Охота диких зверей на животных в африке видео: Незаконная торговля мясом диких животных в Центральной и Западной Африке

Содержание

Незаконная торговля мясом диких животных в Центральной и Западной Африке

Практически все виды человекообразных обезьян Африки — шимпанзе, бонобо и гориллы — находятся под угрозой исчезновения, прежде всего в силу роста человеческих поселений и разрушения среды обитания животных. Другими факторами являются незаконная торговля обезьянами с целью удовлетворить потребности индустрии развлечений и запросы частных зоопарков, а также охота на них. Торговля мясом диких животных подразумевает охоту с целью получения прибыли с продажи. Её не следует путать с добычей дичи для пропитания, благодаря которой охотники стараются прокормить себя, свои семьи и членов общины. Когда речь идёт о наживе, в ход идёт всё без разбора. Браконьеры убивают даже самок с детёнышами, то есть рубят сук на котором сидят. Всё это подрывает основы устойчивого развития. В бассейне реки Конго и в некоторых других частях Центральной и Западной Африки браконьерство и нелегальная продажа мяса диких животных представляют наиболее серьёзную угрозу шимпанзе и другим исчезающим видам, что в свою очередь влечёт за собой исчезновение ещё большего количества представителей дикой фауны.

Торговля мясом диких животных началась в 1980-х годах, когда в Центральной и Западной Африке появились иностранные лесозаготовительные компании. Даже тогда, когда предприятия старались действовать с наименьшим ущербом для лесных массивов, они прокладывали дороги, обеспечивая, таким образом, доступ в лесную чащу. Подъезжая на лесозаготовительном транспорте, охотники могли попасть в недоступные прежде места, в которых всё ещё водились в изобилии самые разные виды животных, включая шимпанзе. Дороги строились и для добычи полезных ископаемых, а также для нефтегазодобывающей промышленности. Обычно охотники разбивали лагерь в конце проложенного пути и проводили в лесу несколько дней, стреляя в животных и расставляя капканы и ловушки. Затем те же грузовики отвозили их обратно уже с запасом копчёного или высушенного на солнце мяса диких животных. Некоторые охотники и вовсе никуда не ездили, а сбывали добычу прямо на месте работникам ресурсодобывающих компаний. Многие зажиточные горожане в Африке считают, что покупая мясо диких животных, они сохраняют соответствующий статус, следуют традициям и остаются верны своей исконной культуре. Иногда мясо диких животных перепадает даже представителям африканской диаспоры за границей.

С нелегальной торговлей мясом диких животных пытаются бороться самые различные организации, предпринимая для этого целый ряд мер. В результате некоторые лесозаготовительные предприятия, такие как Си Би Си, сотрудничающие с Обществом охраны дикой природы (WCS) на севере Конго, издали соответствующие указы, запрещающие водителям транспортировку мяса диких животных. Однако подобного рода меры довольно трудно привести в исполнение. Мне встречались водители, которые жаловались, что браконьеры им всячески угрожают за отказ становиться пособниками в преступной деятельности. Угрозам подвергаются и сотрудники правоохранительных органов, в особенности в сельской местности.

Незаконная торговля мясом диких животных приносит ущерб не только обитателям лесов. Люди недооценивают риск, которому подвергают своё здоровье в результате этой преступной деятельности. Появляется всё больше доказательств, свидетельствующих об опасности заражения инфекционными заболеваниями при разделке туш и употреблении в пищу некоторых видов диких животных. Существует мнение, что первоначально вирус Эбола, поражающий всё новые территории в Западной Африке, передался от фруктовых летучих мышей шимпанзе, гориллам и бонобо. Возможно, фекалии летучих мышей попали на фрукты, которыми питаются эти человекообразные обезьяны, а от них вирус перешёл к человеку. Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ-1), который вызывает СПИД, произошёл от вируса иммунодефицита обезьян (ВИО cpz). Его переносчиками оказались шимпанзе (Pan troglodytes), обитающие в Центральной Африке. Вирус ВИЧ-2 произошёл от ВИО smm, носителями которого являются черные мангабеи — обезьяны, обитающие в Западной Африке.

Гориллы, а возможно и другие виды приматов, могут быть переносчиками таких заболеваний, как обезьяний пенистый вирус, ветряная оспа, туберкулёз, корь, краснуха, жёлтая лихорадка и фрамбезия. Известны случаи заражения этими заболеваниями людей, некоторые из них скончались.  Африканских солнечных и полосатых белок (Heliosciurus и Funisciurus) считают разносчиками вируса оспы обезьян в Демократической Республике Конго (ДРК). Употребление их мяса в пищу может быть одной из основных причин передачи болезни человеку. Охота, приготовление и потребление мяса диких животных ставит под угрозу благополучие целых населённых пунктов, так как из-за неё болезнями животных заражаются люди, и иногда подобные случаи заканчиваются летальным исходом.

На основании вышеизложенного становится совершенно очевидно, что первостепенная задача природоохранных организаций, включая Институт Джейн Гудолл (JGI), заключается в разработке образовательных программ, на которые могут потребоваться значительные средства. Большинство местных жителей не имеют понятия о том, что происходит. Ни горожане, ни те, кто живут у самого леса, не осознают в полной степени, что убивать и употреблять в пищу мясо находящихся под угрозой исчезновения видов, включая шимпанзе, незаконно. Действительно, большинство из них не имеют ни малейшего представления о том, какие животные находятся под охраной. Не осознают они и всей серьёзности заведомо необратимого ущерба, который наносит экосистеме безответственное истребление диких животных.

Вместе с некоторыми другими природоохранными неправительственными организациями (НПО) Институт Джейн Гудолл провёл компанию по сбору средств на установление рекламных щитов и осуществление образовательных проектов в ДРК. Среди них программа «Корни и Побеги»,1 разработанная Институтом в основном для школьников, а также информационно-просветительские мероприятия для местных жителей. Вся эта деятельность направлена на то, чтобы как можно лучше проинформировать людей о существующем положении вещей и призвать местное население к участию в охране окружающей среды в качестве партнёров. Одним из наиболее эффективных методов распространения информации является показ фильмов на местных языках. Установление гармоничных отношений между людьми и животными, которые обитают неподалёку от их жилищ, является одним из наиболее важных шагов, которые мы можем предпринять в борьбе с незаконной торговлей мясом диких животных. Необходимо также способствовать тому, чтобы правительственные чиновники серьёзнее относились к исполнению существующих законов, а также информировали и обучали сотрудников соответствующим образом.

Ещё одним образовательным проектом, возникновению которого мы обязаны негативным последствиям безответственной охоты на самок шимпанзе и других человекообразных обезьян с целью употребления их мяса в пищу, является создание заповедников для осиротевших детёнышей. Когда местные жители, особенно дети, посещают наши заповедники, их как правило поражают очевидные сходства между шимпанзе и человеком. Мы часто слышим, как на прощание они обещают больше не притрагиваться к мясу шимпанзе. Как только люди осознают, что с животными необходимо считаться, что у них тоже есть чувства и индивидуальные особенности, и, самое главное, что торговля мясом диких животных имеет самые разрушительные последствия для окружающей среды, они удивительно быстро меняют своё отношение к проблеме. Всё упирается в образование и в доступ к соответствующей информации.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Важно помнить и о самих охотниках, торгующих мясом диких животных. Необходимо помочь им найти возможность зарабатывать на жизнь каким-либо другим способом. Один из таких охотников оказался в лагере беженцев, в котором люди спасались от эскалации насилия на востоке ДРК. Пятнадцатилетний юноша, участник программы «Корни и Побеги», убедил его оставить незаконную добычу мяса диких животных и заняться разведением кур, уток и цесарок.  Дело пошло так хорошо, что охотник уговорил ещё 75 своих товарищей последовать его примеру. Все эти люди вернулись домой в ДРК, захватив с собой домашнюю птицу, что позволило им с успехом начать собственное дело, несмотря на весьма жёсткие условия.

Экотуризм — ещё один способ изменить сложившуюся ситуацию к лучшему. Постройка и обслуживание туристских домиков среди дикой природы и организованные походы посетителей в чащу тропического леса обеспечивают работой людей, проживающих вокруг охраняемых территорий, и снабжают эти места иностранной валютой. Тот факт, что иностранцы расплачиваются с ними долларами, помогает местным жителям оценить по достоинству все те богатства, которыми изобилует дикая природа. Кроме того, «сафари» и встречи с дикими животными навсегда остаются в памяти и способствуют тому, что люди гораздо больше готовы к сотрудничеству, особенно тогда, когда речь заходит об охране природы.

Вполне очевидно, что мы должны приложить все усилия, чтобы покончить с незаконной торговлей мясом диких животных в интересах человечества, животного мира и окружающей среды.

Примечания

1 «Корни и Побеги» — экологическая и гуманитарная инициатива для молодёжи, которая проводится под эгидой Института Джейн Гудолл (JGI). Программа рассчитана на участников, начиная с детсадовского возраста, и заканчивая теми, кто учится в университете. Организаторы программы стараются также привлечь всё большее количество людей старшего возраста. В основе программы лежат следующие принципы: изменить ситуацию к лучшему может каждый, причём возможность сделать это предоставляется каждый день. Все участники программы, идёт ли речь о паре ребят или о целой школе, выбирают для себя три отдельных проекта, цель которых сделать мир лучше – один из них направлен на помощь людям, второй на защиту животных (включая домашних), а третий должен содействовать охране окружающей среды. Программа «Корни и Побеги» действует уже  более чем в 130 странах, в ней активно участвуют около 150,000 групп. Инициатива взяла начало в Танзании в 1991, и с тех пор она распространяется по всему миру, пользуясь особой популярностью в развивающихся странах. Название программы символично. Даже самое огромное дерево начинает расти из крошечного семечка. Сначала появляется чуть заметный корешок, затем небольшой росток. Оба кажутся такими нежными и незащищёнными. Но это семечко наполнено такой жизненной силой, что на пути к воде произрастающие из него отростки отодвигают даже каменные глыбы. Стремясь к солнцу, ростки пробиваются сквозь трещины в кирпичной стене, которая в конечном счёте не выдерживает их натиска… Каменные глыбы и кирпичные стены символизируют все те проблемы, которые мы люди создали на нашей планете. Они включают как социальные невзгоды, так и задачи, связанные с окружающей средой. Программа «Корни и Побеги» несёт в себе НАДЕЖДУ – сотни и тысячи молодых людей по всему миру могут убрать с пути любые преграды и сделать мир лучше для всех живых существ.     

 

Оказание поддержки коренным народам в восстановлении баланса между дикой природой и продовольственной безопасностью

21/10/2019

«Когда были живы мой отец и дед, здесь было много диких животных: оленей, тапиров, капибар и пекари, – рассказывает Асаф, охотник из племени Вапишана в провинции Рупуни в Гайане. – В горах Кануку животные все еще встречаются, но выслеживать их все труднее». Мясо диких животных и рыба являются важными источниками белка и питательных веществ для Асафа и его семьи.

По словам Асафа, раньше охота велась, чтобы добыть пропитание, и природное равновесие не нарушалось: естественное воспроизводство компенсировало потери. Сейчас же из‑за неконтролируемых пожаров, увеличения численности сельского населения, строительства новых дорог и развития трофейной охоты равновесие находится под угрозой, утверждает он.

Сейчас Асаф совмещает обязанности лесничего и заместителя главы местной природоохранной группы, которая занимается увеличением популяции диких животных. «Мы пытаемся сохранить эту местность, чтобы сюда вернулись дикие животные «, – рассказывает он. Это позволит ему дальше ходить на охоту и кормить своих детей. «Мы рассказываем молодежи о сохранении природы, – подчеркивает Асаф, – объясняем им, почему это важно для окружающей среды и для общины».

Для миллионов коренных и сельских жителей, особенно в тропических и субтропических регионах Южной Америки, Африки и Азии, дичь служит источником и пищи, и дохода. Спрос на дичь растёт и в городах, где она считается деликатесом или потребляется как дань традициям. Охота на диких животных в целях получения пищи считается одним из основных факторов утраты биоразнообразия. Согласно последним исследованиям, именно из-за этого вида охоты под угрозой исчезновения находятся 285 видов млекопитающих. Если не удержать охотничий и рыбный промысел диких видов на устойчивом уровне, популяции диких животных сократятся, и сельские общины столкнуться с еще большей нехваткой продовольствия.

Необходимо срочно найти решения, обеспечивающие как достижение Целей в области устойчивого развития, так и сохранение дикой природы. В 2017 году группа международных партнеров во главе с ФАО представила Программу устойчивого управления дикой природой (УУДП). Эта программа реализуется в 13 странах, включая Гайану, в целях доведения охотничьего промысла более распространенных видов до устойчивого уровня, сокращения спроса на дичь в городах и создания альтернативных источников доступного и привлекательного продовольствия для сельских общин. Во многих из этих стран также необходимо пересмотреть и доработать законодательство об охоте и системах владения и пользования земельными ресурсами, которое, как правило, носит противоречивый характер и должным образом не соблюдается.

В Гайане представители Программы УУДП тесно сотрудничают с Асафом, другими охотниками из числа коренных народов и природоохранными группами. Цель такого сотрудничества заключается в том, чтобы с опорой на уже осуществляемые на уровне общин проекты обеспечить сохранение здоровых популяций рыб и млекопитающих. Всего лишь за год в рамках программы в регионе Рупунуни в Гайане удалось подготовить пересмотренный региональный план управления рыболовством, завершить один из этапов переписи дикой фауны с использованием фотоловушек, подготовить рабочий план развития экотуризма и реализовать ряд сопутствующих мероприятий с привлечением регионального туристического агентства, а также провести оценку потенциала развития животноводства. Как ожидается, проделанная работа послужит примером не только для других регионов Гайаны, но и за ее пределами.

«Я хотел бы, чтобы олени вернулись в этот регион, как это было много лет назад», – говорит Асаф. «Для этого нужно сохранить природу», – подчеркивает он.

Программа УУДП была создана по инициативе стран Африки, Карибского бассейна и Тихого океана и финансируется Европейским союзом. В ее реализации принимает динамичное участие широкий круг партнеров, включая ФАО, Международный научно-исследовательский центр лесоводства (СИФОР), Общество охраны дикой природы и французский Центр международного сотрудничества по сельскохозяйственным исследованиям в интересах развития. В Гайане деятельность в рамках данной программы осуществляется Комиссией по охране и рациональному использованию дикой природы Гайаны в сотрудничестве с СИФОР. Программа УУДП направлена на восстановление баланса между продовольственной безопасностью и охраной окружающей среды. Это необходимо для создания устойчивого мира без голода. 

Подробности:

Африка в миниатюре. Как проходит охота в Камеруне | Природа | Общество

Сафари в своём первоначальном смысле, связанном с охотой в Африке, — сегодня процветающая отрасль туристического бизнеса. Кто-то может считать это дикостью и неоправданным истреблением диких животных, но профессиональный охотник развенчает это заблуждение и скажет, что именно организованная охота помогает поддержать популяцию. Один из них — Евгений Спиридонов, эксперт концерна «Калашников» — в своём проекте «Основной инстинкт: Охота в Камеруне» рассказывает о том, как проходит охота в сердце Африки. Из небольших видео, которые еженедельно публикуются на портале kalashnikov.media, зрители могут узнать, чем Камерун привлекает охотников, какие испытания ждут тех, кто отправляется на сафари, и какие правила нужно соблюдать для успешной охоты.

Видео предоставлено «Калашников-медиа»

Больше, чем бизнес

Камерун неслучайно называют «Африкой в миниатюре», здесь представлены все природные зоны: пустыня на севере, полноценный лес на востоке и юге. Команда Спиридонова охотится в северной части страны: особенности почвы и климата в этой зоне накладывают свои отпечатки на процесс охоты. Примечательна эта территория для охотников тем, что здесь водятся практически все трофейные животные, которые есть в Африке: жираф, лев, леопард, гиена, циветта.

В Африке места обитания диких животных контролируют отдельные компании, в которых работают профессиональные охотники-гиды, сопровождающие и инструктирующие охотников-туристов. В сезон, когда нет охоты, эти территории контролируют команды антибраконьеров: они охраняют охотничьи угодья от случайных охотников, браконьеров или местного населения. Спиридонов говорит, что, пока в стране организована охота, там есть дикие животные. Охотничьи компании охраняют зверей и обеспечивают все возможности для их жизни. Как только охотничья концессия перестаёт действовать, туда приходит местное население и истребляет диких животных. К сожалению, этот путь уже прошли многие страны Африки.

Правила охоты в Камеруне весьма жесткие — охота разрешена только в светлое время суток, от рассвета и до заката солнца. Охотники, работающие в этой стране, стреляют только в половозрелых животных и только в самцов. Поэтому и нужны профессиональные гиды: они помогают клиентам выбрать нужных особей. Кроме этого, для обеспечения изобилия животных охотники выжигают траву, чтобы появился свежий корм, и делают солонцы, т. е. минерализируют почву, которая в Африке очень бедна питательными веществами.

Видео предоставлено «Калашников-медиа»

Знать врага в лицо

Успешная охота невозможна без понимания поведения местных животных. Африканские звери отличаются живучестью, поэтому раненые особи могут уходить на большие расстояния. Отследить их профессиональным охотникам достаточно легко по пятнам крови на траве: хвостики у капель укажут, в какую сторону ушёл зверь.

Обитатели Африки — это ещё и опасные животные, поэтому, как говорит Спиридонов, промах — это полбеды, а вот ранение — уже большая проблема. Поэтому соблюдение правил безопасности во время сафари крайне необходимо. Одно из них — подходить к любому животному сзади, так как, почувствовав опасность, оно всегда бросится вперёд.

Охотники в Африке объезжают территории на автомобилях, как правило, машин животные не боятся. Но только пока включён двигатель. Как только машина останавливается и перестаёт работать мотор, звери начинают пугаться и ретируются. Спугнуть их может и человеческий голос, поэтому соблюдение тишины — залог успеха на охоте. Передвигаясь на машине, говорить нужно не громче шума двигателя. Стрельба с машины при этом — строго запрещена.

Видео предоставлено «Калашников-медиа»

Не мода, а залог выживания

Что является главным рабочим инструментом профессионального охотника? Это не оружие, а бинокль. Евгений Спиридонов объясняет: охотник может взять в руки винтовку один раз за несколько недель, а вот биноклем пользуется в течение нескольких часов каждый день. Поэтому у большинства гидов-охотников бинокль всегда недешёвый, фирменный. Помимо собственно оружия, в снаряжение охотника входит мультитул (многофункциональный инструмент для различных подручных целей), зажигалка (для поджога травы или розжига огня), мобильный телефон (не столько для звонков, сколько для фотографирования), баночка с пеплом (для определения направления ветра). И это только то, что у охотника всегда под рукой, всё остальное — в рюкзаке.

Как говорит Спиридонов, сколько охотников, столько и рюкзаков. Его набор для охоты включает влажные салфетки, аптечку, рацию, спутниковый телефон для экстренной связи, фильтр для очистки воды, защитные очки, фонарь, средство, отпугивающее мух цеце, противомоскитную сетку. Достаточно места в рюкзаке занимают инструменты, например, вайсгрип для починки машины, нож, рулетка, изолента, грубые перчатки для работы с тросами или смены колёс. Безусловно, здесь есть и охотничьи приспособления: патроны, прицел, стилет для добивания раненых животных и специальный нож для снятия шкуры.

Охота в Африке проходит в условиях тропического климата, очень жаркого и сухого. Поэтому большое значение имеет одежда. Основные принципы выбора одежды для сафари сформировались ещё в позапрошлом веке и легли в основу одноимённого модного стиля. Раньше отдавали предпочтение натуральным тканям — например, хлопку. Сейчас — практически все перешли на синтетические волокна во всех предметах одежды — от носков до рубашек. Исключение составляет нижнее бельё и носки: хлопковые будут сильно впитывать пот, поэтому они должны быть выполнены из синтетики, обладающей водоотталкивающими свойствами. Обязательный атрибут охотника — широкополая шляпа или панама, без которой не спастись от агрессивного экваториального солнца. Кроме того, обязательно следует защитить платком шею и от палящих лучей, и от натирания ремнём оружия или бинокля. Тонкие перчатки, которые обычно используются для верховой езды, обезопасят руки от царапин. Охотиться на севере Камеруна, где много камней и острых стеблей выгоревшей травы, можно только в ботинках на толстой подошве с высоким голенищем. По словам Спиридонова, для тех, кто отдавал предпочтение кроссовкам, охота заканчивалась печально.

Видео предоставлено «Калашников-медиа»

Терпение и труд

Евгений Спиридонов говорит, что охота на хищников — очень нудное занятие, которое требует терпения. Ждать возможности подстрелить животное иногда приходится пару недель или даже больше. Подготовка к охоте начинается с проверки оружия. В России и Камеруне сезоны не совпадают: улетая зимой, охотник попадает в лето. Разница температур составляет 30-40 градусов, поэтому винтовка, которую охотник-турист отладил дома, будет совершенно по-другому работать в Африке.

В Северном Камеруне, где снимался охота на льва троплением (отыскивание животных по следам) практически невозможна из-за твёрдого каменистого грунта, на котором эти следы плохо видны. Поэтому для охоты на диких животных используется привада: труп животного, например, антилопы или козла, который вешается на дерево для привлечения зверя. Вокруг привады расчищается площадка и устанавливается камера, реагирующая на движение. По снимкам с неё охотники понимают, какой зверь и в какое время покусился на приманку.

Дальше приходится каждый день объезжать привады и проверять, пришёл ли к ним зверь. Менять привады следует каждые три-четыре дня, так как мясо портится и перестаёт быть притягательным для хищников. Если же приманка сработала и камера показала, что к ней пришло животное, в котором заинтересован охотник, вблизи неё устанавливается засидка. Это установленная на опоры большая мягкая циновка, которая сворачивается так, чтобы охотник в ней мог устроить засаду. Она нужна не для того, чтобы защитить человека от зверя, а для блокирования запаха людей и звуков, которые они могут издавать. В засидке делается окно, через которое охотник может наблюдать животное и сделать выстрел: оптимальное расстояние для её установки — 50-100 метров от привады. Дальше остаётся только ждать, когда подходящий зверь вновь наведается к приманке. Либо довольствоваться другим животным, заскочившим на пир.

Материал подготовлен совместно со специалистами концерна «Калашников».

«Красную книгу придумали охотники». Сергей Ястржембский — о людях с ружьями, охраняющих дикую природу — Новости

Сергей Ястржембский путешествует по миру, охотится и снимает кино о животных. Его студия выпустила более 70 документальных фильмов, в том числе драму «Кровавые бивни» об истреблении африканских слонов, и расследование «Тигры и люди» — о том, как выживают амурские тигры на Дальнем Востоке.

Последний фильм, «Надежды выстрел», Ястржембский адресовал зооактивистам, требующим запретить охоту и фермы, где разводят диких зверей. После Московского международного кинофестиваля, где режиссер впервые показал фильм зрителям, публичные споры между охотниками и их оппонентами возобновились. Ястржембский призывает сделать из охоты отрасль экономики, которая будет приносить доход в казну и регулировать популяции животных.

— Снимая фильм, вы хотели доказать, что протесты зооактивистов необоснованны?
— Это ответ на негативный информационный фон, сложившийся в России и мире вокруг охоты на диких зверей. Мы видим, как за последние годы усилилось давление со стороны зоорадикалов и зоошизы, вбрасывающих в СМИ и социальные сети заведомую ложь. У многих людей, далеких от этой сферы, складывается искаженное представление об охоте. Поэтому я решил кое-что объяснить. Это не пропаганда, а рассказ о том, как охотники сохраняют дикую природу и ее разнообразие.

— Кого вы относите к «зоорадикалам» и «зоошизе»?
— Я говорю о так называемых защитниках прав диких и домашних животных, которые ставят их на одну доску с человеком. Они считают, что у животных — такой же объем прав, что и у человека, чего не может и не должно быть. Более того — они приписывают животным качества и свойства, присущие только человеку как высшему продукту эволюционной цепочки. Говорят, что звери могут дружить, любить, страдать от одиночества, испытывать чувство благодарности. Подтверждений этому нет, однако зоорадикалы принципиально выступают против охоты, подменяя научный подход эмоциональным контентом.

— Защитникам животных проще убедить публику в своей правоте, чем охотникам, которым для этого нужны убедительные аргументы.
— Мы говорим об очевидных вещах. Есть много факторов, наносящих природе непоправимый вред — мусорные полигоны, вырубка девственных лесов (особенно — в Бразилии и России), экологические катастрофы вроде разлива дизельного топлива под Красноярском, который устроил «Норильский никель». От пластиковых бутылок в океане ежегодно гибнет миллион животных. Но у зоорадикалов главные враги — охотники и охотничьи хозяйства.

— Наверное, у них есть разделение труда. Одни выступают против вырубки лесов, другие — против охотников с ружьями.
— Сейчас речь идет о рациональной сберегающей природу охоте, основанной на данных науки, которая позволяет определить размеры популяции животных и те квоты, которые могут идти на отстрел. В странах, где такую охоту практикуют, можно увидеть потрясающие охотничьи хозяйства и растущее поголовье животных. Ни одному виду там ничего не угрожает, потому что охота в союзе с наукой сохраняет все популяции. В том числе благодаря тому, что диких зверей выращивают на специальных фермах. Это называется дичеразведение.

— Есть такие страны, где охотники и дичь живут в гармонии с природой?
— Возьмите Южно-Африканскую Республику — ее пример показателен. В 70-е годы прошлого века диких зверей там было 500 тысяч голов. Но экологическая емкость природы позволяла многократно увеличить общую популяцию. Сейчас животных — около 25 миллионов. Такого результата удалось достичь благодаря новой системе охотничьего хозяйства, основанной на дичеразведении. Это высокоприбыльный бизнес, ежегодно приносящий в казну ЮАР порядка $2–2,5 млрд налогов. В отрасли занято 250 тысяч человек. Природные ресурсы неисчерпаемы, если рачительно ими пользоваться и создавать условия для воспроизводства окружающей среды. Дикой природой нужно управлять, не допуская, чтобы она истощалась. Это очень важно — охота не должна приводить к деградации или исчезновению зверей.

— А если экологической емкости, как вы говорите, недостаточно, чтобы прокормить большое количество зверей, их отстреливают?
— В той же Южной Африке избыточная популяция слонов. Если ее не сокращать, слоны уничтожают флору и другие животные остаются без еды. В России сейчас избыток медведей, которых около 300 тысяч, и волков — их примерно 70 тысяч. Но вместо того, чтобы сокращать популяции хищников, чиновники начали ограничивать охоту на них. Только из-за волков мы ежегодно теряем примерно 400 тысяч копытных травоядных животных. На Сахалине, на Камчатке, в Магаданской области, под Красноярском медведи каждый год нападают на людей, поэтому их численность нужно жестко регулировать.

— Россия тоже может стать Южной Африкой?
— В России возможно все, если здравый смысл совпадает с административными решениями. Многие страны мира научились использовать ресурсы природы устойчиво и неистощительно. Примеров много — США, Канада, Южная Африка, Намибия, Венгрия, Германия, Испания, Таджикистан. Они достигли зримых успехов в сохранении редких популяций зверей. У России — колоссальный потенциал для охотничьих угодий, особенно в тех районах, где сложно представить иную хозяйственную деятельность. Я имею в виду многие районы Дальнего Востока, где проживают коренные народы, которые исторически занимаются промысловой охотой. Они же могут работать с приезжими охотниками, в том числе зарубежными, не нанося при этом никакого ущерба дикой природе и популяциям животных.

— В Советском Союзе тоже были зверофермы. Что с ними стало?
— Все новое — хорошо забытое старое. Принципы правильной охотничьей отрасли заложили еще в СССР, но когда ломали прежнюю административную систему, с водой выплеснули и ребенка — вполне здорового. Сейчас Россия возвращается к прежней практике. В стране пока не так много ферм — примерно 250, но они не государственные, а частные. В этом принципиальное отличие от советского опыта, ибо частные хозяйства намного эффективнее. Благодаря решению Госдумы, снявшей административные барьеры, есть все шансы, что отрасль будет развиваться.

— Охотничье лобби в Госдуме — это кто?
— Ядро группы — опытные охотники, которые прекрасно знают охотничьи хозяйства многих стран и пытаются перенести позитивный международный опыт на российскую почву, сообразуясь с местными реалиями. Я рассчитываю, что они продолжат свою деятельность в составе следующей Думы.

— Как изменились российские законы, регулирующие охоту?
— Лоббизм приносит определенные результаты. Я рад, что в Госдуме последнего созыва эффективно работала межфракционная группа по охоте во главе с депутатом Владиславом Резником (комитет по бюджету и налогам), которой удалось сдвинуть с мертвой точки многие процессы в охотничьем хозяйстве страны. Самое большое завоевание — принятый закон о вольерной охоте. Вольер — это специальная территория, иногда — сотни тысяч гектаров, где в полувольных условиях выращивают диких животных. Теперь на них можно охотиться — это серьезный шаг вперед. Еще законодатели изменили федеральный закон «Об оружии», разрешив владельцам нарезных ружей набивать патроны в домашних условиях.

— Ваши оппоненты считают вольерную охоту неспортивной. Получается, охотники платят деньги, чтобы убивать прикормленных животных, которые привыкли, что люди помогают им выживать.
— Зоошиза и вопила по этому поводу, не понимая сути и значения вольерной охоты. Все вольерные охотничьи хозяйства, где зверей становится в избытке, выпускают их на волю, увеличивая тем самым природную популяцию животных. Вольерная охота привлекает охотников, снижает нагрузку на окружающую среду и позволяет сохранять многие виды, которые исчезают или исчезли из мест своего исконного обитания. В частности, это африканские антилопы — например, аравийский орикс или саблерогий орикс. Благодаря вольерам, где есть условия для полувольного содержания и новых генераций, эти виды сохранились. Сейчас идет реинтеграция диких животных, привезенных из ЮАР, в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

— Если Госдума принимает законы в интересах охотников, как этому могут помешать общественные движения?
— Многие известные люди — амбассадоры международных природоохранных структур — уговаривают национальные правительства запретить охоту. Это приводит к тяжелым последствиям. Наиболее яркий пример — Кения, где 50 лет назад запретили легальную охоту, решив заменить ее фотосафари. Однако браконьеров меньше не стало. Последствия были катастрофическими — страна потеряла 80% лесов и 90% фауны. Таков результат бездумного действия зоошизы и зоорадикалов, которые навязали свою точку зрения кенийскому правительству.

— Наверное, они не верили, что природу будут охранять люди, которые охотятся на диких зверей.
— Красную книгу в 50-х годах прошлого века создали охотники. Это они первыми в мире подняли тревогу и начали бить в колокола. По сути, Красная книга необходима, чтобы сохранять и умножать популяции зверей, оказавшихся в силу разных причин на грани исчезновения. Когда опасность минует, этих животных можно возвращать в охотничий оборот. Так должно быть. На деле наши ученые, получающие гранты международных природоохранных организаций (вот где настоящие иноагенты), всячески этому препятствуют. На Дальнем Востоке защитники природы, прикрываясь Красной книгой, в течение многих-многих лет не позволяли перевести в охотничий оборот поголовье пятнистого оленя — это уже привело к деградации биоценоза. Оленей развелось слишком много, и они стали наносить ущерб живой природе. Поэтому механизм использования Красной книги необходимо пересмотреть. Буду рад, если мне удастся убедить в этом тех, кто принимает решения.

Вам понравилось? Еще больше классных новостей и историй — в нашем Telegram-канале. А еще любую публикацию там можно обсудить. Или, например, предложить нам свою новость. Подписывайтесь!

Редакция 66.RU благодарит Ельцин Центр за содействие при организации интервью.

Сафари: знаменитая большая пятерка самых опасных животных Африки

   Раньше в Африке существовало развлечение «Big Five Game» — охота на пять самых больших и опасных животных этого континента. Люди до того доигрались, что практически поубивали всех, сведя популяцию того же носорога к критическому минимуму, оставив это животное на грани исчезновения. Хорошо, что нашлись те, кто пытались и до сих пор пытаются это остановить. Находясь в Кейптауне мы узнали, что в двух часах от города есть большая резервация животных Aquila Safari Reserve, где можно вживую увидеть не только носорога, но и остальных животных знаменитой большой пятерки: слона, льва, африканского буйвола и леопарда. О том, как мы «побеспокоили» животных своим визитом, читайте ниже.


Мы долго переписывались с офисом по туризму ЮАР, чтобы договориться о посещении резервации. Мне необходимо было удостовериться, что у нас будут все разрешения на полеты на квадрокоптере над животными, и когда в последнем письме нам все подтвердили — мы выбрали один из безветренных дней и отправились на машине в Aquila Safari Reserve. Я очень хотел попасть туда на рассвете, чтобы застать красивый свет и активных животных. Для этого нам пришлось встать в 3.30 и затемно выехать из города по не самым благополучным районам. Уже на обратном пути мы увидели, что шоссе проходит через несколько больших поселений, где люди живут буквально в картонных коробках. А я ещё удивился, когда в ночи на дорогу выбежал мужик и показывал, что хочет продать нам, вероятно, ворованный виноград. Прибыли мы аккурат в 6 утра и нас уже ждал большой джип, как из фильмов про Индиану Джонса. Чтобы передвигаться независимо от других туристов, нам пришлось доплатить за собственную машину. Да и не так много было туристов, кто хотел выехать из города ночью, чтобы попасть на рассвет. Приключение начинается: мы въезжаем в ворота резервации.

Aquila Safari — это огромная частная территория, где обитают различные животные. Этот парк старейший из всех, что есть вокруг Кейптауна в автомобильной доступности. Несмотря на то, что это обычная среда обитания и для носорога, и для слона, и для остальных животных, они были сюда завезены. Часть обитателей — животные, спасенные от рук браконьеров. Если же вы хотите попасть в реальную саванну, то нужно лететь два-три часа в Крюгер парк — национальный заповедник, занимающий территорию нескольких стран. Такое путешествие мы оставили на будущее, а пока из-за куста на нас нас выходит зебра, которая даже не обращает внимания на автомобиль.

Зебр мы видели на Маврикии, где даже кормили их хлебом. А уж на мысе Доброй Надежды они просто так гуляют в полях… А вот баффало или африканского буйвола мы раньше не встречали. Прямо недалеко от нас он стоит, как вкопанный и не добро смотрит на машину.

Утром все животные активные: ещё не так жарко и время для завтрака. Днем же свет «плоский», и многие просто спят или прячутся в тени, чтобы не зажариться под африканским солнцем

В парке обитает очень много африканских антилоп — спрингбок. Самое смешное, что их голова по расцветке похожа на зад. Не знаю, помогает ли им это в диком мире, но здесь они чувствуют себя очень комфортно. Оказывается, если лето будет засушливым, антилопа чувствует это и не выводит потомство. Африканские фермеры давно пользуются этой приметой…

А вот и знаменитый носорог. Впервые увидел его вживую. Странное, неуклюжее создание, будто сохранившееся со времен динозавров. Я решил поснимать его с дрона. Видео покажу чуть позже, когда домонтирую весь ролик. Во время поездок по парку с нами в машине находился не только водитель, но и сотрудник парка — рейнджер. Женщина рассказывала нам много интересного про животных и про работу резервации:

«Мы не можем сказать вам, сколько у нас есть носорогов, из соображений безопасности. У сожалению, 2 года назад у нас был страшный случай. На наш заповедник напали. Ночью прилетели люди на вертолете и убили нескольких носорогов. Отрезали им рога и улетели. С тех пор мы усилили охрану, теперь в нашем заповеднике патруль 24/7, но все равно мы очень переживаем за будущее своих животных и поэтому не хотим называть количество носорогов. Возможно вы знаете, что в мире осталось всего несколько сотен носорогов. С тех пор, как в Китае рог носорога признали лечебным от рака и импотенции, спрос на него резко вырос и браконьеры идут на любые ухищрения, чтобы заполучить рога. Чаще всего они стреляют в животное сильной дозой снотворного, отрезают ему рог и улетают на вертолете, бросая его умирать. “Видите, как носорог болезненно реагирует на звук летящего дрона, возможно, он напоминает ему о 2х летней трагедии его сородичей. — говорит нам наш гид — Давайте больше не будем над ним летать. Лучше запустите свой дрон надо львами, они не будут возражать.”

Носорог выглядит всегда грустным и серьезным

Вдалеке показались ещё два…

Вокруг носорогов ходили страусы, но этих ребят мы видим часто…

красивое животное!

такому сложно спрятаться в кустах или убежать от вертолета…

После носорогов мы едем к большому пруду, где обитают гиппопотамы или бегемоты обыкновенные. Из воды торчат только головы, а когда я решил снять их сверху, все бегемоты нырнули под воду. Они могут проводить под водой до нескольких минут, чем и воспользовались.

Зато к нам сразу прибежали спрингбоки. Они паслись у берега озера и спокойно жевали травку.

«эй, ты зачем сюда пришел?»

Солнце только появилось из-за гор и свет был просто потрясающим

Всю резервацию окружают высокие холмы

Мы едем в сторону жилища львов. По понятным причинам их держат отдельно, иначе бы животных в парке стало значительно меньше. По дороге встречаем парочку жирафов. «Мы не будем летать над ними, потому что они могут испугаться, побежать и сломать себе ноги» — говорит нам рейнджер. Опытным путем за эту поездку мы поняли, что квадрокоптера боятся большие животные, но вот, например, морским котикам и пингвинам абсолютно все равно. Чайки даже нападали на дрон, но круче все выступил бабуин, который смекнул, что дроном мы управляем из машины, сел рядом и стал ждать, пока мы выйдем, чтобы навалять…

Про жирафов и ноги звучит неубедительно, мы медленно едем вдоль дороги, расстроенные, что не сможем полетать над ними. Практически на вертикальной скале, стоит жираф и качается на своих длинных ножках. Да как он вообще туда залез?! -Slowly, slowly. говорит наш гид. Напуганный мотором нашего джипа, жираф начинает медленно спускаться с горы и уходит от нас в противоположную сторону. Кажется, что еще один шаг, и он действительно упадет и сломает себе шею, ноги, все. Но жираф как-то умудряется спуститься и неспеша от нас уйти. А мы едем дальше.


вдалеке стоит ещё один, поменьше

Смешное животное, особенно, когда жует.

Мы подъезжаем к воротам, за которыми живут львы. Останавливаемся и смотрим, нет ли их рядом. Опытный рейнджер высматривает львов в кустах и дает команду на открытие ворот. Мы въезжаем внутрь. Машина особо не защищена и все надеются, что львы недавно поели (кормят их раз в неделю). Мы медленно едем по дорожке и выискиваем львов. Конечно же, первым их видят сотрудники парка. Никогда не думал, что львы так ловко могут маскироваться в кустах…

Я практически сразу запускаю дрон в небо прямо из машины. Ну не выходить же наружу? дрон взлетает в небо и сразу привлекает внимание стаи. Тут мы видим, что лев был не один: из кустов то тут, то там появляются львицы…

“Никогда не видела их такими активными. За все 10 лет, что я здесь работаю, они только и делают, что спят. А тут вдруг забегали туда-сюда. Какие же они красивые животные! Молодцы, пусть побегают ” — сотрудница заповедника комментирует поведение львов, к которым прилетел дрон. Альфа самец сначала рычит, а потом, поджав хвост, бежит метров 100 выше по склону. Весь прайд бежит за ним. На горе он снова останавливается, скалится, рычит и оглядывается по сторонам.


“Вообще, это он только делает вид. Охотятся в прайде только львицы, которые приносят добычу, но едят самые последние. Остатки трапезы львов.” “А что же делают львы?” “Они охраняют прайд и совокупляются, во время течки львицы иногда аж по 40 раз за день. Да, они хуже кроликов”.

Да, дрон — вот он новый «царь зверей». Пока я летаю, Оля снимает львов на фотоаппарат. Круто, что я успел перед поездкой взять в тесты Nikon D810 и объектив 200-400. Для сафари идеальная связка и как оказалось, эта линза размывает задний план не хуже, чем 300mm 2.8

Пока мы летали над львами, наш джип отъехал к выходу с львиной территории — большим стальным воротам. Мы все смотрели на дрон и альфа-льва и не заметили, как одна львица начала стремительно приближаться к нашему джипу. “Скорее открывайте ворота, уезжаем отсюда. Эта львица похоже главная охотница в прайде. Не хотелось бы стать ее обедом”. Наш водитель быстро открывает ворота и джип уезжает на безопасное расстояние. Львица медленно возвращается обратно. Тем временем, приехала вторая машина сотрудников заповедника, которые должны налить львам свежей воды.

“Мы кормим их мясом раз в неделю, но воду меняем каждый день. Не могли бы вы снова над ними полетать и отвлечь их внимание, пока наши ребята поменяют им воду?”. Наш дрон снова летит ко львам, которые опять начинают бежать вверх по склону, а затем останавливаются и рычат.


Ну а у нас по программе короткий завтрак. Несмотря на то, что мы в Южной Африке и здесь сейчас лето, утром было достаточно прохладно, градусов 14, наверное. Мы сидели в толстовках и под покрывалами. И только сейчас солнце начало греть нас. НУ и прекрасный кофе, сендвичи, йогурты. На фото наш большой водитель, милая женщина — рейнджер парка и супер довольная Оля. Сафари- одно из самых крутых приключений поездки, хоть и немного полу-настоящее, а все равно круто! Ощущения, что ты в «зоопарке» совсем нет. Животные гуляют то тут, то там, а забор виден только на территории львов и то, когда к нему подъезжаешь. Но животных не обманешь: те же львы, например, не дают потомство в неволе.

Доброе утро из ЮАР

Мы едем обратно в центральную часть парка

Зебры уже прячутся под деревом

Птицы спрятали от жары головы… Вот почему стоит ездить на рассвете!

Если вы не любите вставать затемно, чтобы успеть к рассвету, то можно остаться на ночь в таком чудесном домике прямо напротив парка.

Мы останавливаемся и ждем. -чего ждем? — спрашиваю я. -сейчас из-за холма придут слоны. Они всегда приходят сюда пить. Мы стоим у небольшой грязной лужи. Через пару минут сначала появляется облако пыли, а потом на нас выходят два слона

Они неспешно идут к нам, словно по команде и расписанию. В дикой природе все так же, как и здесь. Сотрудники заповедника стараются минимально вмешиваться в жизнь животных

В нашем заповеднике 2 слона, им по 13 и 15 лет и ведут они себя, как настоящие тинейджеры. Задирают друг друга, толкаются, дерутся, топят друг друга в воде. Видите у каждого не хватает по бивню? Они сломали их во время драки. Какие самки? Они не смогли бы ухаживать на “женщиной”, так что в ближайшие несколько лет самки им точно не светит. Вообще самку получает самый сильный и крупный слон. Меньший остается не у дел. Летать над слонами нельзя, если слон испугается, то он побежит и растопчет половину нашего заповедника. А у нас тут guest house, ресторан, бассейн, дома…Нет, лучше снимите их на фото из машины, сейчас они как раз подойдут к нам.


Утренний водопой.

у соседа всегда вкуснее.

Кроме питья, слоны поливают водой грязь вокруг, чтобы потом изваляться в ней и это будет натуральная защита от солнца

Они замечают наш джип и из любопытства подходят ближе. Водитель быстро отъезжает на безопасное расстояние. Слоны поворачиваются друг и другу и начинают играть. Дергают друг друга и толкают, как настоящие подростки.


Слон на слоне.

По дороге домой нас ждет сюрприз. На нас идет буйвол. “Как здорово, кричим мы, сейчас сфотографируем его.” Но наш водитель уже дает заднего и мчится к другому выходу. “Буйволы сущие грубияны. Для них нет никаких законов и предсказать их поведение невозможно. Одну секунду они спокойно позируют камере, а другую — несутся на машину и бьют ее рогами. Такое уже случалось с нами несколько раз. Поэтому увидев буйвола, мы быстро уезжаем. Это ужасные животные. Никакого от них толка”. “Зачем же вы их держите?” “Буйвол — это символ Африки, без него не было бы Big Five сафари, потому что он один из пяти самых опасных животных в Африке!” Столкновение с буйволом равнозначно столкновению со стеной в машине на скорости 60 км/ч.


Единственное животное, живущее в клетке — леопард, спасенный из деревянной бочки, где он жил между выступлениями в деревенском цирке. Отпустить его на волю — значит отпустить совсем. Никакой забор не остановит большую кошку от того, чтобы сбежать.

Но судя по всему, здесь он чувствует себя гораздо лучше, чем в бочке.

Кроме этого, в заповеднике живут ещё несколько крокодилов и два гепарда. Но если первые греются на солнце, то вторых мы так и не нашли в кустах, поэтому они остались без фотографий

Смотрите какие красавцы!

Мы возвращаемся в главное здание, где нас ждет полноценный завтрак, во время которого вплотную к забору подходит буйвол. Ему до нас нет дела, он, как корова, спокойно жует траву и уходит по своей натоптанной тропе.

Среди камышей мы замечаем ещё одного бегемота, который томно лежит в лужице и наслаждается полуденным солнцем. Вокруг нас собирается толпа туристов, которые только приехали в парк и ещё не были на экскурсии. Ну что ж, надеюсь, львы ещё не уснули в траве, а носороги не убежали в соседнюю часть парка…

Мы едем обратно через красивые долины и виноградники. Вместо платного тунеля решаем ехать через перевал, как нам посоветовал сотрудник парка, и нашему взору открывается вид на Столовую гору. Побережье ЮАР чем-то похоже на Калифорнию

вокруг города много искусственных озер для полива виноградников с красивой голубой водой

Дорога домой была дольше, чем в парк. Может из-за того, что ночью мы старались быстрей добраться до места. Обратно же нашим глазам открывались красивые виды…

Спасибо за помощь в организации экскурсии африканскому туроператору I Travel Africa, сотрудникам Aquila Safari Reserve и моему постоянному партнеру в путешествиях Svyaznoy.travel.
Скачивайте приложение для телефона или планшета и покупайте билеты 24/7. Видео о поездке будет совсем скоро! И не забудьте, каждый ваш лайк и перепост- это не только способ показать своим друзьям интересную историю, но и моя возможность путешествовать больше и дальше!
Кирилл

«Мокрые рынки» Китая. Готов ли Пекин закрыть их навсегда

Китайские власти недавно заявили, что в их стране якобы нет никаких так называемых «мокрых рынков». Это крупные торговые площади, где продают живых животных, в том числе диких, которых тут же и умерщвляют, часто варварски и болезненно, для употребления в пищу. И это – несмотря на массу свидетельств, что, например, как минимум один такой рынок в том самом городе Ухань, ставшем, вероятно, источником распространения нового коронавируса, уже вновь открылся и продолжает работу.

Коронавирус SARS-CoV-2, вызывающий заболевание COVID-19, мог передаться людям от животных еще в октябре прошлого года, и скорее всего, произошло это на печально знаменитых «мокрых рынках». Об этом написало сейчас ведущее гонконгское издание South China Morning Post, указывая, что анализ генома 7 тысяч образцов нового коронавируса со всего мира свидетельствует, что это могло случиться между 6 октября и 11 декабря 2019 года.

Китай представляет собой крупнейший в мире рынок нелегально пойманных диких животных, согласно докладу о роли Китая в незаконной торговле ресурсами дикой природы. В центральном и южном Китае до сих пор (хотя большая, и наиболее цивилизованная часть огромного китайского общества это осуждает) миллионы людей остаются приверженцами кулинарной традиции «евэй» («дикая плоть»), то есть потребления мяса диких животных и птиц. Они верят в то, что подпитываются таким образом энергией природы и продлевают свое долголетие.

Убитые собаки на «мокром рынке» в городе Юйлинь в китайской провинции Гуанси

После начала нынешней пандемии всемирную известность приобрел один из таких рынков в городе Ухань, официально называющийся «Оптовый рынок животных и морепродуктов «Хуанань». Именно он, как считается, стал очагом вспышки коронавирусной инфекции COVID-19. Его площадь – более 50 тысяч квадратных метров, и торговали на нем более тысячи продавцов, арендовавших здесь палатки, ларьки и навесы.

Рынки называют «мокрыми» из-за того, что полы, цементные или земляные, там постоянно поливают водой из шлангов, и они часто остаются влажными, а продавцы работают в резиновых сапогах

Все, кто побывал здесь, рассказывали о страшной антисанитарии, скученности и жестокости – дорожки между палатками были очень узкими, забитыми клетками и аквариумами с живыми животными, часто находившимися в непосредственной близости от уже убитых зверей, птиц, пресмыкающихся и земноводных. Животных грубо умерщвляли, свежевали и потрошили у всех на виду.

Один из «мокрых рынков» в Китае

С 1 января 2020 года этот рынок, крупнейший в центральном Китае, был закрыт на неопределенное время. До этого здесь продавались, к примеру, живые кошки, барсуки, летучие мыши, бобры, крокодилы, собаки, лисицы, гигантские саламандры, сурки, выдры, павлины, дикобразы, крысы и змеи, в том числе ядовитые.

Вход на территорию рынка «Хуанань». 11 января 2020 года. Фотография сделана до закрытия рынка

Но «Хуанань» – не единственное подобное место в почти 12-миллионном Ухане. Не менее известен здесь и другой «мокрый рынок», «Байшачжоу» – и сейчас после трехмесячного перерыва он вновь открыт. Как и еще десятки таких же рынков в других китайских городах – поскольку местные власти, несмотря не только на международное давление, но и на весьма грозные директивы из Пекина, полагают, что запретить их работу невозможно. Это якобы оскорбит вековые традиции и вызовет массовое недовольство десятков миллионов китайцев, особенно малообеспеченных – им негде будет купить «недорогое и полезное мясо».

Исследование, проведенное в 2018 году канадскими социологами, выявило, что, например, до 90 процентов семей в китайском городе Нанкин покупают продукты питания именно на «мокрых рынках». 75 процентов опрошенных посещали их по крайней мере пять раз в неделю.

Продавец на «мокром рынке» в китайском городе Нанкин спит на клетке с птицами. Рядом – утки на продажу

Сегодня западные страны во главе с США давят на китайского лидера Си Цзиньпина с призывами закрыть все «мокрые рынки» раз и навсегда как источники постоянного распространения болезней – и это вызывает понятное резкое отторжение. Очевидно, что из-за общего кризиса в американо-китайских отношениях и резкости и неточности формулировок стороны просто не понимают друг друга. Пекин полагает, что от него требуют ликвидировать вообще все фермерские рынки – однако Вашингтон и другие западные столицы конкретно настаивают на прекращении убийства там живых животных, в первую очередь диких, редких и экзотических видов, и торговли их мясом.

В частности, государственный секретарь США Майкл Помпео 22 апреля заявил, что Китаю и другим азиатским странам следует закрыть «мокрые рынки», так как они «угрожают общественной безопасности». По словам Помпео, закрытие таких рынков «минимизирует риски для здоровья людей в Китае и за его пределами и будет препятствовать потреблению незаконно пойманных диких животных и продукции из дикой природы».

Ранние научные исследования происхождения нового коронавируса связали его с оптовым рынком «Хуанань» в Ухане, подчеркнул госсекретарь США, добавив, что и распространение атипичной пневмонии и вируса «птичьего гриппа» H5N1 также было связано с рынками живых животных. «Мы призываем все правительства присоединиться к нашим усилиям в борьбе с бедствием, каковым является незаконная торговля дикими животными», – сказал Помпео.

Дикая циветта в клетке на рынке «Байшачжоу» в городе Ухань. Вспышка эпидемии коронавируса, известного как SARS, в 2003 году привела к гибели сотен людей в нескольких странах. Эпидемия тогда началась после того, как человек употребил в пищу мясо циветты, заразившейся вирусом от летучей мыши. Китайские власти распорядились тогда уничтожить около 10 тысяч циветт

Однако в конце апреля официальный представитель китайского МИДа Гэн Шуан заявил, что в его стране вообще нет так называемых «мокрых рынков», где торгуют дикими животными: «Я хотел бы пояснить, что вместо этого в Китае чаще всего можно увидеть фермерские рынки и рынки морепродуктов, где продаются свежее мясо, рыба, овощи, морепродукты и другие сельскохозяйственные продукты. А таких рынков, где торгуют хотя бы живой домашней птицей, крайне мало», – сказал китайский дипломат журналистам. По его словам, такие рынки есть как в Китае, так и во многих странах Юго-Восточной Азии, а также в других развивающихся странах, и они тесно связаны с повседневной жизнью местных людей.

Гэн Шуан добавил, что в международном законодательстве нет никаких запретов на открытие или функционирование таких рынков и что в свою очередь власти Китая по собственной инициативе ранее приняли решение о запрете нелегальной охоты и торговли дикими животными, а также ввели запрет на потребление в пищу их мяса.

Китайский полицейский реагирует на фотографа, снимающего закрытый рынок «Хуанань» в Ухане. 30 марта 2020 года

Хотя на большинстве бесчисленных китайских «мокрых рынков» не продают живых диких животных, сами термины «мокрый рынок» и «рынок дикой природы» в этой стране часто совпадают, напоминает Арон Уайт, специалист по Китаю из расположенного в Лондоне «Агентства экологических расследований». «Рынки дикой природы», которых также очень много во всем мире, специально продают диких животных на мясо или в качестве домашних животных. Сами такие рынки могут быть легальными, хотя почти всегда в продаже там можно встретить, наряду с разрешенными, и исчезающие, краснокнижные виды, охота на которых запрещена, как и торговля ими. Неизвестно, сколько «рынков дикой природы» всего существует в Китае и в других государствах. К тому же, по словам Уайта, большая часть торговли дикими животными в настоящее время переместилась в интернет, что еще более затрудняет отслеживание происходящего.

По данным опроса, проведенного в марте этого года Всемирным фондом дикой природы, в отличие от КНР, в других государствах Восточной и Юго-Восточной Азии идея полного закрытия всех нерегулируемых рынков диких животных обретает все большую поддержку. В ходе опроса около 5 тысяч человек в Гонконге, Японии, Мьянме, Таиланде и Вьетнаме 93 процента участников заявили, что поддержали бы такое решение.

Летучие мыши на «мокром рынке» в одном из городов индонезийского острова Сулавеси

Мясо диких животных, обычно называемое «bushmeat», до сих пор продается на местных рынках не только в Восточной и Юго-Восточной Азии, но и, например, по всей Индии, а также в Латинской Америке и Африке. Строго говоря, изначально этот термин относился к останкам животных, пойманных в лесах и саваннах Африки, но сегодня он широко используется в разговорной речи для обозначения любого мяса диких животных.

В начале апреля этого года Министерство сельского хозяйства Китая, по крайней мере, навсегда исключило из списка животных, чье мясо можно есть, собак. В опубликованном ведомством списке животных, отнесенных к категории домашнего скота в КНР, говорится, что собаки больше не должны рассматриваться как простой домашний скот. «Наряду с развитием человеческой цивилизации и заботой общественности о защите животных собаки превратились в животных-компаньонов», – цитирует документ сайт агентства Quartz.

В последний список домашних животных в КНР включены 13 видов «традиционного скота», таких как свиньи, коровы, куры и индюки, и 18 видов «специального скота». Например, различные виды оленей, которые могут быть выращены с целью употребления в пищу. По оценкам Гонконгской группы защиты животных Animals Asia, ранее ежегодно в Китае убивали и съедали около 10 миллионов собак и четырех миллионов кошек.

Забитые собаки на «мокром рынке» в китайском городе Юйлинь

Формально власти Китая еще в конце февраля 2020 года действительно объявили о введении постоянного запрета на торговлю и употребление в пищу мяса диких животных. Однако в принятых законодательных актах, как предупреждают зоозащитные организации, например американское Общество охраны дикой природы (Wildlife Conservation Society, WCS), осталось множество хитроумных лазеек, позволяющих продолжать этот бизнес. Например – в «медицинских целях», для торговли пушниной или «для научных исследований».

При этом одних только диких панголинов, о существовании которых весь мир массово узнал лишь после начала пандемии COVID-19, каждый год в КНР, напоминает Дэниел Челленджер, один из руководителей WCS, убивают не меньше 10 тысяч. Их мясо, внутренние органы, когти, зубы и другие части тела якобы очень важны для «традиционной китайской медицины».

Панголин в клетке на «мокром рынке» «Хуанань» в городе Ухань

В вышедшей в начале этого года в России (когда коронавирус SARS-CoV-2 только начинал захватывать мир) книге журналистки Сони Шах, пишущей о науке в контексте соблюдения прав человека и животных, под названием «Пандемия. Всемирная история смертельных вирусов», рассказывается об ужасах китайских рынков – а также о том, насколько они глобально опасны в инфекционном плане:

«На рынке в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, родился вирус, чуть не ставший причиной пандемии в 2002 году. Обычные носители этого вируса – подковоносые летучие мыши. От подковоносов вирус перекинулся на других диких животных, продававшихся на соседних прилавках, – енотовидных собак, китайских барсуков, змей и пальмовых циветт. По мере распространения вирус мутировал. И в ноябре 2002 года одна из мутантных форм вируса подковоносов начала поражать людей».

В отличие от нынешней ситуации, в 2002 году власти КНР до последнего скрывали от всего мира начало опасной эпидемии. И за два месяца болезнь попала в Гонконг и Вьетнам, а скоро и в другие страны, и на другие континенты. Это был SARS, «Тяжелый острый респираторный синдром», или же «атипичная пневмония». Ею тогда заразились «всего» 8 тысяч человек, из которых умерли, по официальным данным, 774.

Соня Шах продолжает: «Город Гуанчжоу, рынок под загазованной авторазвязкой. Продавцы сидят в оборудованных боксах, тут и работают, и живут в ожидании покупателей. В белом пластмассовом ведре копошилась в мутной воде 14-килограммовая черепаха. По соседству в клетках держали диких уток, хорьков, змей и диких кошек. Перед нами ряд за рядом представали клетки с животными, которые почти никогда (или вовсе никогда) не сталкиваются между собой в естественной среде. А здесь – дышали, мочились, испражнялись и питались бок о бок. Эта картина примечательна сразу по нескольким причинам, объясняющим, почему атипичная пневмония началась именно здесь.

Живые собаки, которых скоро могут зажарить заживо, в китайском городе Юйлинь

Одна из причин – необычное, не знающее аналогов в естественной среде скопление диких животных. В природе жители пещер, подковоносы (летучие мыши), не будут соседствовать с пальмовыми циветтами, живущими на деревьях, а с людьми обычно близко не сталкиваются ни те, ни другие. Однако на этом рынке все три вида (подковоносы, циветты и люди) вдруг оказались рядом. Переход вируса с летучих мышей на циветт сыграл ключевую роль в развитии атипичной пневмонии. Почему-то циветты оказались особенно восприимчивы к этому вирусу, и его численность начала умножаться, словно многократно усиленный эхом звук в тоннеле. Это дало широкую базу для мутаций и интенсивного естественного отбора, в результате которых патоген, заражающий подковоносов, трансформировался в возбудителя болезни у человека».

описание вида, образ жизни, место обитания – WWF

Сайгак или сайга — это степная антилопа с необычным хоботком. Зверя можно считать уникальным: появился 50-70 тыс. лет назад, застал эпоху мамонтов и дожил до наших дней. Но такая долгая история не помогает ему выжить в современном мире — вид считается исчезающим.

Характеристика 

Вид сайгака (Saiga tatarica) относят к семейству полорогих, подсемейству антилоп и роду сайги. Тип животного — хордовое, класс — млекопитающее, отряд — парнокопытное.

По внешнему виду это небольшая антилопа размером с козу, с тонкими ногами и плотным телосложением. В высоту 60-79 см, в длину 110-140 см, а еще хвост — 8-12 см. Вес сайгака 23-55 кг. Самки немного меньше самцов.

Длина тела, м Высота в холке, см Вес, кг Длина рогов, см
100 — 140 60 — 79 23 — 55 30

Сайгаки выглядят забавно из-за своего подвижного носа-хоботка. Он заканчивается двумя большими ноздрями в форме сердца. Такой нос помогает сайгаку выживать в разное время года: зимой он нагревает воздух перед тем, как пустить его в легкие, а летом фильтрует степную пыль. У самцов нос больше.

Нос мягкий и припухлый — как хоботок © Ростислав Машин / WWF России

У самцов нос больше © Алексей Школьный / WWF России

Сезонный окрас животных — хорошая маскировка. Летом стадо сливается с песочными тонами степи, а зимой со снегом.

Весной и летом редкий зверь песочно-рыжего цвета с белыми грудью и брюшком. Осенью надевает белесую шубку под цвет снега. Летний мех короткий — 2 см, а зимний — плотный и длинный до 7 см: такая шерсть защищает от ветра. Рога у сайгака плавно изогнутые и полупрозрачные с темным кончиком, размером с голову — 30 см. У самок рожек нет. По цвету почти не отличаются от шерсти.

Летний образ сайгаков © Алексей Школьный

Сайга в зимней шубке © Евгений Полонский

18–20%
нормальная доля самцов в популяции.
В 2019 году она составила 11%.

В дикой природе самцы живут 7 лет, самки — 9-10 лет. В зоопарках и питомниках — до 12 лет. Продолжительность жизни зависит от условий: в дикой природе выжить сложнее, чем в безопасном зоопарке.

Местообитание

14-20 тыс. лет назад эта антилопа обитала на огромных просторах степей Евразии и Северной Америки. В исторический период некогда единый ареал распался на три части: европейскую (Восточная Европа), среднеазиатскую (Казахстан, Узбекистан и Туркменистан) и центрально-азиатскую (Монголия и Китай).

В 18 в. встречались в Молдавии, окрестностях Киева, Уфы, Тамбова, Орска, на берегах Черного моря. Со временем места обитания сокращались из-за освоения территорий человеком.


Сайгак живет в степных и полупустынных природных зонах. Ареал охватывает несколько стран: Казахстан, Россию, Киргизию, Монголию, Туркмению и Узбекистан. В РФ сайгаки обитают в Северо-Западном Прикаспии: Астраханской области и Республике Калмыкии. Также в приграничные с Республикой Казахстан регионы частично заходит ареал Волго-Уральской популяции. На 2018 год в мире осталось около 120 000 особей.


Сайгаков в России можно встретить в заповеднике «Черные земли», заказниках «Меклетинский» и «Степной». Территории охраняют от браконьеров, но это не ограничивает свободу животных — они вольно обитают в диких степях.

Питание

Сайгаки — животные растительноядные. Питаются степными злаками, солянками, полынью, иногда цветами и лишайниками. Всего в рационе около 80 видов растений, среди них: прутняк, черная и белая полыни, эфедра, лебеда, птичий горец, солодка, монашеский перец, кермека, злаковые типчаки и пыреи, степной лишайник. Не едят под корень: откусывают самые сочные части наверху и переходят в другое место.

3 — 6 кг
растительной пищи в день должна съедать степная антилопа

На водопои приходят в сезон засухи. Зимой не нуждаются в воде из-за осадков, а весной едят ирисы и тюльпаны — в них и так много влаги. В периоды сильной засухи, когда еду найти сложно, приходят в сельхоз угодья и питаются местными культурами, например, рожью или кукурузой.

Образ жизни

Сайгаки живут в едином стаде от 40 до 1000 голов, без вожаков. Вместе они пасутся, ходят на водопой и передвигаются по степи. Иногда делятся на гаремы, группы самцов и молодняка, но долго без стада жить не могут, поэтому воссоединяются. Между собой общаются рокочащими и мычащими звуками, похожими на горловое пение.

Кочуют и пасутся стадами © Ростислав Машин / WWF России

Вместе ходят на водопой © Алексей Школьный / WWF России

Степные антилопы ведут дикий образ жизни. Их дом — степи. Выбирают места с твердой почвой из камней или глины, чтобы было удобно бегать. На одном пастбище надолго не задерживаются и мигрируют по местности в поисках лучшего корма.

Люди осваивают степные просторы, поэтому сайгаки теряют большую часть местообитаний. В основном они кочуют в пределах заповедных территорий.

Период гона у сайгаков с ноября по декабрь. Самцы борются за спаривание с самками. Сначала издают низкие звуки — хорканья: изгибают хобот в виде буквы S, напрягают его. Если другие самцы не отступают, сражаются на рогах. Победитель схватки получает возможность спариться с несколькими самками. Во время гона самцам некогда есть — некоторые особи ослабевают и становятся легкой добычей для волков.

15–30 самок
должно быть в гареме самца. Но из-за охоты их количество уменьшилось, теперь на одного самца приходится до 50 самок.

Беременность протекает пять месяцев. Перед рождением детенышей самки выбирают территорию вдали от водопоев. Они занимают пространство без растительности или в редких зарослях. При этом место должно прогреваться, иначе малыш замерзнет при плохой погоде. Самки рожают одного-двух сайгачат в конце весны-начале лета.

Малыш сайгака © Ростислав Машин / WWF России

Новорожденный весит 3,5 кг. Уже через несколько часов он готов бегать. Двухнедельный малыш бегает вместе со стадом. Сайга кормит ребенка молоком до трех месяцев, примерно к концу лета сайгачонок начинает есть растения. Рожки у маленьких сайгаков растут с рождения и до полутора лет.

Сайгачата с мамой © Игорь Шпиленок

Сайгак и человек 

У калмыков существует поверье про Белого Старца — покровителя плодородия и животных, особенно, сайгаков. Охотники не стреляют по животным, когда те сбиваются в кучу. Согласно поверью, в это время Белый Старец их доит, а если причинишь зло зверю — привлечешь гнев Старца.

Белый Старец с сайгаком в Элисте © Михаил Клименко / WWF России

Сайга возле Белого Старца © Михаил Клименко / WWF России

Сайгаки не подпускают людей близко к себе: чувствуют исходящую от них угрозу. Но к счастью, их окружают не только браконьеры — есть немало людей, которые помогают защитить и восстановить популяцию.

В Центре диких животных республики Калмыкии сайгаков разводили, а потом выпускали молодняк на волю. Помогают и организации, например, бренды натуральной косметики Greencosmetics и Davines с каждой продажи перечисляли часть денег WWF России. Чтобы привлечь людей к защите исчезающего вида, в апреле отмечают день сайгака.

5150 сайгаков
зафиксировали беспилотники в Северо-Западном Прикаспии
летом 2019 года.

Съемка с беспилотников помогает посчитать животных, не беспокоя их Евгений Полонский ©

интересные факты
  • Максимальная скорость сайгака — 80 км/ч: вот так животное опередило бы машину в городе и по бездорожью. Это самая шустрая антилопа в Европе. 
  • Реликтовая антилопа пережила ледниковый период и теперь переживает глобальное потепление. 
  • Задняя нога в движении похожа на маятник: тазобедренный сустав двигает ногу назад и вперед, не напрягая мышцы. Поэтому сайгак пробегает большие расстояния в одном темпе и не устает. 
  • Сайгак прыгает свечкой — это прыжок вверх вперед, с согнутыми передними лапами, при этом тело держится почти вертикально. Еще его называют сигнальным или смотровым. 
  • На большие расстояния бегают иноходью: отталкиваются поочередно обеими левыми и правыми ногами. 
  • Оздоравливают степь: разбивают копытами настил из сухих трав. На этих местах вырастают новые травы, которыми питаются степные животные. 
  • Вес пары рогов — 300 грамм. Они легкие, как кружка. 
  • Об истории малыша сайгака опубликовали графический рассказ. 
  • Хобот внутри покрыт шерстью — она фильтрует воздух. 
  • Попытки сделать сайгаков домашними были безрезультатны: жизнь животного — в постоянном движении. 
  • Благодаря хорошему зрению видит объекты за несколько километров, а развитое обоняние помогает матери найти малыша.

Лев

Общее название:
Африканские львы

Научное название:
Panthera leo

Тип:
Млекопитающие

Группа диеты: 000
Pride

Размер:
Голова и тело, от 4,5 до 6,5 футов; хвост, от 26,25 до 39,5 дюймов

Вес:
От 265 до 420 фунтов

Львиные прайды могут быть от 3 до 40 животных.В прайде львы вместе охотятся на добычу, выращивают детенышей и защищают свою территорию. В прайдах большую часть охоты и выращивания детенышей проводят самки. Обычно все львицы в прайде связаны родственниками — матери, дочери, бабушки и сестры.

Многие женщины в прайде рожают примерно в одно и то же время. Детеныш могут кормить грудью не только своей матери, но и других самок. В каждом прайде обычно бывает не более двух взрослых мужчин.

В этом эпизоде ​​«Момента…» наблюдайте, как львица охотится за ужином.Вы будете поражены тем, что происходит, когда она прыгает на обед!

В то время как самки обычно живут с гордостью на всю жизнь, самцы часто остаются только на два-четыре года. После этого они уходят сами или выселяются другими мужчинами, которые берут на себя прайд. Когда новый самец становится частью прайда, для него нет ничего необычного в том, чтобы убить всех детенышей, гарантируя, что у всех будущих детенышей будут его гены. Основная задача самцов прайда — защищать территорию прайда. Громкий рев самца, который обычно слышен после захода солнца, может распространяться на расстояние до пяти миль (восьми километров).Рев предупреждает злоумышленников и помогает поймать заблудших членов прайда.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Обычно львицы охотятся в темноте. Они часто охотятся группами по двое или трое, используя командную работу, чтобы выследить, окружить и убить свою добычу. Львицы не самые успешные охотники, потому что они обычно убивают только одно убийство из нескольких попыток. После убийства сначала едят самцы, потом львицы, а оставшееся достается детенышам.Самцы и самки отчаянно защищаются от любых внешних львов, которые пытаются присоединиться к их прайду.

Из-за своего размера, силы и хищных навыков львы считаются одними из «больших кошек». Тигры, гепарды, леопарды, ягуары и пумы также являются частью этой группы.

Пройдите тест на большую кошку, чтобы узнать, что вы знаете об этих свирепых животных из семейства кошачьих. Затем, просто для удовольствия, посмотрите, какая дикая кошка вам больше всего нравится, с помощью нашей викторины.

Львы — единственные большие кошки, которые живут группами, называемыми прайдами, которые состоят в основном из связанных самок, их детенышей и одного или двух взрослых самцов.Узнайте больше об этих удивительных существах из этого видео от National Geographic Kids.

Посмотрите 5 лучших видеороликов о сафари на YouTube

Если вы хотите ощутить вкус сафари перед поездкой или просто окунуться в атмосферу игрового драйва, не выходя из гостиной, эти пять отличных видеороликов сафари на YouTube перевезет вас в Африку!

1. Битва в парке Крюгера

Миллионы людей по всему миру видели это легендарное видео, которое группа удачливых американских туристов засняла на камеру в парке Крюгера в Южной Африке.Не для слабонервных, он показывает наглядную борьбу за выживание между стадом буйволов, прайдом охотящихся львов и несколькими нахальными крокодилами в озере.

Самобалансирующийся самокат
Продажа самобалансирующегося скутера

Большинство зрителей будут болеть за детеныша буйвола, но это также мощное видение взаимоотношений между разными животными и внутри стада. Можете ли вы представить себе ощущение присутствия, когда эта сказка разыгрывается перед вашим 4 × 4? На экране компьютера это достаточно драматично! Узнайте больше об эпической битве при Крюгере.

2. Охота на гепардов

Эффектный заповедник Масаи Мара в Кении является декорацией для этого видео, в котором гепард играет главную роль. Хотя многим туристам посчастливится увидеть львов и слонов на охоте, гепарды — довольно редкое явление, а увидеть гепарда в действии на охоте еще более увлекательно.

В этом видео запечатлена элегантность гепарда, который шагает по бесплодному ландшафту, прежде чем заметить газель, а также скорость его преследования и убийства.

3. Бегемот против крокодила

Снято у водоема — часто в центре больших событий на сафари — видео дает нам представление о взаимодействии между бегемотами и крокодилами. Вы можете подумать, что крокодил и его ряды зубов будут победителем в этом противостоянии, но на самом деле бегемоты выходят на первое место.

Добавьте бабуинов, бородавочников и симфонию Бетховена 5 th в качестве саундтрека, и вы получите захватывающий фрагмент жизни у водопоя на камеру.

4. Три льва

Будьте готовы к действию и драме с этим видео, в котором три льва-самца отчаянно нападают на большое стадо мысовских буйволов в Южной Африке. В затяжной битве силы львы сбивают теленка, но затем вынуждены уберечь свой трофей от решительного стада. Управление переключается снова и снова, и львам приходится яростно сражаться за еду и выживание группы.

5. Кенийское сафари

Снятое во время сафари в национальном парке Масаи Мара в Кении, это видео сафари может не содержать драматических сцен или боевых сцен, но это хорошо снятый тур по дикой природе и обстановка отличного сафари.Если у вас возникло желание заказать отпуск на сафари, снимки этих великолепных животных крупным планом обязательно вдохновят вас.

Что вы думаете об этих видео сафари? Поделитесь своими мыслями (и, возможно, вашими собственными видео, связанными с сафари?) Ниже!

Консервированная «трофейная» охота — это убийство львов для удовольствия — Помощь большим кошкам — Темы — Кампании и темы

Южная Африка — чрезвычайно популярное туристическое направление. Своими красивыми пейзажами и удивительной дикой природой он привлекает самых разных путешественников.От любителей природы, желающих совершить сафари по национальному парку Крюгера, до охотников, желающих увидеть дикую природу по другой причине.

Многие международные охотники едут в регион, чтобы принять участие в «трофейной охоте», когда охотники приносят домой мертвых животных в качестве трофеев и выставляют их на стенах и полках в качестве сувениров. Почти все дикие виды доступны для трофейной охоты — даже находящиеся под угрозой исчезновения, такие как африканские львы и слоны — это всего лишь вопрос денег.

Родина почти 300 видов диких млекопитающих, включая «большую пятерку» — львов, леопардов, слонов, носорогов и мысовских буйволов. В Южной Африке зловещая индустрия диких животных в неволе.

В период с 2008 по 2018 год Южная Африка экспортировала в среднем более 1000 охотничьих трофеев на львов, большая часть которых была получена от выращенных в неволе львов. Разведение в неволе также способствует развитию редкостей, таких как белые львы и белые тигры, которые являются более ценными и пользуются большим спросом у охотников за трофеями. В первую пятерку стран, в которые Южная Африка сообщила об экспорте, входят США, Испания, Россия, Канада и Китай.

В племенной промышленности используются животные, такие как львы, для развлечения новичков, не знающих, что это такое, под предлогом экологически рационального использования.Позже они будут использоваться в качестве легких мишеней для консервного охотничьего бизнеса, или они будут убиты и проданы за их части и производные, в основном для использования «традиционной медицины» в Азии ».

В 1997 году The Cook Report, сериал документальных расследований британского телевидения, разоблачил индустрию разведения львов в неволе в Южной Африке и ввел фразу «консервированная охота на львов». Этот термин используется для коммерческой стрельбы выращенных в неволе и часто приученных больших кошек, утративших свой страх перед людьми, в огороженных и замкнутых вольерах на частных охотничьих фермах, где у животного практически нет шансов на побег.

Консервированная охота увеличивает шанс успешно убить трофейное животное в кратчайшие сроки и особенно популярна среди более неопытных охотников. В некоторых случаях больших кошек накачивают наркотиками, чтобы охотникам было легче поразить цель.

Сторонники этого вида трофейной охоты часто используют такие термины, как охота на ранчо, охота в неволе или охота «посади и возьми» вместо испорченного термина «консервированная охота». Однако это все семантика, поскольку все они описывают один и тот же вид трофейной охоты, не предполагающий «честной погони».

Честная погоня — термин, используемый профессиональными охотничьими ассоциациями для описания типа трофейной охоты, в которой участвуют дикие животные, демонстрирующие естественное поведение, и которая проводится на больших территориях с большим количеством шансов для животных спастись.

Факты о львах для детей | Африканские животные

Лев — вторая по величине кошка в мире, обитающая в лугах, кустарниках и открытых лесах Африки к югу от Сахары. Его немного меньше, чем у тигра, который имеет очень похожий тип телосложения.

В отличие от других кошек, львы очень общительные животные. Они живут группами, называемыми прайдами, по 30 львов. Прайд состоит из трех самцов, дюжины родственных самок и их детенышей. Размер прайда определяется наличием еды и воды. Если ресурсов мало, гордость становится меньше.

Члены прайда следят друг за другом ревом. И самцы, и самки издают очень мощный рев, который можно услышать на расстоянии до 8 км (5 миль).

Мужчины и женщины играют в прайде очень разные роли.Львы-самцы проводят время, охраняя свою территорию и своих детенышей. Они поддерживают границы своей территории, которая может достигать 260 кв. Км (100 кв. Миль), ревя, помечая ее мочой и отгоняя злоумышленников. Их густая грива, уникальная черта львов-самцов, защищает их шеи, когда они сражаются с соперниками.

Львиные особи — основные охотники группы. Они меньше и более подвижны, чем самцы. Но поскольку их жертва по-прежнему быстрее их, они используют командную работу, чтобы сбить животное.Развернувшись веером, они образуют полукруг, причем львицы поменьше и слабее гонят добычу к центру. Затем более сильные самки сбивают животное с ног и убивают.

Обычно львы охотятся ночью. Их добычей являются антилопы, буйволы, зебры, молодые слоны, носороги, бегемоты, дикие кабаны, крокодилы и жирафы. Но иногда они также едят более мелкую добычу, такую ​​как мыши, птицы, зайцы, ящерицы и черепахи. Они не боятся кражи убитых у других хищников, таких как гиены, дикие собаки, гепарды и леопарды, или кражи испорченного мяса.

После успешной охоты все львы прайда делят трапезу. Но существует иерархия: первыми претендуют взрослые самцы, затем львицы и, наконец, детеныши.

У львов быстро работает пищеварительная система, которая позволяет им наедаться, а вскоре после этого уходит на несколько секунд. Если возможно, они будут пить воду каждый день. Но они могут обходиться без питья 4-5 дней, получая влагу из содержимого желудка своей добычи.

Львы, которые проводят 16-20 часов в день во сне или отдыхе, самые ленивые из больших кошек.Их можно найти лежащими на спине с поднятыми ногами или дремлющими на дереве. Когда они бездельничают, они очень нежно относятся друг к другу, потирают головы, ухаживают за собой и мурлыкают.

Львицы рожают по 2-3 детеныша за раз. Обычно пара самок рожает примерно в одно и то же время. Затем детенышей выращивают вместе, иногда кормят вместе.

Уязвимые для хищников, таких как гиены, леопарды и черноспинные шакалы, детеныши имеют 60-70% смертность.Иногда их топчут крупные животные, например буйволы. Более того, когда прайд захватывает другая группа львов-самцов, они убивают всех детенышей, чтобы потомки своих львиц стали потомками.

Детеныши женского пола остаются с группой по мере взросления. Примерно в два года они становятся способными охотниками. Но юноши в этом возрасте вытесняют гордость. Они образуют холостяцкие группы и следят за мигрирующими стадами, пока не станут достаточно сильными, чтобы бросить вызов львам-самцам из других прайдов. В общем, группа мужчин остается у власти в прайде около трех лет, прежде чем ее возьмет на себя другая группа холостяков.

Сохранение статуса

африканских львов занесены в Красный список МСОП и находятся под угрозой исчезновения. Им угрожает потеря и фрагментация среды обитания. Их также убивают люди в ритуалах храбрости, в качестве охотничьих трофеев, из-за лечебных сил или владельцами ранчо, защищающими свой скот. Кроме того, они подвержены клещевым заболеваниям, таким как чумка собак и бабезия. Чуму передают львы не только гиены, но и собаки из соседних деревень. Бабезия возникает во время засухи, когда недоедающая жертва уязвима для болезней.Клещи передаются львам после того, как они убивают больное животное. Сочетание чумки и бабезии вызывает массовую гибель популяций львов.

Чем вы можете помочь

Вы можете помочь спасти львов, сделав пожертвования в такие благотворительные организации, как Инициатива Big Cat от National Geographic, Проект Леонардо от Panthera или Африканский фонд дикой природы.

Распределение львов

Львы населяют луга, кустарники и открытые леса в Африке к югу от Сахары. Небольшое население также проживает в индийском лесу Гир.

Львиные ресурсы
Сообщения в блоге о льве
Об авторе

Эби Кушман — пишущий редактор журналов «Справочник фактов о животных» и «Мой домашний кролик». Когда она не пишет о странных фактах о животных, Аби пишет и иллюстрирует забавные книжки для детей. Ее дебютная книга с картинками, Soaked! , теперь можно приобрести в Viking Children’s Books.

Чтобы узнать больше и бесплатно загрузить информационные листы, посетите www.abicushman.com. Следуйте за ней в Twitter на @AbiCushman и в Instagram на @ Abi.Cushman.

Поделитесь этим животным артикул:

Трофейная охота — Дикие животные — Темы — Кампании и темы

Каждый год охотники из Европы и США едут в Африку для участия в «трофейной охоте», когда охотники приносят домой мертвых животных для демонстрации в качестве трофеев и сувениров. на их стенах.

На большую часть «большой пятерки» — слонов, львов, носорогов, буйволов и леопардов — можно охотиться в Африке … по разумной цене. Чтобы похвастаться, охотники за трофеями стремятся убить самых впечатляющих животных в группе, а именно самых крупных самцов размножающихся размеров. Слоны-быки с самыми большими клыками и большие львы с темной гривой, такие как Сесил, являются предпочтительными целями. Гибель этих животных серьезно подрывает социальную структуру и выживание группы, наряду с потерей генетического материала, жизненно важного для здорового продолжения существования вида.Поскольку эти животные находятся под угрозой исчезновения, их выживание имеет значение. Кроме того, сокращение численности крупных млекопитающих, таких как слоны, и высших хищников, таких как львы и волки, влияет на экосистемы и климат, нанося вред здоровью планеты, от которой мы зависим.

В течение многих лет FOUR PAWS боролись с особенно ужасной формой трофейной охоты в Южной Африке, называемой консервированной охотой на львов, где, по оценкам, от 10 до 12 тысяч плененных львов ожидает смертельная участь. Охота на консервы, как дорогостоящий вид спорта, считается более дешевым и менее затратным по времени, чем традиционная трофейная охота, что добавляет больше «отдачи от вложенных средств» для занятого странствующего охотника.

Сторонники трофейной охоты и даже консервной охоты заявляют, что их деятельность поддерживает охрану. Тем не менее, несмотря на экстравагантные гонорары, которые охотники платят за привезти домой ценный трофей — охота может варьироваться от 24000 долларов до более 71000 долларов за африканского льва, нет никаких законных доказательств того, что какие-либо трофейные охотничьи доллары просачиваются через нестабильные правительства или коррумпированные чиновники, чтобы создать жизнеспособную охрану. усилия на местах. Исследования показали, что даже без коррупции количество денег, получаемых от трофейной охоты, бледнеет по сравнению с суммами денег, которые приносят в страны туризм и наблюдение за дикой природой.

Профитрофейные охотничьи организации, такие как Safari Club International (SCI), Dallas Safari Club (DSC) и Национальная стрелковая ассоциация (NRA), давно использовали свое богатство, власть и привилегии для лоббирования большего количества охотничьих прав и меньше правил или ограничений на импорт трофеев.

В то же время Служба рыболовства и дикой природы США (FWS) признала, что плохо организованная трофейная охота может подорвать усилия по сохранению. Случаи этого были замечены как у африканского льва, так и у африканского слона, среди других исчезающих и находящихся под угрозой исчезновения видов.Это было показано на примере львов, выращенных в неволе, в 2016 году, когда FWS запретила импорт трофеев, выращенных в неволе, из Южной Африки из-за отсутствия у них природоохранной ценности для спасения диких африканских львов.

При администрации Трампа влияние охотничьей индустрии на федеральное правительство достигло новых высот в 2017 году, когда Департамент внутренних дел США (DOI) учредил консультативный совет, сосредоточенный исключительно на продвижении «экономических выгод, получаемых от поездок граждан США в иностранным народам заниматься охотой.»Почти каждый член этого нового совета, называемого Международным советом по охране дикой природы, является либо охотником, имеющим личный интерес к трофейной охоте, либо представляет организации, выступающие за трофейную охоту, такие как SCI и NRA. С момента его создания FOUR PAWS и другие заинтересованные организации выступил против этого финансируемого налогоплательщиками совета в поддержку охоты. К счастью, прогресс был достигнут в феврале 2020 года, когда DOI объявил о прекращении любых будущих заседаний совета.

Импорт трофеев в США

Хотя африканские слоны и львы включены в список находясь под угрозой в соответствии с Законом об исчезающих видах (ESA), FWS решила снять запреты на импорт для обоих видов в 2017 году, позволив трофеям слонов и львов попасть в США.S. из стран, которые ранее считались неспособными должным образом защитить эти виды. Интересно, что именно SCI, а не FWS первым объявили об отмене запрета на импорт трофеев слонов; это потому, что DOI, который наблюдает за FWS, первым проинформировал о своем решении SCI, а не американскую общественность.

В современном мире продолжающееся сокращение популяций африканских слонов и львов требует большей, а не меньшей защиты. Особое внимание к такой спорной и плохо управляемой деятельности, как трофейная охота, игнорирует сложность сохранения дикой природы и наносит ущерб усилиям по сохранению, которые действительно улучшают популяции диких животных, защищают отдельных животных и приносят пользу сообществам, которые живут вокруг мест обитания диких животных.

FOUR PAWS считает, что трофейная охота является неприемлемым использованием природных ресурсов и наносит серьезный ущерб человеческому населению во всем мире. Фактически, 86% американцев выступают против охоты на крупную дичь, а 56% вообще выступают против охоты на животных ради спорта. После негативной реакции СМИ на американца, застрелившего льва Сесила, и возмущения общественности по поводу импорта трофейных слонов стало ясно, что большинство американцев не поддерживают трофейную охоту.

Вымирающие дикие собаки полагаются на разнообразную среду обитания, чтобы выжить вокруг львов | Наука

Пятнистые черно-коричневые африканские дикие собаки часто скакают и визжат по лугам, щебечут, как птицы.При весе около 50 фунтов эти клыки могут выглядеть мило с их розовыми языками, торчащими из-под черных носов, но сплоченные семьи и совместные методы охоты делают диких собак одними из главных хищников Африки к югу от Сахары. Стаи легко могут убить импалу или антилопа гну. Но, несмотря на свое мастерство, есть одно животное, с которым дикие собаки не справятся: львы.

Даже маленькая 300-фунтовая львица легко может убить собаку. Львы и дикие собаки разделяют одни и те же виды добычи, такие как импала, поэтому львы рассматривают собак как угрозу для своих запасов пищи и пытаются убить любых собак, которых они могут поймать.По этой причине защитники природы уже давно сосредоточились на возвращении диких собак — исчезающего вида — в районы, где львов мало.

Дикие собаки не могут сравниться с силой и скоростью львов. Джоселин Каган, из Африканские дикие собаки: история выживания

Эндрю Дэвис чувствовал, что в этом нет необходимости. Сейчас Дэвис, биолог-биолог и эволюционист Гарвардского университета, вырос в Южной Африке недалеко от парка Хлухлуве-Имфолози — природного заповедника площадью 370 квадратных миль, который поддерживает здоровую популяцию диких собак, несмотря на то, что также является домом для многих львов.«Львы и дикие собаки эволюционировали одновременно», — говорит он, добавляя, что вполне логично, что дикие собаки нашли способы выжить в окружении львов. Хлухлуве-Имфолози известен своим разнообразным ландшафтом с холмами, лугами, широкими реками и большими поймами. Дэвис подозревал, что все эти особенности помогают собакам выжить в присутствии львов.

В рамках международного сотрудничества он и другие ученые объединили карту парка с высоким разрешением с данными ошейников для слежения за собаками и львами.Они обнаружили, что дикие собаки отлично умеют прятаться, и что укрытие в кустах, ямах и оврагах помогло им обойти львов и избежать смерти. Это открытие, недавно опубликованное в журнале Ecology , показывает, что проекты по сохранению диких собак могут быть успешными в районах, где обитают львы, если на этих территориях очень изменчивый ландшафт. Дэвис надеется, что эта информация послужит основой для долгосрочных природоохранных стратегий, которые, как мы надеемся, спасут собак от угрозы исчезновения.

«Появляется рецепт, как построить разнообразную парковую среду, в которой будет содержаться разнообразное количество животных, которые могут сосуществовать с очень легким управлением», — говорит Грег Аснер, директор Центра глобальных открытий и сохранения при Университете штата Аризона, который также принимал участие в исследовании.Его рецепт предполагает строительство парков на суше со многими типами взаимосвязанных сред обитания, чтобы собаки могли легко получить доступ к различным укрытиям. «Среда обитания на той земле, которую вы защищаете, действительно имеет значение, — говорит он. «Столько же, сколько земли вы вкладываете для защиты».

Дикие собаки смываются после удачной охоты. Джоселин Каган, из Африканские дикие собаки: история выживания

Британские колонизаторы основали парк Хлухлуве-Имфолози в 1895 году.Охотники поставили на грань исчезновения таких популярных диких животных, как белый носорог. Еще за десятилетия до экологического движения колонизаторы почувствовали, что им следует выделить место для сохранения дикой природы региона. Дикие собаки, которые убивают домашний скот, считались паразитами и не входили в список животных, подлежащих сохранению. К 1901 году колониальные власти назначили награду в один фунт за голову каждой дикой собаки. К 1930-м годам фермеры и охотники почти уничтожили их из Хлухлуве-Имфолози и остальной части региона.

В 1980 году государственное агентство по охране дикой природы, которое теперь называется Ezemvelo KZN Wildlife, повторно ввело диких собак в Хлухлуве-имфолози. Ученые пришли к пониманию сложной социальной структуры этих собак и той роли, которую они играют в балансировании экосистем. Например, съедая импалу, дикие собаки ограничивают количество растительности, потребляемой этими травоядными, и позволяют растениям процветать. Но, несмотря на усилия по сохранению, африканские дикие собаки сейчас занимают менее семи процентов их исторической территории.Ученые хотят понять, в каких условиях должны развиваться дикие собаки, чтобы они снова могли принести пользу окружающей среде по всей Африке.

Дикие собаки окружают импалу, готовясь к убийству. Джоселин Каган, из Африканские дикие собаки: история выживания

Чтобы спасти диких собак, защитникам природы необходимо узнать, как они взаимодействуют с другими хищниками. В своем исследовании Дэвис и его коллеги стремились понять отношения между собаками и львами.Для этого исследователи объединили карты, созданные LiDAR, с сигналами радиошейников, наложенных на разных хищников. Изобретенный более 50 лет назад и часто запускаемый с самолета, LiDAR отражает лазеры от поверхности Земли, чтобы собрать информацию о структуре земли под ней. Ученые объединили свои карты LiDAR с данными отслеживания, чтобы создать представление о том, что каждое животное видело, перемещаясь по окружающей среде. Затем исследователи присвоили собакам многочисленные числовые оценки, которые описывали такие характеристики, как их близость ко львам и неровность местности, по которой они выбирали для передвижения.

Дэвис и его коллеги поместили эти оценки в экологические модели и получили результаты, подтверждающие их гипотезу о том, что собаки прячутся, чтобы избежать львов. Хотя Дэвис подозревал результат, он все же был удивлен, увидев, как часто собаки застревают, пробираясь через заросли кустарника. Даже когда ближайшие львы находились примерно в миле от них, собаки все равно избегали открытых мест.

Скотт Крил, природоохранный биолог и эколог из Университета штата Монтана, который не принимал участия в этом исследовании, говорит, что он не удивлен этими новыми открытиями, потому что экологи давно знают, что собаки делают все возможное, чтобы избегать львов, но что это исследование является большой шаг к пониманию того, как происходит это избегание.«Это новое исследование — большой вклад», — пишет он в электронном письме.

«Это определенно имеет смысл», — говорит аспирант Крила Бен Гудхарт, добавивший, что исследование, проведенное в 2014 году в PLOS ONE , показало, что дикие собаки, как правило, строят норы в труднопроходимых местах, по-видимому, также для того, чтобы избегать львов.

«Этот документ отличается от других тем, что он действительно рассматривает нюансы того, как происходит это избегание», — говорит Харриет Дэвис-Мостерт, глава охраны природы Южноафриканского фонда Endangered Wildlife Trust, не имеющая отношения к Эндрю. Дэвис.С 2006 года Аснер и его коллеги совершенствуют комбинацию LiDAR и трекеров животных. В этом исследовании они проанализировали ландшафт с гораздо более высоким разрешением, чем это было возможно десять лет назад. Они также измеряли движения собак и львов чаще, чем во многих предыдущих публикациях. «По мере развития технологий вы можете использовать гораздо более мелкомасштабную информацию, чтобы действительно разобраться в механизмах пространственной экологии», — говорит Дэвис-Мостерт.

Дэвис-Мостерт присоединилась к сообществу исследователей диких собак в качестве аспиранта в начале 2000-х годов и долгое время сотрудничала с авторами исследования, хотя в недавней публикации она не участвовала.Она считает, что понимание важности пересеченной местности для диких собак может побудить экологов проектировать новые парки, включающие в себя различные среды обитания с множеством укрытий. В то же время она считает, что текущие усилия по реинтродукции, которые не обязательно делают упор на разнообразную местность, по-прежнему заслуживают продолжения. «Очень редко консервация является совершенным искусством», — говорит Дэвис-Мостерт. Она считает, что знакомство собак с ландшафтами, которые имеют другие преимущества, такие как достаточное количество добычи, все же имеет потенциал для успеха.

За растительностью прячется дикая собака. Джоселин Каган, из Африканские дикие собаки: история выживания

Успех реинтродукции диких собак позволяет паркам успешно сохранять других животных. Дэвис-Мостерт говорит, что дикие собаки не только помогают сбалансировать экосистемы, но и показывают, насколько они здоровы в целом. Каждой стае для процветания требуется около 200 квадратных миль выгула, поэтому сохранение собак подталкивает менеджеров парков создавать большие районы нетронутой дикой природы.В этой дикой местности может процветать все, от растений до лучших хищников, и могут развиваться сложные экосистемы.

«Если вам удастся сохранить территорию, в которой могут содержаться дикие собаки, и обезопасить их, — говорит Дэвис-Мостерт, — то последствия этого для многих других видов будут действительно значительными».

Оригинальные фотографии и выдержки в этой статье взяты из книги Джоселин Каган «Африканские дикие собаки: история выживания» . Книгу издает Merlin Unwin Books , ее можно приобрести в соседних книжных магазинах и в книжных магазинах в Интернете.

Африке Животные Сохранение Собаки Южная Африка дикая природа

Правда о львах | Наука

Биологи долгое время считали, что львы объединяются, чтобы охотиться на добычу.Но Крейг Пакер и его коллеги обнаружили, что это не главная причина, по которой животные объединяются. Ануп и Манодж Шах / www.shahimages.com

Крейг Пакер сидел за рулем, когда мы наткнулись на массивного кота, упавшего в тени под колючим деревом. Это был мужчина с темной гривой, искусно распластанный, как будто он упал с большой высоты. Бока его вздымались неглубокими штанами. Пакер, эколог из Миннесотского университета и ведущий мировой эксперт по львам, крутанул руль Land Rover и поехал прямо к животному.Он указал на поцарапанный локоть льва и ужасную колотую рану на боку. Его грива была покрыта листьями. Издалека он выглядел как свергнутый лорд, величественный и достойный сожаления.

С тех пор, как я прибыл в национальный парк Серенгети в Танзании только тем утром, я изумленно уставился на гну на параде, бездельничащих бабуинов, летящих газелей, птиц-бычков, прыгающих на лошадях на мысовских буйволах, бегемотов с поджелудками цвета жевательной резинки. Пакер предупредил, что Серенгети обычно поражает воображение новичков, вызывая у нас головокружение от обилия идиллической дикой природы прямо из диснеевского песенно-танцевального номера.

Возвышенное животное всего в 15 футах от меня было моим первым диким Panthera leo . Самцы африканских львов могут достигать десяти футов в длину и весить 400 фунтов или более, и этот, похоже, раздвигает границы своего вида. Я был рад оказаться в грузовике.

Пакер, однако, открыл дверь и выскочил. Он схватил камень и швырнул его в сторону большого самца.

Лев поднял голову. На его красивом лице были следы когтей.

Пакер бросил еще один камень.Не впечатленный, лев ненадолго повернулся спиной, показывая гладкие, как бронзовые, задние конечности. Зверь зевнул и, положив огромную голову на лапы, впервые перевел на нас взгляд. Его глаза были желтыми и холодными, как новые дублоны.

Это был один из Убийц.

Пэкеру 59 лет, он высокий, худощавый и остроугольный, как терновник Серенгети. Он провел большую часть своей жизни в парке Lion House, бетонном здании, похожем на крепость, которое включает в себя офис, кухню и три спальни.Он обставлен кушеткой из искусственной кожи леопарда и лишь время от времени снабжается электричеством (исследователи отключают его в течение дня для экономии энергии) и пресной водой (слоны выкопали трубопроводы много лет назад). Пакер руководит проектом Serengeti Lion Project 31 из своих 43 лет. Это самое обширное из когда-либо проводившихся исследований по изучению хищников.

Он выжил во время вспышек холеры, приступов малярии и эпидемии чумы собак в 1994 году, в результате которой погибла треть из 300 львов, за которыми он следил.Он собирал львиную кровь, молоко, фекалии и сперму. Он отточил свой огорченный призыв теленка гну, чтобы привлечь внимание своих подданных. Он научился бросать размороженное бычье сердце, полное лекарств, в голодного льва для изучения кишечных паразитов. И он выдержал скуку изучения существа, которое спит примерно 20 часов в сутки и имеет непостижимое лицо, как у сфинкса.

Награда

Пакера — это эпическая наука, подробная хроника жизней и деяний поколений прайдов: «Прайд Равнин», «Потерянные девушки 2», «Бегущие через трансект».На протяжении десятилетий происходили эпидемии, рождаемости, вторжения, междоусобицы и династии. Когда львы пошли на войну, как они склонны делать, он был их Гомером.

«Масштаб исследования львов и энергия Крейга Пакера как ученого не имеют себе равных», — говорит Лоуренс Франк из Калифорнийского университета в Беркли, изучающий африканских львов и гиен.

Один из самых сенсационных экспериментов Пакера был нацелен на разгадку давней тайны. Лев-самец — единственная кошка с гривой; некоторые ученые полагали, что его функция — защищать шею животного во время драк.Но поскольку львы — единственные социальные представители семейства кошачьих, Пакер считал, что гривы скорее являются посланием или символом статуса. Он попросил голландскую компанию по производству игрушек изготовить четырех плюшевых львов в натуральную величину со светлой и темной гривой разной длины. Он назвал их Лотарио, Фабио, Ромео и Хулио (как в Иглесиасе — это был конец 1990-х). Он привлек львов к куклам криками гиен-падальщиков. Встречаясь с манекенами, львицы почти всегда пытались соблазнить темногривых, а самцы избегали их, предпочитая нападать на блондинок, особенно с более короткой гривой.(Начинка все еще выступает из бедер Фабио, центральной точки декора Львиного дома.)

Просматривая свои полевые данные, Пакер и его коллеги заметили, что многие мужчины с короткой гривой пострадали от травм или болезней. Напротив, темногривые самцы, как правило, были старше других, имели более высокий уровень тестостерона, хорошо заживали после ранения и производили больше выживших детенышей — все это делало их более желанными товарищами и грозными противниками. Похоже, что грива сигнализирует о жизненно важной информации о боевых способностях и здоровье самца партнерам и соперникам.Газеты по всему миру подхватили эту находку. «Манели, львицы ищут темный цвет», — говорится в одном заголовке. «Блондинки меньше веселятся в мире львов», — говорится в другом.

В последнее время исследования Пакера приобрели новое измерение. Долгое время беспристрастно изучая поведение львов и биологию, он стал борцом за выживание этого вида. В Танзании, где обитает половина всех диких львов на земле, популяция находится в состоянии свободного падения, упав вдвое с середины 1990-х годов до менее 10 000.По всей Африке до четверти диких львов в мире исчезли немногим более чем за десятилетие.

Причину упадка царя зверей можно описать одним словом: люди. По мере того, как все больше танзанийцев занимаются земледелием и скотоводством, они продвигаются все дальше в страну львов. Время от времени лев убивает человека или скот; сельские жители, которые когда-то стреляли только в назойливых львов, начали использовать яды, чтобы уничтожить целые прайды. Эта межвидовая конкуренция за все более дефицитный ресурс не новая проблема, но и не простая.Среди прочего, Пакер и его ученики изучают, как танзанийцы могут изменить свое животноводство и методы ведения сельского хозяйства, чтобы отогнать хищных представителей семейства кошачьих.

Ученые раньше полагали, что прайды — группы от нескольких до более чем дюжины родственных женщин, обычно охраняемые двумя или более мужчинами, — были организованы для охоты. Другие аспекты общинного образа жизни — склонность животных дремать в гигантских кучах и даже выкармливать детенышей друг друга — идеализировались как острые примеры альтруизма в царстве животных.Но Пакер и его сотрудники обнаружили, что гордость формируется не в первую очередь из-за того, что поужинал, или поделился своими родительскими обязанностями, или объятиями. Естественный мир львов — их поведение, их сложные сообщества, их эволюция — формируется одной жестокой всеобъемлющей силой, которую Пакер называет «ужасным врагом».

Львы прочие.

Гордость Джуа Кали живет далеко на равнинах Серенгети, где земля тускло цвета мешковины, а термитники возвышаются, как небольшие вулканы. В лучшем случае это маргинальная среда обитания, без тени и какого-либо укрытия.( Jua kali в переводе с суахили означает «яркое солнце».) Водяные дыры больше похожи на лачуги, добычи мало, и, особенно в засушливый сезон, жизнь четырех самок прайда и двух постоянных самцов, Хилдура и С-, нелегка. Мальчик.

Рано утром в августе прошлого года исследователи проекта «Лев Серенгети» обнаружили Хильдура, геркулесовского самца со светлой гривой, хромающего у заросшей травой канавы. Он держался рядом с одной из четырех самок прайда, чьи новорожденные детеныши были спрятаны в ближайшем зарослях тростника.Он тихонько рычал, возможно, пытаясь связаться со своим темноволосым соруководителем. Но исследователи заметили, что Си-Бой был загнан в угол на гребне ближайшего холма грозной троицей рычащих мужчин, которых Пакер и его коллеги называют Убийцами.

Вся сцена выглядела как «захват», короткое разрушительное столкновение, в котором коалиция мужчин пытается захватить контроль над прайдом. Резиденты-мужчины могут быть смертельно ранены в боях. Если захватчики побеждают, они убивают всех детенышей, чтобы снова вызвать течку у самок прайда.Самки иногда умирают, борясь за своих детенышей.

Исследователи подозревали, что Убийцы, которые обычно живут у реки в 12 милях от нас, уже отправили двух женщин из другого прайда — таким образом Убийцы заслужили свои имена.

C-Boy, окруженный, издал сдавленное рычание. Убийцы напали на него, сначала двое, затем все трое, рубя и кусая, когда он отклонялся, их удары приходились на его уязвимые задние конечности. Насилие длилось меньше минуты, но бока Си-Боя выглядели так, как будто их содрали кнутом.Очевидно удовлетворенные, что их противник был искалечен, Убийцы развернулись и побежали к болоту, почти синхронно, в то время как спутница Хильдура подкралась к заросшей тростником.

Ни один из львов Джуа Кали не был замечен после битвы, но мы продолжали выезжать на их территорию, чтобы найти их. Мы не знали, выжил ли Си-Бой или выжили ли детеныши. Наконец, однажды днем ​​мы нашли Дж.К.М., мать помета Хуа Кали, валяющуюся на холме термитов, огромном и сложном, как орган.

«Привет, сладкая», — сказал ей Пакер, когда мы подъехали. «Где твои детеныши?»

JKM заметила антилопу конгони в нескольких милях от нее; к сожалению, он тоже следил за ней. Она также искала в небе стервятников, возможно, в надежде добыть добычу гиены. Она встала и зашагала по высокой траве. Мы могли видеть темные круги вокруг ее сосков: она все еще кормила. Несмотря ни на что, ее детеныши, похоже, выжили.

Возможно, очевидная удача детенышей Джуа Кали была связана с другим недавним наблюдением, предположил Пакер: самку из другой близлежащей группы, прайда Мукома Хилл, видели, перемещая своих крошечных детенышей с качающейся головой.Детеныши тяжело дышали и жалобно мяукали, явно в беде; обычно детеныши остаются в логове в жару. Убийцы, возможно, оставили женщин Джуа Кали, чтобы завладеть гордостью холма Мукома, который населяет более богатую территорию возле слияния рек на севере. Лесистая местность там, по словам Пакера, контролировалась серией «изящных маленьких пар самцов»: пожилой Товарищ и Джелл-О; Свинина и пирог; и Уоллес, лидер Мукома Хилл, чей партнер Уильям недавно умер.

Пакер вспомнил аналогичную схему вторжения в начале 1980-х годов Семи самураев, коалиции мужчин, некоторые из которых были с эффектными черными гривами, которые однажды за один день сбили двух взрослых 1000-фунтовых буйволов и теленка. После штурма севера они произвели на свет сотни детенышей и правили саванной дюжину лет.

Пакеру потребовалось время, чтобы настроиться на такие драмы. Когда он впервые посетил львов Серенгети в 1974 году, он пришел к выводу, что «львы действительно скучные.«Самые ленивые из всех кошек, они обычно падали в ступор, как будто только что пробежали марафон, хотя на самом деле они не пошевелили ни одной мускулатурой за 12 часов. Пакер работал под руководством Джейн Гудолл в танзанийском национальном парке Гомбе-Стрим, наблюдая за павиинами. Он спал в металлической конструкции под названием Клетка, чтобы быть ближе к животным. В 1978 году, когда план Пакера по изучению японских обезьян провалился, он и его коллега-приматолог Энн Пьюзи, на которой он был женат, вызвались возглавить проект Lion, начатый 12 годами ранее американским натуралистом Джорджем Шаллером.

К тому времени, когда Пакер и Пьюзи обосновались в Доме Льва, ученые были хорошо осведомлены о том, что львы — хищники, устраивающие засады, с небольшой выносливостью и что они пожирают добычу, каждый из которых сбрасывает до 70 фунтов за один присест. (Львы едят, помимо антилоп и антилоп гну, крокодилов, питонов, морских котиков, павианов, бегемотов, дикобразов и страусиных яиц.) Территории львов довольно большие — 15 квадратных миль в нижней части, а их количество колеблется почти до 400, и их площадь довольно велика. передаются из поколения в поколение от женщин.Львы энергичны, когда дело доходит до воспроизводства; Шаллер наблюдал за одним самцом 157 раз за 55 часов.

Пакер и Пьюзи намеревались не просто задокументировать поведение льва, но и объяснить, как оно развивалось. «Мы хотели выяснить, почему они сделали некоторые из этих вещей», — говорит Пакер. «Почему они вырастили своих детенышей вместе? Неужели они действительно охотились вместе? »

Они внимательно следили за двумя дюжинами прайдов, фотографируя каждое животное и давая имена новым детенышам. Они отметили, где собираются львы, кто сколько чего ел, кто спаривался, кто был ранен, кто выжил и кто умер.Они описали взаимодействия при убийствах. Это шло медленно, даже после того, как в 1984 году на нескольких львов надели радиошейники. Львиная лень всегда больше беспокоила Пакера, чем их работающие челюсти. После прайдов ночью — животные в основном ведут ночной образ жизни — ему иногда казалось, что он сойдет с ума. «Я читал Толстого, я читал Пруста», — говорит он. «Все русские». Пакер и Пьюзи написали в одной статье, что «к списку инертных благородных газов, включая криптон, аргон и неон, мы добавим льва».

Тем не менее, они начали видеть, как функционируют прайды.Члены большого прайда не могли есть больше, чем одинокий охотник, в основном потому, что львиную долю досталось одинокому животному. Тем не менее, львы обязательно объединяются, чтобы противостоять злоумышленникам, а иногда и убивать их. Таким образом, более крупные группы монополизируют первоклассную недвижимость в саванне — обычно в районе слияния рек, где хищные животные приходят пить, — в то время как более мелкие прайды отодвигаются на второй план.

Даже ясли или общественные ясли, которые составляют социальную основу любой гордости, формируются насилием, — говорит Пакер.Он и Пьюзи поняли это после бесчисленных часов тщательного изучения групп кормящих матерей. Кормящая самка редко кормила чужого детеныша, обычно после того, как посторонний детеныш прокрался к ее соску. Бдительная львица оставляет молоко для собственного потомства. В отличие от широко распространенного мнения, что ясли были утопией для матери, Пакер и Пьюзи обнаружили, что кормящие матери держатся вместе главным образом для защиты. Во время захватов посторонними самцами одинокие самки теряли помет за пометом, в то время как у сотрудничающих львиц было больше шансов защитить своих детенышей и отбиться от самцов, которые могут перевешивать самок на целых 50 процентов.

Выжившие детеныши продолжают кровавый цикл. Юные самки часто объединяют усилия с гордостью своей матери, чтобы защитить свою территорию. Самцы, выращенные вместе, обычно образуют коалицию в возрасте 2–3 лет и отправляются покорять собственные гордости. (Трудолюбивые мужчины редко доживают до 12 лет; женщины могут достигать позднего подросткового возраста.) Одинокий мужчина без брата или двоюродного брата часто объединяется с другим одиноким; если он этого не сделает, он обречен на изолированную жизнь. Группа львов будет считать по ночам рев своих соседей, чтобы оценить их численность и определить, подходящее ли время для нападения.Основная идея карьеры Пакера заключается в следующем: львы эволюционировали, чтобы доминировать в саванне, а не делиться ею.

Однажды утром, когда мы пересекали равнину, Land Rover — сломанный спидометр, без ремней безопасности, треснувшие боковые зеркала, огнетушитель и рулон туалетной бумаги на приборной панели — скрипнул, как старое судно в открытом море. Мы бороздили океаны трав, в основном коричневых, но также мятно-зеленых, лососевых и, вдали, лавандовых; Львы, на которых мы охотились, были жидким мерцанием, током в потоке.Пейзаж в этот день не выглядел привлекательным. Куски гигантского неба затенил дождь. Челюсти зебры и тщательно отобранные черепа импалы усеяли землю. Но кости здесь недолго; гиены их поедают.

Пакер и научный сотрудник Ингела Янссон слушали в наушниках радиосигнал пинг-пинг-пинг ошейниковых львов. Янссон за рулем заметил прайд по другую сторону сухого оврага: шесть или семь львов, разинув рот, сидящих в тени. Ни она, ни Пакер их не узнали.Янссон чувствовала, что они могут стать новой группой. «Возможно, они никогда раньше не видели машину», — прошептала она.

Борта канавы выглядели бесперспективно, но Пакер и Янссон не устояли. Янссон нашла подходящее место для перехода по стандартам Серенгети и наклонила грузовик вниз. Мы с ревом перебрались через кровать и начали взбивать другую сторону. Пакер, который родом из Техаса, издал торжествующий возглас как раз перед тем, как мы резко остановились и начали беспомощно катиться назад.

Мы остановились на дне, зарываясь в тростник, с тремя колесами на земле, втиснувшись между берегами реки так плотно, как пломба в полости рта. Канава была 15 футов глубиной, так что мы больше не могли видеть гордость, но когда мы сползли вниз, ряд ушей с черными кончиками любопытно повернулся в нашу сторону.

Янссон вышла из грузовика, взмахнув длинным светлым хвостом, выковыряла колеса лопатой и лопатой, а затем рубила камыши пангой или мачете с прямым лезвием.Ранее я спрашивал, какое снаряжение для защиты от львов используют исследователи. «Зонт», — сказала Янссон. Судя по всему, львы не любят зонтики, особенно если на них нарисованы большие пары глаз.

Пэкер не боится львов, особенно львов Серенгети, которые, по его словам, редко встречаются с людьми или домашним скотом и имеют много других вещей, чтобы поесть. Чтобы выяснить, действительно ли лев под воздействием седативных препаратов не справляется с расчетом, он вылезает из грузовика, чтобы пощекотать ему ухо. Он говорит, что однажды бросил забитый Land Rover в десяти футах от большого прайда и двинулся в противоположном направлении со своей трехлетней дочерью на плечах и всю дорогу до Львиной дома пел детские школьные песни.(Его дочь, Кэтрин, 25 лет, учится в школе общественного здравоохранения Блумберга Джонса Хопкинса. Пакер никогда не пробовал подобный трюк с сыном Джонатаном, которому сейчас 22 года, хотя Джонатана однажды укусил павиан. Пакер и Пьюзи развелись в 1997 году; она вернулась к изучению шимпанзе.)

Не имея возможности обращаться с пангой, меня отправили на небольшое расстояние вниз по руслу реки, чтобы собирать камни и заклинивать их под колесами. Безразличие Пакера не было заразительным. Я не мог решить, ползти мне или бежать.Каждый раз, когда я смотрел на покрытые травой берега реки, я был уверен, что окажусь объектом жадного взгляда какого-нибудь светловолосого монстра. Наклонившись, чтобы выковыривать камни из земли, я внезапно понял с полной интуитивной уверенностью, почему жители Танзании могли бы лучше избавиться от этих животных.

Я уже осмотрел их резцы ножа для резьбы и глаза Клеопатры, заметил их низкое, перекатывающееся, хулиганское чванство, услышал их рычание на холостом ходу и ночные мычки. Если вы живете в глиняной хижине, защищенной забором из ежевики, если ваши коровы — ваш банковский счет, а ваш 7-летний сын — пастух, который спит в загоне со своими козами, разве вы не захотите уничтожить всех до последнего льва? на земле?

«Люди ненавидят львов», — сказал мне Пакер.- Во всяком случае, люди, которые с ними живут ».

После более чем часа стряхивания тростника, закалывания камней и борьбы с грязевыми лестницами, помещенными под шины для обеспечения сцепления, машина, наконец, вылетела на дальнюю сторону канавы. Невероятно, но львы остались именно там, где мы их видели в последний раз: сидели с дзен-невозмутимостью на своей маленькой салфетке из тени.

Янссон посмотрела в бинокль, отметив узор их усов, обесцвеченную радужку здесь и отсутствующий зуб там.Она решила, что это редко встречаемая гордость Тернер-Спрингс. У некоторых изумленных солнцем львов были пятна крови на молочных подбородках. Хотя они не проявили к нам ни малейшего интереса, я произнес тихую молитву, чтобы вернуться домой.

«Пойдем поближе», — сказал Пакер.

Первый настоящий лев, вероятно, прошел по земле около 600 000 лет назад, и его потомки в конечном итоге правили более обширным ареалом, чем любое другое дикое наземное млекопитающее. Они проникли во всю Африку, за исключением самых глубоких дождевых лесов бассейна Конго и самых засушливых частей Сахары, а также на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды.Львы были в Великобритании, России и Перу; их было много на Аляске и в среде обитания, известной сегодня как центр Лос-Анджелеса.

В пещере Grotte Chauvet во Франции, чьи 32 000-летние картины считаются одними из старейших произведений искусства в мире, есть более 70 изображений львов. Нарисованные углем и охрой, эти европейские пещерные львы — безгривые и, согласно свидетельствам окаменелостей, на 25 процентов больше африканских львов — скачут вместе с другими ныне вымершими существами: мамонтами, ирландскими лосями, шерстистыми носорогами.Некоторые львы, нарисованные в самой глубокой части пещеры, имеют причудливую окраску и абстрактные, с копытами вместо лап; археологи полагают, что это могут быть шаманы.

Французское правительство пригласило Пакера совершить поездку по пещере в 1999 году. «Это было одним из самых глубоких событий в моей жизни, — говорит Пакер. Но его волновало не сказочное качество изображений; это была их зоологическая точность. В свете шахтерской лампы он различал пары, львов, движущихся большими группами, и даже покорное поведение, изображенное вплоть до наклона ушей подчиненного.Художник, по словам Пакера, «не преувеличивает их зубы, он не делает их более грозными, чем я. Это был тот, кто смотрел на них очень холодно и отстраненно. Это был тот, кто изучал львов ».

Упадок львов начался около 12 000 лет назад. Доисторические люди с их улучшенными охотничьими технологиями, вероятно, соревновались со львами за добычу, и подвиды львов в Европе и Америке вымерли. Другие подвиды были распространены в Индии и Африке до 1800-х годов, когда европейские колонисты начали убивать львов во время сафари и расчищать землю.В 1920 году в Марокко охотник застрелил последнего известного представителя североафриканского подвида. Сегодня единственные дикие львы за пределами Африки принадлежат к небольшой группе из менее чем 400 азиатских львов в лесу Гир в Индии.

Львы продолжают жить в нескольких странах на юго-востоке Африки, включая Ботсвану, Южную Африку и Кению, но население Танзании является самым большим. Хотя эта страна ужасающе бедна, она представляет собой достаточно стабильную демократию с огромными участками охраняемых земель.

Национальный парк Серенгети — площадью 5700 квадратных миль, размером примерно с Коннектикут — это, пожалуй, самое большое львиное убежище в мире, где обитает около 3000 львов.В учебной зоне Пакера, включающей территории 23 прайдов недалеко от центра парка, количество львов стабильно или даже растет. Но Серенгети — исключение.

Отчасти вина за гибель популяции львов в Танзании лежит на индустрии трофейной охоты: правительство разрешает вылов около 240 диких львов в год из заповедников и других незащищенных территорий, что является самым высоким показателем в Африке. В сафари взимается плата за трофей всего в 6000 долларов за льва; животных отстреливают, когда они кушают наживку, и многие из желанных «трофейных самцов» имеют персиковые пушистые гривы и еще даже не оставили гордости своей матери.Еще одна проблема — использование частей льва в народной медицине; По мере того как дикие тигры исчезают из Азии, ученые отмечают рост спроса на заменители леонина.

Однако центральная проблема — это рост населения. Сейчас в Танзании в три раза больше жителей — около 42 миллионов — по сравнению с тем, когда Пэкер начал там работать. С 1990 года страна потеряла более 37 процентов лесных массивов. Болезнь распространилась от деревенских животных на добываемых львов, а в случае вспышки чумы в 1994 году, начавшейся у домашних собак, — на самих львов.Добыча львов также популярна на растущем — и незаконном — рынке мяса диких животных.

И еще есть понятное недоброжелательство, что люди несут львов, которые слоняются по крыльцам, прорываются через соломенные крыши, вырывают скот, вырывают детей из рук матери, вытаскивают стариков из постели и хватают женщин по пути в уборные. В 1990-х годах, когда танзанийцы засыпали большие территории львиной территории в поля, количество нападений львов на людей и домашний скот резко возросло.

Бернар Киссуи, танзанийский ученый-лев из Африканского фонда дикой природы и один из бывших аспирантов Пакера, встретил Пакера и меня в Маньяре, оживленном районе к юго-востоку от национального парка Серенгети.Киссуи сказал, что пять львов поблизости недавно умерли после того, как съели тушу жирафа, пропитанную клещевым ядом.

«Это одна из ваших учебных гордостей?» — спросил Пакер.

«Я так подозреваю», — сказал Киссуи, работающий в близлежащем национальном парке Тангире. Он не был уверен, кто отравил львов и что спровоцировало убийства. Месяцем ранее львы убили трех мальчиков в возрасте 4, 10 и 14 лет, пасших скот, но это было в деревне в 40 милях от них.

«Африка — это не Африка без львов, — сказал мне Кисуи, — но человеческие потребности важнее, чем потребности дикой природы».По мере увеличения количества людей мы берем землю, которая была бы доступна для дикой природы, и используем ее для себя. Сейчас в Африке проживает один миллиард человек. Подумайте, что означает этот миллиард с точки зрения будущего львов. Мы идем в очень сложный мир ».

Молодые люди из пастушеских племен больше не заботятся о пасти скота, — говорит Киссуи. «Они хотят поехать в Арушу и водить машину». Поэтому их младших братьев вместо этого отправляют в кусты. Пакер и его ученики показали, что львы, как правило, охотятся на домашний скот, за которым ухаживают мальчики в засушливый сезон.

Пакер, Киссуи и другие ученые экспериментируют, пытаясь обезопасить людей и львов. Специальные фонды возмещают пастухам потерянный скот, если ни один лев не пострадал. Они предположили, что фермеры, выращивающие кукурузу на юге Танзании, вешают на своих полях перец чили, который отпугивает кустарниковых свиней, которых любят львы, или роют канавы вокруг посевов, чтобы не пускать свиней. И Пакер помогает Киссуи с программой, которая субсидирует пастухов, которые хотят заменить свои загоны, огороженные ежевикой, на заборы из металла и дерева.

В Маньяре мы посетили Сайрей Лобой, участницу исследования. Он был одет в потрясающие синие одеяла и разговаривал по мобильному телефону. Лобойе является членом племени масаи, чья традиционная культура сосредоточена на охране скота: подростки бьют копьем львов в качестве обряда посвящения. Лобой сказал, что просто хотел, чтобы львы оставили его в покое. Два года назад львы сожрали одного из его драгоценных быков, но с тех пор, как он установил современный забор, у него не было никаких проблем, а его скот и дети стали в большей безопасности. «Теперь я могу спать по ночам», — сказал он.

Пакер утверждает, что Серенгети, как и некоторые южноафриканские парки, следует окружить электрическим, защищенным от слонов, усиленно патрулируемым забором, который охватит весь миграционный путь антилоп гну и не даст львам проникнуть внутрь, а браконьерам — нет. У этой идеи мало поддержки, отчасти из-за того, что на возведение барьера потребуются десятки миллионов долларов.

Пакер и Сьюзан Джеймс, бывший руководитель бизнеса, на котором он женился в 1999 году, основали некоммерческую организацию Savannas Forever, которая находится в Аруше и следит за качеством жизни в сельской местности.Они наняли танзанийцев, чтобы измерить, как помощь в целях развития влияет на такие переменные, как рост и вес детей; они будут распространять информацию о наиболее эффективных подходах, чтобы другие программы могли их воспроизвести. Есть надежда, что повышение уровня жизни поддержит местные усилия по сохранению и даст львам больше шансов на выживание.

Как бы ни было трудно Пэкеру представить, что гордость, которую он так долго преследовал, закончатся забвением в следующие несколько десятилетий, он говорит, что это наиболее вероятный результат: «Почему я это делаю? Я чувствую, что чем-то обязан этой стране.Так что через 100 лет в Танзании все еще будут львы ».

Перед тем, как я покинул Серенгети, Пакер повел меня посмотреть фиговое дерево, которое десятилетиями служило когтеточкой для львов. Пока мы ехали по саванне, аспирантка Александра Суонсон возилась с радиосканером в поисках сигналов от ошейниковых львов, но мы слышали только помехи.

Дерево росло на холме, одной из изолированных груд камней на лугах, которые являются популярными прибежищами львов. Пакер хотел подняться наверх, чтобы получше рассмотреть.Возможно, убаюканный тишиной на сканере, я согласился сопровождать его.

Мы прошли большую часть пути вверх по свае, когда Пакер щелкнул пальцами и жестом приказал мне присесть. Мир, казалось, увеличивался и уменьшался, как будто я смотрел в телеобъектив фотоаппарата, и я представлял себе горячее дыхание льва на своей шее.

Пакер, стоявший на вершине холма, махал мне ближе.

«Вы видите этого льва?» он прошептал. «Нет», — прошептала я в ответ.

Он указал на темную расщелину под фиговым деревом, примерно в 20 футах от него.»Вы не видите этого льва?»

«Льва нет», — сказал я, как будто мои слова могли это сделать.

Затем я увидел одно крошечное желтое лицо в форме сердца, а затем другое, яркое, как одуванчики, на фоне серых скал. Золотые глаза смотрели на нас.

Матери часто оставляют своих детенышей на долгое время, чтобы поохотиться, но это был лишь второй раз за долгую карьеру Пакера, когда он нашел безнадзорное логово. Молодые детеныши почти полностью беспомощны и могут голодать или быть съеденными гиенами, если оставить их в покое слишком долго.Один из детенышей был явно напуган нашим присутствием и съежился за своим более храбрым братом, который по-королевски устроился на скалах, чтобы насладиться этими странными, тонкими, съеживающимися существами. Другой детеныш, казалось, забыл о своем страхе и укусил смелого за ухо. Это были идеальные ворсистые вещи. На их пальто был слабый плиточный узор, который со временем исчезнет.

Той ночью мы расположились лагерем рядом с копьем, Свенсон и я на кровати «лендровера» и «Пакера» в хрупкой палатке. Это был не самый спокойный вечер в моей жизни: в последней великой твердыне льва мы находились за пределами логова матери.

Я все думал о детенышах в расщелине. Их мать могла вернуться, пока мы спали. Я почти надеялся, что она это сделает.

Эбигейл Такер , штатный писатель Smithsonian , рассказала о нарвалах, лососе и связи между птицами и подковообразными крабами.

Первый настоящий лев, вероятно, прошел по земле около 600 000 лет назад, и его потомки в конечном итоге стали править более обширным ареалом, чем любое другое дикое наземное млекопитающее.Ануп и Манодж Шах / www.shahimages.com Биологи долгое время считали, что львы объединяются, чтобы охотиться на добычу. Но Крейг Пакер и его коллеги обнаружили, что это не главная причина, по которой животные объединяются. Ануп и Манодж Шах / www.shahimages.com Пакер провел самое обширное в мире исследование львов за 31 год.Эбигейл Такер Команда Пакера наблюдает за десятками прайдов и проводит сложные полевые эксперименты. Здесь член команды Ингела Янссон извлекает Land Rover из канавы. Эбигейл Такер Кандида Мвингира — еще один член команды Пакера.Эбигейл Такер Сражения между коалициями мужчин могут быть смертельными. Трио, известное как The Killers, напало на мужчину другой группы по имени Си-Бой. Ингела Янссон, Serengeti Lion Project «Если вы видите драку между мужчинами, которые бьют друг друга и рычат, — говорит Пакер, — как вы можете не быть невероятно, внутренне тронутыми силой и энергией?» Ингела Янссон, Serengeti Lion Project Нападение The Killers на Си-Боя выглядело как «захват», короткое разрушительное столкновение, в котором коалиция мужчин пытается захватить контроль над прайдом.Ингела Янссон, Serengeti Lion Project Один из Убийц после столкновения с Си-боем. Эбигейл Такер Как в этом случае, когда две самки преследуют гну, львы вместе охотятся.Но охота не является центром их необычной общественной жизни. Ануп и Манодж Шах / www.shahimages.com Коммунальная жизнь — это форма защиты, особенно для львиц. Ануп и Манодж Шах / www.shahimages.com Захватчики-мужчины убивают детенышей прайда, а у объединяющихся самок больше шансов спасти потомство.Ануп и Манодж Шах / www.shahimages.com Львица идет по Серенгети со своими детенышами. Эбигейл Такер Сайрей Лобойе принадлежит к племени масаи, которое занимается разведением крупного рогатого скота.Если лев убивает человека или домашний скот, соплеменники могут отомстить, убив много львов. Packer продвигает простые методы защиты крупного рогатого скота и детей. Эбигейл Такер LoBoye теперь держит животных за забором из металла и дерева вместо ежевики: «Я могу спать по ночам». Эбигейл Такер Плотоядные животные Сохранение Экология Охота Ученые .

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *