Истории на охоте: Охотничьи рассказы / Сибирский охотник

Содержание

Медвежьи истории — Охотники.ру

Фото Валерия Люшкова

ШАТУН

Впервые в Заполярье я попал ребенком – поехал к старшей сестре на Кольский полуостров в летние каникулы после третьего класса. Догадываюсь, как там живется людям теперь, а в те годы это был сказочный край. Я готов был локти кусать от досады, что я еще слишком мал и не могу там навсегда остаться.

Всю неделю я лазил по окрестным сопкам, пугая куропаток, ловил на красную тряпочку треску в заливе или небольшую беломорскую селедку на голый крючок, лишь бы он был блестящий, а в выходные мы ехали с мужем сестры в тайгу на рыбалку. Все ловили там каких-то неизвестных мне кумжу, сига и хариуса, но мы постоянно привозили только плотву, окуня и щуку.

Самостоятельно ловить рыбу я начал в четыре года, и зятя своего я перелавливал. На третьи выходные, наслушавшись о наших рыболовных приключениях, с нами поехали два мужика с работы зятя. Одного мужика звали Николай. Он был родом из Одессы и жил на Севере уже лет двадцать. А второго звали Константин. Он родился в Кандалакше и всю жизнь только и делал, что ловил рыбу. Там и выяснилось, что муж сестры рыболов был еще тот, а я просто не знал, как надо ловить сига и кумжу, но отлично знал, как плотву и щуку. Поэтому только они нам и попадались.

На одной из совместных рыбалок, когда мы сидели возле костра, дядя Костя рассказал историю о шатуне, свидетелем которой он стал в середине шестидесятых, когда работал на небольшом горно-обогатительном комбинате. Это был небольшой рудник, поселок рядом. Жителей было человек восемьсот. Поселковое кладбище располагалось километров за шесть от жилых домов: только там грунт позволял рыть могилы, везде же был только базальт.

Выдался какой-то неудачный год для медведей, и в начале зимы поселковые мужики застрелили парочку шатунов, которые забрели в поселок. А в конце зимы, в марте, умерла одна бабушка. Директор комбината выделил бульдозер, чтобы пробить дорогу через сугробы на кладбище.

К бульдозеру подцепили сани с теплушкой, в которую села бригада землекопов для рытья могилы. В этой бригаде был и дядя Костя. На кладбище они застали страшную картину разорения: могилы раскопаны, гробы поломаны, останки покойных раскиданы. Всюду были медвежьи следы.

Дело в том, что в условиях вечной мерзлоты похороны по традиционным нашим обрядам представляют собой довольно трудновыполнимую задачу: мерзлота, подпирая снизу, норовит выкинуть из земли все инородное, что в нее закопают. Могилы не являются исключением: за несколько лет мерзлота выталкивает на поверхность гроб и его приходится перезахоранивать. Медведь случайно забрел туда в начале зимы, воспользовался этим обстоятельством и разорил все кладбище.

Поселок был небольшой, народ в основном пришлый, за могилками ухаживать было некому, и большинство захоронений лежали почти на поверхности, выжатые мерзлотой наружу. Шатун это дело учуял, и всю зиму прожил на человеческих останках, которые довольно сносно сохраняются в вечной мерзлоте.

Возможно, что медведь дожил бы до начала вегетации растений, если бы не умерла бабушка и на кладбище не появились люди. В кабине бульдозериста нашлось ружье, из которого и убили мародера.

«Я, признаться, – закончил свой рассказ дядя Костя, – был лучшего мнения о медведях. Не в том смысле, что они не брезгуют мертвечиной – этого у них не отнять, – а в том, что медведи, по крайней мере «наш» шатун, не такие уж морозостойкие, как может показаться. На голом снегу, как волк и лисица, он не спал, а наделал по всему кладбищу гнезд, наломав соснового лапника. А самые нежные у него оказались ступни: все четыре были обморожены, сильно отекли, растрескались и кровоточили. Он ни броситься на нас не мог, ни убежать».


ДВЕ ОХОТЫ


Несколько лет назад пришлось мне поехать в Тайшет. Дело происходило в конце октября, охотничий сезон повсеместно был открыт, и я прихватил с собой ружье. В Тайшете уже лежал снег, а мне предстояло провести в тайге пару недель. На месте я познакомился с отцом и сыном Столяровыми. Узнав, что я охотник, они пригласили меня на медведя. Это была не коммерческая охота на берлоге, когда пришлому «варягу» продают место спячки медведя, а обычная добыча зверя, на которую меня пригласили из дружеских побуждений. Этот медведь, как они думали и как впоследствии их предположения подтвердились, пакостил им все лето. Младший Столяров по первой пороше сумел соследить зверя, когда тот шел ложиться в берлогу.

По сибирской традиции перед охотой мы попарились в бане и затемно вышли. Медведь лег недавно, еще не облежался, поэтому роли мы распределили заранее и у берлоги вели себя очень тихо. Однако медведь нас услышал, наполовину выскочил, но почему-то оробел, рявкнул и скрылся обратно.

Младший Столяров только собрался заткнуть открывшееся чело берлоги жердиной, как мишка на секунду опять показался, и старший Столяров успел послать ему смертельную пулю в голову. Все действие, если не считать приготовлений и времени, потраченного на дорогу к берлоге, заняло меньше минуты. Все произошло до обидного быстро и неинтересно: застрелили медведя, словно какого-то Тузика в конуре.

По здравом размышлении, я, конечно, понял, что нормальная охота на берлоге именно такой и должна быть: наипервейшая задача – не дать этому опасному зверю вырваться на волю, где он может натворить бед, искалечив или убив охотников. Его как раз и нужно, как Тузика в конуре, добыть. Но как я ни пытался в уме оправдать прагматизм этой охоты, уважения к Ширинскому-Шихматову поубавилось. Возможно, от моего недомыслия.

Три года назад охотился я в Кировской области со своей легавой. Стоял август, повсюду было полно тетеревиных выводков, и каждый день приносил массу впечатлений. Жил я у егеря, а по соседству, в купленном вскладчину доме, жила компания охотников из Кирова. Не совсем «жила», а приезжали они в пятницу после работы и уезжали в воскресенье ночью.

Но и на неделе каждый вечер кто-нибудь приезжал посидеть на лабазе. Мужики очень серьезно относились к своей охоте, с весны покупали несколько тонн овса и гороха, нанимали трактор, вспахивали и засевали делянки возле построенных лабазов, летом покупали лицензии на кабана и медведя и с первого августа начинали сидеть на овсах.

В очередную пятницу они приехали, быстренько перекусили и разъехались по своим лабазам. Часов около двенадцати ночи нас разбудил стук в ворота и лай собак во дворе. Мы вышли.


– Рашид, я медведя подранил с лабаза, – обратился к егерю Иван. – Давай собирайся! И собак прихвати.
– Они у меня по медведю не приучены.
– Все равно давай возьмем: может, пойдут.
– Да вы что, мужики, разве не ночь на дворе? – спросил я. – Дождитесь утра, дайте мишке отлежаться, может, он к тому времени сам «уснет». Как вы собираетесь в такую темень его искать? Это же не телок!

Видимо, у всей компании в голове были такие же мысли, но Иван закусил удила и ничего слушать не желал:

– Я пятьдесят лет с малолетства охочусь, надо немедля его добрать.
Иван был самым старшим в компании, и все пошли у него на поводу. Даже Рашид молча собрался, взял двух своих лаек и сел с ними в «буханку». Они уехали, а я остался за них переживать. Часа через два все целы и невредимы вернулись, высадили Рашида с собаками у ворот, а сами поехали дальше, к своей избе.
– Ну, что там? – спросил я Рашида.
– Не надо было ехать. Только подшумели зря. Медведь метрах в ста от овсов лежал. Утром бы сразу добрали. А теперь он черт знает куда уйдет. Собаки по крови до него добежали. Он на них рявкнул, они к нам в ноги примчались. А мишка в другую сторону бросился.

Спозаранку мужики приехали за Рашидом. Распоряжаться всем вызвался Эдик, впрочем, инициативу быстро перехватил Рашид как более опытный в деле добора подранков. Иван, то ли осознавший свою оплошность, то ли запиленный за ночь компаньонами, сидел за рулем в позе Чингачгука, уронив руки на колени и устремив гордый взгляд в пространство перед собой.

Ему было уже больше шестидесяти, а остальным его товарищам – от двадцати шести до сорока, и до прошлой ночи Иван был у них непререкаемым авторитетом. Мне страшно хотелось поехать с ними, но лицензия принадлежала Ивану, и мне было неловко своей просьбой возвращать его на землю из заоблачных высот уязвленного самолюбия. Взяли Рашида, собак и уехали.

Медведь, как оказалось, был ранен в заднюю часть туловища. Рана была серьезной, но не смертельной: пуля раздробила тазобедренный сустав. Но и с такой тяжелой раной напуганный мишка ушел за ночь километров на двенадцать и лег в болоте. Благодаря собакам, которые все-таки пошли по его кровяному следу, медведя нашли. Но подойдя к болоту, где залег мишка, собаки наотрез отказались идти, чуя близкое присутствие зверя.

– Давай, Иван, иди первым, – Рашид снял с плеча свой ИЖ-27. – Я подстрахую. Остальные. стойте тут. Нечего сутолоку устраивать: друг друга можно перестрелять, если мишка возню устроит. Иван, а ты повнимательнее будь: судя по следам, он ранен в заднюю ногу. На дыбы не встанет. Если на нас кинется, то по-кабаньи. Стрелять надо наверняка.


Иван приготовил свой карабин и направился в болото. Рашид чуть в стороне и чуть сзади пошел с ним. Продвинулись метров на пятьдесят, и тут медведь рявкнул и бросился из густых зарослей на Ивана. Егерь и охотник выстрелили одновременно, и мишка лег на месте.

Раз уж я высказался по поводу убийства медведя в берлоге, то надо определиться и с лабазами. По молодости я пару раз сидел на лабазах. Один раз в неделю отсидел в Костромской области и два дня просидел в Вологодской. Добыл и там и там по кабану.

Хоть к моменту выстрела надпочечники исправно выбрасывали в кровь адреналин, ничего спортивного в этой охоте я не углядел – обычная заготовка мяса. Кстати, это подтверждает и поведение кировской бригады. С весны они к этой заготовке мяса готовятся, всю осень сидят на лабазах, а позови их пострелять уток на пролете или тетеревов из-под собаки, так у них и дробовых ружей на семерых – всего одно. И его владелец почти не возит его с собой, предпочитая карабин. Ни на вальдшнепиной тяге, ни зимой, когда можно зайчика потропить и поискать тетеревов на лунках, я этих мужиков у Рашида не видел.

Александр Чикин 28 апреля 2012 в 00:00

Страшные истории про охотников | Очень страшные и жуткие истории

Охота

Однажды, когда я отправился в отпуск, друг пригласил меня сгонять на охоту. Я согласился, т.к. любил и охотиться и рыбачить, ведь там речка еще была. Договорились встретиться в деревне у матери друга. Я собрал вещи и приехал в деревню (у меня мотоцикл с коляской). Друга я застал за прочисткой ружья. Он прихлебывал из бутылки сорокоградусной и пел незамысловатый мотив. Увидев меня, помахал рукой и сказал, что ему встретилась какая-то бабка и посоветовала не ездить на охоту.
— Не надо, милок, — говорит, — неудачное время ты выбрал.
Мы поржали, добрали снаряжение и отправились в путь.
Прошло около пяти часов, прежде чем мы напали на след крупного оленя. Друг (Саша) поехал на своем мотоцикле в одну сторону, а я в другую (окружали). И вот через некоторое время я потерял из виду и мото друга и гонимого оленя. Проехал еще немного, слегка сбросил скорость и вдруг заглох. Погасла фара, остался мрак. Я прислушался. Рева движка Ссани не было слышно. Черт!

Я предпринял не меньше пятнадцати попыток завести технику и все безрезультатны. Странно, бак полон, других повреждений не найдено. И тут раздался стон, скрипящий такой, с придыханием. Я поднял голову. Ничего, только деревья вокруг. Да и еще под ногами хлюпало: заехал на окраину болота.
Стон повторился, теперь уже недалеко, метрах в тридцати. Саней это быть не могло по определению.
И тут я увидел слабо светящийся силуэт. Судя по очертаниям это была девушка.
Я испугался до одури. Силуэт приближался. Призрак не переставлял ноги, он просто плыл на меня по воздуху…
Ружье…
Спуск курка…
Не вышло…
Ммать, в чем дело?!
Забыл взвести!
Взвел…
Прицелился…
К тому времени призрак сократил дистанцию до 10 м…
Выстрел. Дуплетом.
Силуэт остановился и… Быстро ушел под землю.
В ту же секунду мотоцикл взревел движком и загоревшаяся фара отхватила добрую половину большого болота.
А я? Я шмякнулся на пятую точку, ружье, упало на колени.
Так просидел минут десять, может больше. Встал, поднял ружье, перезарядил. Пока перезаряжал, красные цилиндрики зарядов так и норовили выпасть из дрожащих рук. Но ничего, справился. Сел на мотоцикл, поехал искать Саньку. Искал до утра. Утром приехал в деревню, попутно умудрившись шлепнуть маленького кабанчика. В деревне Саня спал пьяный мертвым сном в своем мотоцикле, в коляске валялся застреленный олень, оттуда же торчало разряженное ружье.
Решения он принимал на пьяную голову. Вот и решил, что я сам доберусь до дому и искать меня не надо.
Я разбудил его. Саня осоловело посмотрел на меня и сказал:
— Ты не представляешь, что я вчера на охоте спьяну увидел!
— Что же?
— Прикинь, еду, еду, веду оленя. Ну довел, прицелился, сбил. Остановился, начал паковать. И тут какая-то девка призрачная на меня идет! Ну, я тогда испугался и с двух стволов в нее! Она и пропала.
— Мда, — сказал я, закуривая. — Только тебе, чувак, это не показалось. Я тоже такую девку шлепнул. У тебя мотик заглох?
— Кстати да! Прям перед ее появлением! И как только выстрелил, сразу включился мой харлей…
Я нашел бабку, которая предупреждала Саню об этой опасности. Она рассказала, что немало народу полегло в том болоте и именно в тот день, когда они начинают в виде привидений бродить по лесу, мы и затеяли охоту.
— Вам, милок, — говорит — страшно повезло, призраки енти и порвать могли бы!
Разлюбил я после этого охоту, продал ружье и ударился в рыбалку…

На охоте

Рассказ этот мне поведал мой дядя, хотя я и сам отношусь к сей истории скептично, но все же нахожу ее интересной. Случилось это три года назад, на дворе стояла середина октября, погода была пасмурной, мелкий дождь противно моросил уже третий день подряд – самое время для охоты на уток. Вообще я редко охотился и уезжал в тайгу только ради отдыха от городской суеты и работы. Впереди были выходные, в пятничный вечер я собрал все необходимое погрузил в машину, и отправился в путь.
Спустя час я добрался до деревушки где раньше жили мои родители, дом в котором я вырос пустовал уже долгое время с той поры когда отец с матерью перебрались жить в город. Продавать его я не торопился, так как ездил туда, хоть и редко, для охоты и рыбалки. В доме из мебели стояла лишь кровать и старый резной стол, но это было всё равно лучше чем спать в машине.
Вещи выгружать не стал прихватив с собой ватный матрас и плед я открыл калитку и прошел в ограду, все было как и прежде. В голове всплыли воспоминания из детства, вызвав на лице грустную улыбку. Зайдя в дом, я расстелил матрас на кровати, снял ботинки и завалился на него прямо в одежде и, закутавшись в плед, почти сразу провалился в сон.
Будильник на телефоне раздался знакомой мелодией ровно в пять утра, сонный мозг еще не соображал, и сначала я подумал, что я дома в городе и что нужно просыпаться и топать на работу, но через секунду это сомнение отпало после того, как я открыл глаза.
Ткнув на кнопку “отключить”, я приятно потянулся, поднялся с кровати и принялся надевать ботинки, спать уже совсем не хотелось. За окном было темно, я оделся закрыл дом на замок и направился к стоящей за оградой машине.
Добираться до места, где я охотился нужно было еще двенадцать километров, десять на машине до болота и еще два пешком. Дорога была относительно хорошей, грязно правда, но нигде “сидеть” не пришлось, ещё бы, проверенная “Нива” меня никогда не подводила.
Моросящий дождик постепенно перешел в мокрый снег, который поначалу таял сразу как падал на землю, но вскоре начал застилать все, светясь ослепляющей белизной. Добравшись до болота, я отогнал машину подальше в чащу леса, чтобы её не было видно, так как местные, которые так же охотились в этих местах и свободно могли что нибудь снять с машины, или вообще угнать.
Я сложил в рюкзак еду, патроны старый походный котелок, спички и спальник, закинул ружье на плечо, надел на ноги бродни и потопал в сторону озера.
Спустя полчаса я был на месте, на берегу озера стояла небольшая охотничья избушка, когда я подошел к ней заметил на свежем снегу следы, которые обычно оставляют коровы или кони, в общем крупного скота. Но они были странными будто корова ходила только на двух ногах. Я сослался на то, что, видимо, здесь прошел лось и не обратил на это пристального внимания. Прошел в избушку, оставил рюкзак, прихватив только патронташ и ружье, направился к пристани, где стояли лодки, столкнул одну из них в воду и залез в нее. Удобно усевшись, оттолкнулся веслом от дна и поплыл к другому берегу, на котором виднелись заросли пожелтевшего камыша…
Охота сегодня не шла, дичи практически не было лишь изредка пролетали небольшие табуны уток, но на расстояние выстрела не подлетал ни один. Время близилось к вечеру, весь вымокший и проголодавшийся, в не самом хорошем расположении духа, я поплыл обратно.
Я затопил железную печку, и спустя несколько минут уже отогревался сидя рядом с ней, наслаждаясь приятным теплом, которое проникало под одежду и от которого по коже пробегали приятные мурашки. Набрал в котелок воды и поставил на печь. На столе зажег свечку, и принялся нарезать колбасу и хлеб, достал тушенку, аккуратно разложив все на газетке, я снова уселся рядом с печкой.
Я даже немного задремал и вдруг в дверь неожиданно постучали, от неожиданности я подпрыгнул на месте, и схватился за стоящее рядом ружье, так как слышал байки местных мужиков что медведи не брезгуют лазить по избушкам в поисках пищи. Но страхи мои развеял низкий мужской голос из за двери:
– Можно войти?
Сообразив, что это охотник или рыбак, я отставил ружье и открыл двери.
Передо мной стоял бородатый дед, в темно-зеленом брезентовом плаще до пола, а на голову был накинут капюшон, лицо у него было худощавое и морщинистое, на вид ему было лет шестьдесят. Взгляд такой пронизывающий, как будто он смотрел сквозь меня, от этого мне даже стало как-то не по себе.
– Я заплутал тут малость, избушку не могу найти свою, темень, хоть глаза выколи, переночевать пустишь?
– Да, конечно, – начал я и отступил в сторону.
Он прошел и уселся на табурет, стоящий рядом со столом.
– У меня тут как раз вода закипает, чай пить будем. От этих слов дед посмотрел на меня уже совсем другим взглядом, а на его губах проскользнула еле заметная улыбка.
Я снял котелок с печи и закинул в него пару чайных пакетиков, протер старые эмалированные кружки и налил в них чай. Усевшись за стол, я начал расспрашивать его, откуда он, на что он отвечал, что в основном живет в избушке в лесу, приглядывает, чтобы не рубили лес и не мусорили.
Я размешал сахар и протянул ему чайную ложку и случайно уронил её на пол, а дед как вошел так до сих пор сидел в капюшоне, почему-то я на это не обратил внимания и что ему стоило бы объяснить правила поведения за столом, но тут меня будто окатили кипятком. Нагнувшись за ложкой я увидел что у деда вместо ног самые настоящие копыта, как у лошади или у коровы, я как сидел так и сорвался с низкого старта к двери, обернувшись я увидел, что дед смотрит на меня с широкой улыбкой на лице, а в глазах вдруг вспыхнул зеленый огонек и затем погас. Я резко обернулся, чтобы бежать прочь, но неловко ударился об дверной косяк головой и потерял сознание.
Когда я очнулся, в избушке уже было темно, свеча догорела до конца, я подумал, что все мне это приснилось но когда включил фонарик то увидел лежащую на полу чайную ложку, а на столе стояла чашка с недопитым чаем. После спрашивал у местных стариков, может, кто то сталкивался с подобным, и один мне рассказал, что это был леший или по другому “хранитель леса”.
Ах да, и забыл сказать, что когда я вернулся к машине в багажнике стоял старый деревянный ящик, который до краев был наполнен клюквой, быть может, это была плата за гостеприимство?..

Страшная история: Однажды на охоте в Якутии… – Trimid2 |
Дневники.Ykt.Ru

Я должен рассказать про интересный и необъяснимый случай, произошедший со мной на охоте в одном улусе. Итак, начну.. В 2002 году я с компанией знакомых поехал на охоту в лес, где по слухам, при благоприятном исходе можно было добыть пару- тройку лосей. Поехали мы на тракторе МТЗ с прицепом, нас было пятеро человек, с собой взяли трех собак.Благополучно доехав до охотничьей избушки, обустроили какой-никакой быт, приготовили на запас дров и легли спать. Перед сном, один наш друг, не раз охотившийся в этих местах, сказал, что тут надо быть потише, не шуметь, а то тут есть духи, по якутски “абааhы”. Мы, городские, этому не особо поверили, решили, что он разыгрывает нас.
Как водится на охоте на природе, все мы начали рассказывать всякие случаи, услышанные когда-либо. Сказалась усталость и я, вполуха слушая рассказы друзей, начал засыпать. И приснился мне такой сон: все было так же, та же избушка, те же друзья рассказывают рассказы про духов и вдруг я просыпаюсь( во сне) и чувствую, что надо выйти по нужде. Недолго думая, накинув бушлат я выскакиваю на улицу и вижу наших собак, спокойно спавших возле трактора. Отошел на несколько метров и начал справлять малую нужду и вдруг за спиной слышу шаги, обернувшись, вижу за спиной самую старую и опытную собаку по кличке “Алый”. Тихонечко зову его по имени и замечаю, что Алый стоит и смотрит не на меня, а в сторону развалин старого якутского балагана. И вдруг Алый говорит мне на человеческом языке: ” Женя, вам надо отсюда уезжать, вам тут не рады!” Я чуть в обморок не упал и побежал в избушку, где были мои друзья.
Забежав в избушку увидел, что все друзья спят. Начал будить их чтобы рассказать только что произошедшее со мной, но никто из них не просыпался. И вдруг отчетливо услышал снаружи избушки голоса двух человек. Они разговаривали вроде на якутском, но я не понимал полностью смысл сказанного. Понял только одно, что они пришли забрать нас всех к себе. Я стоял и с ужасом слушал, как они медленно подходят к нашей двери. Не мог сдвинуться и что-нибудь сделать. В этот момент я внезапно проснулся. Проснувшись увидел, что двое друзей спят, а еще двое тихонечко сидят возле печки и разговаривают. Я весь был в поту, очень сильно билось сердце, чтобы немного успокоиться я встал и подошел к парням, которые сидели возле печки и попросил сигарету. Увидев меня они засмеялись и спросили:” что случилось?” Рассказал им про свой сон, а они немного посмеявшись надо мной легли спать. Я покурив, тоже пошел спать.
Остаток ночи я проспал спокойно. Проснувшись рано утром мы кинули жребий, кому остаться днем в избушке, порыбачить сетями на озере и приготовить еду к вечернему возвращению. Жребий упал на меня… Мои друзья со смехом, видя мои робкие попытки поехать вместе с ними, засобирались на поездку. Разогрели трактор, все погрузили на прицеп и взяв всех собак уехали на охоту, сказав, что ближе к ночи приедут, а если улыбнется Байанай, то до завтра ихне ждал. Оставшись один я потихоньку прибрался в избушке, вынул сети и начал готовить их для ловли карасей. До обеда управился со всеми делами и прилег отдохнуть. Все утро у меня из головы никак не выходил мой ночной сон. Незаметно я уснул, а когда проснулся в доме было темно, печка погасла и стало прохладно.
Натопив печку, решил хоть и темновато на улице, так как проспал, надо проверить сети и приготовить к приезду свежей рыбки. Выловив нормальный улов пришел домой в приподнятом настроении. Подпевая под нос какую- то мелодию начал чистить рыбу при свете двух больших свечей. Вдруг я отчетливо за спиной услышал кашель человека, выронив нож я обернулся, но никого не увидел. Страх опять начал заползать в мою душу. Чтобы как-то отвлечься от наступающего чувства страха и в ожидании кипения воды для ухи я начал читать единственную книжку, находящуюся в избушке. Постепенно страх ушел, к этому времени вскипела вода и положив в котел рыбу я окончательно успокоился. Вдруг вдалеке я услышал звук работающего трактора, обрадовался очень возвращению своих друзей. В ожидании их, я начал то и дело посматривать в окно, откуда был хорошо виден спуск с горки в алас, где стояла наша избушка. И вот из-за деревьев пробились лучи света от фар трактора и спустя какое-то время он сам начал спускаться с горки. В прицепе увидел силуэты троих друзей и начал готовить стол.Минут через десять трактор подъехал и заурчав, умолк. Тут же услышал голоса своих друзей и лай Алого. У меня отлегло от сердца и я решил дождаться своих друзей в избушке, а они громко переговариваясь и смеясь подошли вплотную к дверям избушки.
И вдруг все стало очень тихо, никаких голосов, лая собак не стало слышно. До конца не поняв причину тишины, я выскочил на улицу и обомлел… Трактора,друзей не было, а на улице стояла только темнота… И тут я понял выражение:” волосы встают дыбом” в буквальном смысле. Было такое ощущение, как будто кто-то схватил меня за волосы и дернул вверх. Не видя ничего от испуга я ударившись об дверь, еле открыл ее и буквально ввалился в избушку. И тут меня ждало еще одно потрясение, за столом сидел незнакомый мужчина средних лет с трубкой во рту и сердито посмотрев на меня, вдруг заорал, что у меня чуть сердце не остановилось, по якутски:” КИЭР БУОЛУН МАНТАН!!!”, по русски – убирайтесь вон отсюда! Я не помню, как выбежал на улицу, куда бежал, помню только что по лицу сильно били ветки ивняка. Опомнился я только на дороге, ведущей к соседней ферме, хотя эта дорога находилась от нашей избушки где-то километров пятнадцать. Усталости не чувствовал, но дыхание было очень учащенным и сердце билось, норовя вырваться наружу. Спустя шесть часов я добрел до фермы, был уже утренний удой коров и местные доярки очень удивились моему появлению. Выпив чая и немного покушав, я рассказал им свою историю и попросил мужчину, съездить за моими друзьями.
Мужчина, назвавшийся Егором, рассказал мне,что это не первый случай на том аласе, где стояла та избушка. Раньше там охотились местные парни, но однажды там произошла трагедия, после совместного распития сын застрелил отца. А потом повесился сам. И с тех пор там начали происходить непонятные вещи. И что удивительно, если приезжают охотиться мужики в возрасте, пожилые, то все проходит нормально,а как приезжают молодые, наподобие нас, то они видят всегда мужчину с трубкой, который их выгоняет. Ближе к обеду подъехали мои друзья, которые были напуганы моим исчезновением не меньше моего. Вот такая история произошла со мной в далеком 2002 году в одном из районов республики. Уважаемые читатели, это не вымысел, не фантазия, а самый настоящий, реальный случай. Впоследствии, от других охотников я слышал много интересного, может кто и выложит их на эту группу. Пусть другие знают и будут наготове, если судьба забросит их в те места. С уважением, “Поверивший” (из форума)

Ночные охотники

Здравствуйте. Давно читаю ваш сайт, уж больно интересуюсь мистикой. Вычитал много разных историй, но долго не решался написать свою. Но что тянуть-то. Вот вам история. Она не мистическая, скорее психологическая, но реальная. Случилась она с моим дедом. У меня до сих пор мурашки по коже.
Случилось это в далёком 1973 году. Тогда мой дед, тогда еще молодой парень, закончил школу и поступил на машиниста.
Ах, забыл сказать. Мы живем в маленькой деревне, далеко от нормальных городов. Да от каких там городов! Чтобы попасть на трассу, надо пройти 4 км вдоль заброшенной улицы и сквозь лес по тропе. Такая была деревенька. Вот мой дед и поехал в город. А добираться туда надо, немного немало, полтора часа! Но вот беда — если в город автобусы и маршрутки ходят каждые полчаса, то обратно идут только утром, в обед и поздно ночью. В 3 ЧАСА НОЧИ!!! А так как мой дед был студентом, то когда же он мог приехать домой? Только ночью. Иногда его встречал отец, иногда вместе с ним выходили еще люди. Но чаще всего он шел сам. Говорит, страшно, но ничего с ним не случалось. До того дня.
Однажды в пятницу, как и все деревенские студенты, он решил поехать домой. Поехать он мог, как я уже говорил, лишь в 3 часа ночи. Так случилось и в этот раз. Он сел в маршрутку и без проблем доехал до своей остановки. Пора вылезать. С надеждой он смотрел на улицу — вдруг отец там. Но его не было. Дед понял, что ему опять придется идти самому вдоль этих страшных мест. Но вдруг его кто-то отозвал. Это была женщина лет 35-40 (подробно о ней ничего не знаю, поэтому ничего не могу вам рассказать о ней). Она хорошо знала моего деда. Впрочем, в деревне все знают друг друга в лицо. Он с облегчением вздохнул, подождал женщину, и они вдвоем отправились в село.
Дальше история будет от первого лица, то есть, от деда.
«В общем, идем мы вдвоем, разговариваем. Прошли так лес, доходим до улицы. Все тихо. Вдруг тётя Люда (так звали женщину) обернулась и как заорет!!! Я, ничего не понимая, тоже обернулся. То, что я там увидел, до сих пор у меня перед глазами. Сзади, в метрах 30-ти от нас, находилось 3 существа. О, это не существа — это настоящие привидения!! Все в белом, ног будто нет, а вместо их какие-то доски. В общем, никому не желаю это увидеть. Эти сущности не двигались. Я сказал тёте, чтобы она успокоилась и не двигалась, но попробуй отбить 40-летнюю женщину от шока. Да я и сам был в шоке. В общем, не знаю, как мне это удалось, но я её успокоил. МЫ решили идти дальше и иногда оглядываться. Но лучше бы мы так не делали. ЭТИ СУЩЕСТВА ВСЕ ПОВТОРЯЛИ ЗА НАМИ!!!! МЫ пойдем — они пойдут. Мы остановимся — они остановятся. Мы даже решили пройти немного назад, посмотреть этих тварей поближе. НО ОНИ ТАКЖЕ ОТОШЛИ НАЗАД!!!! Самое интересное то, что расстояние не менялось — все время между нами были 30 метров!!! Более менее успокоившись, поняв, что Эти нам пока ничего не сделают, мы отправились в село. Оглянулись уже около деревни. Их уже не было.
Когда я пришел домой, сразу же рассказал об этом приключении родителям. Те мне поверили. Дальше было следствие, ночами экстрималы и охотники сидели и ждали их появления. И однажды им повезло. Говорят, их было двое, и они кого-то ждали. Стояли так где-то часа 2. Но никто не шел. Существа плавно направились в ДЕРЕВНЮ!!! Люди не на шутку перепугались и решили проследить за Этими. Какого же было их удивление, когда существа пришли в деревню, но не растворились в воздухе или еще что-нибудь сделали, как настоящие духи. Они просто взяли и зашли в дом. Несколько охотников отправились к дому. Странно, 3 часа ночи, а в доме горит свет. Самые смелые решили проверить, что же там такое.
То, что они увидели, мужики никогда не забудут. В доме, посреди большой комнаты за столом сидели 5 сельских алкашей, два из которых были одеты в белые халаты. Оказывается, когда не было чем закусывать или заканчивалась водка, ребята выходили на «охоту». Схема проста, как мир: напугать людей до полусмерти. Те же, в свою очередь, бросали все свои вещи и бежали прочь, а довольные «охотники» забирали свой «трофей».
Некоторых людей эти алкаши психически травмировали на всю жизнь. Один умер. Но попробуй это объяснить человеку, который целыми днями пьет вплоть до белой горячки. Им это не понять.»
Вот такая вот история.

Охотничьи истории

Охотничья братия всегда славилась своими необычными рассказами. Каждый бывалый охотник обязательно вспомнит пару-тройку, ну, совершенно необъяснимых с научной точки зрения случаев. Тремя короткими подобными историями и хочу поделиться.
Роковое напутствие
Ещё в младших классах был у меня закадычный дружок Вовка. Жил он с матерью и отчимом, а также братьями и сёстрами в большой квартире, в том же доме, что и наша семья. О трагическом случае, произошедшем с его родным отцом-охотником, узнал я не сразу, а года через четыре после нашего знакомства. Подробности мне поведал мой папаня, тоже охотник, правда, не такой заядлый…
Мать Вовки первые годы после свадьбы довольно терпимо смотрела на еженедельные охотничьи вылазки мужа вместе с друзьями. К тому же, тот всегда возвращался гружённый добычей. Мясо и птица в дому не переводились. Но когда детишек в семье прибавилось до трёх, супруга стала всё чаще намекать на то, что неплохо бы вместо шастанья по лесам, да ещё под непременную водочку, проводить выходные дома с подрастающим поколением. В воспитательных, так сказать, целях. Да и жене по хозяйству подмога требуется.
Но разве заядлого охотника так просто от любимого хобби отвадить? Всеми правдами и неправдами, что летом, что зимой, Вовкин отец, подхватив ружьецо с патронташем, непременно в выходные устремлялся в заветные леса. И вот в один из таких пятничных сборов жена не выдержала и устроила охотничку на прощанье разгромный скандал. Хоть женщина была очень тихая и спокойная, тут прямо, как с цепи сорвалась.
Накричавшись, уже во след уходящему муженьку в сердцах выкрикнула: «Ну, и оставайся там в своём лесу, раз ни я, ни дети тебя не интересуют!»
Вырвалось у бабы сгоряча, пожалела сразу об этом. Но слово не воробей – вылетело, не поймаешь. С таким вот напутствием и отправился мужик на утиную охоту.
Дело было в середине осени где-то. Семидесятые годы прошлого века. Дичи ещё полно водилось. Так что к воскресенью настреляли мужики уток целую палатку. Когда с последнего заплыва возвращались на резиновых лодках из зарослей камыша, чтоб уже собираться в обратную дорогу, домой, случилось непредвиденное.
Вовкин отец, вылезши на берег, вдруг увидел, как его ружьё, которое оставалось в лодке, стало сползать на дно. А там вода плещется. Сунулся мужик вперёд, ухватил рукой за ствол и дёрнул к себе. И надо ж такому случиться, зацепился спусковым крючком за какую-то верёвку в лодке. А ружьё заряженным оказалось…
Выстрелом в упор всю грудину охотнику разворотило. Погиб на месте. Так и остался будущий дружок мой Вовка без отца родного в пятилетнем возрасте.
А отчимом его позже стал лучший друг отца-охотника…
Госпожа удача
Следующий случай произошёл с одним моим знакомым Вадиком уже гораздо позже, в начале 1990-х годов.
Вадик – заядлый охотник. Сколько ни кормила его жена, как волк всё в лес смотрел. Дочка была у них лет семи. Папаня всегда перед каждой вылазкой обещал ей – то зайчика, то рябчика, то уточку привезти. И, конечно, обязательно, свои обещания сдерживал, порожняком не возвращался. А дочура всегда радостно отца провожала и с нетерпением ждала его из походов с добычей.
Но однажды ни с того, ни с сего заявляет вдруг:
– Папочка, не надо больше ходить тебе на охоту птичек и зверюшек убивать!
И глядит-то очень встревожено на папку.
– Что, доча, случилось? Почему не ходить? В лесу, знаешь, как здорово и интересно! Вот ты подрастёшь маленько, и вместе пойдём, сама всё увидишь! Но дочь в слёзы – не ходи, мол, и всё тут! Еле-еле с матерью успокоили и спать уложили.
А рано поутру, часа в четыре, папаня-охотничек засобирался потихоньку, чтобы невзначай не разбудить дочурку. С порога, дверь уже открыл, слышит босые ножки по полу стучат – дочь бежит во всю прыть. Подскочила к снаряжённому отцу, обхватила ручонками, прижалась, визжит, слезами заливается:
– Папка, не ходи на охоту!!! Папка, не уходи!!!..
В ответ на все уговоры родителей пуще прежнего орёт, в батяню вцепившись.
Тот ей:
– Да я тебе такого олешку нынче подстрелю – залюбуешься! Рожки потом на стенку повесим!
А девчонка вовсе в истерике забилась:
– Не надо в оленя стрелять!!! Не ходи в лес, папа!
А у подъезда уже мужики-коллеги по промыслу в машине дожидаются.
Еле-еле вырвался из цепких дочиных ручонок Вадик и с тяжёлым сердцем вышел из дому.
Как и собирались, на оленью охоту. Но только не везло им с самого начала. Лес, как вымер. Следов полно, кучки оленьих шариков повсюду, а зверя не видать. И собака никак не поднимет никого. На второй день пустых скитаний уже собрались махнуть на всё рукой, но тут вдруг услыхали вдали характерный собачий лай. Начался гон. Охотников было трое. Они поспешили на зов лайки.
Так получилось, что Вадька вырвался вперёд остальных и первым приблизился к затравленной добыче. Посреди небольшой лесной проплешины стояла троица оленей: самка с полугодовалым олешком и взрослый рогатый самец, который направлял свои грозные развесистые рога на кружащую вокруг собаку. Обычно у оленей самец обихаживает несколько самочек, но тут вот оказалась всего одна. Остальные успели разбежаться, может быть. А эту самец почему-то не бросал и, раздувая ноздри, с наклонённой рогатой головой делал резкие выпады в сторону скачущей лайки.
Вадик, не выходя из кустов, поднял ружьё и стал выцеливать голову самца-оленя, чтобы не повредить шкуру… Раздался выстрел.
Подбежавшим через минуту напарникам предстала страшная картина: лежащее в забрызганной кровью траве тело Вадьки с наполовину снесённой головой, и ружьё с раскуроченным затвором. Олени убежали, судя по лаю собаки, довольно далеко. Но тут уже не до охоты!
У мужика шансов выжить просто не было ни одного. Отчего произошёл обратнонаправленный выстрел патрона я точно не знаю. Такое случается крайне редко. Но всё-таки случается, как оказалось.
Кто-то из двух глав семейств (человечьей и звериной) должен был погибнуть в тот день. И несмотря на неоспоримое преимущество человека, Госпожа удача всё же улыбнулась зверю.
На Алтае
Третий, довольно странный случай произошёл на Алтае в 2000 году. О нём мне рассказал мент-оперативник, в то время служивший в Бийске.
Тогда срочно создали группу и бросили в одно из отдалённых поселений района по очень запутанному происшествию. Во время охоты был застрелен мужчина. Как предполагалось, случайно. Но с этим надо было разбираться, вот его с напарником и отправили на место в помощь участковому.
Допрос участников трагического эпизода и осмотр места убийства выявил довольно странную картину.
Со слов случайного убийцы (назовём его Сергееич), сделавшего роковой выстрел, выходило следующее. Он стоял в засаде, как и трое других охотников, ожидая, когда собаки выгонят на выстрел поднятое стадо кабанов. Всё происходило рано утром, в сумерках, да ещё в тумане.
Неожиданно раздался душераздирающий крик. Опешивший от неожиданности, Сергеич увидел стремительно бегущего напарника. Причём, без ружья. Через секунду следом за ним из тумана выскочила громадная мохнатая фигура, передвигавшаяся огромными прыжками. Мелькнула мысль – медведь! Напарник в смертельной опасности! Сергеич вскинул двустволку и, не раздумывая, лупанул в сторону мохнатой движущейся туши, спасая друга от верной гибели. Туша взревела от боли. Попал! Но было уже поздно, в последнем прыжке зверюга настигла убегающего напарника и, схватив его длинными передними лапами, подняла над головой.
Мужик верещал, как резанный кролик, дрыгал ногами, но ничего не мог сделать, сжатый в смертельных тисках. Чудище стояло на задних лапах, держа жертву высоко над собой. И тут Сергеич понял, что это не медведь.
Существо больше напоминало огромную гориллу, с короткими ногами и длиннющими руками. Только голова, вернее, головогрудь, была не вытянутая, как у гориллы, а круглая. И рост просто гигантский. В ужасе Сергеич снова нажал на курок. В тот же момент чудище бросило обмякшее тело несчастного охотника наземь и скрылось в тумане.
На шум подбежали остальные мужики. Когда перевернули неподвижно лежащего в траве пострадавшего на спину, поняли, что помочь ему уже ничем не получится. Вместо одного глаза на лице зияла дыра от жакана.
В историю Сергеича о непонятном огромном существе не поверили. Но…
Осмотр места происшествия ответов не дал, а только добавил вопросов. Круглую пулю-жакан, которая прошла через голову навылет, выковыряли из ствола дерева напротив тела. На высоте больше четырёх метров. Получалось, что в момент трагического выстрела, несчастный находился именно на таком расстоянии от земли. Срикошетить так пуля не могла – по траектории не выходило.
Кроме того, в окрестностях обнаружили обильные следы крови. Явно не убитого охотника, а кого-то другого. А при осмотре трупа выявились широкие кровоподтёки на обоих предплечьях. Так всё же Сергеич не врал?
Может, и не врал. Но другие доказательства присутствия кого-то другого, да ещё такого странного вида, отсутствовали. А у невольного убийцы, как оказалось, уже была судимость по довольно серьёзной статье.
Поэтому, углубляться в разбирательства и затягивать следственные действия не стали. Виноват – отвечай. Посадили мужика. Тем более, есть за что. Всё же его пуля поставила точку в человеческой жизни.
Но вопрос – был ли йети (или кто там ещё?) так и остался без ответа.

