогает, остается собаку взять на сворку и положить на более или менее продолжительное время.

3. Все приказания должны быть отдаваемы решительным, но тихим голосом, чтобы собака только слышала приказание. Крик и громкие возгласы портят дело: щенок живо к ним привыкает и перестает обращать на них внимание.

4. Приказания надо сопровождать, по мере возможности, соответствующими жестами. И так как на охоте гораздо выгоднее легким свистом обратить на себя внимание собаки и знаком показать, что надо делать, то естественно необходимо стремиться к тому, чтобы со временем приказания заменить жестами. Жест бесшумен и виден на расстоянии.

5. Все действия наставника должны быть спокойны. К собаке нельзя подбегать, никогда не следует ее ловить. Порывистость, раздражение, крики, ловля — пугают собаку, а страх, конечно, лишает ее способности соображать и понимать требование. Ласка, лакомства, определенность требований и настойчивость — вот верные средства добиться успеха.

Начинать дрессировку надо, играя со щенком и приучая его к себе. Для этого трехмесячного щенка лакомят каким-нибудь вкусным кусочком, называя при этом по имени. Затем, несколько отойдя, опять называют имя щенка, и когда он, слыша голос, взглянет, показывают ему кусочек. Он живо сообразит, что за кусочком надо подойти, и, таким образом, в какие-нибудь 3—4 дня узнает свою кличку.

Когда щенок научится прибегать на кличку, то кличку надо будет заменить едва слышным свистом и таким же способом приучить щенка к свисту. Когда он узнает значение свиста, нужно перестать призывать его голосом и пользоваться для этого только свистом. Конечно, свист всегда должен быть одинаковый и, по возможности, короткий и тихий. Вот о того момента, когда щенок будет хорошо знать свист и приходить на него, и можно собственно начинать дрессировку.

Краеугольным камнем всего обучения должно быть умение щенка ложиться по первому требованию. Если от собаки удастся добиться, что она по первому приказанию, голосом или знаком, будет ложиться на том самом месте, где ее это приказание застанет, можно считать, что половина дела сделана, и с собакой, как бы она горяча ни была, справиться удастся.

Приказание ложиться можно отдавать кратким и хорошо слышным словом «лечь» («даун»), жестом будет поднятая кверху всегда одна и та же рука. Для приучения щенка ложиться надо взять в правую руку лакомый кусочек, и, подозвав щенка, положить ему на спину левую руку. При этом надо опускать правую руку до полу, повторять «лечь» и с каждым приказанием слегка левой рукой нажимать на щенка до тех пор, пока правая рука не коснется пола, и щенок под напором левой руки не ляжет. Как только он коснется пола, надо сказать «возьми» и дать ему кусочек. Повторять это надо сначала раза по три, по четыре и останавливать урок, хотя бы щенок и ложился только под усилием руки; повторять урок можно раза по 3—4 в день, значит, всего-то он в день займет 12—15 минут. Скоро щенок поймет, что для получения кусочка надо ложиться, и тогда уже должно заставлять его ложиться только словом «лечь», без помощи рук, и награждать кусочком только после отчетливого исполнения приказания. Когда щенок начнет ложиться без помощи левой руки, по одному приказанию, то слово «лечь» необходимо сопровождать поднятием кверху руки и держанием ее в воздухе, пока щенок не ляжет, а затем и совсем заменить приказание одним поднятием руки. Для этого надо поймать минуту, когда щенок смотрит на наставника: поднять руку, и если он не поймет, не ложится, то оказать «лечь». Если он ляжет по поднятии руки, то его надо поласкать или угостить и отпустить словом «поди», опустив руку. Но пока рука поднята, он должен лежать, и попытки встать надо останавливать словами «лечь». Приучить щенка ложиться в комнате около себя можно отлично в неделю времени, занимаясь не более 12 минут в день и принимаясь за урок раза 4—5. Но, приучив ложиться, отнюдь не надо бросать этого урока, а повторять постоянно, и требовать безусловного исполнения. На этом основывается весь дальнейший успех.

Лакомства щенку за исполнение приказания надо давать, пока он лежит, удлиняя с каждым уроком время между, тем, как он ляжет, и тем, как ему будет дан кусочек. Отнюдь нельзя позволять щенку после того, как он лег, подниматься и подходить за кусочком, а дав кусочек, надо сказать щенку «поди» или «ступай», освободив его этим приказанием от необходимости лежать. По мере усвоения урока надо требовать, чтобы щенок вставал и уходил только после того, как получит позволение словом «поди» или «ступай», или как рука будет опущена.

Научив собаку ложиться около себя, надо будет отдавать приказание «лечь» на расстоянии, сперва, конечно, близком от себя, чтобы иметь возможность силой уложить щенка, а затем, все дальше и дальше, т. е. через комнату, через двор и т. д. Постепенно увеличивая расстояние, следует добиваться, чтобы собака ложилась при подъеме руки, где бы ее этот жест ни застал. Если собака, исполнив приказание «лечь» на расстоянии, встанет до позволения то надо взять ее за ошейник, привести на место, где она легла, и уложить, требуя, чтобы она лежала, пока не получит позволения уйти.

Сперва надо при этом быть около щенка, а затем удаляться, требуя, чтобы собака оставалась лежать. Если собака.при этом все-таки будет вставать, то придется прибегнуть к привязыванию ее к колышку. Для этого в нескольких местах вбивают почти вровень с землею колышки с веревочкой и карабинчиком, на который легко было бы прихватить собаку, например, карабином к колечку ошейника, и подозвав собаку, укладывают ее у колышка и отходят. Попытки встать не удаются, а приказания «лечь» укладывают волей-неволей собаку. Когда она успокоится и останется лежать, к ней надо подойти, приласкать, отцепить незаметно карабинчик и словом «поди» отпустить щенка. К этой крайней мере прибегать, впрочем, не приходится, если наставник последователен, настойчив, и если расстояния, с которых отдается приказание «лечь», увеличиваются последовательно и понемногу.

Приучив щенка хорошо приходить на свисток и ложиться в комнате, можно взять его на прогулку и расширить его образование приучением ходить на цепочке, затем у ноги и уходить только по приказанию. Перед выходом на прогулку надо приучить щенка к ошейнику и цепочке в комнате или в огороженном пространстве. Выйдя на прогулку, надо сперва взять щенка на цепочку и, отойдя несколько шагов, приказать «лечь». Затем отцепить цепочку и с приказанием «поди» махнуть рукой от себя вперед. Щенок кинется бежать. Дав ему побегать, в ту минуту, когда он будет более или менее близко, свистнуть, и если он придет, приласкать, угостить и опять отпустить словом «поди» и жестом вперед. После двух или трех приходов на прогулке надо его подозвать и когда он подойдет, приказать ему «лечь». Таким образом, увеличивая с каждой прогулкой требования, легко взять собаку в руки. Когда она будет хорошо подходить на свисток, можно будет приучить ее итти у ноги. Для этого надо взять на цепочку и, при порыве ее вперед, отдергивать слегка со словом «назад» или «к ноге». Надо следить, чтобы собака всегда шла с одной стороны и лучше слева. Конечно, сперва прогулки у ноги должны быть коротки и удлиняться постепенно.

Приучив ходить на цепочке, можно приучить ходить без нее у ноги тем же способом, если же собака без цепочки будет убегать, то придется привязать сворку и бросив ее, волочиться за собакой, наступать на нее в случае порывов вперед. Месяцев 5—6 щенок уже.будет прекрасно итти на свисток, ложиться и лежать по приказанию, ходить у ноги и отправляться вперед не иначе, как по приказанию.

Добившись всего этого, легко будет разработать у щенка поиск (челнок). Для этого надо будет увести щенка с дороги на луг и, отпустив его, итти за ним. Дав ему сделать несколько шагов, резко свистнуть, и когда он обернется, резким движением руки (если правой, то вправо, а если левой, то влево) указать направление и самому двинуться по направлению руки. В большинстве, случаев щенок сразу невольно кидается по указанному направлению. Этот маневр повторяют сперва не часто, чтобы не надоесть ученику, а затем все чаще и систематичное. Когда щенок хорошо научится повиноваться руке, его уже в равные, по возможности, промежутки времени отсвистывают и заставляют менять направление так, чтобы он шел зигзагами по ломаной линии вперед перед наставником вправо и влево, по возможности, на равные промежутки. Вначале, чтобы заинтересовать щенка и дать ему понять выгоду послушания руке, указывающей направление, можно разбросать лакомые кусочки мяса и направлять щенка так, чтобы он натыкался на них, тут же можно повторять урок «лечь» и урок «возьми».

Такой постепенной подготовкой к 8-месячному возрасту очень легко научить щенка итти на свист, у ноги, ложиться на любом месте и менять направление хода по приказанию. Это все, что нужно для натаски, и при твердом усвоении щенком этих обязанностей, натаска не представит никаких затруднений, так как стойка у кровной, происходящей от полевых производителей, собаки явится сама собой, а удержать собаку от гонки дичи и других пороков будет более, чем просто.

Нет никакого сомнения, что натаску лучше всего начинать по молотым бекасам и дупелям, где они имеются, а при отсутствии хороших болот по белой куропатке. Места, в которых водится эта дичь, широки, в большинстве случаев открыты и дают возможность легко следить за собакой. Болотная дичь и белая куропатка меньше бегут, чем глухари и тетерева.

Далее, в начале июля, молодые белые куропатки отлично выдерживают стойку и, переместившись, скоро дают след. Благодаря открытым местам, легко всегда подвести собаку против ветра, а это необходимо, что бы она с самого начала стала пользоваться верхним чутьем, а не шла бы все время низом. Я лично далек от мысли совершенно браковать в собаке умение разобраться последу низом, но это умение дается ей работой по тетеревам и глухарям, а при начале надо избегать всего, что может научить собаку копаться на одном и том же месте. Молодую собаку лучше всего брать одну, и если рисковать брать со старой, то старая должна быть безукоризненно послушной работницей по той причине, что все пороки и, главным образом, гоньба и непослушание перенимаются щенком неимоверно быстро. Уже если не хочется очень долго ходить со щенком, лучше отдельно подыскать выводок и, отправив подальше старую собаку, итти с молодой на готовую дичь.

Выходя в поле, надо положить щенка, погладить и послать «вперед» с командою «поди, ищи» и предоставить собаке искать. Если она кинется по прямой вперед, ее надо отозвать и направлять ее поиски перед собой. Напавши на след, собака встанет. Вот тут-то и понадобятся все предыдущие уроки.

Если собака стала плотно, то надо, не торопясь, подойти к ней, и послать ее вперед, поглаживая и зорко следя за ней. Большую службу может здесь сослужить длинная сворка из веревки в мизинец толщиной. Более тонкая захлестывается, может поранить ноги собаки, а толстая тяжела. Эту сворку надо, подойдя к собаке и незаметно для нее, взять в руки. Подвигаясь постепенно вперед, собака подойдет наконец, настолько близко к дичи, что та взлетит. В самый момент взлета надо коротко и резко крикнуть «лечь». Собака, помня эту команду, невольно ляжет, и ее останется только удержать на месте. Тогда надо собаку вернуть на место и уложить. Положив ее, надо дать ей успокоиться и затем послать искать, но ни в коем случае не по направлению, куда улетела птица. Это необходимо, чтобы собака совершенно твердо усвоила себе, что бросаться за дичью она не смеет. Послав ее в обратную сторону, надо вслед за этим изменить направление незаметно для собаки, и если не попадется дичи на пути, подвести ее против ветра к переместившейся дичи. Повторением описанного урока и исчерпывается натаска на первых шагах.

Когда собака научится отыскивать дичь и будет твердо стоять по ней, то следует начать отзывать ее от стойки, и если собака не пойдет от стойки, для этого надо опять пользоваться своркой; вернувшуюся собаку следует приласкать, полакомить и вновь послать, следя за тем, чтобы она прямо шла к месту стойки и не отвлекалась бы в поиск. (Отличной подготовкой к этому уроку может служить отзыванне щенка еще в возрасте 4-6 месяцев от пищи и от разбросанных по комнате и найденных им кусочков).

При взлете птицы безусловно необходимо требовать, чтобы собака ложилась. Должна она будет ложиться и при выстреле. На урок, когда предполагается начать стрельбу, много удобнее брать помощника и его заставлять стрелять, а самому следить за собакой.

Разработкой поиска, хорошей разумной стойкой, правильной, отнюдь не бесконечно медленной подводкой к дичи, отходом от стойки и лежкой при взлете и выстреле и оканчивается натаска, обеспечивающая хорошую, красивую и успешную работу собаки.

Можно научить еще собаку подавать дичь и рапортовать (анонсировать), но это уже роскошь.

Впрочем, умная, кровная собака, хорошо отходящая от стойки, с годами в большинстве случаев сама додумывается до рапорта.

Наиболее распространенным пороком охотничьих собак являются срывы со стоек и гоньба (При таком несчастьи, внушенная еще щенку безусловная необходимость ложиться по слову «лечь» сослужит огромную службу. Если собака хорошо знает эту свою обязанность, то справиться с гоньбой или с броском на дичь не трудно), и в огромном большинстве случаев в этом бывают виноваты сами охотники, слишком дорожащие добычей.

Надо твердо помнить, что с молодой собакой можно стрелять только ту дичь, которая поднимается из-под правильной стойки, все же срывающиеся на стороне, помимо собаки или после ее провинности, должно быть оставляемо без выстрела. Затем, отнюдь не следует охотнику бросаться к дичи, после того, как дичь упадет. Надо помнить о необходимости удержать собаку на месте, уложить и успокоить ее. Затем послать ее найти убитую дичь, стать по ней, подойти к ней, дать собаке постоять по убитой и затем уже поднять ее.

Смею уверить, что при таком поведении охотника он всегда найдет и убьет больше и не испортит собаки, которая только при правильной охоте может доставить охотнику истинное наслаждение.

Общие замечания

Для каждого охотника по перу его подружейная собака должна составлять все.

Без хорошей подружейной собаки сама охота по перу теряет почти всю свою прелесть, все свое обаяние. Конечно, можно в местах, изобилующих дичью, и без собаки настреляться сколько угодно, но разве это будет охота, разве в таких случаях достанется в удел истому охотнику пережить те чудные, дорогие, так долго незабываемые минуты стрельбы из-под хорошо поставленной собаки?

Прежде всего, я считаю необходимым сказать здесь товарищам по страсти, что я пишу не какой-либо трактат о воспитании, дрессировке и натаске подружейной собаки, нет! Я просто хочу поделиться с читателем теми моими знаниями, а главное опытом, которые я приобрел, поставивши на ноги не малое количество легавых в течение моей, сравнительно, долголетней охотничьей практики. Быть может и мои труды принесут пользу какому-нибудь начинающему на этом поприще собрату по страсти и я буду счастлив, если это будет так.

Пожалуй, нигде на другом поприще личная опытность, достигнутая многолетними наблюдениями и практикой, не принесет такой огромной пользы, как здесь, при воспитании и, затем, натаске вашей собаки — будущего спутника ваших охот.

Я положительно утверждаю, что не может быть плохой подружейной собаки, раз она породна и обладает чутьем. Все дело здесь в тех руках, в которых находится эта собака. Хороши руки — хороша будет и собака, — поверьте мне. Не хвастаясь, скажу, что очень и очень много собак прошли через мои руки; были тут и пойнтера, и сеттера всех пород, несколько штук пресловутых, когда-то пользовавшихся такой большой славой легавых прошли через них; большинство из них принадлежало мне лично, часть моему покойному отцу. Все эти собаки были хороши field-trials’y; но не было ни одной такой собаки, про которую можно бы было сказать, что она плоха в поле.

Право, тут не было ровно никакого искусства, даже труда для меня особенного не составляла никогда натаска подружейной собаки и выработка из нее более или менее хорошего полевого работника. Я люблю собаку, люблю настолько, что меня более охоты самой, пожалуй, увлекает возможно правильная постановка собаки в поле. Прибавьте к этому известную долю опытности, приобретенную мною за время долголетней практики, — вот и все те обстоятельства, при посредстве которых все бывшие в моих руках собаки, раз они обладали чутьем, выходили далеко недюжинными полевыми работниками.

При любви к этому делу, не только можно хорошо поставить всякую чутьистую собаку, но даже и собаку нескольких полей, еще не вконец испорченную своим хозяином, можно исправить при известной настойчивости; только это последнее много трудней первого. В первом случае вам приходится иметь дело со щенком, с неиспорченной еще натурой и натурой.относительно настолько мягкой, что, при известной доле настойчивости и терпения с вашей стороны, вы почти всегда можете сделать из нее все, что вам угодно; во втором же случае вам приходится бороться с характером уже испорченным, в который порочность настолько крепко запустила корни, что если не вырвать их до основания, то они будут все сильней и сильней разрастаться с каждым днем и каждым часом, проведенным такой собакой в поле.

Дальше я укажу на несколько случаев исправления испорченных собак нескольких полей, и читатель увидит, что такое исправление вполне возможно, при известной настойчивости и применении того или иного вида наказания.

Я ярый противник дрессировки и натаски подружейной собаки при помощи доброй плети, но иногда это является более чем необходимым, и тогда я, несмотря на всю мою жалость к моему питомцу, наказываю его, отлично зная, что это наказание принесет только одну пользу; но в то же время я всегда придерживаюсь того мнения, что лучше совсем не наказывать собаку, нежели наказать ее как-нибудь слегка. Поверьте мне, что легкое наказание, в виде нескольких мазков плетью по спине провинившейся собаки всегда послужит ей только во вред; лучше ударить ее раз, но зато так, чтобы она надолго помнила, что за совершенный ею проступок ее наказали больно, и, уверяю вас, что после этого, в другой раз, она побоится сделать это; легкие же мазки сделают лишь то, что собака убедится

копов убивают множество собак. Этот симулятор их не тренирует. — Reason.com

ОКРУГ ХАРФОРД, МЭРИЛЕНД — Заместители шерифа Терри Линдси и Диана Чарамельяно идут на задний двор в жилом районе, реагируя на сработавшую охранную сигнализацию, когда собака среднего размера выбегает, чтобы посмотреть, кто на нее напал. собственность хозяев. Собака лает и рычит на помощников с расстояния примерно в 15 футов, каждый кусочек ее тела передает четкое сообщение: УХОДИТЕ.

Помощник шерифа Линдси кричит собаке, чтобы та уходила, левой рукой снимая с пояса перцовый баллончик.Справа от него Чарамельяно снимает пистолет с кобуры на случай, если перцовый баллончик Линдси не подействует. Она могла дотянуться до электрошокера, но собака — это маленькая, быстро движущаяся цель, идущая прямо перед собой, и зубцы, которыми стреляет оружие, привередливы.

Собака игнорирует команды и стоит на своем. То, что происходит дальше в подобной ситуации, может быть либо очередным обычным днем ​​для департамента шерифа округа Харфорд, либо закончиться крупным судебным процессом с заголовками местных, а может и национальных, заголовков: «Полицейские из Мэриленда убивают семейную собаку на заднем дворе.»

Собака бросается вперед, и Линдси запускает перцовый баллончик. Это работает. Животное визжит и отступает. Встреча, вероятно, займет меньше 10 секунд.

Большие экраны проекторов, окружающие депутатов, гаснут. Они гаснут. стоят в большой темной комнате на втором этаже департамента шерифа округа Харфорд перед симулятором использования силы VirTra — высокотехнологичным видеоинструментом, который обучает помощников реагировать на реальные ситуации в реальном времени .Пистолеты, электрошокеры и аэрозольные баллончики модифицированы лазерами, которые обнаруживаются экранами проектора и на которые реагируют.

Симулятор может содержать сотни различных сценариев видеосценариев в реальном времени, от активных стрелков до звонков о домашнем насилии и остановок дорожного движения — каждый с несколькими вариантами ветвления, которые оператор на компьютере может выбрать, в зависимости от реакции офицера, но эти депутаты округа Харфорд одними из первых в стране использовали его, чтобы научиться обращаться с собаками.

Эта инициатива является детищем Национальной ассоциации шерифов (NSA), некоммерческой группы, которая представляет шерифов по всей стране, и является частью растущего признания правоохранительными органами того, что у нее проблемы с собаками. Reason отправился в департамент шерифа округа Харфорд для демонстрации того, как офицеров обучают устранять неполадки.

За последнее десятилетие бесчисленные истории об убийствах собак полицией вызвали возмущение общественности и привели к огромным судебным искам против департаментов.Но заместитель исполнительного директора АНБ Джон Томпсон говорит, что полицейские, как правило, практически не получают обучения тому, как обращаться с собаками, за исключением использования смертоносной силы, несмотря на почти что гарантия того, что они столкнутся с собакой в ​​какой-то момент в ходе выполнения своих обязанностей.

«Я прекрасный пример», — говорит Томпсон, ныне вышедший на пенсию из правоохранительных органов. «Я бы просто застрелил собаку, если бы он подошел ко мне, кусая, лая и щелкая. Это именно то, что мы сделали. Нас этому научили. Вы нейтрализуете проблему.Раньше это было приемлемой практикой, и, похоже, она все еще применяется по всей стране во многих агентствах ».

АНБ сообщает, что дополнительные пилотные программы планируются в округе Ориндж, Флорида, и округе Окленд, штат Мичиган. Группа также работает с программой Департамента юстиции по охране общественного порядка (COPS) для разработки комплексного курса для полиции, чтобы научиться справляться и деэскалации столкновений с собаками.

«Мы определили, что это проблема, и создали этот тренинг, чтобы мы могли обеспечить безопасность полицейских, домашние животные безопасны, агентства от выплаты многомиллионных судебных исков, и честно, так что мы можем сохранить отношения между полицией и обществом намного лучше, потому что это просто безудержно », — продолжает Томпсон.«Каждый день вы слышите, как офицер стреляет в собаку. Это не потому, что они сумасшедшие, воинственные люди, которые хотят стрелять в собаку, просто их никогда не дрессировали и не говорили иначе».

Последствия этого отсутствия обучения могут быть разрушительными для семей и очень, очень дорогими для городов. Детройт, например, ранее в этом году выплатил 225 000 долларов для урегулирования иска пары, утверждающей, что полицейские стреляли в своих собак из-за забора высотой 8 футов во время рейда, связанного с марихуаной. В прошлом году жюри присудило семье из Мэриленда колоссальный 1 доллар.26 миллионов по иску о стрельбе из собак.

Эти иски являются относительно недавним событием, возникшим на основании постановления 2005 года Апелляционного суда Девятого округа. В этом случае федеральный апелляционный суд постановил, что необоснованное изъятие (то есть убийство) собаки полицией было нарушением Четвертой поправки, и город Сан-Хосе был вынужден выплатить почти 1 миллион долларов семьям погибших. два члена «Ангелов ада», чьи собаки были застрелены полицией во время исполнения ордера на обыск.

С тех пор распространение видеотехнологий и социальных сетей привело к тому, что местные рассказы о стрельбе собак стали вирусными и рикошетными по всей стране. На веб-сайте Reason есть целая категория историй под названием «puppycide». Например, в прошлом году полицейский из Луизианы застрелил 12-фунтовую собаку, а затем якобы сказал семье, что «позор», что ему «пришлось потратить эту пулю впустую, потому что это действительно дорогая пуля». Или офицер полиции Нью-Йорка, который выстрелил в собаку женщины через несколько секунд после того, как она выскользнула из двери и подошла к нему, виляя хвостом.Или полицейский из Оклахомы, который выстрелил из мощной винтовки в собаку через забор во время празднования дня рождения пятилетнего ребенка. Или был случай в 2012 году, когда группа спецназа в Сент-Поле провела рейд по чужому адресу, застрелила семейную собаку, а затем якобы заставила трех детей в наручниках сесть рядом с мертвым питомцем.

Сколько собак в год стреляет в полицию, неизвестно и систематически не отслеживается. В интервью журналу « Police » в 2012 году чиновник Министерства юстиции предположил, что это число может достигать 10 000 в год, назвав это «эпидемией», но эта цифра не более чем предположение.Исследование, проведенное в 2012 году Национальным исследовательским советом по изучению собак, показало, что половина всех преднамеренных полицейских стрельб касалась собак. Открытые записи, полученные с помощью Reason , показывают, что в прошлом году полиция Детройта застрелила 54 собаки. По данным Chicago Tribune , за последнее десятилетие полиция Чикаго застрелила или застрелила 700 собак.

В настоящее время в некоторых штатах предписывается дрессировка собак для полиции после подобных инцидентов и судебных исков. В 2013 году в Колорадо был принят Закон о защите собак. В Техасе законодательный орган штата санкционировал дрессировку собак для полиции благодаря трехлетним усилиям Синди Боллинг, чей микс бордер-колли был застрелен полицейским в 2012 году.Департамент полиции Чикаго заявляет, что за последние три года количество случаев отстрела собак сократилось на 67% благодаря лучшему обучению.

Федеральное министерство юстиции также предприняло некоторые шаги, чтобы научить офицеров обращаться с собаками. Дрессировщик Брайан Килкоммон несколько лет назад для программы COPS выпустил серию видеороликов, чтобы обучить местных и государственных служащих тому, как распознавать поведение собак и реагировать на него соответствующим образом. Однако эти видео не заменяли практическое обучение и не были обязательными.

«У нас есть много [отделов], которые проявляют инициативу, — говорит Томпсон, — но, к сожалению, и я ненавижу это говорить, им обычно требуется инцидент, чтобы открыть глаза и увидеть это».

Департамент шерифа округа Харфорд хочет быть впереди всех. Представитель департамента Кристи Хопкинс говорит, что инцидентов с отстрелом собак не было, но все его заместители проходят программу.

В другом учебном сценарии заместителей Линдси и Чарамельяно помещают в семейную гостиную, чтобы они отреагировали на домашние беспорядки.Когда пара объясняет, что они просто поссорились, из-за угла выскакивает собака и начинает лаять. «Сэр, вы можете убрать свою собаку?» Линдси и Чарамельяно неоднократно спрашивают человека на экране, осторожно держа руки возле поясов, пока владелец в конце концов не подчинится.

Оператор системы VirTra может изменить поведение собаки и даже тип собаки с большой и дружелюбной на маленькую и агрессивную. В зависимости от того, что делают заместители, оператор также может изменять реакцию владельцев собак.Например, пара в приведенном выше сценарии, вполне понятно, рассердится, если один из депутатов обнажит пистолет.

«Если я достану в вашем доме огнестрельное оружие, вы расстроитесь», — объясняет оператор VirTra, капрал Грег Янг. По его словам, система — это скорее инструмент для тренировки суждения, чем симулятор тира.

В систему также загружены видеоролики, демонстрирующие типичное поведение собаки и язык тела, например, как дружелюбная, взволнованная собака бежит к вам, в отличие от агрессивной собаки.Во многих наиболее вопиющих примерах стрельбы собак офицеры ошибаются или просто игнорируют поведенческие сигналы собаки перед применением смертоносной силы.

Симулятор VirTra — это большое и дорогое оборудование — от 150 000 до 300 000 долларов в зависимости от модели — и не каждое агентство сможет себе его позволить или, возможно, даже найдет место для него. Если у программы есть обратная сторона, то это могут быть модели финансирования. Симулятор VirTra шерифа округа Харфорд, как с гордостью заявляется на вывеске возле тренировочного зала, был полностью оплачен за счет средств конфискации активов по делам о наркотиках, которые, следует отметить, имеют свой собственный набор проблем с гражданскими свободами.И хотя обучение полицейских обращению с собакой может разрядить многие ситуации, серьезной проблемой является рост масштабных рейдов спецназа, в результате которых хорошо вооруженная полиция вступает в прямую конфронтацию с теперь уже повсеместными собаками. Использование групп спецназа выросло с примерно 3000 развертываний в год в 1980 году до 80 000 в год в настоящее время.

Но отстреливать меньше собак в целом — популярная цель, и, скорее всего, симулятор дешевле во всех смыслах, чем убийство домашнего питомца.

«Общество меняется, и собаки теперь имеют ценность», — говорит Томпсон.«Раньше все было не так. Теперь собаки — часть семей людей. Мои собаки — моя семья, они такие же, как мои дети. Мы, сотрудники правоохранительных органов, должны понимать это изменение. Опять же, ни один офицер нужно поставить в положение, чтобы получить травму, и мы не говорим, что этого никогда не произойдет. Будут случаи, когда вам придется стрелять в собаку — у вас просто нет выбора — но когда вы тренируетесь и планируете, результат будет лучше, чем если бы вы не тренировались ».

.

Тренировка собак для собак (см)

Дом

ТРЕНИНГ ДЛЯ СОБАК (sm) был посвящен качественному обучению владельцев собак более тридцати лет. Помимо занятий в небольших группах для обучения послушанию, я также предлагаю частные уроки и консультации по поведению.

Философия «ОБУЧЕНИЕ ЛЮДЕЙ ДЛЯ СОБАК» — это стремление научить людей гуманно и успешно воспитывать и дрессировать своих собак с помощью гибких, увлекательных и позитивных методов обучения.Это образовательная среда, где люди могут испытать радость владения собакой через обучение. ТРЕНИНГ ДЛЯ СОБАК — это подход для разума, тела и души. Я искренне верю, что все собаки и их владельцы извлекают выгоду из обучения общению через структуру формального обучения; и что в этом процессе они узнают, как сделать своих собак безопасными и счастливыми.

— Нэнси Страус

Devin at 6 Months

«Хорошо иметь конец пути к; но, в конце концов, главное — это путешествие.” (Эрнест Хемингуэй)

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Дрессировка собак для собак

Нэнси Страус

Valley Cottage, NY 10989
914-441-0069
peopletrainingfordogs.com
[email protected]

Присоединяйтесь к нам на facebook!… Www.facebook.com/peopletrainingfordogs

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о