Фото таежные избушки: Таежная избушка — 5 простых правил | Заполярные Заметки

Содержание

Таежная избушка — 5 простых правил | Заполярные Заметки

На Севере, таежная избушка — это и дом, и крепость, и единственное место, где усталый путник может согреться в мороз или переждать непогоду. Как правило, избушки не имеют замков — заходи, топи печь, грейся, отдыхай, готовь еду и чай. Иногда бывает так, что изба (или, как их еще называют балок), попавшаяся на твоем пути — единственный шанс остаться в живых (без всяких преувеличений или метафор — погода в Заполярье непредсказуема).

Избушки бывают разные — где-то бревенчатые, где-то каркасно-щитовые, в некоторых видно, что здесь живут подолгу, некоторые стоят подолгу без внимания. Планировки тоже у всех разные — с большими или малыми сенями (тамбурами), одноэтажные, двухэтажные, с несколькими зонами или одним помещением. Но в каждой есть одна общая деталь — металлическая печь-буржуйка, без которой невозможно ни обогреться, ни обсушиться. Сколько в тайге изб, столько и печных конструкций. Каждый хозяин норовит придумать свою — самую лучшую печь, которая будет быстрее греть дом и дольше держать тепло.

Избушки, которые хозяева планируют посещать независимо от сезона, всегда имеют солидный запас дров. Дрова на зиму складируются тоже по-разному — где-то есть просторный дровник, в который на зиму закладываются напиленные и наколотые дрова, а где-то, в окрестностях избы напиленные на 3-4 части стволы деревьев, складываются в колодцы, из которых дрова берутся под распил и колку по мере необходимости. Но в любой избе всегда есть растопка и запас дров на первую закладку.

Фото из поиска google

Фото из поиска google

Есть несколько правил, неукоснительно соблюдаемых бывалыми таежниками, или как говорят в округе Норильска тундровиками, при посещении чужих изб:

1. Не оставлять избу без дров. Это испытанная на себе истина — придя по сильному морозу или в пургу, человеку нужно сразу зажечь печь и согреться, а не задумываться, куда пойти за дровами. Этот пункт, пожалуй самый важный, обязательный к исполнению независимо от обстоятельств!

2. Никогда не пилить деревья вокруг избы. Даже если в 10м от нее стоит сухостой, не стоит его трогать — скорее всего, хозяева оставили его здесь сознательно.

Вот как раз сушина у избы. Оставлена специально, как один из столбов будущих сеней.

Вот как раз сушина у избы. Оставлена специально, как один из столбов будущих сеней.

3. Не оставлять после себя мусор и грязь. Дом, приютивший вас и укрывший от непогоды, заслуживает уважительного к нему отношения. А так же хозяева, построившие его на вашем пути.

4. Обязательно оставить в избушке продукты, если вам есть чем поделиться. В любой северной избе всегда найдется полка с продуктами. С вероятностью 99,9% (0,1% оставил на случай посещения избушки совсем невменяемыми людьми, зверьем или инопланетянами) там будет соль, сахар, чай, какая-нибудь крупа, и очень вероятно консервы. Так вот, если вы не терпите бедствие, оставьте что-то долгохранящееся, без чего, сами сможете обойтись — пачку чая, банку рыбных консервов или тушенки, макароны. Подойдет даже полпачки сигарет или коробок спичек — один из будущих визитеров обязательно оценит ваш жест.

5. НИКОГДА не уносить из чужой избы вещи. Никакие. Исключение может составить одежда-обувь, да и то, лишь в самых крайних обстоятельствах. И ни в коем случае не оставлять вещи на улице — топоры, пилы, посуду.

Эти нехитрые правила очень важны, оборвать ниточку жизни в условиях крайнего севера может даже нелепейшая, с точки зрения городского жителя, случайность.

Спасибо за лайки и комментарии!

Экспедиции

18.12.2019

Путешествие через Верхоянский хребет. Таёжные робинзоны.

Предыдущую часть путешествия можно посмотреть здесь

Это невероятная история. В труднодоступном и, в общем-то, безлюдном районе Якутии, в сердце Верхоянских гор я встретила удивительных людей. Василий и Ирина живут здесь постоянно, душа в душу, вот уже 27 лет.

Василий родился в здешних краях, в посёлке Джаргалах. Мама его якутка, отец — эвен. Так получилось, что в два года после травмы мальчик стал глухонемым. Его воспитывала строгая бабушка-оленеводка. И, конечно же, тайга — олени, кочёвки, нарты, мороз. Суровый труд, суровая жизнь на природе. Тайга, тундра, горы.

И только когда Васе исполнилось 11 лет, как-то спохватились, что мальчик ещё не ходил в школу. Так Вася из тайги снова попал в посёлок. Каково же ему было там страшно и непривычно! Но постепенно он освоил и премудрости русского языка, и более-менее выучился и поехал дальше на учёбу в техникум в Санкт-Петербург.

Тут-то они и встретились с Ириной, которая случайно в тот момент гостила там у сестры. Она так же, как и Василий, — человек с ограниченными возможностями по слуху и речи. Молодые люди нашли друг друга. Скоро будет 31-я годовщина их свадьбы.

Ирина родом из-под Тулы. Но не побоялась поехать за любимым в далёкую якутскую тайгу. Сначала три года они жили в посёлке, но потом переехали в более привычную для Василия обстановку — в тайгу.

Печка для хлеба.

Всё здесь построено их руками. Сначала они жили в небольшой избушке прямо на берегу озера, но там их жильё так сильно продувалось зимой, что через некоторое время решили переселиться чуть поглубже в лес, чтобы было теплее.

Ирина обучала Василия языку глухонемых, делилась всеми своими культурными и научными знаниями. А Василий научил свою супругу премудростям таёжного быта. Так Ирина — простая девушка из среднерусской полосы, стала опытной кочевой жительницей Заполярья.

Раньше у Ирины и Василия было своё стадо, хоть и небольшое, но требовавшее усилий для содержания. Ирина с улыбкой рассказывает, что даже она знала всех оленей в лицо. А Вася путал.

Теперь они отказались от оленей, с возрастом стало труднее ухаживать за ними. Вася с Ириной уже на пенсии, на севере её получают раньше. Охота, рыбалка, запас самых необходимых продуктов без излишеств — обеспечивают их вполне безбедное существование здесь, на природе.

Когда они были помоложе — несколько раз совершали длинные и длительные по времени переходы — вдвоём кочевали на оленях, на нартах в гости к Васиной маме в Тикси. Это больше 1000 километров без дорог, по заснеженной тайге и тундре. Сколько приключений было на пути! Вот они — настоящие путешественники.

Теперь, когда оленей нет, Ирина с Васей стали более свободными, не так сильно привязанными к хозяйству, и могут поехать в гости к родственникам Ирины в центральную Россию.

Сейчас у Василия с Ириной — бураны. И лошади. Лошади здесь на вольном выпасе, им не надо заготавливать корма. Лошадей не подковывают, нет надобности, и вообще — на здешних суровых морозах от подковы они могут отморозить себе копыта.

Раз в два года Василий с Ириной делают запас продовольствия. Это целое дело! Покупают и везут продукты из Якутска — так намного дешевле, чем в маленьких якутских посёлках, куда продукты в магазины доставляют авиацией. Снаряжают небольшой караван из буранов, везут 800 литров топлива, несколько мешков муки, сахара, сливочное масло в коробках. Крупы, соль, чай, подсолнечное масло.

У Васи с Ириной есть обычные телефоны-смартфоны, можно посмотреть на них фотографии. Но связь с внешним миром у них — только лошади, да бураны. До посёлка 160 километров по долинам и горам, через перевалы. На лошади — неделю кочевать. Но есть тут и ближайший сосед — охотник Фёдор, эвен. Он тоже постоянно живёт тут, в тайге. У него есть рация. Правда в тот момент, когда я гостила там, она сломалась.

Ещё в здешних местах кочует оленевод Туян. У него есть спутниковый телефон. Но где он, и когда — ищи ветра в поле!

Вот так спокойно и живут на природе Ирина с Васей здоровой жизнью предков.

По следам мы определили, что Туян недавно прокочевал в сторону озера Лыбалах. И Фёдор предложил мне поехать на озеро Лыбалах на лошадях. Я же хотела поймать там большого гольца, а в здешних озёрах, как сказал Фёдор, большой голец уже редкость.

Ещё и позвонить заодно можно будет, ведь уже три недели прошло, как я не давала весточки родным и близким.

Фёдор — это тоже удивительный человек! Родители его — эвены, но в 4 года он лишился их и попал в детдом. Хорошо выучил русский язык. Окончил Верхневилюйское речное училище, работал в речном флоте механиком, потом пожарным, у него 77 прыжков с парашютом на горящую тайгу. Работал и оленеводом, здесь он знает все окрестности, кочевал тут раньше со стадом. Маленький, щуплый, его часто обижали в детстве, в детдоме. Но он пошёл в секцию и стал отличным боксёром. Сначала, когда Фёдор вернулся в тайгу, якутский язык почти забыл, местные дали ему кличку Русский Федя. Но теперь-то он вспомнил язык, легко общается на якутском с местными оленеводами и охотниками. А на эвенском языке в здешних краях уже не говорят, забыли.

Фёдор — творческая личность, он и конструктор, и поэт, и певец!

Как же трудно мне было уговорить его не стесняться сниматься на камеру. Как жалко, что песню, спетую мне от души сразу при встрече, записать не удалось. Фёдор мечтает, чтобы его стихи-песни были исполнены каким-нибудь настоящим певцом, под аккомпанемент настоящего музыканта. Он уверен, что в Москве, конечно же, есть такие. И он передал мне эти стихи, написанные аккуратным почерком, бережно упакованные для нелёгкой транспортировки по тайге, и по реке на сплаве. Если кто-то может исполнить мечту Фёдора — сделайте это. На одну из его песен — Ысыах — уже нашёлся музыкант-исполнитель, и сделал аранжировку.

Песни Фёдора Колтовского и уже имеющиеся клипы лежат здесь http://fedorkoltovskoy.com/

Мы съездили на лошадях к озеру Лыбалах через удивительной красоты перевал. Пока ждали Туяна, я пробовала ловить гольца, но не поймала ничего! В «наших» озёрах Василий уже наловил кучу рыбы, так что гольцами и хариусами мы были обеспечены. Зато жена Туяна — Октябрина угостила нас свежей медвежатиной. Пять лет она практически постоянно кочует со своим мужем по тайге и лишь изредка зимой выбирается в посёлок. Туян дал мне позвонить со своего спутникового телефона.

Возвращались обратно на Дяйбалах уже в сумерках.

Три дня гостила я у этих удивительных людей — Ирины, Василия и Фёдора. Меня отговорили от возвращения назад по реке Мячен — там, без лодки, пройти тяжело — много прижимов, бродов. Лучше возвращаться тем же путём, что я и пришла сюда.

Фёдор вызвался проводить меня обратно на лошадях до перевала. Конечно же, я согласилась. Фёдор захватил с собой ружьё, решил поохотиться на баранов — мяса здесь, у него и у Василия с Ириной уже давно не было.

— А летом я их и не стреляю, у меня тут ледника нет. А сейчас уже прохладно.

Мы оставили патрон для духов на примеченном Фёдором месте и поехали привычным путём, по тропе в сторону перевала на Улахан-Дектенде. И ещё не кончилась набитая тропа, хоженые оленьим стадом места, как на реке со стороны скал неистово залаяли Федины собаки. Мы поняли, что они обнаружили дичь.

-Ого! — удивился Фёдор, — в этих местах никогда баранов не было!

Мы привязали коней за кустарник, Фёдор быстро расчехлил свою мелкашку, и, пригибаясь за ветвями и стараясь не шуметь, мы побежали к открытому галечнику. Впереди на тёмной скале, как на ладони, стоял, выделяясь светлой окраской шерсти, молодой баран. Рога его ещё не были согнуты в кольцо. Собаки, забравшись на кручу, хорошо держали его, облаивая, не давая уйти вверх.

Фёдор стрелял раз, другой, мазал, а баран и не думал убегать. Расстояние было небольшим, метров 70. Мне казалось, что он будто заколдованный. Похоже, он не понимал, кто мы такие и не пытался как-то скрыться, не проявлял страха, только чуть-чуть перескочил на соседний уступчик. Мне было и жалко барана, и в то же время хотелось, чтоб у здешних обитателей озёр появилось мясо. И вот, выстреле на пятом, баран вдруг рухнул, как подкошенный вниз. Когда мы подошли к нему, он уже был мёртв, а собаки теребили ему шерсть на ляжках.

— Прямо в сердце, молодец, Фёдор!

— А ты удачливая, — улыбался он в ответ. — Это тебе Байанай барана подарил! Сколько хожу, никогда здесь не встречал баранов.

Мы быстро освежевали тушу, завалили мясо камнями и отправились дальше. Я удивилась, что можно вот так спокойно оставлять мясо на земле.

— Медведь здесь не ходит — уверенно заявил Фёдор

Скоро тропа кончилась, кочевой след ушёл в другой распадок. Кони не хотели идти по каменистым участкам в незнакомой им местности, временами мы спешивались и вели их в поводу. Мой смирный и послушный рысак по кличке Кофе начал вдруг бить копытом. Неужели, хочет сбросить?

— Это он говорит — хватит уже идти, пора покушать! — засмеялся Фёдор.

Уже в сумерках мы дошли до границы растительности и разбили лагерь. Фёдор не был здесь уже 20 лет! Последняя ночь в обществе человека, разговоры, каша из одного котелка. Я была очень удивлена экипировке Фёдора. У него была с собой маленькая туристская каркасная палаточка и хиленькое небольшое одеяло, которое он взял из избушки на тропе по пути сюда. Краюшка хлеба — вся еда на два дня (кто ж знал про мясо!). У него не было какой-нибудь дополнительной тёплой одежды, кроме той куртки и свитера, что была на нём. От пуховой жилетки, предложенной мной на ночь, он отказался. Настоящий житель тайги, Дерсу Узала, — подумалось мне…

Фёдор встал на рассвете раньше меня, нашёл и заседлал коней, развёл костёр. После завтрака мы тепло простились и зашагали каждый своей дорогой. Маленький человек с большим сердцем, непосредственным, открытым и отзывчивым, скрывался за переплетением приречного кустарника. В душе защемило…

Красота окрестностей привела меня в обычное восторженно-созерцательное состояние. Прошло меньше недели, как я была здесь, и, хоть цвет растительности заметно поменялся, тундра побурела, пейзажи были великолепны. Этой ночью было облачно, а утром стало ясно, вчерашняя облачная дымка снова ушли куда-то за дальние перевалы. Можно было попробовать успеть перевалить и дойти до моего базового лагеря на реке. Но я решила, что в такой ясный день, находясь здесь, в сердце гор, невозможно не подняться на вершину.

Что я и сделала, взобравшись по гребню на обзорную точку здешних окрестностей, высотой 1836 метров.

Идти обратно вниз по хребтам не решилась, уж очень отвесными и круто осыпными виделись гребни впереди. И я спустилась в моё ущелье, вернее, в его приток, чтобы идти к Соболох-Маяну знакомым путём. Несколько водопадов, что преградили мне путь в верховьях ущелья, были легкопроходимыми, и я без приключений добралась до моей старой стояночки на боковом притоке Улахан-Дектенде. И ночевала здесь с чувством полного умиротворения, будто я вернулась домой. А на следующий день прошла всё жуткое ущелье, немного полазала, облезая нижний водопад, но в целом спуск прошёл без эксцессов. Солнечное освещение, движение вниз, сытость, известность пути — всё это сделало возвращение в базовый лагерь вполне лёгкой прогулкой.

О продолжении путешествия можно прочитать здесь

Марина Галкина.

Таежный роман

На странице «ВКонтакте» у Мари Петит выставлена готическая аватара – ее фото в образе таежного охотника. На самом деле Мари живет сейчас с двумя сыновьями в Бретани, на дальнем западе Европы. Каждый вечер она читает детям русские сказки. Каждый год ездит с детьми на Дальний Восток, в Приморский край, где проводит лето, а иногда и осень, в отдаленной таежной деревне, куда можно добраться только на моторной лодке по реке. Шесть лет назад это место стало для Мари вторым домом, наполненным радостными и горькими воспоминаниями.

Мари Петит на реке Бикин, Приморский край

​Она родилась в маленькой бретонской коммуне Тремаргат с населением 168 человек. Из достопримечательностей здесь имеется готическая церковь Нотр-Дам и один бар, по совместительству выполняющий функции дома культуры. Местные жители приходят в бар со своими музыкальными инструментами и устраивают импровизированные концерты народной музыки. В 2012 году, когда Франция выбирала президента, Тремаргат прогремел в национальных новостях как единственный избирательный округ, где Ева Жоли, кандидат от партии зеленых «Экология Европа», получила большинство голосов.

Любовь к природе у бретонцев сродни религиозному чувству. Здесь до сих пор сохранились священные рощи кельтов, отмеченные дольменами и менгирами. Оба слова происходят из бретонского языка и обозначают постройки из огромных камней, напоминающие Стоунхендж.

Останусь жить, как современный дикарь, в одном из девственных лесов, которые мы обязательно встретим на своем пути

После учебы на экологическом факультете в Реннском университете Мари вернулась в родные места с намерением поселиться на природе, вдали от шума цивилизации. Сто шестьдесят восемь ее земляков действительно могут сильно пошуметь, если соберутся в баре все вместе. Мари своими руками построила юрту монгольского типа и целый год прожила в лесу одна.

Через некоторое время она познакомилась с лесничим, которого звали Кристоф. Он мечтал о кругосветном путешествии в поисках дикой, неиспорченной человеком природы. Россия занимала в его списке желаний одно из первых мест. Мари и Кристоф отправились в путь на велосипедах – самом экологичном виде транспорта. Но, хотя в их бюджете отсутствовали расходы на бензин, кругосветка все равно требовала финансирования. Мари продала юрту, Кристоф – машину и дом.

– Мы отправились путешествовать с двумя рюкзаками и видеокамерой. Почему-то я уезжала с мыслью, что не вернусь во Францию. – вспоминает Мари. – Останусь жить, как современный дикарь, в одном из девственных лесов, которые мы обязательно встретим на своем пути. Может быть, в Мексике. Тогда я ничего не знала о Приморском крае. В юности я видела фильм Куросавы «Дерсу Узала» – о таежном охотнике-следопыте из племени удэге, но думала, что такие люди остались в далеком прошлом. Полтора года мы потратили на то, чтобы пересечь Россию с запада на восток. За это время я выучила русский язык. Мне очень нравилась дикость окружающей природы. Мы часто делали остановки, чтобы лучше почувствовать этот малонаселенный мир. По дороге снимали фото и видео для репортажа о нашей поездке. Наконец Россия почти закончилась, и мы оказались на Дальнем Востоке. Здесь я нашла место, к которому стремилась. Оно называется Красный Яр. Маленькое село, где коренной народ – удэгейцы все еще живет в контакте с тайгой. Я подумала, что если не испытаю на себе их таежный опыт, то больше такого шанса у меня не будет.

Село Красный Яр

Небогатые путешественники часто находили приют в российских деревнях. Французы предлагали хозяевам взаимовыгодный обмен – их пускают пожить, а они за это работают на огороде, рубят дрова и развлекают хозяев исполнением заграничной музыки. В Красном Яре Мари и Кристофа приютила семья удэгейцев.

Мари на охоте в тайге

– Они жили очень бедно, часто выпивали. Наше общение было очень эмоциональным. Меня сразу приняли как свою. Вместе с другими женщинами я ходила в тайгу собирать папоротник и ловить в ручье хариуса. Однажды появился их родственник, двоюродный брат Костя, охотник, который жил вдали от деревни, в избушке на берегу реки Бикин. Мы очень заинтересовали друг друга. Нам было о чем поговорить. Мы сравнивали наш опыт жизни в лесу и как-то незаметно стали проводить вместе много времени.

Так в жизни Мари появился последний из удэге – следопыт, хозяин тайги, настоящий мужчина. Она влюбилась в Костю, хотя не сразу призналась себе в этом и даже сделала попытку убежать от романтического чувства.

Теперь я должна была вписаться в их систему человеческих отношений. Стать женой человека из рода удэге

– Мы с Кристофом решили продолжить путешествие. Но в глубине души я уже знала, что далеко не уеду. Велосипед начал барахлить, как будто чувствовал мое настроение. Кое-как мы добрались до Владивостока, смонтировали наш репортаж. Потом мой друг улетел в Канаду. А я съездила в Южную Корею, чтобы продлить российскую визу, и поздней осенью вернулась в Красный Яр. Меня встретили хорошо, но уже по-другому – не как туриста. Все понимали, что я приехала к Косте. Теперь я должна была вписаться в их систему человеческих отношений. Стать женой человека из рода удэге. Сама по себе женщина другой культуры не могла бы здесь прижиться. Но я и не собиралась быть сама по себе, потому что хотела быть с Костей.

Костя

– Медовый месяц вы провели в тайге?

Сначала мы жили в деревне. Я узнавала жизнь удэгейской женщины с другой стороны – изнутри. Потом наступила зима, и мы вдвоем поехали на «Буране» в тайгу. Я увидела место, о котором мне рассказывал Костя, и влюбилась как бы во второй раз. Это был настоящий рай. Зимой Костя учил меня охотиться. Летом мы заготавливали лес для строительства нового дома, чтобы поселиться там втроем. Я уже была беременна. В декабре 2011 года родился наш сын – Савелий.

По дороге домой, Мари и Савелий

Мари всерьез собиралась рожать прямо в охотничьей избушке. Но муж был против такого рискованного предприятия, поэтому Савелий появился на свет в поселке Лучегорск. Из Франции познакомиться с внуком и зятем приехала мать Мари. Зиму они провели в деревне Красный Яр, а весной следующего года вчетвером отправились к месту жительства молодой семьи. Плыли на лодке по реке Бикин. В мае Мари уже работала на огороде и помогала Косте ставить новый дом.

Мари на строительстве нового дома

– Как отнеслась мама к вашему жизненному выбору?

– Она всегда меня понимала и уважала мой выбор. Ей понравился Костя, а Савелий стал ее любимым мужчиной. Единственное, с чем она не смогла смириться, – это комары, которые ее чуть не съели. Но все равно, за пять лет, что я прожила на Бикине, мама приезжала к нам трижды.

Вспоминая свою жизнь в Приморье, Мари все время повторяет слово «счастье». Для нее это значит – чувствовать себя ребенком, окруженным природой, которая дышит великой силой. Эту волну она не могла поймать в Бретани, где самые дремучие леса по сравнению с тайгой выглядят как ухоженные городские парки.

Весна на реке Бикин

– Это удивительно, когда ты вдруг можешь почувствовать себя самим собой в чужой стране. И странно, что так мало людей в России ценят это богатство. Когда мы с Костей ездили ко мне на родину, в Бретань, то возвращались потом рейсом Париж – Москва, и рядом со мной в самолете сидела русская женщина. Услышав мою историю, она, кажется, решила, что я сумасшедшая. Добровольно отправиться в сибирскую глушь! Все нормальные люди, сказала она, мечтают уехать из России в Европу ради благ цивилизации. Я не стала спорить, мы бы все равно друг друга не поняли.

Мари и Савелий в охотничьей избушке

Тогда, по дороге из Франции на Дальний Восток, Мари только посмеялась над наивностью русской пассажирки, принимающей за цивилизацию материальные блага потребительского общества. Мари ждала второго ребенка и подала документы на получение российского гражданства. Она собиралась жить в тайге долго и счастливо. Однако всего через два года ей самой пришлось уехать из России после того, как трагические события разрушили ее семейную жизнь. Не стало Кости.

– Расскажите, что случилось с вашим мужем?

– Его убили во время пьянки. Ты знаешь, когда мы с ним жили в тайге, это было для меня совсем как рай. Костя исполнял настоящую мужскую роль. На нем лежала ответственность за семью. Но как только мы возвращались в деревню, начинался ад. Костя чувствовал себя обязанным ходить по гостям, общаться с мужиками и выпивать, точнее, пить по много дней. Мне очень жаль, что он не нашел выхода из пьяной жизни, хотя я уговаривала его лечиться от этой проблемы. Костю убил его дядя, муж родной тетки. Они, как обычно, пьянствовали и поссорились, не знаю, из-за чего. В это время я была во Владивостоке, с детьми и мамой – получала вид на жительство. Несколько лет я просила местные власти признать меня постоянным резидентом, и вот наконец-то добилась… а через два дня Кости не стало. Человек, который его убил, он тоже страдал от алкоголя, и два раза до этого сидел в тюрьме.

– Грустная история…

– Да, грустная, потому что моя любовь не смогла изменить костиной судьбы. Это был конец моей мечты, хотя я еще какое-то время не сдавалась и совершала подвиги. Через год после смерти Кости мы навсегда уехали из Красного Яра, я отвезла детей на нашу заимку, разобрала дом на бревна и перетащила его за сорок километров вверх по реке, в маленькую деревню Уленге. Там живет всего несколько семей, тоже с детьми. Главное, там нет такого пьяного кошмара, как в Красном Яре. Мы с Костей договаривались переехать туда, чтобы наши сыновья могли общаться со сверстниками и ходить в школу. И вот, я продолжала это движение. Соседи помогли поставить дом заново. Мы перезимовали в Уленге, а на следующий год все-таки были вынуждены уехать во Францию. Мне стало ясно, что я не смогу выжить без мужчины в тайге. Но я приеду в эти места следующим летом.

Савелий и Милан в деревне Аскат (Алтай)

– Вместе с детьми?

– Конечно! Они скучают по родине. И я сама не хочу терять связь с Приморьем, с народом удэге. Просто теперь я не могу быть частью их общины. Лучше я буду помогать им отсюда, из Франции, создавая мосты между удэгейцами и внешним миром. Например, с помощью канала на Yuotube рассказывать об их проблемах, нуждах.

– Видимо, пьянство – одна из главных проблем?

– Я бы сказала, что они пьют не больше, чем русские, но алкоголь действует на них намного страшнее. Особенно на фоне деревенской безработицы. Конечно, они сами себя разрушают этим делом. Но есть внешние силы, которые помогают им заниматься саморазрушением.

– Какие именно?

– Я никого не хочу обвинять. Но, например, сейчас создается национальный парк «Бикин». В деревню приезжают руководители этого проекта и говорят удэгейцам: теперь вы будете зарабатывать на туристах. Некоторые обрадовались – будем делать сувениры, исполнять народные песни. Но ведь это все показуха. Главное занятие удэге – не фольклор. Они охотники. А теперь, с появлением парка, у них отбирают охотничьи участки. Поэтому, на мой взгляд, главная проблема удэгейцев – это сокращение охотничьей территории и невозможность вести традиционный образ жизни. Начинаются конфликты между родственниками – одни за национальный парк, другие – против. Те, кто согласились «работать удэгейцами» для туристов, они больше не занимаются своим делом. А те, кто хотят оставаться свободными и продолжать свое исконное дело, – таким сейчас очень трудно. Чиновники не дают им разрешения на проезд по реке, говорят, что через парк – нельзя! Власть диктует коренным народам новые условия жизни. А это большая угроза для их идентичности, потому что им важна связь с природой и свобода, которой они пользовались в тайге. Они потеряют себя, если перестанут охотиться и забудут последние удэгейские слова, которые еще остаются в их языке. Они и сейчас почти не говорят между собой по-удэгейски. Костина бабушка, которой 87 лет, хорошо знает язык, но говорить ей не с кем.

Власти Приморья считают, что создание национального парка «Бикин» площадью более миллиона гектаров будет способствовать, как сказано в пресс-релизе, «сохранению уникальных природных комплексов одного из последних в Северном полушарии нетронутых массивов кедрово-широколиственных лесов». Офис администрации нацпарка планируют разместить в деревне Красный Яр. Однако глава поселения и члены муниципального совета выступили против идеи национального парка. Мари, как профессиональный эколог, собирается поддерживать настоящих охотников в их борьбе с «партией фольклора». Силы, конечно, неравны, но бретонка не привыкла отступать. Летом 2018 года она приедет в Красный Яр, чтобы на месте освещать конфликт, разворачивающийся вокруг «Бикина».

– Но постоянно вы будете жить в Бретани?

– Да. Сейчас моя главная профессия – мать. Милан еще совсем мал. Савелию в декабре исполнится шесть лет. Он хорошо понимает русский язык, и я очень стараюсь, чтобы он не утратил это понимание. Здесь, в Бретани, я по-русски читаю мальчикам сказки и собираюсь регулярно приезжать в Приморье, чтобы дети слушали живую русскую речь. Для меня очень дорога эта часть нашей семейной истории. И для детей тоже. Недавно Савелий спрашивает у меня: а что такое традиционные блюда? Я объясняю – помнишь, там, в России, мы кушали еду, которую не кушаем здесь? Например, захта (рисовая каша с икрой. – Прим. ред.) или тала (строганина). Я вижу, как у него загораются глаза, потому что он вспоминает нашу деревню. И говорит мне по-русски: я скучаю…

Савелий возле охотничьей избушки

Таежный роман | VisitAmur

«Когда я в открытом платье стояла на вершине скалы под пронизывающим северным ветром, то думала только об одном: наконец-то исполнится моя детская мечта попасть на обложку журнала, — делится эмоциями благовещенка Екатерина Степанова. — Я была в таком драйве, что не ощущала холода». В это время от камеры фотографа за валунами прятались режиссер и ассистент съемочной группы в пуховиках и шапках, готовые в любой момент подхватить модель и укутать в теплый плед. Привыкшая к комфорту городской жизни, Катя ради мечты поборола страх и впервые за 30 лет отправилась в лес. Этот поход в суровую амурскую тайгу стал самым счастливым путешествием девушки и неожиданно для всех участников команды обернулся предложением руки и сердца на высоте больше тысячи метров. История удивительной съемки — в материале корреспондента «Амурской правды».

(Фото: журнал IN WHITE)

Избушка в глянце

Раз в три месяца отважная выпускающая группа благовещенского свадебного журнала IN WHITE делает невозможное, придумывая необыкновенную историю любви и снимая ее в красивейших пейзажах Приамурья для обложки очередного номера. Среди запоминающихся работ — голливудская история на крыше дома на Набережной, сказочное путешествие феи и единорога по живописной территории базы отдыха «Берлога». Первую полосу июньского выпуска 2019 года тоже хотели сделать яркой, удивительной, неожиданной.

Листая ленту Instagram, ребята наткнулись на фото лесной избушки «на курьих ножках». Природа вокруг была необычайно красивой, а домик — настолько реалистичным, что местность заинтересовала редакцию. Они выяснили, что снимок сделан на горном хребте Тукурингра Зейского района.

— Когда мы узнали, как туда добраться и что нам предстоит, начиная с прививок от клещевого энцефалита, заканчивая пятичасовым подъемом вверх с 70 килограммами оборудования на плечах, то обалдели, — признается главный редактор издания Ирина Наумова. — До последнего не верили, что поход состоится. Такого сложного проекта мы еще не осуществляли.

Через лес к мечте

Пока выясняли нюансы экспедиции, без конца просматривали фотографии заповедных мест. Вековые деревья, покрытые мхом огромные камни, горные ручьи завораживали красотой и манили в путь, не принимая отговорок. Походу быть — единодушно решил редакторат и начал собирать съемочную группу. В создании главного снимка журнала обычно задействованы фотограф, режиссер, модель, стилист, визажист, ассистенты. Также нужны декорации, костюмы и видеограф для съемки бэкстейджа — того, что остается за кадром.

На анонс проекта в соцсетях сразу откликнулась потенциальная модель. Катерина Олейникова была профессиональным психологом, но с детства мечтала попасть на обложку журнала. Обладательница приятных черт лица и хорошей фигуры, она быстро прошла пробы.

— Когда я узнала, что мне нужно будет пойти в лес, еще и с ночевкой, то была в ужасе, — вспоминает девушка. — Я люблю пляжный отдых, меня никогда не интересовали экскурсии и походы. Но исполнение давней мечты было так близко, что я решилась.

В поисках жениха

(Фото: журнал IN WHITE)

Команда готовилась к рабочей экспедиции в тайгу больше месяца. Ребята покупали защитные костюмы и сапоги, готовили технику и ставили вакцины от клещевого энцефалита. Загвоздка в подготовке случилась неожиданно: редакторы не смогли подобрать мужчину на роль жениха. Добровольца для съемки не нашлось, а опытные модели от предложения отказались.

— Катя расстроилась, ведь в сюжетах свадебного журнала обычно фигурируют две половинки, а ей партнера не досталось, — говорит Ирина Наумова. — Тогда она предложила поучаствовать своему другу, с которым только недавно начала встречаться.

Святослав Степанов охотно согласился, пришел в редакцию на «смотрины». Ему наскоро придумали героическую роль, подобрали костюм и атрибуты. Так, в команду добавился еще один человек. Чтобы не брать с собой в тайгу визажиста, Катя быстро прошла курс по макияжу. В Зее к съемочной группе присоединилось еще двое проводников — руководитель турфирмы и местный охотник с собакой.

Холодный прием

Пятичасовой подъем в гору дался группе офисных работников очень тяжело. И без того трудный путь усложняла тяжелая ноша. Только у фотографа с оператором на двоих было около 70 килограммов техники, среди которой камеры, объективы, стойки. «Наш турагент сказал, что мы самая медленная группа на свете», — смеясь, вспоминают коллеги.

Группа провела в тайге два дня, один из них ушел на съемку. Весенняя погода на вершине горного хребта показала себя во всей красе. За сутки ребята повидали там снег, дождь, град и холодный шквалистый ветер. Съемки оказались очень сложными и физически ограниченными из-за погодных условий.

— Ветер просто выдирал технику из рук, — говорит фотограф Денис Стадников. — Из-за этого мы не смогли запустить дрон и запечатлеть сверху атмосферу этого красивейшего места.

Испытание ветром

Съемки проходили в нескольких местах. На вершине горы ветер был такой сильный, что угрожал не только технике, но и людям. Пока модель позировала в легком платье с открытой спиной, режиссер с ассистентом прятались от объектива фотографа за валунами в шапках и пуховиках, застегнутых до самого носа. «Мы боялись, что Катю просто сдует с этой скалы, в перерывах отогревали ее одеялами, чтобы кожа не синела», — добавляют профессионалы своего дела.

Сама модель уверяет, что была настолько поглощена процессом, что не ощущала холода. «Мурашки бежали по коже, но я не чувствовала, что замерзла, пока фотограф не отдавал команду идти греться», — говорит девушка.

Катерина отметила, что, на удивление, спокойно перенесла все тяготы спартанской жизни.

Кольцо в избушке

(Фото: журнал IN WHITE)

В момент сильной усталости Катя ушла в домик погреться и отдохнуть. Следом за ней зашел ее напарник Святослав. Съемочная группа осталась на улице пить чай. Когда Катерина вышла к команде, по ее лицу струились слезы.

— Я так испугалась, кричу: «Катя, я тебя обидела?» Я на съемочной площадке — режиссер, много командую, размахиваю руками, кричу, — рассказывает Ирина Наумова. — Смотрим, а у нее в руках кольцо с бриллиантом! Мы просто обалдели, как неожиданно и чудесно раскрылись их чувства.

Сама девушка призналась, что никак не ожидала такого сюрприза. Через три месяца после предложения пара сыграла свадьбу. Кстати, под венец невеста шла в том самом платье с таежной фотосессии. «Для меня оно стало символичным и таким родным, я его выкупила, — говорит счастливая жена. — Кстати, мы так влюбились в амурскую природу, что медовый месяц запланировали провести на золотых песках зейского берега. Но и в нашу избушку еще вернемся со Славой обязательно!»

Амурская Африка и Норвегия

Ирина Наумова, главный редактор журнала IN WHITE:

— Мы с мужем все время в поисках красивых мест. У нас в области их очень много! Можно найти местность, которая сымитирует Африку, Норвегию или зеленые луга средней полосы России. Есть удивительные ландшафты и места. Людям нужно выходить из городов и исследовать родной край. Опыт, который человек получает вне города, совершенно уникальный. Человек полностью обнуляется. Происходит сильная энергетическая встряска, подпитка. Он становится другим, иначе оценивает свои силы и возможности.


Источник: Интернет-портал «Ampravda.ru»

Охотник из Коми снимает захватывающие фильмы о выживании в дикой тайге « БНК

Сергей Таежный из Коми создал YouTube-канал «Таежные приключения» о выживании в непроходимой тайге. Сейчас у него 23 тысячи подписчиков. На канале выложены ролики об охоте, ловле хариуса, жизни в лесной избушке. Сергей рассказал БНК о тонкостях создания самобытных видео.

Фото Сергея Таежного

Изначально охотник создавал канал для себя и своей семьи. Позже у него появились зрители, канал стал развиваться. В видео Сергей показывает красоту северной природы, рассказывает о ловле дичи, рыбы. Ролики с экспедициями в далекие уголки республики нравятся зрителям, считает он.

– Я открыл канал с целью оставить что-то о себе для своего ребенка. Хочу, чтобы сын, когда вырастет, мог посмотреть на то, чем занимался его отец, какие у него были увлечения. Раньше такой возможности не было, сейчас бы я с удовольствием посмотрел бы такие видео про своего отца. Через некоторое время понял, что фильмы нравятся моим зрителям. Канал стал набирать обороты и это уже стало не просто увлечением, а работой. Каналу «Таежные приключения» три года», – рассказал Сергей.

Названия роликов говорят сами за себя: «Два дня с сыном в глухой тайге», «Отпуск в тайге в лютый мороз», «Волк утащил собаку». У Сергея даже есть видео «Медведь загнал меня на дерево».

– Во время съемок случалось много интересных историй. Мои зрители всегда пишут в комментариях о том, что канал оправдывает свое название, и я без приключений, как без пряников. Были и встречи с медведем, лосем, поломки техники. Но, пожалуй, самая запоминающаяся история случилась в прошлом году. Мы с ребятами в июне 2019-го отправились в экспедицию на Северный Тиман, это в НАО. Необходимо было пройти только на моторной лодке более 300 км. Мы достигли цели – добрались до красивого водопада, но когда начали спускаться от водопада вниз, лодку ударило бурным течением о скалу и перевернуло – все оказались в ледяной воде.

Главной проблемой было то, что бурный поток воды был очень насыщен воздухом, и спасжилеты не выполняли свою функцию. Выбрались на берег все выбившиеся из сил. То лето было очень холодным, температура воздуха в тот момент была около 2 градусов, а мы насквозь сырые, лодка в перевернутом состоянии прижата бурным потоком к скале, и ее еще надо как-то доставать. Хорошо то, что хорошо кончается: сумели высушить зажигалку, пока палили костер и сушились, лодку сорвало со скалы, и мы поймали ее ниже по течению. Слава богу, удалось просушить и завести мотор. Выбрались живые и невредимые, но эти моменты останутся надолго в памяти, – поделился Сергей.

Самое трудное в развитии канала – это сами съемки, так как погодные условия непредсказуемы:

– Солнце, дождь, снег могут быть в один день. Люди всегда ждут в моих видео большие уловы и добытую дичь. Но и это ведь не всегда возможно заснять. Я уже привык преодолевать эти трудности. С капризами погоды научился справляться. Ну, а неудачный контент разбавим кадрами нашей прекрасной природы и таежной кулинарией, – раскрыл секрет охотник.

Канал Сергея нравится даже тем, кто не интересуется выживанием и охотой. Ролики привлекают людей, которые ходят в походы.

– В своих видео я не делаю упор именно на процессе выживания. Наверно, больше я хочу показать то, какая красота нас окружает и то, что ее надо беречь. Но думаю, в любом случае, простой обыватель найдет то, что можно почерпнуть для себя перед походом в лес, – рассказал Сергей.

На канале «Таежные приключения» десятки популярных роликов. Видео о закрытии охоты в 2018 году набрало 340 тысяч просмотров, а «Охота на гуся» – 124 тысячи. Сам Сергей не придает значению тому, что канал популярен, хотя раньше, он следил за статистикой.

– Я не считаю, что у канала большое количество подписчиков. Хотя, конечно, когда стал записывать видео и выкладывать, то и первые сто человек показались мне огромной цифрой, – поделился охотник.

У Сергея мало хейтеров, но приходят комментаторы, которые не согласны с его мнением. С последними он охотно идет на диалог.

– Если вижу откровенное хейтерство, то сразу блокирую этот аккаунт. Бывают зрители, которые просто не согласны с моим мнением, я вижу, что человек не пытается создать конфликт, а высказывает свое видение. С такими людьми я, конечно, общаюсь в комментариях и не блокирую, – поделился мужчина.

Охотник дал советы молодым авторам по созданию ютуб-канала. Он считает, что легко сделать популярными ролики для детей и пранки (розыгрыши).

– Судя по развитым каналам, самое выгодное направление – это видео для детей и про детей. Также очень много зрителей на каналах, связанных с пранками. Ко мне многие мои зрители обращаются за советом, тоже хотят открыть свой канал и не знают с чего начать. Я всегда отвечаю, что это очень сложный и трудозатратный процесс. Это настоящая работа. У меня уже есть примеры, когда не оправдываются ожидания.

Многие думают, что достаточно купить недорогую камеру, снять поход в лес, выложить видео на YouTube – и сразу будут подписчики, просмотры. Но это не так, необходимо много работать. Не только в направлении качественной съемки, хорошего монтажа, но и еще в продвижении своего канала, – заключил охотник.

Отшельница Агафья Лыкова въехала в построенный Олегом Дерипаской новый дом: Деловой климат: Экономика: Lenta.ru

Известная сибирская отшельница Агафья Лыкова, проживающая в лесном массиве Абаканского хребта Западного Саяна (Хакасия), въехала в новый дом, построенный при поддержке общественного деятеля Олега Дерипаски. Об этом «Ленте.ру» сообщил представитель предпринимателя.

Сегодня избу освятил предстоятель Русской православной старообрядческой церкви — митрополит Московский и всея Руси Корнилий. Его визит в Хакасию Дерипаска организовал по просьбе Агафьи Лыковой.

Строительство дома подвижницы началось в декабре 2020 года. Агафья Лыкова сама попросила бизнесмена о помощи. В связи с труднодоступностью территории заимки Лыковых дом строился поэтапно.

Чтобы сократить сроки строительства, деревянный дом собрали в Абакане, бревна пронумеровали и разобрали для доставки в труднодоступную местность — на заимку к Лыковой. Самым сложным этапом при строительстве дома была доставка пиломатериала. Бревна на трех машинах и тракторе привезли на базу отдыха у реки Ада, которая расположена в 250 километрах от жилья Агафьи. Далее стройматериал везли уже на аэролодках. Всего потребовалось около 18 таких рейсов, так как один плот вмещает только полторы тонны.

В конце ноября 2020 года Агафья Лыкова обратилась к Олегу Дерипаске с письмом, в котором поблагодарила за оказанную им ранее помощь — продукты, предметы быта, белье и посуду, а также попросила посодействовать ей в строительстве нового жилья вместо нынешней избушки. Олег Дерипаска, который и раньше помогал отшельнице, пообещал просьбу выполнить. В 2020 году у староверки возникли трудности в подготовке к наступающей зиме. Олег Дерипаска обеспечил Агафью Лыкову продуктами и хозяйственно-бытовыми принадлежностями, а также организовал доставку на таежную заимку помощника по хозяйству, без которого пожилой отшельнице было бы трудно и опасно зимовать.

Отшельнице Агафье Лыковой 76 лет. Она родилась в семье староверов, которые считают уединенную жизнь вдали от человеческой цивилизации спасительной для души и тела. С конца 1930-х годов семья Лыковых жила в полной изоляции от цивилизации. После 1946 года постоянным местом жительства Лыковых стал берег реки Еринат, притока Абакана. Агафье Лыковой посвящено множество публикаций, книг и репортажей в электронных СМИ.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

Музей Тарковского. Как коренной москвич уехал в Сибирь и полюбил таежный быт

Почти 30 лет назад, после окончания института Михаил Тарковский впервые приехал на Енисей, да так тут и остался. Сначала работал полевым зоологом на биологической станции, а затем — охотником в селе Бахта.

Таежный опыт

Бахта — это тысяча километров вниз по Енисею от Красноярска. Поселок охотников и промысловиков, чей таежный опыт накапливался сотни лет. Жители этих мест прокладывают в тайге «путики» (охотничьи тропы) к «зимовьям» (промысловая избушка в тайге), ставят «кулемки» (ловушки на пушного зверя). Широкая известность пришла к Бахте в 2000-х благодаря творчеству Тарковского, когда была снята серия документальных фильмов «Счастливые люди» о быте и нравах охотников, рыболовов и обычных сельчан из отдаленной деревушки, а также автобиографический фильм «Замороженное время», получивший более десятка призов на кинофестивалях.

— Культура жизни енисейских поселков, общение со старожилами, восхищение охотниками, их знаниями и умениями, вызывали у меня острейшее желание схватить, остановить эту интереснейшую жизнь — на страницах произведений, на кинопленке или просто в виде сохраненных удивительных предметов таежного и рыбацкого быта: камусные лыжи, долбленая лодка-ветка или изделия из бересты. Хотелось увековечить сами процессы изготовления этих, не побоюсь, этого слова — произведений искусства. Так пришла идея создания в Бахте музея таежной традиции. Важнейшая его роль — помочь местным школьникам заново открыть мир традиций, окружающий их с детства, заставить взглянуть другими глазами на то, что буднично и привычно, — рассказал Тарковский.

Строительство музея таежной традиции в Бахте

© Личный архив Михаила Тарковского

Пространство музея наполнено вещами и предметами, которые не встретишь на просторах большинства регионов, где нет таких видов промыслового хозяйства.

Учителя и подвижники

Поселившись на Енисее в 1981 году, Тарковский с головой ушел в местный быт, стал своим для жителей Бахты. Своими руками учился делать все те предметы, которые сохранились в обиходе в этом уголке России. Помогал ему известный охотник Геннадий Соловьев. Он научил, как смастерить жестяную печку, сделать лыжи или срубить кулемку.

— Соловьев многому научил, так как имеет дар наставничества, умеет хорошо объяснять. Причем не только в промысловом деле — я обсуждал с ним рассказы, он давал советы, подарил сюжет. Однажды я пришел к нему и говорю: «О чем бы написать?» А он: «Напиши, как Иван вернулся на охоту на один сезон». Так родилась повесть «Енисей, отпусти!». Потом Соловьев сразу поддержал мою задумку с фильмом, буквально одна фраза была, сказанная искренне и с силой: «Снимай, я помогу!» — рассказал писатель.

Кроме фильма и музея, усилиями Тарковского в Бахте появился православный храм. Сруб для него сделали из карельской сосны, выросшей на берегу Онежского озера, где-то в районе знаменитого музея-заповедника Кижи в Карелии. На четырех грузовых фурах привезли до Красноярска, а оттуда речным судном — до Бахты.

— Моя инициатива ничего бы не стоила без всесторонней поддержки попечительского совета [во имя] святителя Алексия, а именно подвижницы Светланы Покровской, — делится Тарковский.

© Личный архив Михаила Тарковского

Сегодня бахтинский храм Новомучеников и исповедников Церкви Русской относится к Туруханскому благочинию Норильской и Туруханской епархии. Многие бахтинцы стараются бывать на церковных службах.

Музей был задуман около 20 лет назад, но воплотить мечту в реальность удалось только сейчас. Его здание — обычный деревенский дом — окружено традиционным заплотом (оградой) из круглого леса. Наполнена эта изба уникальными экспонатами, которые собирали в самой Бахте, соседних деревнях и в тайге на промысловых участках охотников. Сейчас в музее сформированы первые экспозиции. Предполагается, что это будет целый музейный комплекс, состоящий из выставочных площадок внутри здания, под открытым небом, а также мастерской. Главный смысл экспозиции — показать не просто предметы таежного быта, а технологии их изготовления.

— Коллекция поначалу хранилась у меня дома, затем по инициативе школы, предоставившей помещение, была создана школьная экспозиция предметов таежного, рыбацкого и сельского быта и истории села. Позже на полученную мною литературную премию имени Толстого «Ясная Поляна» я заказал в Ворогове (Красноярский край) для музея новый сруб, перевезти который помогло Енисейское речное пароходство. Вообще собирали с мира по нитке. <…> Планирую табличку сделать, — рассказал писатель.

Экспонаты из жизни

В основе бахтинского музея лежит знание окружающей природы. Например, экспонаты, демонстрирующие технологию изготовления берестяного туеса. Ее невозможно освоить, не зная, в какой период добывается береста и в каких местах произрастает береза, обладающая необходимыми свойствами.

Музей таежной традиции в Бахте

© Личный архив Михаила Тарковского

— [Горожане] рыбу ловят, допустим, удочкой, а не с закидушкой. Собирают грибы в небольшие сеточки или ведра, а здесь специальные лукошки, короба делаются. Здесь вышел, и за 40 минут напластал два короба — там по два ведра может быть. Естественно, что и весь быт выстраивается так, чтобы переработать то, что ты получил от реки, от тайги. Все эти предметы — они для нас обычные, а вы и не знаете, что это такое, — рассказала ТАСС директор Туруханского краеведческого музея Татьяна Сергиенко. Музей в Бахте теперь — филиал туруханского.

Она уверила, что у местных охотников этот традиционный быт сохраняется полностью. Ведь если они не будут так жить, то не смогут вести промысел.

Музейные предметы не отличаются от тех, что используют жители Бахты на промыслах. Так кулемку, пасть (охотничья ловушка), лабаз (укрытие в лесу для хранения припасов) мастерил Соловьев, чей охотничий участок в тайге превышает по площади тысячу квадратных километров. Сейчас эти экспонаты установлены на открытой площадке под небом. В перспективе тут будет настоящее охотничье зимовье с таежной утварью.

Экспозиция музея таежной традиции в Бахте

© Личный архив Михаила Тарковского

— Экспозиция внутри музея будет дополняться рядом экспонатов, отражающих этапы изготовления долбленой лодки-ветки, камусных лыж и берестяного туеса. Именно в наглядном показе самих процессов и заключается изюминка музея, — поделился планами Тарковский.

Курс на Бахту

Татьяна Сергиенко говорит, что уже в этом году музей в Бахте, который самая что ни на есть точка притяжения для путешественников, должен был встретить свой первый туристический сезон. Но попасть в поселок можно только на борту теплохода, а пассажирская навигация в этом году началась позже обычного. Причина того, что теплоходы вышли в рейсы по Енисею позже, — в пандемии, вызванной новым типом коронавируса. Однако в июле теплоходы все-таки открыли навигацию, на их бортах — туристы, отпускники, следующие по своим делам люди, попутно любующиеся неспешной красотой Енисея, его берегов, жизнью речных поселков и деревень.

Экспозиция музея таежной традиции в Бахте

© Личный архив Михаила Тарковского

— Музей отражает дух и колорит этого места, это промысловый музей, и это деятельность 90% людей, которые там живут. Он связан с Тарковским и фильмом «Счастливые люди», который многие видели. Это все работает в плюс, это такая комплексная и атмосферная тема, которая позволяет понять, как там живут люди, чем они зарабатывают. Для многих туристов это интересно, так как это непознанный и непонятный мир, а для иностранцев это будет очень удивительным и необычным, — сказала ТАСС руководитель агентства по туризму Красноярского края Юлия Верхушина.

Андрей Мармышев

«Избушка в горной тайге» Виктора Никитина

Страна автора

AllAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamas, TheBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBritish Virgin IslandsBruneiBulgariaBurkina FasoBurmaBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongo, Демократическая Республика theCongo, Республика theCook IslandsCosta RicaCote d’IvoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEast TimorEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские) Фарерских IslandsFijiFinlandFranceFrench ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные и Антарктические землиГабонГамбия, ГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГваделупаГуамГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГайтиХерд-Айленд a й McDonald IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIranIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, NorthKorea, SouthKuwaitKyrgyzstanLaosLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMacedoniaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldovaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestine, Государственный ofPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairn IslandsPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussiaRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Томе и PrincipeSaudi АравияСенегалСербияСейшельские островаСьерра-ЛеонеСингапурСловакияСловенияСоломоновы островаS omaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyriaTaiwanTajikistanTanzaniaThailandTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaVietnamVirgin IslandsWallis и FutunaWestern SaharaYemenZambiaZimbabwe

Животные тайги — Eniscuola

Животные тайги

Среди млекопитающих, обитающих в тайге, — лисы, рыси, медведи, норки, белки, а среди более крупных — серые волки и их жертвы: карибу, северные олени и лоси.Зимой волки охотятся на этих травоядных стаями, часто разделяясь на две группы, чтобы окружить свою жертву перед нападением. Иногда одна из групп опрокидывает стадо жертв, а другая подкрадывается к ним. Тем не менее, берутся только молодые, раненые или более старые экземпляры, а взрослых щадят. В суровые зимы большинство этих млекопитающих живут в лесу, защищенном растительностью. Виды, которые не впадают в спячку, каким-то образом приспособились ловко передвигаться по снегу.У оленей и лосей, например, большие и плоские копыта, на которых они лучше распределяют свой вес. Ноги с таким же приспособлением можно встретить и у арктических зайцев, линчевателей и глухаря.
Американский бобр — это млекопитающее, обитающее у ручьев, где растут лиственные деревья (деревья, сбрасывающие листья в некоторые сезоны), такие как тополя, березы и ивы. Бобры очень интересны с экологической точки зрения, так как могут существенно изменять растительный покров; они питаются корой некоторых видов деревьев, часто заставляя их умирать, и валили некоторые деревья, чтобы сделать лжецов и речные плотины.Вход в их логово всегда под водой, а внутренняя комната сухая; Диаметр берлоги может достигать 1 м, а высота — 40-50 см. Если нет крутых берегов, бобры предпочитают строить «хижины», которые иногда могут быть очень большими. Бобры умеют не только строить лжецов и хижины, но и прокладывать каналы, чтобы под укрытием добраться до мест кормления.
Эти грызуны хранят дрова в своих логовищах, чтобы на них пропитаться зимой. Даже когда вода замерзает, бобры живут в своих логовищах, защищенные такими хищниками, как росомаха, довольно крупный хищник, который может вскарабкаться и неожиданно упасть на проходящую мимо жертву.

Жизнь и смерть в сибирской деревне

В этом году Кузбасс отмечает свое 300-летие. Регион на юго-западе Сибири, Кузбасс обладает одними из крупнейших запасов угля в мире. Несмотря на минеральные богатства региона, жизнь в деревнях остается тяжелой. Местный фотограф Светлана Лиханова посвятила свою жизнь документированию повседневной жизни и борьбы жителей Кузбасса.

Светлана Лиханова родилась в Юрге, городе на северо-западе Кузбасса. Последние семь лет она не расстается со своим фотоаппаратом. Основное внимание в ее фотографиях уделяется исчезающей российской деревне, в частности, деревням Кузбасса.

Светлана Лиханова

«Я попала в фотографию случайно, — говорит Лиханова. «Я работал в депо фрезеровщиком, меня уволили перед Новым годом в 2014 году. После этого у меня появилось больше свободного времени.

«Родственники подарили мне небольшой фотоаппарат Samsung, с помощью которого я сделал свой первый сознательный снимок. Я мыл фрукты, и капли воды так красиво разбегались. Хотелось сделать снимок. Но чтобы понять, как« заморозить »воду капельки, нужно разбираться в настройках камеры. Вот и я начал изучать и искать информацию в интернете. Ночью смотрел мастер-классы, делал заметки. При этом фотографировал и публиковал много фото в соцсетях. В комментариях одни хвалили, а кто-то критиковал.Я хотел доказать, что могу лучше.

«Почему я фотографирую деревни? Из-за моего детства. Я помню обстановку деревенского дома, в котором мы жили с моими родителями, когда мне было 3-5 лет — в Пихтаче, [возле] небольшой железнодорожной станции между Тайга и Анжеро-Судженск (города в Кузбассе). Потом мы переехали в Тайгу — собственно, очень похожую деревню, только побольше. Изба поделена на четырех хозяев. С одной стороны была железная дорога с тополем. деревья, с другой — болота и пруды.

«Целыми днями играли в деревне, купались, собирали землянику. Люди в деревне искренние, более открытые, чем в городе. Поэтому деревенская тема мне очень близка», — говорит Лиханова.

«Мне очень грустно осознавать, что настоящая русская деревня исчезнет через несколько десятилетий. Дома больше не строят из дерева. Дома построены из сайдинга и шифера», — говорит она.

«Для рыбака или грибника важен процесс, а не результат.То же самое и со мной. Возникло желание пофотографировать. Я все бросил, вышел на улицу и побродил по улицам Тайги в поисках чего-нибудь интересного и сфотографировал ».

Тайга

«Я познакомился с Татьяной, фотографом из Анжерки. Мы вместе стали ездить по деревням. Мы просто приезжали на вокзал, смотрели карту села, в котором еще не были, и взлетали! произошло спонтанно «.

Хобби у Лихановой развивались стремительно.Она была принята в Союз фотохудожников России, поступила в Кемеровский институт культуры и стала финалисткой фотоконкурса Best Of Russia с фото из серии о ветеранах России. Затем она работала в газете «Тайгинский рабочий» и поехала по заданию с группой социальных работников, посланных поздравлять ветеранов Великой Отечественной войны.

«Почти все они плакали, встречая нас. Не знаю, были ли это слезы радости или они плакали, потому что их вспоминают только по праздникам», — говорит Лиханова.

«Конечно, не все фотографии тогда пошли в газету, но мне разрешили сделать выставку к 9 мая (День Победы в России). Сначала в Тайге, а через год в Кемерово.

«Больше всего меня поразила пожилая женщина из села Кузель», — вспоминает Лиханова. «Она так охотно схватила пожертвованные 5000 рублей (сейчас это примерно 70 долларов), начала считать деньги и сразу спрятала их. Мне хотелось плакать. Хотя она жила с сыном и невесткой, дом был в таком ужасном состоянии. бардак, что было бы лучше, если бы ее отправили в социальный приют.

«А в 2017 году моя фотография из серии про школу в селе Сураново попала в список победителей конкурса Best Of Russia», — говорит фотограф.

«На фото учительница русского языка и литературы Зинаида Евстигнеевна. Она родилась в Сураново …. Всю жизнь проработала учительницей в местной школе. И до сих пор там работает, хотя ей уже за 80. «Я умру в школе», — говорит она.

«От Сураново до Тайги 30 километров поездом.Еще четыре года назад автомобильная связь с Тайгой практически отсутствовала. Дорогу обещают построить 40 лет, но Кемеровская область не спешит выполнять обещания.

Обед в школе в Сураново.

«Как живут люди в Сураново? Есть небольшая железнодорожная станция, на которой работает пара человек. Несколько человек ездят на работу в тайгу. У остальных есть пенсия. И они живут в лесу, собирают грибы. В основном, люди. пытаются выбраться, выехать из села.Но бывают исключения. Я встретил там молодую женщину, многодетную мать. Местные жители рассказали, что она переехала туда из Томска без мужа. На деньги материнства она купила ветхий дом. Они живут на алименты от государства.

«Но больше всего меня поразило, как хоронят в Сураново. Покойников погрузили в поезд и отвезли в Анжеро-Судженск на вскрытие, а потом поездом обратно в село …. Зимой Дорога к кладбищу была очищена от снега лопатой, а покойного увезли на санях для похорон », — говорит Лиханова.

Здание фельдшера и аптеки в Сураново

«Это фото заросшего здания фельдшера и аптеки в Суранове», — говорит Лиханова. Фельдшер — это практикующий врач, который не имеет полной квалификации и имеет другой статус, чем врач.

«В одиннадцати километрах от Тайги есть еще одно село — Кузель. Несколько лет назад открылось новое здание фельдшера и аптеки, но с тех пор оно закрыто. Работать там некому. Медработники приезжают только изредка, когда бывает. необходимо делать прививки в большом количестве.Я написал сообщение в Facebook, в котором спрашивал своих друзей и подписчиков, как мы можем решить эту проблему. Я пришел к выводу, что единственный выход — это глобальная программа переселения из маленьких деревень в более крупные населенные пункты.

«В Кемеровской области много небольших населенных пунктов. Пока были совхозы, была стабильность. Люди жили нормально. Совхоз давал рабочие места и жилье. А сейчас все предприятия в селах развалились, но люди остались.Сегодня там нет школ. Ничего такого. Как выжить? Только через программу переселения ».

«Сейчас в селе Сураново осталось меньше 100 человек. В школе осталось 10 учеников. Последний ребенок в селе пойдет в первый класс в следующем году, в Сураново больше нет дошкольников.

«Недавно было 300-летие Кузбасса. Все эти празднования не для сельчан, потому что они, по большому счету, нелюбимые дети Кузбасса», — говорит Лиханова.

«Единственное, что хорошо в наших селах — это экология. Но дороги плохие. Все села, кроме федеральных, труднодоступны. До многих сел можно добраться только по грунтовым дорогам, которые размыты в осенью и весной, зимой их никогда не очищают от снега.

«Недавно мы были в селе Сергеевка близ Анжеро-Судженского, и у нас нигде не было интернета. Местная девушка показала нам только одно место под столбом освещения, где можно было поймать сигнал интернета.Люди ставят спутниковые антенны, но никто не гарантирует им нормальный сигнал. Но быстрый Интернет необходим школьникам, если мы хотим, чтобы они выросли всесторонне развитыми личностями », — говорит она.

«Поселки возле крупных городов выглядят лучше благодаря дачникам. Они преображаются и больше напоминают элитные коттеджные поселки. В настоящей деревне люди живут поколениями, старые дома передаются по наследству. Здесь особый дух.

«В настоящих деревнях менталитет другой.Все люди на моих фотографиях — случайные знакомые. Когда я иду по улице с фотоаппаратом, люди интересуются, и начинается разговор.

«Меня часто приглашают на чай», — говорит Лиханова. «В селе Юрты-Константиновы, которое в простонародье называют татарским, потому что это татарское поселение, мы пошли в гости к пожилой даме Абау. У нее есть купеческий двухэтажный дом — настоящий особняк. в плохом состоянии, проживает в одной комнате на первом этаже.

«Старый комод, печь и палатка над кроватью, в которой она спит. Наверное, отапливать непросто, но в палатке теплее. Первой моей мыслью было, что у нее совсем нет денег , но она сказала обратное. Ее пенсия составляет почти 22 000 рублей (почти 300 долларов США) в месяц. Она живет одна. Было бы неосмотрительно спрашивать, на что она тратит свои деньги.

«В ее ценностях — фотоальбом, небольшой радиоприемник и плакат с портретом Амана Тулеева [прежнего губернатора Кузбасса, который был главой региона 20 лет].И надувная лодка … Соседи сказали, что сюда приезжали какие-то томичи, сказали, что дом памятник архитектуры, и предложили ей большие деньги и переезд в Томск. Но она отказалась. Ее ценности разные и нематериалистические.

«Здесь много затворников. Зимой мы были в Бутовке. Это бывший шахтерский поселок, который сейчас находится на окраине Кемерово. Мы видели землянку. Из-под снега торчит только одно окно и дверь. .И из этой землянки выходит грязный парень. Мы заговорили. В прошлом работал геодезистом. Одинокий человек, без семьи.

«Мы думали, что он асоциальный тип, может быть, алкоголик, но он сказал, что совсем не пьет и не курит. Его пенсия минимальная: 13000 рублей (175 долларов) в месяц. Когда мы спросили, скучно ли ему, он сказал: «Почему мне должно быть скучно? Я люблю собак. У меня их пять. Я сажаю два или три ведра картофеля, выкапываю 10. Я покупаю крупы. У меня достаточно [еды] для меня и собак.»‘

«Я спросил его, гипотетически, если государство предоставит ему квартиру, переедет ли он?» Лиханова. «Почему? Мне тоже здесь хорошо», — ответил он.

«Практически в каждом сельском доме есть полка с иконой. В городах многие вспоминают о своей вере только на Пасху или Троицкое воскресенье. Но в деревне вера другая — простая и неизменная», — говорит Лиханова.

«Сам я в церковь хожу редко, но меня поразила богослужение в селе Корнилово под Томском, где священник не читает, а поет.Это впечатляет даже неверующих.

«Еще хорошо помню разрушенную церковь в селе Ишим. Была такая же в детстве в тайге. В детстве удивлялась, что на развалинах крыши проросла береза».

Лиханова говорит, что не зарабатывает на фотографии.

«Я просто не могу», — говорит она. «Невозможно сотрудничать с редакциями, потому что я не могу работать по заданию. По этой же причине я не занимаюсь коммерческой фотографией.Пытался снимать свадьбы, выпускные и понял, что мне это неинтересно.

«Я не люблю долго готовиться к чему-то. В этом плане я восхищаюсь натюрмортами, потому что большую часть времени они тратят на подготовку. Для меня фотография — это все еще впечатление, которое длится недолго. секунды. И здесь главное — не упустить тот самый решающий момент.

«Я долго не люблю снимать в одной технике. Люблю экспериментировать.Мой последний проект в Кемеровском институте культуры, который я закончила в 2020 году, выполнен в стиле живописи, — говорит Лиханова. — Несколько лет я фотографировала кузбасские села через искаженное стекло.

«Мне, как фотографу в Тайге, было интересно наблюдать за работой избирательных комиссий. В поле, когда идешь прямо к домам, понимаешь, как живет русский избиратель. Я тебе скажу: живут бедно. Следует, конечно, отметить, что комиссия с урнами для голосования приезжает прямо в дома социально незащищенных слоев населения — пожилых людей и инвалидов.Честные выборы? Я в этом сомневаюсь.

«В одном доме я увидел 35-летнюю умственно неполноценную женщину. Она лежала на кровати с куклой на руках и не понимала, кто к ней пришел и зачем. Ее мать не просто показала пальцем. там, где голосовать, но буквально отметилась в бюллетене.

«Тема правительства сложна, — говорит Лиханова. «Как фотограф я снимал предвыборную кампанию мэра Тайги. После 10-летнего пребывания в должности мэра…он полностью отказался баллотироваться снова, но люди уговорили его сделать это.

«Были разные попытки выдворить наблюдателей с избирательных участков. На соседнем избирательном участке наблюдатели зафиксировали, как председатель комиссии набивал бюллетени для своего конкурента. Вызвали полицию, возбудили дело, а на следующий день прокуратура офис аннулировал результаты выборов на этом избирательном участке, но, тем не менее, через три месяца избранный народный мэр был отстранен от должности.

«На конкурс« Семья — душа России »я представил серию, которую делал для газеты« Тайгинский рабочий »в 2017 году. О большой семье, которая долгое время не могла получить жилье по закону. изданию меня поблагодарили, так как статья и фотографии способствовали решению проблемы, семье сразу же была выделена материальная помощь и электрический котел, а чуть позже были выделены деньги на строительство дома.В прошлом году я была в Тайге и увидела их новый дом, — рассказывает Лиханова.

«Некоторые фотографы заявляют, что им не нужен зритель. Но мне отчаянно нужна обратная связь. Думаю, что самая успешная из моих серий — об Андрее, сироте из Тайги с прогрессирующим рассеянным склерозом.

«Достигнув подросткового возраста, он оказался в ветхой коммуналке без туалета, с обнаженными полами и открытой проводкой. В то время Андрей уже передвигался с помощью ходунков.Родственники и социальный работник мало интересовались его судьбой. Как ребенок-инвалид, оставшийся без попечения родителей, он должен был получить муниципальное жилье, но его очередь даже не приближалась. С девятого места в очереди он вернулся на 11-е через год.

«Приехала к нему в гости, сфотографировала, как он живет, выложила в соцсети. Мы подняли шум. Социальные работники опомнились. Сделали ремонт, поставили новый унитаз …. Но мы не стали Но через полгода он получил квартиру, на которую имел право по закону.Он получил жилье в новостройке и даже женился. Мне часто звонят и у них все хорошо.

«В этом запущенном доме мы жили в Тайге с 2000 по 2005 год. Там родилась моя дочь Дарья. Когда я сделала это фото в прошлом году, — говорит Лиханова, — я с ужасом подумала:« Кем бы стал мой ребенок, если бы в таких условиях она провела все свое детство?

«В центре картины — девочка с коляской, а это значит, что они все еще живут в доме.И я им честно не завидую. Каким-то чудом нам тогда удалось его продать и переехать в частное жилье. Но в итоге мы уехали из Тайги в Кемерово.

«Когда живешь в городе 40 лет, идешь по той же улице на работу и видишь, как каждый год твой родной и когда-то любимый город медленно умирает, это удручает. Долгое время на дом не было покупателя. . Был момент, когда я был готов просто оставить это от безысходности.

«В Кемерово больше люблю снимать на окраине.Я часто вижу разрушенные деревянные дома на фоне новостроек в разных районах Кемерово. Контраст поразительный.

«Иногда идет строительство нового жилья, но один деревянный дом остается, потому что хозяин не хочет уезжать. Город занимает деревню.

«Когда я был ребенком, у нас была пожилая соседка Зина, и мы покупали у нее молоко. Она жила одна, работала в огороде, держала корову, телят, поросят, хотя ей было уже за 70.А потом началось строительство железнодорожного виадука. Наши дома снесли, а ее переселили в квартиру. Она прожила там недолго; она умерла меньше чем через год. Почему? Из-за тоски.

«На Кемеровском кладбище впервые в жизни я увидела захоронение бомжей — яркое подтверждение хрупкости жизни. Роют окопы и ставят их. Ставят простой деревянный крест с крестиком. железный знак, на котором через несколько лет ничего не будет прочитано.Человек живет, а хоронить его некому », — говорит Лиханова.

«Я стал посещать кладбища в деревнях. Искал не конкретных людей, а что-то поэтическое — необычные памятники, старинные фактуры, интересные образы.

«Это фото сделано в селе Ишим. Два креста выкопаны и отброшены. Рядом сидит птица, а вдали полуразрушенный дом, который тоже умирает, медленно исчезает с лица Земли.Это символично ».

Конец эпохи, когда исторические бревенчатые хижины Аляски рухнули в тайгу

Эта историческая бревенчатая хижина в Медном центре обрушилась после того, как была сделана эта фотография. Историческая справка: самые старые бревенчатые хижины на Аляске …

https://www.countryjournal2020.com/2021/06/end-of-era-as-alaskas-historic-log.html

Эта историческая бревенчатая хижина в Медном центре обрушилась после того, как была сделана эта фотография.

Историческая справка: самые старые бревенчатые хижины Аляски рушатся после столетия пожаров и плохих крыш

Бревенчатые хижины по всей Аляске разваливаются. Некоторые из них имеют историческое и культурное значение, но они все еще тонут в вечной мерзлоте.

Со старыми каютами связано несколько проблем. Некоторые из них вообще никогда не выглядели так хорошо. Построенные быстро, из того, что было под рукой, многие бревенчатые хижины были построены не «строителями хижин», и с самого начала имели фатальные недостатки.


Внутри медной центральной кабины (вверху)

Протекающие крыши сокращают срок службы кабины. На протяжении многих лет наблюдение за крышей хижины оказалось сложной задачей для местных жителей. Многие коттеджи остаются в одиночестве, переживая зимние штормы, без хозяев или смотрителей. Другие — это хозяйственные постройки, и у владельцев есть более насущные проблемы, о которых нужно позаботиться, например, молодые семьи и собственные дома.

К настоящему времени, более чем через сто лет после Великой золотой лихорадки на Аляске, исторические старые хижины Аляски — за исключением таких мест, как Талкитна или Анкоридж, или определенных придорожных домов, музеев и исторических парков — находятся в состоянии кризиса.

Не так давно эта разрушающаяся хижина была чьим-то домом.
Гранты и средства на ремонт исторических хижин минимальны. В большинстве случаев охраняемые и утилизированные каюты, как правило, находятся в исторических сообществах, где добровольцы вмешиваются, чтобы отремонтировать и переместить каюты в защищенное пространство, где за ними можно будет наблюдать.Они поместили их в маленькие исторические парки по всей дорожной системе Аляски — в Касилофе, Купер Лэндинг, городе Кенай, Пайонир Парк в Фэрбенксе и на Мэйн Стрит в Василле.

Пуристы (те, кто считает, что перемещение исторических артефактов, таких как здания, никогда не является правильным решением) иногда жалуются на попытки жителей Аляски сохранить свои бревенчатые хижины, разместив их в самодельных тематических парках. Но если перемещение, ремонт и стабилизация не выполняются, результат почти всегда неизбежен.Хижины рушатся, а вместе с ними уносится еще один кусочек истории и культуры Аляски.

Хижина в городе Кенай, Аляска
Иногда трудно сказать, что происходит с хижинами Аляски. Этот исторический домик русской эпохи (вверху) в городе Кенай на побережье выглядит так, будто он падает. Но, если она находится в достаточно большом сообществе, чтобы следить за ней, кабина, вероятно, прослужит долгое время. Фактически, добровольцы поддержали его через несколько лет после того, как был сделан этот снимок.Обратите внимание, что у него прочная крыша. Не допускать попадания воды в кабину — одна из самых важных вещей, которые можно предпринять для сохранения целостности конструкции.
Медный центр: Пожар представляет собой серьезную опасность для бревенчатых хижин Аляски.
Пожар — одна из величайших угроз для бревенчатых хижин Аляски (или любого сельского здания на Аляске, если на то пошло). Местные жители формируют добровольческие пожарные департаменты, но в небольших населенных пунктах с огнем бороться трудно.Бревенчатая хижина, показанная здесь (вверху), имеет обугленную крышу.

Это пристройка к дому традиционного вождя Медного центра Джима МакКинли, который скончался. Вандалы подожгли небольшое историческое здание. За последнее столетие сотни бревенчатых хижин на Аляске по всему штату сгорели от пожаров, а остальные рухнули из-за запущенности, гнилого дерева и протекающих крыш. Каждое потерянное здание уносит с собой важную часть истории Аляски.

✅ Охотничий домик Изображение Роялти-фри

Охотничий домик Изображение Роялти-фри

JPEG в высоком разрешении Изображение охотничьего домика в тайге с сушеными рыболовными сетями на стене.Костер с котлом в стороне. В таких хижинах охотники живут с октября по январь в сезон ловли соболей. Восточный Саянский хребет, Красноярский край, Сибирь, Россия. стоковая фотография

Размер изображения без лицензионных платежей: маленький: 727 x 484 пикселей, средний: 1258 x 838 пикселей, большой: 2125 x 1416 пикселей, x_large: 3869 x 2579 пикселей, xx_large: 6000 x 4000 пикселей, — Ориентация: горизонтальная

Пожалуйста, купите коммерческую лицензию для коммерческого использования без указания авторства.
Кедр Scenics — Природа Бревенчатый домик На открытом воздухе Дерево — Материал Пейзаж — Пейзаж Охота — Спорт Внешний вид здания приготовление еды дом По горизонтали Ловит рыбу Сибирь Фотография Котел Россия Хвойное дерево Осень хижина Путешествовать Костер Сосна лес Ель Береза Природа Рыболовная сеть Дерево Сосновые Нет людей Тайга Туризм

Связанные стоковые фотографии премиум-класса

Наша творческая команда хотела бы порекомендовать вам несколько фото из этой же категории:

Охотничий домик Охотничий домик в тайге Охотничий домик Охотничий домик в тайге с Дым над хижиной охотника Дым над хижиной охотника Котел Котел над курением Охотничий домик панорама Охотничий домик в тайге Заброшенный лагерь Заброшенный лагерь с Тайга Густая хвойная тайга г. Тайга крупным планом Густая хвойная тайга Заброшенный лагерь крупным планом. Деревянная землянка. Широкоугольный осенний снимок. Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Готовьте еду самостоятельно Группа людей готовит Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Забытый костер Костровая яма Интерьер нового финского Интерьер нового финского Интерьер нового финского Интерьер нового финского Интерьер нового финского Интерьер нового финского Интерьер нового финского Интерьер нового финского Земляной домик в сунну Малая атмосферная землянка Интерьер нового финского Интерьер нового финского альпийский коттедж «деревянный альпийский коттедж в г. Коттедж деревянный дом в парке в

Как строили зимовку в тайге (фотоотчет).Как спрятать охоту охота

Надежда-зимовка. ДУГОУТ. Строительство шалаша. Выбор места под хижину. Сбрасывать. Стук. Canopate. ПЕЧЬ.

Ну а теперь про свою партию ведь его нигде нет, если вы собираетесь сделать надежное ночлег на постоянном месте охоты, то место, где вы, возможно, будете, вы соберетесь вместе с сыном или дочерью, надеясь передать им нашу сокровенную охоту, грибную и ягодную места.

Это крыша над головой, четыре бревенчатые стены и печь — все это придает тайге полный комфорт.Так что солянка или, на худой конец, блиндаж с печкой позволяют рыбалке полноценно, не затрачивая лишних сил, освоить свой рыболовный участок, а фанат-охотнику в затененных условиях почувствовать себя хозяином положения. А небольшие выборы в конце дневных переходов дарят ему ощущение почти домашнего уюта и гарантируют безопасность в случае сильных метелей, морозов или дождей.

Землянка — Это, конечно, примитив. В нем темно и довольно сыро, обычную плиту не поставишь.Этот промысел в таком естественно жить не будет. Это скорее джентльмен для временного. Однако он может уберечь охотника от непогоды, если грамотно устроен — на сухом склоне южной экспозиции, в достаточной мере забит, имеет водонепроницаемую двускатную крышу. Такие землянки я видел в иркутской тайге и даже ночевал в них. Лучше, конечно, ночевать в избах.

Настоящий хозяин рыболовного участка под постоянное жильё непременно построит добротную зимовью .Найдите для этого веселое место у реки или озера, поставьте хижину так, чтобы было хорошо самому, а «плохой человек» не очень был заметен. В лесу выберем лес для постройки по соседству, до дальнего делать не надо. По тому, где и как установлена ​​хижина, можно сразу определить характер хозяина. Пришлось ночевать в настоящих домах, сложенных из такой толстой ткани, которая не в силах гонять. Однако сибирские мужчины не боевые, что ли?

Есть хижина, в которую двое поместятся с трудом, но не думают полностью выпрямить.Я видел такие, что их сделали почти из столбов, но сквозь потолок, как говорится, звезды можно сосчитать. Короче говоря, ни хижина не тот персонаж. Каждый похож на своего хозяина.

Вообще у кочевых народов Таежной зоны нашей страны никогда не было стационарных, капитальных жилищ. Даже на постоянных участках, на крупах, больше чем просторный чум, семья не ставила. Сама жизнь не требовала строительства прочных домов. Только, видимо, с проникновением русских на восток, с распределением земель между ними и местным населением земельные участки и рыболовные угодья и те и другие стали капитально обустраиваться на долгие годы.Надо было как-то закрепиться на земле, и дом, пусть и простая зимовка, говорил посторонним, что место это занято. Шалас или Балаган как бы не символ собственности, а хижина или бревенчатая зимовка — совсем другое дело.


Изба в Алтайском заповеднике

Традиции русского деревянного зодчества прибавили века. Тут и выбор леса за сруб , и способы его стрижки, и конструкция крыши, и многое другое.Построить в деревне то же самое, что изба в тайге в принципе одинаковая. Например, лес для строительства нужно было готовить поздней осенью, при убывающей луне и в первой половине дня. В календаре на 1710 год, напечатанном в Москве, сказано: «О поперечном сечении дерева, о строении, чтобы дерево скоро засохло и не появилось, истязайте добро к жизни: пока что месяц убывает, лучшие в последней четверти, подземные трибуны, с утра до полудня ».


Избушка в Печоро = Иличский заповедник

Подготовив место под хижину, срубите высокие деревья на всю длину вокруг будущей хижины, чтобы рандом не разбавил на ней стволы.Часть уйдет в сруб, а часть на дрова.

Стены хвостатых зимовок уложены мхом. Пробить, конечно, везти по тайге на многие километры никому не приходило в голову. Мох Брали либо на болоте ( сфагнум — Лучший вариант), либо в сырых местах на Бору, на больших кочках (Кукушкин Лен). Safagnum очень быстро сохнет, но достаточно гигроскопичен, что, однако, не мешает утеплению корпуса Tayrh. Кукушкин Лон. Не такой мягкий, как сфагнум, но для хрена тоже подходит почти без сушки.

Натерли бревно (Вверху Печора говорят — БУБ) в чашке , «В ОБЛО», то есть с торчащими концами бирки. Перед тем, как закладывать коронки, их обязательно окружают.

Перекрытие перекрытия и пол достается из коложей — колотые сдвоенные бревна. Расколоть пополам по не очень толстому бревну, нужно прямолинейно, можно с помощью нескольких клиньев. Выгонять их нужно с торца, а сбоку, постепенно загоняя не поворотом топора, а деревянным стаканом, иначе клинья моментально забухнут.Естественно, плоские части потом тщательно выпиваются. Также можно использовать и занятые с одной стороны довольно толстые безумцы, плотно скармливаемые друг другу. Из них сделали и нара, — Место для спа. Встречал хижину с земляным полом. Однако жить в них можно только летом. Зимой, особенно на севере, такой пол колышется, а зимой его сложно отапливать — дров много.

В целом за строительство стен брали марки 4-5 вершолов (20-25 см).Thicatous просто тяжело перекатывается в последние коронки, если работают только две. Обычный размер хижин, как говорится чистые — 2,5 на 3,5 м. Для двоих в нем достаточно места. Углы будущего срезали, первую корону, чтобы не проворачивалось скоро, наложили смолистые чурки, попили из заливной части ствола. Их иногда называют «кремнием» за исключительную твердость. Люблю такие не только пытки, но и топор порчу. Пространство между первой короной и землей также ограничено подушками, но не обязательно «кремнием».«

Потолок в шалаше покрывают мхом, рвут берёзы (скалу) полосами и засыпают сухой землей. Завалинг обычно не делается, вот почему. В затопленном грунте нижняя коронка быстро вращается, и придется вывести новую. Летом свалка не нужна — пусть избушка будет лучше проветриваться. От гнуса вы должны сбежать в полуторке, которую надевают на лошадей. Зимой Завалинка делается из снега — от морозов она защитит землю не хуже. Визг вала на третью коронку, перетасовываем, герметичны — и перевешиваем без забот.

Кровельная кроха (во многих местах и ​​до сих пор) ТАНЦЫ , тонкие доски, обшитые из хвойных стволов, как правило — ели. Нарезанная длина будущей доски из брика должна быть прямой. Такие драги чуть ли не лучший «кровельный» материал для таменты. Сброшенные натуральными слоями (это делается специальным инструментом — один топор не обойдется) Потоки или доски не пропускают дождь или талую воду, а долготы их неровностей направляют влагу только вдоль, не давая ей растекаться в стороны. .Пиловщик намного хуже, так как распил ломается в древесине внутри древесины, которая интенсивно впитывает влагу (особенно если это не очень хорошо получается) и быстрее гниет. Кривую крышу такими пропиленными досками обязательно загибать, перекрывая их края не менее чем на треть ширины доски.

Как это сделать, тлёшь выпил за крышу на хосте Вы можете прочитать на подстранице к этой странице. Там я разместил материал из журнала «Сделай сам». Вы можете пойти к нему.

Конечно, можно покрыть крышу и каучукоид, но все же это не таежный материал.К сожалению, сегодня это вообще наблюдается. Причем сами хижины строят из бруса, полученного на лесопилке. Нет слов, чтобы построить из «индустриального» материала намного быстрее. Однако изба будет не такой прочной. Однако кого-то сейчас интересует, не разорваны ли связи поколений, и Сын Охотника Рыбака не унаследует отца и дедушку!

Но вернемся к избе. Крыша, как я уже сказал, криво пропила, задыхается (во всяком случае, это традиционный материал), а обычных стропил нет.Вместо этого — три бревна, как бы продолжающие верх церкви, фасады. На них есть продольная логистика (толстые стержни) — две-четыре опоры настил, а одна — конек. На него и положили концы Драницы. Щель, щель между ними, закрывает полено черепа, охлоа . Снизу присутствует продольный привкус. Щель в крыше очень плоский. Но вы можете просто начать доски с одной стороны крыши. Более длинный ставится с наветренной или северной стороны. Зимой снег падал на крышу толщиной с хижину, а это дополнительная теплоизоляция.

Как правило, концы верхнего венца, выходящие за пределы двери, делают длинными, и таким образом кровельный настил образует навес. Такие же пудры ставят и у стены, чтобы образовалось подобие Сены. Там можно хранить кое-что, кататься на лыжах, ловить рыбу. Собаки ночуют, и снег не сотрясает входную дверь.


Избушка с сеном

Когда стены и крыша поставлены, приступаем к отделке избы изнутри.Иногда рамы выходят из топора со специально изогнутым топором. Чтобы работать необычным инструментом, нужно обладать большим умением. Поэтому в большинстве случаев внутренние стены избы оставляют закругленными. Кстати, чтобы цитировать хижину, на самом деле инструментов нужно совсем немного. Топор, крестообразный Пила , бит Да сильный . Всю эту рыбалку можно беспрепятственно пронести в тайгу.

Не так-то просто сделать входную дверь. Ведь от него будет зависеть, насколько теплой будет избушка.Он выполнен в размере установленных косяков в дверном проеме и верхней перекладине — пРИТЛОК . Доски на двери вредно раскалываются раза в два-три, чем на крыше, аккуратно сшивают боком друг к другу, сплавляют трапеции в поперечном сечении выпрямителями, кладя им немного макаша, чтобы пошли сборы. не тусоваться.

Внутренняя хижина или, говоря высоким слогом, интерьер, простой и рациональный: печь, нара , скамейки, стол и сушилка — , хангал, , штанга.В подавляющем большинстве хижин, которые я видел, расположение этих частей абсолютно равно
. Сразу слева от двери, которая открывается обязательно наружу, — печь, за ней, в левом углу — Нара, в стене справа у входа — окно и перед ним стол, по той же стенка и в соседних скамейках. Наверное, такое устройство «нутры» избы наиболее рационально и отработано поколениями рыболовов-охотников.

Теперь о главном, о самом главном, о том, без чего изба не станет настоящей зимой, и что спасает охотника в долгие морозные ночи. Плита !

Началось, конечно, с самого примитивного. На верхней Печоре в начале 70-х еще нашла изба с печкой-каменкой. И ночевал в нем неоднократно. Это настоящая баня в черном цвете, но жить там можно. Сегодня многие не знают, наверное, как устроена печь-каменка. Это груда камней, уложенная в углу хижины на мелком гравии или песке, которые, в свою очередь, превращаются в коробку из толстого пластика. Камни кладут как бы у арки, под которой разводится огонь.В стене над каменкой проделана дыра, выходящее дымом волчье окно — настоящая фигурная избушка. Дым, однако, выходит на невысокую дверь, поэтому во время топки в хижину не ищите. Когда камни пылали, а дрова полностью боролись, остатки угля сжигались и выбрасывались за дверь, волшебные окна закрывались специальной заглушкой, и дверь закрывалась. Теперь можно переночевать. Через несколько ночей выжать, как настоящий уголь. В хорошо набитой избе всю ночь наплевать на дрова.Однако если на улице приличный мороз, то до утра прохладно.

Духовка-Каменка

Обычно хата оборудуется простой печкой из кровельного нецинкового железа, черной жести. Габариты как говорится, на своем месте. Для большой хижины — побольше, а для чуть поменьше. Такая печь, наклеенная сухими дровами, прогревает избушку до 30-35-градусной жары буквально за 10-15 минут, какой бы ни был мороз на улице. Изготавливаем печи и из толстого металла, сварного. Они тяжелее, но очень хорошо согревают.Единственный недостаток железных печей — они не согревают, как каменка или кирпич. Но они нагреваются всего за несколько часов, а жара бывает только тогда, когда пора выходить на маршрут. Однако охотники придумали способ «заставить» жестяную печь топить хижину почти всю ночь. На негерметичные угли бросают сырые березовые дрова, колотые штанги. Они всю ночь тлеют и согревают довольно потрепанными. Хорошо бросать и сырые чурки из лиственницы.

Для экономии тепла можно, конечно, сделать вентиль на трубе, но практически это не помогает, так как сама печь не кирпичная и тепло не держит.А чтобы снег в трубу не насыпал в отсутствие «горожан», мы так и сделали. К концу длинной жести днище было прибито кверху дном и, выйдя из избы, просто прикрыли им трубу.

Лучшая печка для проклеенной зимовки, на мой взгляд — разборная из чугуна. Такие печи появились в 60-х годах, но были редкостью, тогда в то время считались роскошью. Опор у такой печки бывает довольно, иногда две-три, в зависимости от размеров, но при транспортировке она очень удобна, потому что разбирает плоские части, и поставить ее, например, на основание, волокуч или вьюгу не составит труда.

Хоубейт, хижина-зимовка , даже если меня давно не навещали, может сослужить хорошую службу заблудшим. Лишь бы дрова были сухие да круче, хотя каменка .

Я знаю человека, который поздней осенью забрался на реку зимой на глазах у самого младшего. На реке спящего не было. Димериальное жужжание мотора присоединилось к охотнику (он был один!), И он попробовал, лодка полетела к шестеренке, и его более сильный толкнул себя в реку.Хорошо, что место было мелкое, просто пояс. Но лодка от него «убежала» — мотор не заглох, и она бросилась на противоположный берег, прыгнула в камень и перевернулась. Вещи поплыли частью, часть сразу утонула. Что было сделано ?! Охотник раздет, река хлынула, правда не очень широкая, иначе бы он просто замерз на своем берегу. Там он распрямил лодку, спустил воду и погнал ее на шесте километра четыре вниз по реке к хижине. Он чудом вытащил из воды полностью мокрый спальник.В хижине на тайге были и спички, и дрова, и часть продуктов — соляной круп. Он натопил, грелся, то что его спасли. Наутро обнаружил в углу какой-то лопух — упал на бирку и хлопчатобумажные штаны, а потом целый день занимался тем, что вынимал вещи из воды и сушил их у костра. Даже без чоча, хотя могло быть и хуже, потому что от этого места до самых близких было километров тридцать, а вверх — пятьдесят.

До сих пор на огромных просторах России долгие зимние ночи переносятся на зимовку тайги растры нескольких уже охотничьих промыслов.В том же, в котором жили их деды и прадеды. И им не нужны шикарные апартаменты со всеми удобствами не во дворе, ведь жизнь тайги для них все равно что для моря на море, а для пилота — небо. Сколько работы надо поставить, чтобы построить и обустроить такую ​​зимовку, знает только тот, кто ее строил. Поэтому больно узнавать, что где-то какие-то негодяи ночевали убежище усталого рыбака, оставили его без постели, лишили средств к существованию — ведь я когда-то построил свою хижину.

Хижина на льду. Бег в черном.

Тайга Зимоньер играет важную роль в жизни каждого рыболова-охотника. Поскольку основная охота проходит зимой, потребность в такой зимовке очень велика. Охотник-рыболов, имеющий в своем распоряжении определенный участок леса, разыгрывает сеть такой зимовкой. Сеть состоит из основной хижины, в которой живет охотник, и Одежды, в которой охотник будет ночевать только по пути своих земель.Так как маршрут очень большой и чтобы обойти всю сушу, нужны дни, а может и неделя, на каждую ночь охотник должен строить зимовку в тайге, расстояние от них должно быть равно дневному переходу зимой. .

Но, помимо охотников-рыболовов, таежная зима крайне необходима для жизни в тайге таежному отшельнику, который решил оставить все блага цивилизации и уйти жить в лес. Также в таких лесных дикарях живут коренные народы Севера, например, манси.Они умеют их очень быстро строить и, как правило, шалаши ставят только на зиму, а летом живут в чумах. Но некоторые семьи уже выброшены из своего традиционного жилья — Чумова и постоянно живут на приусадебных участках.

Подготовка к строительству зимой

Если по доброй доброте леса заранее заготовить (рекомендуется в декабре), то сырые бревна можно использовать для простой охотничьей зимы. Так как в эту зимовку охотник ночует, может быть, две-три максимум и идет дальше на Путуку.Здесь это не важно, но, прежде всего, это просто возможность гарантированно переночевать в теплом месте, приготовить себе еду и обработать соболью шкуру.

Если вы охотник или отшельник, то выберете именно зимовку, а не хижину. Строительство зимовки намного проще, чем постройка хорошей русской избы. Для охотника главное — простота и надежность, ведь в лесу у него зимует никто, а единицы. А фундамент дома, в котором живет его семья, находится в соседнем селе или городе.Отшельник — такой же большой дом даром, потому что тоже важно быстро построить себе жилье и жить в нем, потому что отшельника и других забот хватит. Но предположим вместе с вами, что этот зимовщик будет использован как усилие при постройке хорошей шерсти. Как это будет выглядеть …

Итак, прежде чем строить таежную зиму, наш отшельник или охотник выбирает подходящее место. Это либо небольшая поляна, либо участок прямо посреди леса. Он должен быть в доступной близости, чтобы быть источником воды.

Если это не поляна, то нужно расчистить место под постройку, лес заодно и уходит в кроны. Проблема будет с культями — они обычно просто выгорают.

Подготовили место, натянули траву — и теперь нужно думать о первом венце будущей зимовки. В общем, первое падение по большому счету можно поставить, если оно для вас не сильно дорого, но если вы собираетесь там долго жить, лучше подойти к этому вопросу более серьезно.Первую крону зимовки рекомендуется делать из лиственницы, потому что она очень медленно гниет по сравнению с остальными деревьями, но если ее нет рядом, то от того, что есть. Под корону можно положить камни, а можно прямо на землю положить брику.

Строительным материалом являются деревья хвойных пород. Сосна, лиственница, но можно и пихту с пихтой. Также можно использовать кедр и рубить его без излишней жалости, ведь такие рубки ухода за собой наоборот, расчищают место для более крупного и крепкого кедра.Толстая рубка деревьев оптимально не должна быть 15-25 см в диаметре. Первые две-три коронки лучше делать более толстыми, а остальные — менее. Можно березу перетащить на место и по одному, без напарника. Сырая сосна диаметром 25 см на метр будет весить около 40 кг (побывала действующая конница). Длина бревна, т.е.длины стен вашей зимовки вам вполне хватит примерно на 3-4 метра на человека. Получается, что 4-х метровое бревно диаметром 25 см будет весить около 120 кг.Но вы не поднимете все бревно, а только одну его сторону, другую волка притащите. Это все еще сложно, но вполне реально для одного человека. Если очень тяжело, то можно спилить деревья фонда, просто их нужно чуть-чуть — и все. Как бросить дерево, показано на картинке:

Укладка коронок

Перед укладкой венцов необходимо сделать брику, т.е. удалить с них кору. Можно, конечно, этого не делать, но собираетесь там долго жить? Для ветчины можно использовать остроконечную лопату, скребок, свой таежный топор безнадежно.Примерно в начале мая кора должна хорошо просесть с дерева, также лучше переплавлять с уже высушенными бревнами, заготовленными зимой. Сушеные брисы сложнее обрабатывать, чем сырые, но они легче.

Существует два основных типа облицовки корон: «в чашу» и «в лапу». Существует также более простой вариант метода «в лапу», широко используемый охотниками — «хардворт». На следующих фото показана зимовка с укладкой кроны этими методами.

Прокладка «в чашу»

Укладка «в лапу»

Укладка «твердая древесина»

Самый простой метод — «хардворт».При методе «в тазу» лучше прилегают друг к другу, а значит, меньше вероятность возникновения трещин в стенах. Между бревнами размечается мох, который полностью в тайге. А сырой мох намного лучше сухого. Сухой мох крошится и развевается ветром, а сырой хорошо укладывается. Не стоит переживать по поводу того, что влага от МЧ поспособствует гниению, скоро все само высохнет вместе с нашими сырыми брамерами. К тому же много натуральных консервантов, замедляющих украшение дерева.Пропустить венцы твоей таежной зимы должно быть хорошо! MHA жалко совсем нет! Иначе это может быть совсем не в удовольствие, так как зимой каждая скудная щель доставляет массу проблем, когда в нее будет дуть холодный воздух.

На фото пример свернутых коронок методом «лиственных пород» и их сплавления. Видно, что были выполнены первый венец земли и продольные бороздки Брейна.

Продольных пазов нет вообще.На этом фото они сделаны бензопилой, но у вас ее почти нет в наличии. Можно просто как топор броситься и насыпать это место побольше мха. Собственно, все дело во мхе, чем больше — тем лучше!

Сколько нужно вырубить для строительства? Ну в общем много, но это, конечно, не ответ, а потому давайте рассмотрим вместе с вами. Высота стен будет грубо говоря 180 см, т.е. для человека со средним ростом мне пришлось согнуться. Делим 180 на 20 и получаем на стене 9 поленьев.Умножаем на 4 стены = 36 поленьев. Но ведь у зимы должна быть крыша и пол. Для этого потребуются доски, о них чуть позже.

Сколько нужно будет регистрировать для досок — сказать сложно. Если снимать лес с запасом, то этот остаток от вас может пригодиться еще где-нибудь. Лес не сильно обеднеет, учитывая, что рубить вы будете в основном для санитарных рубок. Также не стоит забывать об окнах с дверьми — для них нужно будет сделать в бревнах прутья, а сами брицы желательно закрепить шипами между собой.Для этого вам нужно будет просверлить брикет насквозь и вбить в это отверстие деревянные шипы, чтобы брик не отделился.

Как сделать доски?

Покупайте доски и приносите их в лес, естественно, у вас не будет возможности, да и то ничего. Доски изготавливаются на месте. Для этого вам нужно будет подобрать самые прямые деревья, без раскручивания и изгибов ствола. Для изготовления досок потребуется только топор, а все остальное уже делается с его помощью.Надо будет сотрясти пару клиньев, которыми будешь колоть бревно. Доска, полученная таким способом, называется «Лен». Сначала топор делается из маленьких головок у основания ствола, а потом ушка того же топора просто забивает туда наши колья по очереди: сначала один, потом второй. Так что колья закинул на весь диаметр ствола. И таким методом аккуратно распускаем бревно на досках, которое будет намного прочнее питьевой пилы, потому что все волокна сохранены, у нас по ним колышек.Также можно вместо топора использовать деревянную кувалду, тогда удары будут мягче.

На фото доски пропиты бензопилой, но будет выглядеть примерно так же.

На фото Карел Робинзон Виктор с форума Pierhant

Как сделать крышу?

Зимние крыши двух видов: с мансардой и без. Крыши мансарды бывают односторонние и двухскатные. В принципе, вы можете построить любой из них. Ниже вы можете увидеть примеры этих крыш.

Крыша с мансардой

Крыша без чердака

Крыша с мансардой

Что такое чердак? Во-первых, его можно использовать как складское помещение, складывая туда разные вещи, летом сушить зелень. Во-вторых, с чердаком теплее, особенно когда чердак закрыт, так как кровля становится меньше, и теплый воздух поднимается вверх. И чем ниже крыша, тем легче согреться такой зимой.Большинство охотников строят своих зимних баб с чердаком. Но без мансарды построить проще, материала для этого потребуется гораздо меньше.

Крыша мансарды — это, по сути, две крыши: одна расположена под углом 90 ° к стенам, а вторая — над ней. Внизу фото мы видим, что первую крышу можно укладывать даже не досками, а прямо с небольшим входом или их половинками.

Между входом в систему также необходимо будет вымостить мох, а поверх насыпать землю или накрыть каучукоидом (полиэтиленом).А вот для промежуточной кровли (перекрытия) пленка вовсе не нужна. На фото ниже показана минеральная вата, но вместо нее будет мох и земля. На фото мы видим две вертикальные опоры, прикрепленные к стенкам кронштейнами, выступ крыши и 6 слегка.

Сверху доски укладываются сверху, причем без особой красоты, так как сверху нужно будет накрыть пленкой. Резиноид перетащить жестко, поэтому можно взять полиэтиленовую пленку.Главное — защитить от дождя, а нижняя крыша будет защищена от теплопередачи. Пол точно такой же у аппарата.

Печь Зимония

Самым главным элементом любой таежной зимовки является топка. Без нее зимовка будет защищена только от ветра, но жить в ней будет невозможно. Чаще всего охотники используют железные печи. Некоторые даже делают себя из подруги. Чем хороша железная печь? Дело в том, что она быстро отдает тепло.Когда охотник пришел с дороги, ему нужно быстро обогреть избы и приготовить еду. С кирпичной печью было бы намного сложнее, потому что нужно было ждать, пока она согреется. Железная печь хороша для Путильной зимы, но не для жилого дома, в котором человек планирует жить долго и счастливо. Ведь железная печь настолько быстро нагревается, она быстро остывает, и вам придется вставать каждый час, чтобы выкинуть дрова, иначе дом может быстро остыть. Следовательно, для оседланной жизни потребуется хорошая кирпичная печь или, на тонком конце, придется сделать красивую железную печь из кирпичей / камней.Но лучше потратить время и все же построить печь из кирпича. Теплопроводность кирпича, как и камня, низкая, поэтому он медленно нагревается и, естественно, медленно остывает. Надо какое-то время терпеть, пока жетон жетона, но тогда ты будешь спать, как младенец, до утра.

Для небольшой зимовки совсем не обязательно строить большую русскую печь со слоями и разными отсеками. Достаточно построить маленький. Вот следующий фото пример такой небольшой печи из кирпича.

Как видите, кирпичей для изготовления печи не так уж и много. Сверху — варочная поверхность. Такого вполне хватит на маленькую таежную зиму отшельника. При желании можно, конечно, и больше. Вопрос только в материале. Где взять кирпич для печи? Его можно сделать сам из глины и собрать печь из сырцового кирпича.

В принципе все основные вещи я рассказал, в любом случае придется набираться опыта и рассчитывать только на свои силы. Где-то вы решили поступить по-своему, а где-то ошиблись.На ошибках учите. Главное, изучить основы и иметь в голове представление о строительстве, а дальше уже о тебе.

На севере, в Белом море и Карельской тайге, есть так называемые закусочные — хижина в лесу, утроба, специально построенная в непроходимых лесах чаще для лесных и охотничьих нужд, зимовка, которая также служила головы протестующим путешественникам. Некоторые из них потемнели сбоку, но все еще довольно сильные.

Не сотня посетителей леса спасла от смерти, от холода и голодной смерти.

Они не заблокированы. Давно так слышно. С такого неба никогда не улетучивается (мы не будем говорить о дачных постройках, расположенных на выносе дневного перехода и доступных любителям леса). В нем можно найти рыболовные снасти, запасы еды для случайного человека: поете с собой не берите; Есть лишняя слеза — торможение. Взаимопомощь и поддержка — Закон тайги!

Её теплый тончайший запах успокаивает заблудших — душа отдыхает, сердце тишины и комфорта радуется.Можно выспаться, расслабиться, перекусить, зимой — согреться, спастись от метели и студня.
Угара, копоти, копоти и других средств от усталости здесь не бывает, не считая гнуса летом.

Срезал легкость топора «в тазу», чтоб годичные кольца зажали на концах — не гниют. Но есть углы и «в остывание», «в лапу», «в крючок». Угол, пропущенный «в крючок», считается лучшим с точки зрения силы и тепла.

Многослойные переустроенные деревья ходили по срубу, мыть пальцем. Размер дерева был выбран по поговорке: «Все само по себе рубит». Бревна в работе оказались не слишком тяжелыми. Они, как правило, виртуозно отжимаются. Создаваемый деревом микроклимат благодаря своей гигроскопичности и теплоизоляционным качествам оптимален для человека. Рубленая изба дышит, сама веет, мол, даже дверьми.

Потолок, утепленный мхом, давил на землю.
Пол был выбран из обвала и тона с верхней гладкой поверхностью, на которой вода не задерживается.Дверь сделали маленькой, но плотной, с петлями березовых шапок, надетыми на деревянные крючки в стене. Широкие нары были построены из утят. Часто встречаются скамейки для козлов.

Более чем скромное внутреннее пространство шалаша организовано разумно и просто, по-своему даже красиво, ничего не добавляет, ничего не возмещает. В нем соединились прошлое и настоящее, крестьянская простота и утонченный минимализм. Лесные жилища не сжигают вместе с мебелью и самодельной утварью.

И во всем этом вложена любовь, душа, творческая фантазия.Издавна предпочитали строить надежно, красиво и тепло.

Изба удобная, но удобная. С маленьким окном, часто с двойными стеклами — западная ловушка для маленького гнуса, деревянные гвозди в стене, работа по дому, лазание по камню для сильной жары.

На стол Берешиной Туш солью, которая может говорить о перемене погоды (намокла — дождитесь непогоды. Кстати, чтобы сырые дрова казались быстро присыпанными, нужно присыпать щепоткой крупная соль).Можно найти мелкозернистый песчаник для острия топора, ножа.

Изба расположена, как обычно, на холмах, грубых, на удобных и красивых местах, которые северяне называют забавными: на берегу озер, рек, ручьев, возле не замерзающего зимой ключа — все дымит . Они гармонично сливаются с природным фоном, лесные пейзажи воспринимаются как часть природы, оставляя яркое впечатление каждому, кто обладает чувством прекрасного. В большинстве случаев с берегов озер строения не просматриваются, ветви деревьев умело скрывают их от постороннего взгляда.

От них идут Питковские тропы, обозначенные деревьями на деревьях, на которых расположены самоло. Повесил для сушки сетей — неизменный атрибут Тайги Рибы.

Лесные избы — олицетворение традиций, народного колорита, исконного русского духа и поэтического образа, излучающего тепло потрепанных рук и доброту человеческого сердца. Хорошая изба не только морально-этический замысел — гуманное предназначение, единственное надежное пристанище человека в тайге, но и обычай: заходи, кто нужен, нечего стучать и спрашивать.

В избе все хорошо продумано: и расположение печи (каменка), и ее конструкция, и ширина нара, и стол, и другие мелкие детали. Любой предмет — будь то стол или плита — доведен до совершенства в народном опыте. Этот опыт нельзя сбрасывать со счетов, его нужно изучать и понимать. Жизнь Тайгтикова называли вековой практикой.

Под самым потолком укреплены два стержня — ложа для сушки белья, подвешенные пучки лечебных трав (Св.Зверобой, мята, ромашка). На стенах иногда можно увидеть самодельный барометр — стебель, сделанный из сухой елки или можжевельника с длинной веточкой, очищенной от коры. Его прикрепляют к стене так, чтобы ветка «ходила» в горизонтальном положении.

Сильные отводки на ветвях ели и можжевельника по-разному впитывают влагу. Внешний вид впитывается больше, чем внутренний. В сухую жаркую погоду дно усиливают — веточка расправляется.
При увеличении влажности отводки набухают — веточка наклоняется в сторону.Это и барометр, и настоящий лесной гигрометр (прибор, показывающий влажность воздуха). Сук, наклонившись к стволу, сигнализирует о повышении влажности. Когда он входит в супу, он выпрямляется.

Если летом вы попали в избушку, то сначала просушите спальные места. Из-за сухого ветра, сильного испарения они будут на солнце и на воздухе своеобразная стерилизация.

Нигде, как на севере, выражение «танец из печки» не звучит так актуально. Печь должна не просто обогревать жилище, она должна делать это рационально.Иначе не борись дровами.

Расплавьте фокус, а перед этим обязательно выберите золу. Как говорится, тепло любили — и дым переносить. Осмотр избы. Дрова должны гореть ровно, долго, горячие, не дымить и не стрелять углем. Настоящие тайгтианцы особенно ценят Ольху — не искрит, угон, сажи нет. Из хвойных пород хороши сосна, кедр. Но лучше — лиственница. Древесина ари, как кость: и горит (уже трескается), и жар, и уголь. Чтобы дрова были полной тепловой отдачей, необходимо замедлить процесс горения.Зимой красный огонь в топке — к морозу, белый к оттепели. Если зола быстро тухнет — таять.

Как говорилось в старину, чтобы получить тепло от фунта дров, нужно знать правила:
— Для экстракторов берите сухие лучи или щепу;
— как только установилось горение, дверцы печки закрываются полностью — не греются;
— Накройте дымоход задвижкой — он замедлит процесс горения и сэкономит дрова, сбережет тепло. Сильная тяга применяется только в начале топки;
— Не избегайте жирных закусок, они дают хороший эффект;
— еле перестали появляться языки синего пламени, плотно перекрывают все дырочки.

Уловки и подсказки:

В хижине держите в чистоте и впрочем, чем пользуетесь.

Если что привело к бардаку, то наведите порядок

Если стекла в двойных рамах потеют — для укрепления на морозе, а если на них упала обильная роса («окна плачут») — к дождю.

Дрова в печах горят с треском — на мороз; Сметать, дымить, плохо загораться — таять.

Красный огонь в топке — к морозу, белый — к таянию.

Дым из трубы стоит столб — на мороз, спускается вниз и крадется по земле — на оттепель, в безветренную погоду на землю льется — ждите снега.

Горячие угли покрывают золу, когда необходимо потушить огонь.

Не бейте воду, в которой варили картофель в мундире. Хорошо моется в посуде из стекла, глины и фаянса.

У вас нет чашек? Возьмите кусок берестовки, сделайте складку так, чтобы получился горбик или воронка без дырочки. Сложите зажим так, чтобы разделить палочку.

Свеча будет гореть дольше и меньше растекаться, если состыковать ее час в подсоленной воде, потом просушить.

Свеча горит все меньше и дольше, если положить рядом с фитилем несколько кристаллов соли.

Свечу с расплавленным стеарином нельзя закреплять на столе, доске, коробках для сигарет или спичек, подоконнике, так как она может перевернуться и послужить причиной возгорания.

При использовании свечей их нужно ставить на тарелку или жестяную банку.

Тряпка для мытья посуды может использоваться как тряпка для мытья посуды. Вымойте руки, если закончилось мыло, можно использовать глину, прибрежный песок или ягоды. Подойдет и ясень. Добавив в него горячую воду, добейтесь того, что вся грязь счищается.

Ягоды венечного ушка также отлично схватываются с грязью (не забывайте проскальзывать руками!).

Приличный заменитель мыла — губка из лиственницы (гриб-дроверик) с обрезанной верхней деревенской частью.

Если встретили в пути такую ​​повозку, то, пользуясь ее гостеприимством, соблюдайте традиции и уважение. Оставьте чистоту о себе и о том, чем вы можете поделиться, и о том, что может спасти жизнь в противоположных путешественниках ..

Как уберечь педагогическое образование дошкольников от педагогической ошибки педагогической ошибки.

Понятно, что главные враги промысловой охотничьей базы — это прежде всего человек, а на втором месте — Медведь.То есть, если вы храните в своей хижине хоть что-то дороже ложек — хижину лучше спрятать. Что такое загубленная охота и, тем более, основная охотничья база, до промысла — думаю, это понятно не только Тайге.

Как скрыть это очень важный вопрос, можно рассказывать давно, с привлечением опыта охотников и охотников, рыбаков и рыболовов, браконьеров, старателей, бродяг и милиционеров короче, всех действующих в тайге.

В идеале база должна быть доступна только для человека, который ее построил, и, максимум, для его ближайшего окружения (товарищей, родственников и друзей).Желательно — только на одного хозяина.

Отсюда:

1) Хижина должна стоять в укромном месте, и не на виду, ни Юре, ни на тропинке, ни на дороге, ни на самом берегу реки. Его не должно быть видно во время проезда на транспорте. Исходя из этого требования, требуется укромное место, особенно с точки зрения обзора окружающего пространства, в зависимости от времени года и наличия \ отсутствия листвы.

2) Хижину построить так, чтобы ее не было видно с воздуха, чтобы вертолет не мог сесть рядом с ней.Для этого бревна при постройке лошадей не берут твердое, вокруг него, а бревно отдельно там берут, другое здесь, третье еще хорошо выровненный лес, чтобы черенок не застревал в глаз.

3) а третье самое главное! Учитывая, что народ в массе своих ленивый, да еще и очень ленивый, а в тайге греть посуду — не на «клаве» пальцы «плясать», то самый надежный прием колдовать в избе лучше 20-25 километров от дороги.То есть про дневной переход.

Однако это правило применяется к действительно пустынной и дикой тайге, такой как Северо-Восточная, Северная или Сибирская. В таких местах, где бродят джиншеверы, металлисты (старатели), какие-то качалки типа конопляных наркотиков или других тупых ленточек — это правило не работает из-за количества дорог (как на юге Приморского края) и из-за слишком большая концентрация населения на КВ. Лесной километр. Вообще, рыбацкая хижина как явление слишком многолюдно, там быть не может по определению.

4) Выход и вход в хижину из относительно посещаемого места не выделяется. То есть не должно быть ни тропинок, ни дороги, ни волка. Решается такая задача просто: тропа к хижине может идти по камням (каменистый ручей ручья), через Парму (Еланник, где трава не растет, а под ногами кофер-яровой уголь) , по краю обрыва или как-то так.

Некоторые, особенно известные рыбаки, даже сами по-разному подходят к убежищу разными дорогами.

5) Дверь в конструкции должна открываться, если в лесу водятся медведи (а они там водятся!)

Хижину можно запереть по-разному, но лучше всего зашнуровать дверь через петлю стальным тросом, замкнутым на замок. Такую дверь просто так не открыть, да и не всеми инструментами ее можно открыть. Вдобавок, наверное, внутри есть «сюрпризы» в виде летящей в лоб деревянной балки с торчащими гвоздями или подпружиненными наконечниками и даже самопомощи.

При отсутствии стального троса можно использовать запор в виде сильного толстого лага, перекрывающего всю дверь через проушины. Можно даже не один такой лаг, а пару-тройку на дверь.

Самым действенным элементом укрепления избы от медведей являются гвозди — МЕДВЕСЬ, ну знаете, голые и без перчаток)). Гвозди с заостренными концами, как и острые, должны украшать ваше убежище буквально на каждом углу

Углы лошадей очень важно защищать, так как медведи часто ломаются «из-за угла».Также оконные ставни (самые массивные, какие только можно сделать!) Необходимо забить гвоздями, качать иголками ёжика. Тарелка, увенчанная осями, называется — «Ёжик». Их прибивают шляпами к стене, к подоконнику, по углам, на пороге и за порогом везде, где это возможно.

На подходах к избе можно устроить ловушки для медведей из стальных тросов, расположить их даже на дверях и окнах. Обязательно работайте — метод правильный. Поэтому, если вам нужно набухнуть в большой нужде, в подобном незнакомце, то приближаясь к конструкции, необходимо качественно осмотреть все вокруг и закрыть, так как могут быть установлены абсолютно любые средства защиты от диких крупных животных.

В общем, чтобы представить себе изощренные приемы, с помощью которых медведь может перевернуть даже крепкую хижину, лучше прочитать великолепный рассказ геолога, путешественника, охотника и фотографа Михаила Кречмара «Бомбист и победитель»

A% 20HUT% 20IN% 20THE% 20FALL% 20FOREST% 20IN% 20THE% 20FOREST Стоковые фотографии и изображения

Профессиональные стоковые фотографии без лицензионных отчислений A% 20HUT% 20IN% 20THE% 20FALL% 20FOREST% 20IN% 20THE% 20FOREST и изображения редакционных новостей из Shutterstock

Показать детали изображения Водопад хижины реки горного леса.Лесная хижина на горной реке. Горная хижина у речного водопада. Лесная хижина в горах Стоковое фото RF Показать детали изображения Лесная хижина в осеннем лесу. Хижина у ручья осеннего леса. Осенний вид лесной хижины. Осенний лес речка хижины Стоковое фото RF Показать детали изображения Природный ландшафтный вид деревянного домика или хижины в окружении озера и зеленого соснового леса. Вид на отражение в воде заставляет меня расслабляться и умиротворять после активного отдыха в отпуске. Роялти-фри фото Показать детали изображения Лесной водопад с видом на дом.Лесной речной дом. Осенний лесной речной домик. Дом в глубоком осеннем лесу Стоковое фото RF Показать детали изображения Жуткий фон с видом на темный лес с старым домом. Показать детали изображения Небольшой старый деревянный дом в туманном лесу. Пейзаж гор. Концептуальные изображения природы. Роялти-фри фото Показать детали изображения Осенний горный лес дорога дом вид. Дом в осеннем лесу. Осенняя лесная дорога. Хижина в осеннем лесу Стоковое фото RF Показать детали изображения Воздух Утренний туман на рассвете над альпийскими лесами и лугами Карпат очень красив после дождя.Живописные и раскрашенные цвета осенней листвы в дикой природе в Украине. Показать детали изображения Красочный и умиротворенный осенний пейзаж: панорама леса с тропинками в листьях и небольшой домик. Показать детали изображения Фото Домик лесного хижины лесника, домик лесника в старой сосновой тайге, северный лес в винтажном стиле. Показать детали изображения Фото Домик лесного хижины лесника, домик лесника в старой сосновой тайге, северный лес в винтажном стиле. Показать детали изображения Бревенчатый домик в лесу осенью.Роялти-фри фото Показать детали изображения Красная осенняя лесная хижина под землей. Лесная хижина под землей красной осенью. Показать детали изображения Падающие листья окрашивают осенний сезон в лесу. Лес Оцаррета, природный парк Горбеа, Бискайя, Испания. Показать детали изображения Дикая река в зеленом лесу Стоковое фото RF Показать детали изображения Осенний вид на национальный парк Оуланка, пейзаж, финский национальный парк в регионах Северная Остроботния и Лапландия в Финляндии, деревянная хижина в пустыне, коттедж, мост, место для палаточного лагеря. Показать детали изображения Вид сбоку на старинную деревянную лесную хижину с красной черепичной крышей и дымоходом в окружении густого мистического леса.Роялти-фри фото Показать детали изображения Высоко в горах расположен урочище Гуцульщины с древней деревней пастухов, где летом живут пастухи, коровы и лошади, а осенью никого нет, только золотые склоны лесов. Показать детали изображения Лесные мегафоны по имени Рууп в деревне Пахни Ворумаа (эстонский — Пяхни, Выру). Рууп предлагает вам почитать звуки леса и предлагает путешественникам дать отдых своим ногам и мыслям. Роялти-фри фото Показать детали изображения Бревенчатый домик в лесу летом в Lighthouse Park.Роялти-фри фото Показать детали изображения Вид на горы и долину на пешеходной тропе возле хижины Буффалоры в Тичино, Швейцария. Показать детали изображения Маленький мальчик-разведчик с биноклем во время похода в осенний лес. Позади ребенка — хижина вигвама. Концепции приключенческого, скаутского и пешего туризма для детей. Роялти-фри фото Показать детали изображения Хижина лесника посреди осеннего леса на восходе солнца Стоковое фото RF Показать детали изображения крупный план деревянной хижины в лесу Стоковое фото RF Показать детали изображения Деревянная хижина в осеннем лесу Стоковое фото RF Показать детали изображения небольшая хижина на опушке леса Стоковое фото RF Показать детали изображения Старый деревянный дом в красивом лесу осенью.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.