Жуткая охота – RealFear.ru

Слышал я эту историю пару лет назад в деревне. Трое друзей-охотников поехали в лес на открытие охотничьего сезона, взяли ружъя, выпивку, собак и многое другое, загрузили УАЗы и отправились в путь. Дорога была недолгой, благо в наших краях тайга под боком. Приехали на делянку, затопили баню, приготовили поесть. Вот сели, покушали и айда мытся, в предбаннике столик, по 100 грамм, и опять париться. Моются, моются, тут — стук в окно, глядь — а там никого. Ну, думают, почудилось. Опять парятся, опять стук в дверь, собаки, вроде, на привязи, ну пошли они, дверь открыли и видят — возле бани следы непонятные, а все охотники бывалые, но таких следов не видали отродясь. И вдруг, в кустах, такое противное хихиканье. Ну, мужики подумали, градус в голову ударил, надо столик-то сворачивать и в дом перебираться. На том и порешили. Сидят дома, ружъя готовят, слышат — собаки заскулили, и топот, и в бане дверь — хлоп! Ну они опешили, вышли, а дверь заперта, в окно, а там спиной к ним девка плескается, низкая, не казистая, и лицом как повернётся… Ну, мужики в дом собак загнали, двери закрыли. А лицо-то было страшное, глаза навыкат, нос крючком и рот — прям бездна с острыми иглами, и когтища. Смеркалось, ну что делать? Дверь на засов, 1 печь топит, 1 кушать на гарелке делает, другой с ружъём сидит. Печь разгорелась, и тут-то стук по дымоходу, и визг из трубы, и, будто кто-то обратно покарабкался, мужики опешили!! Наступает поздняя ночь, и стук в дверь, и голос: «Отпирай, давай знакомиться!»- да такой противный, страшный!! Мужики: «А вы кто?», а им в ответ:»Хозяева!» Ну, один додумался перекреститься, углы перекрестить и соль у окна и двери посыпал. И кричит: «Уходи, нечистая!!» Потом дом ходуном заходил, кто-то матом вокруг орал, бегал, грохотал, злобно ржал и всякое такое, собаки в угол забились, мужики белее мела. Под утро окно вылетает, и перед ними существо на копытах, страшное, стоит, смотрит и говорит: «Всех вас погублю, слышите, всех!!» Стоит, а за соль не заходит, тут время к утру, и он просто испарился, шум утих, и, вроде, тихо… Они сумки в руки, собак — и драпом до машин, и домой. Вокруг дома всё было утоптанно, как будто табун лошадей прошел. Ну, потом на эту делянку никто не ездил, поросла она вся, дурная слава о ней ходила… А один из мужиков через пару лет тож в том районе охотился, и друзья выстрел услышали, прибежали, а он застрелился, но вот странно, что из 2-хи вертикалки в рот, а у тела как будто следы копыт были…
PS.Судите сами верить или нет, за грамотность извиняюсь, да я и не заморачиваюсь, чтоб грамотно писать, пишу, как говорю, кто хочет — тот поймёт.

Страшные истории Якутии: Охотничьи байки | SakhaPress.ru

РИГ SAKHAPRESS.RU Среди удивительных историй охотничьи байки, реальные и вымышленные, занимают особое место…
Один юноша – той осенью он как раз перешел в 11-й класс – с друзьями пошел на утиную охоту. Они бродили по ближним болотистым местам. На одном озере долго сидеть не хотелось. Заночевали в шалаше у знакомых рыбаков и рано поутру, выпив горячего чаю, снова отправились стрелять уток. Чтобы не мешать друг другу, разбрелись в разные стороны. Герой рассказа, юноша-школьник, добыв трех уток, решил, что день, кажется, выдался удачным, и направился в сторону одного заброшенного коровника, за которым в местности Дедушкин алаас было небольшое озерцо, где могли быть утки. Но когда он подошел к озеру, не увидел ни одной летающей и плавающей живности. Только возле заброшенного хотона*, к своему немалому удивлению, увидел какого-то старика.
Парень решил узнать, кто это там ходит, и пошел в ту сторону. Но старик вдруг, как будто убегая от него, шмыг в коровник. «Эй, ты кто? Что тут делаешь?» – крикнул парень. Старик вышел из коровника и как ни в чем не бывало стал с ним разговаривать. Спросил, чей он сын и сколько добыл уток. Оказалось, что он знает его родителей. Постояли, поговорили, парень подарил старику самую крупную утку, попрощались. Старик сказал, что остается на этом месте и что, возможно, встретятся через три года.
«Приходи еще в эти места, я тут буду», – промолвил старик и снова шмыг в пустой хотон. Парень удивился про себя: мол, что можно делать в заброшенном хотоне? Но почему-то ничего не сказал и пошел в сторону шалаша к товарищам. По дороге удача снова не оставила его, так что к шалашу он пришел, к великому изумлению товарищей, более взрослых охотников, с четырнадцатью утками в мешке. Он рассказал им о встрече со странным неизвестным стариком, но охотники только удивленно переглянулись: никто из них никогда не слышал ни о каком старике, живущем поблизости. И только дома его старый дед, услышав рассказ внука, подумал про себя, что, скорей всего, мальчик видел самого Байанайа – покровителя охотников и рыболовов. Значит, быть ему удачливым охотником.
* * *
Однажды двое охотников долго блуждали по лесу и, сильно устав, стали искать ночлег. После долгих поисков, уже совсем отчаявшись, набрели на старую заброшенную избушку-балаган. Уставшие люди очень обрадовались, что не придется заночевать под открытым небом в холодную осеннюю ночь. Быстренько нарубив дров, затопили печку-камелек, которая, к их счастью, была цела и вскоре бойко затрещала дровами. Маленькая избушка быстро нагрелась. Охотники приготовили нехитрый ужин, и старший из мужчин, вытащив бутылку разведенного спирта, угостил хозяина огня, пробормотал заклинание. За ужином и сами выпили с устатку.
Выпив, мужчины разговорились и еще долго сидели возле догорающего камелька. Вскоре у старшего стали смыкаться веки, он лег на ближайшие к камельку нары и сразу заснул крепким сном. Его напарник, убрав остатки ужина, вышел по нужде на улицу. Стояла темная осенняя ночь, про которую говорят: хоть глаза выколи. Охотник, справив нужду, направился в сторону избушки, как вдруг услышал за спиной чье-то покашливание. Он сильно испугался и бросился к жилью, заскочил и сразу захлопнул дверь. Товарищ его спал и даже похрапывал. Он не стал будить его, оглянувшись, нашел длинную палку и припер дверь изнутри. После этого улегся на соседние нары и стал засыпать.
В середине ночи вдруг проснулся от того, что кто-то, вздыхая, ходил вокруг балагана, затем, подойдя к двери, подергал закрытые двери. Двери не поддались, и этот неизвестный, что-то бормоча поднос, наконец стал удаляться в сторону леса. Старый охотник тоже проснулся и лежал затаив дыхание. Когда шаги затихли, он сел на нары и чуть слышно пробормотал: кажется, все сделали, как надо, покормили духа огня, что, мол, они упустили? В ту ночь незадачливые охотники так и не смогли заснуть, лежали, прислушиваясь к малейшему шороху за стенами, и, как только начало светать, собрав свои вещи, убрались подальше от этих мест. Под вечер добрались до заимки одного знакомого охотника. Тот, старожил этих мест, и рассказал им историю заброшенного етеха*.
Когда давно, еще в позапрошлом веке, в этом наслеге распространилась страшная и очень заразная кожная болезнь, которую якуты даже боялись поминать всуе – аран. Человек постепенно весь покрывался сочащимися гноем и смердящими язвами, терял ноги-руки и умирал в страшных мучениях, отвергнутый и изгнанный соплеменниками, которые боялись даже близко подходить к заболевшим и отселяли их подальше в тайгу. Одну такую заболевшую семью с двумя сыновьями отселили в глухую тайгу.
Делать нечего, те безропотно подчинились приказу соплеменников, хотя знали, что их ждет мучительная смерть если не от болезни, то от голода. Какое-то время они еще держатся при помощи старых запасов, но затем еда заканчивается. Отец семейства пробует охотиться, но какой из него, больного человека, добытчик? Он первым, надорвавшись на охоте, отдает богу душу. Вслед за отцом умирает старший сын – пятнадцатилетний подросток.
Бедная женщина, оставшись в глухом лесу одна с десятилетним ребенком, впадает в отчаяние. Из деревни никто не приходит и не приносит продуктов. Чем так мучиться, лучше сразу помереть, думает несчастная женщина и, убив спящего сына ножом, сама же его хоронит. После этого вешается на дереве рядом со свежевырытой могилкой своего ребенка. Через некоторое время родственники этой семьи все решили проведать их. Обнаружив их бренные останки, по-человечески их погребли, а юрту подожгли. Уже в другом веке в этих местах какой-то охотник построил избушку, ведь находящиеся неподалеку озеро и лес были полны непуганой дичи и рыбы.
Останавливающиеся на ночлег охотники нередко тоже слышали шаги, вздохи и стоны умерших от страшной болезни и голода людей. В этот раз, как думает рассказчик, скорей всего, приходила неприкаянная душа несчастной женщины-матери, на долю которой выпала самая страшная участь – потерять всех своих близких.
* * *
Этот случай произошел уже совсем недавно, несколько лет назад. Несколько мужчин из одного крупного поселка поехали на Север поохотиться на диких оленей. Это было в конце октября, уже начались морозы. Возле одной небольшой речушки увидели многочисленные следы зверей и решили сначала устроиться на ночлег в находящейся поблизости охотничьей избушке.
Когда подъехали туда, уже завечерело, стало темно. Так что не стали блуждать в поисках дров, тем более, что в тундровой зоне с этим проблема, срубили первое же попавшееся, росшее возле дороги старое дерево, нарубили из него дров и затопили печку. После плотного ужина сразу улеглись спать, один из охотников решил подкинуть еще дров и вдруг увидел на одном полене обрывки каких-то нитей, тряпок, удивился и отложил в сторону, решив, что утром хорошенько рассмотрит, что бы это значило.
Ночью ему приснился страшный сон: он увидел, как посередине избушки откуда ни возьмись появился представительный пожилой мужчина, с ног до головы одетый в одежду из оленьих шкур. Незнакомец, вперив горящий взгляд на него, грозным голосом сказал: «Вы срубили мое священное жертвенное дерево, росшее в дверях моего аартыка*! Буди своих людей, и убирайтесь отсюда подобру-поздорову!»
Мужчина от испуга проснулся и увидел, что стена избушки за железной печкой уже объята бушующим пламенем. Он растолкал своих товарищей, те, кто в чем, успев схватить, что под руку подвернулось, выскочили на улицу. Только вышли – и за ними обвалился потолок. Напуганные происшествием, незадачливые охотники отправились в ту же ночь восвояси домой. С тех пор в эти места они, как говорится, ни ногой. Раз дух местности на них прогневался, делать там нечего – не видать удачной охоты как собственных ушей!
*Етех – заброшенная усадьба, жилье.
*Хотон – коровник.
*Аран – лепра, проказа.
*Аартык – дорога, проход.
Яна ПРОТОДЬЯКОНОВА,
«Эхо столицы»

На охоте.

В мире много необъяснимых на первый взгляд, но неизменно пугающих вещей. Недаром страшные истории, рассказанные ночью у костра или прочитанные в темном комнатном одиночестве, так сильно будоражат воображение, распаляя наш спящий до поры до времени первобытный страх темноты, каждым шорохом в соседней комнате уничтожая нервные окончания и иногда даже оседая на голове белым инеем седины. Когда-то наши далекие предки боялись выйти из безопасного жилища навстречу негостеприимной ночи, помня о клыках саблезубой кошки и глубоком овраге, невидимом ровно до той поры, пока ты не окажешься на его дне. Поэтому темноту с постепенным развитием культуры начали демонизировать, населяя ее беспокойными полтергейстами, злыми умертвиями и ужасными оборотнями.
Прошли тысячелетия, но подсознательный страх этот и богатые, неизменно страшные образы остались с нами благодаря эволюционному механизму наследственности и устным преданиям, передаваемым от отца к сыну. Старые мифы и сказания забывались, чтобы через века снова всплыть из небытия, меняясь и искажаясь, каждый раз обрастая новыми подробностями и неизменно упуская частицу первоначального варианта. С увеличением населения и общего качества жизни разного рода страшилок стало просто до неприличия много. А интернет с его рационализмом, бесчисленными «крипипастами» и «стремными видео» на «YouTube» привил уже не одному поколению иммунитет к любого вида стрессам. Мы уже совсем не боимся гулять ночью по лесу одни, ведь мы вооружены научной теорией и относимся ко всякого рода предрассудкам в лучшем случае с ухмылкой. У нас есть простая и понятная картина мира, в котором совершенно нет места ничему «стремному».
Собственно, выше в общих чертах набросано отношение к вопросу всех достаточно разумных по современным меркам людей, к коим себя причислял и я. Ну нет в нашем замечательном, но ужасно скучном и обыденном мире никаких призраков и леших. Есть только светящийся болотный газ, миражи и древние защитные рефлексы. Именно так думали мы с хорошим моим товарищем Антоном, направляясь на несколько дней на охоту в район Таватуя, что близ города Екатеринбурга. Места там цивильные и известные, заплутать довольно сложно, а коли и угораздит — к вашим (ну, то есть к нашим) услугам GPS и, на худой конец, те же егеря в обнимку с МЧС. Экстрим и реализация древних охотничьих инстинктов без отрыва от благ цивилизации, так сказать.
Прибыв на место и справивши все формальности с егерем дядей Мишей, обладателем веселого нрава и невероятно пышных усов, которым бы позавидовал и поручик Ржевский в лучшие свои годы, мы оставили автомобиль недалеко от въезда в хозяйство, и вместе с дядей Мишей налегке отправились навстречу романтике и приключениям. Дядя Миша, ввиду скорого приезда охотничьей делегации каких-то мажоров из Екатеринбурга (клиентура не чета нам, двум вчерашним студентам), имел возможность рассказать и показать очень немногое. В конце концов, пройдя с нами лишь пару километров вглубь и в общих чертах описав текущую ситуацию со зверьем, он с извинениями откланялся, рассказав напоследок анекдот и пожелав нам удачи.
— Ах да, пацаны, последнее время кто-то зверье дерет так, что страх и ужас просто, — обернувшись в пяти метрах от нас, сказал он. — Вы на ночь лучше возвернитесь к въезду поближе, а то мало ли кто там лютует, кабан какой взбесился, может, а добрый кабан, он ого-го каких размеров бывает. Я бы вам рацию дал, но не могу — блаародные оспода прибывают-с, им понужнее будет, не приведи Господь, испугаются чего, — гоготнул он.
— Да у нас GPS есть, дядь Миш, нормально все будет.
— Тьфу ты, джи-пи-эс у них, ты это волку с медведем будешь объяснять. Ну да ладно, у нас тут, чай, не сибирская глушь. Ну все, покедова, пора мне, — сказал он и удалился восвояси.
С собой у нас в объемных туристических рюкзаках были два армейских зеленых спальника, притыренных из стратегических закромов Родины одним знакомым старшим прапорщиком, поесть-попить-покостровать, множество всякой мелочевки вроде ножей и пакетов, и конечно же два ружья — моя самозарядная «Сайга-12» и Антонов старенький «Тоз-34». Для бывалых охотников мы наверняка представляли собой смешное и жалкое зрелище — два городских лопуха, понятия даже не имевших, зачем они приехали в эту глушь и неизвестно на кого вообще собравшихся охотиться. Действительно, ехали сюда мы скорее для того, чтобы просто поноситься по лесу и вволю пострелять по найденным бутылкам, наделать пафосных фотографий с закосом в милитари-стайл (для этого я даже откопал на балконе свою старую «флору», оставшуюся после службы в армии, а «Сайга» на вид ну просто вылитый АК-74). Да и лицензия на какую-то мелкую шушеру была любезно предоставлена Антоновым отцом, отставным полковником МВД, неизменно имевшим хорошие знакомства в самых разных ведомствах.
Углубившись в лес километров на десять, мы за бодрой беседой и смакованием будущей обильной добычи и не заметили, как наступил вечер. Темнеет в конце августа достаточно рано, и было решено разбить импровизированный «лагерь» на краю поляны под ближайшим большим деревом. Наделав множество фотографий (которые я потом все-таки залил на «ВКонтакте» и которые при случайном взгляде на них то и дело заставляют меня поежиться) мы начали готовиться к ужину и последующему сну. И только зачерпывая ложкой наваристый суп из картошки с тушенкой, я впервые осознал — очень уж тихо в лесу. Ведь даже в городском лесопарке то и дело раздается пение какой-нибудь птицы, собачий лай, да вообще миллион разных звуков. А тут… Тихо, только листва шуршит. Да и не видели мы никакой живности, как отдалились от дороги на приличное расстояние. В этом момент мне стало очень не по себе. Так не бывает, любая экосистема содержит в себе кучу разных видов животных, хоть кого-то мы должны были увидеть или услышать! Неприятно так стало, даже жутко. Но тут рациональный разум начал предлагать свои объяснения. Что-то их всех просто спугнуло и заставило уйти с пути нашего следования (может, наши громкие разговоры и шутки?). А возможно, тут геопатогенная зона, вызванная разломом в земной коре? Такие «нехорошие места» объяснены наукой, знаменитые стаи птиц-суицидников обязаны своим неадекватным поведением как раз таким аномалиям — уж очень сильно искажен около них «тонкий мир», магнитные и прочие невидимые глазу поля.
Магнитные поля… Вспомнилось предостережение егеря. Рука сама потянулась к ружью. Прикосновение холодного металла успокоило и обнадежило — против 12-го калибра не устоит никакая аномалия, подумалось мне. Я поделился своими опасениями с Антоном. Тот, имеючи красный диплом физтеха, лишь с улыбкой отмахнулся. Мало ли что? А нам вставать с утра, да хорошо бы еще не замерзнуть за ночь. На том и порешили, еще через пару часов разговоров и обсуждений планов на завтра постепенно откланявшись ко сну в теплых спальниках под уютной потрескивание костра.
… Когда я проснулся, было очень темно. Как обычно бывает сразу после пробуждения, не сразу понял где я и что послужило причиной пробуждения. Спустя несколько долгих секунд я пришел к выводу, что все-таки не сплю. Холодно, темно, пахнет костром и… чем-то еще? Сладковатый такой, противный запах, неуловимо знакомый и определенно ассоциирующийся с чем-то очень неприятным. Тухлое мясо? Или…
И тут я услышал. Метрах в трехстах от нас хрипло завыл волк. Потом еще один, и еще, пока вой не слился в единую пронзительную до седины симфонию. Волки все выли и выли свою разбойничью песню, и казалось, что нет в мире больше тишины, тепла и покоя, но тут… в их хор вплелся и заглушил его, возвысился над ним звук, который по сей день снится мне в самых неприятных из кошмаров. Он был похож, наверное, на предсмертный крик страшно истязаемого человека, хриплый, срывающийся вопль боли и непостижимой ненависти. Так, наверное, кричит умертвие из старых сказок. Вероятно, именно в этот момент я заработал седую прядь на правом виске, по которому люди ныне могут узнать меня в толпе. Волки еще как-то укладывались у меня в голове, но этот вопль… Впав на момент в порыв того самого липкого безумия, которое настигает нас в моменты наивысшего ужаса, я что есть мочи закричал:
— АНТОХА!!! СУКА, РУЖЬЕ!!!
— Щас, щас! — Антон рванулся к рюкзаку, под которым лежало ружье, прямо вместе со спальником.
«Семь патронов у меня (восьмой я никогда не заряжаю в магазин по совету бывалых владельцев «Сайги», говорят, что часто клинит), два у Антона, плюс ему быстрее перезаряжаться… Чёрт, патроны-то в рюкзаке, далеко… Девять, девять, девять… Сейчас бы отцовский СКС!» — лихорадочно думал я, потихоньку приходя в себя.
Видимо, крик был очень большой ошибкой. Вой затих. Я выскочил из мешка, судорожно схватил ружье и прыжком преодолел те три метра, что отделяли меня от высокой сосны, под которой мы заночевали. Сосна была с подлянкой — до ближайшей ветки, за которую можно ухватится, не допрыгнешь даже под диким адреналином, думал в тот момент я. Спиной я прижался к сосне, одновременно досылая патрон и снимая карабин с предохранителя. Антон последовал моему примеру.
— Ч… что делать будем? — задал я дрожащим шепотом глупый, но казавшийся тогда единственно правильным вопрос.
— Стрелять.
И тут началось. Со стороны леса показался первый волк. За ним еще. Твари начали обступать наше дерево полукругом. Волки они вообще загоняют добычу очень тихо, слышно лишь их сиплое дыхание. Паника. Я начал лихорадочно пытаться прицелится то в одного волка, то в другого, хаотично описывая оружием дугу. Умные твари, каким-то немыслимым образом ощутившие опасность, исходящую от двух ружей, как бы в нерешительности остановились. Секунда. Другая. Еще несколько. Ничего, стоят. Всколыхнулась какая-то совершенно безумная надежда. Антон издал сдавленный то ли хрип, то ли смешок. Минута.

Рассказ охотника

История, которую я вам расскажу, произошла 3 года назад. Тогда я только вступил в поисковую группу. Помимо меня, там ещё была пара новичков. Мы, как молодняк, особо ничем не занимались — бегали и бабок всяких опрашивали. А ещё очень любили по вечерам собираться все дружно и друг другу страшные истории рассказывать: начинали с заезженных, а когда разогревались от горящего рядом костра и приличной дозы алкоголя, начинали уже травить нечто более жесткое — кто что от бабушек услышал, а кто вообще так на чистом украинском что-нибудь такое выдавал, что уж даже и не знаешь, смешно тебе или страшно.
Как-то к нам во время подобной посиделки присоединился парнишка лет 25-30, в камуфляже, на вид обыкновенный охотник наших краёв. Подошёл, поздоровался с каждым (судя по тёплому приветствию, те, кто постарше, давно его уже знали) и присел в угол. Сидит себе, помалкивает, нас слушает да себе наливает. И вот после энного количества историй и пропущенных стаканов у него начал потихонечку «развязываться» язык, и тут он рассказал такую историю.
Как-то осенью вышел он на охоту, да так увлёкся, что не заметил, как смеркаться начало. Когд опомнился, то вокруг уже стояла такая темень, хоть глаза выколи. До дома идти далековато, да и наш прекрасный кубанский лес — по нему ночью хоть с прожектором иди, всё равно навернёшься и что-нибудь сломаешь. А шакалы, так вообще напасть: поодиночке, конечно, не нападают, а вот когда их поболее…
Ну так вот, решил наш охотник не домой идти, а где-нибудь ночлег себе сбить. И тут наткнулся он на деревеньку — точнее сказать, на то, что от неё осталось. Когда-то ещё до Второй мировой там было поселение, да вымерло как-то внезапно, никто точно не знает почему, но в довольно краткие сроки население деревеньки сократилось до нуля. И теперь от деревни остались только стены, да чуть дальше заброшенная тюрьма. Место было не из приятных.
Для ночлега охотник выбрал более или менее целые стены какого-то дома. Там, в одной из комнат, которая была без окон, он распалил костёр. Поев и немного выпив из фляги, он разложил спальный мешок, положил рядом с ним ружьё и лёг спать ногами к двери. Проспал он недолго: проснулся оттого, что стало как-то внезапно светло. Вначале в голову полезла мысль, что из-за горячих углей, оставленных им, что-то загорелось, но мысль сразу улетучилась, когда он открыл глаза. Последние угли, судя по виду кострища, давно потухли, но вокруг светло, как в полнолуние, и висела дымка какая-то странная в воздухе, как будто светилась изнутри. Он кинул взгляд на дверь — а там голая женщина стоит и рукой его манит. Он, конечно, пришёл в дикий испуг: до ближайшего поселения не менее 20 километров, какие тут голые женщины посреди ночи?! Он схватился за ружьё, выстрелил в сторону женщины и потерял сознание. Когда он очнулся на следующее утро, то обнаружил, что вокруг в жухлой осенней траве валяются гильзы от пуль самого разного вида.
Когда охотник закончил рассказ, мы, конечно, пару минут половили мурашек по коже. А когда отошли, начали его подкалывать — мол, хорошо придумал. На это он в ответ снял шапку, и мы похолодели уже по-настоящему. Волосы у парня оказались седыми.

Мистические Истории – Моя первая охота.

То, о чем я хочу рассказать, произошло давно, наверное, году так в 89-90. Мой отец всегда был страстным охотником. Каждый год поздней осенью они с приятелем брали отпуск и уезжали в лес недели на две. Ездили обычно в одно и то же место. Это заброшенная деревня, где-то в лесах Новгородчины. Дома там практически все давно порушились, остался только один, да и то, за счет останавливающихся там постоянно охотников. Леса в тех местах очень глухие, до ближайшей цивилизации далекие километры.
В том году мне исполнилось 15 и отец впервые взял меня с собой. Папин приятель, дядя Коля, всегда ездил с сыном, Егором. Тот был постарше меня, ему уже 17 исполнилось, но мы все равно приятельствовали.
Собрались мы тогда быстро. Покидали в машину барахло свое, собак посадили да и поехали. На место прибыли уже ближе к ночи и были приятно удивлены, обнаружив, что в доме уже хозяйничали трое охотников из Питера. Ну мы, конечно, все перезнакомились. Оказалось, что эти мужики тоже каждый год туда приезжают. Ну, собрали на стол там, за встречу стали выпивать – все, как положено. Нам много отцы не налили, мы с Егором больше байки охотничьи слушали, разинув рты. Зато сами они постарались, да так, что на утро ни о какой охоте и речи быть не могло. Все с утра пораньше начали “лечиться”.
Нам с Егором было скучно просто так сидеть. Мы уж и по банкам консервным, и по бутылкам постреляли, облазали весь чердак и подвал. Ничего, конечно, не нашли: все, что можно, уже нашли до нас. Мы и пошли гулять. Видим, недалеко так за деревней роща березовая. Мы подумали, что может хоть грибов наберем, на печке насушим да матерям привезем, ну и двинули туда. Но, придя на место, мы жестоко разочаровались. Роща была остатками древнего кладбища. Видать, тут и нашли последнее пристанище жители нашей заброхи.
Могилы все были древние, давно сравнялись с землей, кресты порушились, но кое-где надписи можно было прочесть. Мы с Егором ходили и ржали как кони, читая фамилии. Долго бродили, и вдруг совершенно неожиданно наткнулись на крест. Хороший такой, добротный деревянный крест, наподобие старообрядческого с “крышей”. Прямой и ровный, как будто год назад поставленный. А на нем четко прописаны даты: «Горшковъ Егор Николаевичъ. 19мая 1895 – 19мая 1930».
Мой приятель малость оторопел. Это были его фамилия, его имя, его отчество. И даже день рождения совпадал – 19 мая. Когда я это осознал, мне стало страшно, но в школе нас учили тогда так: Бога нет и все такие совпадения ничего не значат. Предрассудки это все. Только посетовали мы тогда, что парень этот совсем молодым помер и прям в день рождения – 35 лет. Посмеялись и забыли.
Две недели пролетели как один день. Мы славно поохотились и вернулись домой в Москву счастливыми и отдохнувшими. Через пару лет я закончил школу, потом институт, стал работать, женился. На охоту мы ездили каждый год, чинили наш ветхий дом как могли, жили в нем неделями, но на кладбище больше не ходили и никаких разговоров об том случае не начинали.
А несколько лет назад так случилось, что я уехал на работу в США. Прожил там несколько лет, а когда приехал, то узнал печальную новость: мой приятель детства, Егор Горшков, погиб. Я сперва даже не понял, что случилось, прям как обухом по голове… Только на кладбище мне объяснили ситуацию.
Егор отмечал свой юбилей – 35 лет. Все были выпившие, и пошли на балкон курить. Егор упал с 8 этажа. Смерть была мгновенной. Чего уж там произошло, я не интересовался, неловко…
Я посмотрел на крест. Добротный, красивый, деревянный… А на нем надпись: «Горшков Егор Николаевич. 19 мая 1972 – 19 мая 2007».
Вот и не верь после этого в судьбу! Что это было тогда в лесу? Предсказание? Чье-то пророчество? Наказание за наш смех в том месте и издевательство над памятью православных христиан? Я не знаю. В любом случае мне стыдно и я прошу прощения.
Автор: Strannik

История охотника

Рассказываю со слов родственника. Был в нашей деревне охотник молодой. И однажды он пробыл на охоте дольше обычного, уже хотели его искать, но он возвратился. У него спрашивают, что, как, почему. А он в толк не возьмет, почему все всполошились. Ведь еду сама жена ему носила через день, вернее ночь, кто будет отпускать каждый день, работ невпроворот, а это было в 30-ых годах. Все обомлели, ведь жена никуда не отлучалась. А охотника нашего чуть мандражка не схватила. Он уже хотел идти домой, т.к. соскучился по жене, да и провизия заканчивалась , а тут вечером жена сама заявилась – еды принесла, всяких вкусностей. Когда он спросил, откуда все это то, она отшучивалась Оказывается как только наступала ночь, жена тут как тут. Они вместе спали и утром до восхода солнца она уходила, говоря ему, что надо успеть на работу. Но сама она не ела, говоря что сыта. А там был старый охотник, который и сам попал однажды в такую историю. Он то и сказал, что это бес пришел к нему и научил, как и что надо делать. Так вот, когда он в другой раз пошел на охоту, прежде чем лечь спать, воткнул на порог избушки с внутренней стороны топор и стал ждать, что будет дальше. Наступила ночь и вдруг стук в дверь, а ему сказали, что бы ни случилось, ни в коем случае не подавать даже голоса. В дверь стали стучать со всей бесовской силой, но дверь как будто стала такой крепкой, что даже от ударов не шелохнулась и вдруг все затихло. Он уже решил, что все кончилось, но не тут-то было. Резко поднялся ураган чудовищной силы и начал срывать крышу избушки. Он посмотрел в окно не удержавшись и увидел, как якобы его жена, каким-то образом висит в воздухе и держит за ногу ребенка. Она подняла ребенка над головой и с ужасным хохотом, разорвав его по полам, бросает его в сторону избушки, тут наш охотник не выдержал и отключился. Когда он пришел в себя, все было тихо, но он до утра так и не решился выйти из избушки. Утром, когда он вышел, перед ним предстала такая ка ратина “крыши не было, деревья склонились до земли, некоторые повалены. Он быстро собрался и ушел обратно домой. За эту ночь он поседел полностью.

Товарищ по охоте

Мой дед недавно вышел на пенсию, и несмотря на его возраст, он довольно молодой и подвижный. Он увлекается охотой с молодости, полгода назад купил себе небольшой охотничий дом и переехал туда. Домик стоит на реке Ижма, он находится довольно далеко от цивилизации. Ближайший город в 10-15 км от домика — Сосногорск, что в Республике Коми.
Место это очень красивое и тихое, я сам по себе довольно тихий и спокойный, и мне очень понравилось это место. Я приезжаю к нему каждые каникулы, и дед всегда рассказывает мне интересные истории, в которых он побывал в то время, как я был на учёбе. Рассказывал про жизнь зверей, про НЛО над лесами, ему даже приходилось сталкиваться с мистикой. Иногда я был очевидцем подобных историй. Например, как дрались между собой лисы, или как в небе зависал НЛО и издавал различные световые излучения. Больше всего мне понравилась его мистическая история, которая произошла с ним в конце сентября. История скорее печальная, чем страшная.
Как всегда, в 16 часов вечера, он собрался на охоту, прихватив всё необходимое. Охотится он в основном на своём берегу, реку переходил очень редко. Но в тот вечер он решил перейти реку. Обычная охота, сидит, осматривается. Вдруг слышит шорохи сдади, оглянулся, а там другой охотник.
— Испугал, ёшкин кот! — Вскрикнул дед.
— Прости, мужик. Тише-тише…, — шёпотом ответил мужик.
Между ними завязался разговор. Деду мужик показался довольно доброжелательным. Несмотря на его молодость, он оказался без «понтов» и не выпендривался. У него была собака по кличке След, собака была спокойной, такой же как и дедушкин собеседник. Мужик часто улыбался и был красноречив в разговоре с дедом. Дед подумал, что они могут быть товарищами. Весь вечер они беседовали, прогуливаясь по лесу. Солнце уже скрывалось за горизонт, они пришли к месту их встречи. Дед первый протянул руку Серёге (так звали этого незнакомца), показывая ему своё уважение к нему. Сергей продолжал улыбаться, собака весело виляла хвостом. Они договорились встретиться на следющий день на этом же месте, в то же время. Сергей с Следом углубились в лес, дед отправился домой.
Утром следующего дня дед дожидался вечера, чтобы вновь встретиться со своим товарищем. Я его понимаю, думаю, у каждого такое было, что только-только познакомился с человеком, а он тебе уже как близкий друг. Наступил вечер. Он отправился на то место. Дед увидел Сергея с Следом и рванул к ним. След гавкал ему навстречу, Сергей улыбался, но в улыбке было что-то другое, как будто он сам ждал этой встречи. Они поздоровались, поговорили. И отправились на реку поохотиться на уток и прочую живность. По дороге их дружба окрепла, они сами не заметили, как стали общаться на «ты». Они подошли к реке, огляделись и увидели стаю уток. Они засели в кустах, След вёл себя тихо.
— Хорошая собака, — сказал дед.
— Мой След самый лучший, — обнял Серёга Следа.
Дед просто смотрел на них и улыбался. Они вновь сосредоточились на утках. Каждый выбрал для себя цель. Прозвучали выстрелы. Стая взлетела, две утки остались плавать посреди реки. След поплыл за первой, затем за второй.
— Хороший пёс! — Сказал дед и дал ему кусочек колбасы.
Солнце вновь скрывалось за горизонт. Они пришли на место своей первой встречи и ещё болтали о том, о сём. Сергей первый протянул руку и сказал:
— Спасибо тебе, Ванёк (так зовут моего деда) за всё. Ты освободил меня, теперь я могу идти. Я отдаю тебе моего Следа, пожалуйста, береги его. И вот, возьми мою утку.
Дед не понимал, что происходит. Сергей продолжал улыбаться, он сказал: «Пока!» и ушёл вглубь леса. След остался сидеть рядом с дедом, и они оба смотрели в сторону уходящего Сергея. В душе деда стало одиноко. Ночью ему приснился Сергей, уходящий в белый свет, Сергей ещё раз поблагодарил моего деда и ушел.
Я часто замечал и замечаю, как дед, сидя рядом со Следом, сидит и глядит на этот лес. И историю эту мне рассказал дед, сидя в таком же положении рядом со Следом и смотря вдаль. Но он не унывает. Жизнь продолжается!
Автор: Александр

Таёжный ужас

Дело было осенью. С двумя товарищами, что были много старше его, Константин уже двое суток был в пути. Везло не особо, усталость уже давала знать о себе. Совсем было упало настроение охотников. Но тут старший вспомнил про какого-то своего знакомого дедка, который жил неподалеку. Туда и направились.
Дед Митрий принял гостей душевно. Видать, нечасто человек радовал его визитом. Захлопотал, позаботился насчет баньки, накрыл на стол. Приняв с парку по сто граммов, охотники разговорились. Начали припоминать разные случаи, анекдоты травить. Костя, чтоб не отставать, тоже словечки вставлял. Словом, вечер пролетел незаметно. Уже было засобирались спать, как старик, замявшись, всем видом показал, что собирается что-то такое, не мелкое сказать.
— Вы вот что, ребята, — наконец выдавил он, — когда после Октябрьских на обрат пойдете.. зайдите… захороните меня. А то не по-христиански будет без могилы-то.
Засмеялись охотники: здоровенный дед, а про смерть вспомнил. Опомнись, мол старый.
— Чую, что помру. Ей-богу, — закрестился Митрий.
— Да ты еще бабку-верчену заведешь, помяни слово, — приобнял старика старший и повел всю команду на боковую.
Под завывание ветра за окном и мерное цоканье ходиков вся компания уснула. Наутро, поблагодарив деда, оставив ему две банки бездымного пороха, охотники ушли дальше.
Время пролетело быстро. Если честно, то Константин за заботами и не вспоминал больше деда Митрия и его мрачные слова. Лишь тогда просьба старика проклюнулась в памяти, когда вновь судьба забросила его с товарищами в те места. Правда, добрались к домику одинокого охотника они не в ноябре, как обещали, а тремя месяцами позже.
Уже подъезжая на лыжах к воротам, все трое чуть струхнули. Странное предчувствие было продиктовано тем, что ни единого лыжного, санного или пешего следа не вело к дому. С трудом отворив дверь, они, к своему удивлению, увидели, что и света привычного ни в одном окне рубленой в лапу избы, ни в сарае нет. Тишину нарушил лишь отощавший взъерошенный пес, хмуро вылезший из будки и зарычавший на незваных гостей. -Цыть, Муха, — раздраженно гаркнул старший. – И без тебя тошно.
Переглянувшись, охотники сняли лыжи и вошли в сени. Открыв дверь в горницу, почувствовали холод, гуляющий внутри. Неприятный запах кружил в воздухе.
— Митрий! Дмитрий Финогеныч! – окликнул старший и чиркнул спичкой. Изба была выстужена, стены покрылись блестящим инеем, на полу лежал снег. Сам не зная зачем, Константин взвел курок своей тулки.
— Не балуй, Коська, — старший запалил тряпицу, и словно стыдясь своей минутной робости, первым шагнул в большую комнату. Тут же послышался его негромкий вскрик.
Да и было от чего не сдержаться. Посреди комнаты, на столе, в плохо струганном гробу лежал хозяин. Лежал давно: борода неприбранной метлой затопорщилась, наросшие на окоченевших пальцах ногти напоминали ужасные когти невиданного зверя.
— Так ведь и помер дедуля, — зачесал в затылке старший. Испуг прошел у бывалого охотника, уверенность вернулась к нему. – Так живо, Ваня, Костя, взяли деда — и во двор! Я пойду поищу лопату и ломик. Надо схоронить засветло.
Над могилой потрудиться пришлось немало. Мерзлая земля не давалась. Под конец совсем уже выбились из сил артельщики. Константина, как самого молодого, послали топить печь, греть избу для ночлега.
За чаем и ужином разговор не клеился. Что-то давило всех троих, и суетные слова не хотелось произносить.
— А памятник или крест, как же, — засомневался Константин, — нельзя без креста, наверное.
— Это уж утром, — покачал головой Иван и показал сбитые в кровь ладони, дай хоть отойдут чуть-чуть.
Спать, не сговариваясь, решили все вместе, сдвинув две деревянные кровати краями. На матрац накидали тряпья, под головы – рюкзаки, сверху укрылись шубами. Понемногу тепло завладело их небрежным лежбищем и сон сменил усталость.
Проснулся Константин от непонятного страха. Нет, ничего такого ему не приснилось. Вслушавшись в тишину, ничего не засек. Рядом тяжело сопели мужики. Тишина была такая что… Стоп. Вот тишина-то, наверное, и смутила. Ходики не стучат! Ну, конечно, как он раньше не догадался?!
Хмыкнув самокритично, Константин хотел уже по второму разу попытаться заснуть, как вдруг почувствовал на себе взгляд. Он приподнялся на локтях, глянул в темь комнаты. Никого.
И тут… от крайнего окна отскочил кто-то. Константин хотел было схватить ружье, но вся амуниция висела на стене напротив. Встать же он побоялся.
Убеждая себя, что это все мираж, глупое внушение, он опять стал забываться. И тут истошный вопль Мухи раздался со двора.
— Старшой, слышь, старшой, — затормошил Костя соседа, — проснись!
Но лишь могучий храп был ответом. Его товарищи спали в полном забытьи. В это время снаружи послышались удары в дверь. Затем она открылась. Что-то тяжелое и скользкое затопало по полу.
С трудом удерживаясь от крика, Костя натянул шубу на голову. Он мгновенно вспотел от непонятного страха, оцепенение, как жидкость, заполняло ноги, руки, грудь.
Страшный удар сорвал щеколду. Существо вошло в комнату. Слышно было его уркающее дыхание. Тяжело ступая, ОНО приблизилось к спящим. Костю колотило. Он судорожно вцепился в рукоять ножа. Ожидание чего-то ужасного сковало волю. Он закрыл глаза, уткнулся лицом в рюкзак.
Существо, зацепив чем-то острым край шубы, приподняло ее.
Странно, но выдыхаемый им воздух был очень холодным. Что-то липкое капнуло на головы спящих людей. Вдохнув несколько раз их запах, ОНО снова прикрыло охотников.
Когда напряжение достигло предела, Константин потерял сознание. Проснулся он от веселого говора своих товарищей. Они балагурили и лежа курили. Рассказать о ночном происшествии он постеснялся.
— Вот это поспали так поспали, — завидев пробуждение Кости, сказал старший, — вот что значит на сон поработать, размяться. Ну что, встаем? Они встали, оделись. Перекусили тушенкой с сухарями, допили вчерашний чай. Экипировавшись, пошли на улицу.
Тут крика сдержать не смогли все трое. Первое, что бросилось в глаза, — разрытая могила, черные комья земли на белом снегу. Рядом же лежала Муха. Даже не сама собака, а ее рваные, окровавленные куски, разбросанные метров на пять друг от друга. Весь двор был истоптан страшными, огромными следами. — Пойдем отсюда! – неожиданно высоким голосом завопил старший и, надев лыжи, первый быстро поехал в сторону леса. Костя и Иван заспешили следом. На этом, собственно, и закончилась эта история. Несколько раз Константин пытался вернуться к ее разгадке, беседовал с археологами, с бывалыми охотниками, но ответа не находил.
Впрочем, как-то раз, уже в составе геологоразведочной партии, Константин пролетал над теми злополучными местами. Когда вертолет приблизился к месту, где стоял дом деда Митрия, он глянул вниз. Вместо дома он увидел черное блюдце пепелища…

Охота в тайге

Вы когда-нибудь были в тайге на охоте? А вот Семен Иванович заядлый охотник! Каждый год он ездил в тайгу охотиться то на волков, то на медведей. И каждый раз он брал путевку на одно и то же время: 15 апреля. Но в этот раз его ждало разочарование – путевок в агентстве не было, то есть, совсем не было открыто на них квот.
– Да как так! Я каждый год езжу, и всегда были окна!!! – возмущался он.
– Милейший Семен Иванович, я ничего не могу для вас сделать, вы видите, зима поздняя, снег только стал сходить, там шатун – ну нельзя нам, опасно это! – оправдался агент.
– Ладно, на какое число вас окна есть?
– Самое близкое? На 30 апреля!
– Хорошо, я беру! – Семен Иванович прошел все бюрократические проволочки и вышел из агентства.
Эти две недели для Семен Ивановича показались вечностью: он уже 5 раз чистил ружье, три раза его только смазывал, десятки раз проверил свой походный рюкзак на – не забыл ли он чего-нибудь? Да и спал он плохо: его мучили какие-то ночные кошмары, в них он видел своих умерших родственников – даже двоюродного деда, который никогда ему не являлся и приснился впервые. Конечно, Семен Иванович все списывал на волнение перед охотой и клемил на чем свет стоит и президента, и агенство, и даже страну, гоношась уехать из нее от на чем свет стоит. Но его можно понять. 45 лет, а он так и не женился, детей не нажил… нет, жил, конечно, с женщинами, но ему как-то не везло, все думал: “Ай, лучше найду”. Не нашел, не попалась. Так и жил он один, и в этом находил свои плюсы: машина у него была что надо, неплохая карьера (он был зам. директора на овощебазе). Так что плюсы были, а что касается женского тепла… так его всегда можно купить, и всего-то 50$ ночь.
Но время прошло, календарь показал 27 число, и он, прыгнув в свой джип марки «Рендж Ровер», отправился в путь за тысячи километров Российских дорог.
Дорога ему показалось легкой, и даже какой-то незаметной, чему и сам Семен Иванович изрядно удивился – хоть машина и хорошая, но даже для нее расстояние было внушительное. Обычно он приезжал как выжатый лимон, но сейчас он чувствовал себя на 20 лет! Приятно грело весенние солнце, а душа пела в предвкушении охоты!
Он прошел на ресепшн отеля Красная Пахра, который располагался в городе Ачинск. Там его ждали и, конечно, разместили в самом шикарном номере гостиницы! Мимолетно Семен Иванович взглянул на календарь, который был за спиной сотрудницы гостиницы. На календаре было 29 апреля. Завтра охота!
– Ах, охота на охоту! – пропел он себе под нос и поднялся в свой номер.
Ночь прошла еще хуже, чем были до этого. Во сне он видел костры, видел изуродованные тела, которые сгорали в жарких пламени; он видел обнажённых девиц, которые плясали в хороводах; видел своего отца, который обнимал какое-то существо, похожее на невиданного зверя с рожками на голове и длиннющим хвостом. Семен Иванович проснулся в холодном поту, сердце бешено стучало, а в висках долбило так, что не сказать. Видать, давление, решил он. Но спать больше не решился, так и проходил с трех ночи до шести утра в ожидании выезда в сказочную тайгу. Когда зазвонил будильник, Семен Иванович успокоился окончательно. Время пришло, и вот пора вставать и выезжать на охоту. Он вышел почти тут же, завел автомобиль и поехал вперед к приключениям
Дорога заняла два с половиной часа, и ему взору открылась до боли знакомая красота: по правую руку стоял густой лес, манящий своей загадочностью и каким-то волшебством, а по левую руку было поле, бескрайняя равнина… И тут возникла дилемма: покататься по самой тайге и подстрелить лиса, например; или все же в лес, где и волк, и кабан. Выбор все же пал в пользу леса – по полю можно и завтра прокатиться. Он установил маячок навигатора на машину, проверил свою станцию, чтобы не заблудиться, взял оружие, мешок – и отправился в густую чащу леса!
Время шло неумолимо. Часы, только что показывающие десять утра, уже подходили к шести вечера. Пока он не встретил крупного зверя, но зато успел настрелять четырех белок и потравить пару барсуков из нор. Ночевать, конечно, он решил тут, найдя небольшую полянку. Семен Иванович разбил палатку, разжег костер и принялся готовить ужин. Воздух в лесу пьянил и успокаивал, такое ощущение было, как от принятого бокала дорогого полусухого вина, и его стало клонить в сон, на удивление спокойный и без сновидений. Единственное, что подумал Семен Иванович: «Ну вот, все кошмары были вызваны волнением, я так и думал!».
Его разбудило пение. Нет, не птиц – это было пение женщин. Он постарался прислушиваться к нему, но слов было не разобрать; тогда он вылез из палатки и стал озираться по сторонам. Стояла черная как сажа ночь, только угли костра сверкали, отливая в абсолютной девственной темноте. Семен Иванович поднял руку к глазам и нажал на кнопки часов. Циферблат загорелся мерным синим светом, и цифры показали 23:45. Пение усилилось, и ему показалось, что оно не так уж и далеко, ну, в паре километров – хотя нет, даже ближе. Эхо от голоса уходило еще дальше, чем стоял его лагерь, и становился все ближе. Не то чтобы Семен Иванович перетрухнул, но слазил в палатку, достал ружье, перезарядил патроны и надел разгрузку. Так он просидел примерно полчаса, а пение все не утихало, и любопытство взяло верх. Семен Иванович взял фонарь, положил батарейки в разгрузку, взял побольше дробных патронов и отправился на звук голоса. На удивление, шёл он минут пятнадцать и увидел, как сквозь ветки пробивается небольшая полянка, а на ней горит огромный костер. Вокруг костра кружат женщины, в белых каких-то простынях, то задирая вверх руки, то стелясь по земле. Ему это напомнило цыганочку, и его губы дрогнули в неловкой улыбке. Женщины стали кружиться в хороводе, и Семен Иванович подумал, что это секта. Ну точно, секта какая-нибудь таежная – всяких дураков хватает… Но тут женщины стали скидывать одежды, и настроение охотника улучшилось, да и не только настроение стало подниматься… Женщины были прекрасны в свете костра, их тела были манящими – бледными, но в то же время сексуальными; он видел изгибы извивающихся тел, и, наверное, мог бы на это смотреть вечность. Но тут его что-то повлекло, это было сильней него – его манило к этому костру, к этим женщинам. Он вылез из укрытия и пошел как тряпичная кукла, то и дело спотыкаясь о какие-то коряги и кочки. Казалось, что дамы не обращали никакого внимания на его присутствие – они продолжали танцевать. Единственное, что они делали – это раздевали его. Сначала с плеч упало ружье, потом расстегнулась молния, потом очередь дошла и до рубашки… Семен Иванович стоял с абсолютно голым торсом, единственное, что на нем оставалось – это трусы, штаны и ботинки. Женщины стали к нему подходить и целовать его грудь, опускались до пупка – и все это в неистовом танце. Потом его руки связали, а потом… потом все закончилось, его глаза прозрели и он увидел старых изуродованных баб, которые стояли и смеялись над своим плеником, указывая на него своими скрюченными старыми пальцами. Семен Иванович стал озираться по сторонам, но видел лишь их уродливые морды и оскалившиеся злобные рожи. Он попытался справиться с веревками, которые скрутили его руки, но ничего не вышло. Веревки были крепкие, и тогда он решил просто бежать. Но он даже не смог сойти с места, и тут стало происходить страшное: костер вспыхнул зеленым пламенем, заухали в унисон филины и совы, лес ожил, поляна стала наполняться всяким зверьем, от волка до медведя. Последние сидели на двух лапах и скалили свои морды. Он труп, забилось в голове охотника, для него все кончено, это кара за его увлечение… как он много лет бил зверя, так и звери его сейчас разорвут. Старухи же забились в каком-то пароксизме смеха, их возглас, казалось, заполнил весь лес, а не только поляну. Семен Иванович решил, что это очередной кошмар, он зажмурился и открыл глаза снова, но ничего не исчезло. И тут к костру вышел дед – это был самый натуральный древний старик, его лицо было испещрено глубокими морщинами, а руки походили на грабли. Он посмотрел на Семен Ивановича и заговорил:
– Что, страшно?
– Да, – выдал охотник.
– А зверя тебе бить почем зря – не страшно?
– Помилуйте, отец!- взмолился Семен Иванович.
– Помиловать? Да к тому же и отец? – старик издевался, – Вот твой отец!
Лицо старика стало меняться, преображаться и сглаживаться, менять цвет. Перед ним стоял мертвец, он был тяжеловат на один бок и перекошен, но даже этого хватало, чтобы в этом мертвеце разглядеть своего умершего отца. Бабки вновь завизжали и рассмеялись, заполняя своим гоготом не только поляну, ну и всю тайгу целиком.
Семен Иванович смотрел на все это и не верил ни своим глазам, ни своему рассудку. Последний островок трезвой мысли говорил ему, что он сошел с ума, что так не бывает, что человек – это всего лишь белок и вода…
– Ну что молчишь, сынок?
Мир погас для него: взрослый мужик-охотник потерял сознание. Когда он пришел в себя, не было ни старика, ни старух, и все ему казалось сном, именно сном! Ведь его руки не связаны и он в своей машине, на заднем сиденье лежит ружье, на нем надета разгрузка – значит, он просто уснул, вот и все. Но тут руки отозвались болью, он отодвинул рукав свитера и увидел полосу на запястье от веревок. И тут же зачесалось тело. Он сдернул с себя одежду и разглядел в зеркале множество ссадин и засосов на теле, а его волосы навсегда изменили свой цвет – они стали белыми, как снег.
Эту историю мне рассказал сам виновник торжества. Где и при каких обстоятельствах, в сущности, не важно, но я все изложил.
С уважением, Чан

Страшные истории про охоту | Очень страшные и жуткие истории

На охоте

Рассказ этот мне поведал мой дядя, хотя я и сам отношусь к сей истории скептично, но все же нахожу ее интересной. Случилось это три года назад, на дворе стояла середина октября, погода была пасмурной, мелкий дождь противно моросил уже третий день подряд – самое время для охоты на уток. Вообще я редко охотился и уезжал в тайгу только ради отдыха от городской суеты и работы. Впереди были выходные, в пятничный вечер я собрал все необходимое погрузил в машину, и отправился в путь.
Спустя час я добрался до деревушки где раньше жили мои родители, дом в котором я вырос пустовал уже долгое время с той поры когда отец с матерью перебрались жить в город. Продавать его я не торопился, так как ездил туда, хоть и редко, для охоты и рыбалки. В доме из мебели стояла лишь кровать и старый резной стол, но это было всё равно лучше чем спать в машине.
Вещи выгружать не стал прихватив с собой ватный матрас и плед я открыл калитку и прошел в ограду, все было как и прежде. В голове всплыли воспоминания из детства, вызвав на лице грустную улыбку. Зайдя в дом, я расстелил матрас на кровати, снял ботинки и завалился на него прямо в одежде и, закутавшись в плед, почти сразу провалился в сон.
Будильник на телефоне раздался знакомой мелодией ровно в пять утра, сонный мозг еще не соображал, и сначала я подумал, что я дома в городе и что нужно просыпаться и топать на работу, но через секунду это сомнение отпало после того, как я открыл глаза.
Ткнув на кнопку “отключить”, я приятно потянулся, поднялся с кровати и принялся надевать ботинки, спать уже совсем не хотелось. За окном было темно, я оделся закрыл дом на замок и направился к стоящей за оградой машине.
Добираться до места, где я охотился нужно было еще двенадцать километров, десять на машине до болота и еще два пешком. Дорога была относительно хорошей, грязно правда, но нигде “сидеть” не пришлось, ещё бы, проверенная “Нива” меня никогда не подводила.
Моросящий дождик постепенно перешел в мокрый снег, который поначалу таял сразу как падал на землю, но вскоре начал застилать все, светясь ослепляющей белизной. Добравшись до болота, я отогнал машину подальше в чащу леса, чтобы её не было видно, так как местные, которые так же охотились в этих местах и свободно могли что нибудь снять с машины, или вообще угнать.
Я сложил в рюкзак еду, патроны старый походный котелок, спички и спальник, закинул ружье на плечо, надел на ноги бродни и потопал в сторону озера.
Спустя полчаса я был на месте, на берегу озера стояла небольшая охотничья избушка, когда я подошел к ней заметил на свежем снегу следы, которые обычно оставляют коровы или кони, в общем крупного скота. Но они были странными будто корова ходила только на двух ногах. Я сослался на то, что, видимо, здесь прошел лось и не обратил на это пристального внимания. Прошел в избушку, оставил рюкзак, прихватив только патронташ и ружье, направился к пристани, где стояли лодки, столкнул одну из них в воду и залез в нее. Удобно усевшись, оттолкнулся веслом от дна и поплыл к другому берегу, на котором виднелись заросли пожелтевшего камыша…
Охота сегодня не шла, дичи практически не было лишь изредка пролетали небольшие табуны уток, но на расстояние выстрела не подлетал ни один. Время близилось к вечеру, весь вымокший и проголодавшийся, в не самом хорошем расположении духа, я поплыл обратно.
Я затопил железную печку, и спустя несколько минут уже отогревался сидя рядом с ней, наслаждаясь приятным теплом, которое проникало под одежду и от которого по коже пробегали приятные мурашки. Набрал в котелок воды и поставил на печь. На столе зажег свечку, и принялся нарезать колбасу и хлеб, достал тушенку, аккуратно разложив все на газетке, я снова уселся рядом с печкой.
Я даже немного задремал и вдруг в дверь неожиданно постучали, от неожиданности я подпрыгнул на месте, и схватился за стоящее рядом ружье, так как слышал байки местных мужиков что медведи не брезгуют лазить по избушкам в поисках пищи. Но страхи мои развеял низкий мужской голос из за двери:
– Можно войти?
Сообразив, что это охотник или рыбак, я отставил ружье и открыл двери.
Передо мной стоял бородатый дед, в темно-зеленом брезентовом плаще до пола, а на голову был накинут капюшон, лицо у него было худощавое и морщинистое, на вид ему было лет шестьдесят. Взгляд такой пронизывающий, как будто он смотрел сквозь меня, от этого мне даже стало как-то не по себе.
– Я заплутал тут малость, избушку не могу найти свою, темень, хоть глаза выколи, переночевать пустишь?
– Да, конечно, – начал я и отступил в сторону.
Он прошел и уселся на табурет, стоящий рядом со столом.
– У меня тут как раз вода закипает, чай пить будем. От этих слов дед посмотрел на меня уже совсем другим взглядом, а на его губах проскользнула еле заметная улыбка.
Я снял котелок с печи и закинул в него пару чайных пакетиков, протер старые эмалированные кружки и налил в них чай. Усевшись за стол, я начал расспрашивать его, откуда он, на что он отвечал, что в основном живет в избушке в лесу, приглядывает, чтобы не рубили лес и не мусорили.
Я размешал сахар и протянул ему чайную ложку и случайно уронил её на пол, а дед как вошел так до сих пор сидел в капюшоне, почему-то я на это не обратил внимания и что ему стоило бы объяснить правила поведения за столом, но тут меня будто окатили кипятком. Нагнувшись за ложкой я увидел что у деда вместо ног самые настоящие копыта, как у лошади или у коровы, я как сидел так и сорвался с низкого старта к двери, обернувшись я увидел, что дед смотрит на меня с широкой улыбкой на лице, а в глазах вдруг вспыхнул зеленый огонек и затем погас. Я резко обернулся, чтобы бежать прочь, но неловко ударился об дверной косяк головой и потерял сознание.
Когда я очнулся, в избушке уже было темно, свеча догорела до конца, я подумал, что все мне это приснилось но когда включил фонарик то увидел лежащую на полу чайную ложку, а на столе стояла чашка с недопитым чаем. После спрашивал у местных стариков, может, кто то сталкивался с подобным, и один мне рассказал, что это был леший или по другому “хранитель леса”.
Ах да, и забыл сказать, что когда я вернулся к машине в багажнике стоял старый деревянный ящик, который до краев был наполнен клюквой, быть может, это была плата за гостеприимство?..
Источник.

Охота

Однажды, когда я отправился в отпуск, друг пригласил меня сгонять на охоту. Я согласился, т.к. любил и охотиться и рыбачить, ведь там речка еще была. Договорились встретиться в деревне у матери друга. Я собрал вещи и приехал в деревню (у меня мотоцикл с коляской). Друга я застал за прочисткой ружья. Он прихлебывал из бутылки сорокоградусной и пел незамысловатый мотив. Увидев меня, помахал рукой и сказал, что ему встретилась какая-то бабка и посоветовала не ездить на охоту.
— Не надо, милок, — говорит, — неудачное время ты выбрал.
Мы поржали, добрали снаряжение и отправились в путь.
Прошло около пяти часов, прежде чем мы напали на след крупного оленя. Друг (Саша) поехал на своем мотоцикле в одну сторону, а я в другую (окружали). И вот через некоторое время я потерял из виду и мото друга и гонимого оленя. Проехал еще немного, слегка сбросил скорость и вдруг заглох. Погасла фара, остался мрак. Я прислушался. Рева движка Ссани не было слышно. Черт!
Я предпринял не меньше пятнадцати попыток завести технику и все безрезультатны. Странно, бак полон, других повреждений не найдено. И тут раздался стон, скрипящий такой, с придыханием. Я поднял голову. Ничего, только деревья вокруг. Да и еще под ногами хлюпало: заехал на окраину болота.
Стон повторился, теперь уже недалеко, метрах в тридцати. Саней это быть не могло по определению.
И тут я увидел слабо светящийся силуэт. Судя по очертаниям это была девушка.
Я испугался до одури. Силуэт приближался. Призрак не переставлял ноги, он просто плыл на меня по воздуху…
Ружье…
Спуск курка…
Не вышло…
Ммать, в чем дело?!
Забыл взвести!
Взвел…
Прицелился…
К тому времени призрак сократил дистанцию до 10 м…
Выстрел. Дуплетом.
Силуэт остановился и… Быстро ушел под землю.
В ту же секунду мотоцикл взревел движком и загоревшаяся фара отхватила добрую половину большого болота.
А я? Я шмякнулся на пятую точку, ружье, упало на колени.
Так просидел минут десять, может больше. Встал, поднял ружье, перезарядил. Пока перезаряжал, красные цилиндрики зарядов так и норовили выпасть из дрожащих рук. Но ничего, справился. Сел на мотоцикл, поехал искать Саньку. Искал до утра. Утром приехал в деревню, попутно умудрившись шлепнуть маленького кабанчика. В деревне Саня спал пьяный мертвым сном в своем мотоцикле, в коляске валялся застреленный олень, оттуда же торчало разряженное ружье.
Решения он принимал на пьяную голову. Вот и решил, что я сам доберусь до дому и искать меня не надо.
Я разбудил его. Саня осоловело посмотрел на меня и сказал:
— Ты не представляешь, что я вчера на охоте спьяну увидел!
— Что же?
— Прикинь, еду, еду, веду оленя. Ну довел, прицелился, сбил. Остановился, начал паковать. И тут какая-то девка призрачная на меня идет! Ну, я тогда испугался и с двух стволов в нее! Она и пропала.
— Мда, — сказал я, закуривая. — Только тебе, чувак, это не показалось. Я тоже такую девку шлепнул. У тебя мотик заглох?
— Кстати да! Прям перед ее появлением! И как только выстрелил, сразу включился мой харлей…
Я нашел бабку, которая предупреждала Саню об этой опасности. Она рассказала, что немало народу полегло в том болоте и именно в тот день, когда они начинают в виде привидений бродить по лесу, мы и затеяли охоту.
— Вам, милок, — говорит — страшно повезло, призраки енти и порвать могли бы!
Разлюбил я после этого охоту, продал ружье и ударился в рыбалку…

Охотничьи истории

Охотничья братия всегда славилась своими необычными рассказами. Каждый бывалый охотник обязательно вспомнит пару-тройку, ну, совершенно необъяснимых с научной точки зрения случаев. Тремя короткими подобными историями и хочу поделиться.
Роковое напутствие
Ещё в младших классах был у меня закадычный дружок Вовка. Жил он с матерью и отчимом, а также братьями и сёстрами в большой квартире, в том же доме, что и наша семья. О трагическом случае, произошедшем с его родным отцом-охотником, узнал я не сразу, а года через четыре после нашего знакомства. Подробности мне поведал мой папаня, тоже охотник, правда, не такой заядлый…
Мать Вовки первые годы после свадьбы довольно терпимо смотрела на еженедельные охотничьи вылазки мужа вместе с друзьями. К тому же, тот всегда возвращался гружённый добычей. Мясо и птица в дому не переводились. Но когда детишек в семье прибавилось до трёх, супруга стала всё чаще намекать на то, что неплохо бы вместо шастанья по лесам, да ещё под непременную водочку, проводить выходные дома с подрастающим поколением. В воспитательных, так сказать, целях. Да и жене по хозяйству подмога требуется.
Но разве заядлого охотника так просто от любимого хобби отвадить? Всеми правдами и неправдами, что летом, что зимой, Вовкин отец, подхватив ружьецо с патронташем, непременно в выходные устремлялся в заветные леса. И вот в один из таких пятничных сборов жена не выдержала и устроила охотничку на прощанье разгромный скандал. Хоть женщина была очень тихая и спокойная, тут прямо, как с цепи сорвалась.
Накричавшись, уже во след уходящему муженьку в сердцах выкрикнула: «Ну, и оставайся там в своём лесу, раз ни я, ни дети тебя не интересуют!»
Вырвалось у бабы сгоряча, пожалела сразу об этом. Но слово не воробей – вылетело, не поймаешь. С таким вот напутствием и отправился мужик на утиную охоту.
Дело было в середине осени где-то. Семидесятые годы прошлого века. Дичи ещё полно водилось. Так что к воскресенью настреляли мужики уток целую палатку. Когда с последнего заплыва возвращались на резиновых лодках из зарослей камыша, чтоб уже собираться в обратную дорогу, домой, случилось непредвиденное.
Вовкин отец, вылезши на берег, вдруг увидел, как его ружьё, которое оставалось в лодке, стало сползать на дно. А там вода плещется. Сунулся мужик вперёд, ухватил рукой за ствол и дёрнул к себе. И надо ж такому случиться, зацепился спусковым крючком за какую-то верёвку в лодке. А ружьё заряженным оказалось…
Выстрелом в упор всю грудину охотнику разворотило. Погиб на месте. Так и остался будущий дружок мой Вовка без отца родного в пятилетнем возрасте.
А отчимом его позже стал лучший друг отца-охотника…
Госпожа удача
Следующий случай произошёл с одним моим знакомым Вадиком уже гораздо позже, в начале 1990-х годов.
Вадик – заядлый охотник. Сколько ни кормила его жена, как волк всё в лес смотрел. Дочка была у них лет семи. Папаня всегда перед каждой вылазкой обещал ей – то зайчика, то рябчика, то уточку привезти. И, конечно, обязательно, свои обещания сдерживал, порожняком не возвращался. А дочура всегда радостно отца провожала и с нетерпением ждала его из походов с добычей.
Но однажды ни с того, ни с сего заявляет вдруг:
– Папочка, не надо больше ходить тебе на охоту птичек и зверюшек убивать!
И глядит-то очень встревожено на папку.
– Что, доча, случилось? Почему не ходить? В лесу, знаешь, как здорово и интересно! Вот ты подрастёшь маленько, и вместе пойдём, сама всё увидишь! Но дочь в слёзы – не ходи, мол, и всё тут! Еле-еле с матерью успокоили и спать уложили.
А рано поутру, часа в четыре, папаня-охотничек засобирался потихоньку, чтобы невзначай не разбудить дочурку. С порога, дверь уже открыл, слышит босые ножки по полу стучат – дочь бежит во всю прыть. Подскочила к снаряжённому отцу, обхватила ручонками, прижалась, визжит, слезами заливается:
– Папка, не ходи на охоту!!! Папка, не уходи!!!..
В ответ на все уговоры родителей пуще прежнего орёт, в батяню вцепившись.
Тот ей:
– Да я тебе такого олешку нынче подстрелю – залюбуешься! Рожки потом на стенку повесим!
А девчонка вовсе в истерике забилась:
– Не надо в оленя стрелять!!! Не ходи в лес, папа!
А у подъезда уже мужики-коллеги по промыслу в машине дожидаются.
Еле-еле вырвался из цепких дочиных ручонок Вадик и с тяжёлым сердцем вышел из дому.
Как и собирались, на оленью охоту. Но только не везло им с самого начала. Лес, как вымер. Следов полно, кучки оленьих шариков повсюду, а зверя не видать. И собака никак не поднимет никого. На второй день пустых скитаний уже собрались махнуть на всё рукой, но тут вдруг услыхали вдали характерный собачий лай. Начался гон. Охотников было трое. Они поспешили на зов лайки.
Так получилось, что Вадька вырвался вперёд остальных и первым приблизился к затравленной добыче. Посреди небольшой лесной проплешины стояла троица оленей: самка с полугодовалым олешком и взрослый рогатый самец, который направлял свои грозные развесистые рога на кружащую вокруг собаку. Обычно у оленей самец обихаживает несколько самочек, но тут вот оказалась всего одна. Остальные успели разбежаться, может быть. А эту самец почему-то не бросал и, раздувая ноздри, с наклонённой рогатой головой делал резкие выпады в сторону скачущей лайки.
Вадик, не выходя из кустов, поднял ружьё и стал выцеливать голову самца-оленя, чтобы не повредить шкуру… Раздался выстрел.
Подбежавшим через минуту напарникам предстала страшная картина: лежащее в забрызганной кровью траве тело Вадьки с наполовину снесённой головой, и ружьё с раскуроченным затвором. Олени убежали, судя по лаю собаки, довольно далеко. Но тут уже не до охоты!
У мужика шансов выжить просто не было ни одного. Отчего произошёл обратнонаправленный выстрел патрона я точно не знаю. Такое случается крайне редко. Но всё-таки случается, как оказалось.
Кто-то из двух глав семейств (человечьей и звериной) должен был погибнуть в тот день. И несмотря на неоспоримое преимущество человека, Госпожа удача всё же улыбнулась зверю.
На Алтае
Третий, довольно странный случай произошёл на Алтае в 2000 году. О нём мне рассказал мент-оперативник, в то время служивший в Бийске.
Тогда срочно создали группу и бросили в одно из отдалённых поселений района по очень запутанному происшествию. Во время охоты был застрелен мужчина. Как предполагалось, случайно. Но с этим надо было разбираться, вот его с напарником и отправили на место в помощь участковому.
Допрос участников трагического эпизода и осмотр места убийства выявил довольно странную картину.
Со слов случайного убийцы (назовём его Сергееич), сделавшего роковой выстрел, выходило следующее. Он стоял в засаде, как и трое других охотников, ожидая, когда собаки выгонят на выстрел поднятое стадо кабанов. Всё происходило рано утром, в сумерках, да ещё в тумане.
Неожиданно раздался душераздирающий крик. Опешивший от неожиданности, Сергеич увидел стремительно бегущего напарника. Причём, без ружья. Через секунду следом за ним из тумана выскочила громадная мохнатая фигура, передвигавшаяся огромными прыжками. Мелькнула мысль – медведь! Напарник в смертельной опасности! Сергеич вскинул двустволку и, не раздумывая, лупанул в сторону мохнатой движущейся туши, спасая друга от верной гибели. Туша взревела от боли. Попал! Но было уже поздно, в последнем прыжке зверюга настигла убегающего напарника и, схватив его длинными передними лапами, подняла над головой.
Мужик верещал, как резанный кролик, дрыгал ногами, но ничего не мог сделать, сжатый в смертельных тисках. Чудище стояло на задних лапах, держа жертву высоко над собой. И тут Сергеич понял, что это не медведь.
Существо больше напоминало огромную гориллу, с короткими ногами и длиннющими руками. Только голова, вернее, головогрудь, была не вытянутая, как у гориллы, а круглая. И рост просто гигантский. В ужасе Сергеич снова нажал на курок. В тот же момент чудище бросило обмякшее тело несчастного охотника наземь и скрылось в тумане.
На шум подбежали остальные мужики. Когда перевернули неподвижно лежащего в траве пострадавшего на спину, поняли, что помочь ему уже ничем не получится. Вместо одного глаза на лице зияла дыра от жакана.
В историю Сергеича о непонятном огромном существе не поверили. Но…
Осмотр места происшествия ответов не дал, а только добавил вопросов. Круглую пулю-жакан, которая прошла через голову навылет, выковыряли из ствола дерева напротив тела. На высоте больше четырёх метров. Получалось, что в момент трагического выстрела, несчастный находился именно на таком расстоянии от земли. Срикошетить так пуля не могла – по траектории не выходило.
Кроме того, в окрестностях обнаружили обильные следы крови. Явно не убитого охотника, а кого-то другого. А при осмотре трупа выявились широкие кровоподтёки на обоих предплечьях. Так всё же Сергеич не врал?
Может, и не врал. Но другие доказательства присутствия кого-то другого, да ещё такого странного вида, отсутствовали. А у невольного убийцы, как оказалось, уже была судимость по довольно серьёзной статье.
Поэтому, углубляться в разбирательства и затягивать следственные действия не стали. Виноват – отвечай. Посадили мужика. Тем более, есть за что. Всё же его пуля поставила точку в человеческой жизни.
Но вопрос – был ли йети (или кто там ещё?) так и остался без ответа.

Ночные охотники

Здравствуйте. Давно читаю ваш сайт, уж больно интересуюсь мистикой. Вычитал много разных историй, но долго не решался написать свою. Но что тянуть-то. Вот вам история. Она не мистическая, скорее психологическая, но реальная. Случилась она с моим дедом. У меня до сих пор мурашки по коже.
Случилось это в далёком 1973 году. Тогда мой дед, тогда еще молодой парень, закончил школу и поступил на машиниста.
Ах, забыл сказать. Мы живем в маленькой деревне, далеко от нормальных городов. Да от каких там городов! Чтобы попасть на трассу, надо пройти 4 км вдоль заброшенной улицы и сквозь лес по тропе. Такая была деревенька. Вот мой дед и поехал в город. А добираться туда надо, немного немало, полтора часа! Но вот беда — если в город автобусы и маршрутки ходят каждые полчаса, то обратно идут только утром, в обед и поздно ночью. В 3 ЧАСА НОЧИ!!! А так как мой дед был студентом, то когда же он мог приехать домой? Только ночью. Иногда его встречал отец, иногда вместе с ним выходили еще люди. Но чаще всего он шел сам. Говорит, страшно, но ничего с ним не случалось. До того дня.
Однажды в пятницу, как и все деревенские студенты, он решил поехать домой. Поехать он мог, как я уже говорил, лишь в 3 часа ночи. Так случилось и в этот раз. Он сел в маршрутку и без проблем доехал до своей остановки. Пора вылезать. С надеждой он смотрел на улицу — вдруг отец там. Но его не было. Дед понял, что ему опять придется идти самому вдоль этих страшных мест. Но вдруг его кто-то отозвал. Это была женщина лет 35-40 (подробно о ней ничего не знаю, поэтому ничего не могу вам рассказать о ней). Она хорошо знала моего деда. Впрочем, в деревне все знают друг друга в лицо. Он с облегчением вздохнул, подождал женщину, и они вдвоем отправились в село.
Дальше история будет от первого лица, то есть, от деда.
«В общем, идем мы вдвоем, разговариваем. Прошли так лес, доходим до улицы. Все тихо. Вдруг тётя Люда (так звали женщину) обернулась и как заорет!!! Я, ничего не понимая, тоже обернулся. То, что я там увидел, до сих пор у меня перед глазами. Сзади, в метрах 30-ти от нас, находилось 3 существа. О, это не существа — это настоящие привидения!! Все в белом, ног будто нет, а вместо их какие-то доски. В общем, никому не желаю это увидеть. Эти сущности не двигались. Я сказал тёте, чтобы она успокоилась и не двигалась, но попробуй отбить 40-летнюю женщину от шока. Да я и сам был в шоке. В общем, не знаю, как мне это удалось, но я её успокоил. МЫ решили идти дальше и иногда оглядываться. Но лучше бы мы так не делали. ЭТИ СУЩЕСТВА ВСЕ ПОВТОРЯЛИ ЗА НАМИ!!!! МЫ пойдем — они пойдут. Мы остановимся — они остановятся. Мы даже решили пройти немного назад, посмотреть этих тварей поближе. НО ОНИ ТАКЖЕ ОТОШЛИ НАЗАД!!!! Самое интересное то, что расстояние не менялось — все время между нами были 30 метров!!! Более менее успокоившись, поняв, что Эти нам пока ничего не сделают, мы отправились в село. Оглянулись уже около деревни. Их уже не было.
Когда я пришел домой, сразу же рассказал об этом приключении родителям. Те мне поверили. Дальше было следствие, ночами экстрималы и охотники сидели и ждали их появления. И однажды им повезло. Говорят, их было двое, и они кого-то ждали. Стояли так где-то часа 2. Но никто не шел. Существа плавно направились в ДЕРЕВНЮ!!! Люди не на шутку перепугались и решили проследить за Этими. Какого же было их удивление, когда существа пришли в деревню, но не растворились в воздухе или еще что-нибудь сделали, как настоящие духи. Они просто взяли и зашли в дом. Несколько охотников отправились к дому. Странно, 3 часа ночи, а в доме горит свет. Самые смелые решили проверить, что же там такое.
То, что они увидели, мужики никогда не забудут. В доме, посреди большой комнаты за столом сидели 5 сельских алкашей, два из которых были одеты в белые халаты. Оказывается, когда не было чем закусывать или заканчивалась водка, ребята выходили на «охоту». Схема проста, как мир: напугать людей до полусмерти. Те же, в свою очередь, бросали все свои вещи и бежали прочь, а довольные «охотники» забирали свой «трофей».
Некоторых людей эти алкаши психически травмировали на всю жизнь. Один умер. Но попробуй это объяснить человеку, который целыми днями пьет вплоть до белой горячки. Им это не понять.»
Вот такая вот история.

На охоте.

В мире много необъяснимых на первый взгляд, но неизменно пугающих вещей. Недаром страшные истории, рассказанные ночью у костра или прочитанные в темном комнатном одиночестве, так сильно будоражат воображение, распаляя наш спящий до поры до времени первобытный страх темноты, каждым шорохом в соседней комнате уничтожая нервные окончания и иногда даже оседая на голове белым инеем седины. Когда-то наши далекие предки боялись выйти из безопасного жилища навстречу негостеприимной ночи, помня о клыках саблезубой кошки и глубоком овраге, невидимом ровно до той поры, пока ты не окажешься на его дне. Поэтому темноту с постепенным развитием культуры начали демонизировать, населяя ее беспокойными полтергейстами, злыми умертвиями и ужасными оборотнями.
Прошли тысячелетия, но подсознательный страх этот и богатые, неизменно страшные образы остались с нами благодаря эволюционному механизму наследственности и устным преданиям, передаваемым от отца к сыну. Старые мифы и сказания забывались, чтобы через века снова всплыть из небытия, меняясь и искажаясь, каждый раз обрастая новыми подробностями и неизменно упуская частицу первоначального варианта. С увеличением населения и общего качества жизни разного рода страшилок стало просто до неприличия много. А интернет с его рационализмом, бесчисленными «крипипастами» и «стремными видео» на «YouTube» привил уже не одному поколению иммунитет к любого вида стрессам. Мы уже совсем не боимся гулять ночью по лесу одни, ведь мы вооружены научной теорией и относимся ко всякого рода предрассудкам в лучшем случае с ухмылкой. У нас есть простая и понятная картина мира, в котором совершенно нет места ничему «стремному».
Собственно, выше в общих чертах набросано отношение к вопросу всех достаточно разумных по современным меркам людей, к коим себя причислял и я. Ну нет в нашем замечательном, но ужасно скучном и обыденном мире никаких призраков и леших. Есть только светящийся болотный газ, миражи и древние защитные рефлексы. Именно так думали мы с хорошим моим товарищем Антоном, направляясь на несколько дней на охоту в район Таватуя, что близ города Екатеринбурга. Места там цивильные и известные, заплутать довольно сложно, а коли и угораздит — к вашим (ну, то есть к нашим) услугам GPS и, на худой конец, те же егеря в обнимку с МЧС. Экстрим и реализация древних охотничьих инстинктов без отрыва от благ цивилизации, так сказать.
Прибыв на место и справивши все формальности с егерем дядей Мишей, обладателем веселого нрава и невероятно пышных усов, которым бы позавидовал и поручик Ржевский в лучшие свои годы, мы оставили автомобиль недалеко от въезда в хозяйство, и вместе с дядей Мишей налегке отправились навстречу романтике и приключениям. Дядя Миша, ввиду скорого приезда охотничьей делегации каких-то мажоров из Екатеринбурга (клиентура не чета нам, двум вчерашним студентам), имел возможность рассказать и показать очень немногое. В конце концов, пройдя с нами лишь пару километров вглубь и в общих чертах описав текущую ситуацию со зверьем, он с извинениями откланялся, рассказав напоследок анекдот и пожелав нам удачи.
— Ах да, пацаны, последнее время кто-то зверье дерет так, что страх и ужас просто, — обернувшись в пяти метрах от нас, сказал он. — Вы на ночь лучше возвернитесь к въезду поближе, а то мало ли кто там лютует, кабан какой взбесился, может, а добрый кабан, он ого-го каких размеров бывает. Я бы вам рацию дал, но не могу — блаародные оспода прибывают-с, им понужнее будет, не приведи Господь, испугаются чего, — гоготнул он.
— Да у нас GPS есть, дядь Миш, нормально все будет.
— Тьфу ты, джи-пи-эс у них, ты это волку с медведем будешь объяснять. Ну да ладно, у нас тут, чай, не сибирская глушь. Ну все, покедова, пора мне, — сказал он и удалился восвояси.
С собой у нас в объемных туристических рюкзаках были два армейских зеленых спальника, притыренных из стратегических закромов Родины одним знакомым старшим прапорщиком, поесть-попить-покостровать, множество всякой мелочевки вроде ножей и пакетов, и конечно же два ружья — моя самозарядная «Сайга-12» и Антонов старенький «Тоз-34». Для бывалых охотников мы наверняка представляли собой смешное и жалкое зрелище — два городских лопуха, понятия даже не имевших, зачем они приехали в эту глушь и неизвестно на кого вообще собравшихся охотиться. Действительно, ехали сюда мы скорее для того, чтобы просто поноситься по лесу и вволю пострелять по найденным бутылкам, наделать пафосных фотографий с закосом в милитари-стайл (для этого я даже откопал на балконе свою старую «флору», оставшуюся после службы в армии, а «Сайга» на вид ну просто вылитый АК-74). Да и лицензия на какую-то мелкую шушеру была любезно предоставлена Антоновым отцом, отставным полковником МВД, неизменно имевшим хорошие знакомства в самых разных ведомствах.
Углубившись в лес километров на десять, мы за бодрой беседой и смакованием будущей обильной добычи и не заметили, как наступил вечер. Темнеет в конце августа достаточно рано, и было решено разбить импровизированный «лагерь» на краю поляны под ближайшим большим деревом. Наделав множество фотографий (которые я потом все-таки залил на «ВКонтакте» и которые при случайном взгляде на них то и дело заставляют меня поежиться) мы начали готовиться к ужину и последующему сну. И только зачерпывая ложкой наваристый суп из картошки с тушенкой, я впервые осознал — очень уж тихо в лесу. Ведь даже в городском лесопарке то и дело раздается пение какой-нибудь птицы, собачий лай, да вообще миллион разных звуков. А тут… Тихо, только листва шуршит. Да и не видели мы никакой живности, как отдалились от дороги на приличное расстояние. В этом момент мне стало очень не по себе. Так не бывает, любая экосистема содержит в себе кучу разных видов животных, хоть кого-то мы должны были увидеть или услышать! Неприятно так стало, даже жутко. Но тут рациональный разум начал предлагать свои объяснения. Что-то их всех просто спугнуло и заставило уйти с пути нашего следования (может, наши громкие разговоры и шутки?). А возможно, тут геопатогенная зона, вызванная разломом в земной коре? Такие «нехорошие места» объяснены наукой, знаменитые стаи птиц-суицидников обязаны своим неадекватным поведением как раз таким аномалиям — уж очень сильно искажен около них «тонкий мир», магнитные и прочие невидимые глазу поля.
Магнитные поля… Вспомнилось предостережение егеря. Рука сама потянулась к ружью. Прикосновение холодного металла успокоило и обнадежило — против 12-го калибра не устоит никакая аномалия, подумалось мне. Я поделился своими опасениями с Антоном. Тот, имеючи красный диплом физтеха, лишь с улыбкой отмахнулся. Мало ли что? А нам вставать с утра, да хорошо бы еще не замерзнуть за ночь. На том и порешили, еще через пару часов разговоров и обсуждений планов на завтра постепенно откланявшись ко сну в теплых спальниках под уютной потрескивание костра.
… Когда я проснулся, было очень темно. Как обычно бывает сразу после пробуждения, не сразу понял где я и что послужило причиной пробуждения. Спустя несколько долгих секунд я пришел к выводу, что все-таки не сплю. Холодно, темно, пахнет костром и… чем-то еще? Сладковатый такой, противный запах, неуловимо знакомый и определенно ассоциирующийся с чем-то очень неприятным. Тухлое мясо? Или…
И тут я услышал. Метрах в трехстах от нас хрипло завыл волк. Потом еще один, и еще, пока вой не слился в единую пронзительную до седины симфонию. Волки все выли и выли свою разбойничью песню, и казалось, что нет в мире больше тишины, тепла и покоя, но тут… в их хор вплелся и заглушил его, возвысился над ним звук, который по сей день снится мне в самых неприятных из кошмаров. Он был похож, наверное, на предсмертный крик страшно истязаемого человека, хриплый, срывающийся вопль боли и непостижимой ненависти. Так, наверное, кричит умертвие из старых сказок. Вероятно, именно в этот момент я заработал седую прядь на правом виске, по которому люди ныне могут узнать меня в толпе. Волки еще как-то укладывались у меня в голове, но этот вопль… Впав на момент в порыв того самого липкого безумия, которое настигает нас в моменты наивысшего ужаса, я что есть мочи закричал:
— АНТОХА!!! СУКА, РУЖЬЕ!!!
— Щас, щас! — Антон рванулся к рюкзаку, под которым лежало ружье, прямо вместе со спальником.
«Семь патронов у меня (восьмой я никогда не заряжаю в магазин по совету бывалых владельцев «Сайги», говорят, что часто клинит), два у Антона, плюс ему быстрее перезаряжаться… Чёрт, патроны-то в рюкзаке, далеко… Девять, девять, девять… Сейчас бы отцовский СКС!» — лихорадочно думал я, потихоньку приходя в себя.
Видимо, крик был очень большой ошибкой. Вой затих. Я выскочил из мешка, судорожно схватил ружье и прыжком преодолел те три метра, что отделяли меня от высокой сосны, под которой мы заночевали. Сосна была с подлянкой — до ближайшей ветки, за которую можно ухватится, не допрыгнешь даже под диким адреналином, думал в тот момент я. Спиной я прижался к сосне, одновременно досылая патрон и снимая карабин с предохранителя. Антон последовал моему примеру.
— Ч… что делать будем? — задал я дрожащим шепотом глупый, но казавшийся тогда единственно правильным вопрос.
— Стрелять.
И тут началось. Со стороны леса показался первый волк. За ним еще. Твари начали обступать наше дерево полукругом. Волки они вообще загоняют добычу очень тихо, слышно лишь их сиплое дыхание. Паника. Я начал лихорадочно пытаться прицелится то в одного волка, то в другого, хаотично описывая оружием дугу. Умные твари, каким-то немыслимым образом ощутившие опасность, исходящую от двух ружей, как бы в нерешительности остановились. Секунда. Другая. Еще несколько. Ничего, стоят. Всколыхнулась какая-то совершенно безумная надежда. Антон издал сдавленный то ли хрип, то ли смешок. Минута.

Страшные истории Якутии: Охотничьи байки | SakhaPress.ru

РИГ SAKHAPRESS.RU Среди удивительных историй охотничьи байки, реальные и вымышленные, занимают особое место…
Один юноша – той осенью он как раз перешел в 11-й класс – с друзьями пошел на утиную охоту. Они бродили по ближним болотистым местам. На одном озере долго сидеть не хотелось. Заночевали в шалаше у знакомых рыбаков и рано поутру, выпив горячего чаю, снова отправились стрелять уток. Чтобы не мешать друг другу, разбрелись в разные стороны. Герой рассказа, юноша-школьник, добыв трех уток, решил, что день, кажется, выдался удачным, и направился в сторону одного заброшенного коровника, за которым в местности Дедушкин алаас было небольшое озерцо, где могли быть утки. Но когда он подошел к озеру, не увидел ни одной летающей и плавающей живности. Только возле заброшенного хотона*, к своему немалому удивлению, увидел какого-то старика.
Парень решил узнать, кто это там ходит, и пошел в ту сторону. Но старик вдруг, как будто убегая от него, шмыг в коровник. «Эй, ты кто? Что тут делаешь?» – крикнул парень. Старик вышел из коровника и как ни в чем не бывало стал с ним разговаривать. Спросил, чей он сын и сколько добыл уток. Оказалось, что он знает его родителей. Постояли, поговорили, парень подарил старику самую крупную утку, попрощались. Старик сказал, что остается на этом месте и что, возможно, встретятся через три года.
«Приходи еще в эти места, я тут буду», – промолвил старик и снова шмыг в пустой хотон. Парень удивился про себя: мол, что можно делать в заброшенном хотоне? Но почему-то ничего не сказал и пошел в сторону шалаша к товарищам. По дороге удача снова не оставила его, так что к шалашу он пришел, к великому изумлению товарищей, более взрослых охотников, с четырнадцатью утками в мешке. Он рассказал им о встрече со странным неизвестным стариком, но охотники только удивленно переглянулись: никто из них никогда не слышал ни о каком старике, живущем поблизости. И только дома его старый дед, услышав рассказ внука, подумал про себя, что, скорей всего, мальчик видел самого Байанайа – покровителя охотников и рыболовов. Значит, быть ему удачливым охотником.
* * *
Однажды двое охотников долго блуждали по лесу и, сильно устав, стали искать ночлег. После долгих поисков, уже совсем отчаявшись, набрели на старую заброшенную избушку-балаган. Уставшие люди очень обрадовались, что не придется заночевать под открытым небом в холодную осеннюю ночь. Быстренько нарубив дров, затопили печку-камелек, которая, к их счастью, была цела и вскоре бойко затрещала дровами. Маленькая избушка быстро нагрелась. Охотники приготовили нехитрый ужин, и старший из мужчин, вытащив бутылку разведенного спирта, угостил хозяина огня, пробормотал заклинание. За ужином и сами выпили с устатку.
Выпив, мужчины разговорились и еще долго сидели возле догорающего камелька. Вскоре у старшего стали смыкаться веки, он лег на ближайшие к камельку нары и сразу заснул крепким сном. Его напарник, убрав остатки ужина, вышел по нужде на улицу. Стояла темная осенняя ночь, про которую говорят: хоть глаза выколи. Охотник, справив нужду, направился в сторону избушки, как вдруг услышал за спиной чье-то покашливание. Он сильно испугался и бросился к жилью, заскочил и сразу захлопнул дверь. Товарищ его спал и даже похрапывал. Он не стал будить его, оглянувшись, нашел длинную палку и припер дверь изнутри. После этого улегся на соседние нары и стал засыпать.
В середине ночи вдруг проснулся от того, что кто-то, вздыхая, ходил вокруг балагана, затем, подойдя к двери, подергал закрытые двери. Двери не поддались, и этот неизвестный, что-то бормоча поднос, наконец стал удаляться в сторону леса. Старый охотник тоже проснулся и лежал затаив дыхание. Когда шаги затихли, он сел на нары и чуть слышно пробормотал: кажется, все сделали, как надо, покормили духа огня, что, мол, они упустили? В ту ночь незадачливые охотники так и не смогли заснуть, лежали, прислушиваясь к малейшему шороху за стенами, и, как только начало светать, собрав свои вещи, убрались подальше от этих мест. Под вечер добрались до заимки одного знакомого охотника. Тот, старожил этих мест, и рассказал им историю заброшенного етеха*.
Когда давно, еще в позапрошлом веке, в этом наслеге распространилась страшная и очень заразная кожная болезнь, которую якуты даже боялись поминать всуе – аран. Человек постепенно весь покрывался сочащимися гноем и смердящими язвами, терял ноги-руки и умирал в страшных мучениях, отвергнутый и изгнанный соплеменниками, которые боялись даже близко подходить к заболевшим и отселяли и

Архивы Истории из жизни и рассказы — На Охоте

Рассказы об охоте и непридуманные истории, произошедшие с охотниками на просторах нашей страны и за рубежом.

18 апреля , 2017

В конце мая снега в тундре, пропитанные влажным дыханием весенних ветров, рыхлеют, отдают голубым отсветом неба. Ходить становится трудно, снег не держит человека. По-этому на охоту мы отправляемся недалеко от…

18 апреля , 2017

Егерь не солгал, расхваливая качества своего гончака Налета. Пес показал себя работягой. Он хорошо разыскивал затаившихся беляков и подолгу гонял их без «скола» по лесу. Его басовитый голос, как любят…

16 марта , 2017

Узкая тропинка, пробитая конскими копытами, вьется по берегу Аспары — небольшой горной речки. Долина ее то сужается так, что гранитные стены с обеих сторон, как в тиски сжимают поток, то…

16 марта , 2017

Последние дни осени Тихий, теплый и влажный осенний день оказался неудачным: в сумке лежал лишь один случайно взятый рябчик. Заяц, поднятый Будишкой еще утром, сразу же махнул через легкий бревенчатый…

16 марта , 2017

Две недели я не был на охоте и когда вновь оказался не берегу Сыр-Дарьи, то картина резко изменилась: камыши пожелтели, распушились, трава пожухла и ясное небо превратилось в мутное. Может…

16 марта , 2017

Возвращаясь с охоты, мы ожидали поезда на одной из маленьких степных станций. В воздухе была разлита та особенная розовая прозрачность, которая длится всего несколько минут, предшествующих августовским сумеркам. Солнце огромное,…

4 марта , 2017

Хотя этом рассказе все чистейшая правда, Ая решил назвать его охотничьим. Самой крупной дичью, которую я подстрелил на своем веку, была домашняя утка. Но речь будет идти не о ней,…

4 марта , 2017

Меня разбудил громкий треск будильника. Я знал, что сейчас четыре часа утра, что надо вставать, одеваться, а потом шагать по дороге десяток километров к соседнему озеру, чтобы успеть на утренний…

29 января , 2017

Голуби В то время работал я в совхозе и заболел. Знобит, потею, температура все время, все кости и суставы ломит. Положили меня в больницу. Лежу и горюю. С постели мне…

29 января , 2017

Открытие охоты Над темною водой склоненные ракиты Задумались в своей печали вековой. У лилий водяных глаза еще закрыты, Не шелестит камыш, поникнув головой. Средь легких облаков мелькают звезды реже, Поблекший…

Страница 1 из 512345»

Страшные истории про Охота, охотники

Случилось это в 1993 году. Жил я тогда в Приморском крае, в городе Артёме. Часто ездил на охоту к своему другу в с.Ясное (приморцы его хорошо знают).

Назову друга Александр. Его работа была связана с лесом, поэтому в лесу он не незваный гость, а желанный друг. Дело произошло в Пашкеевской пади. Эти места мне неплохо знакомы.

Приехав к Александру в гости, я его не застал, но была записка “Приходи в зимушку”. Изба-зимовье была построена Александром на берегу ручья. Рядом пройдёшь, не увидишь. Сделано так потому, что есть ещё среди охотников дрянные людишки. Придут, напьются, всё переломают, а то и избу спалят.
Читать полностью

Историю эту мне рассказали мои дядьки (братья отца). Было это около 18-20 лет назад.

Осенняя охота, вечерняя зорька, озеро в 3 километров от деревни… Лет утки в тот вечер был отменным – постреляли хорошо, выходить не торопились, решили подождать гуся. Когда совсем потемнело и у одного патроны кончились, он пошел к машине, второй с двумя последними патронами в стволах тоже засобирался выходить, а заодно поискать с фонариком подранков в камышах. Вдруг невдалеке раздался вой, громкий, не сбивающийся на гавканье, а такой вот постоянный пронизывающий вой. Как говорят оба – волосы встали дыбом в прямом смысле. Тот, у которого еще остались патроны, однозначно решил не торопиться их расстреливать, даже если гуси на голову сядут.
Читать полностью

Историю лет пять назад услышал от знакомого, охотившегося с другом на реке Омолон.

Выбрались они туда на недельку. По крайней мере, так наметили вначале. А там, как пойдёт.

По договорённости с местной конторой их доставили вертолётом в верховья реки. Выгрузили посреди леса, в пригодном для высадки месте. Со всем снаряжением и катамараном, на котором товарищи планировали спускаться вниз по Омолону до базового посёлка. По речному руслу это выходило несколько сотен километров.

Путешествие начали в августе. Для сурового Чукотского края, наверное, самое комфортное время года. Но, к досаде, погодка подкачала. Непрерывно лил дождь, и сильнейший ветер поднимал такую волну, что сплав вместо удовольствия доставлял одни неудобства.
Читать полностью

Дедок мне тут историю рассказывал.
Одно время жил он в Сибири. И, говорит, ушел на охоту на неделю.
Далеко ушел от дома. Знал, что рядом заброшенная деревня есть, решил там переночевать. Один домик более-менее с крышей остался. Забрался я, говорит, на чердак, возле окна расположился, а окно на речку выходило. Речушка была метрах в 100. Началась ночь, выдалась лунной. Заснул кое-как, среди ночи вдруг проснулся ни с того ни с сего, мурашки по всему телу. Выглянул в окно, а возле речушки фигура стоит под два метра, вся в шерсти, и на окно чердака смотрит. Я, говорит, сразу за карабин, затвор передернул.
Читать полностью

Историю рассказала знакомая. Вспоминали питомцев, которые на радугу ушли, и в рамках данной темы всплыл такой загадочный случай.

Муж знакомой, назовем его Михаил, – заядлый охотник. В скитаниях по лесам многие годы сопровождал его пес-метис лайки. На момент событий пес был уже очень стар, и с собой его брали чисто символически, чтобы погулял, так как зрение и нюх уже были не те, да и ходил крайне медленно. Михаил с друзьями-охотниками выехали на авто в сторону болот. Путь дальний, дорога плохая… В общем, добрались только к вечеру. Разбили лагерь в лесу на окраине болот. Сначала хотели сходить на разведку, но начал моросить дождь, стало пасмурно и темно.
Читать полностью

Было это лет 10 назад, когда выдался длинный и теплый конец октября. Над лесами Псковской области стояли теплые и солнечные дни. И хотя деревья сбросили листву, и воздух по утрам дышал холодом, природа словно притормозила и к полдню яркое солнце прогревало все вокруг.

Перелетные птицы, летящие на юг, решили сделать привал на Псковщине и подкормиться на бесчисленных протоках и озерцах, полные рыбой и живностью. Волки становились все смелее и объединялись, совершая подросшими семьями набеги на отдельные стайки лесных косуль и лосей.

Так получилось, что в тот октябрьский вечер на протоке реки Исьва, за которой открывалась вереница больших и малых Острянских озер и запруд, собралась большая группа охотников.
Читать полностью

Живу я на Урале в лесном, глухом посёлке на берегу красивой реки, в бывшем леспромхозе, когда-то процветавшем, а сейчас заброшенном и никому не нужном. Природа у нас великолепная и животный мир ещё остался. И приехали к нам на постоянное жительство в 90х годах два родных брата. Они когда-то жили здесь, но в 60х годах их ещё детьми увезли родители на Север, где они выросли, нашли хорошую работу, переженились.
Здесь, в посёлке, построили богатые дома, у реки. С Севера привезли огромные контейнеры с шикарной мебелью, вещами, посудой. У младшего сына жена вязала, так она станок ткацкий ещё привезла, вязала и в деревне продавала вязаные вещи.
Читать полностью

Однажды на охоте — страшная история из жизни

Было это лет 10 назад, когда выдался длинный и теплый конец октября. Над лесами Псковской области стояли теплые и солнечные дни. И хотя деревья сбросили листву, и воздух по утрам дышал холодом, природа словно притормозила и к полдню яркое солнце прогревало все вокруг.

Перелетные птицы, летящие на юг, решили сделать привал на Псковщине и подкормиться на бесчисленных протоках и озерцах, полные рыбой и живностью. Волки становились все смелее и объединялись, совершая подросшими семьями набеги на отдельные стайки лесных косуль и лосей.

Так получилось, что в тот октябрьский вечер на протоке реки Исьва, за которой открывалась вереница больших и малых Острянских озер и запруд, собралась большая группа охотников. Среди разношерстной публики были крепкие деревенские мужики и городские приезжие в новой импортной амуниции и с иностранными ружьями.

Среди них выделялся некто Потемкин Николай, вместе с которым на джипе приехали и его гости. Ходили слухи, что он был директором Облторга, а его два гостя имели какую-то силовую неприкосновенность от любого гаишника или охотничьего егеря.

Так вот они деловито перебирали свою амуницию, и чмокали языками по поводу подсадных нырковых уток, которые не боятся дроби и выглядят как настоящие.

– Так и хочется дать им имена, – сказал один из них в замшевом комбинезоне и охотничьей кепке с перьями набоку. – Может быть Клаша и Стеша…

– Ха-ха, – подхватил другой одетый в черную кожу уже возрастной и седой городской мужик, – Митрич ты хочешь дать им имена твоих секретарш, ха-ха…

– Пустое все это, с подсадными… Мой трехствольный Зауер 12 калибра полстаи выкосит 5-ой дробью, – покуривал трубку директор. – Эх, люблю я на лунной дорожке их подманить швейцарскими манками, они от них с ума сходят и слетаются со всей округи… Только не зевай и стреляй…

Солнце зашло за горизонт и над протокой стали сгущаться сумерки, заухал в лесу филин, а с севера задул пронизывающий холодный ветер.

– Северок задул, как бы утки и глухари не тронулись с этих мест, тогда прощай охота, – заметил егерь Сашка, который присматривал тут за всем и был готов запретить любой отстрел дичи, у охотников не было куплено лицензий.

– Санек, ты тут лучший стрелок, сам-то как будешь по пернатым дупелить, или на кабана? – спросил деревенский мужик, называемый Лысиком.

– А я хоть как могу…, – потянулся егерь и прикрыл глаза. – Ох, устал я братцы, вот прошлую ночь все куролесил, за браконьерами гонялся по лесу…

– Ну и как Санек, словил, орден дадут тебе тепереча?

– Так, ушли, мясо кабана сбросили, но ушли гаденыши на бензовозе… Однако, я их номера срисовал, будет им теперь…
Дальше по традициям лесной ночевки мужики начали согревать себя уже не костром, а горячительными напитками, и стали рассказывать бесконечные охотничьи байки про подстреленных кабанов, размером с вепрей, волков-поярков с клыками как у вампиров, да лосей с рогами, как ореховый куст…

Травили много историй, и если где-то была правда, то вполовину или кем-то когда-то услышанная, да вот случившаяся много лет назад.

И был среди всех охотников один, кого мужики окликали Петрович, самый тихий и покладистый мужик по части сбора хвороста для костра и приготовления каши с кабаньей тушенкой. Он лишь молчал и придерживал около себя большой сосновый лук.

Все ели наваристую гречневую кашу, похваливая Петровича, и цокали языками, приговаривая, как вкусно и уваристо получилось, ни с какими деликатесами или колбасами несравнимая…

– Петрович, а что-то ты лук с собой прихватил, али ружьишком не спровадила тебя твоя вторая половина? – спросил мужика один из городских заезжих охотников. – Так мы тебе на охоту можем ствол выдать, охотбилет поди у тебя есть?
Петрович долго молчал, а потом сдвинул шапку на затылок и утер пот на лбу.

– Спасибочко, да вот ни жены, ни ружьишка не имею…

– Так, Петрович, слыхал я что ты из самой Сибирской тайги, с Красноярского края? – раздался голос из охотничьего круга удивленного мужика. – Все собирался тебя спросить тоже про лук, да вот меня опередили…

Петрович молчал еще минут пять, а потом, пригубив кем-то протянутую стальную рюмку, крякнул и заговорил, словно душу освобождая.

В Красноярском крае он родился, там с малолетства его отец брал на охоту, на волков, изюбрей и медведей… Оттуда призывался в Армию, отслужил срочную и 5 лет на сверхсрочной добавил в горах Кавказа, в самых горячих точках…

А когда вернулся в свои края, его отца однажды задрал медведь, да так, что тот не прожил и месяца. И не оставалось ничего другого Петровичу как работать промысловиком по пушному и хищному зверю…

Вскоре он женился, и у него родилась дочка, так он жил не тужил, и все бы ни чего, но как-то отправился он с двумя подручными на прииски.

Промышляли его приятели поисками золотых слитков, на одной из сибирских рек, где и раньше золото мыли лет сто назад. Иногда порода открывалась после ледосплава и оползней, и в ней сверкали мелкие самородки. Они искали золото, а он стрелял провиант, и заготавливал пушнину…

Так прошел месяц, и они стали собираться домой, стали путь держать вниз по реке на моторке. И уже перед самым Енисеем они решили заночевать в протоке. Натянув брезентовый тент, разбили лагерь, Петрович разложил заготовленную пушнину для просушки.

Приятели боялись отойти от лодки и были настороже, опасались, что золото может притянуть лихих людей, держали ружья наизготовку.

И вот уже когда смеркалось и они собрались отдыхать, а Петрович решил проверить закинутые на тайменя ловчие донки и щучьи жерлицы, в лесу раздался треск, как будто падало большое сухое дерево. Они все насторожились и стали наблюдать за лесом. Неожиданно какое-то большое существо размером с человека пронеслось в темном лесу, но свет луны успел его осветить.

Петрович сделал паузу и тяжело вздохнул, так, как будто его давнишняя рана снова начала саднить и причинять ему боль…
– Ощущение было такое, что это существо не могло быть человеком, так как оно было так стремительно и делало такие большие прыжки…

Все вокруг Петровича около костра лишь раскрыли рты и напряженно слушали, не следуя обычной деревенской практике что-то переспрашивать или вставлять свои реплики и пояснения…

Нарезные карабины были у двоих приятелей, и они решили, что кто-то к ним пришел за золотом, они потеряли рассудок и начали стрелять прицельно и навскидку на любой шорох. Стреляли они до тех пор, пока не раздался вскрик и нечеловеческий стон.

Около пяти минут Петрович молчал, а затем молча опрокинул кем-то протянутую ему стопку водки… а затем, выпив, перекрестился и оглянулся к лесу, откуда в который раз ухнул филин «уху-уху», и тотчас ему ответил сыч, свистом, проникая в самую глубину человеческой души…

Когда мы к нему подбежали, то поняли что это был не человек, хотя внешне по фигуре оно было похоже, вот только густая шерсть покрывала его тело… Оно было еще живо, но умирало, и словно детские всхлипы и стоны были слышны… Затем оно умерло, и приятель Петровича сделал самое непоправимое, он достал нож и отрезал у него ухо, трофей для ученых, они за него, дескать отвалят больше чем за золото, так он сказал…

Петрович поперхнулся, и дальше начал уже скороговоркой рассказывать, что вдруг в лесу раздался свирепый клик, как будто кричало какое-то огромное хищное животное, а затем треск ломаемых ветвей… Они все поняли и побежали к берегу реки, где у них стояла в заводи лодка. Им повезло, что мотор завелся с первого раза, и они, побросав в лодку все, что было под рукой, взорвали тишину ревом, быстро уходя по водной стремнине.

Отойдя на несколько сот метров от заводи, они отважились оглянуться и взглянуть назад. На берегу в свете луны они отчетливо видели огромное человекоподобное существо с черной шерстью, не менее 3 метров высотой. Оно бесновалось и ломало сучья и деревца…

Они гнали по реке несколько часов в сторону Енисея, пока не выплыли и не пошли, включив второй мотор, меняя галсы и пробиваясь против течения в сторону их поселка… Лишь под утро, отойдя от протоки на 50 километров, они немного перевели дух и приплыли в свою деревню.

Одного из приятелей арестовали за золото через пару дней, когда он отправился в город и посадили… Но вот его жена и ребенок не далее как через месяц пропали в лесу, куда они пошли за ягодами… А второй его напарник сгорел в доме со своей старой матерью, и говорят, что перед пожаром из дома слышались истошные крики, как будто там кого-то истязали.

Петрович все рассказал жене, и она больше не медля, решила переехать к своей матери в Иркутск, а с Петровичем оформила развод, и указала ему на все четыре стороны… Так он и приехал в эти края на Псковщине, где остался ему дом в наследство от тетки с дядькой…

После рассказа Петровича все на какое-то время стихли, словно о чем-то размышляя. Кто-то прокряхтел и незаметно перекрестился.

Неожиданно на опушке леса, что был не далее 100 метров от них, затрещали сучья и в свете луны они отчетливо увидели огромного кабана секача. Метровой высоты и массой более 200 килограммов он смотрел на людей и совсем не боялся их, так как будто его размеры давали ему право на это. Из его пасти смотрели большие загнутые вверх клыки, и шерсть секача искрилась в свете луны.

– Митрич, стреляй из своего Зауера, – крикнул седой мужик в черной кожанке.

Но никто не шевельнулся, и все продолжали зачарованно смотреть на кабана. Зверь немного постоял, а затем, неторопливо развернувшись, словно растворился в лесу.

А утром, вдруг все охотники согласились, что если задул северный ветер, прозванный в народе «Северок», то охоты им не будет, и надо возвращаться домой…

охотничьих историй — Охота

Оставаясь в игре

Взлеты и падения охоты на карибу на Аляске

Подробнее

Автор: Стив Опат

Помечено как: ОХОТА, Аляска, охота, чернохвостый олень, карибу, охота с луком, стрельба из лука

Охота на память

Пришло время вспомнить, где вы были и чему научились, отправляясь в сезон охоты

Подробнее

Автор: Джастин Пендлтон

Помечено как: ОХОТА, Insider, лось, охота, семья, отдаленная местность, общественная земля

Охота на оленя на мула в высокогорной местности Колорадо в 2019 году

Запоминающаяся охота на колорадского оленя

Подробнее

Автор: Аарон Оглсби

Помечено как: ОХОТА, Колорадо, олень, охота, ружье, бархат

Эластичный

Охота на бизонов в Вайоминге, наполненная воспоминаниями, которых хватит на всю жизнь

Подробнее

Автор: Джастин Пендлтон

Помечено как: ОХОТА, Вайоминг, на зубров, охота, охота

Почти промах

Взлеты и падения традиционной стрельбы из лука

Подробнее

Автор: Люк Гриффитс

Помечено как: ОХОТА, стрельба из лука, традиционная, охота из лука, изгиб

Охота на колорадского снежного барана 2018

Охота, готовящаяся 19 лет

Подробнее

Автор: Брэндон Греб

Помечено как: ОХОТА, Колорадо, снежный баран, охота

Однажды в жизни охота на овец в Монтане своими руками

Подходит для тяжелых условий позднего сезона

Подробнее

Автор: Ник Нульф

Помечено как: ОХОТА, Монтана, снежный баран, семья

Тройка — охота на лося в Аризоне

Внезапная встреча с другими охотниками приносит пользу.

Подробнее

Автор: Рик Буш

Помечено как: ОХОТА, лось, Аризона, стрельба из лука, друзья

Охота отца и сына в Вайоминге на лося

История отдачи

Подробнее

Автор: Джастин Пендлтон

Помечено как: ОХОТА, лось, семья, Вайоминг, бэккантри

Колорадо третий сезон Trifecta

Охота на оленя с винтовкой на мула с семьей и друзьями

Подробнее

Автор: А.Ю. Крессин

Помечено как: ОХОТА, Колорадо, олень, охота, друзья

Страницы

Охотничьи рассказы — Современные Охотничьи рассказы, отмеченные наградами: Story Write

В ожидании восхода солнца этим свежим ветреным ноябрьским утром я увидел темные облака на севере и светящиеся красные облака на востоке, старые, часто повторяется, штормовое предупреждение. Я был готов к еще одной большой охоте, так как знал, что утки почувствовали приближающийся шторм и будут искать хорошую еду до того, как начнется шторм.
Я вышел из грузовика и вытащил свою модель 12 из грязных и поцарапанных ножен, как я уже много раз делал раньше. Я надел свое поношенное, но теплое камуфляжное пальто и почувствовал вес снарядов 12-го калибра в карманах, вероятно, больше, чем мне нужно, так как стрельба по приманкам в стерневом поле всегда приводила к высокому проценту поражения и лимиту утки. было всего пять. Я поднял свернутую проволоку и мешок с приманкой из кузова своего грузовика и вышел на кукурузную стерню, что намного проще, чем идти по болотной грязи.
По краю канав еще оставалось несколько вертикальных стеблей кукурузы и еще много лежало в поле. Я прислонил дробовик к ближайшему забору из колючей проволоки, развернул проволочную сетку, прикрепил к ней несколько стеблей кукурузы и поставил на несколько стеблей, которые все еще стояли. Я раскидал дюжину диков по полю, пытаясь изобразить группу, которая просто наслаждается завтраком. Я был готов!
Я развернул свое маленькое брезентовое и алюминиевое сиденье, воткнул опору для пистолета в землю, зарядил ружье и потратил некоторое время, чтобы насладиться красотой утра.Когда я налил чашку кофе из своего старого потрепанного стального термоса и подумал о том, сколько раз я проделывал это … и все равно он так и не устарел. Мой пистолет, чемодан для ружья, приманки, термос и я были старыми, но красота природы и азарт охоты никогда не устареют!
Оглядываясь вокруг, я увидел несколько ярких солнечных лучей, сияющих между горными вершинами и облаками, и от этого темные облака на севере казались еще темнее. Я слышал, как на близлежащем болоте утки и гуси выходят из шторма и направляются в поля… что может быть лучше этого! Я начал искать в небе свои потенциальные жертвы.
Я увидел небольшую стаю вдали и попробовал несколько громких криков на моем заветном утином крике, но они думали о других местах. Громкие звонки — это не то, что у меня хорошо получается, но я слышал, как многие утки разговаривают, когда они кормятся, просто плавают или гуляют вместе, и я хорошо умею разговаривать. Теперь я вижу пару уток, ищущих отличное место, чтобы поесть, и несколько раз громко кричу, чтобы привлечь их внимание.Они поворачиваются ко мне, но все еще довольно далеко, поэтому я просто расслабляюсь и «разговариваю» со своими приманками. Пара заметила кукурузную стерню и заинтересовалась, поэтому я небрежно приглашаю их позавтракать, но они очень осторожны и медленно кружат по полю в поисках любой опасности. Я держусь очень тихо и продолжаю очень тихо разговаривать с ними, пока они не убедятся, что это отличное место для завтрака.
Они расправили крылья и медленно спустились вниз к открытому месту в ловушках, и прямо перед тем, как они приземлились, я встаю и целюсь точно.Я вижу и чувствую удивление и страх перед тем, как убить дракона. Было бы легко взять и курицу, но «хорошие спортсмены» стараются не убивать самок, если могут. Я вышел в поле и взял самую впечатляющую и красивую птицу, которую я когда-либо видел.
Темная, радужно-зеленая голова и ярко-желтый клюв, кремовое тело и коричневая грудь были идеально очерчены и красивы, за исключением одного малинового пятна, на которое попал один выстрел. У черных как смоль хвостовых перьев был высокий завиток, который стоял на виду, как знамена королевской семьи.Не было никаких следов каких-либо других повреждений, только кровь, которая, вероятно, вытекла из его сердца, поскольку он умер так быстро.
Я обращался с ним очень осторожно, потому что он должен был быть самым совершенным верхом, который когда-либо видел. У меня был друг, который установил для меня другие трофеи, и он сделал из этого шедевра! Когда я осторожно положил его на землю, я услышал поблизости кряканье, поэтому взял дробовик и зарядил еще один патрон в магазин. Я поднял глаза и увидел кружащуюся над головой крякву.Просто крякает и медленно кружит по кругу. Затем я понял, что это, вероятно, помощник по моему трофею, пытаясь найти его, я не мог оторвать от нее глаз, когда она кружила все ниже и ниже. Ее кряканья не походили ни на что, что я когда-либо слышал раньше, медленные печальные звуки, которые больше походили на крик или стон, чем на шарлатанство. Пока она продолжала кружить и звать, я чувствовал пронзительные звуки, проникающие в мое тело и разум, и чувствовал ее глубокую боль. Теперь она была так низко, что я мог видеть ее глаза, смотрящие на ее товарища на земле рядом со мной, и она издала еще один громкий звук, больше похожий на крик, чем на шарлатан, и медленно опустила крылья.Я знал, чего она хочет, поэтому прицелился и избавил ее от страданий!
Я поднял ее и ее подругу и медленно пошел к своему грузовику. Я вытащил из ящика для инструментов лопату и вырыл яму глубиной три фута в углу поля, где ее никогда не потревожили. Когда я положил их рядом в могилу, я сказал: «Мне очень жаль», а затем покрыл их стеблями кукурузы и землей.
Я подошел к своему грузовику, выбросил оставшиеся снаряды из пистолета, положил его обратно в изодранные ножны и сунул за сиденье грузовика.Я уехал, оставив приманки, проволочную сетку и свой маленький складной стул. Они мне больше никогда не понадобятся.
Это была моя последняя охота!

C

Вдохновляющие приключения для каждого охотника Стива Чепмена

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Награды Choice Awards
    • Жанры
    • Подарки
    • Новинки
    • Списки
    • Изучите
    • 14214 Genography 9014 907 950
    • Бизнес
    • Детский
    • Христиан
    • Классика
    • Комиксы
    • Поваренные книги
    • Электронные книги
    • Фэнтези
    • Художественная литература
    • Графические романы
    • Историческая музыка Художественная литература
    • Тайна
    • Документальная литература
    • Поэзия
    • Психология
    • Романтика
    • Наука
    • Научная фантастика
    • Самопомощь
    • Спорт
    • Триллер

    • Молодёжь
    • 144
    • Сообщество ▾
      • Группы
      • Обсуждения
      • Цитаты
      • Спросить автора
    • Войти
    • Присоединиться
    Зарегистрироваться

    Охотничьи истории и статьи

    4

    36

  • История охотника на лося (Автор Т.В. Батцель-младший)
  • Герои возвращаются домой (Бацель-младший)
  • Ножи из слоновой кости в афганской ночи (Дейл Р. Шанц)
  • Луговые собачки (Автор: Джон Разон)
  • That Next Good Thing (By T.W. Batzel, Jr.)
  • Western Experience (Пембрук Синклер)
  • НЕФИКЦИЯ:

    Африка

  • Бушмены и гемсбоки (Леон Вилджоен)
  • Охота на мыса Буффало: пуля, которая спасла день (Мигель Нгело Салема, М.Д.)
  • Слон! (Роберто Салема)
  • Этическая охота и браконьерство (Автор: Джеки Гелдарт)
  • Fallow Deer Faux Pas (Автор Леон Вилджоэн)
  • Greybull в Африке (Автор Леон Вилджоэн)
  • Охота на буйволов в долине Луангва (Глэзер Конради)
  • Охота на неподходящих животных в долине Луангва (Глэзер Конради)
  • Леопард: легкий выстрел, но стальные нервы (Роберто Салема)
  • Как сделать африканскую охоту стоящей (Леон Вилджоен)
  • Открытки из Южной Африки, часть I (Рэнди Уэйкман)
  • Открытки из Южной Африки, часть II (Рэнди Уэйкман)
  • Возвращение в Южную Африку (Рэнди Уэйкман)
  • Дикая улыбка бородавочника: добро пожаловать в Южную Африку (Рэнди Уэйкман)
  • Отчет об охоте в Южной Африке (Рэнди Д.Смит)
  • W.D.M. Белл и его слоны (Джеймс Пассмор)
  • Азия / Австралия / Новая Зеландия

  • Прогулка в светло-коричневом (Роджер Марш)
  • Охота на опасную дичь в Индии (М.А.Рахман)
  • Hunt Down Under (Роберто Салема)
  • Hunting Down Under (Автор Alex Wyschnja)
  • Европа

  • Оружие и охота в Швеции (Кристиан Бондессон)
  • Охота на козерога в Испании (Флемминг Ролин)
  • Испанские дикие животные (статья и таблица Энрике Федучи)
  • Два русских кабана возобновляют холодную войну (Кристиан Чавис)
  • Северная Америка

  • .30-30 Marlin Bags First Deer (Стивен Коули)
  • Доллар на горе (Лейф ХеррГеселл)
  • День на ферме (Джим Форс)
  • Морской пехотинец получает свою свинью (Автор Эд Тернер)
  • Мера успеха (Т.В. Батцель-младший)
  • Козерог встречает скорпиона (Автор: Джим Клэри)
  • Еще одна золотая медаль для леди (Д-р Джим Клэри)
  • Еще одна поездка на охоту на дикого кабана в Великой Джорджии (Автор Эд Тернер)
  • Отчет о полевых условиях картриджа Arizona Elk:.270 Win., 7 мм Rem. Mag. и .300 Wby. Mag. (Тодд Э. Хейл, J.D.)
  • Arizona Elk Hunt (Бен Фагерли)
  • Арканзасская охота на уток в Stan Jones Mallard Lodge (Рэнди Уэйкман)
  • Охота на оленей Оси в Техасе (Майкл Д. Вега)
  • Bayouland Bison (Уолтон П. Селлерс, III)
  • Подшипник для Barr (Автор Эд Тернер)
  • Удача новичка (Марк Пенварден)
  • Лучший сезон оленей в моей жизни (Ричи Эллисон)
  • Усиление слепого (Уильям Ф.Акции)
  • Первая успешная охота на голубя для мальчиков (Автор: Коул Ваймер)
  • Bulls, Bullets and Broadheads — Arizona Elk Hunt (Авторы: доктор Джим и Мэри Клэри)
  • Рождественский олень (Эд Тернер)
  • Классические промахи (Автор Эд Тернер)
  • Смерть в северных лесах штата Мэн (Майк Хадсон)
  • Олень для Майка (Энди Ханли)
  • Олень в типи (Кэрол Уорд и Джим Клэри)
  • Олень, который улетел (Майком Крамером)
  • Удвойте опунции (Автор: Dr.Джим и Мэри Клэри)
  • Соколиная охота: Охота на крыле (Барр Солтис)
  • First Arizona Coues Deer (Бенджамин Паккард)
  • Первый олень (Уолтон П. Селлерс, III)
  • Первый олень сезона (Джим Форс)
  • Охота за подарками 2014: Еще один ветеран идет на охоту (Автор Эд Тернер)
  • Охота за подарками 2015 (Автор Эд Тернер)
  • Золотая медаль Охота на овец на ранчо Double C (Автор: Dr.Джим Клэри)
  • The Great Oregon Varmint Massacre (Больной юмор от Безумного Чарли)
  • The Great Oregon Varmint Massacre II: Revenge of the Fuzzballs (Более больной юмор от Безумного Чарли)
  • Охота из пистолета: Южный техасский олень в снегу (Скотт Фишер)
  • Hog Wild (Автор Эд Тернер)
  • Hornady Superformance 7mm-08 и Missouri Whitetail (Рэнди Уэйкман)
  • Охотничий лагерь (Автор Эд Тернер)
  • Охота с отцом (Автор Эд Тернер)
  • Охота с.375 WCF (автор: Дэйв Торнблом)
  • Охота с .375 WCF, часть II (Автор: Дэйв Торнблом)
  • Охота с .375 WCF, Часть III (Автор: Дэйв Торнблом)
  • Охота на .375 WCF, Часть IV (Автор: Дэйв Торнблом)
  • Я хотел быть охотником (Барр Солтис)
  • Iron Sights Still Work (Автор Keith Kerr)
  • Длинная шея. . . Голуби, это есть! (Кристиан Чавис)
  • Затерянные в лесу (Ричи Эллисон)
  • Мэн Воспоминания (Автор: Эд Тернер)
  • Уверенность в выстреле (Гэри Зинн)
  • Management Deer Hunts and Trophy Bucks (Автор: Dr.Джим Клэри)
  • Миссури — это рай Турции (Ларри Портер)
  • Кабан-монстр Джорджии! (Эд Тернер)
  • Дульное заряжание для Black Bear (Рэнди Уэйкман)
  • Дульное заряжание для Minnesota Black Bear (Рэнди Уэйкман)
  • Мой первый олень (Автор: Коул Ваймер)
  • Мой первый вернисаж — 20 уроков от начинающего охотника на оленей (Ларри Хоуп)
  • Октябрьский вилочный рог (Лейф ХеррГеселл)
  • Ода оленьему лагерю в Алабаме (Ричи Эллисон)
  • Старик и маленький мальчик (Автор: Dr.Джим и Клэри)
  • Одно хорошее предположение (Т. В. Батцель-младший)
  • Ракетный полигон Орикс с Белых Песков (Авторы доктора Джима и Мэри Клэри)
  • Perfect Hunt (автор: Chuck Hawks)
  • План «Б» Бак (Эд Тернер)
  • Подготовка к охоте на бизона (Автор: Чак Хокс)
  • Учебные материалы по охоте на медведя и материалы для печати

    Заявление об ограничении ответственности

    Эти ресурсы содержат наши собственные работы.Продукты никоим образом не одобрены авторами или издателями каких-либо связанных историй,

    книг или продуктов.

    Bear Hunt 15см x 15см Карточки (SB826)

    Multi- используйте карточки для печати с изображениями и словами, связанными с популярным рассказом Майкла Розена и Хелен Оксенбери «Мы идем на охоту на медведя». Каждая карточка имеет размер 15 см на 15 см и может использоваться для всех видов деятельности, основанной на карточках .

    Карты с роботами Bear Hunt Pixie (SB827)

    Multi- используйте карточки для печати с изображениями и словами, связанными с популярным рассказом Майкла Розена и Хелен Оксенбери «Мы идем на охоту на медведя». Каждая карточка имеет размер 11 см на 11 см, что означает, что вы можете вырезать их и расположить в виде сетки для использования с программируемым роботом Pixie.

    Рекламные баннеры «Охота на медведя» (SB2943)

    Красочные баннеры для показа вашей истории «Мы идем на медвежью охоту».

    Набор историй охоты на медведя (SB236)

    Набор наглядных пособий для использования при работе над фильмом «Мы идем на охоту на медведя» Майкла Розена и Хелен Оксенбери. Включает возможность изменения размера — изображений истории и словарных карточек.

    Коврик со словами Bear Hunt (SB8660)

    Коврик для печати формата A4- со словами и изображениями, связанными с книгой Майкла Розена и Хелен Оксенбери «Мы идем на медвежью охоту».

    Таблицы последовательности действий по охоте на медведя (SB11080)

    Набор простых черно-белых изображений (от 4- до- a- страниц), которые можно вырезать и расположить по очереди. Кроме того, их можно использовать в качестве стимула для собственного письменного пересказа истории детьми.

    Номера 0- 50 на отпечатках медвежьей лапы (SB1060)

    PDF-файл с красочными отпечатками медвежьих лап с номерами от 0 до 50.Идеально подходит для ламината, образуя линию с номером этажа.

    Номера 51- 100 на отпечатках медвежьих лап (SB4717)

    Расширение наших номеров 0- 50 на отпечатках лап медведя ресурс с номерами от 51- 100. Идеально подходит для ламинирования, чтобы сформировать линию с номером пола.

    Фонемы бурых медведей (SB10955)

    фонемы для фаз 2 и 3 представлены персонажами бурого медведя.

    Номера 0- 50 на бурых медведях (SB4337)

    Цифры от 0 до 50 представлены на персонаже бурого медведя.

    Карта истории охоты на медведя (SB12494)

    Лист-карта для печати, сопровождающая рассказ «Мы идем на охоту на медведя».

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *