Иван арамилев: Иван Арамилев – биография, книги, отзывы, цитаты

Иван Арамилев — В лесах Урала читать онлайн

Иван Арамилев

В ЛЕСАХ УРАЛА

Повесть



За деревню, в небольшой овражек, укрытый со всех сторон березняком, вывезли опутанного ремнями, в наморднике, трехгодовалого медведя. Зверь был пойман маленьким в тайге, воспитывался в конюшне дяди Нифонта для притравы собак. Его уже «травили» в прошлом году. Он был молод, не опасен, и потому после притравы опять очутился в конюшне.

Мы с двоюродным братом Колюнькой, сыном дяди Нифонта, носили медвежонку разные кости, требуху, вареную картошку.

— Здорово, Мишутка! — кричали мы. — Здравствуй, Михайло Иваныч!

Он мотал головой, протягивал сквозь дверную решетку лапу, встречал нас тихим, ласковым ворчаньем. Казалось, он пенял: «Что ж вы, ребята, редко ходите? Скучно без вас!»

Осмелев, мы забирались в конюшню, хотя это было строго запрещено, садились на Мишутку верхом, гладили по голове, чесали бока. Он был совсем не злой. Я даже целовал его в верхнюю губу между ноздрями. Мы подставляли ему щеки, чуть-чуть намазанные медом, и он, сладко чмокая, облизывал нас шершавым языком. Это был ужасный сластена: любил мед, сахар, леденцы, кедровые орехи, распаренную свеклу.

Накануне травли мы обсуждали, как избавить Мишутку от беды. Я хотел ночью открыть конюшню, выпустить зверя: когда проснутся охотники, он будет далеко в тайге. Колюнька вскинул на меня испуганные глаза.

— Что ты! Что ты! Нас обоих… — он не договорил, но я хорошо понял: если сделаем, придется отвечать боками.

Мы задумались.

— Ну и шут с ним, пускай травят! — сказал Колюнька. — Он, ишь, какой лешачина вырос, в дверь не пролезет. Нам другого из лесу приведут, маленького. Тятька знает, где их брать.

Я не стал спорить. Было ясно: Колюнька хочет оправдать взрослых. Мишутка смотрел на нас так доверчиво, так дружелюбно, что у меня ныло сердце.

Нам, пожалуй, совсем не следовало ходить на травлю, — я понял это позднее. Но мы, конечно, не удержались. Очень уж хотелось посмотреть, как Мишутка начнет драться с собаками. Правда, мы надеялись еще на чудо: может, зверь отобьется от лаек, убежит в тайгу. По рассказам взрослых мы знали — такое бывает.

Утро было холодное. Сосны в зыбком тумане казались легкими, словно плыли по воздуху. Вишневое солнце вставало над притихшею, задумчивою землей. Роса сверкала на оголенных кустах. У лосей начинались свадебные песни. Где-то вдали, у каменных отрогов, одиноко и протяжно вздыхал сохатый: звал на бой соперников или потерянную в тайге подругу. Голос у сохатого был хриплый, сердитый.

— Ишь, зевает, бродяга! — сказал Колюнька. — Погоди, выпадет снег, охотники тебе покажут! Зевает и зевает: я, мол, никого не боюсь…

Невдалеке от оврага начиналась тайга. На опушке затаились охотники с молодыми собаками. Были тут заядлые промысловики Тарас Кожин и Никита Шорнев, старший брат моего отца дядя Нифонт, были и не охотники, пришедшие поглазеть на забаву. В толпе стоял староста Семен Потапыч Бородулин — тучный мужик с окладистой рыжей бородой. Он охотой не занимался, но скупал пушнину и всегда ч ходил на травлю, приглядывался к собакам. При случае Бородулин покупал хороших лаек, возил их продавать в город.

Среди мужчин, охотников и собачников, выделялась Зинаида Филева — коренастая, широкоплечая девушка лет двадцати. Отец и мать ее умерли давно, она жила с бабкой Аленой в старенькой, накренившейся избенке. На сходках, если мужики пытались навязать ей городьбу общественного прясла или рытье канавы, Зинаида звонко и плаксиво кричала: «Я — сирота! Вам не стыдно утеснять сироту?»

Она слишком часто прикрывалась сиротством, и ей дали прозвище: «Сирота». Рябая, большеротая, с бельмом на левом глазу, Сирота была самой некрасивой девкой в Кочетах. На замужество ей надеяться не приходилось, она собственной грудью пробивала себе дорогу в жизни: пахала, сеяла, косила, рубила дрова, ни в чем не уступая мужикам. Зимою ловила в капканы горностаев, лисиц, добывала ружьем белок и куниц. В прошлом году она даже взяла медведя на берлоге. В промысле Сироте везло, иные мужики завидовали ей, бабы называли Зинаиду за злой язык «бельмастой кикиморой». Кочетовский остряк Симон Пудовкин объяснял удачи Зинаиды просто: любой зверь, увидев Сироту, заболевает медвежьей болезнью и не может двинуться с места — хоть живьем бери!

Сирота привела на травлю молодого кобелька Пирата.

…Развязанный Мишутка, словно не веря тому, что пустили на волю, вразвалку шел к лесу. Остановился, забавно фыркнул, потянул ноздрями воздух, попробовал сорвать намордник. Ремни крепки. Он понял это и тем же спокойным шагом двинулся дальше.

Травлей распоряжался мой дед Спиридон, первый охотник деревни. Он взмахнул рукою, и собаки, спущенные со свор, кинулись навстречу зверю.

Я стиснул зубы, сердце часто-часто колотилось в груди. Чем-то все кончится? Кто кого одолеет?

Впереди несся Серко дяди Нифонта, статный кобель, похожий на волка, за ним — наша Урма: они уже имели дела с медведями на берлогах во время зимних охот. Их пустили с молодыми, чтобы они показывали, как «сажать» зверя, как вести себя в этой нелегкой охоте.

Мишутка увидел собак, остановился. Может, он прикидывал: стоит ли связываться с остервенелой оравой? Нельзя ли миновать схватки?

Собаки приближались. Мишутка отрывисто рявкнул, огромными скачками побежал по пригорку. Тяжелый, неуклюжий, он уходил с непостижимой быстротой. Серко догнал его, с ходу рванул за гачи, заставил повернуться. Урма наскочила сзади.

Молодые лайки тоже дружно навалились на зверя. Азартнее всех «брал» Мишутку наш Пестря, сын Урмы, хотя ему не было еще и года. Кличку «Пестря» кобельку дали за белые пятна, густо рассыпанные по серой рубашке. С первых недель Пестря отталкивал от корыта своих братьев и сестер, пожирал весь корм и этим покорил деда: старик оставил Пестрю на племя в надежде, что из обжоры выйдет толк.

И сегодня Пестря оправдал себя. Лобастый, широкогрудый, с могучими лапами и волчьими клыками, он почти не уступал в свирепости Серку и Урме. Хорошо работал и Пират Зинаиды Сироты.

Лыско дяди Нифонта и Тузик Тараса Кожина вертелись и тявкали поодаль, не решаясь кинуться в свалку.

Охотники подзадоривали собак. Робких подталкивали ногами, хворостинами.

Я не узнавал себя. Во мне проснулось что-то непонятное. Трудно было дышать от горячих толчков сердца. Мы с Колюнькой тоже метались на поляне, покрикивали: «Ату его! Бери, бери!» Весь я горел, охваченный охотничьим пылом, как молодые собаки, впервые наскочившие на крупного, теперь свирепого и беспощадного зверя.

Читать дальше

Арамилев, И. [автограф В.И. Сталину] Рассказы охотника. [М.]: Советский … | Аукционы

Выбор аукциона:

Вы можете ознакомиться с каталогами всех предстоящих аукционов на этой странице. Лоты, включенные в каталог аукциона, представлены на наших предаукционных выставках. Предаукционный показ открывается за 7-10 дней до даты торгов. Настоятельно рекомендуем вам перед участием в аукционе посетить выставку и внимательно просмотреть интересующие вас предметы.

Регистрация для участия в торгах:

Вам необходимо зарегистрироваться на те торги, в которых вы хотите принять участие. По вашему желанию вы можете участвовать в аукционе лично или онлайн, также возможно участие через представителя аукционного дома (телефонный звонок во время торгов), или через систему Bidspirit. На сайте Литфонда есть возможность оставить заочную ставку, пройдите, пожалуйста, процедуру регистрации, заполнив форму по ссылке.

Если вы регистрируетесь в первый раз, устроитель аукциона вправе по своему усмотрению затребовать выписки со счетов и другие финансовые документы, подтверждающие платежеспособность участника аукциона.

