Охота на кита чукчи видео: Охота на кита – трейлеры, даты премьер – КиноПоиск

Содержание

Чукотка: охота на китов — sib.fm

Фотограф Андрей Шапран, работающий над проектом «Крайние земли» о жизни в отдалённых уголках нашей необъятной страны, уже почти полгода живёт на Чукотке — снимает зверобоев, оленеводов, выходит в море с китобоями и кочует по тундре. Сиб.фм публикует его репортаж с северо-восточного побережья Чукотки, сделанный в одной из предыдущих поездок — о китобоях и о том, почему этот промысел необходим для выживания коренных жителей полуострова.

Стрелы, копья и гарпуны были изобретены в конце каменного века. Пятнадцать тысяч лет это оружие доминировало в истории человечества, а чукчи используют его при охоте на морских зверей до сих пор. Они говорят, что с этим древним способом не может конкурировать даже огнестрельное оружие.

Животный мир Чукотки представлен 64 видами млекопитающих. Некоторые из них всегда были объектами охоты чукчей: кит, морж, нерпа, тюлень. Киты — мигрирующие млекопитающие. Их добыча запрещена законом, но для северных народов сделано исключение.

Охота на китов для них — не приключение, а порой единственный шанс выжить.

Охотиться на китов сегодня стало сложнее: животных добывают с помощью переданных по линии гуманитарной помощи американских ружей — даттенганов. Боеприпасов к оружию практически не осталось — их берегут для охоты на больших гренландских китов, которые проходят в этих местах глубокой осенью. Серых китов расстреливают, вставляя в ружья металлические самодельные болванки. Добыча кита с таким оружием усложняется, поскольку только точное попадание гарантирует быстрое окончание охоты.

Один охотник рассказывал:
было время, когда чукчи забыли, как добывать китов.

Долгое время их добывали одни китобойные суда. Они привозили китов к берегу, и чукчи занимались только разделкой исполинских туш. Пришло время — и чукчам вновь пришлось взять в руки оружие и стать охотниками.

Утром, в районе шести часов, в залив зашли киты, охотники на берегу заметили их в бинокли. Но охоты сегодня всё-таки не будет.

Разговаривал накануне на берегу с одним охотником, Геннадием — чукча срезал мясо с головы убитого серого кита и бросал в пластиковое ведро, стоявшее тут же у ног.

— Это мясо для моих собак, — пояснил он.

Накануне охотники добыли одного серого кита. Серые киты наиболее драчливые, так про них говорят охотники: они могут забодать головой лодку с охотниками и даже перевернуть её.

Дважды киты нападали на их лодку. Один раз раненый кит поднырнул под них и ударил в днище лодки головой. Чукча взмахнул руками и показал, как охотники вылетали из лодки.

— Второй раз, — сказал охотник, — я замочил только голову, но из лодки не выпал, она не успела перевернуться.

— Теперь, — добавил охотник, — страшно выходить в море.

Но он всё равно продолжает охотиться. Надо кормить семью и кормиться самому.

Здесь, на морском промысле, по его словам, охотники получают до 500 долларов в сезон. Зимой, когда животных не так много, таких денег нет.

Охотник признался: год назад устроился сторожем в посёлке и ушёл из морского промысла.
Но море оказалось сильнее, и он вернулся.

На берегу — около 10 байдар из моржовых шкур. Охотники говорят, что сделать их — большой труд. Поэтому и стоимость таких лодок достигает семи тысяч долларов. Служат они при этом всего три-четыре года. Деревянный каркас остаётся прежним, а покрытие, моржовую шкуру, меняют на новую. На одну байдару уходит две шкуры моржа.

Сегодня на байдарах в посёлке на охоту никто не ходит. Они были сделаны специально к спортивному празднику, ежегодно устраиваемому на Чукотском побережье. Мои новые знакомые охотники не первый год подряд становятся победителями на таких соревнованиях. Один из молодых людей с гордостью показывает мозоли на руках.

Выигрывать в честном поединке здесь до сих пор считается престижным занятием.


Зимняя «Берингия», традиционная камчатская гонка на собачьих упряжках, проводится с 1990 года. Протяжённость маршрута «Берингии 2017» составляет 1 500 км

Победители, кроме того, как правило, получают подарки от организаторов соревнований. Охотников такое поощрение только стимулирует.

Часть байдар принадлежит местным жителям. Одну — «американку» — делали по заказу американского путешественника. Американец собирался проплыть Берингов пролив и добраться до Аляски на байдаре, по каким-то причинам осуществить этот замысел путешественнику-экстремалу не удалось. Байдару вернули в посёлок. Две другие лодки сделаны были специально по заказу охотников из посёлка Чаплина. Их изготовили к летним чукотским соревнованиям — «Берингии». Но местные охотники говорят, что на этих лодках трудно было победить — делали их по чертежам чаплинских охотников. Байдары получились чересчур широкие и тяжёлые. Охотники говорят, есть несколько секретов при изготовлении подобных лодок. Только тогда они будут быстро ходить на море.

Были времена, когда и в этом посёлке охотники ходили в море на подобных байдарах. Они легки в управлении, в случае повреждения на охоте — шкуру легко пробивают своими бивнями взрослые моржи, — легко латаются подручными средствами.

651 человек проживает в Уэлене — самом восточном обжитом населённом пункте России и вообще Евразии

Потом охотники пересели на деревянные вельботы. Позже вельботы заменили лёгкие лодки, казанки и амуры. На смену последним стали привозить американские лодки. До Аляски здесь, на северо-восточном побережье, рукой подать: из соседнего посёлка Уэлена — немногим более 60 километров. Американские лодки тяжелы, устойчивы на волне, и охота на китов на таких лодках более безопасна.

Здесь, в посёлке, с причала номер 26 они ведут наблюдение за морем и китами. Серые киты заходят кормиться в этот залив. Здесь их и стараются добывать.

Голова добытого кита достаётся тому охотнику, который первым загарпунил в море кита. Это правило.

У каждого местного жителя в этом посёлке — своя упряжка собак. Зимой и особенно весной — в тундре и во льдах, среди торосов — чукчи выходят на охоту почти только на собаках. Они просты в управлении, неприхотливы и легко передвигаются среди торосов.

В совхозной конторе — охотник по имени Алексей Оттой:

— В этот раз вы неудачно к нам попали. Завтра у нас день выдачи зарплаты, работать до понедельника никто из охотников теперь не будет, — честно предупредил он.

Спрашиваю: «А потом выйти в море на охоту смогу?»

Твёрдого ответа я так и не услышал. Здесь не принято много обещать.

Охотники говорят, что чукчи в море поодиночке в море не ходят. Тогда море может забрать одинокого человека.

Накануне охотники привезли на берег добытого кита. Говорят, двое охотников попали гарпунами в кита одновременно. Кит ушёл далеко в море. Два часа возвращались в посёлок. Три лодки буксировали добытого кита. Два бульдозера, напрягаясь и взрывая гусеницами прибрежный песок, вытащили тушу на берег. Ощущение праздника на берегу. Кита тут же разделывали, уносили в вёдрах, увозили в детских тазах на тележках, взвешивали.

Спросил: мясо местным жителям продают?

Ответили: колхозникам отдают под запись. Потом будут вычитать из зарплаты.

Последним на берег спустился дедушка Аноль. Отрезал кусок печени острым длинным ножом, подошёл, опираясь на костыли, к воде. Прополоскал мясо в море, подошёл к китовому хвосту, одиноко лежащему на берегу.

В прежние времена это было традицией — морские животные, добытые на охоте, делились среди всех местных жителей по потребностям.

Это было единственным и едва ли не главным условием выживания чукчей и эскимосов в крайних условиях севера и постоянного холода.

И сегодня традиция на побережье сохранилась. Каждый может прийти на берег и отрезать свою часть общей добычи. За неё люди должны будут рассчитаться. Но оплату скорей можно назвать символической.

Чукчи сами себя никогда не называют зверобоями. Такое название им дали русские, возможно, я точно не знаю. Сами себя они называют только охотниками. И в посёлке услышать можно только: «Пошли на охоту».

У чукчей — так принято — никогда не услышишь прямого ответа. Их ответ почти во всех случаях: «Не знаю». Почему так? Я тоже не знаю. И не получил ответ на этот вопрос даже спустя два месяца жизни в посёлке охотников и оленеводов.

Больше часа мы шли из посёлка вдоль берега на лодках. Почему не напрямую? Слишком сильный ветер, и нас просто зальёт в море водой.

Северо-восточный ветер — один из самых неприятных в этой местности. Любой ветер неприятный. Тепло быстро испаряется. Чукчи говорят, что зимой только южный ветер сгоняет в одну массу прибрежный лёд и уплотняет его. Тогда легче охотиться на льдах.

Сегодня лодки пошли в направлении пролива. Густой туман. Скоро кроме серой морской воды вокруг ничего нельзя было разглядеть.

Первого кита мы заметили минут через сорок после начала охоты. Пара неудачных бросков гарпуна — и этого кита охотники потеряли навсегда. Кит ушёл. На втором ките первый метко брошенный гарпун не задержался. Охотники в таких случаях говорят — кит сорвал гарпун.

Этого второго кита чукчи преследовали два часа.

Кит уходил всё дальше в море, загарпуненный и увешанный разноцветными пластиковыми шарами — пыр-пыр — он был похож на новогоднее живое украшение.

Ощущение праздника и трагедии одновременно.

В обед охота закончилась. По GPS расстояние, отделявшее лодки от берега, составляло почти 24 километра. Значит, обратной дороги — около пяти часов. И бензина на нашей лодке сегодня точно не хватит.

Рассказывал охотник из северного заполярного посёлка Инчоуна, Иван: когда охотники добывают самку кита, забирают сразу две жизни.

Рассказывал оленевод: олени на севере отличаются от оленей, пасущихся на юге Чукотки, так же как оленеводы отличаются от охотников на морского зверя. Поставьте рядом двух человек — оленевода и охотника — сразу поймёте, кто чем занимается. «Оленеводы всегда худые», — добавил чукча.

Дырявый кит — кит, которого расстреляли из даттенгана.

Рассказывали: на Чукотке до 92-го года было 12 китобойных хозяйств. Сейчас — 22. Существовала бесплатная раздача китового мяса.

Вечером на мысе:

— Охотники с моря вернулись?

— Да, вернулись.

— Кита привезли?

— Нет. Говорят, в море потеряли…

Потеряли или нет, охотники теперь не говорят. Но то, что вернулись с моря пустые — это факт. Оттой сказал, штормует сильно.

Спросил: завтра пойдут на охоту или нет? Оттой ответил: «Приходи на берег к семи утра».

Четвёртое сентября. Семь утра. На побережье охотник Оттой: «Зачем ты пришёл? Погода из-за тебя испортилась!»

— А уйду? Будет хорошая?
— Будет хорошая. Так всегда бывает…

Точно знаю: Оттой не шутит. Светит осеннее солнце, но ветер поднял волну на море. Оттой говорит, что никуда охотники не поедут. Остальные говорят то же самое. Чукчи не научились обманывать, но научились скрывать свои мысли. Может быть, они скрывали их всегда. Точно не знаю. Но распространённый ответ здесь, на побережье Берингова моря: я не знаю. Словно песня.

Разворачиваюсь и ухожу с побережья.

Охотники в море всё-таки уходят.

Серый кит — ръев. Гренландский кит — гитив. Так их здесь называют по-чукотски.

Первого, небольшого серого кита охотники добыли буквально за считаные минуты. Оттой сказал, что кит сам поднырнул под их лодку и с первого броска кита загарпунили. Второго, большого, гоняли по заливу часа два. Кит был большой и нырял, уходил под водой далеко от преследователей. В конце концов кита потеряли.

Нашли — по фонтану — другого. При этом охотник на нашей лодке заметил: ещё один «спортсмен». «Спортсмена» тоже бросили.


1864 год — последнее сообщение о выброшенном на берег сером ките подвида Eschrichtius robustus gibbosus. Этот подвид был полностью истреблён в результате неконтролируемого промысла

Солнце садилось. От берега охотники ушли на приличное расстояние. Последнего кита нашли на обратной дороге в посёлок. День, похоже, был «спортивный». Кита в конце концов оставили в покое и на самом закате вытащили лодки на песчаный пляж. Погода в море штормовая. Лодка по конструкции — плоскодонка. Внутри водяной душ. Привыкнуть невозможно.

Три дня назад. Ночной посёлок, освещённая тревожного света фонарями улица. Деревянные двухэтажные побитые ветрами и непогодой дома. Из-за поворота бульдозер протащил голову серого кита и скрылся в одном из дворов. Словно в мистическом триллере.

Спросил у охотника: во сколько утром надо быть на берегу? Ответил: в четыре-пять утра. Добавил: как правило, кто первый выходит в море, тот первым и добывает животное.

Последний день охоты. Моей охоты. Завтра я уже уезжаю.

Кита добыли к обеду. Загарпунили. Кит был большим. «Слишком большой», — сказал охотник в нашей лодке. На обратном пути — новый фонтан в море. Добытого кита охотники не сговариваясь бросили, и началась новая погоня за свежим китом. Догнать не смогли. «Спортсмен», — опять сказали охотники, вернулись и снова впряглись в общую упряжь. Три лодки и огромный кит на буксире.

Добытого кита притащили к берегу уже в сумерках. Пока разделывали, над горизонтом чуть выше гор взошла полная белая луна. С высоты птичьего полёта — безмолвное северное побережье, синие в сумерках горы, люди и собаки на песчаном пляже и ободранная белая туша кита.

Дед Пикуль стоял рядом со мной на разделке кита на побережье и словно перед кем-то оправдывался:

«Пришёл, мясо надо взять. В тундре хорошо, в тундре я хозяин, всегда сытый. В посёлке — нет».

Сегодня ветер, солнце над горизонтом и штормовые волны по всему заливу. Охоты, видимо, не будет. Шторм только начинается. Чукчи затащили лодки выше, на песчаный откос. Ждут большой волны. Добытых накануне четырёх китов закончили разделывать только к двенадцати часам ночи. Солнце садится всё быстрее и всё ниже поднимается над горизонтом. Заполярье отсюда совсем близко.

Один охотник сказал: море летом забирает наше тепло, зимой — забирает холод. Охотники говорят, что на побережье не бывает больших холодов. Только пурга. И ветер. Иногда кажется, что ветер на Чукотке дуть может бесконечно долго.

— Ты глаза кита видел? — спросил меня Оттой.

— Нет. Близко на охоте не подходили. А вы видели?

— Да.

— Что в них?

— Страдание.

ЧУКЧИ::Новости::Портал о дружбе народов «ВСЕ МЫ

05.08.2021

ЧУКЧИ (самоназвание лыгъоравэтлъан в пер. «настоящие люди») – коренной народ крайнего северо-востока Азии.

По данным переписи населения в 2010 году число чукчей составило 15908 человек, в Самарской области – 4 представителя этого народа.

Народ чукчи занимает огромную территорию от Северного Ледовитого океана до реки Анюй и Анадырь и от Берингова моря до реки Индигирки. Основная часть населения проживает на Чукотке и в Чукотском автономном округе. Чукчи делятся на оленных (чаучу) – тундровых кочевых оленеводов и приморских, береговых (анкалын) – оседлых охотников на морских зверей, которые часто живут совместно с эскимосами. Есть и чукчи собаководы.

Чукотский язык по своему происхождению относится к чукотско-камчатской языковой семье и входит в состав палеоазиатских языков.

Чукчи относятся к смешанному типу, который в общем является монголоидным, но с отличиями. Разрез глаз чаще горизонтальный, чем косой, лицо бронзового оттенка, скулы несильно широкие.

Чукчи первоначально охотились на северного оленя, постепенно они одомашнили этих животных и начали заниматься оленеводством. Олени дают чукчам мясо для пищи, шкуру для жилища и одежды, являются для них транспортом. Чукчи, которые живут у берегов рек и морей, занимаются охотой на морских обитателей. Для охоты чукчи использовали гарпуны с поплавком, ременные сети и копье. Рыболовство развито не у всех чукчей. Женщины с детьми собирают съедобные растения, мох и ягоды.

Легкие сани чукчей сохранились в первобытном виде, они оснащены подпорками дугообразной формы. Запрягают в них оленей или собак. Чукчи, жившие у моря, для охоты и передвижения по воде издавна использовали байдарки.

Чукчи проживают стойбищами, в которые входит 2 или 3 дома. Когда еда для оленей заканчивается, они перекочевывыют в другое место. Основное жилище – ярангами. Это шатер больших размеров, неправильной многоугольной формы. Покрывают ярангу полотнищами из шкур оленей мехом наружу. Свод жилища опирается на 3 шеста, которые расположены в центре. К покрову и столбам шалаша привязывают камни, что обеспечивает устойчивость напору ветра. С пола ярангу наглухо заделывают. Внутри шалаша посередине расположено огнище, которое окружено санями, загруженными различными принадлежностями для хозяйства. Отапливают чукчи свое жилье жировой лампой из глины, дерева или камня, где и готовят пищу.

Основа питания этого народа – отварное мясо кита, тюленя или оленя. Мясо употребляется в пищу и в сыро-замороженном виде, едят чукчи внутренности животных и кровь. Также, чукчи едят моллюсков и растительную пищу: кора и листья ивы; щавель; морская капуста; ягоды. Из напитков представители народа отвары из трав, похожие на чай.

Одежда чукчей шьется из меха подросшего осеннего теленка (детеныша оленей). В повседневной жизни одежда взрослого чукчи состоит из следующих элементов: двойная меховая рубаха, двойные меховые штаны, короткие меховые чулки, меховые невысокие сапоги, двойная шапка в виде женского капора. Женская одежда состоит из цельных сшитых двойных штанов с низко вырезанным корсажем, который стягивается в области талии. Вся внутренняя одежда надевается на тело мехом внутрь, верхняя одежа – мехом наружу. Таким образом, оба типа одежды плотно прилегают друг к другу и образуют непроницаемую защиту от мороза.

Чукчи по своему верованию являются анимистами. Они обоготворяют и персонифицируют явления природы и ее области, воду, огонь, лес, животных: оленя, медведя и ворону, небесные тела: луну, солнце и звезды. Создателем мира они считали Ворона по имени Куркыль, который сотворил все на Земле и научил всему людей. Все, что есть в космосе сотворили северные животные.

У каждой семьи чукчей есть свои семейные святыни: наследственный снаряд для добычи священного огня методом трения и используемый по праздникам; семейный бубен; связки деревянных сучков «отстранителей несчастий»; деревяшки с изображениями предков.

 

Интересный факт:

Чукотские умельцы делают свои лодки из оленьих шкур (штук 5 на одну) без единого гвоздя, клея и прочих вспомогательных вещей. На них в прошлых веках чукчи спокойно добирались до Аляски и Канады.




Przekrój (Польша): понять чукчей | Общество | ИноСМИ

2020-06-07T08:12:00+03:00

2020-06-07T08:12:04+03:00

2020-06-07T08:12:00+03:00

2020

https://inosmi.ru/social/20200607/247530313.html

Przekrój (Польша): понять чукчей

Общество

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/terms/terms_of_use.html

https://россиясегодня.рф

Не знаю, откуда это взялось, но меня всегда завораживала Россия, но не ее фешенебельное обличье, то есть Москва и Петербург, а те районы и места, которые остаются неизученными,… ИНОСМИ, 07.06.2020

общество, европа, польша, польский, россия, чукотка, традиции, апокалипсис, чукчи, самосознание, быт, кит

https://cdn2.img.inosmi.ru/images/24756/66/247566695.jpg

1200

630

true

https://cdn2.img.inosmi.ru/images/24756/66/247566695.jpg

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/24756/66/247566660.jpg

2706

2048

true

https://cdn1.img.inosmi.ru/images/24756/66/247566660.jpg

https://inosmi.ru/social/20191020/246065734.html

https://inosmi.ru/social/20190720/245477543.html

https://inosmi.ru/russia/20150902/230036101.html

https://inosmi.ru/ecology/20110318/167466476.html

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

ИноСМИ — Все, что достойно перевода

7 495 645-37-00

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://россиясегодня.рф/awards/

Интервью с Мачеем Цуске (Maciej Cuske) — режиссером, сценаристом и оператором документальных фильмов, снявшим на Чукотке ленту «Кит из села Лорино», премьера которой состоится в рамках 60-го Краковского кинофестиваля.

Przekrój: Полтора десятка лет назад вы изучили маршрут знаменитой электрички из Москвы в Петушки, а сейчас вас занесло к Берингову проливу, на Чукотку, в самый удаленный регион СССР и одно из наиболее недоступных мест на земле с тяжелейшими условиями жизни. Вас явно тянет на восток.

Мачей Цуске: Не знаю, откуда это взялось, но меня всегда завораживала Россия, но не ее фешенебельное обличье, то есть Москва и Петербург, а те районы и места, которые остаются неизученными, неисследованными. Я люблю российское приграничье, рубежи, позволяющие взглянуть на это огромное государство сбоку, с необычной перспективы, из которой порой можно больше увидеть. Мне несколько раз удалось воплотить мечту о такой поездке, но как только у меня появляется возможность, я забираюсь в эту странную, загадочную страну все дальше, ищу редко посещаемые места, которые не входят в списки рекомендаций турбюро.

С Чукоткой все началось с нескольких фотографий. Однажды лет десять назад мне попались снимки из одного маленького поселка на берегу моря. Я увидел крайнюю нищету, мороз, людей, живущих в засыпанных снегом деревянных избушках. Эти картины не давали покоя. Я размышлял, что может склонить человека там обосноваться? Чем он там занимается? Как выглядит его день? Самое большое впечатление произвела на меня фотография мужчины, который, стоя на пустынном берегу холодного моря, отрезал мясо от туши огромного кита. В этом было нечто символическое, что затронуло в моей душе какие-то струны.

— Что вы имеете в виду?

— Кит для меня — символ начала жизни на Земле. Это древнейшее млекопитающее, прожившее миллионы лет, не меняясь, в каком-то смысле мифическое существо, синоним вымирающей природы, которая в любой момент может уйти в прошлое. И еще есть чукчи: вымирающий северный народ, который тоже может в любой момент исчезнуть в результате исторических перемен. Я осознал, что смотрю на два тесно связанных друг с другом, а при этом балансирующих на грани жизни и смерти мира, что, возможно, это последние движения, которые им суждено совершить.

The Economist
Die Welt
Delfi.lt
AFP

— Как выглядит древняя чукотская традиция охоты на китов?

— Следовало бы начать рассказ с происхождения чукчей. Это один из самых древних сибирских народов, корни которого, как говорят источники, уходят на несколько тысяч лет в прошлое. Изначально они вели кочевой образ жизни в глубине материка, где они охотились на диких северных оленей. Потом часть племен переместилась к побережью и поселилась там. Они впитали культуру эскимосских народов и переняли их образ жизни, опорой которого в значительной степени была охота на морских млекопитающих: тюленей, моржей, белух, китов. Ловля последних превратилась в ритуал, церемонию, которая сплачивала живущих на берегу моря людей. Это самое опасное занятие, но оно позволяет добыть больше всего пищи, а ритуалы были призваны задобрить природу, получить ее покровительство.

— Ваш фильм начинается с легенды о слиянии людей и животных, которых сближает единство их природы. Шаманизму и культу животных на Чукотке несколько тысяч лет.

— Это был чукотский вариант истории возникновения мира, в которую когда-то верили эскимосы. Легенда гласит, что первым человеком была женщина по имени Нау. Она жила одна, под звездами, пока на берегу не появился кит. Он влюбился в девушку и превратился в мужчину, от этой любви родились дети: первые были китами, а следующие — людьми, и все они жили дружно, как одна семья.

В каком-то поколении брат-человек поднял руку на брата-кита и убил его. Зло родилось из-за предательства и братоубийства, на Земле наступила эпоха голода и страданий. Любопытно, что эту легенду рассказала мне пожилая эскимоска, родившаяся в поселке Наукан. Никто, конечно, не сможет этого подтвердить, но мне хочется верить, что именно там жила мать всех людей Нау.

— На примере этой легенды видно, что когда-то люди умели относиться к животным с должным уважением. Интересно, много ли подобных историй там сохранилось?

— Это единственная сохранившаяся целиком чукотская легенда, которую мне довелось услышать, последний реликт того девственного мира. С 1930-х годов на этих территориях начали внедрять программу по насаждению советской модели жизни. Сталин жестоко расправился с национальным наследием чукчей, перевернув всю структуру их мира. В начале 1950-х на Чукотке (по площади она в два с половиной раза больше Польши) появилась добывающая промышленность, туда стали стекаться жители других частей СССР, чукчи быстро превратились в национальное меньшинство, граждан второго сорта.

Местных шаманов истребили или отправили в лагеря, люди перестали верить в традиционных чукотских духов, в силы природы, а охотится на китов и разводить оленей начали в рамках колхозов. Этот маленький народ в одно мгновение перенесся из каменного века в цивилизацию, а заодно полностью утратил свое самосознание. Меня потрясло, что единственные «сказки», которые мне удалось услышать, повествовали об отсталых чукчах, к которым в один прекрасный день пришел Ленин или Сталин, положил конец их невежеству, а яранги из тюленьих шкур заменил деревянными избами. Еще больше меня изумили моржовые клыки, на которых в традиционной технике, имеющей тысячелетнюю историю, были, в соответствии с соцреалистическим стилем, вырезаны портреты «Великого вождя», сцены собраний, заседаний комитетов или восходящее солнце в форме звезды.

— То есть, если назвать вещи своими именами, людям запудрили мозги коммунистической идеологией, уничтожив их наследие. Какую роль в жизни современных чукчей играет призрак СССР?

— Чукотка — регион с трагической судьбой, в котором видны последствия болезненных процессов. В 1990-е годы пришла перестройка, Россия, которой после развала СССР пришлось справляться с огромными проблемами, забыла о маленьком чукотском народе, жившем у рубежей империи. Предприятия, которые занимались добычей угля, серебра, золота, никеля, олова, ртути, закрылись. Колхозы разорились, российские корабли перестали привозить продовольствие, прекратилась массовая добыча китов. Пришлое население вернулось в глубь страны, а чукчи оказались предоставлены самим себе. Наступила рецессия, этот катастрофический период продолжался 15 лет.

Местные жители рассказали мне множество ужасающих историй о том, как им приходилось жертвовать своими любимыми собаками, чтобы выжить. Дело было в том, что традиция охоты, которая выступала фундаментом жизни коренного населения и абсолютно необходимым условием выживания, разрушилась под влиянием людей с «большой земли». Все это не могло не повлечь за собой серьезных последствий.

В последние лет двадцать чукчи стараются вернуться к своим охотничьим корням и верованиям, но некоторые вещи просто невозможно вернуть. То, что возникает, напоминает, скорее, стилизацию. В свою очередь вездесущее разложение, пьянство, застой, отчаяние, которые приводят каждый год к десяткам самоубийств — это не что иное, как наследие советских времен, попыток цивилизовать чукчей. В селе Уэлен, находящемся в 30 километрах от того места, где мы снимали фильм, за пять месяцев одного года пятеро подростков младше 16 лет покончили жизнь самоубийством.

— Эти трагедии страшнее всего того, о чем рассказывается в большинстве репортажей с Крайнего Севера. Как так получилось, что коммунистическая диктатура прошлой эпохи до сих продолжает убивать людей?

© CC0 / Public Domain, Louis Choris | Перейти в фотобанкЧукотская семья перед своим домом— Ощущение потерянности и пустоты, пожалуй, появляется потому, что люди всю жизнь верили в «Коммунистический манифест» и Ленина, бюсты которого до сих пор стоят в каждом городке и поселке, а потом вождь их внезапно бросил. Я еще не видел другого такого места, которое бы избавилось от любых признаков духовности, веры в высший порядок. Я имею в виду не религиозные практики официального, упорядоченного толка, а некие знания о предках, их древних традициях, ритуалах, при помощи которых те на протяжении веков старались понять или организовать мир вокруг себя. Можно не верить в бога, но в каждой культуре, когда умирает близкий человек, устраивают погребальную церемонию с гробом или урной, чтобы умилостивить смерть, достойно попрощаться с человеком. В любом случае есть некий ритуал. Чукчи, как я увидел, об этом будто бы забыли.

— Как это?

— Когда мы были на съемках в селе Лаврентия неподалеку от Лорино, я попал в ужаснувшее меня место. У меня не хватит слов, чтобы описать картину этого жуткого опустошения. Огромный длинный полуостров, а на нем — горы металлолома, старые катера, машины, остатки от разобранных домов и фабрик, мусор, проржавевшие бочки. Свалка тянулась до самого горизонта, а на ее конце я обнаружил самое бедное кладбище, которое когда-либо видел: разваливающиеся надгробия в ржавых потеках, сломанные кресты, молодые лица на фотографиях. Я подумал, что должно быть ужасно грустно смотреть после смерти на такой унылый пейзаж. Меня поразило то, что кладбище было действующим, об этом свидетельствовали свежие цветы. Я почувствовал, что должен это снять. Получилось так, что в то время, когда мы занимались съемками, в доме, где мы жили, умер мужчина. Его нашли мертвым у реки, говорили, что он напился. В последний путь он отправился на старом огромном грузовике. Я подумал: какая жизнь, такая и смерть… Печально.

— Я где-то читал, что раньше чукчи уносили мертвого человека в тундру и оставляли там на растерзание хищникам. Вам не кажется, что разрыв коренных народов с природой приводит к катастрофическим последствиям?

— Именно так. Роковой отпечаток на жизнь чукчей наложило то, что их выгнали из тайги, закрыли в четырех стенах фабрик и колхозов, лишили связи с местом, которое можно назвать символом свободы. Я сам понял, какое это необыкновенное пространство, когда мы вместе с группой археологов отправились в глубь тундры и добрались до места, где тысячу лет назад жили люди. Я никогда в жизни не видел ничего более прекрасного и первобытного, а одновременно враждебного. Это открытая, обдуваемая ветрами местность, ближайшее дерево растет в тысяче километров. Зима может продолжаться там десять месяцев, почва оттаивает летом всего на 40 сантиметров, на ней ничего не способно расти. Кроме того, в тундре можно в любой момент наткнуться на медведя. Один даже начал внезапно бежать прямо на нас. Мы ужасно испугались, потому что в такой схватке у человека нет шансов.

— Мне представляется, что именно суровые природные условия вынуждают чукчей охотится на китов, о которых идет речь в вашем фильме. Сейчас мы считаем такое занятие одним из преступлений против планеты. Как вы на это смотрите?

— Китовая охота вызывает много вопросов этического свойства. Китам в большей степени угрожает исчезновение, чем птицам или живущим на суше животным, а их жестокое убийство противоречит идее защиты окружающей среды, гуманитарным ценностям. Но чтобы сблизиться с этими людьми, мне пришлось отринуть все предрассудки и даже собственные убеждения, попытаться понять их культуру. Чукчи — один из трех народов в мире, который имеет право законно охотиться на китов, поскольку это для них единственный источник такого большого количества пищи, необходимых витаминов.

Отлов контролируется Международной китобойной комиссией, которая позволяет в год поймать 143 серых кита и два гораздо более крупных гренландских. Чукчи могут убивать их только для собственных нужд, ради пропитания. Такую ответственную охоту, в отличие от бездумного уничтожения природы, понять можно. Без нее люди умрут от голода. Продовольствие и другие товары привозят в чукотские деревни контейнеровозами раз в год, причем в настолько скоромных количествах, что европейцу сложно себе это представить. Мы не имеем права вмешиваться в традиции чукчей и оценивать их на основе наших довольно шаблонных представлений о мире. Добавлю только, что Норвегия, развитая промышленная страна, у которой нет крайней необходимости это делать, убивает в год в два раза больше китов.

— Какие выводы вы сделали в итоге из вашей поездки на Чукотку?

— У меня есть ощущение, что пребывание на Чукотке заставило меня задуматься о конце нашей цивилизации, который кажется сейчас неотвратимым. Там люди и дикая природа ведут неравный бой не на жизнь, а на смерть. Увидев, как культура чукчей и киты уходят в прошлое, я подумал о том, что мой фильм показывает предзнаменование апокалипсиса, который, возможно, в неком отдаленном будущем наступит в глобальном масштабе. Сейчас мрачные прогнозы начали сбываться на наших глазах. Вспышка эпидемии привела к тому, что в один миг исчез прежний мир. Мы зашли слишком далеко, и если мы не остановимся, нам придется столкнуться с тем, с чем сейчас сталкиваются чукчи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Экспедиция на Чукотку — бухта Провидения и национальный парк Берингия

День 1 Прибытие в Анадырь

Вас встретят в аэропорту и отвезут в гостиницу в Анадыре. Дорога будет проходить через Анадырский лиман Берингова моря Тихого океана. 

 

В гостинице вы немного отдохнете после перелета, пообедаете, а после отправитесь на прогулку по городу. Здесь живет всего 14 тысяч человек, но это самый крупный населенный пункт Чукотки и самый восточный город России. Также для вас проведут экскурсию по краеведческому музею. Вечером вас ждет ужин и отдых в гостинице.

 

Если рейс задержат, экскурсию по городу перенесут на другой день, а в этот вы посетите только краеведческий музей.

День 2 Перелет в поселок Провидения

После завтрака вас отвезут в аэропорт Анадыря, откуда вы вылетите в поселок Провидения, расположенный на побережье одноименной бухты.

 

По прилету вы познакомитесь с сотрудниками национального парка «Беренгия» и передете в поселок. Вы будете проезжать вокруг бухты Эмма, и по дороге вам проведут краткую обзорную экскурсию, расскажут об истории поселка Провидения и быте местных жителей.

 

Вы заселитесь в общежитие техникума и пообедаете в столовой. После этого вы побываете в музее Берингийского наследия, где познакомитесь с историей освоения бухты Провидения. Бухта была открыта в 1660 году русской экспедицией Курбата Иванова. Однако после этого она еще в течение 2 веков оставалась безымянной, пока в 1848—1849 годах здесь не перезимовал британский корабль «Пловер» под командованием капитана Томаса Мура. В честь первой успешной зимовки в районе Берингова моря он дал название бухте — Провидение. Вы прогуляетесь по поселку и посетите памятник 1-ой Камчатской экспедиции Витуса Беринга.

 

Вечером вы поужинаете в столовой техникума и обсудите предстоящий маршрут.

День 3 Экскурсия в древнее эскимосское поселение

В этот день вас ждет знакомство с традициями и бытом коренного населения Чукотки. Вы посетите древнее эскимосское поселение Аван. Сегодня здесь можно увидеть остатки жилищ эскимосов, традиционных мясных ям — хранилищ годового запаса мяса для жителей, а также наблюдательных пунктов.

 

При хорошей погоде вам удастся понаблюдать за моржами, сивучами и тюленями, а также серыми китами, которые часто целыми стаями проходят мимо Авана. К вечеру вы вернетесь в общежитие техникума, поужинаете и отдохнете.

День 4 Китовая аллея и бухта Гильмимыль

Утром после завтрака вас ждет сначала переезд на вездеходах ТРЭКОЛ в бухту Румилет, а оттуда — морской переход по проливу Сенявина в бухту Гильмимыль. Во время морской прогулки вы сможете увидеть лежбища моржей и большие птичьи колонии бакланов, чистиков, ипаток, и если повезет, встретите китов. 

 

После обеда во второй половине дня вас ждет экскурсия по Китовой аллее. Это уникальный памятник древнеэскимосской культуры на острове Ыттыгран, представляющий собой сооружение из двух рядов огромных костей гренландских китов, вкопанных в грунт у берега.

 

К вечеру вы приедете в гостевой дом в бухте Гильмимыль, где будете жить ближайшие несколько дней, и поужинаете.

 

По желанию в этот день для вас проведут экскурсию по устью реки Ключевая вместе с гидом и инспектором. Во время прогулки вы посетите памятник китобойной флотилии «Алеут», устье реки Ключевая, а также памятник природы «Ключевой», более известный как Сенявинские горячие источники. Если повезет, вы сможете понаблюдать за канадскими журавлями и представителями семейства ястребиных: канюком (сарыч) и кречетом (краснокнижный подвид). Длительность экскурсии — до 4 часов

День 5 Наблюдение за горбатыми китами в бухте Пенкигней

Сегодня после завтрака вы отправитесь на морскую прогулку и вместе с гидом и инспектором доберетесь до островов Меркинкан и Ачинкинкан в бухте Пенкигней. Прибрежные скалы островов облюбовали сотни топорков и ипаток. Вам удастся сделать потрясающие кадры морских птиц с близкого расстояния. Также бухта Пенкигней — это место кормления горбатых китов. Поэтому вероятность встретить здесь этих морских гигантов, а также забавных нерп очень высока.

 

Вы высадитесь на острове Меркинкан и перекусите. После этого вас ждет еще один морской переход по бухте Пенкегней: вы высадитесь у устья реки Песцовая и пройдете пешком до старого заброшенного стойбища оленеводов.

 

К вечеру вы вернетесь в гостевой дом в бухте Гильмимыль, поужинаете и отдохнете. При желании вместе с гидом сможете дойти до горячих источников и искупаться.

День 6 Морская прогулка к островам Нунэанган и Аракамчечен

Утром после завтрака вы погрузитесь в лодки и совершите морской переход по Сенявинскому проливу с гидом и инспектором национального парка «Берингия». Если повезет, здесь вы сможете понаблюдать за серыми и горбатыми китами с безопасного расстояния.

 

Сначала вы отправитесь к острову Нунэанган , где часто устраивают лежбище моржи, а потом зайдете в бухту Глазенапа на юго-западной оконечности острова Аракамчечен. Здесь вы посетите могилу моряка Егора Пурина с клипера «Гайдамак», похороненного в 1875 году.

 

Вас ждет походный обед в тундре, после чего вы вернетесь в гостевой дом, где поужинаете и отдохнете. При желании сможете прогуляться с гидом до горячих источников и искупаться.

День 7 Бухта Аболешева, мыс Чаплина или треккинг в бухте Провидения

При хорошей погоде в этот день вы совершите морской переход к бухте Аболешева, где сможете понаблюдать за акибой (кольчатая нерпа) и ларгой (пестрая нерпа), а также за горбатыми и серыми китами.

 

Если погодные условия не позволят выйти в море, вам предложат отправиться на вездеходах ТРЭКОЛ к мысу Чаплина или совершить небольшое восхождение на вершину одной из сопок, окружающих бухту Провидения. С высоты вам откроется великолепная панорама побережья бухты с живописными мысами.

День 8 Возвращение в поселок Провидения

Утром после завтрака вы покинете бухту Гильмимыль и совершите обратный морской переход по проливу Сенявина до бухты Румилет. 

 

Высадившись на берег, вы пересядете на вездеходы ТРЭКОЛ и переедете в поселок Провидения. Если позволит время, по дороге из бухты вы заедете в эскимосское село Новое Чаплино. Оно расположено на северном берегу бухты Ткачен. В ходе программы по укрупнению чукотских поселков в 1958 году сюда были переселены жители старинного эскимосского поселения Эским.

 

В поселке Провидения вы заселитесь в общежитие техникума и пообедаете в столовой. После этого все желающие смогут сходить в баню (оплачивается дополнительно). Вечером вас ждет прощальный ужин ужин и отдых.

День 9 Перелет в Анадырь

В этот день вы покинете поселок Провидения и вылетите обратно в Анадырь. В аэропорту вас встретят и отвезут в гостиницу в городе, после чего у вас будет свободное время. Ужин пройдет в ресторане гостиницы.

День 10 Экскурсия на заброшенную военную базу Гудым

Позавтракав, вы пересечете Анадырский залив и посетите Гудым — бывшую советскую и российскую базу ракетных войск стратегического назначения с сопутствующим военным городком. Для вас проведут экскурсию и расскажут об истории этого места.

 

Военная база Гудым обладала полной противоатомной защитой и представляла собой комплекс автономных подземных сооружений длиной ровно в 996 метров с множеством отдельных, глухих ответвлений, не имеющих других выходов. Внутри они были разделены на части по уровням доступа для личного состава. Транспортировка грузов по базе осуществлялась электрокарами по узкоколейной подземной железной дороге. В 2002 году база была окончательно оставлена военными, а население военного городка переселили в другие города. 

 

После экскурсии вы вернетесь в Анадырь и отдохнете в гостинице.

День 11 Прогулка по побережью и рыбалка

Вы позавтракаете в отеле и отправитесь в рыболовный лагерь на путину. Там вы сможете прогуляться по побережью, а все желающие — порыбачить. На обед вас ждет уха из свежевыловленной рыбы, а к ужину вы вернетесь в гостиницу в Анадыре.

День 12 Возвращение домой

После завтрака вы соберете вещи и выедете из гостиницы. У вас будет время погулять по городу и купить сувениры, после чего вас ждет трансфер в аэропорт к дневному рейсу.

Фильм Китобой (Россия, Польша, Бельгия, 2020) – Афиша-Кино

В поисках Детройта

Все меняется в жизни юного чукотского «охотника на китов» Лёшки с появлением в поселке интернета. Он влюбляется — впервые и сильно — в молчаливую девушку из видеочата. Узнав, что она живет в Детройте, Лешка решается на самый отчаянный поступок в своей жизни.
На берегу Берингова пролива в посёлке китобоев живёт Лёшка вместе со своим дедом — который всё «собирается умереть». Они живут в самой «глубинке» России — как она есть: где на самой «окраине» страны часто пропадает электричество и вместе с ним — интернет. И спасают только — свечи.
У него есть друг — Колян. Вместе они охотятся на китов, гоняют на мотоцикле, смотрят на американском сайте стриптиз по «веб-камере», и мечтают «снять» когда-нибудь проститутку. Хотя, понимают, что русским девушкам — добираться до их посёлка — долго, а американки — рядом, через пролив. «Сними штаны: она тебя увидит!» или «Че поехали, оу, оу, щет!» — шутят они друг другу про «веб-камеру». Из всех девушек на сайте больше всех их привлекает блондинка под ником Hollysweet_999 (Кристина Асмус). У Лёшки рождается план: добраться до Детройта и найти эту девушку. Его не останавливает и новость про убитого американскими пограничниками «заблудившегося» чукчи, ни даже «встреча» с русской голой женщиной с материка — которая будоражит и тревожит. У этой женщины — он по крайней мере трогал «настоящие» груди, тогда как Hollysweet_999 — скорее «виртуальная» (как в «Бегущем по лезвию»). «Компьютерная она: на неё дро** миллионы человек!» — говорит ему Колян. Но Лёшка настроен серьёзно: мечта увидеть США — не была ещё такой возможной.
Премьера «Китобоя» состоялась на 77-м Венецианском кинофестивале. Фильм получил приз в программе «Дни авторов» от молодежного жюри. На 31-м кинофестивале «Кинотавр» картина получила приз за лучшую режиссуру и диплом Гильдии киноведов и кинокритиков, а исполнитель главной роли Владимир Онохов получил награду за лучшую мужскую роль.
Режиссёр и сценарист Филипп Юрьев (выпускник мастерской режиссёра Алексея Учителя) создаёт полу-документальный, понятный, откровенный и впечатляющий «фильм-взросление» — про подростковый период, когда хочется чего-то «запретного». Стриптиз на «веб-камеру» превращается в актуальные «думы» и «мечты» про США, и наоборот. Актёрские работы Владимира Онохова и Владимира Любимцева — чистые, откровенные и прекрасные. Операторская работа Михаила Хурсевича и музыка — создают образ «глубокой» картины, которая добивается того, чего хочет. Вторая часть фильма — с «магическим реализмом» и попыткой восприятия происходящего завершает эту картину про попытки понять Родину и любовь к ней. Юношеская любовь пройдёт — а жизнь на Родине — останется. Два разных «мира» в жизни Лёшки разделяет — 86 км. И чья из них взяла — это решать только зрителю.

Эскимосы Чукотки: самый малочисленный народ России

Происхождение эскимосов доподлинно неизвестно. Некоторые исследователи считают их наследниками древней культуры, которая была распространена ещё в первом тысячелетии до нашей эры по берегам Берингова моря.

Считается, что слово «эскимос» произошло от «эскиманцик», то есть «сыроед», «жующий сырое мясо, рыбу». Многие сотни лет тому назад эскимосы стали селиться на обширных территориях — от Чукотки до Гренландии. В настоящее время их численность невелика — по всему миру примерно 170 тыс. человек. Этот народ имеет свой язык — эскимосский, он относится к эско-алеутской семье.

Историческая связь эскимосов с другими народами Чукотки и Аляски очевидна — особенно она заметна с алеутами. Также большое влияние на формирование эскимосской культуры оказало соседство с другим народом Севера — чукчами.


Эскимосы традиционно занимаются охотой на пушного зверя, моржей и серых китов, сдавая государству мясо и мех. Фото: Константин Лемешев/ТАСС


Эскимосы издавна занимались китобойным промыслом. Кстати, именно они изобрели поворотный гарпун (унг`ак`), костяной наконечник которого отделяется от древка копья. Очень длительное время киты являлись основным источником пищи для этих людей. Однако постепенно поголовье морских млекопитающих заметно снизилась, поэтому эскимосы были вынуждены «переключиться» на добычу тюленей и моржей, хотя про охоту на китов они, конечно же, не забыли. Мясо эскимосы употребляли в пищу как в мороженом, так и засоленном виде, его также вялили и варили. Гарпун длительное время оставался основным оружием этой народности Севера. Именно с ним мужчины-эскимосы отправлялись на морскую охоту: на каяках или на так называемых байдарах — легких, быстроходных и устойчивых на воде лодках, каркас которых обтягивался моржовыми шкурами. Некоторые из этих лодок могли вместить человек двадцать пять или около четырёх тонн груза. Другие каяки, наоборот, сооружались на одного или двух человек. Как правило, добыча делилась между охотниками и их многочисленными родственниками поровну.

По суше эскимосы передвигались на собачьих упряжках — так называемых дугокопыльных нартах, в которые собаки запрягались «веером». В XIX веке эскимосы немного изменили технику передвижения — стали использовать также и короткие бескопыльные сани, в которых полозья изготавливались из моржовых клыков. Чтобы удобнее было ходить по снегу, эскимосы придумали специальные лыжи-«ракетки», которые представляли собой небольшую раму с закреплёнными концами и поперечными распорками, переплетёнными кожаными ремешками. Снизу они подбивались костяными пластинами.


Коренной житель Чукотки. Фото: Константин Лемешев/ТАСС


Охотились эскимосы и на суше — в основном отстреливали северного оленя и горного барана. Основным оружием (до появления огнестрельного) являлся лук со стрелами. Довольно долго эскимосов не интересовала добыча пушного зверя. В основном его били для того, чтобы сшить одежду для себя. Однако в XIX веке спрос на пушнину увеличился, поэтому «жующие сырое мясо», у которых к тому времени появилось огнестрельное оружие, начали активно отстреливать и этих животных, а их шкурки выменивать на различные товары, которые привозились с Большой Земли. Со временем эскимосы превратились в непревзойдённых охотников, слава об их меткости распространилась далеко за пределами тех мест, где они проживали. Приёмы добычи песца и лисицы у эскимосов очень похожи на те, которые применяют чукчи — также отменные охотники.  

Ещё в XVIII веке эскимосы «подсмотрели» у чукчей технологию строительства каркасных яранг. Прежде они жили в полуземлянках с углублённым в землю полом, который выстилался китовыми костями. Каркас этих жилищ покрывался оленьими шкурами, затем его обкладывали дёрном, камнями, а сверху снова укладывались шкуры. Летом эскимосы сооружали лёгкие постройки четырёхугольной формы с односкатными крышами на деревянных каркасах, которые обтягивали моржовыми шкурами. На самом излёте XIX века у эскимосов появились лёгкие дощатые дома с двускатными крышами и окнами.
Считается, что именно эскимосы первыми стали строить снежные хижины — иглу, куполообразные постройки диаметром два-четыре метра и высотой примерно два метра из уплотнённых снежных или ледяных блоков. Свет в эти сооружения попадал либо непосредственно через снежные блоки стен, либо через небольшие отверстия, которые закрывались высушенными тюленьими кишками.

У чукчей эскимосы переняли и стиль одежды. В конце концов, они перестали шить одежду из птичьих перьев и стали изготавливать более качественные и тёплые вещи из шкур оленей. Традиционная эскимосская обувь — унты со вставной подошвой и косым голенищем, а также меховые чулки и нерпичьи торбаса (камгык). Эскимосская непромокаемая обувь делалась из тюленьих шкур. Меховые шапки и рукавицы эскимосы в повседневной жизни не носили, их надевали лишь во время длительных переездов или кочёвок. Праздничные одеяния украшались вышивкой или меховой мозаикой.


Эскимосы выступают перед участниками советско-американской экспедиции «Берингов мост» на острове Малый Диомид (США). 1989 г. Фото: Валентин Кузьмин/ТАСС


Современные эскимосы по-прежнему чтут старые традиции, в глубине души веря в духов, родство человека с животными и предметами, которые его окружают. А общаться с этим миром людям помогают шаманы. Когда-то в каждом селении проживал свой шаман, но теперь людей, способных проникать в миры духов стало поменьше. Ныне живущие шаманы пользуются огромным уважением: им приносят дары, их просят о помощи и благополучии, они являются главными фигурами чуть ли не на всех праздничных мероприятиях.
Одним из самых почитаемых у эскимосов животных всегда была касатка, её считали покровительницей морских охотников. Согласно поверьям эскимосов, касатка могла превращаться в волка, помогая охотникам и в тундре.

Другое животное, к которому с особым уважением относились и относятся эскимосы, — морж. Примерно в середине лета наступал период штормов, и охота на море временно прекращалась. В это время эскимосы устраивали праздник в честь моржа: тушу животного вытаскивали из ледника, шаман начинал неистово бить в бубен, созывая всех жителей посёлка. Кульминация праздника — совместное застолье, где основным блюдом было мясо моржа. Часть туши шаман отдавал духам воды, призывая их присоединиться к трапезе. Остальное доставалось людям. Череп моржа торжественно водружался на жертвенное место: предполагалось, что это дань главной покровительнице эскимосов — касатке.

Многие промысловые праздники сохранились у эскимосов до сих пор — осенью, например, отмечаются «проводы кита», весной — «встреча кита». Фольклор эскимосов достаточно разнообразен: всё устное творчество делится на два вида — унипак и унипамсюк. Первое — это непосредственно «весть», «новость», то есть рассказ о недавних событиях, второе — героические предания и рассказы о событиях далёкого прошлого, сказки и мифы.

Любят эскимосы и петь, причём их песнопения также делятся на два вида — общественные песни-гимны и «песни для души», которые исполняются индивидуально, но непременно в сопровождении бубна, который считается семейной реликвией и передаётся из поколения в поколение — до тех пор, пока полностью не выйдет из строя.

Как я плавал с косатками на Камчатке и ходил на китовую охоту на Чукотке

Через неделю после Чукотки мы поехали на Шантары. Нас привлекла хорошая прозрачность воды в бухте Врангеля в Охотском море, где у берега собирается больше 20 гренландских китов. Это редкое явление, потому что они одиночки и обычно не объединяются в стада. Как мы поняли, киты приходят к Шантарам, чтобы почесаться о камни и сбросить кожу, а еще — чтобы спрятаться в шуме прибоя от охотящихся на них косаток.

Обычно взаимодействовать с китами сложно. На Камчатке было так: он увидит нас, покажет хвост и уйдет на дно. Потом снова появится, чтобы подышать, а пока к нему приближаешься, спрячется опять. С гренландцами проще, они подпускали близко. Мы плавали рядом с ними на сапе, подходили в упор к китам и снимали. Часто задают детский вопрос: а не было страшно, что вас съедят? Ответ очень простой — киты не пробовали. Мы не входим в их рацион, который складывался тысячелетиями, и это гарант безопасности.

Однажды, когда я находился под водой, передо мной появилась из мути огромная морда кита. Я остался на месте, и с помощью собственной навигации он меня обошел. Так всегда происходит. Самое страшное, что могло случиться — меня бы отбросило волной. Но обошлось. Главное — не трогать, не делать резких движений, не гоняться за ними и не подходить со стороны хвоста. Косатки охотятся на китов со спины, поэтому у них часто подран задний плавник. Если опасность сзади, киты бьют хвостом.

От китового хвоста и мне как-то досталось. Пока мы стояли у Шантар, в бухту зашли косатки. Две «разведчицы» напали. Кит стал бить хвостом и отбился. Косатки ушли, а он развернулся и пошел на мелководье. В этот момент я плавал на доске и снимал: убрал весло, меня несло ветром на двух китов. Но я не думал, что там появится третий! Он всплыл под доской. Меня не перевернуло, доска просто скатилась по черному боку. Я очень испугался, а он испугался еще сильнее. Еще под впечатлением от нападения он ударил хвостом рядом. Попал вскользь по доске, но вода разошлась в стороны, с бешеной скоростью кит ушел в бухту. После этого мы к китам не подходили сутки.

Всего в бухте Врангеля мы стояли на якоре 10 дней. За это время животные привыкли и поняли, что мы не представляем опасности. Вообще удивило то, насколько киты открытые. Мне кажется, они забывают свою историю — то, как их жестоко уничтожали. Когда-то на Шантарах стояли сотни кораблей из разных стран, которые искали добычу. Киты тогда почти исчезли. Их использовали для еды и для топлива, одно животное полностью окупало экспедицию. Известно, что китов спасла нефть. Благодаря ней от них отстали, сейчас популяция на Шантарских островах восстанавливается.

Вечером на закате мы наблюдали за тем, как киты выпрыгивали из воды, били хвостами по воде. Мы подумали, что это часть брачных игр. Запомнился звук хлопков о воду. Когда ты ныряешь с горбатыми китами, то слышишь их песни, похожие на детский плач. Гренландцы больше молчат, только хлопают хвостами.

Самой важной для себя я считаю фотографию, которая не получилась. Я боялся нырять, когда в первый раз подошел на сапе к китам. Меня толкнули в воду, и я оказался вплотную к одному из них. Его глаз, чуть меньше головы человека, прошел у меня перед носом. Расстояние было настолько близкое, камера не могла сфокусироваться. Тогда понял, что ничего не сниму, и опустил ее. Гигантский зрачок посмотрел на меня и двинулся дальше. Это было самым ярким впечатлением, потому что я редко что-то вижу своими глазами, а не через объектив.

В этой экспедиции я хотел сделать первые в мире подводные снимки Шантарской популяции гренландских китов, которая изолирована и живет только на Дальнем Востоке России. Все удалось — мы отлично поснимали с дрона и под водой. Надеюсь, что в следующем году снова окажемся там.

чукчей настаивают на китобойном промысле, необходимом для их выживания — RTD

Чукчи — коренной народ, проживающий на крайнем северо-востоке России. Поскольку климат слишком неблагоприятен для выращивания сельскохозяйственных культур, море всегда было их основным источником пищи. Население в 16000 человек в основном питается морскими млекопитающими, мясо которых обеспечивает местных жителей достаточно жирной пищей, чтобы пережить суровые зимы. По большому счету, такие виды охоты, как серый кит, незаконны. Однако, поскольку выживание и традиционный образ жизни чукчей зависят от этой деятельности, Международная китобойная комиссия ежегодно выделяет им квоту на китобойный промысел.Причем мясо этих животных не продается, а бесплатно раздается местному населению.

На крайнем северо-востоке России находится изолированный регион, известный как Чукотский автономный округ. Численность коренного населения, известного у чукчей, составляет около 16 000 человек. Из-за сурового климата и бесплодной почвы питание и средства к существованию чукчей почти полностью зависят от охоты на морских обитателей, таких как тюлени, моржи и, что самое спорное, киты.

Климат Чукотки слишком холодный для ведения сельского хозяйства, поэтому чукчи зависят от китового мяса для пропитания.Они также иногда собирают яйца чаек в гнездах на скалах.

Международная китобойная комиссия, которая регулирует охоту на китов во всем мире, выдает особые разрешения коренным народам, выживание которых зависит от китобойного промысла. МКК предоставляет чукотскому народу ежегодную квоту в 136 особей серых китов. Китовое мясо нельзя продать, его бесплатно раздают среди чукчей. Лишнее мясо хранится в подземных «ледяных погребах», которые находятся глубоко под слоем вечной мерзлоты.

Китобойный промысел, безусловно, опасен, было много раненых и погибших. Чукчи регулярно проводят ритуалы в честь китов и моржей, от которых они зависят.

В Чукотском автономном округе не говорят, что «убивают» китов, а «берут» их у природы, и всегда благодарны за то, что она дает.

Мы встречаем резчика по кости, который рисует и вырезает кости кита и моржа. Также мы встречаемся с традиционным гортанным народным певцом.

китов — портрет традиционной охоты на Аляске | Фотография

«Люди кита» — это история китобойной бригады инупиак, живущей там, где огромная ледяная равнина встречается с водами Северного Ледовитого океана. Последние 2000 лет инупиаки стояли на краю морского льда, ожидая миграции гренландских китов.

На морском льду инупиаки ждут кита. Когда кит проходит возле кромки льда, опытная команда гребет над арктическими водами на умаке, или водной лодке, чтобы поймать его.Лед скрывает свои опасности — отчаянные белые медведи, охотящиеся на людей, сильные ледотрясения при столкновении ледяных пластов.

  • Разделение китового мяса и жира регулируется инупиакской традицией, которой неукоснительно соблюдаются китобойные бригады. Здесь нинит, или доли сообщества, распределяются поровну, и даже доля китобойного промысла будет отдана на Налукатаке, летнем китобойном фестивале

Гренландский китобойный промысел является культурным краеугольным камнем самобытности инупиаков и основным источником пищи на Северном склоне Аляски, где стоимость жизни почти в три раза выше, чем в 48 нижних штатах США.

  • Вверху (слева): старший инупиат Фостер Симмондс занимается китобойным промыслом с детства. Вверху (справа): Фанни Акпик, воспитательница инупиакского языка и оставшаяся в живых из индийских школ-интернатов, носит свою традиционную парку из росомахи с ершом в Уткиагвике, Аляска. Внизу (слева): Стивену Райху, сыну капитана команды «Югу», 11 лет, он много лет отдыхал на морском льду со своим отцом и командой. Внизу (справа): шестнадцатилетний Югу Нингёк, член китобойной бригады инупиак, носит ледяной камуфляж, или катигиниси

  • .

В этой части Аляски правительство разрешает совместное управление дикой природой с местными сообществами.

В 1977 году аляскинские инупиаки выиграли право вести традиционную охоту на гренландских китов и управлять популяцией. К 2011 году инупиаки в четыре раза увеличили популяцию гренландских гренландцев, охотясь на них для пропитания. История инупиаков — это видение успешного сохранения с использованием знаний коренных народов.

  • Китобойный промысел требует круглосуточного дежурства. Помимо угрозы со стороны белых медведей, существует постоянная опасность иву, или столкновения паковых льдов с берегом

  • Сегодняшние лидеры инупиакских племен идут по тонкой грани между современными заботами об обществе и натуральным образом жизни.Маасак Ливитт, который работает в округе Норт-Слоуп, пострадал, когда его сын заявил в Facebook, что его отец «слишком занят политикой», чтобы охотиться. Маасак надеется, что однажды его сын поймет, что его работа в правительстве помогает защищать традиционные обычаи

Я провел четыре года, живя на арктическом морском льду с инупиаком, деля вахту белых медведей и ел ферментированных моржей. Я начал понимать сложные отношения инупиаков с китами, на которых они охотятся.

Традиции, китобойный промысел, они объединяют всех вместе. В этом суть того, что значит быть китовым народом.

Профиль видов серых китов, Департамент рыбы и дичи Аляски

Знаете ли вы?

Серые киты получают пищу, скребя ртами по илистому дну океана, всасывая грязь, ил и пищу, а затем ловя беспозвоночных в свой китовый ус.

Общее описание

Серые киты получили свое название из-за своей темно-серой окраски с серыми и белыми пятнами на коже. Они покрыты ссадинами, пятнами, шрамами и скоплениями белых ракушек и апельсиновых вшей. Взрослые самцы в среднем имеют длину 45–46 футов (13,7–14 м), а взрослые самки немного крупнее. Средний вес — 30–40 тонн для обоих полов. У серых китов обтекаемое тело и, в отличие от горбатых китов, отсутствует спинной плавник, что позволяет отличить серых китов от горбатых китов.Однако у них есть выступающий спинной бугорок примерно на две трети длины спины, за которым следует ряд из шести-двенадцати бугорков, доходящих до хвоста. Верхняя челюсть узкая и слегка изогнутая, на горле есть от двух до четырех бороздок длиной около пяти футов (1,5 м). Ласты серые, более короткие, имеют форму лопастей и заострены на концах, что является еще одним хорошим отличием от горбатого кита, у которого непропорционально длинные белые ласты. Хвостовая двуустка очень широкая, 10–12 футов (3–4 м) в поперечнике, с глубокими выемками в центре.

История жизни

Рост и размножение

Серые киты достигают половой зрелости в возрасте от 5 до 11 лет или когда они достигают длины 36–39 футов (11–12 м). Их продолжительность жизни составляет 50–60 лет. Старение взрослых китов оказалось трудным, и исследования методов старения китообразных продолжаются. У самок период беременности составляет 12–13 месяцев, и каждые два и более года они рожают одного теленка. Телята кормятся в течение семи-восьми месяцев молоком с содержанием жира 53% (грудное молоко — 2%).При рождении телята в среднем имеют длину 15 футов (4,5 м) и весят около 1 100–1 500 фунтов (500–680 кг). В отличие от других крупных китов, серые киты концентрируются в неглубоких защищенных лагунах, чтобы рожать детенышей. Самая известная из них — это лагуна Скаммона у западного побережья Бахи, Мексика, названная в честь капитана китобойного промысла, который первым обнаружил места для отела.

Кормление Экология

Усатые киты получили свое название от бахромчатых пластин, называемых китовым усом, которые свисают вниз по обе стороны от верхней челюсти.Серые киты имеют самый грубый кит из всех китов: около 20 щетинок на дюйм (7–8 на см) по сравнению с более чем 100 щетинок на дюйм (42–50 на см) у сейвалов. Есть 130–180 пластин китового уса кремового цвета и длиной от двух до 10 дюймов (5–25 см) с каждой стороны челюсти.

Серые киты — единственные усатые киты, которые питаются в основном придонными кормами, добывая пищу, скребя головой по дну океана и собирая осадок. Мелкие беспозвоночные улавливаются китовым усом, а осадок и другие частицы выбрасываются через кайму китового уса.Их часто можно увидеть всплывающими с грязью, текущей изо рта. Продолговатые ямы в форме чаши размером примерно три на шесть футов (1 х 2 м) оставлены как свидетельство их кормления.

Серые киты поедают в основном ракообразных-амфипод, и в южной части Чукотского моря и северной части Берингова моря, где они кормятся, были обнаружены концентрации от 12 000 до 20 000 амфипод на квадратный ярд. Серые киты редко кормятся во время миграции или зимой в тропических водах; кормление происходит почти исключительно летом, и животные живут за счет жировых запасов во время размножения.Во время кормления каждый серый кит съедает около 1,3 тонны корма в сутки.

Поведение

Серые киты обычно живут небольшими группами примерно по три кита, хотя наблюдались группы до 16 особей. Во время кормления группы сходятся, и в одном районе можно увидеть сотни китов. Погружения на дно для кормления длится от трех до 15 минут.

Как правило, они медленно плавают, в среднем от трех до пяти миль в час (5–8 км / час) во время миграции, но могут достигать скорости 10–11 миль в час (16–17.5 км / ч) при опасности. Серые киты известны своим защитным поведением по отношению к детенышам. Китобои-янки называли их «дьявольскими рыбами», и эскимосские охотники опасаются их, потому что иногда они нападают на лодки, когда их телятам угрожают.

Серые киты иногда совершают прорыв или шпионский прыжок, особенно во время миграции и размножения. Во время прорыва киты частично выпрыгивают из воды и снова входят на спине или боках с большим всплеском, которое часто можно увидеть на расстоянии нескольких миль.Во время шпионского прыжка киты поднимают из воды только голову, а затем уходят обратно под поверхность. Считается, что нарушение связано с размножением. Цель шпионского прыжка неизвестна, хотя некоторые предполагают, что киты ищут ориентиры вдоль береговой линии.

Ареал и среда обитания

Существуют две тихоокеанские популяции серых китов: западная часть Тихого океана, миграционный маршрут которой неизвестен, но предположительно пролегает между Охотским морем и южной Кореей; и популяция восточной части Тихого океана, которая перемещается из Берингова, Чукотского морей и морей Бофорта в южную часть Калифорнийского залива и Баха.Кроме того, некоторые особи остаются круглый год у побережья Калифорнии или в проливе Хуан-де-Фука между штатом Вашингтон и островом Ванкувер.

Серые киты мигрируют на 5 000–7 000 миль (8 050–11 275 км) в каждую сторону. Восточно-тихоокеанская популяция начинает мигрировать на север с конца февраля по май, оставаясь недалеко от побережья от Калифорнии до Аляски. Они заходят в Берингово море, в основном через перевал Унимак, в основном в апреле и мае, и продолжают движение вдоль побережья Бристольского залива.Пройдя остров Нунивак, они направляются к острову Святого Лаврентия, прибывая туда в мае или июне.

Киты расселяются, чтобы провести летнее кормление на мелководье (обычно глубиной менее 200 футов (60 м)) в северной и западной частях Берингова и Чукотского морей. Серые киты начинают миграцию на юг в середине октября, проходя через перевал Унимак в период с конца октября до начала января и прибывая в Нижнюю Калифорнию, Мексика, в декабре и январе. Зимой 2003–2004 гг. Крики серых китов регистрировались в глубоких водах недалеко от Барроу на Аляске.Исследователи объяснили их присутствие на летних пастбищах в течение той конкретной зимы сочетанием увеличения размера популяции, изменения среды обитания, связанной с сокращением морского льда, и потеплением в арктической зоне Аляски.

Статус, тенденции и угрозы

Положение дел

  • NatureServe : G4
  • МСОП : CD (зависит от сохранения)
  • ESA : Перечислено под U.S. Вымирающие виды считаются находящимися под угрозой исчезновения, за исключением популяции восточной части северной части Тихого океана (включая прибрежные районы и моря Берингова, Бофорта и Чукотского морей), которые были исключены из списка 16 июня 1994 г. (Федеральный регистр 59: 31094). Атлантические популяции вымерли.

Тенденции

Когда-то существовало три популяции серых китов: североатлантическая популяция, ныне вымершая; запасы Кореи или западной части Тихого океана в настоящее время очень истощены; и население восточной части Тихого океана, самое большое выжившее население.Считается, что североатлантический запас вымер в 17 веке. В северной части Тихого океана на серых китов охотились на грани исчезновения в 1850-х годах после открытия лагун для отела, и снова в начале 1900-х годов с появлением плавучих фабрик. Серый кит получил частичную защиту в 1937 году и полную защиту в 1947 году Международной китобойной комиссией. С того времени популяция серых китов в восточной части северной части Тихого океана значительно восстановилась и в настоящее время насчитывает около 26 000 человек, что, вероятно, близко к их первоначальной численности.Запас западной части Тихого океана был внесен в список находящихся под угрозой исчезновения в соответствии с Законом о сохранении исчезающих видов 1970 года и в настоящее время, по оценкам, насчитывает всего 101 особь. Запасы восточной части Тихого океана изначально были включены в этот список, но были исключены в 1994 году. Оба запаса перечислены как истощенные в соответствии с Законом о защите морских млекопитающих 1972 года.

Угрозы

Единственными крупными хищниками серых китов являются косатки и люди. Многие серые киты зажили шрамы и следы зубов косаток на своих сосальщиках и ластах.Первые китобои и эскимосы из прибрежных деревень на Аляске сообщали о многих случаях, когда серые киты убегали на очень мелководье и иногда высаживались на берег или бросались на мель, пытаясь спастись от преследования косаток. В 1999 и 2000 годах непропорционально большое количество серых китов выбралось на мель вдоль западного побережья Северной Америки; Факторы, вызывающие эти события, не определены. В 1800-х и начале 1900-х на серых китов активно охотились, и, по оценкам, к 1930-м годам осталось от нескольких сотен до нескольких тысяч.В настоящее время китобойный промысел строго регулируется Международной китобойной комиссией, и лишь небольшое количество китов разрешено вылавливать для пропитания аборигенов; Из поголовья восточной части Тихого океана разрешается добывать 140 животных в год. В последние годы эскимосы Аляски ежегодно добывают в среднем двух серых китов (диапазон 0–6).

Быстрые факты

  • Размер
    Вес: 30–40 тонн
    Длина: 45–46 футов
  • Срок службы
    50–60 лет
  • Ассортимент / Распространение
    Западная часть Тихого океана, миграционный путь которой предположительно пролегает между Охотским морем и южной Кореей; и популяция восточной части Тихого океана, которая перемещается из Берингова, Чукотского морей и морей Бофорта в южную часть Калифорнийского залива и Баха.
  • Диета
    Мелкие морские беспозвоночные
  • Хищники
    Косатки, люди
  • Репродукция
    У самок период беременности 12–13 месяцев, и каждые 2 года и более они рожают одного теленка.

Знаете ли вы?

  • Серые киты получают пищу, скребя ртами по илистому дну океана, всасывая грязь, ил и пищу, а затем ловя беспозвоночных в свой китовый ус.
  • В отличие от горбатого кита, за которого их иногда принимают, у серых китов нет спинного плавника.
  • Теленок серого кита питается молоком матери, содержание жира в котором составляет 53%, по сравнению с грудным молоком всего 2%.

Использует

Когда-то серых китов высоко ценили за пищу и нефтепродукты, и их чрезмерный промысел был близок к исчезновению. Их по-прежнему собирают в небольших количествах в Восточной Азии, а в России и коренных народах Аляски урожай для пропитания по-прежнему встречается в небольших количествах.Сегодня они популярны на коммерческих судах для наблюдения за китами.

Менеджмент

Этот вид вылавливается для пропитания в очень небольшом количестве (1 животное, отловленное индейским племенем мака с 1997 года), при этом действуют правила, ограничивающие количество животных, которых можно отловить каждый год. В 1994 году они были исключены из Списка дикой природы, находящейся под угрозой исчезновения, но остаются под защитой Закона о защите морских млекопитающих 1972 года.

Дополнительные ресурсы

Общая информация

Популяция гренландских китов на Аляске восстанавливается, Департамент рыбы и дичи Аляски

Популяция гренландских китов на Аляске восстанавливается


Райли Вудфорд

Популяция гренландских китов в западной части Арктики, известной как запасы Берингова, Чукотского и моря Бофорта, за последние десятилетия увеличилась вдвое.В настоящее время в водах Аляски плавают более 10 000 человек.

Гренландские киты, которые когда-то были на грани исчезновения коммерческими китобоями, сейчас на Аляске восстанавливаются. Популяция в водах Аляски, составляющая около 90 процентов всей популяции гренландских китов в мире, в настоящее время оценивается примерно в 10 000 особей и продолжает расти.

Популяция Аляски, известная как запасы Берингово-Чукотско-морей Бофорта, входит в пятерку мировых популяций гренландских китов. Остальные стайки плавают в холодных водах Канады и Гренландии, в Гудзоновом заливе и Охотском море к северу от Японии.

Гренландские киты названы в честь их огромных изогнутых голов, которые могут пробивать морской лед, создавая отверстия для дыхания. В отличие от горбатых китов и большинства других усатых китов, которые сезонно мигрируют между тропическими водами и водами высоких широт, гренландские киты проводят всю свою жизнь возле льда в арктических и субарктических водах.

Гренландские гренландцы — животные с невероятной вокальной способностью, они используют звук для общения и навигации в затерянных льдами арктических водах. Гренландские гряды весят до 80 тонн, и половину этого веса составляет изолирующий слой подкожного жира, толщина которого может достигать 20 дюймов.

Этот жир сделал этих животных главной целью промысловых китобоев в XIX веке. Гренландские киты выделяют больше масла, чем любой другой кит, и, как и их близкие родственники, правые киты, гренландские киты плавают, когда их убивают. Европейские китобои впервые нацелились на гренландские запасы гренландских рыб в водах Северной Атлантики у берегов Гренландии в 1500-х годах.

В середине 1800-х годов, в дополнение к ценному маслу, растущий прибыльный рынок китового уса или «китового уса» оказал еще большее давление на гренландские орехи. Примерно в это же время капитан китобойного промысла Томас Ройс открыл запасы Берингово-Чукотского моря Бофорта, положив начало пятидесятилетнему коммерческому китобойному промыслу в Западной Арктике.

Подробные исторические отчеты о китобойном промысле и записи о количестве продаваемого жира гренландского кита позволяют получить представление о количестве выловленных китов. По оценкам, во всем мире популяция гренландских китов до начала промысла составляла около 50 000 человек, из которых около 30 000 обитают в море Берингово-Чукотско-Бофортовское море.

Коммерческий китобойный промысел гренландского кита, который практически прекратился примерно в 1910 году, сократил мировую популяцию до менее 3 000 голов. Было выловлено более 90 процентов запасов моря Беринга-Чукотки-Бофорта, а остальные запасы практически уничтожены.

Эти другие запасы восстанавливались очень медленно, и, за исключением поголовья Гудзонова залива, их насчитывается всего несколько сотен животных. Биолог Крейг Джордж из округа Норт-Слоуп сказал, что последние данные указывают на то, что запасы Гудзонова залива демонстрируют признаки роста и теперь могут насчитывать около 1000 китов.

Лучше всего обстоят дела с гренландскими головами в водах Аляски. В последние десятилетия запасы морей Беринга-Чукотки-Бофорта росли на три с половиной процента в год. Биологи, занимающиеся морскими млекопитающими, в тесном сотрудничестве с коренными жителями Аляски в Арктике, проводят ежегодный учет китов во время их весенней миграции за Пойнт-Барроу.Ученые используют серию гидрофонов для наблюдения за китами под водой. Эти акустические данные, объединенные с воздушными и береговыми наблюдениями, показывают, что количество гренландских голов в водах Аляски утроилось за последние 30 лет.

Это хорошая новость для коренных жителей Аляски, которые собирают гренландки для пропитания. Биологи устанавливают квоту на вылов, предназначенную для поддержания роста популяции, при этом позволяя ежегодно вести китобойный промысел. В последние годы эскимосские китобои ежегодно вылавливают от 40 до 50 китов, при нынешней квоте 67 уловов в год.

«У нас есть много хороших данных, — сказал Роберт Сейдам, биолог из Департамента рыбы и дичи Аляски в Барроу. «Это история успеха хорошо организованной охоты».


Подпишитесь, чтобы получать уведомления о новых проблемах

Получайте ежемесячные уведомления о новых выпусках и статьях.

  • Facebook
  • Твиттер
  • Google+
  • Reddit

Естествознание

ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

BOWHEAD WHALE} Balaena mysticetus
СЕМЕЙСТВО: Balaenidae

ОПИСАНИЕ: Гренландские киты — огромные киты с коренастым, изолированным от жира телом и толстыми головами треугольной формы.Они сине-черного цвета с большим белым пятном на нижней челюсти. На животе могут быть белые отметины и беловатая полоса прямо перед хвостом. Их огромные головы составляют почти треть длины их тела, что может составлять 65 футов в длину. Как и у многих арктических китов, у гренландских китов нет спинного плавника; эта адаптация позволяет им перемещаться под морским льдом. У гренландских китов есть два дыхательных отверстия, из которых образуется характерная V-образная струя. Их ласты широкие и имеют форму лопатки.

МЕСТО ОБИТАНИЯ: Гренландские киты проводят всю свою жизнь в арктических водах и вокруг них.

ДИАПАЗОН

: Белоголовые киты водятся в Беринговом, Чукотском и Бофортовом морях в западной части Северного Ледовитого океана; Баффинова залив, пролив Дэвиса и Гудзонов залив в канадской Арктике; Охотское море в России; и Шпицберген на западе до Гренландии в северной части Атлантического океана.

МИГРАЦИЯ: Гренландские киты, мигрирующие на север весной и на юг осенью, чаще всего встречаются на краю арктического пакового льда.

РАЗМНОЖЕНИЕ: Самки гренландки рожают каждые три-семь лет весной или в начале лета.Телята рождаются с толстым слоем жира, изолирующим их от ледяной воды и способствующим их значительному весу при рождении, превышающему 2000 фунтов. Телята держатся рядом со своими матерями, катаются на своем ручье и кормятся грудью большую часть года.

ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ: Продолжительность жизни гренландских гренландцев точно неизвестна, но считается, что она составляет не менее 70 лет, а вероятно, более 200, что делает их самыми долгоживущими млекопитающими на планете.

КОРМЛЕНИЕ: Гренландские киты — это усатые киты, то есть они используют гребенчатый фильтр, состоящий из сотен длинных узких пластинок уса, прикрепленных к их верхней челюсти, для фильтрации большого количества планктона.

УГРОЗЫ: Гренландские киты, подвергавшиеся коммерческой охоте из-за их нефти, мяса и усов, были почти полностью истреблены до того, как в 1946 году этот вид стал защищен от коммерческого китобойного промысла. Разведка и разработка нефти и газа, столкновения с кораблями, промышленное загрязнение и глобальное потепление — все это в настоящее время представляют собой серьезную угрозу для гренландских китов.

ТЕНДЕНЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ: Вид когда-то насчитывал более 50 000 китов. Сегодня четыре из пяти оставшихся популяций насчитывают менее 400 китов в каждой.Самая крупная популяция гренландских китов — это популяция Беринга-Чукот-Бофорта, которая в настоящее время оценивается в 10 000 особей и продолжает расти.

Вы никогда не забудете запах

Основной текст статьи

Шесть человек, вооруженные металлическими лезвиями с крючками, установленными на деревянных шестах, окружают тело 50-тонного плавникового кита, как рабочие муравьи. Один человек забирается на кита, поднимая его на три метра над бетонным полом, и делает глубокий разрез по длине его тела.Его коллеги отрывают кожу и подкладывают жир, обнажая 13-метровое филе плоти.

Избранные куски мяса после отделения от костей будут нарезаны на куски размером с почтовый ящик, заморожены и в конечном итоге проданы как корм для норок под брендом Moby Dick.

Все в кадрах этого фильма, включая мужчин, окрашено в один и тот же кроваво-малиновый оттенок.

В 1954 году, когда была снята сцена, 150 финвалов были убиты из-за добычи нефти и мяса в водах у северо-западного побережья острова Ванкувер, Британская Колумбия.

Blow the Wild Whale рассказывает о первых днях охоты и обработки китов на китобойной станции в Угольной гавани , , изолированном сообществе примерно в 350 км к северо-западу от Ванкувера. Помимо финвалов, станция также обрабатывала сперму, горбатых, сей и иногда голубых китов в течение двух десятилетий, которые она работала в середине 20-го века.

К середине 20 века коммерческие китобои, такие как эти российские китобои, использовали гранатометные гарпуны, установленные на охотничьих лодках, для уничтожения преследуемых ими крупных китов.Фото Марка / Alamy Stock Photo

Особое сочетание географии и истории сделало Коул Харбор центром китобойного промысла. Киты регулярно плавают вдоль западного побережья острова Ванкувер на своих миграционных маршрутах, а пролив Кватсино образует 50-километровый канал между открытым океаном и Угольной гаванью, спрятанный в крошечной бухте недалеко от пролива. Канониры на охотничьих лодках загарпунили китов, а затем буксирные катера вытащили их по шуму в деревню, где ангары, казармы и причал, оставшиеся после Второй мировой войны, обеспечивали инфраструктуру, необходимую для такого предприятия.

Суда, направляющиеся в Сиэтл и Ванкувер, регулярно заходили в деревню, гавань которой была залита гнилостной китовой кровью и жиром во время сезона охоты, длившегося с апреля по конец сентября. Танкеры ушли с грузами витамина А, выжатого из китовой печени; масла различных сортов, полученные из подкожного жира, плоти и внутренних органов; и сушеная и замороженная мука.

Гарри Хоул, которому сейчас 84 года, вспоминает регулярные посещения больших танкеров еще в 1951 году, когда он начал летнее обучение на китобойной станции.Спустя более шести десятилетий мы встречаемся в музее Coal Harbour, расположенном на территории бывшего завода по переработке свежего мяса, в окружении реликвий и диковинок времен расцвета станции: ржавых гарпунов, этикеток с китовым мясом и вырезок из газет сепии, рассказывающих о духе времени китобойного промысла. жизнь.

Музей был создан другом Хоула, местным бизнесменом Джоэлем Эйлерценом и волонтерами Хоула в музее, приветствуя всех посетителей, которые могут зайти внутрь. В хороший летний день их может быть 20, а в выходной — три или четыре. -сезон.Но если там есть Хоул, посетителей рассматривают как живую историческую выставку — насколько он знает, это последний уцелевший коммерческий китобойный промысел Coal Harbour.

«Вы никогда не забудете запах», — говорит Хоул, который сравнивает запах китобойной станции с запахом завода по переработке кур — только в 30 раз сильнее.

Китовая мука для домашнего скота и корма для домашних животных была лишь одним из продуктов, полученных из китов, доставленных на китобойную станцию ​​Coal Harbour на острове Ванкувер, Британская Колумбия. Другие товары включали различные сорта масла, удобрения из костной муки и мясо для потребления людьми.Фото Гранта Каллегари

Он описывает процесс чистки или снятия шкуры с 25-метрового синего кита, самого большого, которого они когда-либо приносили, как что-то вроде очистки банана. «Меня это не беспокоило, резать кита. Это не сильно отличалось от разделки оленя, за исключением того, что тело было намного больше ».

Слушая рассказы Дыры в течение нескольких летних дней, возникает соблазн отвергнуть его как пережиток более богатой и менее просвещенной эпохи. Коммерческий китобойный промысел закончился в этом уголке северо-восточной части Тихого океана более 50 лет назад, и с тех пор мы многое узнали об интеллекте, языке и обществе китов.Общественное мнение резко изменилось против коммерческого забоя китов как торгуемых товаров на мировом рынке.

Но пока Хоул проводит меня по музею, японские китобои готовятся начать коммерческую охоту на китов в Тихом океане впервые за более чем 30 лет. Они, наконец, отказались от уловки, которую они использовали только для научных целей, и вышли из Международной китобойной комиссии (IWC) — международного органа, созданного для надзора за сохранением и управлением китобойным промыслом в мире — которая запретила коммерческий китобойный промысел в 1986 году.

Дыра — это человеческий мост между двумя эпохами: в одной косатки считались вредителями, а другие виды китов — товаром, а в другой сейчас все киты считаются культурными символами. По очереди задумчивый и оживленный, когда он рассказывает о своей жизни в Угольной гавани, Хоул ностальгирует по прошлому, но определенно не романтично. У меня такое чувство, что если бы он мог, он снова пошел бы на охоту на китов.


На протяжении четырех поколений семья Хоул называла Коул Харбор своим домом. Дед Гарри приехал в 1916 году, заняв пансион и открыв универсальный магазин, а его отец начал бизнес водного такси в 1934 году для обслуживания рабочих лагерей и временных поселений первопроходцев.

Город получил свое начало и свое название в середине 19 века, когда неподалеку был обнаружен уголь. Но зарождающееся горнодобывающее предприятие было заброшено, когда в другом месте на острове Ванкувер были обнаружены более богатые месторождения. Коул Харбор превратился в центр снабжения Кватсино Саунд, и, по словам Хоул, вплоть до конца 1930-х годов здесь проживало около двух десятков человек. Со Второй мировой войной состояние деревни изменилось: город стал важной базой воздушного наблюдения для Королевских канадских ВВС (RCAF) — аванпостом на случай японских подводных лодок и попыток вторжения.

Война привела в Коул-Харбор более 1000 посторонних, а также водопровод, канализацию, два ангара (каждый больше, чем хоккейный каток НХЛ), казармы, доки и бетонный стапель к воде. В послевоенный период численность населения сократилась примерно до 100 человек, но эта инфраструктура была неожиданной удачей для находящегося в Ванкувере консорциума, уже занимающегося рыболовством и лесным хозяйством, который сформировал Western Whaling Company и взял на себя объекты RCAF в качестве базы.

Coal Harbour станет одной из последних береговых китобойных станций в Северной Америке.Работая в период с 1948 по 1967 год, он пережил многие наземные станции, которые разбросали по тихоокеанскому побережью от Южной Калифорнии до Алеутских островов, и открывались и закрывались во время многочисленных циклов подъемов и спадов в начале 20 века. (Только в водах Британской Колумбии с 1905 по 1967 год в разное время работали шесть станций.)

Китобойная станция в Коул-Харборе также была одной из самых плодовитых: примерно за два десятилетия она обработала почти половину из 25 000 китов, пойманных в водах Британской Колумбии в результате всего берегового китобойного промысла.

Китобойная станция Coal Harbour располагалась в конце длинной, хорошо защищенной бухты у пролива Кватсино. Это дало коммерческим китобоям доступ к западному побережью острова Ванкувер, где они поймали мигрирующих китов. Картографические данные от OpenStreetMap через ArcGIS

Эта бойня произошла в то время, когда идея убить кита ради его мяса и жира была столь же приятна для большинства людей, как поймать лосося на обед. В то время многие виды китов считались ничем не отличающимся от любых других природных ресурсов — деревьев, полезных ископаемых, рыбы, — которые можно было добывать на благо рабочих, потребителей и акционеров компании.

Для семьи Хоул китобойный промысел был благом: они нашли постоянную работу, используя две свои лодки, чтобы буксировать туши китов из устья пролива Кватсино на станцию. Молодой Гарри провел около четырех лет, работая в основном мясорубом на береговой станции, время от времени работая на лодках, которые гнались за китами или буксировали их.

Хотя китобойный промысел возродил Коул-Харбор, он не был чем-то новым для северо-востока Тихого океана. Первые нации Нуу-ча-нулт, которые жили вдоль западного побережья острова, были известными китобоями, которые тысячелетиями занимались устойчивым промыслом китов.Но китобойный промысел в Тихом океане, начавшийся в 1789 году с первого прохода китобойного судна вокруг мыса Горн, был бесконечно более хищным коммерческим предприятием.

К середине 1850-х годов на китов охотились в Чукотском море в западной части Арктики вплоть до Нижней Калифорнии. В те первые дни китобойного промысла в Тихом океане коммерческие китобои были ограничены охотой на медленно плавающих китов, часто посещавших побережье, таких как горбатые киты и тихоокеанские гладкие киты. Большая часть этого китобойного промысла велась с судов, и экипажи убирали только жир перед тем, как выбросить животное.Несмотря на ограниченность технологий, им удалось истощить запасы китов, к которым они могли получить доступ. Расцвет раннего китобойного промысла почти уничтожил тихоокеанских китов и серых китов ко второй половине XIX века, а к 1940-м годам горбатые киты не сильно отстали. По мере того как эти виды истощились, будущее китобойного промысла выглядело мрачным. Но технический прогресс вскоре вернул к жизни умирающую отрасль.

Главным из них было широкое распространение гранатных гарпунов, которые могли надежно убить самых больших китов.В музее Coal Harbour Хоул указывает на ржавый невооруженный 1,5-метровый гарпун весом около 60 килограммов, предназначенный для стрельбы из поворотной пушки: длинные металлические зазубрины на концевой пружине открываются после попадания в кита, вызывая внутренний взрыв. который глубоко погружает голову в тело. Единственный выстрел обычно был смертельным.

Предметы, выставленные в музее Коул-Харбор, в том числе эта гарпунная головка, дают представление о работе береговой китобойной станции середины 20-го века.Фото Гранта Каллегари

Угольная гавань как береговая станция была для того времени чудом современной промышленности. Он был разработан для извлечения из кита до последней капли масла и ценности. После того, как мясо для корма было удалено, оставшийся жир, плоть, кости и внутренности были приготовлены в одном из четырех варочных котлов — гигантских скороварках, способных вместить 55 тонн каждый, что высвободило огромное количество масла. Полученный отстой отправлялся в огромные сепараторы, а затем продукты подвергались различным процессам варки, сушки и испарения; богатая белком жидкость превратилась в сушеный рыбный бульон и куриную муку, а оставшиеся твердые вещества пошли на удобрение из костной муки.Накопленный запах, производимый этими процессами, был настолько гнилостным, что окутал деревню.

Между береговой станцией и охотничьими лодками обычно находилось около 100 сезонных рабочих, проживавших в Угольной гавани во время китобойного сезона большую часть жизни станции, в результате чего численность населения Угольной гавани увеличилась до 150 или около того. Большинство из них не задерживалось в межсезонье, в том числе многие ньюфаундлендцы, которые вернулись домой.

Рабочие китобойной станции Coal Harbour готовятся расправиться с синим китом.Это фото было сделано где-то в конце 1950-х или начале 1960-х годов. Фото Яна Макаски / Тихоокеанская биологическая станция / DFO

Потребовалось около дюжины членов экипажа, чтобы укомплектовать лодку преследователя, в которую в первые годы входили переоборудованный тральщик и ярусолов для палтуса. (В 1950-х годах на станцию ​​из Антарктики были доставлены две лодки-охотники.) Спекулянты сканировали горизонт в поисках китов из вороньего гнезда, пока они патрулировали районы, где в прошлом происходили убийства и наблюдения. Условия на этих судах были тесными и «созданы для дискомфорта», как вспоминал один китобой, без сидений и температур от холодных до печных.

Норвегия, одна из крупнейших в мире китобойных держав, поставляла большинство артиллеристов, которые были бесспорными мировыми лидерами этой оккупации. В Коул Харбор величайшим из них был норвежец по имени Арне Борген, ветеран-стрелок антарктического китобойного промысла, отпраздновавший свой день рождения в 1963 году, убив 12 кашалотов с полудня до 21:00.

Если охота была хорошей, корабли оставались в море до шести дней. После убийства кита китобои накачивают его сжатым воздухом, помечают для подбора и переходят к следующему убийству.Когда они заканчивали работу в районе, лодки-охотники собирали китов и буксировали их к устью пролива для подбора. Известно, что акулы вырывали укусы в форме полумесяца из бока помеченных мертвых китов, когда они плавали в море — члены экипажа использовали винтовки 22-го калибра, чтобы препятствовать такому пиршеству.

Гарри Хоул, который начал работать на китобойной станции Коул-Харбор в 1951 году, стоит рядом с челюстью синего кита. Фото Гранта Каллегари

Массивные финвалы, превосходящие по размеру только синих китов, составляли около трети из 10 362 китов, обработанных в Угольной гавани в период с 1948 по 1967 год.За тот же период было поймано более 3000 кашалотов. Было убито гораздо меньше синих китов, но из-за своего размера они были самым большим призом. Чтобы проиллюстрировать это, Хоул заходит в главный ангар, примыкающий к музею, который теперь является базой операций по производству гидропланов Эйлерцена. Все еще высокий человек ростом 1,8 метра, Дыра затмевается пятиметровыми челюстями синего кита.

кашалотов также были удостоены награды, но по разным причинам. Масло спермацета, обнаруженное в дыне — удлиненном бочкообразном органе, занимающем большую часть огромной тупой головы кашалота, — было ценным товаром.Хоул вспоминает, что в начале 1950-х годов во время Корейской войны американские военные регулярно принимали партии спермацетного масла со станции Coal Harbour — они были лишь одним из многих промышленных заказчиков, которые полагались на его свойства устойчивости к высоким температурам и давлению.

Из кишечника кашалотов иногда выделялась серая амбра — твердые отложения, образующиеся вокруг непереваренных клювов кальмаров и каракатиц, — содержащая амбреин, спирт без запаха, который исторически использовался для придания духам более стойкого аромата. «Это было очень редко», — говорит Хоул.Он вспоминает, как один кит, доставленный на станцию, дал 315 килограммов амбры, что на то время стоило небольшого состояния.

Hole предлагает серию небольших стеклянных банок с китовым жиром разных сортов, из которых готовили все, от маргарина до крема для обуви. Но, несмотря на то, что нефть использовалась по-разному, Western Whaling Company оказалась во власти нестабильных цен на сырьевые товары и конкуренции со стороны другого сырья. В конце 1940-х годов мировой избыток растительного масла вынудил компанию хранить масло до тех пор, пока цены не вырастут.Почти десять лет спустя улов в 1959 году был высоким: было убито 869 китов, в том числе 28 синих китов, но прибыль была ничтожной. Мясо кита недавно потеряло почти половину своей стоимости, а масло спермы упало до самой низкой цены со времен Второй мировой войны.

Harry Hole с демонстрацией различных продуктов, поступающих с китобойной станции Coal Harbour, в том числе амбры, китовой муки и кашалотового жира. Фото Гранта Каллегари

Год спустя, объявив рынок китовой продукции несостоятельным, китобойная станция Coal Harbour закрылась.Как вспоминает Хоул, китовый жир все чаще заменяли высококачественными и менее дорогими маслами, полученными из растений и нефти.

Coal Harbor остался бы закрытым, если бы не аппетит японцев к китовому мясу. В 1960 году компания British Columbia Packers, входившая в первоначальный консорциум и являвшаяся единственным владельцем, заключила новое партнерство с Taiyo Gyogyo Kabushiki Kaisha, одним из крупнейших китобойных и рыболовных предприятий Японии. Благодаря притоку японских денег и опыта компания Coal Harbour вернулась в бизнес, на этот раз поставив свежезамороженное китовое мясо для японского продовольственного рынка.

Благодаря партнерству в Коул Харбор прибыло более десятка японских рабочих, не говорящих на одном языке. На тот момент агрессия Японии во время Второй мировой войны — включая, по крайней мере, один взрывной воздушный шар, который приземлился недалеко от деревни, но не взорвалась, — была совсем недавней историей. Однако к началу 1960-х годов военные действия прошлого не были проблемой для рабочих, говорит Хоул.

Появление японцев стало спасательным кругом для компании и рабочих, но вскоре на западном горизонте появились новые неприятности.В июле 1963 года охотник за Угольной гаванью встретил советский завод китобойного флота к западу от самой южной оконечности Хайда-Гвайи, примерно в 200 километрах к северо-западу от Угольной гавани, где они боролись за одного и того же синего кита.

Флот

Pelagic был следующей итерацией мировой китобойной технологии, и они устранили необходимость в береговых станциях, таких как Coal Harbor. Флоты состояли из заводского базового корабля и нескольких судов для ловли, разведки и снабжения, что означало, что они могли полностью перерабатывать китов в море.Эти заводские флоты, возглавляемые русскими и японцами, преследовали китов в самые отдаленные уголки планеты, неподвластные нормам и международному праву.

В 1950-х годах заводские китобойные флотилии с несколькими охотничьими судами и возможностью обработки китов в море вскоре начали заменять береговые китобойные станции. Это изображение российского заводского корабля. Фото Keystone Press / Alamy Stock Photo

В том же году, когда произошла встреча у Хайда-Гвайи, семь советских заводских флотилий охотились на китов по всему миру.Самый крупный российский флот, действующий в Антарктике, насчитывал 25 высокоскоростных лодок-ловушек. Только в северной части Тихого океана в период с 1947 по 1979 год русские убили почти 200 000 китов, многие из которых были незаконными.

Несмотря на смертоносную эффективность натиска заводского флота, крошечная Угольная гавань, не говоря уже о китах, не имела никакой надежды на выживание.


К началу 1960-х годов на тихоокеанском побережье Северной Америки осталось всего четыре береговых китобойных станции — Coal Harbour; два в заливе Сан-Франциско в Ричмонде, Калифорния; и один в устье реки Колумбия в Орегоне.Поскольку большая часть продуктов из кита заменена синтетическими альтернативами, оставшиеся станции в США в основном поставляли мясо для кормов для домашних животных. Только Coal Harbour производила пищу для потребления людьми.

Кену Балкомбу было 24 года, когда правительство США наняло его для осмотра туш китов на двух станциях в заливе Сан-Франциско в 1964 году.

«Это были большие кровавые мясные фабрики», — вспоминает Балкомб, который впоследствии стал пилотом ВМС США, а затем выдающимся исследователем косаток, основавшим Центр исследования китов в 1985 году.Несмотря на запекшуюся кровь, станции предоставили уникальную возможность недавнему выпускнику университета по зоологии, проявляющему большой интерес к анатомии; он провел измерения и собрал образцы яичников, яичек и других частей тела для анализа в государственных лабораториях.

Мир скоро изменится для Балкомба и поколения новаторов, исследовавших китов, когда они осознали, что можно идентифицировать отдельных китов с помощью фотографии, что означает, что они могут изучать их живыми в океане с течением времени.

Здания, построенные во время Второй мировой войны, такие как этот ангар, обеспечили столь необходимую инфраструктуру для китобойной станции Coal Harbour, которая начала работу всего через несколько лет после окончания войны.Сегодня ангар является базой для бизнеса по производству гидросамолетов, прямо рядом с городским музеем. Фото Гранта Каллегари

Практика фотоидентификации китов в дикой природе под руководством биолога из федерального правительства Канады Майкла Бигга, Балкомба и других в конечном итоге позволила рассчитать оценки популяции, нанести на карту модели миграции и лучше понять язык, общество и культуру косаток. . (Техники фотоидентификации сейчас используются для нескольких видов морских млекопитающих.) По мере того, как в конце 1960-х — начале 1970-х годов набирали силу движения за охрану окружающей среды и животных, эти разоблачения сложной жизни и взаимоотношений китов дали понять, что убийство кита не было то же самое, что убить рыбу.

К 1965 году больших синих, плавниковых и кашалотов, на которых полагалась Коул Харбор, стало трудно найти. Относительно небольшие сейвалы давали теперь 70 процентов годового улова. В том же году IWC ввел годовой запрет на убийство горбатых в северной части Тихого океана и пятилетний запрет на синих.

В течение двух лет, в условиях депрессии на мясных рынках и истощения популяций китов, Coal Harbour закрылся навсегда.

По сей день Hole утверждает, что Coal Harbor закрыт из-за правил IWC и чрезмерного вылова российскими и японскими заводскими судами, работающими в северной части Тихого океана.Но мало кто сомневается, что береговые станции тоже сыграли свою роль. Например, в период с 1954 по 1960 год, по словам Бэлкомба, китобойные суда уничтожили всех горбатых китов на побережье центральной Калифорнии.

В 1968 году, через год после закрытия Коул-Харбор, Балкомб, которого всегда восхищало то, что он слышал о китобойной станции на оконечности острова Ванкувер, приехал туда с визитом. Он вспоминает запах мертвого кита и близкое товарищество, которое он разделял с бывшими рабочими, остававшимися там.

Береговые китобойные станции стали одним из немногих способов, с помощью которых биологи могли собирать данные о китах. Здесь Гордон Пайк, биолог из Департамента рыболовства и океанов, стоит с китом северной части Тихого океана в Коул-Харборе в 1951 году. Это был последний кит, замеченный в водах Британской Колумбии до 2013 года. Фото Гордона Пайка / Pacific Biological Станция / ДФО

Балкомб никогда не встречал Хоула, но 50 лет спустя он не считает, что рабочих этого поколения следует слишком строго судить за их участие в китобойном промысле.

«Не надо их очернять», — говорит он о простых рабочих. «Это был бизнес, как лесозаготовка или как сейчас рыбная промышленность. Это также чрезмерная эксплуатация природных ресурсов. Наши политики сейчас делают то же самое с экосистемой ».


Летом 2018 года Гарри Хоул получил еще один шанс поохотиться на китов. На этот раз он отвез своего внука в соседнюю бухту Телеграф на восточном побережье острова, где они увидели косаток и горбатых китов во время тура по наблюдению за китами.

Дыра краснеет, когда он вспоминает об этом опыте. Он признает, что его внимание привлекли вещи, которые другие пассажиры не могли понять — например, угол наклона лодки, когда она приближалась к горбатым горбам, что было критическим соображением для артиллеристов на лодках-преследователях Угольной гавани.

Что касается косаток, Хоул не знает об этих недавних фаворитах туристов, учитывая, что они исторически считались вредителями и слишком малы, чтобы представлять ценность. За одним заметным исключением.

«Единственный косатка, который когда-либо был доставлен сюда, был застрелен для Уолта Диснея в конце 1950-х годов», — говорит он.«Мы вынули из него кишки, наполнили его формальдегидом и солью и отправили на палубе лодки в Сан-Франциско».

Мир сильно изменился с конца 1950-х годов, когда был выполнен специальный заказ Disney, но некоторые вещи остались прежними.

Со своего места в музее Хоул не вздрагивает при упоминании о возвращении Японии к коммерческой охоте — первые два кита будут убиты через несколько недель после моего визита. К началу октября японские китобои завершили сезон 2019 года, убив 256 малых полосатиков, брайдов и сейвалов в территориальных водах Японии.

Центр интерпретации китов в Телеграф-Коув, Британская Колумбия, предоставляет посетителям информацию о биологии и экологии китов. Экспедиции по наблюдению за китами из этого района дают возможность увидеть косаток, горбатых китов, других морских млекопитающих и морских птиц. Фото Гранта Каллегари

Это не история, говорит Хоул: такие страны, как Исландия, Норвегия и Япония, никогда не прекращали китобойный промысел, независимо от того, что североамериканцы думают об этике убийства китов.

Если охота может быть проведена без уменьшения популяции, считающейся здоровой, как утверждают японцы, Хоул считает, что урожай имеет смысл. «На самом деле я не вижу в этом ничего плохого, — говорит он. «Я с японцами».

Перед музеем взлетает гидросамолет с припасами для дальнего лагеря лесозаготовителей. С нынешним населением около 170 человек прекращение коммерческого китобойного промысла здесь не предвещало гибели Коул Харбора. Сейчас он сохранился как спальный район для соседнего города Порт-Харди с помощью базы гидросамолетов Эйлерцена и портового предприятия, причала и катера, а также семейного бизнеса водного такси Хоул, которым теперь управляет сын Гарри Лайонел.

Coal Harbor держится, и, по крайней мере, некоторые из китов, похоже, тоже. Горбатые в этом районе набирают обороты: 30 лет назад в проливе Джонстон у Телеграфной бухты редко можно было увидеть одного горбатого, но теперь можно увидеть 10 во время одной поездки для наблюдения за китами.

Крупные финвалы, похоже, тоже находятся на подъеме: около 400 животных, по оценкам, в сезон обитают в тех самых водах, где когда-то охотились на них охотничьи лодки Coal Harbour.

Этого нельзя сказать о кашалотах, синих и сейсмических китах.Несмотря на то, что отношение большинства из нас к китам изменилось, теперь они стали редкостью на этом побережье.

Разграбленные и ныне заочно почитаемые на местах, их восстановление — открытый вопрос.

(PDF) Охота на косаток (Orcinus orca) на моржей (Odobenus rosmarus divergens) в районе косы Реткин, Чукотка

778

БЮЛЛЕТЕНЬ БИОЛОГИИ Vol. 39 № 9 2012

КРЮКОВА и др.

Хищничество к сосуществованию,

Млекопитающее. Ред.

, 1991, т.21,

нет. 4. С. 151–180.

Кочнев А.А., Крюкова Н.В., Переверзев А.А.,

Иванов Д.И., Прибрежные лежбища тихоокеанских моржей (

Одобье

nus rosmarus divergens

) в Анадырском заливе, Берингово море,

2007, в

сб. науч. трудов по материалам В междунар. конф.

«Морские млекопитающие Голарктики» (Одесса, Украина,

14–18 октября 2008 г.)

(Собрание соч.: Учеб.V Int.

конф. «Морские млекопитающие Голарктики», Одесса, Украина,

, 14–18 октября 2008 г.), 2008 г., стр. 267–272.

Крюкова Н.В., Переверзев А.А., Кочнев А.А.,

Иванов Д.И. Морские млекопитающие прибрежных вод Севера

в Анадырском заливе Берингова моря летом 2007 г., в

сб. науч. трудов по материалам В междунар. конф. «Море

ские микопитающие Голарктики» (Одесса, Украина 14–

18 октября 2008 г.))

(Собрание сочинений: Материалы V Междунар. Конф.

«Морские млекопитающие Голарктики», Одесса, Украина,

, 14–18 октября 2008 г.), 2008 г., с. 304–308.

Литовка М.И., Смирнов Г.П., Кочнев А.А., Наблюдение

косаток,

Orcinus orca

, в районе

Остров Меескин (Анадырский залив, Берингово море

) в

2001–2003 гг., В

сб. науч. трудов по материалам III между

нар. конф.«Морские микопитающие голарктики» (Коку

тебель, Крым, Украина, 11–17 октября 2004 г.)

(Собрание

сочинений: Материалы III Международной конференции «Голарктические морские млекопитающие», 9000тебель,

Коктебель, Кокетебель Крым, Украина, 11–17 октября 2004 г.),

2004 г., стр. 335–336.

Лопес, Дж. К. и Лопес, Д., Косатки (

Orcinus orca

) из ​​

Патагония и их поведение при преднамеренной посадке на берег

во время охоты на прибрежных водах,

J.Млекопитающее.

, 1985, т. 66,

с. 181–183.

Мамаев Э.Г. и Бурканов В.Н., Косатки (

Orcinus

orca

) и северные морские котики (

Callorhinus ursinus

) Командорских островов

: развитие пищевой специализации

? . науч. трудов по материалам IV междунар.

конф. «Морские микопитающие Голарктики»

(Санкт-Петербург

бург, Россия, 10–14 сентября 2006 г.)) (Собрание сочинений:

Труды V Международной конференции «Морские млекопитающие Голарктики»,

Санкт-Петербург, 10–14 сентября 2006 г.), 2006, стр. 347–

351.

Maniscalco, JM, Маткин, Колорадо, Мальдини, Д., Калкинс, Д.Г.,

и Аткинсон, С., Оценка хищничества косаток на

морских львах Стеллера по результатам полевых наблюдений в Кенай-фьордах,

Аляска,

Мар. Мамм. Наук,

2007, т. 22, нет. 3. С. 306–321.

Мельников, В.В., Загребин И.А. Хищничество косаток

в прибрежных водах Чукотского полуострова,

Мар. Мамм.

наук,

2005, т. 21. С. 550–556.

Миронова А.М., Бурдин А.М., Хоит Э., Джикия Е.Л.,

Никулин В.С. и др., Распространение, численность, хищничество и

Смертность косаток в водах Камчатки и

Командир Острова, в

тез. докл. II междунар. конф.

«Морские млекопитающие Голарктики» (Байкал, Россия,

10–15 сентября 2002 г.))

(Тезисы II Международной конференции «Голарктика

Морские млекопитающие», озеро Байкал, Россия, 10–

, 15 сентября 2002 г.), Москва: СММ, 2002,185–186.

Никулин П.Г. Морские млекопитающие Дальнего Востока: чукчи

Морж,

Изв. ТИНРО

, 1941, т. 20. С. 21–59.

Пермяков П.А., Взаимодействие косаток (

Orcinus

orca

) и морских львов Стеллера (

Eumetopias jubatus

) в водах

в районе лежбища морских львов

, остров Курипоев

, остров Курипоев,

, в 2002–2005 гг. в

сб.науч. трудов по материалам

IV междунар. конф. «Морские млекопитающие Голарк

тики»

(

Санкт-Петербург, 10–14 сентября 2006 г

.) (Кол.

Труды: Труды V Междунар. Конф. «Голарктика

МАМ2» mals », Санкт-Петербург, 10–14 сентября 2006 г.), 2006,

с.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *