Фото болотники: обзор моделей для рыбалки и охоты, резиновых, из ЭВА и других материалов. Характеристики «РОКС», «Вездеход», Nordman, «Таймень», «Дюна» и других вариантов

Деревня Болотники Ржевского района Тверской области

Деревня Болотники расположена в Ржевском районе Тверской области.

Из архива panoramio . Права на фотографию принадлежат их владельцам

У Вас есть фото из деревни Болотники?

Добавьте их пожалуйста!

Краткая информация о Болотниках

Телефонный код: 48232  

Автомобильный код: 69

Разница во времени с Москвой: 0 ч.

Фотографии деревни Болотники

Добавить фото Были в Болотниках и сделали снимки города и интересных мест? Разместите их! Многие посетители нашего сайта делают фото в своих поездках. Публикуйте свои фото из деревни Болотники и из других городов! Отмечайте если Вы тоже видели эти места! Теперь появилась возможность добавления с мобильной версии сайта, что намного облегчает перенос фото из со смартфонов на сайт!

Сувениры из деревни Болотники

Добавить Сувенир Были в деревни Болотники и привезли сувениры? Покажите их всем! Магнитики на холодильник, тарелки, вымпелы, кружки и все что Вы привозите с собой из командировок и поездок в Болотники! Размещайте и отмечайте если у вас уже есть такие ! Разместите их фото! С мобильной версии сайта это сделать намного проще и перенос фото магнитиков из деревни Болотники со смартфонов на сайт будет удобнее!

Последние отзывы о Болотниках

Добавить отзыв Уважаемые посетители сайта Командировка. ру!
Пока нет ни одного отзыва Напишите отзыв!

Последние вопросы о деревне

Добавить вопрос

Если у Вас есть вопросы по данному населенному пункту или Вы ищете людей из деревнидеревни Болотники, проживающих в нем, Вы можете задать задать соответсвующий вопрос. Надеемся, что наши пользователи помогут Вам с ответами.

Режиссер Болотников снимет в Сирии турецкую звезду

— Как возник замысел этой картины?

— Как-то на кухне у университетских преподавателей мне посоветовали прочитать статью: «Посмотри. Готовый фильм». Она была об учителе из Дагестана, жена которого с тремя дочерьми убежала в ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). Сняв «Хармса», я как раз искал совершенно другой по жанру материал. Прочитав, нашел журналистку, написавшую статью.

Но она не обрадовалась моему обращению и интересу. Возможно, не хотела привлекать внимание к своему герою. Обычно людей, побывавших в ИГИЛ, сажают. А тут сжалились. У него были три дочери, и он вытащил их оттуда. По сути, он герой. Побывав в Сирии, мы поняли, что буквально эту историю снимать нельзя. Я год переделывал сценарий, написал множество вариантов, появились соавторы. Наступило торжество радикализма во всех его проявлениях. И нам хотелось не только разобраться с героем и ситуацией на Ближнем Востоке, но и рассмотреть проблему глобальнее.

— Не было желания снять документальное кино?

— Нет. На этом материале интересно сделать именно художественный фильм. Тема-то вечная. Наш герой Артур и его дочь — семья, в которую вторгается реальность и разрушает все. Отец думает, что все у них нормально, дочь учится в университете в Москве. Сам он — 50-летний вдовец, военный врач, советский человек, живущий в Дагестане. Он еще не старый, но уже на пенсии. И вдруг узнает, что дочь Марьям вовсе не в Москве, а в Сирии, да еще у террористов. Ему показывают ролик в Интернете, где она призывает воевать. Поскольку Артур любит дочь, он бросается ее спасать. Всем селом ему собирают деньги. Он продает единственную машину. А мы идем за героем, пытаясь во всем разобраться.

— За последнее время были картины на эту тему — «No comment» Артема Темникова и «Профайл» Тимура Бекмамбетова. Фатих Акин чуть раньше снял «На краю рая» с Ханной Шигуллой, где необыкновенно передал атмосферу восточного города, его зыбкую красоту и спокойствие.

— Мне кажется, что у нас совсем другой фильм — в духе трагедий Шекспира, античной драмы. Нам бы хотелось, чтобы он жил не только сегодня, но и завтра. Не могу сказать, что фильм ответит на все вопросы, но он их задаст. Мы ничего не придумываем. Прежний мир распался, а новый не собран. Герой находится на разломе. У него одна задача — спасти свою дочь. Через эту призму мы и рассказываем о том, как все живем сейчас.

— Вам важно понять, почему все это возможно?

— Да, но беда картин подобного типа в их актуальности. Я — русский человек. У меня нет глубокого погружения в Восток. Существует барьер непонимания того, что там происходит. Мы смотрим со стороны и не можем до конца разобраться. Есть вещи ментальные. ИГИЛ ведь возник не сам по себе, а как своего рода реакция на то, что происходит в мире. Пусть она неправильная, но это реакция. Мы снимем Дагестан, Турцию, Сирию, но я надеюсь, что зрители будут воспринимать Артура самого по себе, вне национального аспекта. Современные герои несут в себе вечное начало. Шекспир не утрачивает актуальности.

— Вы нашли в Сирии места для съемок?

— Мы поехали группой: я, продюсер Андрей Сигле, оператор Олег Лукичев, исполнительный продюсер Дмитрий Никитин, — чтобы понять, можно там снимать или нет. У нас будет сниматься сирийская кинозвезда Сулаф Фавакерджи, ставшая сопродюсером фильма. Специально под нее мы написали роль медсестры. Будут, надеюсь, и турецкие партнеры. Запланированы большие сцены в Турции, а на главную роль, Артура, приглашен турецкий актер Эрдал Бешикчиолу.

— Он удивился вашему предложению? Эрдал — звезда турецкого кино и телевидения. Знаю, что в государственном театре Анкары он ставил «Записки сумасшедшего» Гоголя.

— Для него все было удивительно. Я специально поехал к нему в Анкару. Там он легендарный человек, учитель многих турецких звезд. У него свой театр в центре города. Эрдал независимый, сильный человек, в хорошем смысле прямолинейный. Когда я спросил его, готов ли он поехать на съемки в Сирию, учитывая, что у Турции с этой страной непростые взаимоотношения, он согласился. Многие бы на его месте отказались. Да и не все русские актеры поехали бы в Сирию. Там же война еще не закончилась, временами что-то взрывают, стреляют. Наш проект привлекает и отталкивает людей, но мы собрали серьезную творческую группу. Часть локаций, без которых невозможно обойтись, нашли в Сирии. Но интерьерные сцены, скорее всего, снимем на другой территории, чтобы не ждать спиной пули.

— Как теперь говорят, некомфортный фильм?

— Все идет непросто, но итог первого этапа — хороший сценарий. В фильме есть составляющие, которые мне как режиссеру дадут новые возможности. Очень сложно сегодня создать образ современного героя. Помните, как в 90-е прозвучал «Брат» Алексея Балабанова? Он может нравиться или нет, но Данила Багров нашел отклик в сердцах россиян. В Артуре есть нечто подобное, хотя и не для такого широкого круга зрителей. С этим проектом я натыкаюсь, с одной стороны, на интерес, а с другой — на предубеждение. Говорят, что мы занимаемся пропагандой. Это показатель того, что общество разодрано, разобщено по идейным соображениям. Но я никем не куплен. Никто мне миллионов не предлагает. Есть масса точек преткновения, которые ссорят людей, не дают им возможность нормально друг с другом говорить. Сирия в этом перечне. Я не эксперт, не могу давать прогнозы, решать, кто прав, кто виноват. То, что ИГИЛ — зло, нет сомнений. Но в него бежали не только преступники, но и люди, желавшие жить по шариату. В результате все заканчивалось отрубанием голов.

— В Ливане не искали партнеров? Там проявляют интерес к сотрудничеству в области кино.

— Мы сначала поехали в Бейрут, встречались с представителем российского торгпредства. Туда за нами приехала машина из Дамаска. В Ливане тоже не очень спокойно, болезненно относятся к Сирии. Да, там полно туристов, снимают кино. Но их междоусобице 20 лет. Если поговорить с людьми, то станет понятно, насколько все непросто. Восток — хрупкая субстанция. Там постоянно воюют. Среди наших партнеров есть еще и Болгария, что предполагает роль для кого-то из болгарских актеров. Проект очень непростой, но и в мире ситуация непростая. Некоторые европейские партнеры отпали, поскольку им везде мерещится политика. Но, по счастью, появляются новые партнеры.

Войцех Урбаньски сыграл Даниила Хармса. Кадр из фильма. Фото предоставлено Prolinе film

«Я искал актера в России, а нашел в другой стране»

— Роль Хармса у вас сыграл польский актер и режиссер Войцех Урбаньски. Это повлияло на то, что вы опять пригласили иностранца на главную роль?

— Я всегда хотел работать на интернациональных проектах. При всех различиях человек един. Что делать, раз мы не нашли подходящего дагестанского актера. Роль крайне сложная, для очень крупного актера. Я искал его в России и на сопредельных территориях, но Эрдал Бешикчиолу оказался самым интересным и неожиданным. В нем есть то, что меня привлекает, — способность работать и в авторском, и в зрительском кино. Эрдал понятен не только нам с вами, профессионально занимающимся кино, но и бабушке, торгующей семечками.

— Вы сказали, что всегда думаете о том, будут ли ваши дедушка с бабушкой смотреть кино.

— К сожалению, их уже нет на свете. Они меня очень любили. Но я понимаю, что «Хармс» для них не стал бы тем фильмом, который они захотели бы смотреть. Моя бабушка — казачка. У нее три класса образования. «Хармс» не для нее. А наша новая история — психологическая драма с мелодраматической линией, неожиданным финалом.

— Не увлекались восточной философией и культурой?

— В детстве у меня была здоровенная книга «Персидские сказки». Я их обожал. Вот и все увлечение. Усилиями нашей сценарной группы мы все то, что касается Востока, сделали так деликатно, что лишних вопросов не возникает. Мы сразу переводим историю на уровень общечеловеческого осмысления. Мне кажется, что это самое правильное.

— Андрей Сигле в нашем разговоре о «Пальмире» вспоминал опыт работы над «Александрой» Сокурова, снимавшейся в Чеченской Республике.

— Там тоже была опасность и экстремальные съемки. Группа и исполнительница главной роли Галина Вишневская жили на территории российской базы. Мы начинали с этого, думали разместиться в Сирии таким же образом. Но это оказалось неэкономично. Невозможно тратить на выезды столько времени — все-таки Сирия немаленькая страна. У нас ограниченное количество съемочных дней. Мы определимся с местом для съемок и там же будем жить.

Съемочная группа «Пальмиры» во главе с Андреем Сигле (справа) в Сирии. Фото предоставлено Prolinе film

— Как чувствовали себя в Сирии?

— Может быть, это прозвучит наивно, но мы с оператором Олегом Лукичевым чувствовали себя хорошо. И знаете почему? Потому что Сирия — Советский Союз. Понятно, что это восточная страна, но она многое взяла от нас. Там есть пионерия, смешанные браки, многие чиновники учились в СССР и России. И самое главное — огромное уважение к России. Я же разговаривал с людьми. У них одно желание — жить в мире. Война там идет семь лет. Страна разорена. Восток любит силу. Там воспринимают Россию как мощную страну. Поэтому и наш проект им важен, поскольку мы ее представляем.

— В Пальмире были?

— Мы должны были туда выехать. Для нас была готова машина в пять утра. Расстояние от Дамаска приличное — около пяти часов. Но нам отсоветовал ехать российский посол, поскольку в одном из ближайших пригородов Пальмиры, через который проходит шоссе, проснулась спящая ячейка ИГИЛ и захватила город на неделю. Ее пришлось выбивать. Мы же выделяемся — видно, что не сирийцы. Кто его знает, чем такая поездка обернется. Поэтому посол попросил нас быть осторожнее и пока туда не ехать. Это было в феврале. А в ближайшее время мы собираемся в Алеппо. Будем снимать осенью. Надеюсь, к этому времени обстановка станет спокойнее.

— Передвигались с охраной? После трагедии с нашими документалистами в ЦАР не могу об этом не спросить.

— Когда мы выезжали на объекты, у нас была сирийская охрана. Мы побывали в Центре примирения, у наших военных. В один из дней также была российская охрана.

— Вы с гордостью говорите об участии в проекте оператора Олега Лукичева. А чем он так хорош?

— Мыслит нестандартно. В нем есть режиссерское начало. Он не исполнитель. Каждая история предполагает своего оператора. Это его история. Она ему нравится. Ему нравится турецкий актер. Фильм можно сделать только сообща. У нас замечательный художник-постановщик Павел Пархоменко, работавший на картинах Алексея Балабанова. Он хорошо знает Дагестан. Полагаюсь на то, что сообща мы найдем правильное решение.

«Мне с Германом было крайне непросто»

— Что вам дал ваш первый фильм «Хармс»?

— Я обрел уважение коллег, новых друзей, союзника в лице Андрея Сигле. Главное, что теперь я постоянно нахожусь в работе.

— Алексей Герман сильно повлиял на вас?

— Ответить односложно не могу. Я, как и мои сокурсники, был взрослым человеком, получившим высшее образование, прежде чем пришел в его мастерскую на Высшие курсы сценаристов и режиссеров. Мне было за 30. Я имел свое видение, знал, какое кино хочу снимать. Мне с Германом было крайне непросто. Даже моя дипломная работа не похожа на то, что делали он и его ученики. Герман был таким большим метеоритом! Он сильно облучал собой людей. Я считал себя не германовцем, но в результате получилось так, что его мысли и идеи во мне проросли. Он действительно мой педагог, и нельзя сказать, что я совершенно случайный человек, который у него отучился два года и обо всем забыл. Я очень многое воспринял. Мне близко его отношение — все рассматривать через деталь. Это ленфильмовская школа. Герман любил сильных людей. Но сильных женских образов  у него нет.

— А как же «Двадцать дней без войны»?

— Пожалуй, это особенный, уникальный фильм. И Никулин там неповторимый. Герман был больше чем профессионал. Он считал, что раз ты его ученик, значит, по факту талантлив. Он нам многое дал на уровне самоощущения. Кино — это практика. Словами его не передашь. Герман нас тут же взял на «Трудно быть богом», дал возможность работать. Мы были режиссерами-стажерами, делали второй, третий, пятнадцатый планы. Он нам зарплату платил, создал уникальные условия. Мы работали на «Ленфильме» и в Чехии. Тогда ведь с кино было не очень хорошо. Я ушел в документалистику. С «Хармсом» прошел тяжелый путь: сделал несколько вариантов сценария и долго не мог запуститься. У меня было настоящее хождение по мукам. В те нефтяные годы чего только не снимали. Но «Хармс» был не нужен. А как только стране стало плохо, он тут же актуализировался.

— Герман вас не обижал?

— Герман всегда всех обижал. Но тут крайне важна дистанция. Это некое уважение. У каждого из учеников складывались с Германом свои взаимоотношения. Главное — не перейти черту, чтобы не стать зависимым. Я не хотел быть от него зависимым, видя, как жестоко он поступает с такими людьми. Моя мама, дедушка с бабушкой, Московский университет, где я учился, приучили меня к диалогу. Герман был диктатором. И признавал только монолог. Как-то я попытался с ним дискутировать и увидел в его глазах слезы обиды. Дальше он сказал: «Иван, ты у кого на курсе? Вырастешь — делай что хочешь. А сейчас ты в моей мастерской». И я избрал для себя форму молчания. Переубедить Германа было невозможно. Но его и Светлану Игоревну Кармалиту я вспоминаю с любовью. Они были личностями. Союз Герман — Кармалита — большое явление. Режиссура складывается из многих вещей. Воспоминания Германа о Евгении Шварце или Ахматовой тоже очень многое нам дали. Люди себя часто берегут, боясь расплескать свое среднее дарование. А Герман щедро всем делился, потому что был нерядовым человеком.

Вспоминаю, как мы делали сценические отрывки. Он пригласил Сергея Женовача, который учил нас работе с актером. Мой однокурсник решил сделать отрывок из «Лолиты», и Герман потрясающе показал Гумберта Гумберта. Он вдруг упал на пол. Не забывайте, сколько он весил! Мы смотрели, открыв рты. Герман был ребенком. Поэтому многие ему прощали жестокость и несправедливость. Да, у него был скверный характер, но все было подчинено одной цели — сделать кино. Ради этого он жертвовал всем. Таких режиссеров сейчас нет. Кто теперь пожертвует своей жизнью ради фильма? Буквально, как это сделал Герман? Никто! Фильм «Трудно быть богом» его угробил. Он не мог его закончить. На этом фильме он и умер.

Режиссер Иван Болотников: Хармс — это мы, он сегодняшний человек — Российская газета

В кинотеатре «Англетер» состоялась премьера фильма, снятого в Петербурге в копродукции России, Литвы и Македонии. На встречу со зрителями пришли члены съемочной команды, в том числе группа «АукцЫон». Не было только исполнителя главной роли — 34-летний актер и театральный режиссер Войцех Урбаньски живет в Польше.

Корреспондент «Кинократии» поговорила с режиссером фильма Иваном Болотниковым.

Вы поклонник Хармса?

Иван Болотников: Не могу сказать, что являюсь поклонником Хармса. Я много изучал его. Разговаривал с хармсоведами, с людьми, знавшими его. Два года назад умер Кирилл Владимирович Грицын, племянник Хармса, который провел с дядей бок о бок 10 лет. Он рассказал мне много удивительных вещей.

В 2005 году я снял документальный фильм «Чудо Даниила Хармса» для канала «Культура». Мне импонирует удивительная судьба этого человека, его уникальный взгляд на мир. Он был свободен в несвободное время, прожил трагическую, но очень достойную жизнь. И то, что судьба фильма складывается (выходит в прокат в России, Македонии, Прибалтике, приглашен на много фестивалей, получает призы) — думаю, в этом нам Даниил Иванович откуда-то свыше помогает.

В Китае мы показывали фильм с английскими субтитрами. Перевести текст и так было трудно, а там еще на него накладывали китайские субтитры. Залы были полностью забиты. Нам задавали вопросы. Интересно, что когда старушка (ее играет Александр Баширов) выпадает из окна, наши зрители смеются, а китайцы в ужасе вскрикивают. Китай купил права на наш фильм, даже китайские авиалинии приобрели права. Фанаты из Поднебесной пишут письма в Литву актрисе Айсте Диржюте (Марина Малич).

На основе чего создан сценарий? Вы взяли какой-то определенный период жизни Хармса?

Иван Болотников: Это фрагменты из его жизни, с большими допущениями, вольная вариация. Хотя всё взято из дневников, писем. Сценарий написан в соавторстве с Сергеем Соловьевым. Это не известный кинорежиссер, а литератор, ученик Юрия Трифонова, мой школьный учитель по русскому языку и литературе. Сергей Леонидович написал важные диалоги, которые задали определенную интонацию фильму.

Расскажите про вашу команду.

Иван Болотников: Уникальная, потрясающая команда. Все стали близкими людьми, помогали друг другу, подставляли плечо. На середине съемок я вдруг устал. Ну не хочется работать! А надо. Снимаю сцену в редакции и понимаю — не то. Это начинает понимать и Войтек (он ведь по профессии еще и режиссер): «Иван, что-то не то…». А как появилась балерина в окне? Ее предложила художник Лариса Конникова. Я сначала видел феллиниевскую пышную женщину, но поступил как правильный вор — моментально взял лучшее.

Наш «Хармс» привлекал к себе талантливых людей. Большого бюджета не было, но все работали с удовольствием. Знаете, как у нас в России? Встретишься с плохим человеком — и будут у тебя большие проблемы, встретишься с хорошими людьми — будет тебе счастье.

Мне повезло с музыкантами «АукцЫона». Мы снимали в пустующем корпусе завода «Красный треугольник» на Обводном канале. Было очень холодно. И тут появились они. Зазвучали их импровизации, и сразу стало как-то легче, веселее. Лирическую инструментальную музыку написал македонский композитор Сони Петровский. Продюсер фильма Андрей Сигле — композитор, он виртуозно помог расставить музыку по картине.

У нас талантливейший оператор Шандор Беркеши (работал на картинах Алексея Федорченко, Бориса Хлебникова, Александра Прошкина, Андрея Эшпая, Карена Шахназарова — «РГ-Кинократия»). Он снял фильм как волшебство. Его заслуга огромна. Как и художника Владимира Светозарова, который создал совершенно уникальный вещественный мир (Светозаров ушел из жизни летом 2017 года, фильм «Хармс» не увидел — «РГ-Кинократия») — вместе со своим постоянным соавтором Мариной Николаевой и художником по костюмам Ларисой Конниковой. Это ленфильмовцы, знаменитая ленинградская школа. Снимали фильм на «цифру», а потом перевели на пленку.

У нас заняты польские и литовские актеры. Главную роль — Хармса — сыграл Войцех Урбаньски. Меня без конца спрашивают, почему я выбрал поляка. Мало, что ли, русских актеров? И почему не переозвучил Войтека? Зачем нужен его польский акцент? Это первая большая актерская работа Войтека, и он полностью отдался Хармсу, это его роль. Признаюсь, я пробовал переозвучить его — и роль, поверьте, стиралась, уплощалась. С другим актером был бы совсем другой фильм. В Войтека вся группа влюбилась, не потому что красивый человек, — все уважали его.

Он без споров снимался обнаженным. У нас была старая ванна, грязная-грязная. Мы оттирали ее, всё бесполезно, наполнили пеной. Стоит огромная съемочная группа, Войтек без возражений разделся и лег в ванну. Я переснимал сцену раз семь.

Первую жену Хармса Эстер Русакову играет польская актриса Юстина Вонщик, а вторую — Марину Малич — литовская актриса Айсте Диржюте. Заняты петербургские актеры Андрей Феськов, Александр Баширов, Григорий Чабан, Виталий Коваленко, Юрий Ицков. Есть и непрофессиональные актеры: переводчица сыграла психиатра, кардиолог Мариинской больницы — отца Хармса (и сам озвучил роль!), журналист играл поэта Маршака.

Где проходили съемки?

Иван Болотников: Только в Петербурге. На Петроградской стороне, на Дворцовой площади, на Финском заливе… Строили декорации квартир, издательств. Хармс был петербуржцем в квадрате, отсюда практически никуда не выезжал.

Почему на экране вдруг появляется современный Петербург?

Иван Болотников: На мой взгляд, кусочки современного Петербурга органичны. Мне хотелось показать, что история происходит не только в ХХ веке, но также здесь и сейчас. Всё решалось в процессе работы, импровизационно. Например, мы пробовали снять Войтека на современном Невском проспекте: идет Хармс, курит трубку. Я думал: вот сейчас появятся удивительные сценки с необычной реакцией людей. Ничего подобного, ноль внимания! И не таких видели. Это, в принципе, играет на мою главную тему: Хармс — это мы, он сегодняшний человек.

Почему вы считаете, что Хармс требует дальнейшего изучения?

Иван Болотников: Конечно, требует! С Хармсом нельзя закончить диалог в силу его безграничности. Он фигура самоигральная и непонятная. Он предполагает разные трактовки — это зависит от видения режиссеров и сценаристов. Очень много подмен. Каждый вкладывает свое, желаемое,  даже то, что не имело отношения к поэту. У нас Хармс вот такой — человек, проживающий жизнь, ни на чью не похожую, но он не является чудиком, странным, полусумасшедшим, как часто его представляют. На мой взгляд, он таким не был. Это художник в квадрате. Время, в которое он жил, частью ненормально, а он нормален, он герой — красивый, интересный мужчина. Свободный, парадоксальный.

Могу вспомнить своего педагога Алексея Германа. Когда я приступил к работе, супруга Германа Кармалита дала мне напутствие: «Иван, только не снимай чернуху!». Думаю, что Алексей Юрьевич в чём-то не согласился бы со Светланой Игоревной. У меня в кадре не тысяча деталей, как у Германа, но сто деталей есть. Это по духу ленфильмовская картина. Из того старого, неповторимого Ленфильма.

Понимаю, что кому-то фильм не понравится. Хармса можно показать предельным, жестким, страшным, у нас он — ребенок, светел своей алогичностью.

Что будете снимать дальше?

Иван Болотников: Приступаю к новой работе со студией Proline Film. Большой международный проект под рабочим названием «Пальмира». Главный герой — дагестанец, врач-травматолог, живет в Петербурге. Его жена и дочери оказываются в Сирии, в ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. «РГ-Кинократия»). И Артур, так зовут героя, бросается туда их спасать. Фильм о том, что  мир сходит с ума, переполнен нетерпимостью. И чтобы в этом мире  уцелеть — надо попытаться спасти свою семью.

Прямая речь

Андрей Сигле, генеральный продюсер фильма «Хармс», глава кинокомпании Proline Film:

— Это первый художественный фильм о писателе Данииле Ювачёве — Хармсе. И первая игровая картина документалиста Ивана Болотникова, ученика Алексея Германа. На мой взгляд, он перспективный режиссер, человек увлеченный, страстный, зная об интересе нашей кинокомпании к фильмам интеллектуальной направленности, о литераторах и по классическим произведениям, обратился со сценарием к нам. Считаю, что фильм получился, у него уже несколько наград, в том числе международных — два приза Шанхайского кинофестиваля («Лучшая операторская работа» и «Лучший сценарий»).

Череда фестивалей продолжается: везем фильм в Македонию, Англию, Турцию. Хармс — достаточно известная фигура. Что интересно, в некоторых странах, например, в Чехии, Македонии, о нем знают больше, чем у нас в России.

Юстина Вонщик, исполнительница роли Эстер Русаковой:

— Я училась в Петербургской театральной академии, закончила курс Анны Алексахиной и Юрия Бутусова, работаю в Театре имени Ленсовета.

Моя героиня Эстер — первая жена и первая, самая сильная любовь Хармса, которая оставила след на всю жизнь: «По-настоящему я любил только один раз. Это Эстер. Я называл ее окном, сквозь которое я смотрю на небо и вижу звезду».

Мы с Войтеком Урбаньски — оба поляки, это нас объединяло, все вокруг — русские. Мы много размышляли, обсуждали отношения наших героев. О Хармсе я знала как о поэте, у нас в театре идет спектакль по его произведениям, но персона оставалась для меня загадочной и нераскрытой. О своей героине узнавала из писем Хармса. Он посвятил ей множество стихотворений. Говорил о ней смело, эротично. Эстер плохо говорила по-русски, он разговаривал с ней на французском и ее имя писал латинскими буквами. У них была бурная жизнь: расходились и снова сходились. Ссоры, ревность. Он писал, что жить без нее не может и в то же время: «Господи, дай мне силы развестись с Эстер. Она несет с собой несчастие. Я погибаю с ней вместе».

У Эстер непростая судьба. Ее семью арестовали в 1936 году. Эстер была сослана в Магадан, погибла в сталинских лагерях.

Amazon.com: Болотная фотография, Фотопечать в кипарисовом лесу, Настенные рисунки на болотах в штате Техас, Луизиана, Домашний декор на озере Каддо, от 8×10 до 24×36: изделия ручной работы



Настраиваемый

Настроить и добавить в корзину Настроить и добавить в корзину

Что-то пошло не так. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Что-то пошло не так. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Солнце светит сквозь кипарисы на озере Каддо на границе Техаса и Луизианы. На этой фотографии болота изображен лес из затопленных кипарисов.

h3.дефолт { цвет: # CC6600; размер шрифта: средний; маржа: 0 0 0,25em; } #productDescription_feature_div> h3.books { цвет: # 333! важно; размер шрифта: 21px! важно; высота строки: 1,3; padding-bottom: 4px; font-weight: нормальный; маржа: 0px; } #productDescription_feature_div> h3.softlines { цвет: # 333! важно; размер шрифта: 21px! важно; высота строки: 1,3; padding-bottom: 4px; font-weight: жирный; маржа: 0px; } #productDescription> p, #productDescription> div, #productDescription> table { маржа: 0 0 1em 0; } #productDescription p { маржа: 0em 0 1em 1em; } #productDescription h4 { font-weight: нормальный; цвет: # 333333; размер шрифта: 1. 23em; ясно: слева; маржа: 0.75em 0px 0.375em -15px; } #productDescription table { граница-коллапс: наследовать! важно; нижнее поле: 0; } #productDescription table img { максимальная ширина: наследовать! важно; } #productDescription table td { размер шрифта: маленький; вертикальное выравнивание: наследование! важно; } #productDescription ul li { маржа: 0 0 0 20 пикселей; } #productDescription ul li ul { тип-стиль-список: disc! important; маржа слева: 20 пикселей! важно; } #productDescription ul ul li { тип-стиль-список: disc! important; маржа слева: 20 пикселей! важно; } #productDescription> ul ul li { тип-стиль-список: disc! important; } #productDescription ul li ul li { маржа: 0 0 0 20 пикселей; } #Описание продукта .aplus p { маржа: 0 0 1em 0; } #productDescription small { размер шрифта: меньше; } # productDescription.prodDescWidth { максимальная ширина: 1000 пикселей } ]]>
  • Изображения сделаны Линдси Мирес из TravLin Photography
  • Профессионально напечатаны на бумаге Fuji Pearl, которая имеет металлический, жемчужный вид, яркие цвета и глянцевую поверхность.
  • Только фотографии (без матирования и без рамки)
  • Свяжитесь со мной для нестандартные размеры, печать на холсте, металле или дереве

В чем разница ?: Водно-болотные угодья vs.Болото против болота

Заболоченная территория в заповеднике Рок Ран. (Фото любезно предоставлено Кевином Кучлером)

Может показаться, что легко объединить водно-болотные угодья, болота и болота, но все они обладают некоторыми уникальными характеристиками.

Водно-болотные угодья — это участки суши, которые связывают землю и воду, где встречаются эти два важнейших типа среды обитания, образуя еще одну важную среду обитания. По данным Службы национальных парков, эти низменные земли постоянно или сезонно насыщены водой.

Водно-болотные угодья существуют по всей территории Соединенных Штатов и включают болота и топи, а также болота. Хотя эти три типа водно-болотных угодий могут показаться одним и тем же, между ними есть ключевые различия.

Хотя некоторые водно-болотные угодья всегда влажные, это не является обязательным требованием. Некоторые водно-болотные угодья остаются сухими в течение долгих периодов года, но все же считаются водно-болотными угодьями, потому что уровень грунтовых вод в этом районе находится либо на земле, либо рядом с ней, что позволяет водным растениям расти и процветать там.И болота, и болота могут встречаться в районах с пресной или соленой водой.

В то время как наличие воды является основным сходством между болотами и болотами, вид растений, присутствующих в этом районе, является основным различием между ними. По данным National Geographic, болота преимущественно засажены деревьями, в то время как на болотах почти нет деревьев, но они являются домом для злаков и травянистых растений, включая однолетние, многолетние и двулетние.

Болота часто классифицируют по преобладающему типу растущих на них деревьев. Например, по данным National Geographic, есть лиственные, кедровые и кипарисовые болота. Они встречаются по всему миру, на всех континентах, кроме Антарктиды.

Болота похожи на низинные леса, которые представляют собой леса в низинах рядом с источниками воды. Разница между ними в том, что по данным Службы национальных парков, болота обычно имеют более глубокую стоячую воду и остаются влажными в течение более длительных периодов года.

По данным National Geographic, на болотах есть богатые заболоченные почвы, которые поддерживают жизнь растений.Растения, растущие на болотах, прилипают к илистой почве, что замедляет течение воды. Есть три вида болот: приливные пресноводные болота, приливные соленые болота и внутренние пресноводные болота. Приливные болота подвержены влиянию приливов, хотя приливные пресноводные болота находятся дальше от побережья и в основном содержат пресную воду с низким содержанием соленой воды.

Типы болот, которые есть здесь, в округе Уилл, расположенном далеко от обоих берегов, — это внутренние болота. Эти болота встречаются по берегам рек и озер.Самым известным болотом в США является внутреннее болото — Эверглейдс. По данным Министерства внутренних дел, в огромном национальном парке — третьем по величине в Соединенных Штатах — девять различных типов среды обитания, включая болота.

Многие думают, что Эверглейдс — это болото, но это не так. Однако Болото Большого Кипариса, которое включает более 700 000 акров болотистой земли, примыкает к Эверглейдс. Большой Кипарис, являющийся национальным заповедником, имеет решающее значение для здоровья Эверглейдс.

Болота — еще один вид водно-болотных угодий. По данным Службы национальных парков, они отличаются от болот и болот тем, что имеют высокую кислотность и низкий уровень кислорода. Эти условия возникают потому, что органическое вещество накапливается быстрее, чем может распасться.

Водно-болотные угодья важны для окружающей среды и экосистем по множеству причин. По данным Службы национальных парков, они улучшают качество воды и водоснабжение, обеспечивают среду обитания диких животных и увеличивают биоразнообразие экосистемы. Во многих районах водно-болотные угодья также имеют решающее значение для борьбы с наводнениями, поддержания стока рек и ручьев и уменьшения эрозии.

В 1700-х годах в Соединенных Штатах насчитывалось более 221 миллиона акров водно-болотных угодий, но к 1990 году более половины было уничтожено в результате сброса, осушения, засыпки и других видов деятельности человека, сообщает служба парков. Ввиду их важности и важности восстановление водно-болотных угодий происходит во многих районах страны, в том числе здесь, в округе Уилл.

Несколько лесных заповедников округа Уилл включают в себя места обитания водно-болотных угодий, а в районе лесных заповедников реализуется несколько проектов по восстановлению или уменьшению воздействия водно-болотных угодий. В 2019 году округ получил аккредитацию в рамках программы «Превосходство в программе экологического восстановления» от Chicago Wilderness за обширный проект восстановления долины Хэдли, который включал восстановление водно-болотных угодий и других мест обитания.

_______________

Будьте в курсе событий в лесных заповедниках округа Уилл, подписавшись на наш еженедельный электронный информационный бюллетень The Citizen , который предоставляет подписчикам обновленную информацию о новостях Forest Preserve, предстоящих событиях и других интересных и полезных вещах. информация для всей семьи.Если вас интересуют только программы, подпишитесь на The Weekly Five , где перечислены пять программ, которые необходимо выполнять каждую неделю. Подписка на информационный бюллетень проста и бесплатна.

Фотографии болот, заливов и озер Южной Луизианы, где мы ловим живых раков


Пышные заросли болота Луизианы неописуемы. Вы должны увидеть это, чтобы поверить.

Самыми впечатляющими объектами являются кипарисы, очень изящные по своей структуре с красноватой корой, изящно изогнутыми ветвями и изящно тонкими листьями.

Мы любим открытые воды заливов, болот, озер и заливов, которые мы посещаем. Цвета неба, деревьев и воды — это постоянно меняющийся фон.

На этой странице представлены несколько наших фотографий, сделанных во время рыбалки в Луизиане!

Наслаждайтесь нашей фотогалереей!

Болото Атчафалая, Хендерсон, Луизиана

Фотография автора

Байу возле болота Атчафалая, Пьер Парт, Луизиана

Байу Соррель, Луизиана

Сцена на болоте Атчафалая в Луизиане

Болото Атчафалая, Луизиана

Кипарисовое болото в Луизиане

Колена кипариса в кипарисовом болоте Южной Луизианы

Болото Атчафалая в Южной Луизиане

Закат на красивом болоте Луизианы


Земля имеет значение — Большая картина вокруг небольшого болота

На снимке, сделанном обсерваторией Земли 5 июня, видно наводнение в реке Савути и болоте Савути в Ботсване. Обилие воды оказывается очень маленькой частью гораздо большей картины.

Болото Савути находится в пустыне Калахари, которая простирается через Намибию, Анголу, Замбию, Южную Африку и большую часть Ботсваны. Калахари больше похожа на песчаную саванну, чем на настоящую пустыню. Здесь есть влажные и засушливые сезоны, которые вызывают значительные различия в растительности. Когда регион погружается в засуху, внутренняя дельта реки Окаванго обеспечивает живую воду для дикой природы.С 2009 года эта вода была больше, чем обычно, и вода переливалась в другие водные пути в регионе.

В 2009 году в Окаванго начались рекордные наводнения. «Мы впервые увидели сильное наводнение в озере Нгами несколько лет назад», — сказал Франк Эккардт из Кейптаунского университета. «С 2009 года мы наблюдаем наводнения в реке Ботети, а также в озере Хау, к юго-востоку от дельты Окаванго».

Спутниковые изображения ниже были получены спектрорадиометром среднего разрешения (MODIS) на спутнике НАСА Aqua 28 апреля 2012 года. На первом изображении используется комбинация видимого и инфракрасного света, чтобы лучше различать воду и сушу. Вода темно-синего цвета, растительность ярко-зеленая, а голая земля — ​​землистого. На снимках видно не только обилие, но и раннюю воду: потоки прибыли в Окаванго Детла намного раньше запланированного срока (обычно в июле), а дельта разливается через край.

Область, обведенная белым выше, показана на следующем крупном плане канала Савути и болота, которые были показаны на нашем изображении дня.Впечатляющее при хорошем поливе болото на самом деле представляет собой лишь небольшую часть большой сети рек и бассейнов.

«У нас совпало самое сильное в истории наводнение на реке Куандо и наводнение на реке Окаванго, протекавшее через канал Селинда, — впервые я видел это задокументировано», — сказал Гвидо ван Лангенхове из Гидрологической службы Намибии. «Объединенные воды затем повторно активировали реку Линьянти, которая высыхала с 1982 года, и достигла разливов / заводей реки Замбези через реку Чобе (озеро Лиамбези). «Более влажные условия наблюдались в проливе Букало в 2011 году.

Ван Лангенхов объясняет, что вода также начала течь через канал Савути в депрессию Мабабе, бассейн в форме сердца размером 50 на 90 километров (30 на 60 миль), в который обычно поступает мало воды.

Узкая полоса земли, выступающая от Намибии на восток, известна как Полоса Каприви. Пойма Замбези находится в самой восточной части этой полосы, и до 2009 года в этом регионе произошло наводнение.

Список литературы

Берроу, С.Л., Томас, Д.С.Г. (2008) Позднечетвертичные колебания уровня озера во впадине Мабабе: палеозериды Среднего Калахари и роль притоков Замбези. Четвертичное исследование , 69 (3), 388-403.

Okavango-Delta.net. Информация о дельте Окаванго. По состоянию на 4 июня 2012 г.

Эта запись была опубликована в среду, 6 июня 2012 г. , в 1:23 и находится в разделе «Без категории».Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через канал RSS 2.0. И комментарии и запросы в настоящий момент закрыты.

Сколько аллигаторов вы видите на этой фотографии болота Джорджии?

Можете ли вы найти аллигаторов на этой фотографии болота Джорджии? Оказывается, темная вода — прекрасная маскировка для рептилий, когда они охотятся.Морская пристройка УГА и прибрежная экологическая лаборатория Джорджии Си Грант фото

Захватывающая фотография, сделанная в болоте Окефеноки в штате Джорджия, доказывает, что аллигаторы иногда могут обмануть даже экспертов.

Снимок, сделанный прошлой зимой, был опубликован в Facebook в начале этого месяца Лабораторией прибрежной экологии Джорджии, которая предлагала людям в социальных сетях проверить свои навыки.

«Темная вода может затруднить обнаружение аллигаторов, поскольку их темная шкура сливается с черной водой», — написали в лаборатории.«На фоне черной воды прячутся три молодых аллигатора. Сможешь найти их все? »

Лаборатория дала людям неделю на их поиски. Однако многие видели только одного аллигатора — сидящего по шею в воде и смотрящего в камеру следа.

Но потом случилось непредвиденное. Один парень поклялся, что видел четырех аллигаторов, обошел их и разместил фотографию на странице лаборатории в Facebook.

Он был прав.

«На этой фотографии наверняка изображены четыре аллигатора», — ответили в лаборатории.«Спасибо, что сообщили нам, что мы пропустили один. … Это просто показывает, насколько хорош на самом деле # камуфляж аллигатора «.

Отсутствие аллигатора в любом болоте опасно, но Окефеноки площадью 438 000 акров — это далеко не средний показатель, сообщает Служба охраны рыболовства и дикой природы США.

Это самое большое болото с черной водой на континенте: 7000-летнее «торфяное болото внутри огромной чашеобразной впадины, которая когда-то была частью дна океана». Здесь обитает бесчисленное количество ядовитых змей (ватник и гремучая змея), кусающих насекомых и даже хищных растений.

Еще есть аллигаторы. В Окефеноки обитает примерно от 10 000 до 13 000 аллигаторов (по данным гидов-шерпов), и они прекрасно растворяются в воде, сильно загрязненной гниющей растительностью.

Биологи дикой природы считают, что самый старый в болоте — это аллигатор по имени Сьюзи, которому от 60 до 80 лет, согласно сообщению в Facebook от 1 марта. «У нее нет правого глаза, и у нее есть выпуклость на левой стороне живота, из-за которой она кренится в одну сторону, когда плавает», — написали в лаборатории.

Лаборатория прибрежной экологии, входящая в состав Университета Джорджии, работает над исследованием аллигаторов, которое включает установку на них спутниковых меток для отслеживания. В декабре представители лаборатории сообщили, что самый большой аллигатор в исследовании составляет 11 футов 5 дюймов и весит более 400 фунтов.

Лаборатория окружила четырех аллигаторов: красный для трех аллигаторов, которых он увидел, и желтый для одного, найденного комментатором в Facebook. Лаборатория прибрежной экологии фото

Изначально эта статья была опубликована 16 марта 2021 г. в 11:03.

Истории, связанные с Macon Telegraph

Марк Прайс был репортером The Charlotte Observer с 1991 года, освещая темы, включая школы, преступность, иммиграцию, проблемы ЛГБТК, бездомность и некоммерческие организации. Он окончил Мемфисский университет по специальностям журналистика и история искусства, а также геология.

Фотопутешествие по болотам Луизианы

Мэри Энн Андерсон

В дальних уголках южной Луизианы, где земля является плоской на уровне моря, иногда трудно определить точку слияния, в которой встречаются вода и небо. Горизонт объединяет их в гобелен цветов — преобладают глубокий синий, зеленый, серебристый и золотой — и настолько богато соткан, что вы не можете сказать, где один начинается, а другой заканчивается. Вода является источником жизненной силы этой части штата Байю, и весь ландшафт изрезан каналами и ручьями, болотами и ручьями, соединенными между собой зелеными лесами из испанской покрытой мхом сосны, дуба, тупело и кипариса, которые определяют этот участок. дельты реки Миссисипи.

Мэри Энн Андерсон

Именно здесь, в болоте Манчак, примерно в часе езды от центра Нового Орлеана, есть дикая природа за пределами дикой жизни города. И к тому же это невероятная дикая природа с множеством тварей, существ и птиц, живущих и процветающих среди водно-болотных угодий, прерий и глубин этой части штата.

Совершая путешествие по болоту исключительно на лодке с Cajun Pride Swamp Tours в ЛаПласе в округе Сент-Джон, прямо в этом сладком месте проселочных дорог между Новым Орлеаном и Батон-Руж, капитан Том Биллиотт ведет небольшую группу гостей. завораживающее путешествие по природе.

Мэри Энн Андерсон

«У болота нет расписания или меню», — говорит капитан, умело отводя лодку от причала, а затем через воду цвета цикория, заросшую луизианским кипарисом.«Мы просто посмотрим, что сможем найти».

Billiott — это каджун насквозь. Он возглавляет туры по болоту уже несколько десятилетий, но в каждом путешествии по болотам и болотам он, вероятно, так же воодушевлен и взволнован разговорами о болоте, как и в свой первый день много лет назад.

Иногда приходится напрягаться, чтобы понять его уникальный диалект, который представляет собой смесь песен и каджунского и французского языков. Его «то» становится «дат», и, как и у большинства южан, его «r» испаряется и становится «h», таким образом меняя такие слова, как «погода», на «weathuh».Он называет дам в своем болотном путешествии «cher», что сокращенно от французского «cheri», а джентльмены становятся «beau».

Спросите Биллиотта, чем отличается залив от канала, и он просто скажет вам, что заливы — это естественные водные пути, а каналы созданы руками человека. Он говорит, что на юге Луизианы есть болота, и один гость указал: «Здесь есть болота, болота, болота и еще больше болот, чем я мог себе представить».

Мэри Энн Андерсон

Биллиотт настолько хорошо осведомлен о флоре и фауне болота, что может отличить отдельных аллигаторов по их шрамам, чешуе, размеру и другим отличительным признакам. Под самым голубым небом, усеянным тонкими утренними облаками, он указывает на взлетающую цаплю, грациозную и безмятежную, а затем на стебель молочая, нежного желтого цветка, который привлекает бабочек-монархов.Ворона осторожно наблюдает за лодкой, прежде чем улететь вглубь леса. Еще до того, как день закончился, мы видим енотов и белохвостых оленей, поросли темно-красных кардиналов, летящих в лесах, черепах и даже пару змей. Выдры и нутрия, крупный грызун, известный как речная крыса, тоже обитают на болотах, но в этот день им удается оставаться вне поля зрения.

Мы проезжаем мимо аллигаторов, их много, в естественном амфитеатре болота. Здесь почти никто не называет их аллигаторами, может быть, потому, что на произнесение лишних двух слогов уходит слишком много времени.Пока лодка тихо, почти незаметно скользит по воде, сделанной почти черной из-за выщелачивания танинов из разлагающейся растительности, аллигаторы не обращают на нас внимания, пока они пробиваются сквозь пышную листву болота.

Мэри Энн Андерсон

Когда мы останавливаемся на мгновение, Биллиотт залезает в ящик, похожий на небольшой холодильник, и достает аллигатора, больше, чем детеныш, но намного меньше, чем большие быки, которые загорают на илистых берегах залива.Рот миниатюрного аллигатора заклеен изолентой, чтобы он не мог жевать руки или пальцы Биллиотта или гостя.

Мэри Энн Андерсон

«Мы держим их до тех пор, пока они не станут слишком злыми и слишком большими», — говорит он, когда мои товарищи по лодке охают и охают на маленького мерзавца, чей вид является самым известным нечеловеческим жителем Луизианы.

Мэри Энн Андерсон

Некоторые говорят, что, по общему мнению, в Луизиане аллигаторов больше, чем людей, но любопытство взяло верх, и я посмотрел цифры. Человеческое население стремительно приближается к отметке в 5 миллионов человек, в то время как по оценкам Департамента дикой природы и рыболовства Луизианы 2 миллиона диких аллигаторов бродят по штату, а еще 300 000 живут на фермах аллигаторов.

Мэри Энн Андерсон

Это много аллигаторов, огромное их количество, и все они живут среди заливов, болот, озер, каналов, ручьев, рек и, ну, везде, где есть вода. Аллигатор, первобытный боевой корабль рептилий без известных врагов, кроме мужчины (или женщины) с ружьем, может быть жестоким. Встаньте у них на пути, возможно, подойдя слишком близко к гнезду мамы, и они могут навредить вам и, как известно, стали гибелью многих, их мощные челюсти не подходят ни человеку, ни зверю.

Мэри Энн Андерсон

Люди едят аллигатора? да. Некоторые делают, смельчаки, но я не из этого числа. Предположительно, мясо аллигатора на вкус что-то среднее между курицей и свининой, так что давайте назовем это свининой курицей.Биллиотт говорит, что в некоторых регионах Луизианы вы можете пойти в магазин и попросить только хвостик, и мясник сразу поймет, что вам нужен хвост аллигатора.

Мэри Энн Андерсон

Еще одно любимое местное блюдо — раки.Некоторые называют их раками, раками или грязевиками. Неважно, это одно и то же существо, которое в значительной степени похоже на маленького лобстера, если не считать того, как оно написано. Кроме того, есть пресноводная рыба, крабы, креветки и морская рыба из Мексиканского залива, примерно в ста милях вниз по течению от Нового Орлеана.

Мэри Энн Андерсон

Это была захватывающая поездка по болоту, и когда тур заканчивается, и наша группа готовится к короткой поездке обратно в Новый Орлеан и в рестораны, чтобы отведать местную еду, о которой рассказал нам Биллиотт, капитан своим лирическим голосом: прощается с нами, когда мы оставляем нашу прогулку в стиле Каджун на дикой стороне.

Снимок, сделанный в Святилище Штопор, получил международное признание

COLLIER COUNTY

Святилище Штопор-Болото — рай для дикой природы и камеры Mac Stone.

«Я просто влюбился в него», — сказал Стоун, исследователь и фотограф National Geographic.

Теперь работы Стоуна привлекают международное внимание, поскольку Музей естественной истории в Лондоне выбрал одну из его фотографий для своей ежегодной выставки «Фотограф года».

Изображение, выбранное для этой награды, называется «Приходите на вершину».

Это фотография, сделанная в октябре 2020 года с использованием фотоловушки — системы, в которой используются инфракрасные датчики для обнаружения движения или тепла, чтобы затвор камеры срабатывал.

На нем запечатлен момент, когда енот пробегает по видоискателю с новорожденным во рту, окруженный водой.

«Через три недели после того, как была сделана эта фотография, дерево упало на камеру, погрузилось в воду и разрушило ее», — сказал Стоун. «Но изображения сохранились».

Фотография енота

Stone показывает трудности выживания в болоте.

«Они замечательные создания, и они такие умные. Они такие способные и такие трудолюбивые, — сказал Стоун.«Я просто подумал, что это такой приятный момент, не только для того, чтобы показать, насколько тяжелая жизнь в болоте, но также и насколько стойкими и как эти мамы пройдут через все, чтобы защитить своих младенцев».

Директор по исследованиям Шон Клем из Одубонского святилища «Болото штопора» помог Стоуну расшифровать изображение.

«Я думаю, что уровень воды снова поднимается, и эти четыре дюйма дождя в конце сезона дождей застали эту семью врасплох. И тогда вы знаете, что им пришлось перемещать этих младенцев, — сказал Клем.

Стоун сказал, что он очень рад, что фотография была выбрана для выставки.

«Никогда не знаешь, как все пойдет, — сказал Стоун.

Stone призывает всех познакомиться с природными красотами Юго-Западной Флориды.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.