Способы участия в торгах:

  • Личное участие
    После регистрации и получения номера участника, пройдите в зал. Когда интересующий вас лот объявляется аукционистом, необходимо поднять номер участника в знак согласия с запрашиваемой суммой, и продолжать его поднимать до тех пор, пока возрастающие ставки вас устраивают. Победителем становится участник, предложивший наибольшую сумму. Третий удар молотка оповещает о завершении торгов по лоту.
  • Онлайн-участие
    Прямая трансляция на Bidspirit.com позволяет вам принять непосредственное участие в торгах и следить за всем, что происходит во время аукциона с помощью Интернета. Загляните на сайт https://litfund.bidspirit.com/, чтобы узнать больше о системе онлайн-торгов и зарегистрироваться там в качестве участника. Ставки, сделанные на сайте Bidspirit.com, синхронизируются с сайтом Литфонда и отображаются в каталоге аукциона в соответствующем лоте как «Лидирующая ставка»
  • Торги по телефону
    Если вы не можете лично присутствовать на аукционе, у вас есть возможность участвовать в торгах по телефону. Наш сотрудник будет к вашим услугам, сообщая вам о ходе торгов по выбранному лоту и принимая ваши ставки. Для регистрации телефонных ставок перейдите, пожалуйста, по данной ссылке.
    Ввиду ограниченного количества телефонныx линий, просим регистрироваться на торги не позднее 15:00 в день проведения аукциона.
  • Заочные торги
    Заполните специальную форму «Максимальная ставка», которую можно найти на странице описания каждого лота каталога. Укажите размер максимальной ставки за каждый интересующий вас лот. Напоминаем, что ставка не может быть ниже указанного эстимейта.
    Максимальная ставка — это макимальная сумма, которую вы готовы потратить на выкуп лота (комиссионный сбор рассчитываетя отдельно при оплате предмета, размер комиссионного сбора указан в правилах проведения аукциона).
    Прием заочных ставок заканчивается за некоторое время до начала аукциона, время окончания приёма ставок указано в подробном описании аукциона. Во время торгов уполномоченный сотрудник Аукционного дома, торгуясь, приобретет для вас лот за минимально возможную цену. 
    Обратите внимание, заочные ставки не отображаются на сайте.

Библиотека Русского географического общества: Дальний Восток

Обложка

Библиографическое описание

Функции

Хабаровский съезд местных деятелей Амурской и Приморской областей. Труды IV Хабаровского съезда, созванного приамурским генерал-губернатором Д.И. Суботичем. 1903 г / Под ред. Н.В. Слюнина. — Хабаровск, 1903. — Разд. паг.

Акифьев, Иван Николаевич (1872-1906). На Далекий Север [Электронный ресурс] : из дневника кругосветного путешествия / И. Акифьев. — СПб., 1904 (2016). — [4], 200 с.

Большаков, Михаил Александрович. Камчатская область [Электронный ресурс] / М. Большаков. — Москва ; Ленинград, 1934. — 144, [7] с., 1 с. объявл., 1 вкл. л. карт.

Сергеев, Михаил Алексеевич. Советские острова Тихого океана [Электронный ресурс] / М. А. Сергеев. — [Ленинград], 1938 (2017). — 282 с., 15 вкл. л. ил., факс., схем., карт.

Алябьев Н. Далекая Россия [Электронный ресурс] : Уссурийский Край / Алябьев. — СПб., 1872 (2016). — [4], 115 с., 2 л. ил., карт.

Арамилев, Иван Андреевич. Путешествие на Кульдур [Электронный ресурс] : повести / И. Арамилев. — М., 1947 (2016). — 135 с.

Аболтин, Владимир Яковлевич. Остров сокровищ. Северный Сахалин [Электронный ресурс] / Аболтин. — Хабаровск ; Владивосток, 1928 (2016). — 168 с.

Герасимов, Сергей Константинович. У Тихого океана [Электронный ресурс] : путевые заметки / С. К. Герасимов. — М., 1949 (2016). — 200 с.

Ювачев, Иван Павлович. Восемь лет на Сахалине [Электронный ресурс] : с 70 иллюстрациями / [соч.] И. П. Миролюбова. — Электрон. текстовые дан. — Санкт-Петербург : тип. А.С. Суворина, 1901 (2016). — XVI, 287 с. : ил.

Меркулов, Спиридон Дионисович. Вопросы колонизации Приамурского края [Электронный ресурс]. / С. Д. Меркулов. — Санкт-Петербург : тип. Ю. Мансфельд, 1911 (2016). — [Вып.] 2. — 107 с.

Арамилев, Иван Андреевич — Вики

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Зырянов.

Иван Андреевич Ара́милев (настоящая фамилия — Зырянов, 11 января 1896 (1896-01-11), Ежи — 11 апреля 1954, Москва) — русский советский писатель. Автор книг про охоту.

Биография

Родился 11 января 1896 года (30 декабря 1895 года)[2] в деревне Ежи Пермского уезда Пермской губернии в крестьянской семье, окончил сельскую школу.

Я родился и вырос в лесах Северного Урала. В юности охота была для меня средством существования. Охотою я кормился, поддерживал семью, и даже первые книги, приобретенные мною, были выменяны у офени на беличьи и горностаевые шкурки.

Иван Андреевич Арамилев

В 1914 году был призван на Первую мировую войну, рядовой. В 1917—1921 годах участвовал в Гражданской войне в рядах Красной Армии, попал на Восточный фронт, дважды был тяжело ранен.

Ещё на войне начал писать небольшие очерки-зарисовки, пользовавшиеся успехом среди однополчан, что было замечено командованием, и красноармеец был направлен в университет.

С октября 1922 года жил в Москве. Окончил филологический факультет Московского государственного университета.

Шесть лет работал преподавателем русского языка и литературы на рабфаке.

В 1920-х годах начал выступать в печати благодаря Максиму Горькому (на рукописи рассказа И. Арамилева «На соболя» Горький написал: «Идёт. Очень хорошо, просто»).[3]

Участник Великой Отечественной войны — военный корреспондент, на 1944 год — майор, писатель газеты «Красноармейская правда» 3-го Белорусского фронта.

Майор Зырянов первым написал книгу о Герое Советского Союза Александре Матросове, которая опубликована в газете и издаётся издательством «Молодая гвардия». Это человек исключительного трудолюбия. В дни развернувшегося наступления майор Зырянов выезжает на важнейшие участки фронта и быстро, оперативно, организует материал. В день взятия Орши находился в частях 31-ой армии. В этот же день он дал материал о зверствах немцев в Орше.[4]

Награждён Орденом Красной Звезды (1944) и пятью медалями, в том числе медалью «За оборону Москвы».

После войны продолжил творческую деятельность.

Жил в Москве, но в сезон охоты всегда уезжал в деревню Елдино, где ещё в 1924 году поселились его родители. Охотился в угодьях в Конаковском районе, где с 1957 года образовано Безбородовское государственное опытное охотничье хозяйство. Участвовал в создании и составлении альманаха «Охотничьи просторы».

В конце жизни тяжело болел, рассказы «На острове Лебяжьем», «Пережиток» и «Берендей» написаны писателем уже прикованным к постели, изданы посмертно.

Умер в 1954 году в Москве, похоронен на Введенском кладбище (12 уч.).

Творчество

Основные темы рассказов и повестей Армалиева — охота и природа. Душевный мир его героев тесно связан с поэтичными картинами природы.

Автор автобиографического романа «Юность Матвея» (1941) в котором изображена жизнь на Урале в предреволюционную пору.

Написал повести про охоту и природу: «Путешествие на Кульдур», «В лесах Урала», «На острове Лебяжьем», «В тайге», «Накануне».

Автор сборников рассказов «Охотничьи рассказы» и «Рассказы охотника».

Также писал для детей — в издательстве «Детгиз» вышли сборники его рассказов: «На охотничьей тропе», «Мишутка», «Тюха».

В годы войны, работая фронтовым корреспондентом, написал несколько книг о подвигах советский воинов.

Автор ряда очерков о писателях — своих современниках: Фёдоре Гладкове, Алексее Новикове-Прибое, Михаиле Пришвине.

Печатался в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Знамя», «Огонёк», «Советский воин», «Советский охотник» и других.

Библиография

  • Юность Матвея: Роман // Журнал «Новый мир», № 5, 1941. — стр. 5-103
    • Юность Матвея: Роман. — Москва: Советский писатель, 1941. — 249 с.
    • Юность Матвея: Роман. — Москва: Советский писатель, 1947. — 296 с.
  • Мстители. — Молотов: Молотовское обл. изд-во, 1942. — 39 с.
  • Не щадя жизни: Рассказы. — Молотов: Молотовское областное издательство, 1942. — 80 с.
  • Крылья победы: Очерк о боевых подвигах Героев Сов. Союза летчиков-гвардейцев А. Д. Молодчего и С. И. Куликова. — Москва: Молодая гвардия, 1943. — 40 с.
  • Путешествие на Кульдур; Лето в тайге: Повести. — Москва: Советский писатель, 1947. — 135 с.
    • Путешествие на Кульдур: Рассказы. — Москва: Правда, 1949. — 48 с.
  • Охотничьи рассказы / Рис. П. Митурич. — Москва: Молодая гвардия, 1948. — 168 с.
    • Охотничьи рассказы / Ил.: П. Караченцов. — Москва: Воениздат (Библиотечка журнала «Советский воин» № 19 (182)), 1951. — 64 с.
  • Рассказы охотника. — Москва: Советский писатель, 1949. — 388 с.
    • Рассказы охотника. — Изд. испр. и доп. — Москва: Советский писатель, 1951. — 424 с.
    • Рассказы охотника. — Москва: Правда (Библиотека «Огонек» № 8), 1952. — 40 с.
    • Рассказы охотника. — Москва: Гослитиздат, 1954. — 416 с.
    • Рассказы охотника. — Москва; Калинин: Книжное издательство, 1954. — 168 с.
  • Утренняя песня: Рассказы / Ил.: П. Караченцов. — Москва: Военное издательство (Библиотечка журнала «Советский воин» № 11 (150)), 1950. — 64 с.
  • На охотничьей тропе: Рассказы / Рис. Е. Рачева. — Москва; Ленинград: Детгиз, 1952. — 144 с.
    • На охотничьей тропе: Рассказы / Рис. Е. Рачева. — Москва: Детгиз, 1959. — 143 с.
  • Тюха: Рассказы о животных (Для младшего школьного возраста) / Рисунки Е. Рачева. — Москва; Ленинград: Детгиз, 1952. — 32 с.
  • На острове Лебяжьем; Пережиток; Берендей: Рассказы. — Москва: Правда, 1954. — 40 с.
  • Повести и рассказы / Ил.: Ф. П. Глебов. — Москва: Советский писатель, 1955. — 600 с.
  • Мишутка: Рассказы (Для младшего школьного возраста) / Рис. Е. Рачева. — Москва: Детгиз, 1956. — 32 с.
  • В лесах Урала: Повести и рассказы. — Москва: Советский писатель, 1959. — 526 с.
  • Рассказы. — Москва: Гослитиздат, 1959. — 87 с.

Издания на иностранных языках

  • Młodość Matwieja / Iwan Aramilew ; Przekł. autoryz. Tadeusza Osińskiego. — Kraków: Państwowy inst. wyd-czy, 1950. — 323 с.
  • Młodość Matwieja / Iwan Aramilew ; Przekład z ros. Tadeusza Osińskiego. — 2-ie wyd. — Warszawa: Państwowy inst. wydawniczy, 1951. — 354 с.
  • Erzählungen eines Jägers / Iwan Aramilew ; Aus dem Russ. übers. von Horst Wolf. — Weimar: Kiepenheuer, 1954. — 460 с.
  • Lovecké povídky / Ivan Aramilev ; Přel. Ruda Havránková ; Il. Mirko Hanák. — Praha: Svět sovětů, 1954. — 369 с.
  • Lovecké povídky / Ivan Aramilev ; Přel. Ruda Havránková ; Il. Mirko Hanák. — 2. vyd. — Praha: Svět Sovětů, 1955. — 369 с.
  • On the trai: (Stories of a Hunter) / Ivan Aramilev ; Transl. from the Russ. by George and Jeanette Kittell ; Designed and il. by G. Nikolsky. — Moscow: Foreign languages publ. house, 1956. — 345 с.
  • På jaktstigen: (En jägares berättelser) / Ivan Aramilev. — Moskva: Forl. for Litteratur på främmande språk, 1959. — 206 с.
  • Jagd in der Taiga / Iwan Aramilew ; Aus dem Russischen übers. von Hellmut Schöner. — Salzburg; Stuttgart: Das Bergland-Buch, 1959. — 301 с.
  • In de taiga: Siberische jachtavonturen / Iwan Aramiljow ; Uit het Russ. vertaald door M. Wiessing; Ill. G. Nikolski. — Moskou: Uitgeverij voor literatuur in vreemde talen, 1961. — 284 с.
  • Jagd auf den Feuervogel: Erzählungen eines Jägers / Iwan Aramilew; Ill. von Heinz Ebel; Aus dem Russ. übers. von Horst Wolf. — Berlin: Neues Leben, 1961. — 188 с.
  • Taigaen: Jægerliv i Sibirien / Iwan Aramilew ; Med tegninger af Leif Ragn Jensen; Overs. af Knud Müller. — København: Spektrum, 1964. — 240 с.
  • Jakt i tajgan / Ivan Aramilev ; Till svenska av Nils Jacobsson. — Stockholm: Gebers, 1962. — 239 с.

Примечания

  1. ↑ Ivan Andreevič Aramilev // код VIAF
  2. ↑ Русские советские писатели: материалы для биографического словаря, 1917—1967 / Николай Иванович Мацуев — М.: Советский писатель, 1981—254 с. — стр. 23
  3. ↑ Горький в Москве / Лидия Петровна Быковцева — М.: Московский рабочий, 1972. — 352 с. — стр. 86
  4. ↑ в городе были концлагеря: 9‑й и 10‑й армейские сборно-пересыльные пункты и пересыльные лагеря военнопленных: 126‑й, 230‑й и 240‑й дулаги, а также 353‑й шталаг.
  5. ↑ Зырянов Иван Андреевич 1896г.р. // ОБД «Подвиг народа»

Источники

  • Арамилев (псевд.; наст. имя — Иван Андреевич Зырянов) // Краткая литературная энциклопедия
  • Мануйлов П. — О творчестве И. Арамилева // «Сибирские огни», № 5, 1950. — стр. 134—137
  • И. А. Арамилев // «Сибирские огни», № 3, 1954. — стр. 192
  • Васильев С. — Памяти И. Арамилева // «Огонёк», 1954, № 16. — стр. 12
  • Саулин П. — Писатель и охотник (из воспоминаний о И. А. Арамилеве) // Альманах «Охотничьи просторы», № 5, 1955. — стр. 119—124
  • Осипов П. — Самобытный писатель (к пятилетию смерти И. А. Арамилева) // Альманах «Охотничьи просторы», № 13, 1959. — стр. 319—321
  • Уваров В. — Жизнь — это труд (встречи с И. А. Арамилевым) // Альманах «Охотничьи просторы», № 21, 1965. — стр. 19—23
  • Черноусов Ф. — Писатель большого звучания // Газета «Заря» (Конаковский район), 26 октября 1967
  • Басукинский А. — Живописец русской природы // Газета «Заря» (Конаковский район), 23 января 1982
  • Иван Андреевич Арамилев // Б. И. Марков — Москва охотничья — М.: Центрполиграф, 1997. — 487 с. — стр. 255—259
  • Алексей Астапов — Охотник от Бога! К 105-летию рождения И. А. Арамилева // «Охота — национальный охотничий журнал», июнь 2012

Автор: Арамилев Иван — 1 книг.Главная страница.

Видящая
Ин Лито

Легко читается, сюжетная линия необычная, немного готики, интересные персонажи, немного юмора

Кристина Алани   16-05-2021 в 17:12   #189866 Никто
Диана Фарр

«Никто»(The Nobody) — первая книга книга Дианы Фарр — стала финалистом премии RITA «Лучшее Регентство» в год ее публикации. Кроме того, The Nobody стал финалистом премии RITA «Лучшая первая книга» и выиграл премию «Выбор обозревателей» журнала Romantic Times в категории «Лучшее первое регентство» в 1999 году.

lena   16-01-2021 в 19:34   #189685 Маловероятно (ЛП)
Л. Дж. Шен

Я даже не знаю как выразить правильно свои эмоции!
Думаю, что идея книги хорошая, но написано не очень! Начало классное, интригует, но после того момента как она приезжает снова в Ирландию, это полное фиаско! Лично меня все бесило, я не понимала почему автора захотела так написать ту или иную ситуацию, поведения гг., бесило до одурения, особенно Мала. Все главы «Наши дни» меня раздражали, а «8 лет назад» сердце разрывалось, было больно и обидно, что Мал такой придурок, и то, что так все сложилось, как он повелся на лож, и как его одурачила Кэт.

И когда мне ее рекомендовали то говорили, что мое мнения о героях будет меняться, так оно и произошло. Всю книгу я ненавидела Мала, Дебби, да практически всех, и даже Рори. Но в конце книге, как-то все улеглось, полностью открылась правда, и по другому уже на все смотришь! Конечно, я бы сделала временным рамки, а то как то уж быстро все у них склеилось.

Эта книга не оставит Вас равнодушным, по-любому выведет на эмоции, а вот какие, это уже завит от Вас. Очень много событий который влияют на сюжет. Когда читаешь, гамма эмоций присутствует однозначно: радость, слезы, счастья, гнев, любовь, ненависть, злоба, непонимания, жалость…

Почитайте, не скажу, что перечитаю эту книгу, но и по своему хороша она)

Оксана   27-12-2020 в 13:39   #189663 Viva la Post Mortem или Слава Послесмертью
Игорь Давыдов

Очень понравилось, как прописаны герои. Сказано, что они помнят прошлую жизнь, и оно так и есть: выглядят они как молодняк, но ведут себя на свой настоящий возраст. Броня не юная пигалица-зануда, а какой-то ветеран с ПТСР в теле юной девушки. Дарк не молодой идиот, а великовозрастный ребёнок в теле молодого идиота. Ёлко не просто неформальная девица, а именно что опытная женщина, с головой кунающаяся в работу. И в поведении Лёвы чувствуется, что в прошлой жизни он был крестьянской девушкой. Из-за этого всего то, что обычно выглядит, как похождения слишком умных подростков, здесь кажется очень гармоничным.
А ещё я понял, почему на латыни пишется «Прогерия», а не «Форгерия». Это не только мутация «Фор»-«Про», характерная для языковой группы, но и болезнь такая. Больные Прогерией тоже выглядят не на свой возраст. Только у них там наоборот.

Дмитрий Демидов   29-07-2020 в 16:33   #189466

Волки (Иван Арамилев) / Сибирский охотник

Я шел с охоты в отличном настроении. Погода была хорошая, дичи много, собака порадовала отменной работой.

Близ деревни, в редком и мелком лесу, где пасется скот, я услышал громкие крики пастухов и, смутно угадывая причины тревоги, поспешил на помощь.

Я опоздал. Волки утащили двух овец. Пастухи возбужденно обсуждали происшествие. Стадо сбилось в кучу. Испуганно блеяли ярочки, барашки. Коровы и телята еще тряслись от пережитого страха.

Лишь колхозный бык Талан держался молодцом. Словно успокаивая коров, он ходил вокруг стада, грозно ревел, вспахивал копытами влажную землю.

Охотники поймут мое настроение. Я чувствовал себя виноватым. Тетерева в ягдташе казались жалкими, ненужными. А главный пастух Данила еще поддал мне жару.

– Не туда стреляешь, охотничек! – грубо сказал он. – Эх, не туда!

Я и сам чувствовал – не туда. Но летом взять зверей почти невозможно. Нужна команда стрелков и большая, дружная в работе стая гончих. Что же мог я сделать один с континентальной легавой?

Данила же ничего не хотел принимать в расчет. Строго смотрел на меня воспаленными глазами и пенял:

– Волки каждый божий день овец дерут, телят, жеребят рвут, а тебя это вроде не касаемо. Рябков да вальдшнепишек промышляешь! Где твоя совесть? Защитил бы колхозное добро!

Он загибал на левой руке толстые черные пальцы и подсчитывал, сколько съели солки скота до войны, за войну, после войны, Получалось много. Данила переводил потери отводков в тонны мяса, в пуды шерсти, масла, сыра, в кожи для ботинок и сапог, в рубли. Прикидывал проценты на приплод, который могли дать за все годы задранные волками коровы, кобылы, овцы, свиньи.

Цифры оглушали. А пастух разошелся, все корил и корил «горе-охотников», неспособных истреблять зверя.

У меня был единственный – относительный, правда,– довод, и я им воспользовался.

– Бить волков приеду по снегу.

– Дождешься вас! – раздраженно сказал Данила. – Видать кишка тонка!

Он повернулся ко мне спиною, начал щелкать длинным кнутом, подгоняя взбудораженное стадо к водопою.

…Наступила осень. Землю покрыло снежком. Я приехал в деревню с тремя друзьями, волчатниками. В специальном рюкзаке умещалась вся наша «приспособа» на зверя – шнур с красными флажками.

Мы остановились в доме председателя колхоза. Явился пастух Данила и довольно дружелюбно сказал: – Ежели потребны загонщики, полдеревни соберем. Народ натерпелся от серого «помещика»: охотно пойдут.

Мы поблагодарили. Помощь не нужна. Сами управимся.

– Неужто одни возьмете? – усомнился пастух. – Лес-то велик. Что вы, четверо, сделаете?

– Попробуем.

– Ну-ну. герои! – недоверчиво проговорил он

С вечера пала небольшая пороша. Сама природа вздумала помогать нам. Звери «трудились» ночью у туши дохлого мерина, вывезенной за околицу, а утром ушли, шагая след в след, отдыхать в мелкий сосняк.

Охота с флажками, весьма простая, держится на непостижимой ограниченности звериною ума. Прыгни волк однажды через роковой шнур или проползи низом, он понял бы, какая это, в сущности, безобидная вещь, навсегда кончились бы оклады. Зверь не может этого постичь и панически страшится шнура с флажками.

Самое трудное – зафлажить. Волки спят одним ухом, другим слушают. Стоит наступить на сухую веточку, негромко чихнуть – и все пропало Чуткая волчиха вскочит, уведет семью за десятки километров Кляни судьбу, охотник! Пытай счастья на другой или третий день!

Мы удачно зафлажили волков в молодом сосняке, и облава началась. Ранее наша бригада работала «псковским» способом. Шнур не замыкал круга, оставались «ворота» для выхода зверям, гле и становились стрелки в засадах. В круг шли загонщики. Они гамили, вертели деревянные трещотки, били в тазы и ведра.

Перепуганные звери на махах выбегали к линии шнура, устремлялись в «ворота», где их ждала смерть. При таком способе охота в окладе протекала молниеносно: двадцать-тридцать минут. Способ хорош, но в нем есть один недостаток: стремительно бегущего зверя трудно стрелять. Обстрелянные и легко раненные волки прорывались в ворота под носом у охотников. Иногда уходила половина обложенных.

Теперь мы применяем новый способ. «Ворот» не оставляем, круг замкнут наглухо. Кричан-загонщиков – нет. Мы сами входим в оклад, встаем на номера Бригадир похаживает внутри круга, изредка покашливает, хлопает палочкой по голенищу, и этого вполне хватает, чтобы стронуть с лежки зверей.

При «тихом» нагоне звери идут шагом на замаскированных охотников. Тут самый заядлый «пуделяло» промаха не даст.

…Мы обложили двух материков, двух переярков, шесть прибылых. Облава – по новому способу – затянулась на два часа, но все звери были биты мертво, ни один не вылез из круга.

Мне казалось, мы держали трудный экзамен и выдержали его с честью. Новый способ окончательно утвердил себя в тот день.

Пока снимали шкуры с волков и объясняли двум начинающим деревенским охотникам, как брать зверя флажками, председатель колхоза позвонил о нашем успехе в район.

За ужином мы слушали радиоинформацию районного узла. Нас громко именовали истребителями волков. Наше обычное и простое дело изображалось как трудовой подвиг на благо народа. Мы смущенно переглядывались

Павел Кочнев – самый молодой член нашего содружества волчатников – был явно растерян. Наивно-детская улыб-ка не сходила с его доброго веснушчатого лица.

Провожать нас вышел весь колхоз. Было сказано много теплых слов. Пастух Данила выпил за упокой волчьих душ стопку, чуть-чуть захмелел. Он хлопал меня по плечу ладонью и говорил:

– Приезжай опять летом стрелять вальдшнепишек. Теперь худого слова не скажу. А что в августе обругал – прощения прошу. Нрав у меня дюже крутой, душа о колхозном стаде болит. Ты пойми, городской охотник!

– Все понятно, – сказал я, пожимая на прощанье руку пастуха.

Мы сели в кошеву, двинулись к станции. Подмораживало, начинала крутить поземка. Бригадир завел разговор о выезде на облаву в другие места, где «пошаливают» волки.

Павел Кочнев сказал:

– Я лишь сегодня по-настоящему понял, что такое охота. Оказывается, большую задачу мы решаем! Когда радиодиктор передавал о нас, у меня – мороз по коже…

Мы, ветераны-волчатники, ответили дружным смехом, потому что в нашем кругу не принято говорить громких слов.

Но смех был искренний, беззлобный Мы радовались тому, что есть хорошая смена: из Павла выйдет волчатник.

Арамилев (Зырянов) Иван Андреевич

Арамилев (Зырянов) Иван Андреевич
Просмотров: 3169

Арамилев (Зырянов) Иван Андреевич. (22.10.1896 — 11.04.1954). Родился 22 октября 1896 года в крестьянской семье. Детство и отрочество будущего писателя прошли на Урале. Участвовал в трех войнах. По окончании Гражданской войны направлен в Московский университет. После окончания работал преподавателем русского языка и литературы. В 1924 году родители Арамилева выехали с Урала и облюбовали местечко «между Клином и Тверью». Это небольшая деревня Елдино, близ охотничьих угодий (Конаковский район). Она из тихого уголка для отдыха стала для Арамилева «приютом труда и вдохновенья». Великая Отечественная война прервала поездки Ивана Андреевича в деревню. Он стал военным корреспондентом на Центральном, затем на Третьем Белорусском фронтах. После войны Арамилев часто приезжал в Елдино. Чаще всего он занимался там «чисткой» своих рукописей, в тишине, наедине с природой. Умер Иван Андреевич Арамилев 11 апреля 1954 года.

Арамилев автор романов «Юность Матвея», «В дыму войны», повестей «Путешествие на Кульдур», «В лесах Урала», «На острове Лебяжьем», «В тайге», «Накануне», ряда очерков о писателях — современниках Федоре Гладкове, Алексее Новикове-Прибое, Михаиле Пришвине.

Источники: Черноусов Ф. Писатель большого звучания // Заря (Конаковский район). — 1967. — 26 окт.

Басукинский А. Живописец русской природы // Заря (Конаковский район). -1982. — 23 янв.

Арамилев (Зырянов) Иван Андреевич (1896-1954), русский писатель, проживший много лет в районе Завидова, автор романов «В дыму войны» и «Юность Матвея», повестей «Сад Европы» и «Накануне» и множества охотничьих рассказов.

Источник: Петропавловский Б.И. Конаково и Конаковский район: Исторический очерк.- Тверь, 2002 г. – 43 с.

Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь на их использование.

32931064

ID записи Действие Время
DNB | 124474977 добавить 2009-03-03T12: 03: 28 + 00: 00
LC | нет

429

добавить 2009-03-03T12: 03: 39 + 00: 00
NKC | ola2002146928 добавить 2009-05-07T09: 11: 05 + 00: 00
BNE | XX880703 добавить 2009-06-15T11: 42: 48 + 00: 00
SUDOC | 124170315 добавить 2011-12-15T07: 58: 55 + 00: 00
BIBSYS | x90788036 удалить 2012-11-27T04: 00: 16 + 00: 00
NTA | 224369644 добавить 2012-12-19T19: 11: 18 + 00: 00
NLIlat | 000515343 удалить 2013-05-13T19: 14: 22 + 00: 00
ISNI | 0000000059484602 добавить 2013-09-16T16: 15: 07 + 00: 00
NUKAT | n 2012105141 добавить 2014-10-27T16: 17: 29 + 00: 00
BNCHL | 10000000000000000147448 добавить 2016-03-21T07: 41: 51.205764 + 00: 00
BIBSYS | 90788036 добавить 2017-03-19T15: 57: 55.676167 + 00: 00
LIH | LNB: 4n1; = ЛЮ удалить 2018-12-03T05: 16: 38.598657 + 00: 00
LIH | LNB: 4_n_1; = ЛЮ добавить 2018-12-03T10: 12:02.022198 + 00: 00
WKP | Q22681228 добавить 2019-03-06T14: 01: 30.705888 + 00: 00
PLWABN | 9810591118605606 добавить 2019-06-09T13: 55: 08.841979 + 00: 00
NLP | a17325468 удалить 2019-07-14T13: 04: 38.

5 + 00: 00
J9U | 987007281767805171 добавить 2020-02-02T18: 08: 00.423955 + 00: 00
SKMASNL | vtls011587634 добавить 2020-02-16T08: 54: 48.365828 + 00: 00
NLI | 000515343 удалить 2020-04-12T11: 07: 08.421157 + 00: 00

Begagnade böcker, kurslitteratur. Антиквариат | Bokbörsen

Hammarbypolisen i Stockholm står handfallna inför den brutala avrättningen av en filippinsk kvinna och hennes två små barn i deras lägenhet.Человек hittar inga spår efter gärningsmannen och frågorna blir bara fler. Varför рычаг barnens svenske far isolerat, nästan utan kontakt med omvärlden? Ох хур кунде квиннан, па де сма суммор хон тьянаде па свартстаднинг, ха рад мед ан лагенхет вард флера милжонер?
Berättelsen har sin upprinnelse i någonting som hände for länge sedan, när ett ungt par en solig majdag stannar till med bilen vid en kiosk for att köpa lördagsgodis till de två små pojkar som lecker i baks.
Kriminalkommissarie Conny Sjöberg sliter hårt med utredningen med ett decimerat arbetslag.Йенс Санден является лидером в свитерна после хьяртинфаркт, Петра Вестман известен как фортфаркт после того, как идентифицируется на человеке, сомневающемся в хенне и коллективе Эйнара Эрикссона, а также для поиска работы.
Sjöberg själv är splittrad och bestämmer sig till slut för att gå till botten med sin gåtfulla bakgrund som hans mamma vägrat tala om. En dag knackar han på dörren hemma hos sin farmor som han under hela sitt liv trott var död.

Vyssan lull är den tredje boken i Hammarbyserien och handlar om skuld, och hur den påverkar människor även efter att de är borta.De två tidigare böckerna i den populära serien är Pepparkakshuset och Mamma, pappa, barn.

«Vyssan lull är helt enkelt alldeles fantastiskt bra.» Gefle Dagblad

«Carin Gerhardsen går från klarhet до klarhet. ’till fjolårets’ Mamma, Pappa, Barn ‘inte var något tillfällighet: Gerhardsen är redo att ta över när de etablerade deckardrottningarna, som Camilla Läckberg, Liza Marklund och Anna Jansson börjat tappa fart.»
Kristianstadsbladet

» Ja, Carin är бюстгальтер. Just nu är hon den främsta kvinnliga deckarförfattaren för mig. «
Bokhora.se

Hellmut Schöner

Хельмут Шёнер (родился 18 июня 1918 года в Мюнхене; [1] † 2003 в Берхтесгадене [2] ) был немецким журналистом, переводчиком и автором научно-популярной литературы, а также, среди прочего, редактором современной исторической литературы. документация. [3]

Живи и действуй

Хельмут Шёнер был сыном Антона Шёнера (1866–1930), студента Ленбаха и художника-портретиста, которого ценили знаменитости своего времени. [4] После завершения журналистской подготовки в Berchtesgadener Anzeiger Хельмут Шёнер работал в мюнхенском издателе газеты Bayerische and Münchner Zeitung. С 1942 года он работал переводчиком на русский язык в Крыму, а после Второй мировой войны он перевел несколько русских книг на немецкий, в том числе Ивана Андреевича Арамилева Охота в тайге , который был переведен на английский, испанский и скандинавские языки. По своей немецкой модели.С 1957 года он работал в мюнхенской компании по экспорту-импорту книг, которая занималась всем славянским регионом и поставляла научные учреждения в США. Кроме того, он совершил многочисленные поездки в Сибирь, Казахстан, Мурманск, Среднеазиатские и Закавказские республики Советского Союза. [1]

С 1960 года он был редактором Руководства по альпийским клубам Берхтесгаденских Альп, с 1966 года основал Berchtesgadener Schriftenreihe [3] , опубликованный Земельной ассоциацией Берхтесгаденеров по местным исследованиям и с 1973 к 1992 году председателю Краеведческой ассоциации Берхтесгадена . [5] Соответственно, многие из его публикаций были посвящены горам и истории Берхтесгадена и Земли Берхтесгаден.

Библиография (выборка)

Научная литература

  • Две тысячи метров скалы — A Watzmann-Ostwand-Buch , Das Bergland-Buch, Зальцбург 1943.
9-е пересмотренное издание 2014 г., Plenk Verlag, Berchtesgaden 2014, ISBN 978-3-944501-12-3.
  • Watzmann East Face Guide , совместно с Hellmuth Schuster, Bergverl.Ротер, Мюнхен 1950.
  • Юлийские Альпы — самые важные и самые красивые горные походы любого уровня сложности , Бергверлаг, Мюнхен 1956;
6-е издание, 1989 г. ISBN 978-3-7633-2406-4.
  • Вокруг Вацманна — набеги через Берхтесгаденские Альпы , Верл. Das Bergland-Buch, Зальцбург а. Штутгарт 1959 г .;
3., переработанный. u. Недавно иллюстрированное издание 1973 года. ISBN 978-3-7633-7133-4.
  • Черноморское побережье Советского Союза , часть 1: Одесса и Крым , Загнер, Мюнхен 1962.
  • Небольшой путеводитель по Берхтесгаденским Альпам — места в долинах, походы, переходы и т. Д. Горные тропы , горные тропы Ротер, Мюнхен 1968
4-е изд., 1981. ISBN 978-3-7633-3106-2.
  • Berchtesgadener Tourismus-Chronik 1871–1922 , издательство Berchtesgadener Anzeiger, Берхтесгаден, 1971.
  • Küsswetter испытание 1952 , специальный dr . на Земля Берхтесгаден через века — дополнительный том I , Berchtesgadener Schriftenreihe No. 18, 1983.

Редакции

  • История Княжества Берхтесгаден и его соляных заводов — в трех книгах / рыцаря Йос. Эрнста фон Кох-Штернфельда , новое изд. от Ассоциации краеведов d. Berchtesgadener Landes, Druckhaus-Nonntal-Bücherdienst, Зальцбург, 1983.

Редакция

  • Берхтесгаденские Альпы — (Зальцбургско-Баварские известняковые Альпы) , Иллюстрированный справочник d. Альпийские базы, Кизель Верлаг, Зальцбург, 1949;
2-е издание в Berchtesgadener Anzeiger, Berchtesgaden 1957;
17-е издание в Bergverl. Ротер, Мюнхен 1994, ISBN 978-3-944501-12-3.
18-е издание вместе с Бернхардом Кюнхаузером 1997, ISBN 978-3-7633-1127-9.
  • Канатная дорога Берхтесгаден — лыжные трассы, высотные походы, прогулки , Фондертанн, Берхтесгаден 1950.
  • Югославия , Brockhaus Verlag, Лейпциг 1958.
  • A. Helm: Земля Берхтесгаден через века. Переиздание 1929 года. Краеведческое общество d. Berchtesgadener Landes. Verlag Berchtesgadener Anzeiger и Карл М. Липп Верлаг, Мюнхен, 1973 г.
  • Земля Берхтесгаден сквозь века. Дополнительный том I, Ассоциация местных исследований d. Berchtesgadener Landes, Verlag Berchtesgadener Anzeiger и Карл М.Липп Верлаг, Мюнхен 1982, ISBN 3-87490-528-4.
  • Прекращенная альпийская крепость Берхтесгаден 1945 г. — документы u. Reports , Ассоциация местных исследований земли Берхтесгаден, издательство Berchtesgadener Anzeiger, Берхтесгаден, 1971;
Предотвращенная альпийская крепость — конец Второй мировой войны в районе Берхтесгадена , вместе с Ilse Lackerbauer u. Фриц Хофманн, Plenk Verlag, Berchtesgaden 1996, ISBN 978-3-927957-00-8.
  • Гитлеровский путч в зеркале прессы — сообщают баварские, северогерманские и зарубежные газеты о д. События ноября 1923 года в оригинальных репродукциях (), Липп, Мюнхен, 1974, ISBN 978-3-87364-030-6.
  • Старый Оберзальцберг до 1937 года — Документация об исходном поселении, разрушенном в результате принудительной покупки и сноса , совместно с Росл Ирлингер, Ассоциация краеведов земли Берхтесгаден, издательство Berchtesgadener Anzeiger, Берхтесгаден 1989, ISBN 978-3-9802241 -0-9.

Переводы

  • Витали Михайлович Абалаков: Основы альпинизма — Руководство d. Bergsteigens , Библиографический институт, Лейпциг, 1952 г.
  • Давид М. Сатуловски: На ледниках и пиках Центральной Азии , Библиографический институт, Лейпциг, 1953.
  • Иван Андреевич Арамилев: Ягд в тайге , Верл. Das Bergland-Buch Salzburg u. Штутгарт 1959 г.
  • Петар Лучич-Роки (ред.): Die Bergwelt Yugoslaviens , BLV Verlagsges., Мюнхен, 1969.
  • Русские охотничьи истории , отобранные Хельмутом Шёнером. С 24 рисунками. пользователя Hans Arlart. Verlag Das Bergland-Buch, Зальцбург, Штутгарт, Цюрих 1970.

литература

  • Хельмут Шёнер (Ред.): Берхтесгаден с течением времени. Дополнительный том I, Ассоциация местных исследований d. Berchtesgadener Landes, Verlag Berchtesgadener Anzeiger и Карл М.Липп Верлаг, Мюнхен 1982, ISBN 3-87490-528-4, стр. 574, 575

Веб-ссылки

Индивидуальные свидетельства

  1. a b Берхтесгаден на протяжении веков. Дополнительный том I, стр. 574
  2. Schöner, Hellmut , запись в DNB
  3. a b Берхтесгаден сквозь века. Supplementary Volume I, pp. 574, 575
  4. ↑ A. Helm: Berchtesgaden через века. Heimatkundeverein Berchtesgaden eV , онлайн по адресу heimatkundeverein-berchtesgaden.de

Knihovna městyse Lysic

Libovolné poleNázevHlavní názevTémaPředmětová heslaKlíčová slovaŽánrMDTSignatura dílaAutořiAutoři ostatníRok odběru periodikaČíslo částiPořadí vydáníJazykJazyk origináluKód zeměMísto vydáníNakladatelRok vydáníRok vydání (спосо-делать) EdiceZdrojové díloDatum vydání časopisu (Zdroje) ročník časopisu (Zdroje) číslo časopisu (Zdroje) ISBNISSNISMNNosičPoznámkyPoznámka о obsahuResumé, anotacePeriodicita periodikaKonspektDatum vytvoření svazkuLokacePodlokacePřírůstkové čísloSignaturaSkladová signaturaTematická skupinaČárový kódTyp dokumentuAutor, názevID díla

začíná narovnoobsahujeneobsahujekroměvyplněnonevyplněnonezačínámezi

анебо

Libovolné poleNázevHlavní názevTémaPředmětová heslaKlíčová slovaŽánrMDTSignatura dílaAutořiAutoři ostatníRok odběru periodikaČíslo částiPořadí vydáníJazykJazyk origináluKód zeměMísto vydáníNakladatelRok vydáníRok vydání (спосо-делать) EdiceZdrojové díloDatum vydání časopisu (Zdroje) ročník časopisu (Zdroje) číslo časopisu (Zdroje) ISBNISSNISMNNosičPoznámkyPoznámka о obsahuResumé, anotacePeriodicita periodikaKonspektDatum vytvoření svazkuLokacePodlokacePřírůstkové čísloSignaturaSkladová signaturaTematická skupinaČárový kódTyp dokumentuAutor, názevID díla

začíná narovnoobsahujeneobsahujekroměvyplněnonevyplněnonezačínámezi

анебо

Libovolné poleNázevHlavní názevTémaPředmětová heslaKlíčová slovaŽánrMDTSignatura dílaAutořiAutoři ostatníRok odběru periodikaČíslo částiPořadí vydáníJazykJazyk origináluKód zeměMísto vydáníNakladatelRok vydáníRok vydání (спосо-делать) EdiceZdrojové díloDatum vydání časopisu (Zdroje) ročník časopisu (Zdroje) číslo časopisu (Zdroje) ISBNISSNISMNNosičPoznámkyPoznámka о obsahuResumé, anotacePeriodicita periodikaKonspektDatum vytvoření svazkuLokacePodlokacePřírůstkové čísloSignaturaSkladová signaturaTematická skupinaČárový kódTyp dokumentuAutor, názevID díla

začíná narovnoobsahujeneobsahujekroměvyplněnonevyplněnonezačínámezi

Ищут Ленина, американца в Москве

МОСКВА —

Американец не может не ошеломить Владимира I.Здесь вездесущность Ленина. Его имя или изображение носят города, фабрики, метро, ​​статуи и даже пресс-папье. И вот уже более 60 лет советские лидеры, придерживаясь весьма расходящейся политики, укутываются в его мантию.

В Америке эквивалентом были бы Вашингтон, Джефферсон, Линкольн и, да, Иисус Христос в одном пакете. Для меня бесконечное повторение притупляет любое чувство, любую способность понять, кем был Ленин и что он значит для советских людей.

Но есть и другие способы поиска посетителя.Мне было 13 лет, когда я стоял в обдуваемой ветром очереди длиной в милю, ожидая, чтобы выразить свое почтение у могилы Ленина. Люди в меховых шапках молча двигались по истертым булыжникам Красной площади. Внутри мы направились вниз, прижавшись друг к другу, единственный звук — приглушенное шарканье ног. В этом темном коридоре находилась мощная смесь благоговения, религии и страдания, а также чего-то еще — непреодолимой силы медленно движущейся вперед человеческой массы.

В училище читал Ленина. Я был неподготовлен к этому редкому, холодному аналитическому, но неистово страстному уму, который брал абстрактные, сложные концепции и безвозвратно превращал их в копья.

В 1986 году я поехал с советским товарищем в Ленинский Горький, летнюю приют Ленина, место его долгого выздоровления и смерти. Тропинка вела к бело-зеленым летним березкам и густому влажному воздуху. Сразу стало понятно, зачем сюда приехал этот революционер — ради мира, мягкого ощущения русских лугов, тянущихся вперед и назад во времени без конца. Молодой мясистый гид приветствовал нас благоговейным тоном.

В служебных помещениях бывшей резиденции царского генерала он показал нам крохотную комнатку.Односпальная кровать с жесткой спинкой, справа комод светлого цвета. В дальнем углу стул и письменный стол. Можно было видеть, как Ленин работает там, этот разум сжигает неизведанный путь, ищет, отбрасывает, находит, движется дальше. Следующая комната, более просторная, принадлежала его жене. Чувствовалось, что она тоже работает, ждет. На фотографиях видно, что в 1921 году она была серьезной и заботливой, а в 22-м — мрачной и знающей.

Мягкий голос проводника напевал освященное упрощенное Евангелие, что совершенно неуместно в огненном присутствии Ленина.Маленький черный столик: «Здесь обедали с руководителями правительства и партии — Дзержинским, Сталиным, Молотовым». А более поздние диссиденты — например, Николай Иванович Бухарин? Те люди, которых позже убил Иосиф Сталин, разве они не были здесь, пытаясь сформировать завтрашний день? Гид не сказал.

Потом к большому дому, где жил Ленин, инвалид. В комнате с сувенирами лежало прекрасное бельгийское ружье, хорошо известное охотничье ружье. Сам охотник, я ценил выбор оружия Лениным. «О да, — сказал я, — я помню, как где-то читал, что Ленин был охотником.”

«Ленин любил природу, — сказал экскурсовод, — но мы не знаем, действительно ли он убил кого-нибудь». Я недоверчиво уставился на него. Этот человек знал о Ленине все — как быстро он читал, сколько статей писал, что ел и когда ложился спать. Почему это абсурдное упущение? Неужели охота стала такой же неудобной в вежливых советских кругах, как в Нью-Йорке?

На широкой лестнице дополнительный поручень вернул Ленина к жизни, цепляясь за нее, изо всех сил пытаясь подняться. В соседней комнате фотографии, стена высокая: змея масса крестьян, черных на фоне занесенного снега, несла гроб Ленина в поезд в 1924 году.Ревущая, давящая тишина, как в рядах мавзолея спустя десятилетия, безошибочно говорила, что жизнь этого человека была в центре их существа.

На вокзале напряженная масса с размытыми лицами окружила гроб, тревожно ожидая. «Это Молотов», — сказал гид, указывая на усатое лицо. «А вот и Сталин». Да, я видел его профиль рядом с гробом, резкий и четкий среди нечетких лиц. В другом зале говорилось: «Ленин жив!» Безжизненная статистика и фото одетых лиц.«На XXVII съезде Коммунистической партии Советского Союза бескомпромиссные традиции великого Ленина были воплощены в жизнь». Была ли такая же подпись 24, 25 и 26 числа, которую теперь так резко критикуют? Выйдя, я спросил, где фотографии диссидента Бухарина и других. «О, их здесь нет», — сказал экскурсовод неизменным мягким покровительственным голосом. «Они хранятся в Москве. Пока.»

Незадолго до этого визита я нашел книгу в своей библиотеке. Купил в Москве в 1960 году: документальные охотничьи рассказы Ивана Арамилева «По следам».В последней главе рассказывается об охоте на тетерева, устроенной опытным проводником — и Лениным. Путеводитель рассказывает, как Ленин, слишком затянувшийся между охотой, поспешно выстрелил в поднимающихся птиц — и промахнулся. Серьезный охотник, разочарованный собственной неспособностью, он неохотно последовал совету старика и начал бить. И когда Ленин вошел за жестко указывающей собакой, его дыхание прерывалось возбужденными вздохами, а ноги дрожали.

Я теперь немного лучше знаю Ленина. Достаточно хорошо, чтобы быть уверенным, что он скажет, что Бухарин, Лев Троцкий и все остальные должны занять свои законные, сложные и противоречивые места в истории Ленинского Горького и советской истории.Он без личной гордости поймет человеческие истины, содержащиеся в огромных рядах мавзолея. Как вождь и серьезный охотник, он получил небольшое удовлетворение после десятилетий навязанного благочестия, узнав, что его ноги дрожали, когда он входил в стаю куропаток.

Василий Гроссман и бедственное положение советских еврейских ученых ‹Литературный центр

Виктора Штрума, главного героя романа Василия Гроссмана« Жизнь и судьба », не нужно было придумывать.Существовал еврейский физик-ядерщик по имени Штрум; более того, он был современником и другом Гроссмана.

Судьба Льва Яковлевича Штрума (1890–1936) была куда трагичнее, чем судьба его литературного тезки. Штрум был заведующим кафедрой теоретической физики Киевского (ныне Киевского) университета. В начале 1920-х он сформулировал теорию частиц, движущихся быстрее света. В 1934 году он предсказал существование 17 изотопов. Однако два года спустя, во время сталинской большой чистки, блестящий ученый был арестован, назван «троцкистом» и «врагом народа» и казнен.Сталинское государство уничтожило его как физически, так и духовно: его новаторские работы по ядерной физике были изъяты из советских библиотек и уничтожены, а его вклад в СССР забыт.

Тем не менее, некоторые публикации Штрума сохранились на Западе, и в 2012 году группа украинских и российских историков науки реконструировала его научную биографию. Примерно в то же время физик Борис Болотовский предположил, что Лев Штрум, возможно, послужил источником вдохновения для персонажа Гроссмана.

Гроссман первым воскресил имя Штрума в своем романе « За справедливое дело », первоначально называвшемся Сталинград . Он был опубликован в 1952 году, когда Сталин был еще жив, и позже станет первой частью Жизнь и судьба . (Этим летом, Сталинград появится в переводе Роберта и Элизабет Чендлер.) Редакторы Гроссмана так и не обнаружили связи с казненным физиком; они возражали против Штрума только из-за его еврейства.Роман вышел в свет во время сталинской кампании против иностранцев и евреев, когда одно только имя Штрума могло напугать редакцию до смерти. Несмотря на давление с целью устранить своего главного героя, Гроссман был непреклонен: Штрум останется в романе.

Лев Штрум. Фото предоставлено Еленой Штрум.

Как видно из одного из сохранившихся писем Гроссмана, он и Лев Штрум знали друг друга много лет. 12 февраля 1929 года молодой Гроссман, тогда еще студент химического факультета Московского университета, написал отцу, что видел Штрума в Киеве и занял у него деньги.В 23 года Гроссман был в затруднительном положении и поехал в Киев, чтобы встретиться со своей возлюбленной (и будущей женой) Анной Мацюк. Его случайное упоминание о Штруме предполагает, что физик был другом семьи.

Гроссман получил образование инженера-химика, и его одержимость наукой очевидна из его ранней прозы. И Сергей Кравченко в романе , Степан Кольчугин , и его главный герой-подросток Коля в рассказе «Четыре дня» — вундеркинды, поглощающие тома по теоретической физике, химии, акустике, математике и естественным наукам.Коля, еврейский мальчик, мучается над своей будущей карьерой, но никогда не сомневается, что ему уготовано величие: «Должен ли он стать Ньютоном или Марксом?» В Степан Кольчугин , начинающий ученый-наполовину еврей Сергей Кравченко мечтает продолжить свое образование в Германии или Англии. Сам молодой Гроссман мечтал создать синтетический белок и стать выдающимся ученым, хотя это потребовало бы обхода ограничений на образование и профессию для евреев в Российской империи.

Гроссман родился в 1905 году в Бердичеве, который входил в черту постоянного еврейского поселения — регионы, где евреи империи были вынуждены проживать. С 1914 года он учился в Киеве — сначала в Realschule , а затем, после революции и гражданской войны, в Институте народного просвещения. Здесь Гроссман слушал лекции Александра Гольдмана по основам физики и химии. Гольдман сыграл ключевую роль в развитии теоретической физики в Украине.Он был основателем и первым директором Института физики в Киеве, где Лев Штрум сначала работал ведущим исследователем. Десятилетия спустя Гроссман связал свои имена в следующем отрывке из Life and Fate , в котором Виктор Штрум мучительно заполняет советскую анкету, разработанную НКВД, Народным комиссариатом внутренних дел и предназначенную для ловушки:

Фамилия, имя, отчество. . . Кто он, кто этот человек, заполняющий анкету глубокой ночью? Штрум, Виктор Павлович? .. . Знал ли он себя? Возможно, он был кем-то совсем другим — Голдманом. . .?

Рост Льва Штрума как ученого вдохновил Гроссмана. Родился в 1890 году в еврейской семье на Украине, Штрум с отличием окончил гимназию. В 1908 году, преодолев трехпроцентную квоту для студентов-евреев, Штрум поступил на математический факультет Петербургского университета. Незадолго до Первой мировой войны он переехал в Киев, где в то время жила семья Гроссмана. В начале 1920-х годов, после большевистской революции и последовавшей за ней гражданской войны, Штрум возобновил свою карьеру в Киеве, кульминацией которой стало его назначение на должность заведующего кафедрой теоретической физики Киевского университета в 1932 году.

Штруму предъявили обычные обвинения: контрреволюционная деятельность, терроризм, заговор с целью убийства члена Политбюро Сергея Кирова и шпионаж в пользу гестапо.

Штрум, любитель философии, также читал лекции по диалектическому материализму, и это привело его в контакт с философом Семеном Семковским, двоюродным братом Льва Троцкого. 3 марта 1936 года Семковский был арестован как родственник Троцкого и в следующем году казнен. Штрум был арестован по ассоциации через три недели после Семковского.Из досье НКВД Штрума следует, что тайная полиция держала его под наблюдением более десяти лет.

Штруму предъявили обычные обвинения: контрреволюционная деятельность, терроризм, заговор с целью убийства члена Политбюро Сергея Кирова и шпионаж в пользу гестапо. В течение семи месяцев допросов Штрума пытали, заставляли подписать самообвинения и принуждали к даче показаний против своего друга Александра Гольдмана. Документы из недавно открытого архива КГБ в Украине показывают, что 22 октября 1936 года 46-летний Лев Штрум был казнен вместе с группой из 37 украинских интеллектуалов, 24 из которых были учеными и профессорами.

*

Для Гроссмана судьба Льва Штрума стала примером судьбы целого поколения советских физиков, чьи карьеры и жизни были разрушены при Сталине. В 1943 году Гроссман разработал план своей военной эпопеи, в которой Штрум станет главным героем. На его слоновью двухтомную работу ушло почти 20 лет. Первый роман, За справедливое дело , охватывал два первых года нацистского вторжения в СССР; история закончилась в сентябре 1942 года первыми боями за Сталинград.

Написано в «черные годы советского еврейства» (1946–53). За правое дело было опубликовано в разгар антисемитской кампании Сталина. Сталинская кампания против «безродных космополитов», начатая вскоре после поражения фашизма, сопровождалась массовыми арестами и казнями еврейской элиты. Для Гроссмана эта кампания стала ярким напоминанием того, что он стал свидетелем во время войны с нацистами. В Life and Fate , комментируя советскую политику государственного национализма и антисемитизма, Гроссман заметил, что Сталин поднял «сам меч уничтожения» над головами евреев, «вырванных им из рук Гитлера.”

Гроссману потребовалось три года, чтобы одолеть своих редакторов и опубликовать «За справедливое дело» . В романе рассказывается о матери Виктора Штрума, которая, как и мать Гроссмана, попадает в гетто оккупированного нацистами украинского города. В Life and Fate Гроссман включил прощальное письмо Анны Штрум сыну, написанное накануне ликвидации гетто. Из более раннего романа читатель узнает только, как это письмо пронесли через передовые и как сильно оно повлияло на Штрума.Обложив рассказ Штрума автобиографическими эпизодами, Гроссман сделал этого персонажа своим альтер-эго и рассказал читателю о своей глубочайшей боли.

2 августа 1949 года, в разгар сталинского «тайного погрома», Гроссман подал «За справедливое дело» в литературный журнал «Новый мир». В тот же день, понимая, что столкнется с бюрократическими препятствиями, он завел дневник, чтобы записывать переход своего романа к публикации. Влиятельные редакторы Гроссмана — сначала Константин Симонов, а затем Александр Твардовский — знали, что Сталин ожидал советской войны и мира .Они очень хотели опубликовать эпический военный роман о потенциальном лауреате Сталинской премии. У эпоса Гроссмана было много преднамеренных параллелей с эпосом Толстого. Его повествование переключалось между глобальными событиями и семейными происшествиями, и, как и Толстой, Гроссман изображал исторических персонажей рядом с вымышленными персонажами.

Виктор Штрум и еврейская тема быстро стали яблоком раздора с его редакторами. Гениальный еврейский ученый был не по зубам редактору Твардовскому, который сказал Гроссману: «Ну, сделайте своего Штрума начальником военного магазина.Гроссман возразил: «А какую должность вы бы назначили Эйнштейну?» Дневник Гроссмана показывает, что его редакторы постоянно настаивали на том, чтобы он отказался от своего главного героя. Писатель пошел на компромиссы и по настоянию редакции включил обязательный контент о Сталине и партии — цену за публикацию романа и спасение Штрума.

Как он написал в своем дневнике в январе 1951 года, «Я ответил, что согласен со всем, кроме [удаления] Штрума». В марте он отметил, что Твардовский потребовал «удалить все главы« Штрума », каждую строчку — иначе роман не будет опубликован.Гроссман отверг этот ультиматум. В конце концов компромисс был достигнут, когда по настоянию Твардовского Гроссман ввел в роман еще одного персонажа — русского физика Дмитрия Чепыжина, учителя и друга Штрума. Это помогло бы преуменьшить значение еврейской темы.

Роман Гроссмана публиковался мучительными темпами. Публикация останавливалась несколько раз: Гроссман получил четыре комплекта доказательств. В 1950 году Михаил Бубеннов, член редакционной коллегии и участник кампании прессы против «беспризорных космополитов», накатал в ЦК письмо с осуждением романа Гроссмана.Доказательства были отправлены Михаилу Суслову, руководителю отдела агитации и пропаганды, который курировал закрытие Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Гроссман подготовил 12 различных версий романа, чтобы удовлетворить политические требования редакции, но сохранил Штрум и большую часть еврейской темы.

Во время сталинской кампании «еврейских националистов» вырвали из всех профессий. С 1948 по 1952 год более 100 человек, предположительно причастных к делу ЕАК, были арестованы и преданы суду.Аресты проводились даже внутри Министерства государственной безопасности (МГБ). Еврейский персонал министерства, в том числе старший следователь по делу ЕАК Шварцман, подвергся чистке. К 1952 г. был составлен еще один список из 200 имен; Гроссман был в этом новом списке.

Публикация романа Гроссмана совпала с тайным судом ЕАК. Судебный процесс был начат 8 мая 1952 года, в день, который отмечается во всем мире как победа над нацизмом; он закончился 12 августа казнью 13 подсудимых евреев.Тем же летом, в июле, «За справедливое дело» стали появляться серийно; он был опубликован в четырех последовательных выпусках журнала Новый Мир .

В октябре 1952 года, когда вышла последняя часть романа, редакция Гроссмана номинировала его на Сталинскую премию. Это поможет защитить роман от идеологических атак. В течение нескольких месяцев For a Just Cause пользовался положительными отзывами: критики называли его «советским War and Peace » и «энциклопедией советской жизни».”

Но 13 января 1953 г. «Правда» осудила еврейских врачей, обвинив их в заговоре с целью убийства советских лидеров. Сообщение «Правды» № знаменовало начало полномасштабной антисемитской кампании по всему СССР. В национальных газетах публиковались статьи о «врачах-убийцах». Редакторы и издатели Гроссмана сразу же дистанцировались от еврейского автора. Позднее Гроссман зачитал стенографический отчет одного из публичных собраний, на котором писатели и редакторы осудили роман, в основном из-за его еврейской тематики.

Таким образом, редактор и писатель Александр Чаковский, хотя и был этническим евреем, сказал, что изображение Гитлера «в связи с еврейским вопросом» было «историческим». . . и политически некорректно ». Автор Иван Арамилев сравнил Гроссмана с Лионом Фейхтвангером, известным «еврейским буржуазным националистом». Твардовский провел аналогичное собрание по адресу Новый мир , единственное собрание, на котором присутствовал Гроссман, понимая, что кампания против него может закончиться его арестом.

Во время сталинской кампании «еврейских националистов» выискивали из всех профессий.С 1948 по 1952 год более 100 человек, предположительно связанных с делом Еврейского антифашистского комитета, были арестованы и преданы суду.

В конце января 1953 года, действуя по инициативе Сталина, редакторы Правды составили от имени еврейской элиты открытое письмо, осуждающее еврейских врачей. Был составлен список из 57 видных советских евреев; их подписи были запрошены. Гроссман подписал омерзительное письмо с требованием сурового наказания «врачей-убийц». Илья Эренбург, сопротивлявшийся и апеллировавший к Сталину, сумел подписать только более мягкую версию того же письма.Хотя открытое письмо так и не было опубликовано, Гроссман не простил себе своего предательства. Он вновь пережил этот роман в Life and Fate , в сцене, где Штрум подписывает аналогичное письмо.

В середине февраля газеты начали скоординированную атаку на роман Гроссмана. Его обвинили в том, что он написал «исторически неточное» изображение нацизма (подразумевая, что уничтожение еврейской нации не было главной целью фашистов), в том, что он не поверил партии как организатору военной победы, а также в изображении слишком большого количества евреев. символы.Смерть Сталина 5 марта спасла Гроссмана от ареста. Нападения на Гроссмана и его роман продолжались весь март. Но 4 апреля Кремль публично дезавуировал «заговор врачей». Положение Гроссмана тоже начало меняться. Вскоре было выпущено несколько изданий его романа «За справедливое дело », и в каждом последующем издании он восстанавливал все больше исходного текста.

*

В 2018 году 95-летняя Елена Львовна Штрум, дочь физика и сама в прошлом физик, встретилась в Кельне с Татьяной Деттмер и Робертом Чандлером.Елена Штрум вспомнила свою встречу с Гроссманом в начале 1960-х годов. Прочитав «За справедливое дело» , она поехала в Москву, надеясь спросить писателя о своем отце. Она сказала, что познакомилась с Гроссманом в издательстве, но им так и не удалось поговорить. Когда Елена Штрум представилась, Гроссман выглядел напуганным, и она не стала задавать ему вопросы.

Реакция Гроссмана понятна. В феврале 1961 года Жизнь и судьба был конфискован КГБ, и за ним было установлено наблюдение.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.