Тайга сибирь отшельники: Один дома: жизнь отшельника в сибирской тайге | Фотогалереи

Содержание

Куда поехать жить отшельником в России?

Как стать отшельником?

Есть люди, которые в своей жизни доходят до момента, когда они начинают хотеть стать отшельниками, начать жить на лоне природы, уйти от проблем и невзгод окружающего городского мира, грязи и суеты. Их внутренний голос, интуиция подсказывают, что стать отшельником — наиболее правильное решение для дальнейшей жизни.

Когда-то и меня посещали такие мысли (в 2010-12 гг.), но сейчас я смотрю на эту проблему совсем другими глазами. Я приобрёл уже кое-какой опыт и знания в этом вопросе, имею за плечами уже три попытки перебраться в глушь и начать жить отшельником, также имею большой опыт общения с подобными людьми. Собственно, данный ресурс Вольному-Воля! и создавался изначально, исходя из этих соображений, как вспомогательная база для подобного рода переездов, уходов. Лишь сейчас я расширил тематическую базу. Да и мои взгляды немного поменялись. Не сказать, что я изменил своё мнение кардинально, но, приобретя кое-какие знания, я перешёл на новый уровень и, не побоюсь этого слова, стал мудрее, как и многие мои коллеги, с которыми мы когда-то планировали подобного рода переезды.

Я вовсе не передумал, и в данной статье не собираюсь никого отговаривать от данной затеи, хочу лишь поделиться своими наработками и мыслями, а также опытом других людей, чтобы человек, который зашёл на эту страницу, совершая поиски на тему «как стать отшельником», мог найти здесь то, что ему нужно и мог, возможно, избежать многих ошибок.

Итак, давайте сформулируем классическую ситуацию, при которой какой-либо молодой человек принял решение уйти в отшельники, начать новую жизнь. Мне пишет много ребят, которые хотят жить отшельниками, задают различные вопросы. Вопросы одинаковы и вполне логичны, их задают себе все молодые ребята, которые только-только пришли к осознанию и необходимости этого. Давайте разберём все эти вопросы и нюансы.

Хочу уйти в дремучую тайгу, где за многие километры не будет ни одной живой души

Если не все, то очень многие задаются таким вопросом, а точнее, ставят себе такую цель.
На самом деле это заранее проигрышный вариант, обречённый на провал. Но находясь на первых подготовительных к жизни отшельником стадиях, понять это практически невозможно. Такое суждение приходит вследствие максимализма и сильного желания максимально отдалиться от источника раздражения, то есть городской среды, агломерации. Вызвано это сильными чувствами, которые молодой человек испытывает. Принцип такой: «Мне так сильно уже всё это осточертело, что я хочу уехать от этого всего на край света!»

Под краем света подразумевается не Луна и Плутон (потому что там холодно), а более-менее доступный регион Планеты. Это либо необитаемый остров, причём обязательно самый отдалённый (например, атолл Кэролайн), либо глухая, дремучая тайга, где практически не ступала нога человека и потерявшись там, вас смогут найти в виде окаменелости лет этак через десять тысяч.

В этом и вся соль. Находясь на этой стадии, молодой человек в возрасте 17-23 лет ещё пока не знает, что данное желание в его голове формирует эндокринная система его организма, гормоны и нейромедиаторы, которые бьют по его мозгу, словно молот по наковальне, и заставляют действовать, думать, решать эту проблему. Но дело в том, что если бы не было этого посыла, то гормоны тянули бы этого молодого парня в другую сторону. А фундамент заключается в объективных причинах, ради которых действительно стоит уехать из города.

Поэтому ошибкой является попытка уйти в крайность, то есть попытка уйти в тайгу, незнамо куда. Как показывает практика, такие попытки никогда не доводили до добра — ушедший человек всегда возвращался назад либо подходил к вопросу иначе, поселившись в ближайшей деревне на легальной основе. А всё дело в том, что не приспособлен изначально городской человек к такой жизни. Нужно родиться и всю жизнь провести в тайге, чтобы хорошо себя там чувствовать. Также нужно много времени, начиная с малого и увеличивая постепенно, проводить в тайге, чтобы хорошенько привыкуть. Нужно иметь как физическую, так и психологическую привязанность к лесу.
Не стоит убирать со счетов психологическое состояние при любом другом вашем превосходстве, хорошем снаряжении и хорошей физической форме, ибо вашу работоспособность может разгромить в пух и прах ваше психологическое состояние, а также апатия и депрессия, которые могут возникнуть в такой атмосфере — когда руки сами собой опускаются, и ты реально не видишь причин для какой-либо деятельности. Кстати, это также может быть причиной употребления алкоголем у подобного рода людей, когда в состоянии полной тоски и апатии человек находит утешение в спиртном. Это очень серьёзный фактор!

Помимо психологического фактора, глухая тайга несёт собой необходимость больших трудозатрат, огромного труда и физической работы: постоянная рубка деревьев, работа с древесиной, добыча пищи и многое другое. Всё это очень-очень тяжело, даже при наличии кое-какого опыта и снаряжения, совсем не факт, что вы будете сыты сегодня, да и всю следующую неделю тоже.

Проще говоря, уходя реально в дикие условия, человек создаёт себе такие чудовищные стресс и нагрузку, что можно порой начинает сходить с ума, иной раз даже в буквальном смысле. Тогда начинает вспоминаться прежний комфорт, сухость и тепло маленькой квартирки в спальном районе, все блага цивилизации, которые даются гораздо легче, нежели в глухой тайге. А в глуши сознание занято только обеспечением необходимого для нормальной жизнедеятельности комфорта. Тело находится в экстремальных условиях и работает на полную катушку. Человек не наедается (нормированной на каждый приём) пищей, так как метаболизм ускоряется и тело потребляет на порядок больше энергии. Ночью плохо спит, вставая рано утром от холода и влаги. В итоге холодный, голодный, немного психованный, матерясь на каждый сучок — он принимает решение вернуться назад. Причём в этот момент он полностью отказывается от прежних своих мыслей, осознавая ошибку, в его голове вопрос: «

Как это раньше я до этого не додумался, ведь это такие очевидные вещи?!» Он реально начинает понимать, что это ему ни к чему.

А всё дело в том, что и решение уехать в глушь человк принимал, исходя из деятельности гормональной системы, проще говоря, он думал не логически, а опирался лишь на эмоции и свои «хотелки». Думал «не головой», а эмоциями. И я не зря сказал про возраст, так как в этом возрасте у человека и без того очень сильно завышен гормональный фон, это возраст наших ошибок, и в этом возрасте, как правило, человек и приходит к таким мыслям.

Также я не зря сказал про фундамент, так как причины, по которым действительно можно уехать куда-либо из крупного города, действительно есть, иначе бы не существовал этот сайт. Причины более чем подходящие, однако подходить надо ко всему с холодной головой, без эмоций. Логически продумывая всё это, анализируя, опираясь на опыт и советы старших людей. Поэтому и гонят этого человека из глуши именно эмоции, потому что изначально он опирался на эмоции, а не на логику. Но если сразу мыслить логически, с трезвой головой подходить к вопросу, то и действия ты будешь предпринимать совершенно другие.

Возраст имеет значение

отшельник Филиппыч

Почему я так решил? Потому что в возрасте до 25, а то даже до 30 человек находится в периоде своего разгара. Только-только прекращается его рост и физиологические изменения, гормональный фон его очень большой, но с возрастом он утихает, и на принятие взвешеных решений уже не влияют гормоны и лишние эмоции. Поэтому, если быть точным, то я бы вообще рекомендовал заниматься этим только после 50 лет. Потому что зная всех известных отшельников, я могу сказать, что люди становятся отшельниками чаще всего в возрасте около 50 лет. Есть много потенциальных отшельников, которые пытаются уходить и в 25, 30, 35 лет, но большая часть возвращается после непродолжительного периода времени назад. Это не значит, что они передумали, просто они решили изменить свои желания и хотелки, привнесли в них изменения.

Если говорить о возрасте 18 и около того — то этот вариант практически в 100% обречён на провал. В лучшем случае молодой человек просто спокойно вернётся назад к разбитому корыту, в худшем — его ждёт летальный исход, причём это может быть как естественная смерть или летальный исход в результате несчастного случая, так и добровольный уход из жизни из-за сильнейшего морального потрясения и осознания, что «мир передо мной рухнул».

Отшельник В. Шалонов

Поэтому чтобы не совершать ошибок, которые уже совершали многие такие люди, нужно воспользоваться следующими моими рекомендациями:

  • потерпеть до 25-30 лет, в зависимости от вашего склада ума, темперамента и т.д.;
  • посвятить свою жизнь подготовке к будущей попытке переселения, ходить в походы, изучать материалы, читать книги, общаться с бывалыми людьми, пробовать небольшие выходы в лес, как одному, так и с командой, при этом не просто «на шашлычки», а ставить какие-то определённые цели: изучение навыков выживания в дикой природе, разведение костров, изготовление шалашей, укрытий, добыча пищи и т.д.;
  • попробовать искать единомышленников, с ними оттачивать накопленный материал, продумывать планы, изучать регионы. Важно, чтобы как можно большую информацию вы смогли найти именно сами, своим путём, своими поисками, а не читать подобные статьи в интернете;
  • копить деньги на дальнейшую поездку, при этом закупаться необходимым снаряжением, пробовать снаряжение в полевых условиях;

Вот основные советы тем, кто решился стать отшельником, но пока ещё недалеко ушёл в своей подготовке.

Семья, жена, дети

По этому пункту всех людей можно разделить на две категории: те, кто ещё не женат и не имеет детей, и те, кто уже женат (или в разводе) и имеет детей (или просто был женат без детей). Начнём со второго. Это, как правило, мужчины средним возрастом 30-45 лет. Они уже имеют неудачный опыт брака, и, разочаровавшись в этом полностью, больше туда не хотят ни при каких условиях. Причин может быть множество, но в большинстве случаев здесь обвиняют они своиx жён, что те гадюки им крови выпили много и больше они этого не хотят, равняя всеx остальных женщин планеты со своими «гадюками». Да, безусловно, такие мужчины совершили большую ошибку, женившись на недостойных женщинах. Но дело в том, что и они сами сильно в этом виноваты, так как насильно их никто не заставлял жениться на ком попало, и я убеждён, что женилить они, опираясь лишь на порыв влюблённости, вожделения и эмоции. Либо «по залёту», как говориться. Но если бы они сразу подходили к этому вопросу с холодной головой и без эмоций, то смогли бы избежать подобного рода проблем. Они бы просто обходили стороной таких женщин, не поддавались на провокации с использованием внешности, харизмы и обаяния. Выбрали бы подходящую пару — и жили бы припиваючи.

Гадюк и мегер в нашем обществе матриархата полно, поэтому сложно выбрать подходящуюю спутницу жизни. То есть эти мужчины просто совершили ещё одну глупость, легкомысленно относились к вопросу, в итоге получили то, что получили. Да и дети теперь вынуждены расти без отца. Стало быть, из-за этого легкомысленного поведения пострадал сам мужчина (о чём свидетельствуют седые волосы на его голове) и пострадали его дети, которые не успели ещё перед ним провиниться. Теперь, уходя в отшельничество, вроде бы с холодной головой и уже без эмоций, они искрене убеждены, что брак — это зло и совсем не то, что им нужно. Но виноваты они сами точно так же, как виноват 18-летний паренёк, который отправился в глухую тайгу Дальнего Востока или Сибири и вернулся назад с репейником на штанинах и измозоленными в кровь руками. Эмоции и легкомысленный подход — вот наши злейшие враги при принятии любого решения!

Теперь второй вариант, точнее первый: молодые парни, которые ещё не были женаты. Мечтая уйти в отшельники, в свои 18 лет они твёрдо убеждены, что жена и дети уж точно не для них! Основывается такое суждение на весьма объективных факторах, таких, как отсутствие подходящих девушек, которые согласятся бросить свою комфортную жизнь в мегаполисе и уйти со своим милым жить в шалаше, в котором должен быть рай. Меркантильные и расчётливые самки стараются найти себе такого партнёра, который сможет обеспечить все их потребности и будет «носить на руках», что вовсе не впечатляет парней, которые хотят уйти в отшельники. Такие парни не хотят быть чьими-то подкаблучниками и выполнять все прихоти своих «королев» и «принцесс». Поэтому, разочаровавшись в девушках, они плюют на это дело, и уже больше не забивают себе голову.

белорусские отшельники

Однако тут тоже скрывается заблуждение. Если мужчины, которые уже были в разводе, имеют детей, то в первом варианте естественная потребность организма, которая отвечает за продолжение рода, будет напоминать о себе. И я говорю вовсе не про секс, а о факте наличия детей как новых личностей и продолжении себя. Не имея детей, человек (не все, конечно) обречён на одиночество. И если сейчас он, под влиянием гормонов и эмоций, категорически не приемлет это, то потом, когда его юношеский максимализм спадёт, гормональный фон утихнет — тогда он будет очень сильно жалеть и ненавидеть себя за это.

Он будет жалеть о том, что не родил детей, он будет жалеть об одиночестве, будет жалеть о том, что у него была возможность ещё немножко подождать и получить то, что ему надо, но он ею не воспользовался. И в эти минуты его снова будет одолевать апатия, и «вроде бы уже столько лет прожил в тайге, всё умею и ничего не боюсь», но апатия будет одолевать его постоянно. И жизнь будет терять свой смысл, он будет превращаться в простое физиологическое состояние, словно овощ, который существует, потому что существует. Не будет цели и не будет смысла. В такие минуты ему будет хотеться нажраться или даже удавиться. И, опять же, история знает многочисленный опыт таких историй, да и, напомню я ещё раз, что большинство известных отшельников становились таковыми именно в возрасте около 50 лет.

Да и потом, мы можем посмотреть на многочисленный опыт ухода в отшельники мужчин вместе со своими жёнами и даже детьми, значит, не все женщины по сути своей мегеры и меркантильные стервы, есть и хорошие девушки, настоящие девушки, которые будут уважать вас как мужчину, ценить и идти за вами хоть в тайгу, хоть на край света. Согласен, таких совсем не много, и найти такую — очень сложно. Отсюда следует, что надо идти на компромиссы.

Семья житомирских отшельников

Вот сами посудите, что именно вам важно: уйти в далёкую и непроходимую глушь либо просто покинуть город и сменить свои условия с городских на условия, приближённые к дикой природе? То есть вам важен сам факт нахождения у чёрта на куличках, либо жизнь вне города на чистом воздухе, здоровой пище, чистой воде и всё такое? По-моему, ответ очевиден! Конечно, это второй вариант — жизнь вне города, в природных условиях. Но ведь не обязательно забираться в глухомань, где нет ни одной живой души. Для этого есть деревни, например, полузаброшенные или просто небольшие. Таких деревень на территории РФ полным-полно, в любом регионе.

И гораздо ведь легче уговорить свою женщину отправиться жить в деревню, нежели просто куда-то в тайгу. Ну если так манит это романтика и эстетика таёжной жизни, то вы всегда можете вместе с женой поставить небольшое зимовье в тайге, в районе вашей деревни и ходить туда, словно ездить на дачу. То есть жить в деревне, в добротной избе, но иметь ещё небольшую заимку в тайге, куда никто кроме вас (ну, и пары охотников) ни ходит. Вот вам и романтика — и все довольны, и никаких эмоций, а простой, прагматичный подход с холодной головой.

Источник: http://volnomuvolya.com/kak-stat-otshelnikom.html

Возможно ли жить отшельником в лесу в России? законно ли это?

Я уже 4,5 года живу отшельником на опушке леса

Правда, я живу на в лесу, а на Даче.

Полтора года назад сюда провели газ, а раньше ничего не было.

После проведения газа в нашем садово-огородном товариществе стало зимовать несколько семей. Но изначально я был первый!

Я понимаю, что у Вас вопрос несколько другой, Вас интересует больше юридическая сторона вопроса о том, что будет, если кто-то в лесу сам сделает себе избушку. Увы, не знаю, но надеюсь, что кто-то сможет достоверно ответить.

Я не юрист, но на сколько мне известно, капитальное строение, построенное без разрешения на строительство считается самостроем и за это полагатся штраф. Капитальным строением считается строение с фундаментом. Так что, ройте землянку, и вперёд. Но при этом надо учитывать, что если на землю, где вы обосновались просто так, когда-нибудь найдётся собственник, и им окажетесь не Вы, то Вас попросят удалиться. В центральной России бесхозной земли найдётся ли? А что касается Сибири, то там, думаю, местечко можно будет отыскать, но лучше не делать этого на Дальнем Востоке. Так как там любой гражданин может сейчас получить в собственность совершенно бесплатно понравившийся ему ничейный гектар земли. И где гарантия, что человек, пошедший законным путём, не выберет приглянувшуюся Вам полянку? Поэтому самострой на Дальнем Востоке лучше не строить, если у Вас длительная перспектива проживания таким образом. Лучше пойти законным путём, на мой взгляд: оформит себе гектарчик где-нибудь в дальневосточной глухомани, и жить спокойно в небольшой, но тёплой избушке. Правда, говорят, комары там не просто звери — динозавры. Но живут же ведь как-то люди.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2424347-vozmozhno-li-zhit-otshelnikom-v-lesu-v-rossii-zakonno-li-eto.html

5 отшельников, живущих в экстремальных условиях

Тем не менее находятся люди, которые добровольно становятся отшельниками. При этом для жизни они выбирают не самые комфортные места. Отшельником на острове быть легко, а вот быть отшельником в северных широтах России гораздо сложнее. Ниже — истории о самых суровых Робинзонах современности.

Александр Рябинин

Жизнь Александра никогда не была лёгкой. Он вырос в детдоме, родителей не помнит. От государства ему досталась только комната в общежитии. В ней он жил до поры до времени. В момент государство решило его выселить. Человек оказался на улице, так как его работа не давала ему достаточно средств, чтобы снимать хоть угол. В отчаянии Александр буквально пошёл, куда глаза глядят. И дошёл до леса в Челябинской области.

Он решил, что одному на природе лучше, чем с бомжами на теплотрассе. Дело было летом, и Александр начал ускоренными темпами строить для себя землянку. Место он выбрал не очень далеко от населённого пункта, чтобы иметь возможность наведываться на свалку за одеждой и стройматериалами. О том, что в лесу завёлся отшельник, узнали полицейские. Они подожгли времянку Александра, а его забрали на 10 суток.

Когда Рябинина выпустили, он вернулся и построил новую, более основательную и неприметную землянку. Пропитание стал добывать себе охотой и рыбалкой. того, что он выловил два килограмма рыбы ценной породы ему дали год условно по статье браконьерство. Поэтому Александр решил с охотой быть аккуратнее и стал сажать картофель. Вечерами отшельник играл на детском аккордеоне, чтобы развлекать себя.

Летом жить в лесу просто замечательно, а вот зимой хуже. Однажды отшельник отморозил себе палец. Он почернел, и Александр был вынужден его отрезать. В 2012 году сообщалось, что отшельник прожил в лесу уже 10 зим. Как сейчас обстоят дела у этого несомненно заслуживающего уважения человека — неизвестно.

Юрий Алексеев

Юрию около 30 лет, у него дреды, кислотного цвета футболка и широкие штаны, а на стене висит спил дерева с нарисованным циферблатом. Сейчас Юрий — отшельник, но ещё в 2012 году он был юристом и снимал однушку в Москве. Однажды молодой специалист понял, что глубоко несчастен в предложенных условиях жизни. Тогда он вспомнил, что он не дерево, и может идти, куда захочет и быть тем, кем хочет.

Алексеев захотел быть . Он вырыл себе землянку на границе Московской и Владимирской областей. Вход в неё — круглый, как у Бильбо. На крыше жилища — солнечные батареи, а вдоль стен стоят книги до потолка. Речь у отшельника красивая и сложная — видно, что человек очень образованный и начитанный. Алексеев известен, у него свой профиль в Instagram и канал на YouTube, который так и называется — «Хоббит Отшельник». Он ежедневно записывает ролики, которые просматривают тысячи человек.

По всему видно, что Юрий сейчас действительно счастлив, у него есть всё, что нужно: кофе, интернет и свобода. О перспективах возвращения в город Юрий говорит так: «Коммунальные платежи или взносы за ипотеку упираются в необходимость работать, а это значит, что я буду вынужден делать то, что мне вернее всего будет не интересно. Поэтому я против.»

Несломленные фермеры Бойко

Тамара и Юрий Бойко в начале девяностых годов захотели организовать свой бизнес, связанный с сельским хозяйством. Им выдали 50 га земли, но чтобы начать, нужны были деньги. Юрий и Тамара продали квартиру в Ленинграде и дом в деревне. Тот, кто продавал квартиры в девяностые, знает, что это было одно из самых необдуманных решений в их жизни. Они стоили очень дёшево. На деньги от квартиры, которая сегодня стоит около двух миллионов, тогда можно было купить «Волгу», стиральную машину и пару ковров.

Супруги погнали скотину из деревни, где раньше жили, самоходом на свою землю. Шли целый день. К вечеру дошли и уснули прямо под открытым небом под деревом. О себе думать некогда было, начали строить времянки для скота. Потом и себе вырыли земляночку. Тогда думалось, что это всё — не постоянное. А оказалось, что этими строениями придётся пользоваться более 20 лет. Супруги всё равно считают, что жить лучше во времянках на своей земле, чем быть должными.

В гости к дедушке и бабушке приезжает внучка, которую родила дочь отшельников. Дочь, в свою очередь, недолго смогла жить с родителями в их экстремальных условиях. Она вышла замуж и живёт в соседней деревне, регулярно навещая родителей. Обратно уезжает с полной машиной гостинцев, которые выросли на своей земле.

Олег Бородин, который искал себя на перевале Дятлова

Перевал у горы Отортен, на котором при странных обстоятельствах погибла группа Игоря Дятлова в 1959 году, притягивает к себе туристов и по сей день. Одним из них стал Олег Бородин, который бросил устроенную жизнь, жену, взрослого сына, работу и квартиру в центре Челябинска, чтобы найти себя. Сначала он примкнул к анастасийцам, о которых мы писали ранее. Он строил с ними родовое поместье, чтобы питаться только тем, что выращено своими руками. Но тяга к одиночеству оказалась сильнее.

Олег стал уходить в горы в 2013 году, сначала на неделю, потом на месяц, потом на полгода. Сын даже в розыск подавал. Однажды на склоне одной из гор он соорудил себе небольшой домик, установил солнечную батарею на крыше и жил там время. Человеком он был очень доброжелательным, всегда отогревал туристов чаем, если они заходили к нему, и рассказывал интересные истории.

В январе 2016 года он замёрз на перевале у горы Отортен. Зима в Уральских горах очень сурова. И, видимо, она не пощадила даже , который хотел только жить в гармонии с природой и найти себя.

Пещерный человек Даниэль Суэлло

В 40 лет американец Даниэль Суэлло серьёзно захотел выпасть из капиталистических отношений. Он, как герой фильма «Выжить любой ценой», уничтожил свои сбережения и паспорт, права и медицинскую страховку. Последние $30 проговорил через с родными. После этого он ушёл в каньоны в штате Юта и выбрал для себя пещерку по размеру.

Именно там он и живёт, купается в ручье, воду для питья берёт из родников. Питается, чем придётся, обычно семенами, а спит на высеченной в скале кровати. Для общения Даниэль открыт и рад любым гостям, с ним можно посидеть, поговорить, выпить кипяточка и закусить семечками. Никаких «подачек» от государства он не берёт — ни талонов на продукты, ни пособий по безработице.

О Даниэле написана книга «Человек, который плюнул на деньги». Её написал друг Даниэля Марк. Книга работает на популяризацию такого образа жизни, к которому, если и не к такому радикальному, обращаются люди по всему миру, уставшие от бесконечного зарабатывания денег.

Источник: http://www.factroom.ru/mir/5-otshelnikov-zhivushchih-v-samyh-ehkstremalnyh-usloviyah

Самарских отшельников ищут в глухой тайге

На днях Управление МЧС Республики Тыва сообщило, что спасатели начали поиски группы самарских отшельников, пропавших в труднодоступной горно-таежной местности рядом с границей России и Монголии. В 2006 году паломники с детьми под предводительством бывшего настоятеля одного из храмов в Похвистнево отправились в тайгу, чтобы заниматься натуральным хозяйством и спасать свои души.

Провалы в памяти
Среди отшельников была и самарчанка Елена Тельных, которой на тот момент было 24 года. Девушка бросила друзей, жениха из Швеции и диссертацию, продала квартиру. Через полтора года Елена чудом вырвалась из секты и все это время помогает спасать членов общины, скитающихся по медвежьим углам.
— Эта история началась четыре года назад, — рассказывает Елена. — Когда я училась в аспирантуре Самарского государственного педагогического университета (сейчас Поволжская государственная социально-гуманитарная академия), судьба свела меня с архимандритом Константином (благочинным Похвистневского района). Моя тетя Татьяна Лобанова, которая работала при храме, где отец Константин был настоятелем, предложила мне преподавать основы православной культуры в местных школах. Через некоторое время отец Константин стал моим духовным наставником, я исповедовалась ему. Однажды он предложил мне отправиться вместе с ним жить в Сибирь. «Если поедешь со мной — спасешься, — говорил он. — Если нет — погибнешь!». Позже я узнала, что он и тете предложил поехать с другими паломниками в столицу Тывы, город Кызыл. Я тоже согласилась. И с этого момента я была как в тумане. Видимо, настоятель меня загипнотизировал. Только через 10 дней, когда мы уже в автобусе ехали в Кызыл, у меня прояснилась память.

Старцы последних времен
Когда Елена твердо решила ехать за архимандритом в Сибирь, она позвонила маме в Самару и соврала, что остается в Похвистнево и принимает монашеский постриг. Однако Екатерина Тельных почувствовала неладное и поехала к дочери.
— Отговаривать ее ехать в тайгу было бессмысленно, — вспоминает Екатерина. — Я уже не была таким авторитетом для нее, как раньше. Поняла, что могу потерять мою девочку, и решила разделить с ней судьбу. Архимандрит Константин благословил меня на эту поездку. По его совету мы продали квартиру в центре Самары и поехали в Тыву.
В группе паломников было 24 человека (дважды по 12, по числу апостолов) из Самары, Похвистнева, Отрадного и Республики Башкирии. В интерпретации их предводителя, это были «24 старца последних времен», которые могли спастись в этом грешном мире. Архимандрит подчеркивал святость этого числа, ссылаясь на Евангелие, и внушал людям, что они избранные.
В Сибирь поехали, в основном, пожилые и инвалиды. Отец Константин собирался создать общину и построить церковь в местечке Додот в Таджинском районе Тывы.

Мастер гипноза
По словам Елены, выглядел отец Константин вполне благочестивым священником, и люди ему безоглядно верили.
— Правда, я слышала от прихожан, что он общался с псевдоцелителем Григорием Грабовым — тем самым, что обещал воскресить бесланских детей, погибших при захвате школы террористами. Но мы тогда считали, что это злые люди клевещут на отца Константина.
Архимандрит рассказывал, что еще до учебы в семинарии закончил курсы психологов. