В 1909 году американец роберт пири достиг: 6 апреля 1909 года. Роберт Пири достиг, как он думал, Северного полюса

Содержание

ДОСТИЖЕНИЕ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА — ИНТРИГУЮЩИЙ ДЕТЕКТИВ ХХ ВЕКА

Как это ни покажется странным, долгое время даже в серьезных справочниках можно было встретить противоречивые утверждения о том, кто первым достиг Северного полюса: Фредерик Кук или Роберт Пири. Почему возникло это противоречие, разрешить которое удалось только благодаря последним достижениям науки — исследовательским разработкам отечественных и международных дрейфующих станций, а также фотографиям из космоса, — рассказывает Владислав Сергеевич Корякин. Он — полярник. Свою деятельность в Арктике начал по программе Международного геофизического года (1957-1959). Участник многих полярных экспедиций, он семь раз посетил Новую Землю (включая две зимовки), одиннадцать — Шпицберген. Зимовал в Антарктиде, плавал по Северному морскому пути. Преподает в Поморском государственном университете (г. Архангельск).

Наука и жизнь // Иллюстрации

Фредерик Альберт Кук (1865-1940) первым достиг Северного полюса в апреле 1908 года, не подозревая, что торжество обернется драмой всей жизни.

Роберт Эдвин Пири (1856-1920) сумел скомпрометировать победу своего конкурента всеми доступными способами. Но истина в конечном итоге восторжествовала.

Маршруты к полюсу Ф. Кука (сплошная линия) и Р. Пири (пунктир).

На пути к полюсу: фото вверху — то, что Кук принял за Землю Брэдли, фото в центре — на дрейфующем «ледяном острове» на 88-м градусе северной широты, фото внизу — все дальше в глубь ледяного безмолвия.

Известные советские полярники М. М. Сомов, Е. П. Яцун, А. П. Штепенко, Т. М. Патрушин на географическом Северном полюсе. 2 мая 1949 года.

Михаил Михайлович Сомов — начальник дрейфующей станции «Северный полюс-2» в 1950-1951 годы.

Схема дрейфа льда Северного Ледовитого океана, составленная по результатам экспедиций советских и американских полярников в середине ХХ века (опубликована в книге К. Родаль «Север: природа и жизнь полярного мира». — М.: Географгиз, 1958).

Гений и злодейство — действительно несовместимые вещи, и не только в искусстве. Как свидетельствует жизнь, и в научно-исследовательской работе нравственные качества человека могут определять степень достоверности совершенного открытия. Самый показательный тому пример беру из сферы близкой и хорошо известной мне — открытие Северного полюса. Казалось бы, что может быть более бесспорным, чем пройденный до заветной точки на земном шаре маршрут?! Оказывается, может, если целью становится не Истина, а самолюбивые устремления.

1 сентября 1909 года из Леруика (Шетландские острова) в адрес владельца газеты «Нью-Йорк геральд» Гордона Беннетта поступила телеграмма: «21 апреля 1908 года достиг Северного полюса… Текст 2000 слов оставлен у датского консула. Стоимость 3000 долларов. Если согласны — обращайтесь. Кук». Ответ гласил: «Никогда не получал столь приятного известия всего за три тысячи». Неделю спустя другой американец, Роберт Пири также объявил о достижении полюса, дополнив сообщение более чем странным заявлением: «Не принимайте всерьез заявку Кука. Его эскимосы говорят, что он не удалялся далеко от материка, подтверждают их соплеменники».

Десятилетиями на страницах научных и популярных изданий, то разгораясь, то затихая, продолжалась дискуссия: кто из двух исследователей достиг полюса первым? Предсказать исход этого спора было практически невозможно из-за отсутствия необходимых источников. Реальные доказательства в пользу того или другого претендента появиться быстро не могли. Пресса тему первенства эксплуатировала как могла. Но наиболее компетентные полярники того времени не спешили выступать в роли судей.

Наш рассказ об участниках драматического конфликта начнем с Пири.

«Быть единственным и первым» (Роберт Эдвин Пири)

Эпиграфом к биографии этого полярника могли бы послужить шекспировские строки:

Для стяжанья славы
Я, кажется, взобрался б на Луну,
И не колеблясь б бросился в пучину,
Которой дна никто не достигал,
Но только б быть единственным
и первым.

Действительно, еще в юности Пири так обозначил цель своих жизненных устремлений: «…хотел бы снискать имя, которое открыло бы мне доступ в круг избранных, где я ощущал бы себя наравне с каждым». Однако его образование позволяло рассчитывать лишь на скромную работу изыскателя, в перспективе не сулившую славу Колумба или, на худой конец, Ливингстона. Определенно, ни участие в строительстве пирса во Флориде, ни изыскания на трассе канала через территорию Никарагуа (этот вариант отвергли в пользу Панамского перешейка) не могли удовлетворить его неуемное тщеславие. Тем не менее принадлежность к военно-морскому ведомству открывала для Пири возможности, которых не было у Роберта Кука.

Ликвидация «белых пятен» на карте земного шара в тот момент приближалась к завершению. Арктика оставалась самым подходящим местом для погони за известностью. В 1886 году по следам Норденшельда, заслужившего славу первооткрывателя северо-восточного прохода, Пири отправился в Гренландию. Его экспедиция ничего не добавила к тому, что было сделано предшественником.

Последнее обстоятельство нисколько не смутило самолюбивого американца, и он принялся строить планы пересечения Гренландии от моря до моря. Но в 1888 году молодой норвежец Фритьоф Нансен в сопровождении нескольких спутников первым пересек по ледниковому покрову самый большой остров планеты. Амбициозная реакция Пири удивила видавших виды полярных исследователей: «Это исполнение задуманного мною предприятия нанесло серьезный удар мне».

В 1891 году Пири вновь отправился в Гренландию, но в самом начале экспедиции с ним произошло несчастье — он сломал ногу и только благодаря экспедиционному врачу Фредерику А. Куку (его будущему сопернику на полюсе) полярная карьера Пири на этом не завершилась. Пациент высоко оценил талант своего хирурга: «Я многим обязан его профессиональному искусству, терпеливости и хладнокровию… Он был всегда полезным и неутомимым работником». Выздоровев, Пири пересек север Гренландии от залива Инглфилд к фиорду Независимости (протяженность пути в оба конца 2200 километров). Уже тогда бросалось в глаза несоответствие протяженности маршрута и единственного результата: был установлен северный предел ледникового покрова самого большого острова Земли. В этом маршруте проявилась особенность характера Пири: все результаты экспедиции он считал принадлежащими лично ему! Когда Кук по возвращении выразил желание опубликовать материалы своих наблюдений об образе жизни эскимосов, Пири категорически запретил печатать их. Естественно, Кук ответил отказом, когда Пири пригласил его принять участие в следующей экспедиции.

В ближайшие годы полярные предприятия Пири, одержимого мыслью заполучить приз столетия, следовали одно за другим с минимальными научными результатами. Так, результатом очередной экспедиции 1905-1906 годов стало только то, что Пири на градус широты (!) побил рекорд Нансена. Однако «достижение» Пири сопровождалось навигационным казусом — при возвращении герой высоких широт оказался в Гренландии, в 250 километрах восточнее намеченной точки. Специалистов-навигаторов это не удивило: в своей штурманской работе Пири с трудом справлялся с определением широты, считая долготу чем-то несущественным, а свой просчет он объяснил сильным восточным дрейфом. Его тревожили не навигационные просчеты, а факт очередного поражения, зафиксированный в дневнике: «Неужели еще одна неудача? Неужели никаких шансов на победу?»

Между тем реклама и (выражаясь современным языком) «раскрутка» в прессе делали свое дело. Пири добился денег на очередной полюсный вояж в тот самый момент, когда из высоких широт пришло чрезвычайное известие: «Я избрал новый маршрут к полюсу и остаюсь, чтобы воспользоваться им… Мистер Брэдли расскажет остальное. Всем приветы. Кук». Последовавшее затем длительное молчание после возвращения последних судов из арктических вод не изменило планов Пири. «Во избежание всяких недоразумений… я заявляю, что поведение доктора Кука, который старается опередить меня, недостойно честного человека». Прочесть это заявление Фредерик Кук не мог, поскольку был занят совсем иными делами…

«Никогда не терявший мужества» (Фредерик Альберт Кук)

Вернувшийся из Северо-Гренландской экспедиции (1891-1892), которую возглавлял Пири, Фредерик Кук решительно отказался принять участие в поездках с этим амбициозным человеком. Узнав о вакансии врача в Бельгийской антарктической экспедиции барона Адриена де Жерлаша, Кук не стал раздумывать и оказался в числе первых исследователей, переживших антарктическую зимовку. Более того, со своим предшествующим опытом и специальными знаниями врача-полярника Кук, по свидетельству другого участника событий, норвежского моряка Руала Амундсена, спас от цинги и неминуемой гибели всю экспедицию — за это его наградили бельгийским орденом Леопольда. Одновременно Кук продемонстрировал тонкое понимание ледовой обстановки, что помогло вырвать из ледового плена экспедиционное судно. Амундсен использовал его опыт спустя двадцать лет, не забыв отметить это в своей книге «Северо-восточный проход» (Л., 1936). Скупой на похвалу норвежец так аттестовал товарища по зимовке: «Он был единственным из нас, никогда не терявшим мужества, всегда бодрым, полным надежд и всегда имевшим доброе слово для каждого… Никогда не угасала в нем вера, а изобретательность и предприимчивость не знали границ». Можно утверждать, что именно после этой зимовки Кук перешел в разряд полярников мирового уровня. Это подтвердили уже ближайшие события.

В 1903 году он выполнил рекогносцировку в центральной части Аляскинского хребта, ликвидировав тем самым обширное «белое пятно» вокруг высочайшей вершины американского континента — горы Мак-Кинли, и одновременно разведал подходы к ее подножью. Однако с приближением зимы экспедицию пришлось свернуть. Ее участники пересекли хребет по ранее неизвестным перевалам. Зов открытий явно не оставлял сорокалетнего американского врача, полного сил и, главное, интереса к постижению неизвестного, в чем он коренным образом отличался от Пири. Прав был их земляк О. Генри, утверждавший, что «дело не в дороге, которую мы выбираем, а в том, что заставляет нас ее выбирать».

Спустя три года последовало восхождение на Мак-Кинли — первое в истории Аляски, которое Кук подробно описал в книге «На вершине континента» (1908). Автор предстал перед читающей публикой вдумчивым наблюдателем с несомненной исследовательской жилкой.

Для своих современников Кук и Пири были полярными исследователями одного, самого высокого, уровня, что подтверждает речь президента Национального географического общества Александра Гриам-Белла на одном из званых вечеров: «Меня просили сказать несколько слов о человеке, чье имя известно каждому из нас, — о Фредерике Куке, президенте Клуба исследователей. Здесь присутствует и другой человек, которого мы рады приветствовать, — это покоритель арктических земель командор Пири. Однако в лице Кука мы имеем одного из немногих американцев, если не единственного, побывавшего в обоих противоположных районах земного шара — в Арктике и Антарктике». Это замечание подтверждает уникальность опыта Кука.

Счастливый случай достичь полюса представился Куку неожиданно, после знакомства с молодым миллионером Джоном Брэдли летом 1907 года. Этот весьма состоятельный человек попросил Кука помочь в организации его охотничьей поездки в Гренландию. Опыт подсказал полярнику, что он сможет использовать этот шанс и совершить бросок к полюсу. В экспедиции пожелал принять участие еще один американец: Рудольф Франке. Оставалось договориться с местными эскимосами, наняв их в качестве каюров собачьих упряжек. Так началась самая значительная экспедиция Кука. Продолжение ее оказалось совсем не таким, какого она заслуживала.

Бег наперегонки со смертью

Во избежание конфликта Кук предпочел начать свой поход к полюсу в стороне от предшествующих маршрутов Пири, поскольку понимал, насколько болезненно тот воспримет присутствие конкурента. Поэтому, перезимовав в эскимосском селении Анноаток на севере Гренландии, Кук 19 февраля 1908 года на 11 упряжках (всего 103 собаки) в сопровождении каюров-эскимосов отправился к мысу Свартенвог. На северной оконечности острова он оставил солидный склад продовольствия, чтобы воспользо ваться им на обратном пути. Отсюда его спутник Рудольф Франке возвращается назад.

Выход на исходный рубеж занял 25 дней. За это время Кук прошел 365 миль, пополняя запасы продовольствия успешной охотой. До цели оставалось только 520 миль!

Полюсный маршрут начался 18 марта. Вместе с Куком в нем приняли участие два каюра-эскимо са с упряжками по 13 псов в каждой. Груз на нартах Кук урезал до предела, в первую очередь за счет продовольствия, основу которого составлял дневной рацион пеммикана (сухой мясной порошок, залитый жиром) из расчета по фунту на человека. Не останавливаясь на деталях самого маршрута, отметим лишь главное.

За четыре перехода Кук вышел к Большой полынье, которую успешно преодолел по молодому льду. Несмотря на морозы и подвижки льда участникам маршрута в первые дни удавалось сохранить необычайно высокий темп движения. Суточные переходы составляли 20-30 миль.

30 марта Кук отметил признаки суши, названной им по традиции в честь спонсора Землей Брэдли. Спустя две недели Кук отметил в полевых записях, что протяженность переходов упала практически вдвое и что он обеспокоен: «… слишком устали, чтобы снять показания приборов» (11 апреля), «… мысли о возвращении. Запас продовольствия уменьшается» (12 апреля).

И все же Кук, преодолев психологический кризис, продолжал путь на север. Заветной цели он достиг 21 апреля! Это отразилось в его записях: «Ничего примечательного; полюса как такового нет; море с неизведанными глубинами; лед более активен; свежие трещины, разводья… Переполнен радостью, не нахожу слов для выражения своего удовлетворения. Как мы устали и измотаны. Нам нужен отдых».

Но как раз этого нельзя было себе позволить. Возвращение проходило на фоне продолжающегося истощения людей и собак, отчего снизился темп движения. На протяжении трех недель солнце скрывали облака, поэтому Кук не мог провести надежные астрономические обсервации. В результате в условиях наступившего летнего таяния Кук не смог выйти к своему складу на мысе Свартенвог (что поставило его самого и его группу на грань гибели). В полном смысле развитие событий в это время напоминало бег наперегонки со смертью.

И все же, преодолев все трудности, со свойственной ему стойкостью Кук добрался до суши у островов Рингнеса, совершил вынужденную зимовку на мысе Спарбо (остров Девон) и буквально из последних сил добрался до Анноатока весной 1909 года, где встретил зимовавших там американского туриста Уитни и двух человек из экспедиции Пири. От них Кук узнал новости годичной давности из большого мира. Отдохнув, он отправился с попутным караваном эскимосских упряжек на юг к датским поселениям. К несчастью, Кук оставил на попечение Уитни часть документов и инструменты, которые он использовал в походе. Позднее все это исчезло при таинственных обстоятельствах…

Маршрут Пири

Первое отличие экспедиции Роберта Пири от экспедиции Фредерика Кука — количество задействованных сил.

На исходный рубеж на мысе Колумбия (на острове Элсмир) Пири двинул 28 упряжек и группу из 26 человек, состоявшую из американцев и эскимосов. Управлять такой «армадой» очень непросто, поэтому поход затянулся.

Первые упряжки покинули мыс Колумбия 1 марта 1909 года. Все усилия Пири направлял на сохранение сил и необходимых запасов для главного броска, поэтому использовал специальные отряды обеспечения, которые должны были с грузами пройти максимально дальше на север, вплоть до 88-го градуса с.ш. Не испытывая недостатка в ресурсах, Пири сформировал даже особую группу, прорубавшую остальным путь среди торосов. Трезво оценивая свои возможности в качестве штурмана, Пири поручил эту ответственнейшую работу капитану экспедиционного судна — опытному навигатору Роберту Бартлетту. Но все же на последнем этапе Пири должен был выполнять вычисления сам.

Пять отрядов обеспечения, доставив на определенный градус широты необходимый груз, с пустыми нартами поворачивали обратно, имея при себе лишь минимальный запас продовольствия. Подобную организацию ее изобретатель называл «системой Пири». И, по его утверждению, без нее «оказалось бы физически невозможным дойти до Северного полюса и вернуться с него». Логики в последней фразе не больше, чем в известном утверждении «этого не может быть, потому что не может быть никогда».

Дневные переходы Пири оставались в пределах 13-14 миль. Вблизи от 88-й параллели 31 марта последний отряд обеспечения расстался с Пири. Бартлетт, определив достигнутую широту, вручил боссу лист с расчетами: до цели — Северного полюса — оставалось немногим более 133 миль. Пири с небольшой группой эскимосов одолел их за неделю.

Возвращение Пири к мысу Колумбия, по его отчету, происходило в самых благоприятных условиях: «Большую часть похода мы легко обнаруживали путь, проложенный вспомогательными партиями, причем он на всем протяжении недурно сохранился». Сохранились и иглу, построенные эскимосами, в которых можно было переночевать. «23 апреля… мы достигли нашей прежней стоянки на мысе Колумбия… возвращение с полюса было осуществлено в 16 переходов». В отличие от Кука Пири не тратил времени на описание или характеристику природных явлений в походном дневнике.

На обратном пути, в Анноатоке, Пири узнал о походе Кука, как оказалось, опередившего его на год! И Пири совершил шаг, не имевший прецедента в истории полярных исследований. Его люди допросили эскимосов, сопровождавших Кука, и сделали свой вывод: никакого похода к полюсу конкурент не совершил! Все заявления Кука, как устные, так и в печатном виде, объявлялись фальсификацией и выдумкой. Оставалось только убедить в этом весь мир. Покидая Анноаток, Пири согласился взять туриста Уитни на борт своего судна лишь при условии, что тот оставит в Гренландии все материалы и инструменты Кука. Выбора у Уитни не оставалось: или согласиться на условия Пири, или зимовать еще раз, к чему он не был готов. Ценой предательства Уитни вернулся в цивилизованный мир.

Скандал в благородном семействе полярных исследователей

Опубликовав первые краткие отчеты об успехе обоих американских полярников, «Нейшнл джиогрефик мэгезин» особо подчеркнул, что сомнений в достижениях обоих американцев нет. Но мирное сосуществование продолжалось недолго.

Поначалу Кук спокойно отнесся к обвинениям Пири в свой адрес. Однако сообщение Уитни о том, что инструменты утеряны, заставило его осознать, насколько в более невыгодном положении он оказался. Отстаивая свое право на «пальму первенства», Пири становился все более грубым и напористым. Обвал информации на голову читателя, не слишком компетентного в арктических делах, нарастал с каждым днем — и дирижировали этим процессом весьма умело. Реальные достижения претендентов не обсуждались. Зато вся информация, исходившая от Кука, трактовалась как сомнительная.

С подачи Пири газеты муссировали рассказ эскимосов, «уличавших» Кука. При этом авторы грязных статеек даже не удосужились оценить ситуацию. Несомненно, не понимавшие происходящего простые эскимосские парни — спутники Кука — были сбиты с толку уже потому, что сам поход на полюс для них выглядел причудой белого человека, не имевшей в их понимании здравого смысла. Их единственным желанием было избежать какого-либо участия в очевидном конфликте, вникать в причины которого они не собирались. Ожидать объективной информации от них было невозможно. Пири догадывался, что читатели газет рано или поздно придут к такому же выводу. Следовало придумать что-то еще.

И в печати одно за другим стали высказываться сомнения относительно всей предшествующей деятельности Кука. Например, конюх из аляскинской экспедиции Кука (но не сопровождавший Кука к вершине) вдруг заявил, что нога его «шефа» не ступала на вершину Мак-Кинли. Однако требовалось найти свидетеля посолидней. Агенты Пири срочно бросились к Эду Бариллу, сопровождавшему Кука в этом восхождении, и вскоре тот подтвердил, что они с Куком так и не добрались до цели, вопреки тому, что он говорил в предшествующие годы. Недавно сторонники Кука в США обнаружили подозрительный чек и пришли к выводу, что лжесвидетельство Барилла обошлось Пири в 5000 долларов. Дальше — больше. На Кука обрушилось обвинение в краже авторства словаря английского миссионера на Огненной Земле (несмотря на то что на титуле книги стояло: «…составленный Томасом Бриджессои и подготовленный к печати Фредериком Куком»). Затем появилось «свидетельство» Данкла и Луза, объявивших, что Кук нанял их за плату для подготовки фальсифицированных наблюдений при походе к полюсу, и т.д. и т.п.

Завершением стало «признание» Кука в журнале «Хэмптонс» в 1910 году: «У меня нет абсолютной уверенности, что я дошел до полюса. Это заявление может показаться поразительным, но я готов удивить мир, если тем самым могу отстоять свое честное имя… Я признаю, что подвиг Пири, которому он посвятил всю свою жизнь, заслуживает признания. Я никогда не ставил под сомнение заявление Пири об открытии им Северного полюса, не сомневаюсь в этом и сейчас. Я никогда намеренно не пытался украсть принадлежащей ему по праву славы» и т.д.

Спустя несколько лет корректор журнала раскрыла обстоятельства появления столь странной публикации: «Мы разрезали гранки и вставили текст… Это признание было продиктовано мне заместителем редактора. Я тогда была полностью уверена, что «признание» сделано с ведома доктора Кука». Можно и дальше приводить примеры подобного рода, характерные для происходившей «дискуссии».

Среди представителей науки сторонников Пири было немного (этнограф В. Стефанссон, геолог У. Г. Хоббс, университетский преподаватель Д. Мак-Миллан), бо, льшая часть известных полярников держали сторону Кука (включая норвежца Свердрупа, датчанина Миккельсона, американцев Грили, Фиала и многих других, в том числе и Амундсена).

Точка зрения русских полярников

На заседании Русского географического общества его вице-президент Ю. М. Шокальский отметил, что оба американца собрали в своих маршрутах определенное количество географической информации, но вместе с тем с поздравлениями решено было повременить. Глава московских географов Д. Н. Анучин посчитал спор скорее спортивным, чем научным. В одном из русских изданий того времени отмечалось, что «спор о полюсе не соответствует научному достоинству… Было бы лучше, если бы американцы подождали доказательств… и мнения на этот счет ученых, которые сумеют лучше разобраться, на чьей стороне правда». Как показало будущее, такая позиция оказалась единствен но правильной.

Но поражение в споре с Пири в Америке имело для Кука самые тяжелые последствия. Он оказался изгоем в обществе, и, когда его дела в нефтяном бизнесе в Техасе показались властям подозрительными, его осудили на 15 лет якобы за попытку продажи участков, лишенных нефти и газа. На самом деле эти участки позже принесли новым владельцам миллионы. Амундсен не побоялся нападок американской прессы и посетил полярника в тюрьме. Кука освободили из тюрьмы в 1930 году. Десять лет спустя его полностью реабилитировали. Произошло это за несколько месяцев до смерти. Пири умер на двадцать лет раньше от болезни, диагноз которой Кук установил еще в Арктике.

«Другие по живому следу пройдут твой путь…»

Эти слова Бориса Пастернака с полным основанием можно отнести к судьбе Ф. А. Кука, когда на рубеже 40-50-х годов ХХ века арктические исследования наших и американских ученых охватили ту часть Арктики, где проходили маршруты Кука и Пири. Сенсация не замедлила последовать …

Наши полярники провели широкую программу наблюдений, высаживаясь с самолета в пунктах наблюдений. Затем они вернулись к идее дрейфа на морском льду, опробованной папанинцами в 1937-1938 годах. Американцы предпочитали изучать так называемые дрейфующие ледяные острова, которые намеревались в случае возникновения третьей мировой войны использовать в качестве «непотопляемых авианосцев». Эти «острова» толщиной 30-40 метров (обычный дрейфующий лед в океане раз в десять тоньше) отличались не только повышенной прочностью, но и характерной волнистой поверхностью, хорошо заметной с воздуха. В процессе многочисленных ледовых разведок специалисты легко научились отличать этих «ледяных монстров» от обычных дрейфующих льдов. Некоторое время загадкой оставалось их происхождение. Но вскоре американцам и канадцам повезло: они обнаружили ледники примерно с теми же внешними признаками у северного побережья канадского Арктического архипелага, причем очертания одного из островов точно вписывались в край ледника, повторяя в деталях его изгибы. Так удалось установить место рождения дрейфующих ледяных островов, которые описал Кук в своем маршрутном дневнике на 88-м градусе с.ш., — это был первый (но не последний) неожиданный сюрприз из прошлого! В акватории Северного Ледовитого океана, тяготеющей к канадскому Арктическому архипелагу, в 1950-1951 годах дрейфовала на морском льду наша станция СП-2 под руководством известного полярника Михаила Михайловича Сомова, а в 1952-1954 годах — американская станция на ледяном острове Т-3 во главе с Джозефом Флетчером, тогда полковником ВВС США (со временем он стал видным аналитиком-геофизиком процессов, протекающих в высоких широтах). Он-то первым и сделал важное заявление: «Я считаю невозможным поверить, что доктор Кук лгал. Описание его путешествий является честным и точно обоснованным. Для него было бы невозможным сфабриковать рассказ на основе его знаний ледовых условий и дрейфа льда в Арктическом бассейне». Новая информация заставляла пересмотреть некоторые события прошлого.

Первым предсказал систему дрейфа по маршрутам Кука и Пири еще лейтенант Александр Васильевич Колчак (известный лидер Белого движения во время Гражданской войны). Его статья появилась в отчетных трудах Русской полярной экспедиции 1900-1903 годов под начальством Эдуарда Васильевича Толля, участником которой он был.

Наблюдения и оценки по результатам дрейфов, сделанные М. М. Сомовым и Д. Флетчером, предвидение А. В. Колчака и непосредственные наблюдения Кука совпадали самым удивитель ным образом! По объективным законам развития науки «униженный и оскорбленный» Кук был обречен на почетную реабилитацию по совокупности природных показателей — о них-то и пойдет речь ниже.

Природная система в системе поисков истины

Понятие «природная система» объясняется так: совокупность природных взаимосвязей, характерных для конкретного природного объекта или территории. Для канадско-американской части Центрального Арктического бассейна — это круговая система дрейфа льдов (а вместе с ними и «ледяных островов», оторвавшихся от шельфовых ледников северного побережья канадского Арктического архипелага) по направлению часовой стрелки с центром, по мнению Колчака, в районе 82-85-го градуса северной широты и 170-180-го градуса западной долготы. Любой ученый позавидовал бы его предвидению. Для нас важно, что все события маршрутов Кука и Пири «привязаны» к этой системе в строгой последовательности. Оставив мыс Свартенвог 18 марта, четыре дня спустя Кук должен был выйти к Большой полынье, там, где она находится на современных космических снимках. Образование ее связано с разницей в скорости течений вблизи побережья и в открытом океане на кромке шельфа.

Продолжая путь на север, Кук оказался в зоне интенсивного течения — южной ветви указанной круговой системы, которое сносило его к западу, судя по отчетной карте (а не к востоку, как утверждал Пири после экспедиции 1905-1906 годов), — это во-первых. Во-вторых, течение вызвало интенсивные подвижки льда, разрушившие его иглу 25 и 28 марта. Вместе с этим течением дрейфовал и «ледяной остров», который Кук принял за сушу, назвав в честь своего спонсора Землей Брэдли. Таких проблематичных земель за двести лет в разных частях Арктики накопилось не менее «чертовой дюжины». Далее отмеченные природные явления прекращаются: Кук со своим отрядом оказался в спокойной застойной зоне кругового дрейфа, где подвижки сравнительно реже и ледовые поля больше и спокойней.

С выходом на 88-й градус северной широты (Кук правильно отметил: «дрейф льда незаметно отбрасывал нас к востоку») произошло нечто непредвиденное, поскольку в ту пору это явление — направление дрейфа — не было известно. Предоставим слово самому Куку на основе его сохранившихся полевых записей: «12 апреля… Мысли о возвращении… Очень тяжелый лед, напоминает материковый… 13 апреля… Все тот же тяжелый, похожий на глетчерный лед (т. е. ледникового происхождения, независимо от того, находится ли он на суше или плавает в море. — Прим. ред.), причем в конце дневного перехода ситуация изменилась: «Торосы высотой 15-20 футов… Лед изменяется. Расселины». Он отмечает другие важные детали: «За двое суток мы прошли от 87 до 88 параллели по льду, вовсе лишенному торосов и линий сжатия. Нельзя было установить.. . на каком льду, морском или материковом, мы находились. Барометр не указывал на какое-либо значительное повышение местности, однако лед имел прочную волнистую поверхность глетчера… Вода, которую мы получали из этого льда, была пресной». Так что Кук не только правильно описал особенности дрейфующего «ледяного острова». Опередив на сорок лет выводы последователей, располагавших гораздо более обширным материалом наблюдений, он правильно установил ледниковое происхождение очередного полярного феномена дрейфующего «ледяного острова»!

Самое интересное из наблюдений Кука на полюсе, на наш взгляд, — сведения об осадконакоп лении, точнее, снегонакоплении. Он описал строение снега в шурфе глубиной 15 дюймов (37 сантиметров) с чередованием ледяных прослоек (свидетельств вторжения теплых циклонов с юга) и горизонтов разрыхления с характерным кристаллическим снегом. Чтобы получить величину снегонакопления на полюсе (в пересчете на воду), достаточно умножить приведенную глубину зимнего снега на его плотность. Кук этими определениями не занимался. Однако с тех пор результаты исследований подобных шурфов в приполюсном районе вместе с определениями плотности приводились сотни, а может быть, тысячи раз. Если на этой основе попытаться определить количество осадков в шурфе Кука, то полученная величина совпадет с последними данными на картах из атласа Арктики. Можно не удивляться отдельным совпадениям качественных характеристик природных явлений в высоких широтах Арктики, но когда подобное происходит уже на количественном уровне (причем в строгой взаимосвязи), любые сомнения отступают, сменяясь уверенностью в достоверности наблюдений Кука, даже в той области, где он не был специалистом.

Естественно, что при возвращении происходило повторение наблюдавшихся явлений, но в обратном порядке: «30 апреля. Нас относило на восток со все возрастающей скоростью… Чтобы скомпенсировать этот дрейф, мы продвигались на юг, немного отвернув к западу». затем они встретились с «очень тяжелым гладким волнистым льдом, но не заторошенным, как на юге», то есть пересекли «ледяной остров», описанный на пути к полюсу, и т.д.

Стало понятно, почему на обратном пути, например, он не обнаружил Земли Брэдли: «ледяной остров» за два месяца сдрейфовал примерно на сотню миль и оказался за пределами видимости.

Целиком полагаясь на ошибочный вывод Пири о направлении дрейфа, Кук на протяжении трех недель не мог проконтролировать свое положение астрономическими наблюдениями, в которых он определял как широту, так и долготу. В результате он пересек широту мыса Свартенвог, где оставил склад продовольствия, на 72 километра западнее — иного и быть не могло при западном направлении дрейфа на южной ветви описанной выше круговой системы дрейфа.

Перечень можно было бы продолжать, но вывод остается вполне определенным: даже ошибаясь, Кук не лгал. Каждый раз он находил выход из самой отчаянной ситуации. Информацию, которую его противники в свое время воспринимали как сказки в духе Мюнхаузена, подтвердили современные исследования. Неудивительно, что сейчас уже не находится серьезных историков Арктики, сомневающихся в результатах наблюдений.

Что касается Пири, то с оценкой его достижений дело обстоит сложнее. Во-первых, по сравнению с Куком его книги-отчеты содержат значительно меньше природной информации, и, таким образом, возможность контроля путем сравнения с позднейшими данными практически отсутствует. Во-вторых, его низкие штурманские способности (особенно проявившиеся в 1906 году) делают реальность достижения полюса в 1909 году достаточно маловероятной, прежде всего из-за использованной методики наблюдений. Ведь он оценивал свое местоположение лишь по широте, полагая, что поход к полюсу проходил строго по меридиану мыса Колумбия. С учетом дрейфа это просто невозможно, как и возвращение к указанному мысу по собственным следам. То, что он считал убедительным доказательством, стало самым уязвимым местом.

Время, как и следовало, расставило все точки над «i». Спор между истинным исследователем и честолюбцем закончился в пользу человека, который был выше простого стремления к славе. И этот пример может послужить уроком на все времена.

Литература

Корякин В. С. Фредерик Альберт Кук. — М.: Наука, 2002.

Кук Ф. Мое обретение полюса. — М.: Мысль, 1987.

Пири Р. Северный полюс. — М.: 1948.

Райт Т. Большой гвоздь. — Л.: Гидрометиздат, 1973.

кто из американцев на самом деле первым достиг Северного полюса

Принято считать, что первым достиг Северного полюса Роберт Пири в апреле 1909 года. По крайней мере, так написано в школьных учебниках по географии. Однако он был не первым, кто заявил о своем достижении крайней северной точки нашей планеты. Его опередил Фредерик Альберт Кук. Но как так получилось, что первооткрывателем был признан Пири, а не Кук? И почему в научных кругах до сих пор нет единого мнения на этот счет? Давайте взглянем на события вековой давности, о достоверности которых до сих пор идут споры.

Фредерик Альберт Кук (1865-1940) был американским полярным исследователем, который побывал в нескольких арктических экспедициях, перед тем как собрался покорить Северный полюс. О суровых условиях Арктики Кук знал не понаслышке, а потому тщательно подготовился к предстоящему путешествию. Осенью и зимой 1907 года он сделал необходимые запасы продовольствия на островах Аксель-Хейберг и Элсмир, а также подготовил все необходимое снаряжение.

Фредерик Альберт Кук (1865-1940)

В марте 1908 года в сопровождении двух эскимосов Фредерик Альберт Кук двинулся по направлению к Северному полюсу на собачьих упряжках. На своем пути они преодолели огромную полынью и ледяные торосы, и, по подсчетам Кука, 21 апреля 1908 достигли конечной точки маршрута. Обратный путь оказался намного сложнее: лед под лучами весеннего солнца начинал таять, образуя многочисленные трещины и полыньи. На дрейфующей льдине их отнесло от заданного курса почти на 200 километров. Лишь благодаря чуду они не погибли от голода и с большим трудом к началу зимы добрались до острова Элсмир, где находился склад с продовольствием. В начальную точку путешествия группа Кука вернулась только в феврале 1909 года, а далее на собачьих упряжках продолжила движение на юг. Добравшись до Шетландских островов к осени 1909 года, Кук 1 сентября сообщил телеграммой о своем покорении Северного полюса.

А спустя 5 дней, 6 сентября 1909 года, о том же самом сообщил Роберт Пири, еще один американский путешественник.

Роберт Эдвин Пири (1856-1920) был не менее опытным полярником, чем Кук. Начиная с 1898 года он предпринимал несколько попыток покорить самую северную точку нашей планеты, но все они заканчивались неудачно. Наконец, 6 апреля 1909 года ему удалось достичь Северного полюса. Его сопровождали пять человек, но ни один из них не владел хорошими навыками обращения с навигационным оборудованием и не мог достоверно подтвердить, были ли они на самом Северном полюсе или в точке, расположенной очень близко к нему.

Роберт Эдвин Пири (1856-1920)

То же самое можно было сказать и об экспедиции Кука. Несмотря на это, американская общественность и представители научных кругов по непонятным причинам объявили именно слова Кука лживыми, а Пири был признан первооткрывателем Северного полюса. Правительство США объявило его национальным героем, наградило чином адмирала и присвоило солидную пожизненную пенсию.

Годы спустя, анализируя труды Кука и описания его путешествия, многие ученые согласились с тем, что Фредерик Альберт Кук действительно побывал на Северном полюсе. Несмотря на это, официальным первооткрывателем до сих пор считается Пири. Хотя все эксперты на сегодняшний день сходятся в одном: учитывая тот факт, что кроме самих руководителей экспедиции в ней не было авторитетных специалистов, способных подтвердить точное местонахождение группы, невозможно доказать, были ли американцы действительно на Северном полюсе. Возможно, они побывали в непосредственной близости от него или на значительном расстоянии от заветной цели. Об этом человечество уже никогда не узнает.

Роберт Пири

Роберт Пири(1856-1920 гг.) — американский полярный исследователь.

Летом 1898 года состоялась первая экспедиция Р.Пири на собаках, по льду океана он прошел от Канадского Арктического архипелага к Северному полюсу, открытие которого было мечтой Р.Пири всю жизнь. Эта экспедиция не принесла желаемого результата, и в последующие четыре года он безуспешно пытался достигнуть его. Во время одного из походов Пири отморозил ноги и сам себе ампутировал пальцы. Поистине нет границ его энтузиазму, великой силе его духа — с каждым годом он все ближе был к цели. И всякий раз, достигнув очередной точки, Пири оставлял там кусочек звездно-полосатого флага США, подаренного ему женой, которая не меньше, чем он сам, верила в его победу.

Роберту Пири было уже 53 года, когда летом 1908 года он опять собрал экспедицию в составе 21 человека, и весной 1909 года после зимовки она вышла на штурм полюса. Впереди вспомогательные отряды строили снежные домики и устраивали склады продовольствия. Дорога была очень трудной, случались снежные бури, температура воздуха падала ниже 50°, керосин делался вязким, сани часто ломались. Для последней решающей атаки Пири отобрал 5 человек. Близость цели вселяла в него надежду и бодрость. Теперь останавливались только для кратковременного отдыха. Стояла прекрасная погода, хотя термометр показывал —40°С. 6 апреля 1909 года Р.Пири записал в своем дневнике: «Северный полюс наконец завоеван. Моя мечта и цель двадцати лет жизни претворились в действительность!» Определив несколько раз свое местоположение и проведя на полюсе 30 часов, Пири отправился в нелегкий обратный путь.

Возвратившись в эскимосский поселок, он посылает президенту США Уильяму Тафту восторженную телеграмму: «Северный полюс в вашем распоряжении!»

Вскоре после возвращения Пири разразился небывалый скандал. Соотечественник Пири Фредерик Кук объявил на весь мир, будто ровно за год до Пири он сам побывал на Северном полюсе, но представить значительных документов, доказывающих свою правоту, он не смог. Кук предстал в глазах общественности как мошенник, тем более что участники его экспедиции в конечном итоге показали, что они отошли от берега в глубь Арктики всего на несколько десятков километров.

Сам Роберт Пири скончался в 1920 году, и согласно его завещанию почти 70 лет к личному архиву путешественника доступа не было. Когда же истек срок запрета, выяснилось, что Р.Пири не достиг полюса, он повернул назад из-за нехватки продовольствия и полного упадка сил примерно в двухстах километрах от цели… Справедливо поэтому сказать следующее: так или иначе, в начале XX столетия Роберт Пири проник в самое сердце Центральной Арктики дальше, чем кто-либо еще. Ему было уже 53 года, и на следующую отчаянную попытку он бы уже не отважился.

Путешественники Роберт Пири, Фредерик Кук и их открытия

Краткая биография

Роберт Эдвин Пири родился в 1856 году в США. Он был военным моряком и кадровым офицером, но круто поменял свою жизнь, избрав стезю полярного исследователя. Пири несколько раз пересекал Гренландию, готовив себя к достижению Северного полюса, на котором желал быть первым.

До сих пор не понятно, достиг ли этот полярник полюса, но несомненно он побывал вблизи него весной и летом 1909 года. За заслуги перед страной в изучении Арктики он был произведен в контр-адмиралы. Умер Пири в 1920 году, похоронен на Арлингтонском кладбище.

Борьба за покорение северного полюса: кто же первый?

Начало ХХ века ознаменовалось удивительным событием: научным и спортивным спором двух исследователей, каждый из которых имел огромный опыт полярных исследований, трудных и хорошо подготовленных походов, заслуженно пользовался уважением в научной среде, кроме того граждан одной страны, за право доказать свое первенство достижения Северного полюса. Эти путешественники – Роберт Пири и Фредерик Кук.

Иллюстрации из американской газеты, посвященные борьбе Пири и Кука за полюс. Художник допустил здесь обидную ошибку: изобразил пингвинов, которые не встречаются в Арктике, в отличие от Антарктиды

До сих пор нет фактических доказательств, кто же из них первым достиг полюса и достиг ли его вообще кто-то из них. История гонки в Арктике началась у каждого из них по-разному. Пири, бывший военный моряк, был одержим идеей достичь полюса с конца XIX века, с тех пор, как Фритьоф Нансен доказал своим пешим походом с дрейфующего со льдами «Фрама», что внедриться в глубь околополюсного пространства можно. Нансен не дошел до полюса, этот путь собирался первым пройти Роберт Пири. Для тренировки он несколько лет провел в экспедициях по Гренландии. Для этого он использовал сани, которые были успешно применены в походе Нансена, использовал опыт предшественников. Во время своих путешествий по Гренландии Пири несколько раз действительно был первым: он первым добрался до крайней точки Гренландии, называемой сейчас мысом Пири. Но все это меркло по сравнению с той славой, которую сулило ему первое покорение полюса. Это стало мечтой и делом всей его жизни.

Ф. Кук, потомок немецких иммигрантов, родился в 1865 году в США. Кук начинал врачом на судне, которое принадлежало экспедиции Роберта Пири. В 1909 году он на несколько дней раньше, чем Пири, заявил о своем достижении Северного полюса, причем добавил, что достиг его в 1908 году, на год раньше. После скандала, во многом спровоцированного Пири и его сторонниками в этом споре, Кук принял попытки заняться бизнесом, но был несправедливо обвинен в мошенничестве. Умер в 1940 году.

Во время одного из гренландских путешествий Пири так сильно обморозил конечности, что с несколькими пальцами ноги пришлось расстаться. Он достиг самой северной оконечности Гренландии, и теперь его путь мог лежать только на cевер, в точку, где сходятся все меридианы, точку с координатами 0° 0′, на полюс. Путешественник пытался сделать это трижды. К моменту его последнего похода ему было уже 53 года, он прекрасно понимал, что сил и времени на еще одну экспедицию у него может не остаться. К этому времени он учел весь положительный опыт полярников до него и использовал несколько промежуточных забросок, используя силы и знания эскимосов. С полярного судна санные отряды отправлялись в околополюсный район, начиная свой путь на островах Канадского Арктического архипелага, с острова Элсмир.

Норвежский орден Полярной Звезды

Пири велел организовать промежуточные базы, в которых находились провизия, оборудование. Это позволяло ему идти почти налегке. Своих рабочих из вспомогательных групп он отправлял назад, оставаясь в компании нескольких человек. Интересно, что среди них представителем европейской расы был только сам американец Пири. Полагают, что таким образом Пири сразу же отметал претензии любых «белых» людей разделить его славу покорителя Северного полюса.

Поскольку навигационные приборы в то время не могли показать с абсолютной точностью координаты, Пири ориентировался в том числе и по косвенным данным. По сообщениям Пири, его группа на 5 нартах, которые тянули собаки, достигла полюса 6 апреля 1909 года. Как они поняли, что находятся на полюсе? В этом вопросе заключена основная интрига. Действительно, уже во времена Нансена было известно, что в районе полюса нет земли и нет никакого «большого гвоздя», вокруг которого бы вращался остальной мир. Следовательно, могли быть только навигационные данные. Но в отряде Пири, который составлял полюсную штурмовую группу, кроме самого Пири не было ни одного человека с образованием, который мог бы подтвердить правильность показаний.

Кук в эскимосской одежде позирует перед фотообъективом

Фредерик Кук начинал свои полярные исследования вместе с Пири и во многом учился у него. Независимо от Пири он предпринял попытку достичь полюса и возвестил о его покорении на несколько дней раньше своего старшего коллеги. Но научный и весь остальной мир были в недоумении: во-первых, Кук хоть и оповестил весь мир о своем достижении полюса, настаивал, что сделал это год назад, в 1908 году. Почему ж он молчал? Потому что не мог сказать об этом, добирался слишком долго и тяжело до ближайшей земли.

Фредерик Кук начинал свою карьеру как судовой врач в экспедиции Роберта Пири в Гренландию. Он был младше своего начальника на 10 лет и тоже горел желанием научиться всем премудростям полярных экспедиций. После Гренландии он принимал участие в экспедиции к берегам Восточной Антарктиды на борту шхуны «Бельджика», где познакомился с будущим покорителем Южного полюса Руалом Амундсеном, который был тогда молодым штурманом. Кук участвовал в экспедициях на Огненную Землю, сделал попытки покорить гору Мак-Кинли на Аляске, высочайшую вершину Северной Америки.

Иллюстрация из американского журнала: Ф. Кук устанавливает флаг США на Северном полюсе

В 1907 году обстоятельства приблизили Кука к достижению его мечты о Северном полюсе. Свой путь к полюсу он начал с островка у северного побережья Гренландии, используя, как и Пири, собак, нарты для перевозки грузов и промежуточные лагеря. В 1908 году он, по его словам, достиг Северного полюса, но смог сообщить об этом лишь спустя год, поскольку не смог быстро и без остановок пройти обратным путем. Течение и дрейф льдов существенно изменили маршрут Кука, отнеся его на 180 км к западу, не позволив вернуться в исходную точку, к промежуточному лагерю. Когда они все же достигли его, то обнаружили там людей экспедиции Р. Пири.

Невообразимый скандал разразился, как только Пири во всеуслышание назвал своего бывшего коллегу лжецом. С тех пор не существует однозначного ответа, кто же был первый на полюсе. Архив Пири по его воле был недоступен еще многие годы после смерти в 1920 году… После вскрытия архива оказалось, что Пири все же не дошел до полюса, повернув к югу за несколько сот километров от заветной цели, страдая от неимоверной усталости и нехватки еды.

Лайка

Остается вопрос, дошел ли до полюса Фредерик Кук. В отличие от моряка Пири Кук был врачом, и, хотя обладал всеми необходимыми знаниями о навигации, так же мог совершить ошибку при ориентировании. Но те данные, которые были добыты в ходе экспедиции, такие как глубина океана, характер ледяных полей, многочисленные опубликованные наблюдения, говорят о том, что Кук побывал в непосредственной близости от полюса, а может быть, и на нем самом.

Поделиться ссылкой

Арктическая экспедиция Пири (1908-1909)

Экспедиция Пири 1908 — 1909 годов — шестая арктическая экспедиция Роберта Пири и его третья попытка достигнуть Северного полюса, успешно завершившаяся 6 апреля 1909 года. По словам руководителя, завершала его 23-летнюю борьбу за покорение Северного полюса. Экспедиция ставила перед собой сугубо спортивные задачи, поэтому её вклад в развитие науки невелик. Сразу после возвращения достижение Пири было поставлено под сомнение Ф. Куком, который заявил, что достиг Северного полюса ранее — 21 апреля 1908 года. Точка в этом споре не поставлена по сей день, а во второй половине XX века распространились версии, что Пири вообще не достиг Северного полюса.

1.1. Предыстория Попытки достижения Северного полюса до Пири
Первые попытки дойти к Северному полюсу по поверхности паковых льдов относятся к началу XIX века. Успешную попытку использования саней, в которые впрягались люди, совершил английский офицер Уильям Парри, достигший в июле 1827 года 82° 45’ с. ш. Экспедиция отправлялась со Шпицбергена. С середины века американские экспедиции Кейна и Хейса впервые попытались пробиться в высокие широты Арктики со стороны Гренландии и Канадского арктического архипелага. Характерно, что американцы стремились попасть на полюс со стороны пролива Смит — этот маршрут в исторической литературе так и называется «американским» хотя первым описал его русский офицер Ф. П. Врангель. В 1871 году американец Чарльз Холл достиг на судне «Поларис» 82° 11’ с. ш., но рекорд Парри так и не был побит. Тем же путём отправилась британская экспедиция Нэрса на кораблях «Алерт» и «Дискавери», но в навигацию 1875 года смогла достигнуть только 82° 24’ с. ш. В мае 1876 года полюсный отряд Альберта Маркхэма превзошёл рекорд Парри на 35’, то есть на 65 км. Итогом экспедиции стала твёрдая уверенность её начальника в том, что Северный полюс недоступен. Маркхэм в этом походе впервые применил систему вспомогательных отрядов обеспечения.
Скепсис британцев не смутил издателя газеты New York Herald Дж. Беннета, и в 1879 году он стал главным спонсором экспедиции морского офицера Джорджа де Лонга на яхте «Жаннетта». Экспедиция должна была пройти к полюсу от Берингова пролива, однако в сентябре 1879 года судно попало во льды Чукотского моря. Дрейф проходил в северо-западном направлении, в июне 1880 года «Жаннетта» была раздавлена ледовым сжатием на 77° 15’ с. ш. — севернее Новосибирских островов и в 800 км от обитаемой земли. Участники экспедиции направились к материку на трёх вельботах, один из которых со всеми людьми пропал без вести, а группа де Лонга во главе с командиром 11 человек в полном составе погибла в дельте Лены от голода. Из 30 участников экспедиции выжило трое. Эти потери были наибольшими в истории полюсных экспедиций.
В 1884 году в европейской прессе появились сведения о находке предметов экспедиции «Жаннетты» на юго-восточном побережье Гренландии. Норвежский метеоролог Хенрик Мон высказал предположение о существовании трансполярного течения и дрейфа льдов от Берингова пролива через Северный полюс в Гренландию. Это означало, что если бы у де Лонга было более прочное судно, то его предприятие увенчалось бы успехом. Новым крупным прорывом стала Норвежская полярная экспедиция 1893 — 1896 годов, которая была организована принципиально иным способом: специально построенное ледовое судно «Фрам» было вморожено в паковые льды западнее Новосибирских островов, понёсшие экспедицию на северо-запад, однако течение не проходило через околополюсный район. В ходе экспедиции её начальник Нансен достиг на нартах, запряжённых 28 ездовыми собаками, 86° 13’ 36″ с. ш. 8 апреля 1895 года. Противные ветра и течения не позволили норвежцам пройти 400 км, отделяющих их от полюса.
Результаты Нансена были улучшены 25 апреля 1900 года капитаном Умберто Каньи из экспедиции герцога Абруццкого. Базируясь на Земле Франца-Иосифа, итальянцы достигли 86° 34’ с. ш., превысив показатели Нансена приблизительно на 21’ то есть около 22 морских миль. Это было достигнуто ценой очень больших жертв — трое участников похода погибли. Характерно, что рекорд был достигнут неопытными полярниками при помощи избыточного числа ездовых собак — более 100 — и применения системы вспомогательных отрядов.
Последующие попытки достигнуть Северного полюса, осуществлённые в начале XX века например, экспедиция Циглера, в основном осуществлялись с архипелага Шпицберген или с Земли Франца-Иосифа, поскольку «американский путь» монополизировал Роберт Пири, не признававший конкурентов.
По мнению гляциолога и историка полярных исследований В. С. Корякина, итоги попыток достижения Северного полюса до начала XX века были следующими:
Исторически первой базой для достижения полюса был архипелаг Шпицберген, осваиваемый европейскими моряками с XVII века, прочие маршруты достижения полюса были разведаны позднее;
Полюсные экспедиции проявили меру возможностей человеческого организма, показали исчерпанность традиционных исследовательских методов и поставили на повестку дня использование новых технических средств, в первую очередь транспортных.
В середине XIX века был проложен «американский путь» по системе проливов, отделяющих о. Элсмир от Гренландии, использование прочих маршрутов — от Берингова пролива, Земли Франца-Иосифа или Гренландии — выглядит на этом фоне достаточно случайным;
Проблема полюса возникла в связи с попытками найти прямой путь из Европы в бассейн Тихого океана;
С середины XIX века основную инициативу исследования высоких широт Арктики захватили исследователи США, роль других наций, в том числе британцев и норвежцев, в количественном отношении не выглядит значительной;
«Американский путь» имел важнейшее преимущество — возможность использования рабочей силы и полярного опыта эскимосов Северной Гренландии, в первую очередь поставлявших ездовых собак, строивших походные убежища — иглу — и проч.;
Достижение Северного полюса пришлось на исторический период, когда открытие новых земель и архипелагов — ликвидация «белых пятен» на карте мира — практически завершилось, а изучение природных процессов только ещё начиналось, причём с позиций единого глобального процесса;

1.2. Предыстория Экспедиции Пири 1886 — 1906 годов
Роберт Пири, хотя и заинтересовался Арктикой случайно, считал достижение Северного полюса делом всей своей жизни. Из 63 прожитых лет 23 он посвятил экспедициям, пробыв на Крайнем Севере в общей сложности 18 лет 5 лет заняла подготовка к походам. Примечательно, что, как и Нансена, Пири заинтересовал отчёт Норденшельда, которому удалось в 1883 году довольно глубоко проникнуть вглубь ледяного щита Гренландии. Хотя ВМФ и отказал в финансировании, Пири решился ехать в Гренландию на собственные средства, большую часть которых 500 долларов предоставила ему мать.
Пири провёл следующие экспедиции:
Гренландия, 1891 — 1892 годов В экспедиции участвовали норвежец Эйвин Аструп, врач Фредерик Кук, Мэтью Хенсон — бессменный слуга и ассистент Пири с 1887 года — и супруга Пири — Джозефина Дибич Josephine Diebitsch. Пири с Аструпом, стартовав 8 апреля 1892 года из Китового залива, на двух нартах и 13 собаках преодолели 1200 миль за 85 дней, впервые добравшись до северного побережья Гренландии. Эта экспедиция обеспечила Пири репутацию крупного полярного исследователя, теперь сильно облегчился сбор средств для последующих походов.
Гренландия, 1893 — 1895 годов Экспедиция проходила у северо-западного побережья Гренландии, в ней также участвовали Э. Аструп и Джозефина Пири. Пири открыл на мысе Йорк гигантский железный метеорит, сумев вывезти крупнейшие его обломки и продав их Музею естественной истории в Нью-Йорке. Весной 1895 года Пири вновь достиг северного побережья Гренландии, открыв Землю Пири. Он пришёл к выводу, что эти места являются единственно возможной базой для достижения Северного полюса. Во время зимовки родилась дочь Роберта и Джозефины Пири — Мэри-Анигито названная так в честь метеорита.
Центральная Арктика, 1905 — 1906 годов Для экспедиции было построено специальное судно «Рузвельт», названное в честь президента США. Благодаря мягкой погоде удалось пройти до мыса Шеридан, куда также было доставлено 200 собак и 50 эскимосов. Пири впервые применил систему промежуточных складов и вспомогательных отрядов. К Северному полюсу выступили 6 марта 1906 года, Пири сопровождали Хенсон и шесть эскимосов. Обширные разводья и поля молодого льда, а также сильные пурги не позволили пройти к полюсу, тем более что ледовые поля дрейфовали в восточном направлении. Пири решил хотя бы побить рекорд У. Каньи и 21 апреля достиг 87° 6’ с. ш., до полюса оставалось 320 км. Из-за дрейфа льдов отряд вышел к северному побережью Гренландии, продовольственные запасы полностью иссякли. Вернуться удалось, только случайно обнаружив стадо овцебыков. После возвращения Пири был удостоен наград правительства США и решил совершить последнюю попытку достигнуть Северного полюса.
Гренландия и о. Элсмир, 1898 — 1902 годов Первая экспедиция Пири, которая ставила перед собой цель достижения Северного полюса. Финансировал её Арктический клуб Пири, основанный рядом представителей американской элиты. Экспедиционное судно — яхта Windward, служившая до того Джексону. Исходной базой похода был Форт-Конгер на побережье о. Элсмир, однако тяжёлые ледовые условия остановили судно за 150 миль от цели. Снаряжать базу пришлось в обстановке полярной ночи, морозы доходили до −67 °C, в результате чего Пири отморозил 8 пальцев на ногах, которые пришлось ампутировать. Тем не менее, уже весной 1899 года Пири вновь отправился к северному побережью Гренландии. Параллельно с Пири на о. Элсмир работала экспедиция Отто Свердрупа на «Фраме», которую начальник считал своими конкурентами в борьбе за полюс. Из-за этого так и не произошло встречи двух знаменитых полярников. Пири достиг мыса Вашингтон 82° 23’ с. ш., который считал самой северной точкой суши и лучшей отправной базой похода к полюсу. В 1899 году Арктический клуб прислал судно с припасами, что позволило продлить пребывание экспедиции в Арктике. В 1900 году Пири достиг действительной северной точки Гренландии — мыса Джесепа. Крупнейшим достижением экспедиции Пири стало установление очертаний северного побережья Гренландии и Земли Гранта северной части о. Элсмир. Весной 1902 года Пири выступил от мыса Хекла, в сопровождении Хенсона и четверых эскимосов, к Северному полюсу. Зона обширных разводий остановила их на 84° 17’ с. ш. Это была последняя экспедиция Пири, в которой участвовал Фредерик Кук.
Гренландия, 1886 г. Пири прибыл в Годхавн на маленькой яхте Eagle. Здесь он закупил двое нарт, нанял 8 эскимосов и 23 июня выступил вглубь ледника. Его сопровождал также помощник датского губернатора Кристиан Майгор Christian Maigaard. Пройдя за 26 ходовых дней 100 миль 160 км, достигнув высоты 2294 м, Пири был вынужден возвратиться: провианта осталось на 6 дней. После окончания экспедиции Пири был вынужден потратить 5 лет на поиск средств для следующего похода, в результате чего Гренландию в 1888 году пересекли Нансен и Свердруп без использования собак и по совершенно другому маршруту. Однако Пири был сильно обижен на Нансена, считая, что тот воспользовался его идеей.

2.1. Подготовка экспедиции План
Планы похода к полюсу Пири обнародовал в нескольких периодических изданиях в начале мая 1908 года. «Рузвельту» предстояло пройти проливами Белл-Айл, Девисовым и морем Баффина к Китовому заливу, где, взяв на борт собак и эскимосов, идти к мысу Шеридан, где и зимовать. Санный поход начнётся от мыса Колумбия в феврале. Курс будет прокладываться с уклоном на северо-запад, чтобы компенсировать восточный дрейф льда. По словам Пири, план оправдался вплоть до деталей.

2.2. Подготовка экспедиции Снаряжение, финансы
Снаряжение похода к полюсу осложнялось последствиями экономического кризиса 1907 года. Пири писал:
Ремонт и переделки на «Рузвельте» опустошили кассу клуба. А нам ещё требовались деньги для закупки припасов и снаряжения, для уплаты жалования команде и на текущие расходы. Джесепа не было с нами; страна ещё не оправилась от финансового краха, постигшего её прошлой осенью; все обеднели. …Деньги притекали скудно. О них были все мои мысли наяву, и даже во сне они не давали мне покоя, преследуя меня дразнящими и ускользающими видениями. Это была тягостная, беспросветная, полная отчаяния пора, когда надежды всей моей жизни день ото дня то убывали, то прибывали вновь.
Пири располагал финансовой поддержкой представителей американской элиты, в первую очередь — банкира Морриса Джесупа. Джесуп скончался в январе 1908 года, однако большое неназванное пожертвование сделала его вдова. Одним из спонсоров был президент США Теодор Рузвельт как частное лицо. Стоимость экспедиционного судна составила 100 тысяч долларов, однако поход 1905 — 1906 годов показал, что необходимо укрепить корпус и заменить паровой котёл, на что требовалось ещё 75 тысяч Помимо взносов членов Арктического клуба, в США была открыта национальная подписка, и множество жертвователей прислало мелкие суммы от 1 до 100 долл., в последний момент массачусетский производитель бумаги Зенас Крейн предоставил 10 000 долл. Поддержку оказало и Национальное географическое общество. Общую сумму расходов на экспедицию Пири, однако, не называл.
Парусно-паровое судно экспедиции — «Рузвельт» Roosevelt — имело деревянную конструкцию, длину 182 фута 56 м, ширину 35 футов 10.6 м и осадку в 16 футов 4.8 м при водоизмещении 1600 т. Корпус был яйцевидной формы, предназначенный для выжимания льдами на поверхность, толщина некоторых деталей например, форштевня достигала 30 дюймов 76 см. Жилые помещения членов экспедиции располагались в палубной надстройке, занимавшей всю ширину судна от грот- до бизань-мачты над машинным отделением, их стены изнутри были обшиты сосновыми досками, окрашенными в белый цвет; каюта Пири была оснащена ванной. О каких-либо конструкционных особенностях и даже о мощности паровой машины Пири в отчёте не упоминал.
Экспедиция была в достаточной мере обеспечена продовольствием, хотя, по словам самого Пири, «разнообразием оно не отличалось». Имелось 16 000 фунтов муки 7250 кг, 1000 фунтов кофе 454 кг, 800 фунтов чая 363 кг, 10 000 фунтов сахара 4536 кг, 7000 фунтов бекона 3175 кг, 10 000 фунтов сухарей, 30 000 фунтов пеммикана 13 608 кг, 3000 фунтов сушёной рыбы 1360 кг, 1000 фунтов курительного табака. Кроме того — 100 ящиков сгущённого молока и 3500 галлонов керосина 13 252 л. Недостаток витаминов и других питательных веществ компенсировался охотой на тюленей, моржей и овцебыков:
Для моих экспедиций характерно то, что мы никогда не брали с собой мяса. В этом отношении я всегда полагался на подножные ресурсы. Целью зимней охоты является именно само мясо, а не развлечение, как думают некоторые.
Рацион питания в санных походах был крайне ограниченным: 1 фунт пеммикана 454 г, 1 фунт сухарей, 4 унции сгущённого молока 113 г, ½ унции чайной заварки 14 г и 6 унций 1.77 децилитра жидкого топлива для их приготовления. И на зимовках, и во время походов американские участники экспедиции питались дважды в день.
Команда, как американцы, так и эскимосы, носила эскимосскую меховую одежду, изготовленную на месте. Однако Пири оленьим и медвежьим шкурам предпочитал привезённые с собой овчины, из которых эскимосские женщины и шили одежду американцам по индивидуальному заказу. Обувь — эскимосская, из тюленьих шкур с чулками из заячьего меха, рукавицы двойные: наружные — из медвежьей шкуры, внутренние — из кожи оленя.
Пири использовал сани собственной конструкции из дуба, по образцу эскимосских — со сплошными боковинами, однако скруглённые спереди и сзади и оснащённые стальными полозьями в 2 дюйма шириной. Длина саней — 13 футов, ширина — 2 фута, высота — 7 дюймов. Грузоподъёмность их достигала 1200 фунтов 544 килограмм В упряжке работало 8 собак, запрягаемых по-гренландски — веером. Сбрую делали из льняной тесьмы и шнура, она состояла из двух петель, соединяемых связками на загривке и у горла. Люди либо сидели на санях, либо шли рядом на лыжах.
Пири принципиально отказался от использования палаток и спальных мешков в походах во время закладки складов палатки всё-таки использовались. На привалах сооружались снежные иглу размером 5×8 футов — трёхместные — или 8×10 футов — пятиместные. Для сооружения иглу требовался примерно 1 час, их преимущество заключалось в том, что иглу служили ориентирами на местности и могли использоваться для привалов на обратном пути. Люди спали, не раздеваясь, подкладывая под себя шкуру овцебыка и укрываясь оленьей шкурой. Обувь и рукавицы можно было сушить на спиртовых печках. Для приготовления пищи служили две керосинки с двойной горелкой и 4-дюймовым фитилём. Кастрюли имели объём 5 галлонов 19 л и при переезде служили кожухами для керосинки. Одна кастрюля наполнялась колотым льдом для растопки, вторая служила для приготовления пищи. Пири утверждал, что для растопки льда и приготовления чая требовалось всего 10 мин.

2.3. Подготовка экспедиции Транспортная стратегия
Стратегия была основана на так называемой «системе Пири», чьими основными моментами были следующие:
Взять с собой на 60 % больше собак, чем потребуется.
Подобрать трудоспособных, выносливых и, безусловно, преданных общему делу людей, в числе которых обязательно должны быть эскимосы, как наиболее приспособленные к суровым условиям Арктики.
Начальник экспедиции должен пользоваться абсолютным авторитетом у всех участников экспедиции, дабы любое его приказание беспрекословно выполнялось.
Корабль экспедиции должен пройти через льды к самой северной точке на материке, откуда он мог бы вернуться обратно в следующем году.
Во время зимовки вести интенсивную охоту, чтобы у участников экспедиции всегда имелся запас свежего мяса.
Предварительно доставить к месту выхода экспедиции в санный поход достаточно провианта, топлива, одежды, походных кухонь и других предметов снаряжения, дабы главная партия смогла дойти до полюса, а вспомогательные отряды — до места назначения и обратно.
Возвращение должно осуществляться по тому же маршруту, по которому шли на север, используя проложенный след и построенные иглу.
Экспедиция должна быть обеспечена лучшим типом саней.
Тщательно проверить и испытать каждый предмет снаряжения, убедиться, что он наилучшего качества и имеет минимальный вес.
Пири уже в походе 1905 — 1906 годов использовал систему вспомогательных отрядов. Смысл её был таков: расстояние от мыса Колумбия до полюса и обратно составляет около 900 миль точнее — по прямой — 413 миль туда и столько же обратно, поэтому, по мнению Пири, невозможно взять с собой всё необходимое снаряжение и провиант Пири практиковал и убийство ездовых собак со скармливанием их собратьям, как это делали норвежцы — Нансен и Амундсен. Поэтому собственно полюсный отряд отправляется налегке, а его предшественники снабжают друг друга пищей и топливом, прокладывают след и строят походные иглу. Промежуточных отрядов было три: Бартлетта авангард, Борупа и Марвина — каждый с тремя эскимосами. Задачей Бартлетта было двигаться при любой погоде и производить разведку пути. Пройдя ⅔ дистанции, отряды передавали лучших животных и запасы Пири и возвращались. Каждый отряд вёз провиант на 50 дней для каюра и собак, резервным источником пищи были сами собаки.
В Эта в Гренландии в августе было взято 246 эскимосских собак, 70 т китового мяса и 50 моржовых туш для их прокорма. Однако китовое мясо оказалось непригодным для корма, и к 8 ноября 1908 года собак осталось всего 193, причём к 10 ноября пришлось пристрелить ещё 12 собак. К 25 ноября собак осталось 160, из них 10 в плохом состоянии. 21 декабря пристрелили ещё 14 собак. Всего в поле работали 140 собак, впряжённых в 28 нарт. Полюса достигли 38 собак, впряжённые в 5 саней.

2.4. Подготовка экспедиции Научное оборудование. Методы навигации
Хотя экспедиция Пири не преследовала собственно научных целей, тем не менее, она проводила географические измерения, метеорологические наблюдения и т. п. Служба Береговой охраны США дала Пири задание исследовать приливно-отливные явления у южного побережья Ледовитого океана, эти измерения проводили Марвин и Боруп в ноябре 1908 года — во время полярной ночи. Измерения проводились из иглу, построенного на припае над приливной трещиной, с помощью градуированного футштока, воткнутого в морское дно. В результате выяснилось, что приливы у мыса Шеридан не превышают 1.8 футов, а у мыса Колумбия — 0.8 футов в Нью-Йорке в среднем — 12 футов.
Пири хотел промерить глубину Ледовитого океана на всей дистанции от мыса Колумбия до полюса. Для этого был сконструирован портативный лот, который умещался на одних нартах. Его масса составляла всего 103 фунта 47 кг; он состоял из двух деревянных барабанов, на каждый из которых было намотано 1000 морских саженей 1829 м рояльной проволоки. На конце лота имелся небольшой бронзовый ковш — грунтозахват. Этот прибор находился в распоряжении авангарда, промеры производились регулярно — в полыньях, или, когда таковых не было, — бурились проруби. С аппаратом могли управиться двое людей. Дна так и не удалось достичь: Пири не мог знать, что глубина Ледовитого океана в этих районах превышает 4000 м.
Примечательны методы определения своего местоположения, применяемые людьми Пири. Расстояние, преодолеваемое за день, определялось путём счисления и уточнялось по высоте солнца. Навигаторов в экспедиции было трое: Пири, Боруп и Марвин. Счисление производилось по компасному курсу и одометру, долгота вообще не определялась. Поскольку одометры на неровном льду вышли из строя, пройденное расстояние определялось только по ощущениям человека. Определение широты производилось в среднем каждые пять переходов по пути на полюс. Гляциолог и историк полярных путешествий В. С. Корякин писал по этому поводу:
Основное внимание на обратном пути Пири сосредоточил на поисках следов передовых отрядов Бартлетта, Марвина и других — им он доверял больше, чем своим способностям навигатора. Характерно, что при возвращении Пири не произвёл ни одной обсервации, хотя бы для контроля.

3.1. Команда Участники санных походов
Джон Гудсел John W. Goodsell, доктор медицины — судовой врач, член Американского общества врачей;
Роберт Бартлетт Robert A. Bartlett, уроженец Ньюфаундленда, 33 года — командир «Рузвельта», начальник вспомогательных санных отрядов;
Мэтью Хенсон Matthew A. Henson, негр — слуга и помощник Пири;
Джордж Боруп George Borup — ассистент. Окончил Йельский университет, служил на Пенсильванской железной дороге.
Роберт Пири Robert Peary — начальник экспедиции, начальник санной партии, коммандер ВМФ США. К моменту начала экспедиции ему исполнилось 52 года;
Росс Марвин Ross G. Marvin — секретарь Пири, окончил Корнеллский университет, по специальности — гражданский инженер;
Дональд МакМиллан Donald B. MacMillan — ассистент, принятый по настоянию Береговой службы США, преподаватель математики Вустерской академии Массачусетс;

3.2. Команда Судовая команда
Прочие члены команды были уроженцами Ньюфаундленда:
Уильям Причард William Pritchard — юнга, оставлен в Эта Гренландия сторожем при складах для обратного пути;
Джон Коннорс John Connors — матрос;
Чарльз Перси Charles Percy — кок;
Бэнкс Скотт Banks Scott — второй механик;
Джон Барнс John Barnes — матрос;
Патрик Скинс Patrick Skeans — кочегар;
Дэннис Мёрфи Dennis Murphy — матрос;
Джон Коди John Coady — матрос;
Патрик Джойс Patrick Joyce — кочегар;
Джон Уайзмен John Wiseman — кочегар.
Томас Гашью Thomas Gushue — старший помощник;
Джон Мёрфи John Murphy — боцман, оставлен в Эта Гренландия сторожем при складах для обратного пути;
Джордж Уордвел George A. Wardwell — главный механик;
Дж. Бентли J. Bently — кочегар;
Джордж Перси George Percy — матрос;

3.3. Команда Гренландцы, участвовавшие в экспедиции
Пири, начиная с 1891 года, использовал в полярных походах эскимосов в качестве проводников, каюров, охотников и чернорабочих. Это были люди племени, обитавшего на мысе Йорк, насчитывавшего 220 — 230 человек. Пири всегда брал на зимовки эскимосских женщин — именно они шили меховую одежду для санных походов, а также способствовали психологической разрядке в мужской команде. Эскимосских участников команды Пири упоминает эпизодически, их список неполон. Пири пользовался собственной транскрипцией гренландского языка, она отличается от стандартной датской. В своём отчете он приводит следующие имена курсивом выделены участвовавшие в достижении Северного полюса:
Кешунгва Keshungwah;
Карко Karko;
Онвагипсу Onwagipsoo;
Кьюта Kyutah;
Укеа Ooqueah — к моменту начала экспедиции ему было 20 лет. Пири сравнивал его с рыцарем и особенно подчёркивал, что он пошёл на Северный полюс, дабы гонораром от похода и славой покорить сердце своей возлюбленной на мысе Йорк;
Эгингва Egingwah — брат предыдущего;
Кудла, по прозвищу «Харриган» Kudlah «Harrigan» — родственник Кудлукту, объявил, что Марвин утонул.
Куксва Инигито Cookswah Inighito;
Тоутингва Tawchingwah;
Паникпа Panikpah — дезертировал после начала работы санных отрядов;
Кулатуна Koolatoonah;
Инигито Inighito;
Пингахсу Pingahshoo — мальчик 12 лет;
Кудлукту Kudlooktoo — в 1926 году станет известно, что он причастен к убийству Марвина;
Вешаркупси Wesharpkoopsie;
Алета Aletah;
Ублуя Ooblooyah;
Арко Arko;
Пуадлуна Pooadloonah — брат Эгингвы и Уты, дезертировал после отказа Пири взять его к полюсу;
Сиглу Seegloo;
Ута Ootah;
В отчёте экспедиции упоминаются следующие эскимосские женщины:
Алная Alnayah по прозвищу «Веселушка» Buster.
Атета Ahtetah;
Акатингва Akatingwah — родила мальчика на борту «Рузвельта» 8 марта 1909 года;
«Мисс Билл» Miss Bill, туземное имя не упоминается;
Иналу Inahloo;
Тукума Tookoomah — жена Эгингвы;

4.1. Ход экспедиции Путь в Арктику
6 июля 1908 года в 13:00 по времени Восточного побережья «Рузвельт» покинул Нью-Йорк, отшвартовавшись от пирса Восточной 24-й улицы. Самого Пири на борту не было: он был приглашён на приём к президенту 7 июля, а судно должно было идти в Нью-Бедфорд за шлюпками и запасными частями. Пири взошёл на борт своего корабля только в Сидни, который экспедиция покинула 17 июля. По словам Пири, это было самое близкое к Арктике место, где можно было запастись углём. Северный полярный круг пересекли 26 июля, а 1 августа прибыли в Гренландию — на мыс Йорк. Здесь было куплено около 100 собак и принято на борт несколько эскимосских семейств. Далее «Рузвельт» и судно снабжения «Эрик» им командовал Сэм Бартлетт — дядя капитана «Рузвельта» шли вдоль побережья Гренландии, вербуя эскимосов и закупая собак. 11 августа суда прибыли в Эта, причём на «Рузвельт» было дополнительно погружено 300 т угля и 50 т моржового мяса. Здесь также был устроен склад для обратного пути, в который заложили, в том числе, 50 т угля, сторожить его оставили боцмана Мэрфи и юнгу Причарда, с ними остался охотник Гарри Уитни, прибывший на «Эрике».
В Эта Пири получил известия от Ф. Кука, встретившись с участником его экспедиции — стюардом Рудольфом Франке. Он был отправлен Пири в США: доктор нашёл у него цингу. 18 августа «Рузвельт» пошёл на север — предстояло преодолеть ещё 350 миль ледовых полей до мыса Шеридан. На борту судна было 69 человек и 246 собак, причём собаки и эскимосы располагались на верхней палубе. Погода поначалу благоприятствовала: 22 августа удалось пройти 100 миль по чистой воде. Далее «Рузвельт» столкнулся с айсбергами и постоянными штормами, несколько раз судно застревало во льдах, 29 августа село на мель, однако мыса Шеридан удалось достигнуть 4 сентября 1908 года. Пири писал, что они с Бартлеттом последние 13 дней плавания спали, не раздеваясь, готовые к любым неожиданностям.
На берегу о. Элсмир был устроен зимний склад, названный в честь президента Арктического клуба и Географического общества Хаббардвиллом. Туда были свезены шлюпки, а из упаковочных ящиков построили три дома, которые можно было использовать в качестве мастерских. Команда по-прежнему располагалась в своих кубриках и каютах. Для эскимосов на верхней палубе «Рузвельта» соорудили деревянные загородки, разделённые на семейные отсеки.

4.2. Ход экспедиции Зимовка
Уже 16 сентября Боруп, Марвин и Гудсел отправились с 200 собаками и 13 эскимосами на 16 санях для закладки складов к мысу Белнап. 18 сентября выступил второй отряд, который должен был доставить 56 ящиков пеммикана на мыс Ричардсон, а оттуда свезти сухари на мыс Белнап. Отряды вернулись 19 сентября, а уже 21 сентября отправились закладывать склады для собачьего корма — 6600 фунтов мяса 3 т в составе 22 нарт и 19 эскимосов. 28 сентября Боруп отправился прямо на мыс Колумбия. Пири писал:
Я не занимался систематически физической тренировкой, потому что не видел в ней особенной пользы. До сих пор моё тело всегда подчинялось воле, какие бы требования я к нему ни предъявлял. В течение зимы я по преимуществу занимался усовершенствованием снаряжения и математическим подсчётом фунтов продовольствия и миль проходимого расстояния. Именно отсутствие продовольствия вынудило нас повернуть обратно с 87° 06′ северной широты. Голод, а не холод — дракон, стерегущий арктическое «золото Рейна».
Осень ознаменовалась эпидемией гриппа, от которой особенно пострадали МакМиллан и Гудсел. Пири отмечал, что заболевания гриппом в Арктике соответствуют по времени эпидемиям в Европе и США, и предположил, что возбудитель переносится атмосферными потоками. Хотя на камбузе и в помещениях матросов печи топились круглосуточно, по словам Пири:
Зимой мы раз в неделю или десять дней удаляли из кают лёд, намерзавший в результате конденсации водяных паров на холодных наружных стенах. Лёд нарастал сзади каждого предмета обстановки, стоявшего у наружной стены, а из-под коек мы вырубали и выносили его вёдрами. Книги всегда ставились на самый край полки, потому что задвинутая глубоко книга накрепко примерзала к стене, а в оттепель или в том случае, когда в каюте затопили бы печку, лёд бы растаял, и книга намокла бы и заплесневела.
Полярная ночь началась 1 ноября, в этот день на судне был введён зимний распорядок: подъём в 8 утра, завтрак в 9, обед в 14:00 питались экспедиционеры дважды в сутки. Склянки отбивались только два раза: с 22:00 эскимосам запрещалось производить шум, сигнал к тушению огней подавался в 24:00. Рацион у членов судовой команды и окружения Пири был разным, эскимосы готовили себе сами. Закладка складов продолжалась, причём выяснилось, что в иглу нельзя пользоваться спиртовыми лампами и печками, ибо у эскимосов регулярно происходила алкогольная интоксикация от продуктов горения. 7 ноября в первое зимнее полнолуние МакМиллан на месяц отправился на мыс Колумбия для наблюдений за приливами. С ним были матрос Барнс и эскимосы Эгингва и Инигито с жёнами.
11 ноября наблюдалась параселена — двойное гало и 8 ложных лун в южной стороне небосвода. Ночью 12 ноября началось сильнейшее ледовое сжатие, причём всего в 20 футах 6 м от корабля образовались торосы высотой до 30 футов. Команду пришлось спешно эвакуировать на лёд, температура в ту ночь достигала −20 °F около −30 °C. В тот день пострадал и Марвин — его иглу, построенный над приливной трещиной, развалился надвое.
После празднования Рождества, 29 декабря Марвин и Бартлетт были отправлены к гренландскому побережью с 9 эскимосами и 54 собаками — их целью была охота. Отправленные 30 декабря с той же целью отряды Гудсела и Борупа двинулись на о. Элсмир к мысу Маркхэма и озеру Хейзен, таким образом, достигался охват территории в 90 миль во всех направлениях от места зимовки. Больших успехов охотники не достигли, только Гудсел добыл 83 зайца, причём охотники забивали их ударами приклада по голове — они не боялись людей.

4.3. Ход экспедиции Поход к полюсу
Первым отправлялся отряд Бартлетта — 15 февраля, ещё в обстановке полярной ночи, освещая себе путь керосиновыми фонарями. Пири выступил налегке 22 февраля — в день рождения Джорджа Вашингтона — с двумя эскимосами, на двух нартах, запряжённых 16 собаками. В этот день солнце взошло в 10:00. В пути к тому времени находились 7 белых экспедиционеров, 19 эскимосов и 140 собак, запряжённых в 28 нарт. На мысе Колумбия собак осталось только 133. 5 марта, удалившись от мыса Колумбия всего на 45 миль, Пири был остановлен открытыми разводьями, которые не позволяли идти вперёд в течение 5 дней. 11 марта полынья затянулась при −45 °F −43 °C, но люди смогли пройти 12 миль. 13 марта ночью температура понижалась до −55 °F −48 °C, в тот же день Пири встретился с отрядом Гудсела и отправил его назад. Отряд МакМиллана отправили 15 марта, у Пири теперь было 16 человек, 12 нарт и 100 собак. В эти дни экспедиционеры пересекали широкую полосу торосов, температура к 19 марта держалась на уровне −50 °F −45 °C, взятый с собой коньяк замёрз.
Во время нашего последнего похода часто бывало так холодно, что коньяк замерзал, керосин становился белым и вязким, а собак было едва видно за паром от их дыхания. Необходимость строить каждую ночь тесные и неудобные снежные дома, а также холодное ложе, на котором нам приходилось спать урывками ровно столько, сколько позволяли крайние обстоятельства нашего отчаянного предприятия, — это уже мелочи, едва ли достойные упоминания наравне с настоящими трудностями.
Только 22 марта впервые была определена широта, наблюдения показали 85° 48’ с. ш. Измерения проводились при температуре −40 °F −40 °C, однако имеющиеся у Пири таблицы имели поправки только до значения −10 °F −23 °C. 25 марта Пири догнал авангард Бартлетта там находился и Хенсон. Марвин определил широту, получив 86° 38’ с. ш. Тяжёлые переходы начались с 27 марта: лёд был сильно изломан, сани постоянно требовали починки. Однако ледяная пустыня не была необитаемой: в тот день Пири заметил следы двух песцов — в 240 милях от ближайшей земли! 29 марта Бартлетт пытался измерить глубину моря, вытравил 1260 саженей проволоки, но дна не достиг.
30 марта Бартлетт был отправлен на базу. В полюсный отряд вошли: Пири с эскимосами Эгингва и Сиглу и Хенсон с эскимосами Ута и Укеа. У них было 5 нарт и 40 лучших собак, которые выдержали полярную дистанцию. Провианта и топлива у них было на 40 дней. 1 апреля Пири провалился сквозь лёд, однако не пострадал: плотная овчина не пропустила воды, которая замёрзла снаружи. Температура держалась на уровне −25 °F −31 °C, погода всё это время была тихая и ясная.
Северного полюса, по словам Пири, он достиг в 10:00 6 апреля 1909 года. Астрономические наблюдения производились в 18:00 6 апреля и в 06:00 7 апреля, исходя из того, что находятся на меридиане мыса Колумбия. Пири полагал, что погрешность его инструментов не превышает 10 миль. Перед уходом Пири провёл церемонию и сфотографировал четверых эскимосов и Хенсона с флагами в руках. На полюсе отряд Пири пробыл 30 часов.
8 апреля при очередной попытке измерить глубину океана проволока оборвалась, и лот был потерян. Барабаны были выброшены, чтобы облегчить груз Укеа, который вёз лот на своих нартах. Всё это время непрерывно слабели собаки — их дневной рацион составлял всего 1 фунт пеммикана, — эскимосы употребляли павших собак в пищу в варёном виде Пири и Хенсон брезговали собачиной; к 19 апреля собак осталось только 30.
Меня часто спрашивают, было ли нам голодно во время санного марша. Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Утром и вечером мы питались пеммиканом, сухарями и чаем… Если бы мы ели больше, нам бы не хватило продовольствия. Я лично с момента выхода с корабля потерял 25 фунтов 11.3 килограмм в весе.

4.4. Ход экспедиции Возвращение
Пири, по собственным словам, достиг мыса Колумбия 23 апреля, преодолев 826 миль пути 1530 км за 53 дня в том числе 37 дней занял путь на полюс, при 43 переходах. Расстояние в 90 миль до «Рузвельта» отряд Пири покрыл за 2 дня. За время отсутствия Пири МакМиллан и Боруп отправились к мысу Джесеп в Гренландии, где 10 дней изучали приливы и отливы, а также добыли 52 овцебыка. На судно они вернулись 31 мая. К тому времени установилась летняя погода, интенсивно таял снег, с 18 мая на «Рузвельте» были разведены пары. Далее МакМиллан обследовал залив Леди Франклин, где нашёл склады экспедиции Грили 1881 — 1884 годов, причём овощные консервы, кукуруза, картофель, чай и кофе были вполне пригодны в пищу.
16 июня над стоянкой «Рузвельта» прошёл дождь, но только 18 июля экспедиция начала путь на юг. Было решено не держаться берега, а сразу идти в ледовые поля. К мысу Сабин Пири прибыл 8 августа, где и получил известия, что Кук якобы опередил его в покорении полюса на год. В Эта «Рузвельт» был 17 августа, где от Гарри Уитни можно было получить новую информацию о Ф. Куке сам Кук впоследствии утверждал, что оставил Уитни результаты своих наблюдений и навигационные инструменты. Одновременно была развёрнута охота на моржей, которых добыли 70 голов — это был гонорар эскимосам, работавшим в экспедиции. Участники полярного похода получили шлюпки, ружья, боеприпасы и проч. На «Рузвельте» их доставили по родовым стойбищам.
Получив подробности об экспедиции Кука от Г. Уитни, Пири и Боруп предприняли допрос сопровождавших Кука эскимосов Авелы и Этукишука; этот эпизод в официальном отчёте Пири отсутствует. Дознание проводил Боруп, который, плохо владея гренландским языком, строил вопросы так, чтобы эскимосы давали однозначный ответ «да» или «нет». Интересно, что он вёл протокол допроса, опубликованный впоследствии. По мнению В. С. Корякина, Пири интересовало, использовал ли Кук его систему и какова эскимосская топонимика о. Элсмир и Северной Гренландии. Эти данные впоследствии были использованы в процессе против Ф. Кука.
Мыс Йорк Пири покинул 26 августа, но только 5 сентября был в Индиан-Харбор Лабрадор, где имелось ответвление телеграфного кабеля. 21 сентября «Рузвельт» вернулся в Сидни.

4.5. Ход экспедиции Судьба Марвина
Прибыв на «Рузвельт», Пири узнал о гибели Марвина 10 апреля в 45 милях от мыса Колумбия: по сообщению его помощников-эскимосов, он якобы утонул в полынье. Видимо, Пири не слишком поверил в версию об утоплении, поскольку в отчёте об экспедиции писал, что «подробности трагической кончины Марвина навсегда останутся покрытыми мраком неизвестности». Истинные причины смерти Марвина были ведомы его спутникам-эскимосам, эти причины смог выяснить их соотечественник — Кнуд Расмуссен, но у него не было оснований давать делу ход. Только в 1950-е годы расследованием гибели Марвина занялся французский этнограф Жан Маллори, который и выяснил, что в результате ссоры измученных переходами эскимосов и Марвина, который не останавливался перед рукоприкладством, его убили и бросили тело в разводье. Характерно, однако, что Пири не захотел проводить расследования.

5. После возвращения
По мнению Т. Райта, только на Лабрадоре Пири узнал подробности об экспедиции Кука, вероятно, от капитана китобойного судна «Морнинг», встречавшегося с Куком в Гренландии. 8 сентября Пири отправил в Нью-Йорк телеграмму следующего содержания:
Вбил звёзды и полосы в Северный полюс. Ошибки быть не может.
Арктический клуб озвучил свою позицию по отношению к Ф. Куку 13 октября 1909 года в статьях, напечатанных многими периодическими изданиями. Однако разбирательства чрезвычайно затянулись и даже привели Пири к обращению в Конгресс США. Специальным актом Конгресса от 30 марта 1911 года ему была вынесена благодарность, и он был удостоен пенсиона 6000 долларов в год и звания контр-адмирала. Он стал победителем в глазах общественного мнения, равно получил и 40 000 долларов премии за покорение Северного полюса по завещанию М. Джесупа. Ещё в 1910 году Королевское географическое общество присудило Пири Золотую медаль и признало его первооткрывателем полюса.
По результатам экспедиции Пири издал две книги: «Северный полюс» и «Секреты полярных путешествий» 1917, на русский язык не переводилась. Предисловие к «Северному полюсу» написал Теодор Рузвельт. Собственные дневники Пири были недоступны для исследователей до 1986 года.
Экспедиция Пири внесла некоторую лепту в географическую науку. Оценивая достижения 1908 — 1909 годов, Р. Л. Самойлович писал, что научная отдача экспедиции Пири состоит в наблюдениях над льдом в непосредственной близости от Северного полюса, метеорологических наблюдениях и наблюдениях над приливами. О великом споре Кука и Пири А. Ф. Трёшников писал:
В результате многочисленных споров Пири официально был признан покорителем Северного полюса, а Кук лжецом и обманщиком, хотя многие известные полярные исследователи признавали, что исследования как Пири, так и Кука заслуживают уважения, и весь скандальный спор вокруг приоритета в завоевании Северного полюса считали вредным для науки. В результате не только добросовестность Кука, но и достижения Пири были поставлены под сомнение. Даже специальная комиссия конгресса США, разбирая в 1916 году вопрос о присвоении Пири звания контр-адмирала, не зафиксировала его приоритета в открытии Северного полюса, а обошла этот вопрос, отметив достижения Пири в исследованиях Арктики. Специалисты неоднократно тщательно проверяли определения Пири и Кука, чтобы установить, были ли они действительно на Северном полюсе. В результате было установлено, что и Кук, и Пири имели сравнительно примитивные приборы для астрономических определений и навигационные приборы для счисления пути. Кроме того, ни тот, ни другой не обладали большими знаниями в навигации. И если задать определённый вопрос: были ли они в самой точке Северного полюса, то ответ может быть отрицательным.

6.1. Современные оценки и контрверсии Позиция У. Герберта
Если споры Пири и Кука в первой половине XX в. по большей части не вызывали сомнений в репутации Пири, то в конце ХХ — начале XXI в. после реабилитации Кука начали раздаваться сомнения в истинности сообщений самого Пири. Первым откровенно усомнился в достижении Пири известный британский полярник сэр Уолли Герберт, в 1968 — 1969 годах пересёкший на четырёх упряжках за 476 дней всю Арктику от мыса Барроу до Шпицбергена и достигший Северного полюса 6 апреля 1969 года — в 60-ю годовщину достижения полюса Пири. В своей книге «Пешком через Ледовитый океан» Герберт писал, что Пири по пути на полюс преодолевал в среднем 34 мили в день, на обратном пути — 46 миль. При этом на обходы препятствий тратилось только 10 % времени, хотя в предыдущих своих походах Пири принимал этот коэффициент за 25 %. Его непосредственный предшественник У. Каньи в среднем проходил не более 6.3 мили в день, а его лучший переход равнялся 21.2 милям.
Позднее Национальное географическое общество США заказало полярнику биографию Пири, книга была опубликована в 1989 году The Noose of Laurels, «Лавровый аркан» и вызвала до некоторой степени скандал, ибо Герберт, основываясь на собственном экспедиционном опыте и материалах Пири, пришёл к выводу, что он не мог достигнуть Северного полюса и фальсифицировал материалы измерений. По Герберту, Пири не дошёл до полюса примерно 50 миль 80 км. Выводы Герберта ныне приобретают всё больше сторонников. Эту точку зрения поддержали известный историк Канады Пьер Бертон и популяризатор науки Брюс Хендерсон.
В 1996 году Роберт М. Брюс опубликовал труд «Кук и Пири: завершение полярной дискуссии». Его вывод: ни Кук, ни Пири не достигали полюса, причем последнему оставалось пройти ещё 160 км до цели.

6.2. Современные оценки и контрверсии Моделирование экспедиции Пири в 2005 году
В 2005 году британский путешественник Томас Эйвери смоделировал экспедицию Пири, пользуясь тем же снаряжением и эскимосскими собаками. Двигаясь от мыса Колумбия, он достиг Северного полюса, преодолев 765 км 413 морских миль за 36 дней 22 часа, и даже опередил график Пири на пять часов. Однако обратно команда была возвращена самолётом. Этому путешествию посвящена книга To The End Of The Earth «К краю Земли», опубликована в 2009 году. Тем не менее, критики утверждают, что путешествие Эйвери только усугубляет ситуацию с наследием Пири, а вовсе не расставляет всё по своим местам. Проблема заключается в том, что Эйвери не удалось достигнуть скоростей, описываемых Пири, максимальное пройденное им за день расстояние не превышало 70 км. При этом Эйвери терял до 11 км в сутки за счёт южного дрейфа льда и вдобавок не имел пятидневной задержки, как у Пири.

6.3. Современные оценки и контрверсии Мнение В. С. Корякина
Известный российский гляциолог и историк полярных исследований В. С. Корякин в 2002 году опубликовал биографию Ф. Кука, в которой доказывал его приоритет в полярной гонке. Тем не менее, исследователь не сомневался, что Пири также достиг Северного полюса. При этом он находит объяснение темпам передвижения Пири по дрейфующим льдам: на финишную прямую его выводил опытный штурман Р. Бартлетт, после ухода капитанского отряда у Пири было 38 собак для рывка на 133 мили 250 км, при этом общий груз не превышал 200 кг, иными словами, имелся десятикратный разрыв между обычной нагрузкой ездовой собаки до 40 килограмм и фактической. По мнению исследователя, это было своего рода шоу с целью доказательства преимущества «системы Пири», а фактически Пири покорил полюс со значительно меньшими затратами сил и средств.
В. С. Корякин объясняет и успешное возвращение Пири по старому следу: видимо, ему удалось оказаться на стрежне активного течения — северной ветви кругового антициклонального дрейфа. Подтверждение этого находится в дневниках Пири, описывающего широкие разводья, покрытые тонким молодым льдом. Находится объяснение и практическому отсутствию описаний пути:
Ничто не могло остановить эту запущенную на всю мощь «машину» из людей и собачьих упряжек, названную её изобретателем «системой Пири». Она продвигалась как на север, так и на юг такими темпами, что её организатору было не до научных наблюдений и созерцания окрестных пейзажей. Кроме главного трофея — полюса, его стремительный бросок к 90° с. ш. и обратно не принёс никому какой-либо практической пользы, но зато оставил немало загадок, в первую очередь касающихся протяжённости дневных переходов на собачьих упряжках, не перекрытых всеми последующими экспедициями и просто искателями приключений.

Так кто открыл Северный полюс: Кук vs Пири

Здесь есть все: антагонист и протагонист, трагедия и фарс, лед и героизм и, конечно, загадки.

Каждый школьник знает, что первооткрывателем Северного полюса является выдающийся путешественник Роберт Пири. Однако кроме официальной версии есть серьезные доводы в пользу первенства Фредерика Альберта Кука. Решающую роль в определении первооткрывателя в свое время сыграла пресса. Пири стал контр-адмиралом и добился мирового признания. Кук… Ну, обо всем по порядку.

21 апреля 1908 года. Кук на полюсе

  • «Проиллюстрировано самое важное и сенсационное географическое открытие последнего времени». 1909 год, Nelson Company, Portland, ME

  • Иллюстрация. Дядя Сэм держит Кука и Пири на руках

1 сентября 1909 года. Нью-Йорк. Редакция газеты «Нью-Йорк Геральд». Редактор Гордон Беннетт получает телеграмму, которая стала настоящей «бомбой»: «21 апреля 1908 года достиг Северного полюса… Текст 2000 слов оставлен у датского консула. Стоимость $3000. Если согласны — обращайтесь. Кук».

Лаконично и по существу. Интерес общества к исследованию окружающего мира в ту пору был гораздо выше теперешнего. Беннетт уже представил, как экстренный выпуск «Геральда» сметается с прилавков.

8 сентября 1909 года. Там же. Редакция газеты «Нью-Йорк Таймс». Не менее любопытная телеграмма: «Вбил звезды и полосы в Северный полюс. Ошибки быть не может. Не принимайте версию Кука всерьез. Сопровождавшие его эскимосы говорили, что он не ушел далеко на север от материка. Их соплеменники подтверждают это. Пири».

Получается, что Кук опередил Пири на год (21 апреля 1908 года против 6 апреля 1909 года). А сообщения пришли примерно в одно время потому, что Фредерик застрял на зимовке вдали от цивилизации.

Назревало крупнейшее разбирательство. Газетчики потирали руки.

Предыстория

1891 год. Слева направо: Ф. Кук, М. Хенсон, Дж. Верхоеф, Е. Аструп, Дж. Пири, Роберт Пири, Л. Гибсон

Оба исследователя Арктики познакомились в 1891 году. Роберт Пири, который уже пять лет занимался изучением Арктики, объявил поиск доктора для участия в экспедиции. В то время Кук прозябал в медицинском кабинете в Бруклине. Увидев объявление, он собрал вещи и явился в назначенное место.

Северо-Гренландская экспедиция 1891–1892 годов стала тяжелым испытанием для команды Пири. В самом начале пути Роберт ломает ногу. Такая травма в Гренландии может означать инвалидность на всю жизнь и конец карьеры полярника. Корабельный доктор Фредерик Кук смог оказать помощь и позволил капитану довести экспедицию до завершения. Позже Пири говорил, что «многим обязан его [Кука] профессиональному искусству, терпеливости и хладнокровию… Он был всегда полезным и неутомимым работником».

  • Туземцы Гренландии. Фотография Фредерика Кука

  • Фотография Кука. Также в экспедициях он выступал в качестве врача и этнографа

Но после завершения того путешествия доктор категорически отказался иметь какие-либо дела с Пири. Причина крылась в нетерпимости Пири к чужим успехам. Последний начал исследовать Арктику в 1886 году. Еще в юности он записал в дневнике, что «хотел бы снискать имя, которое открыло бы мне доступ в круг избранных, где я ощущал бы себя наравне с каждым». Стремление стать великим — вот что было главным двигателем для него.

Кук же во время экспедиции собрал большой объем данных о культуре эскимосов и стал выступать с лекциями. Пири запретил ему это делать, сославшись на подписанные перед отплытием бумаги, в которых всем членам команды запрещалось публиковать материалы по результатам экспедиции на протяжении года. Так Пири гарантировал себе первенство. Кук не мог стерпеть ограничений и отказался от участия в походе на следующий год.

Кук на юге

  • Кук (слева) с Руалем Амундсеном. 1898 год

  • Заключенный во льдах корабль «Бельджика», который спасла экспедиция

  • Экспедиция рубит канал, чтобы освободить судно «Бельджика»

Кук понимал, что Пири сделал Арктику своей территорией. Если на Южном полюсе работали Амундсен, Свердруп, Скотт и прочие полярники, то на севере исследованиями занимался только один Пири. Мало кто из путешественников пытался направить свою деятельность туда — все знали агрессивный настрой американца. Так, в 1888 году молодой Фритьоф Нансен пересек Гренландию, чем осуществил план Пири, изложенный за два года до этого. Роберт с отчаянием заявил, что «это исполнение задуманного мною предприятия нанесло серьезный удар мне». А ведь от Гренландии до полюса еще было далеко.

Однажды при температуре воздуха –100 °F и легком, но резком ветре, словно вгоняющем морозные иглы в нашу плоть до самых костей, мы тщетно бродили по вздымающимся, увенчанным льдами склонам в надежде обнаружить хоть какие-нибудь признаки жизни… (Ф. Кук, «Мое обретение полюса», 1911 год)

И вот в 1897 году Кук также отправился на юг вместе с бельгийской экспедицией, где познакомился с Амундсеном. Вдвоем они спасли застрявший во льдах корабль и помогли выжить команде в условиях незапланированной зимовки, охотясь на тюленей и пингвинов. Кук так составил рацион команды, что никто не страдал от цинги, которая обычно косила полярников десятками каждый год. По окончании пути Кук был награжден высшей наградой Бельгии — орденом Леопольда.

  • Ситка, Аляска. 1903 год

  • Слева направо: Роберт Данн, Ральф Шэйнвальд, Мари Кук, доктор Кук и Фред Принц. 1903 год

  • Амфитеатр пиков Мак-Кинли. 1906 год

  • Члены экспедиции, в том числе и миссис Кук. Экспедиция Мак-Кинли

  • Доктор Кук. 1906 год

  • Лодка доктора Кука

Потом Кук участвовал в походах и организовывал их вдоль Гренландии, исследовал Аляску. В 1906 году он первым взобрался на вершину Мак-Кинли — высшую точку Американского континента. И в 1907 году его, признанного полярника, нанимает миллиардер Джон Брэдли, который захотел поохотиться в Гренландии. Кук помог ему с организацией, но взамен попросил профинансировать экспедицию на Северный полюс.

Кук начинает и выигрывает?

  • Шхуна Кука для Северной экспедиции. 1908 год

  • В центре Джон Р. Брэдли, финансист экспедиции «Северный полюс». 1907 год

Почему он пошел на это, зная, что Пири ему этого не простит? Видится, что причиной стал исследовательский азарт: оказавшись в Гренландии, он просто не мог не попробовать сделать самостоятельный бросок на «макушку Земли». Успешно проведя арктическое сафари, Кук отправляет на Большую землю телеграмму: «Я избрал новый маршрут к полюсу и остаюсь, чтобы воспользоваться им… Мистер Брэдли расскажет остальное. Всем приветы. Кук».

Карта маршрутов Кука (пунктир) и Пири (точки) к Северному полюсу и обратно

Уже здесь он подчеркивает, что не берет за основу маршрут Пири, пытаясь так уйти от гнева соперника. Но Пири узнает о планах бывшего доктора и так реагирует: «Во избежание всяких недоразумений… я заявляю, что поведение доктора Кука, который старается опередить меня, недостойно честного человека».

Кук стартовал к полюсу 18 марта 1908 года. Он, две упряжки по 13 собак, два эскимоса и минимум продуктов.

В ту ночь мы все изрядно устали, но тем не менее были довольны своими успехами. Мы почти достигли 89-й параллели, и я записал в своем дневнике: «Дайте мне еще три дня такой погоды!» Температура в начале перехода была –40 °С. В ту ночь я свел всех слабых собак в одну упряжку и по мере необходимости стал забивать их и скармливать мясо остальным…(Р. Пири, «Северный полюс», 1910 год)

Впереди исследователя ждали гигантские ледяные торосы, стальными великанами встающие на пути. Поля таких остроконечных выступов могли тянуться на сотни метров и более. Периодически образующиеся трещины не раз заставляли вскакивать среди ночи и наспех собирать лагерь, буквально выхватывая вещи из образовавшейся полыньи. Неожиданно возникающие пространства открытой воды вынуждали делать утомительные крюки в объезд. И все это при температурах ниже –20 °С, леденящих ветрах, на пределе сил.

Чтобы облегчить дорогу, Кук тщательно следил за питанием, в основу его положив пеммикан — специальный мясной порошок, которым питаются эскимосы. Легкая, быстрая команда должна была одержать победу за счет скорости. Хоть это и стремительно разрушало организм.

Кук вел постоянные географические наблюдения, для чего вез с собой различные приборы и инструменты. Многие его наблюдения о наличии ледяных островов, структуре снежного покрова в околополюсном пространстве, направлении дрейфа льда и расположении открытых участков воды оказались подтверждены только в 50-е годы ХХ века, когда Арктику стали активно изучать советские специалисты. Описанное в дневниках исследователя было просто неизвестно в его дни.

И вот 21 апреля Кук пишет: «Ничего примечательного; полюса как такового нет; море с неизведанными глубинами; лед более активен; свежие трещины, разводья… Переполнен радостью, не нахожу слов для выражения своего удовлетворения. Как мы устали и измотаны. Нам нужен отдых».

  • Лагерь Кука на Северном полюсе, 21 апреля 1908 года

  • Доктор Кук во время экспедиции на Северный полюс

  • Сани Кука на стоянке у лагеря

  • Помощники доктора Кука тащат сани

Если Кук постоянно проводил наблюдения и измерения в пути, то Пири работал совсем иначе. Его экспедиции всегда отличались минимальной научной ценностью. Каждый маршрут — как забег к конечной цели, без таких глупостей, как изучение местных народов, направления течений и замеров температур. На последнюю экспедицию в 1909 году он вышел с 23 санями и несколькими десятками людей. Вспомогательные партии пробивали путь среди торосов, чтобы ему было проще проходить дальше. Сани Пири всегда шли по проторенной дороге, за исключением последних 200 км пути, которые он прошел один, в компании с двумя эскимосами. У каждого участника экспедиции американца была определенная задача: кто-то рубит торосы, а кто-то ступает на полюс.

Северный полюс имеет важную особенность: его можно определить только с помощью астрономических наблюдений и расчета координат местности. Это не горный пик, взобравшись на который исследователь однозначно знает: я на вершине. И это не Южный полюс, который расположен на материке. Если оставить там лагерь, то он сохранится навсегда. Северный полюс находится в океане, и оставленные здесь флаги и прочие свидетельства через пару месяцев окажутся в сотнях километров благодаря постоянному перемещению льдин под напором морских течений.

  • Сани экспедиции Пири

  • Экспедиция Пири на Северном полюсе

  • Члены Арктической экспедиции Роберта Пири на Северный полюс. 1909 год

Спустя пару дней Кук разворачивается и начинает путь домой.

В расчетах Кук использовал предположения Пири о направлении дрейфа, которые оказались совершенно неправильными. В итоге Кук проходит западнее оставленного на мысе Свартенвог лагеря. Наступление полярной зимы вынуждает путешественника остановиться на зимовку на мысе Спарбо, что на острове Девон.

К Анноатоку (эскимосскому стойбищу на северной оконечности Гренландии, которое Кук избрал своей базой перед походом) измученный путешественник вышел только весной 1909 года. Тут он встретил Гарри Уитни, простого охотника, который сыграл важную роль в споре за полюс.

Кук в зале суда

Ужин в Королевском географическом обществе в гостинице «Феникс», Копенгаген. 1909 год. Доктор Кук находится в центре

Сохранились свидетельства очевидцев, что Пири по возвращении на корабль после последнего броска на полюс не обмолвился о победе. Он скрылся в каюте и не разговаривал ни с кем до Анноатока. Тут Гарри Уитни сообщает об успехе Кука, после чего Пири заявляет, что достиг полюса.

Но что делать со временем? Ведь, даже если он побывал на полюсе, то сделал это на год позже противника? Выход был только один — сделать Кука обманщиком.

В своей книге Фредерик Кук говорит, что «один из характерных приемов нашей журналистики — это неустанное повторение одних и тех же данных, посредством чего в сознание общественности внедряется как факт нечто надуманное и нереальное».

С таким девизом начал активную работу Пири и созданный им Арктический клуб, в состав которого входили спонсоры Роберта. Первое, что сделал Пири после получения новости, до сих вызывает удивление у географов — он стал допрашивать двух молодых эскимосов, которые были с Куком. Туземцы, измотанные зимовкой и в упор не понимающие, почему «белые люди» так рвутся на полюс, отвечали путанно и безразлично. Единственное, чего им хотелось, — отдохнуть от экспедиции и от странных «белых».

Сразу после допросов Пири сочиняет телеграмму в «Нью-Йорк Таймс».

Гарри Уитни

Гарри Уитни попросился на борт к Пири, чтобы наконец-то добраться домой после долгой и малорезультативной охоты на севере Гренландии. Встретив соотечественника, который отправляется к берегам Америки, Уитни не мог не стремиться попасть на борт корабля. Но предприимчивый Пири сказал, что на корабле совсем нет места для вещей, которые Уитни имел при себе. Он прекрасно знал, что в руках охотника оказались полевые заметки и инструменты Кука, которые тот не мог взять с собой, когда покидал Анноаток (Кук оказался в поселении не просто истощенный тяжелейшей зимовкой, но и совершенно без средств к существованию. При этом он понимал, что нужно как можно скорее добраться до цивилизации и сообщить о своей победе. Поэтому он оставляет свои инструменты и часть записей охотнику Гарри Уитни, одалживает деньги на пароход до Европы и после четырех дней отдыха уплывает в Копенгаген. Так главные доказательства пребывания Кука на Северном полюсе оказались брошенными во льдах Гренландии.

  • Вырезки публикаций о докторе Куке

  • Вырезки публикаций о докторе Куке

Кук читал лекции о своем успешном путешествии на полюс в Копенгагене и считал, что спора с Пири не будет. А тот в это время начал массированную атаку по дискредитации соперника. Простые люди, которые были далеки от особенностей Арктики так же, как от познаний в химическом составе колец Сатурна, стали получать дозированные порции информации, которая имела одно общее зерно: Фредерик Кук не был на полюсе, и вообще он обманщик.

Временами наши тела совершенно не выделяли пота и токсина, словно генерируя в мышцах прямо-таки неземную усталость, наполняя и мозг утомлением. Когда мы с усилиями шаг за шагом пробиваемся вперед и пот все же выделяется у нас из пор, он замерзает на складках одежды и тогда разгоряченные части тела покрываются инеем. Такие муки терпели мы ежедневно… (Ф. Кук, «Мое обретение полюса», 1911 год)

Любые факты из биографии Кука позиционировались лживыми. Так, в 1898 году Кук, возвращаясь из Антарктики, получил из рук миссионера Томаса Бриджесса составленный им словарь племени острова Огненная Земля. Он опубликовал словарь, но в редакции ошибочно указали его имя на обложке. И несмотря на то, что на титульном листе указывалось, что словарь составлен миссионером и подготовлен к печати Куком, его обвиняют в краже заслуг миссионера.

В 1906 году Кук покорил Мак-Кинли. Теперь этот факт оказывается ложью. Напарник Кука Эду Барилл получает $5000 и с яркими эпитетами рассказывает на заседании комиссии, что Кук даже близко не подходил к горе.

Надо отдать должное — работники Арктического клуба проявили огромные таланты в стремлении сделать Кука аферистом, полностью дискредитировав его в глазах общества. Сам обвиняемый смог противопоставить только попытки апеллировать к суду и президенту, которые просто утонули в бешеном потоке статей и заявлений.

Вершина Мак-Кинли, которую злые языки называли «фальшивым пиком»

В 1910 году в журнале «Хэмптонс» вышло официальное заявление Фредерика Кука: «У меня нет абсолютной уверенности, что я дошел до полюса. Это заявление может показаться поразительным, но я готов удивить мир, если тем самым смогу отстоять свое честное имя… Я признаю, что подвиг Пири, которому он посвятил всю свою жизнь, заслуживает признания. Я никогда не ставил под сомнение заявление Пири об открытии им Северного полюса, не сомневаюсь в этом и сейчас». Только спустя пару лет корректор журнала сообщила, что материал сделали после настоятельной просьбы заместителя редактора. Причем работники были уверены, что Кук сам сделал это заявление. В действительности это была выборочная компиляция из отдельных фраз Кука, которые несли совершенно иную информацию в оригинале.

В динамике событий утонули все похвальные письма и официальные заявления именитых полярников, таких как Свердруп, Миккельсон, Грили, Амундсен. Они все как один поздравляли Кука и стремились отстоять его имя. Но что стоят слова выдающихся исследователей, если им противостоит такой колосс, как СМИ?

Роберт Пири​. Фото в форме контр-адмирала (не ранее 1911)

На одном из заседаний специальной комиссии, занимавшейся решением спора, возбужденный Пири откровенно заявил: «Я положил всю жизнь, чтобы совершить то, что казалось мне стоящим, ибо задача была ясной и многообещающей… И когда, наконец, я добился цели, какой-то поганый трусливый самозванец все испакостил и испортил…»
 


Итог: нижняя палата Конгресса США в 1911 году приняла резолюцию, согласно которой Роберт Пири официально признается первооткрывателем Северного полюса и ему присваивается звание контр-адмирала с наивысшей пенсией. Вопрос был решен голосованием: четыре человека за и три человека против…

После принятия Конгрессом решения о первенстве Пири жизнь Кука рухнула. Он из ведущего полярника мира превратился в афериста. Он больше не участвовал в экспедициях, окончательно разочаровавшись в географии, и это стало большой потерей для науки.

В 1965 году портрет Фредерика Альберта Кука вновь повесили в Клубе исследователей.

Но первооткрывателем Северного полюса считается Роберт Пири. Впрочем, доктор Фредерик А. Кук оставил потомкам самое важное наследие, которые скрывается в его высказывании: «Истинное удовлетворение дает не само достижение цели, а преодоление препятствий на пути к ней».

Роберт Пири Северный полюс

6 апреля 1909 года экспедиция американского исследователя

Роберта Лири достигла Северного полюса. Его соотечественник Фредерик Кук при этом утверждал, что побывал на Северном полюсе годом раньше.

Кем был Роберт Пири

Роберт Пири был необыкновенно честолюбивым человеком. Еще в юности он записал, что «хотел бы снискать имя, которое открыло бы мне доступ в круг избранных, где я ощущал бы себя наравне с каждым». По окончании школы и колледжа он стал офицером Военно-морского ведомства США и занимался военно-инженерными работами в Центральной Америке. Но уже тогда, прочитав несколько книг о севере, Пири стал связывать свои честолюбивые мечты с исследованием северных территорий. И вскоре отправился в Гренландию.

В 1891—1892 годах он пересек этот остров на санях — впрочем, не слишком удачно: в начале похода Пири сломал ногу и не остался инвалидом лишь благодаря профессиональному мастерству врача экспедиции. Этим врачом был как раз Фредерик Кук, его будущий соперник.

Роберту Пири вообще долго не везло — все его амбициозные планы рушились, ибо его постоянно кто-нибудь опережал (тот же Фритьоф Нансен, например). Однако американец не отчаивался — возмечтав о покорении Северного полюса, он на протяжении 1890-х годов изучал быт эскимосов и придумывал свою «систему», которая должна была помочь ему добраться до самой северной точки планеты.

Роберт Пири достиг Северного полюса

Свой бросок к полюсу Пири совершил в первой половине 1909 года. Экспедиция готовилась фундаментально: под эгидой Военно-морского министерства США; заранее устраивались промежуточные базы; численность отряда была велика.

6 апреля 1909 года Роберт Пири достиг Северного полюса. Каково же было его изумление, когда на обратном пути он узнал о том, что Фредерик Кук сделал это годом раньше: 21 апреля 1908 года. С тех пор Пири яростно отстаивал собственный приоритет, развернув широкую газетную кампанию и неустанно обвиняя Кука в подлоге.

Так был ли Роберт Пири на Северном полюсе

Дело для Кука осложнялось тем, что документы его похода оказались утеряны (не без, кажется, стараний Пири). Отметим, что современные исследователи, подробно изучившие дневники, карты и фотографии экспедиции Пири, склоняются к выводу, что американец все-таки не добрался до полюса, сделав ошибку в расчетах. При этом называются расстояния от восьми до 160 километров, отделявших его от цели в конечной точке пути.

Сегодня в истории — 6 мая

6 мая 1856 года Роберт Э. Пири, заявивший об открытии Северного полюса, родился в Крессоне, штат Пенсильвания.

В первые годы двадцатого века завоевание Северного и Южного полюсов стало предметом ожесточенной международной конкуренции. Команды из России, Норвегии, Италии и США боролись за право первыми вывесить флаг своей страны на саммите мира. Многие экспедиции, такие как неудавшаяся экспедиция Циглера, изображенная ниже, стремились исследовать Арктику с самой северной точки России, Земли Франца-Иосифа.Роберт Пири нацелился на Гренландию как на стартовую площадку для рывка на север к полюсу.

82 с.ш. .. Снято у берегов архипелага Франца-Иосифа в Советском Союзе во время неудавшейся экспедиции Циглера на Северный полюс; Энтони Фиала, фотограф, март 1905 г. Панорамные фотографии. Отдел эстампов и фотографий

Пири получил степень в области гражданского строительства в Боуден-колледже в 1877 году и пошел работать в Службу береговой и геодезической службы США, прежде чем получил комиссию в США.С. Инженерный корпус ВМФ. Его первые задания привели его в тропический, а не арктический климат. В 1884 и 1887 годах Пири отвечал за исследование маршрута предполагаемого канала через джунгли Никарагуа. Во время его второй поездки в Никарагуа Пири сопровождал его помощник Мэтью Хенсон, который также был его надежным товарищем на протяжении всего его исследования Арктики.

В 1886 году Пири получил разрешение корпуса и отправился исследовать ледяную шапку Гренландии. Это была первая из серии поездок в Гренландию в 1886–1897 годах, в ходе которых Пири нанес на карту северную береговую линию Гренландии и собрал данные о метеорологических и приливных режимах Северного Ледовитого океана.Возможно, наиболее важным является то, что Пири столкнулся с инуитами на севере Гренландии. Он изучил их язык и обычаи, а также методы выживания в Арктике — строительство иглу и саней, охоту и использование ездовых собак и меховых костюмов.

Пири принял ряд других методов, которые облегчили ему исследование региона, в том числе создание опорных баз и убежищ, резервной линии снабжения с использованием релейных групп и постройки корабля Roosevelt , построенного для противостояния Арктике. лед.

Отъезд Пири и «Рузвельта» из Нью-Йорка. G.W. Битцер, фотоаппарат; США: American Mutoscope and Biograph Company, 16 июля 1905 г. Жизнь города: ранние фильмы Нью-Йорка с 1898 по 1906 год. Отдел кинематографии, радиовещания и звукозаписи

Пири оказал мощную поддержку своему проекту с энтузиазмом Президент Теодор Рузвельт и финансовая поддержка видных людей и организаций, включая Национальное географическое общество. При их поддержке Пири смог профинансировать строительство Roosevelt в соответствии с его спецификациями:

«Рузвельт» воплощает в себе все, что может предложить самое тщательное изучение предыдущих полярных кораблей и мой собственный многолетний личный опыт.С прочностью линкора и изящными очертаниями шхуны, построенной в штате Мэн, я считаю ее самым приспособленным ледовым истребителем на плаву. Когда я пишу эти строки, я вижу, как она медленно, но верно пробирается сквозь густой лед. Я вижу, как черный корпус вылетает на поверхность льда из-за катаклизма огромных льдин. Я вижу, как она прижимается рукой гиганта к каменистому берегу, пока каждое ребро и дерево не зазвучат от напряжения. И я вижу, как она лежит в Северной Атлантике целыми днями посреди дикого осеннего северо-востока, без руля, с поврежденным гребным винтом и разбитой кормовой стойкой,… обломок двойного рифового фока держит ее против ветра, катаясь по огромным волнам, как чайка, пока они не утомятся.

Секреты полярных путешествий Роберта Пири. Нью-Йорк: The Century Co., 1917. стр. 28-31.

Команде Пири не удалось достичь полюса во время первого рейса 1905 года, и он вернулся в Нью-Йорк на корабле, поврежденном льдом. После значительного ремонта корабля еще одна попытка была отложена до 1908 года. Именно в этой последней поездке Пири сообщил об успехе. 6 апреля 1909 года, после месяцев путешествия и подготовки, Пири достиг того, что он считал Северным полюсом, в сопровождении Мэтью Хенсона и четырех товарищей-инуитов.Хенсон вспомнил открытие Северного полюса после девятнадцати лет исследований Арктики в интервью во время своего ухода на пенсию из таможни США в 1936 году:

«Когда компас начал сходить с ума, — вспоминал он, — я сел ждать мистера Пири. Он прибыл примерно через сорок пять минут, и мы приготовились ждать рассвета, чтобы проверить наши точные позиции … На следующее утро, когда [] позиции были проверены, Пири сказал: «Мэтт, мы наконец достигли Северного полюса. .”

«Мэтт Хенсон». Теодор Постон, интервьюер; Нью-Йорк, 1939. Истории американской жизни: рукописи Федерального писательского проекта, 1936-1940 гг. Отдел рукописей

После времени, потраченного на заметки об их местонахождении, команда отправилась в трудный обратный путь. Когда Пири уведомил мир о достижении Северного полюса, он сразу же оказался втянут в полемику, которая продолжается и по сей день.

Незадолго до того, как Пири сделал свое объявление, д-р.Фредерик А. Кук (товарищ в одном из его более ранних путешествий в 1891 году) утверждал, что сам достиг полюса 21 апреля 1908 года. В то время Национальное географическое общество изучило записи обоих мужчин и пришло к выводу, что Пири и Хенсон достиг полюса первым. Доктор Кук впоследствии был вовлечен в другие споры, и его утверждение было дополнительно дискредитировано.

Ужин у командира Роберта Э. Пири, США, в отеле Astor, 5 марта 1910 г. [Нью-Йорк, Нью-Йорк]. Гео. Р. Лоуренс Ко., Около 1910 г. Панорамные фотографии.Отдел эстампов и фотографий

Достижение Пири было признано во всем мире; Конгресс США наградил его медалями и пенсией и чествовал его на обедах. Надлежащее признание Хенсона откладывалось надолго. Президент Тафт назначил его таможенным служащим в 1913 году, но только в 1944 году он получил медаль Конгресса, которой были награждены все остальные участники экспедиции Пири.

Однако на этом история не закончилась. В 1989 году, после многих лет растущего общественного скептицизма, Национальное географическое общество пересмотрело записи, сделанные Пири и Хенсоном, и пришло к выводу, что их расчеты были неверными, что не дало им полюса.Тем не менее, достижения Пири остаются значительными в развитии методов исследования Арктики и его знании региона.

Мы до сих пор не знаем, кто первым совершил Северный полюс

Завывал ветер, слепило солнце, а температура была достаточно холодной, чтобы замерзнуть ваши кости, когда шестеро совершили свой последний марш к Северному полюсу. Было утро 6 апреля 1909 года. Американский командующий Роберт Пири, его помощник Мэтью Хенсон и четверо инуитов прибыли на точку, которая, согласно прочтению Пири его секстанта, была ровно 90 градусов северной широты.«Моя жизненная работа завершена, — позже писал Пири в своем дневнике, — я вытащил Северный полюс из своей системы».

Пири потребовалось более двух десятилетий, чтобы выполнить эту задачу. Почти все это произошло в компании его надежного партнера на все руки Хенсона. В мире начала 1900 года, когда проходили все моря, вся земля «колонизировалась» и все джунгли наносились на карту, Арктика была последней неизведанной территорией. Пири написал в своем дневнике: «Я выиграл последний великий географический приз — Северный полюс.«

Мэтью Хенсон

Предоставлено Исследовательской коллекцией Клуба исследователей

Пять месяцев спустя Пири и Хенсон вернулись в Северную Америку, чтобы поделиться своим подвигом со всем миром. К сожалению, их встретил не очень приятный сюрприз: согласно New York Herald , бывший коллега и друг обошел их на целый год. «Северный полюс открыл доктор Фредерик А. Кук», — гласил заголовок.Пири и Хенсон были недоверчивы. После долгих лет изучения и страданий в ледяной стихии бывший союзник теперь заявлял о себе как о первенстве, что положило начало тому, что знаменитый журналист Линкольн Стеффенс назвал «историей века».

Сегодня, спустя более века после того, как Пири и Хенсон вернулись из своих арктических приключений и в год 150-летия Хенсона, все еще остается загадкой, кто первым оказался на Северном полюсе. Это был Пири или Кук? Как следует из более поздних данных, ответом могло быть ни .«Какова бы ни была правда, — писал Стеффенс в 1909 году, — ситуация столь же прекрасна, как и поляк».

«Моя жизненная работа завершена. Я вытащил Северный полюс из моей системы».

Команда объединяется

Северный полюс может быть «просто точкой в ​​Северном Ледовитом океане», как называет это Торстен Маркус, руководитель лаборатории криосферных наук Космического центра Годдарда. Но он занимает мифическое положение в нашем коллективном сознании (в конце концов, это дом Санты).

Это было в жарком Никарагуа, где Роберту Пири, вероятно, пришла в голову идея исследовать Арктику. Окончив Боудин-колледж в штате Мэн в 1877 году по специальности «инженер-строитель», он пошел работать в Корпус гражданских инженеров ВМС США, оценивая жизнеспособность никарагуанского канала, соединяющего Тихий и Атлантический океан. Канал так и не появился — Америка построила вместо него Панамский канал, — но эта работа раздула огонь приключений в Пири. В 1886 году он занял 500 долларов у своей матери и отправился в Гренландию, чтобы открыть наземный путь к Северному полюсу.Он намеревался в одиночку пересечь Арктику, но вскоре узнал, что это была самоубийственная миссия. Во время шестинедельной экспедиции Пири и его новые местные товарищи стали первыми, кто совершил путешествие к внутренней ледяной шапке нижней арктической Гренландии. После этого он вернулся в США, полон решимости продвинуться дальше, но знал, что ему нужна помощь. Именно тогда он встретил Мэтью Хенсона.

Артефакты Мэтью Хенсона.

Лэйси Флинт

Мэтью Хенсон родился 8 августа 1866 года в Мэриленде и был сыном афроамериканских вольнорожденных издольщиков.Ведущий в мире эксперт по Хенсону (и профессор неврологии из Гарварда) С. Аллен Счетчик говорит, что Хенсона и Пири связывает определяющая характеристика «решительное сердце». В 13 лет Хенсон бросил школу и переехал в Балтимор, где стал юнгой на корабле, путешествующем по миру. Приключения Хенсона пронесли его по Азии и Европе, где он приобрел такие навыки, как навигация, инженерное дело, столярное дело и умение говорить на иностранных языках. Вернувшись в Америку, он устроился клерком в меховом магазине в Вашингтоне.Здесь его пути и пути Пири пересеклись, когда его товарищ-исследователь пытался продать свои меховые запасы за дополнительные деньги. Впечатленный знаниями и жаждой исследований клерка, Пири вскоре предложил Хенсону работу в качестве своего «личного помощника» по его возвращению в джунгли Никарагуа.

Отношения Пири и Хенсона вызвали уважение и восхищение, но на них нужно смотреть с точки зрения времени. Как отмечает Counter в своей книге North Pole Legacy: Black, White, and Eskimo , Пири действительно поддерживал многие из преобладающих расовых взглядов той эпохи, в частности, что европейская белая раса превосходила не только афроамериканцев, но и инуитов. люди, которых он встретит на крайнем севере.Однако ясно, что Пири преодолел эти заблуждения, когда дело дошло до Хенсона. «В контексте, который мы знаем сегодня, возможно (Пири) был расистом», — говорит Контртер, — «но было много признаков того, что он считал Хенсона равным. На самом деле, в некоторых случаях он думал, что (Хенсон) обладал немного лучшими навыками. … некоторые ненавидели (Пири) за такое обращение с ним … но Пири безоговорочно доверял Хенсону «. В предисловии к мемуарам Хенсона 1912 года Пири напишет, что Хенсон был главной иллюстрацией того, «что раса, цвет кожи, воспитание или окружающая среда ничего не значат против решительного сердца, если оно поддерживается и поддерживается разумом.«

Предоставлено Исследовательской коллекцией Клуба исследователей

После первого рандеву в Никарагуа дуэт начал планировать свое первое путешествие в Арктику в 1891 году. Среди нанятых Пири был неопытный молодой врач из Нью-Йорка по имени Фредерик Кук. Кук только что закончил медицинский институт годом ранее и был привлечен в экспедицию во многом из-за трагедии. Прямо перед тем, как узнать результаты своего медицинского обследования, жена и ребенок Кука умерли во время родов.В поисках цели он прочитал, что Пири ищет добровольцев для арктического путешествия. Он подал заявление, позже написав в своей автобиографии, что почувствовал «командный призыв Северной земли … вторгнуться в Неизвестное, атаковать стойкость белого замерзшего Севера».

Пири нанял его (предположительно, потому что Кук был дешевым) и, по крайней мере, поначалу не пожалел о своем решении. Во время экспедиции 1891 года Пири сильно сломал ногу, но Кук был там, чтобы спасти его и вылечить. Позже Пири напишет об этом инциденте: «Я многим обязан профессиональному мастерству (Кука), безмятежному терпению и хладнокровию в чрезвычайной ситуации.«Десять лет спустя семья Пири в отчаянии призвала Кука найти своего любимого человека, которого, как они боялись, он потерял в неумолимой Арктике. Кук выследил Пири и помог ему вылечить его от множества почти смертельных недугов.

Друзья и соперники

Экспедиция 1891 года, возможно, закончилась болью и несчастьем, но она была достаточно обнадеживающей, что Пири и Хенсон продолжили преследование Северного полюса. В течение следующих двух десятилетий они продолжили свой путь, пройдя в конце концов самую дальнюю точку на север, когда-либо достигнутую в 1900 году, до 83 ° 50 ‘северной широты.В 1906 году они побили свой собственный рекорд, достигнув 87 ° 60 ‘северной широты. Кук тоже принял участие в жизни исследователя, присоединившись к экспедиции, которая считается первой зимой в Антарктиде. Говорят, что во время этой поездки он спас жизни, заставив солдат проводить не менее часа в день перед единственной работающей печкой на судне, чтобы предотвратить депрессию. После открытия своей медицинской практики в Нью-Йорке, Кук отправился в другое приключение, где он якобы стал первым, кто поднялся на высшую точку Северной Америки, гору Мак-Кинли (ныне Денали).Хотя Кук был удостоен награды National Geographic и президента Тедди Рузвельта за это достижение, историки позже утверждали, что он подделал его.

Предоставлено Исследовательской коллекцией Клуба исследователей

Перенесемся в июль 1907 года. Согласно книге Брюса Хендерсона « True North », Кук отправился из Глостера, Массачусетс, в северную Гренландию. Переждав зиму в родном поселении примерно в 700 милях от полюса, он вместе с девятью инуитами, 11 легкими санями и 103 собаками отправился в путь на север.После кормления овцебыков ему потребовалось чуть больше двух месяцев, чтобы пересечь замерзшую тундру. В полдень 21 апреля 1908 года Кук достал сделанный на заказ французский секстант и сделал открытие, которое вызвало «бешеную волну радости», захлестнувшую его сердце: он сделал это «как можно ближе» к 90 градусам северной широты. По крайней мере, он так сказал.

Три года спустя в своей книге « Мое достижение полюса » Кук очень старается объяснить, что быть точным невозможно. «То, что я стоял в то время на самой острие земли, я не заявлял и никогда не утверждал; возможно, я и не утверждал», — писал он.Далее он утверждает, что его «достаточно близкое» утверждение «столь же честно, столь же осторожно, как научное основание для наблюдений и расчетов, какое мог бы любой человек». Поездка команды домой была бы менее триумфальной. Ледоходы вынудили их двигаться на запад, а не на восток, в результате чего они оказались в нескольких милях от намеченного пункта назначения — мыса Свартвоег (теперь называемого мысом Столлуорти) и безнадежно отрезаны от своих складов с припасами. Это чуть не убило их. Поступали сообщения, что Кук и его группа погибли. Но в апреле 1909 года они вернулись в родной поселок истощенные в меховых лохмотьях.

Пири, между тем, был более опытным и обеспеченным, чем Кук. 18 августа 1908 года, более чем через год после отъезда Кука, экспедиция Пири, спонсируемая National Geographic, началась, когда самолет Roosevelt (названный в честь друга Пири Тедди, который был готов их отправить) отправился из Нью-Йорка. На борту находились Пири, Хенсон, профессора математики и инженерии, капитан корабля, 29 инуитов, 246 собак, 70 тонн китового мяса, охотничье снаряжение и много угля. Они бросили якорь на канадском острове Элсмир, чтобы перезимовать и подготовиться к 520-мильному походу к Северному полюсу.Хотя местные инуиты уважали Пири, они восхищались и любили Хенсона. За эти годы он выучил их язык, адаптировал их культуру и родил инуитского ребенка (как и Пири). Они звали его «Мари Палук» или «добрый Мэтью».

Рукавицы Мэтью Хенсона

Лэйси Флинт

Пири создал систему «релейных команд», которые должны были разбить базовый лагерь и оставить следы с припасами для остальных. Это был «План Пири».«И хотя его группа была большой, Пири знал, что команда, которая в конечном итоге совершила последнее путешествие к Северному полюсу, должна быть небольшой. За несколько дней до их последнего похода к полюсу Пири выбрал Хенсона, чтобы сопровождать его, а не других белых людей на берегу. Хотя выбор кажется очевидным из-за давних отношений Пири и Хенсона, Счетчик говорит, что за решением Пири стояло нечто большее. «Он знал, что (Хенсон) не станет оспаривать статус (Пири) как первого белого человека, стоящего на вершине Северный полюс », — рассказывает он« Популярной механике ».«Я убежден, что именно поэтому он повернул (остальных) назад».

Согласно отчету Хендерсона True North , Пири остановился в Гренландии на обратном пути в Америку после достижения полюса 1909 года. Там он встретил друга Кука, Гарри Уитни. Говоря, что Кук также прошел после своего недавнего исследования, Уитни утверждал, что владеет журналами Кука и тем самым секстантом, который Кук использовал, чтобы отметить местоположение 90 градусов северной широты. Пири предложил Уитни пройти обратно в США при одном условии: он оставит все имущество Кука в Гренландии.Уитни согласилась, похоронив их «рядом с большими камнями у берега». Журналы и секстант, предполагаемое конкретное доказательство того, что Кука достигли Северного полюса, так и не были найдены.

Они были «единодушны во мнении, что командующий Пири достиг Северного полюса».

На следующий день после возвращения в Новую Шотландию Пири продал свои права на рассказ The New York Times и заявил, что версия Кука была выдумкой. Многолетняя дружба умерла быстрой смертью.Кук, со своей стороны, продолжал давать интервью, рассказывая всем, кто хотел бы услышать, что он добрался до Северного полюса раньше Пири, но его доказательства были потеряны в Гренландии. В ноябре 1909 года Национальное географическое общество (которое спонсировало поездку Пири) объявило, что расследование обоснованности утверждений Пири показало, что они «единодушно придерживаются мнения, что командующий Пири достиг Северного полюса». Без журналов и секстанта Кук не смог бы доказать свою правоту.

В 1911 году Пири предстал перед Подкомитетом по военно-морским делам U.С.Палата представителей надеется получить официальное признание того, что он первый на Северном полюсе. Пири получил его 4 голосами против 3, но меньшинство отметило, что у них есть «глубокие сомнения» по поводу утверждений Пири. В 1912 году Хенсон опубликовал свою автобиографию, в которой защищал свои утверждения и утверждения Пири и игнорировал утверждения Кука. «Мы очень хорошо знаем доктора Кука, а также его репутацию … Он, вероятно, скрутил эту пряжу … чтобы выглядеть большим, — писал Хенсон, — у меня есть причина быть благодарным доктору Куку за оказанные услуги…. но я чувствую, что все долги были погашены моим молчанием в этом споре, и мне больше нечего сказать в отношении него или его требований «.

Настоящий север?

На протяжении многих лет многочисленные книги, статьи и отчеты приводили доводы в пользу одной или другой стороны. Интересно, однако, что многие люди придерживаются мнения, что ни один из на самом деле не достиг Северного полюса. В отчете коллеги-исследователя Уолла Герберта за 1988 год (опубликовано в журнале « National Geographic ») утверждалось, что экспедиция Пири / Хенсона упала на 30-60 миль от полюса.Аналогичное утверждение было сделано в исследовании 1989 года. Позже в том же году в 230-страничном отчете Национального географического общества было подтверждено утверждение, что Пири / Хенсон действительно сделал это. Модель True North 2005 года придерживается довольно беззастенчивого мнения, что Кук пришел первым и был забыт историей. Со своей стороны Счетчик уверен, что Пири и Хенсон заслуживают этой чести.

Предоставлено Исследовательской коллекцией Клуба исследователей

Возможно, это не имеет значения.Пири, Хенсон и Кук пересекли жестокую, неумолимую и неизведанную Арктику без каких-либо современных технологий, на которые мы привыкли. «В настоящее время у нас есть прогнозы погоды, спутниковые данные, мы знаем, когда, как и куда идти. Они понятия не имели, — говорит Маркус. — То, что их точность навигации даже близка, довольно удивительно … У моего телефона GPS лучше, чем что у них было «.

Более того, их подвиги никогда не будут равны. В 2015 году журнал National Geographic опубликовал статью «Совершил ли последний поход человека к Северному полюсу?» Согласно исследованию, проведенному старшими учеными НАСА в 2008 году, толщина арктического льда уменьшилась примерно в 5 раз.75 футов менее чем за 30 лет. Более тонкий лед, поднимающаяся вода и более быстро меняющиеся условия почти положили конец эпохе освоения Северного полюса. Пеший переход по льду, чтобы коснуться шеста, может больше никогда не повториться.

Мэтт Блиц Мэтт — писатель-историк, наука и путешественник, который всегда ищет таинственного и скрытого.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Внутренняя история афроамериканского исследователя, который был первым человеком, стоявшим на вершине Северного полюса

«Арктическая приманка тянет мое сердце. Мне тропа зовет! Старая тропа, всегда новая ». ~ Мэтью Хенсон

В честь Месяца афроамериканской истории эта история была взята из готовящейся к выходу научно-популярной работы The Adventure Gap Джеймса Эдварда Миллса, которая будет опубликована этой осенью в Mountaineers Books

В 1909 году команда Шесть человек на собачьих упряжках добрались до единой точки в центре обширной арктической пустыни.Это была глыба льда в 413 морских милях от побережья Гренландии, которая считается Северным полюсом. Многие опровергали события, которые привели к тому дню, 6 апреля, когда там был водружен американский флаг. Но в последующие годы будет открыта неопровержимая правда. Первым, кто поднялся на вершину мира, был темнокожий мужчина по имени Хенсон.

Когда командир Роберт Эдвин Пири отправился в экспедицию, в его роту входили 24 человека, 19 саней и 133 собаки. После месяцев путешествия по огромному ледяному полю от края мыса Шеридан на острове Элсмир, как и планировалось, один за другим члены отряда начали поворачивать назад.Таким образом, было всего несколько человек, которые могли обосновать это утверждение. Когда первые человеческие следы были вдавлены в снег в самой северной точке планеты, от первоначального корпуса остались только Пири, 40 собак, четыре местных охотника-инуитов и афроамериканец, который будет забыт историей почти на половину. век.

Мэтью Александр Хенсон родился 8 августа 1866 года в Нанджемой, штат Мэриленд, в семье вольных издольщиков. Это было через год после освобождения и окончания Гражданской войны.Афро-американец из первого поколения, которое скиталось по миру после отмены рабства, Хенсон вёл необычную жизнь исследований и открытий, которая открыла новую эру приключений, которая продолжается и сейчас, в 21 веке.

Осиротев в очень молодом возрасте, Хенсон пробился по жизни с необычайной храбростью и упорством. Когда ему было всего 12 лет, он записался юнгой на трехмачтовое парусное судно под названием Katie Hines. В течение следующих шести лет под наставничеством капитана Чайлдса Хенсон получил образование, приобрел различные технические навыки, стал компетентным моряком и путешествовал по миру, посетив тогдашний Восток, Северную Африку и Черное море.

Капитан Чайлдс умер в 1887 году. После его кончины Хенсон оставил Кэти Хайнс , чтобы устроиться на работу клерком в магазине меховщика в Вашингтоне, округ Колумбия. Хотя его время в море в качестве моряка осталось в прошлом, Хенсон все еще был очень заинтересован в жизни, полной путешествий и приключений. Так что это была немалая причуда судьбы, когда однажды морской офицер вошел в магазин, чтобы продать коллекцию шкурок тюленя и моржа, только что прибывшую из экспедиции в Гренландию. Впечатленный опытом и энтузиазмом Хенсона видеть мир больше, Роберт Пири почти сразу же нанял его в качестве личного помощника и пригласил принять участие в его следующем задании.

Служба в корпусе инженеров-строителей ВМС Пири было поручено нанести на карту и исследовать джунгли Никарагуа в надежде создать канал, соединяющий Атлантический океан с Тихим. Следующие два года Хенсон и Пири провели вместе, путешествуя по тропическим лесам Центральной Америки, путешествие, которое укрепило их дружбу и связывало их судьбы на всю оставшуюся жизнь.

Когда они вернулись из Никарагуа, Пири помог Хенсону устроиться курьером на военно-морскую верфь Лиг-Айленд в Филадельфии.Выйдя из военно-морского флота для дальнейших исследований в Гренландии, Пири снова пригласил Хенсона присоединиться к его отряду. В 1891 году два товарища начали 18-летнее партнерство по исследованию Арктики, которое включало полное картирование ледяной шапки Гренландии.

Вместе Хенсон Пири открыл самую северную конечную точку большого острова. В ходе двух экспедиций в 1896 и 1897 годах они обнаружили три огромных фрагмента метеорита, которые продали Американскому музею естественной истории в Нью-Йорке за 40 000 долларов.Самый большой кусок, названный метеоритом Кейп-Йорк, также известен под инуитским именем Ахнигито, что означает «Палатка». Массивная железная порода весит 31 тонну, это третий по величине неповрежденный метеор из когда-либо обнаруженных и самый тяжелый из когда-либо перенесенных людьми. Средства, полученные Пири и Хенсоном в результате этих двух предприятий, пойдут на поддержку других экспедиций в течение следующих десяти лет.

Хотя Пири был публичным лицом их партнерства, Хенсон был фронтменом в этой области. Обладая навыками плотника и мастера, Хенсон лично построил и обслужил все сани, которые использовались в их экспедициях.Он свободно говорил на языке инуитов и установил отношения с коренными жителями региона. Все, с кем он встречался, знали его как «Матфей Добрый». Хенсон изучил методы, которые использовали инуиты, чтобы выжить и путешествовать по невероятно враждебным ландшафтам Арктики. «Он был больше эскимосом, чем некоторые из них». Пири однажды сказал, что

Хенсон был очень способным охотником, рыбаком и кинологом. И именно он обучал даже самых опытных новобранцев Пири каждой из восьми попыток достичь Северного полюса.

Тогда справедливо предположить, что большая часть успеха в их экспедициях была достигнута благодаря опыту Хенсона. Хотя Пири неоднократно не удавалось достичь своей цели, ему удавалось благополучно возвращаться снова и снова, продвигаясь немного дальше с каждой поездкой. В 1906 году при поддержке президента Теодора Рузвельта Пири и Хенсон сумели добраться на корабле в пределах 174 миль от Северного полюса с использованием современного ледокола. На трехмачтовой паровой шхуне под названием «Рузвельт», « Пири и Хенсон» приблизились к полюсу, чем в любой другой экспедиции на сегодняшний день.«Когда были сделаны мои наблюдения, — писал Пири в своем дневнике, — они показали, что мы достигли 87 ° 6 ′ северной широты и, наконец, побили рекорд, за что я благодарил Бога».

Два года спустя Пири и Хенсон предпримут восьмую и последнюю попытку достичь Северного полюса. Независимо от того, преуспели они или нет, оба мужчины, которым сейчас за 40, почувствовали напряжение своей долгой карьеры и решили, что это будет их последнее совместное путешествие. И снова на борту Roosevelt, тщательно подобранная команда отплыла из гавани Нью-Йорка 6 июля 1908 года.К группе присоединились доктор Джон В. Гудселл, Дональд Б. Макмиллан, Росс Дж. Марвин, Джордж Боруп и капитан корабля Роберт Бартлетт. В ставшей уже классической системе тайников план состоял в том, чтобы переправлять и складывать грузы снаряжения и еды по пути, и каждая последующая команда погонщиков собак возвращалась на корабль, застрявший в порту на острове Эллсемер. Меньшая команда из двух американцев и четырех компаньонов-инуитов сделает последний рывок к своей цели. Пири и Хенсон были наиболее вероятными кандидатами для руководства командой поляков.

«С многолетним опытом, равным опыту самого Пири, [Хенсон] был незаменим», — вспоминал Макмиллан позже.

И даже Пири согласился, что экспедиция никогда не завершится без его верного друга. «Хенсон должен пройти весь путь», — сказал он, когда они планировали поездку за несколько месяцев до этого. «Я не смогу сделать это без него».

Группа прибыла в исходную точку на мысе Шеридан 5 сентября 1908 года. Там они провели долгую арктическую зиму, накапливая запасы мяса, в том числе овцебыка, оленя и кролика.Несколько мужчин-инуитов взяли с собой своих жен и детей, которые взялись за создание всей одежды и скоропортящихся товаров, которые потребуются экспедиции. В феврале Пири привел группу на санях к мысу Колумбия, где на льду разбил передовой базовый лагерь. Экспедиция началась всерьез, когда Хенсон повел первую группу саней к полюсу 1 марта 1909 года. В течение следующих пяти недель команды мчались к своей цели.

По пути, в дополнение к температурам, упавшим до 65 градусов ниже нуля, они столкнулись с частыми опасностями растрескивания и дрейфующего льда, которые образовывали участки открытой воды, называемые отводами.Но группа неуклонно продвигалась вперед, поскольку каждая из групп поддержки сдала свои тайники с припасами и повернула обратно тем же путем, которым пришли. Макмиллан возглавил первую команду вместе с доктором Гудселлом. Через несколько дней за ними последовал Боруп, затем Марвин. Бартлетт был последним, кто вернулся на корабль. Когда он прибыл капитаном , «Рузвельт » подготовил корабль к безопасному возвращению поляков.

В своем отчете о приключении Негр на Северном полюсе , опубликованном в 1912 году, Хенсон сделал подробный отчет о пятидневном марше.Он, Пири и инуиты Ooqueah, Ootah, Egingwah и Seegloo управляли пятью оставшимися собачьими упряжками с головокружительной скоростью день за днем ​​на отрезках, которые длились от 12 до 14 часов. Двигаясь быстро, чтобы избежать возможности того, что позади них откроется массивный зацеп и преградит им путь домой, они прошли более 170 миль. В серии упорных толчков они пробирались, ориентируясь по пехотинцам и рассчитывая точный счет, пока, наконец, не 6 апреля, поскольку условия на пути впереди, казалось, улучшились. Хенсон сообщил в своем отчете, что он был уверен, что их цель была в пределах досягаемости.

«Мы вылезли из наших иглу и обнаружили, что все покрывает густой туман», — написал он. «Только время от времени, когда солнечным лучам удавалось проникать сквозь туман, мы могли мельком увидеть небо. Оценивая расстояние, которое мы прошли за последние четыре дня, мы посчитали, что, если в течение этого дня с нами не случится чего-то необычного, мы должны быть на Полюсе до его закрытия ».

По его собственным воспоминаниям, Хенсон большую часть дня вел сани, разведывая тропу впереди.

«Командир, который был примерно в пятидесяти ярдах позади, позвал меня и сказал, что мы пойдем в лагерь», — написал Хенсон. «Мы были в прекрасном настроении, и никто из нас не замерз. Итак, мы приступили к работе и быстро построили наши иглу, накормили наших собак и пообедали. Солнце было закрыто туманом, поэтому невозможно было провести наблюдения и сказать, достигли ли мы на самом деле полюса. Единственное, что мы могли сделать, это залезть в наши иглу и заснуть ».

На следующий день, когда туман рассеялся, Пири измерил их местоположение относительно положения солнца в полдень.

«Результаты первого наблюдения показали, что мы очень точно вычислили расстояние, потому что, когда флаг был поднят над географическим центром Земли, он находился сразу за нашими иглу», — написал Хенсон.

Партия действительно достигла Северного полюса. Но оставался вопрос, кто прибыл туда первым. «Я был впереди, который перешагнул отметку на пару миль», — процитировали Хенсона в газетной статье по их возвращении. «Мы ехали тогда, и я увидел, что мои следы были первыми на месте.

По их возвращении в Соединенные Штаты в некоторых сообщениях в прессе говорилось, что между Пири и Хенсоном возникли противоречия по поводу того, кто из них заслуживает уважения за то, что первым достиг Северного полюса. «С тех пор, как мы узнали, что находимся на полюсе, командир Пири почти не разговаривал со мной», — позже рассказывал Хенсон. «Это чуть не разбило мне сердце … то, что он вставал утром и ускользал по дороге домой, не постукивая по льду для меня, как это было принято».

Кажется странным, что после столь долгого и успешного партнерства двое мужчин отдалялись друг от друга.С разницей максимум в несколько часов было бы разумно отдать должное Пири и Хенсону за то, что они вместе достигли Северного полюса как одна команда. Но расово-разделительный климат времени не дал афроамериканскому мужчине такое же положение в глазах общественности за совершение такого монументального подвига человеческих достижений. Пири был признанным первооткрывателем полюса, а Хенсону отводилась роль верного товарища. Несмотря на незаменимый вклад Хенсона в их усилия на протяжении почти 20 лет, он получил очень мало признания.

Положение только ухудшилось, когда даже заявление Пири об успехе было поставлено под сомнение. Участник предыдущей гренландской экспедиции, человек по имени Фредерик Кук, заявил, что достиг Северного полюса годом ранее, 21 апреля 1908 года. история открытия. К сожалению, возникло много сомнений в том, что Пири также не смог достичь Северного полюса.Некоторые скептики предположили, что он промахнулся на несколько сотен миль. Имея несколько способов проверить успешность такого рода удаленных экспедиций, отчеты об успешном исходе делались в системе чести. На самом деле единственным человеком, который поддержал историю Пири, был Хенсон, поскольку четыре инуитских охотника не говорили по-английски. Хотя, будучи чернокожим, его показания, вероятно, были сочтены многими менее чем заслуживающими доверия, сила его характера как подтвержденная, другие члены партии имели большой вес в подтверждении истинности своего путешествия к вершине земного шара.

Роберт Перри умер 20 февраля 1920 года. После возвращения из своей последней полярной экспедиции он получил звание контр-адмирала и путешествовал по миру в оставшиеся годы жизни в качестве известного героя. Но история отнеслась бы к Мэтью Хенсону иначе. По возвращении с поляка Хенсон устроился клерком в федеральную таможню в Нью-Йорке по рекомендации Теодора Рузвельта. Следующие 30 лет он провел, ведя спокойную жизнь в относительном уединении. Но в 1937 году его вклад в открытие Северного полюса был наконец признан.Клуб исследователей Нью-Йорка сделал его почетным членом. Несколько лет спустя, в 1946 году, Хенсон был награжден медалью, идентичной той, которую вручили Пири ВМС США. А в 1954 году он был приглашен в Белый дом президентом Дуайтом Эйзенхауэром, чтобы получить особую благодарность за его раннюю исследовательскую работу от имени Соединенных Штатов Америки.

Хенсон умер в следующем году, 9 марта 1955 года. Хотя он был похоронен на кладбище Вудлон в Бронксе, штат Нью-Йорк, 6 апреля 1988 года, его останки вместе с останками его жены были перемещены на Арлингтонское национальное кладбище.В 79-ю годовщину достижения Северного полюса Хенсон был похоронен со всеми воинскими почестями возле памятника Роберту Пири. В 1996 году в его честь было введено в эксплуатацию океанографическое исследовательское судно под названием USN.S Henson. А в 2000 году Национальное географическое общество посмертно вручило Хенсону самую престижную награду — медаль Хаббарда. По иронии судьбы, первым получателем этой награды был Роберт Пири в 1906 году.

Проект Joy Trip стал возможным благодаря щедрой поддержке фанатов на сайте Patreon www.patreon.com/joytripproject

Роберт Пири — известный американский исследователь

Роберт Пири был американским исследователем, который сегодня наиболее известен своими заявлениями о том, что он первый человек, достигший Северного полюса в 1909 году. Хотя Фредерик Кук достиг полюса в 1908 году, отсутствие доказательств заставило международную прессу и ученых поддержать заявление Роберта Пира о том, что успех.

Роберт Эдвин Пири родился 6 мая 1850 года в Крессоне, штат Пенсильвания, США.Между 1886 и 1891 годами он предпринял первые попытки выжить в Арктике — две попытки пересечь замерзшую Гренландию на собачьих упряжках. Во время своего пребывания там Пири изучал жизнь коренных инуитов и перенимал их образ жизни (методы охоты, одежду и тактику путешествий). Даже его жена Жозефина присоединилась к нему в нескольких экспедициях.

В начале 1900-х у него было два путешествия, и часы принесли ему известность. Сначала он исследовал северные районы Гренландии в поисках ведьм, получив медали Американского географического общества и Лондонского королевского географического общества.В 1905 году Пири отправился в морскую миссию, путешествуя на своем корабле «Рузвельт» по ледяному морю между Гренландией и островом Элсмир, достигнув самого дальнего на север, чем любой корабль до него.

Самая успешная миссия Пири началась 6 июля 1908 года, когда он вылетел из Нью-Йорка с командой из 23 человек. Они достигли Арктики 1 марта 1909 года, и большая часть его команды осталась в лагере. Роберт Пири и еще шесть человек продолжили путь на север и 7 апреля 1909 года он достиг географического Северного полюса.К сожалению, когда он вернулся к цивилизации, он обнаружил, что Фредерик Кук достиг полюса годом ранее. Однако он не сдавался и вскоре после того, как американский конгресс принял его как первооткрывателя полюса. Он был удостоен звания и пенсии контр-адмирала и умер десятью годами позже, в 1920 году.

По сей день есть несколько утверждений, что он действительно не достиг Северного полюса. Некоторым доказательством этого являются его навигационные упущения и ошибки, а также противоречивые отчеты о скорости движения.

Роберт Э. Пири | Bowdoin College

Роберт Э. Пири родился 6 мая 1856 года в Крессоне, штат Пенсильвания. Первые годы своей жизни он провел на юге штата Мэн со своей матерью, которая вырастила его после смерти отца.

Пири окончил Портлендскую среднюю школу, а затем поступил в Боудойнский колледж (класс 1877 года). В то время как в Bowdoin Пири участвовал во многих мероприятиях, включая греблю для своей классной команды, организацию мероприятий Дня плюща и сочинение классной оды.Он также нашел время, чтобы заняться другими интересами, включая таксидермию и отдых на природе. Он был членом братства Delta Kappa Epsilon и был избран в почетное братство Phi Beta Kappa.

Получив диплом инженера-строителя, Пири работал геодезистом во Фрайбурге, штат Мэн. В 1879 году он переехал в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы работать в Береговой и геодезической службе, а в 1881 году присоединился к корпусу гражданских инженеров ВМС США. Именно в этом качестве он начал работу над проектом межокеанского судоходного канала, которому было поручено исследовать внутренние районы Никарагуа.Хотя канал через Никарагуа так и не был построен, назначение Пири оказалось решающим для его дальнейшей карьеры в Арктике. Это увеличило его аппетит к исследованиям, и, участвуя в этом проекте, он нанял Мэтью Хенсона, афроамериканца, который окажется незаменимым в арктической работе Пири.

В 1890-х годах Пири совершил несколько поездок в Гренландию, дважды в сопровождении своей жены Жозефины. В те годы он установил северную границу и изолированность Гренландии и определил, что «американский путь» к полюсу через остров Элсмир намного более жизнеспособен, чем гренландский путь.Он также обнаружил три больших куска железного метеорита на мысе Йорк, Гренландия, в том числе один весом 75 тонн. (см. Метеорит Кейп-Йорк)

С постройкой корабля Roosevelt в 1905 году Пири смог продолжить плавание в арктических водах. Хотя он не достиг полюса в экспедиции 1905–1906 годов, он основал новый Дальний Север. 6 июля 1908 года под руководством Роберта Бартлетта Рузвельт вернулся на север, а весной 1909 года Пири, Хенсон, Дональд Б.Макмиллан и другие отправились к полюсу на санях. Пири разделил своих людей на отряды, чтобы облегчить путешествие. Последний этап путешествия совершили Пири, Хенсон и инуиты Эгингва, Сиглу, Оота и Оокеах (Иггиангуак, Сиглук, Одак и Уккуджаак, как они произносятся сегодня). 6 апреля 1909 года Пири осуществил свою многолетнюю мечту. Он написал в своем дневнике: «Наконец-то поляк !!! Приз трех столетий, моя мечта и амбиции на двадцать три года, наконец мои…»

В последующие годы Пири вновь пережил это приключение в своей жизни. сочинений и выступлений, защищая себя от своих критиков, включая Фредерика Кука, чье конкурирующее заявление о достижении полюса в 1908 году было объявлено всего за несколько дней до возвращения Пири в 1909 году.Пири ушел из военно-морского флота в 1911 году, и последние годы жизни он прожил с Жозефиной и их двумя детьми в Вашингтоне, округ Колумбия, летом на своем любимом острове Игл на побережье штата Мэн. Он умер 20 февраля 1920 года и был похоронен на Арлингтонском национальном кладбище.

Дополнительная информация и ссылки


Пири включает публикации Northward Over the Great Ice (1998), Nearest the Pole (1907), The North Pole (1910) и Secrets of Polar Travel (1917).Северный полюс недавно был перепечатан Cooper Square Press (2001). Он также опубликовал детскую книгу « Snowland Folk » (1904 г.) вместе со своей дочерью Мари Ахнигито Пири. Есть много биографий Пири, а также книг об экспедиции на Северный полюс в частном порядке.

Для получения информации в Интернете попробуйте:

Онлайн-выставка Национального архива, посвященная возникновению современной Америки, включает раздел о поисках Северного полюса.

Верн Робинсон поддерживает сайт, посвященный экспедиции 1908–1909 годов.Также есть информация об экспедиции на сайте, посвященном Мэтью Хенсону, и на Арлингтонском кладбище.

Существует также множество книг о том, добрался ли Пири до Северного полюса. Двумя наиболее известными из них являются «Лавровая петля»: Роберт Э. Пири и гонка за Северный полюс Уолли Герберта (Атенеум, 1989) и Кук и Пири: полярные споры, решение Роберта М. Брайса ( Stackpole Books, 1997).

Мэтью Хенсон — Факты, цитаты и семья

Мэтью Хенсон был афроамериканским исследователем, наиболее известным как один из первооткрывателей Северного полюса вместе с Робертом Эдвином Пири в 1909 году.

Кем был Мэтью Хенсон?

Знаменитый афроамериканский исследователь Мэтью Хенсон был нанят исследователем Робертом Эдвином в качестве камердинера для экспедиций. Более двух десятилетий они исследовали Арктику, а 6 апреля 1909 года Пири, Хенсон и остальные члены их команды вошли в историю, став первыми людьми, достигшими Северного полюса — или, по крайней мере, по их утверждениям. Хенсон умер в Нью-Йорке в 1955 году.

Ранняя жизнь

Мэтью Александр Хенсон родился 8 августа 1866 года в округе Чарльз, штат Мэриленд.Сын двух свободнорожденных черных издольщиков, Хенсон потерял мать в раннем возрасте. Когда Хенсону было 4 года, его отец перевез семью в Вашингтон, округ Колумбия, в поисках работы. Его отец умер там несколько лет спустя, оставив Хенсона и его братьев и сестер на попечение других членов семьи.

В возрасте 11 лет Хенсон ушел из дома, чтобы найти свой собственный путь. Поработав недолго в ресторане, он прошел весь путь до Балтимора, штат Мэриленд, и нашел работу юнгой на корабле Katie Hines .Шкипер, капитан Чайлдс, взял Хенсона под свое крыло и позаботился о его образовании, которое включало в себя обучение тонкостям морского дела. За время своего пребывания на борту лайнера Katie Hines он также повидал большую часть мира, путешествуя по Азии, Африке и Европе.

В 1884 году капитан Чайлдс умер, и Хенсон в конце концов вернулся в Вашингтон, округ Колумбия, где нашел работу клерком в шляпной мастерской. Именно там в 1887 году он встретил Роберта Эдвина Пири, исследователя и офицера США.С. Морской корпус инженеров-строителей. Впечатленный дипломами Хенсона в мореплавании, Пири нанял его в качестве камердинера для предстоящей экспедиции в Никарагуа.

Карьера исследователя

Вернувшись из Никарагуа, Пири нашел работу Хенсона в Филадельфии, и в апреле 1891 года Хенсон женился на Еве Флинт. Но вскоре после этого Хенсон снова присоединился к Пири для экспедиции в Гренландию. Находясь там, Хенсон приобщился к местной эскимосской культуре, изучая язык и навыки выживания коренных жителей в Арктике в течение следующего года.

Их следующая поездка в Гренландию состоялась в 1893 году, на этот раз с целью нанести на карту всю ледниковую шапку. Двухлетнее путешествие едва не закончилось трагедией: команда Пири оказалась на грани голодной смерти; членам команды удалось выжить, съев всех своих ездовых собак, кроме одной. Несмотря на это опасное путешествие, исследователи вернулись в Гренландию в 1896 и 1897 годах, чтобы собрать три больших метеорита, которые они нашли во время своих предыдущих поисков, в конечном итоге продать их Американскому музею естественной истории и использовать вырученные средства для финансирования своих будущих экспедиций.Однако к 1897 году частые отлучки Хенсона сказались на его браке, и он и Ева развелись.

В течение следующих нескольких лет Пири и Хенсон предпримут несколько попыток достичь Северного полюса. Их попытка в 1902 году оказалась трагичной: шесть членов отряда эскимосов погибли из-за нехватки еды и припасов. Тем не менее, они добились большего прогресса во время своего путешествия в 1905 году: при поддержке президента Теодора Рузвельта и вооруженных тогдашним современным судном, способным преодолевать лед, команда смогла проплыть в пределах 175 миль к северу. Полюс.Тающий лед, преграждающий путь к морю, помешал завершению миссии, вынудив их повернуть назад. Примерно в это же время у Хенсона родился сын Анауакак от инуитской женщины, но, вернувшись домой в 1906 году, он женился на Люси Росс.

Последняя попытка команды достичь Северного полюса началась в 1908 году. Хенсон оказался бесценным членом команды, создавая сани и обучая других их обращению. О Хенсоне член экспедиции Дональд Макмиллан однажды заметил: «Обладая многолетним опытом, равным опыту самого Пири, он был незаменим.«

Экспедиция продолжалась в следующем году, и пока другие члены команды повернули назад, Пири и вечно верный Хенсон продолжали свой путь. Пири знал, что успех миссии зависит от его верного товарища, заявившего в то время:« Хенсон должен уйти. весь путь. Я не смогу добраться туда без него ». 6 апреля 1909 года Пири, Хенсон, четыре эскимоса и 40 собак (поездка началась с 24 человек, 19 саней и 133 собаки) наконец достигли Северного полюса — или, по крайней мере, они утверждали, что имеют.

Жизнь после Северного полюса

Триумфальные, когда они вернулись, Пири получил множество похвал за свои достижения, но — досадный знак времени — как афроамериканца, Хенсона в значительной степени не заметили.И хотя многие хвалили Пири за свои достижения, он и его команда столкнулись с широким скептицизмом: Пири пришлось давать показания перед Конгрессом о якобы достижении Северного полюса из-за отсутствия поддающихся проверке доказательств. Правда об экспедиции Пири и Хенсона 1909 года все еще остается туманной.

Следующие три десятилетия Хенсон проработал клерком на федеральной таможне Нью-Йорка, но он никогда не забывал свою жизнь исследователя. Он записал свои арктические мемуары в 1912 году в книге « Негр-исследователь на Северном полюсе ».В 1937 году 70-летний Хенсон наконец получил заслуженное признание: уважаемый Клуб исследователей Нью-Йорка принял его в качестве почетного члена. В 1944 году он и другие участники экспедиции были награждены медалью Конгресса. Он работал с Брэдли Робинсоном над написанием своей биографии Dark Companion , которая была опубликована в 1947 году.

Последние годы и смерть

Хенсон умер в Нью-Йорке 9 марта 1955 года и был похоронен на кладбище Вудлон. Тело его жены Люси было похоронено рядом с ним в 1968 году.В честь Хенсона в 1987 году президент Рональд Рейган одобрил транспортировку останков Хенсона и Люси для повторного захоронения на Арлингтонском национальном кладбище по запросу доктора С. Аллена Счетчика из Гарвардского университета. Национальное кладбище также является местом захоронения Пири и его жены Жозефины.

»Достижение Северного полюса

Лесли Энн Бек — старший менеджер по связям с общественностью Беркширского музея. После карьеры в журналистике она присоединилась к сотрудникам Беркширского музея в 2011 году.Она пишет и редактирует пресс-релизы, маркетинговые материалы и веб-контент для Музея, а также тесно сотрудничает с командой выставки, исследуя и написание этикеток и панелей, интерпретируя объекты в галереях. Беркширский музей, расположенный в Питтсфилде, штат Массачусетс, является домом для поразительного множества интересных объектов.

Давно любимый посетителями Беркширского музея меховой костюм, который носил Мэтью Хенсон во время успешной экспедиции адмирала Роберта Э. Пири на Северный полюс в 1909 году, теперь можно увидеть в рамках экспедиции Expedition: Fashion from the Extreme в Музее по адресу: FIT в Нью-Йорке.

Меховой костюм Мэтью Хенсона во время его успешной экспедиции 1909 года на Северный полюс. Предоставлено Беркширским музеем.

Мэтью Александр Хенсон (1866-1955) был афроамериканским исследователем, который в качестве помощника адмирала Роберта Э. Пири (1856-1920) был единственным американцем, достигшим Северного полюса в апреле 1909 года. Пири в 1887 году, и они провели большую часть времени между 1891 и 1909 годами в Арктике, сделав несколько попыток достичь Северного полюса перед своей последней успешной экспедицией.6 апреля 1909 года Роберт Э. Пири, Мэтью Хенсон и четверо инуитов, Оота, Оокеах, Сиглу и Эгингва, достигли Северного полюса на собачьих упряжках. В своей автобиографии Хенсон вспоминает момент, когда Пири поместил американский флаг на Северном полюсе, сказав, что «меня охватил трепет патриотизма, и я повысил голос, чтобы приветствовать звездную эмблему моей родины».

Достижение Северного полюса было значительным достижением, учитывая устрашающие и опасные условия. Полярный круг — это огромное ледяное пространство, которое может похвастаться одной из самых экстремальных погодных условий на Земле.Большая часть Арктики вообще не является сушей, а Северный полюс определяется набором координат в Северном Ледовитом океане, на воде, которая почти всегда покрыта льдом. На полюсе Северный Ледовитый океан имеет глубину почти 14 000 футов и постоянно покрыт слоем подвижного морского льда толщиной от пяти до десяти футов. Каждый год солнце встает один раз и один раз заходит: на полюсе шесть месяцев непрерывного светового дня и шесть месяцев непрерывной ночи. Средняя температура на Северном полюсе составляет 32 градуса (по Фаренгейту) летом и 40 градусов ниже нуля зимой.Иногда температура может опускаться до 70 градусов ниже нуля.

Арктические сани, использованные в экспедиции адмирала Роберта Пири к Северному полюсу. Предоставлено Беркширским музеем.

«Путешествие к полюсу и обратно не должно рассматриваться как прогулка для удовольствия, и наша так называемая прогулка ни в коем случае не была прогулкой с тортом», — сказал Хенсон в своей книге.

Пири знал, что принятие обычаев инуитов было решающим для его успеха в Арктике, особенно в отношении одежды, которую они носили.Он предоставил стальные швейные иглы, и он и Хенсон поручили женщинам-инуитам сшить вручную меховую одежду для членов своей команды. В своей книге «Северный полюс» Пири подробно описал одежду: меховая куртка, не имеющая пуговиц и надевавшаяся на голову, летом шилась из тюленьей кожи, а зимой — из лисьей или оленьей шкуры. К куртке был прикреплен капюшон с толстой меховой каймой вокруг лица. Рубаху из оленьей кожи носили мехом внутрь, и Пири упомянула, что женщины инуитов очень умело соединяли шкуры вместе с сухожилиями.В комплект вошли меховые брюки и сапоги из тюленьей кожи, а также теплые меховые варежки.

Меховой костюм Мэтью Хенсона — один из знаковых предметов в коллекции Беркширского музея. Сшитая вручную одежда покрывала Хенсона с головы до пят. Пальто, или парка, выполнено из голубой лисы, оторочено белой лисицей. Брюки сделаны из белого медведя, а варежки и мокасины — из дубленой кожи тюленя.

За многие годы, проведенные в Арктике, Хенсон стал опытным охотником, кинологом и водителем саней.Он стал бегло говорить на языке инуитов, обучаясь ценным навыкам выживания у инуитов. Когда новые члены команды пытались выучить язык инуитов, Хенсон выступал в качестве их переводчика.

Меховой костюм Мэтью Хенсона и арктические сани в галерее Беркширского музея в 2009 году.

Ценность Хенсона для команды Пири была хорошо известна. «Мэтью А. Хенсон… был со мной в том или ином качестве со времени моей второй поездки в Никарагуа в 1887 году», — сказал Пири в своей книге.«Я брал его с собой во все свои северные экспедиции, кроме первой. … Он… лучше управляется с санями и, вероятно, лучше водит собак, чем любой другой живущий человек… »

Связь между Робертом Пири, Мэтью Хенсоном и Беркширским музеем была установлена ​​через Зенаса Крейна, основавшего музей в 1903 году. Зенас Крейн был вице-президентом Арктического клуба Пири и одним из основных спонсоров последней экспедиции Пири. Костюм Хенсона, его сани и ряд других предметов экспедиции были подарены музею в благодарность.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.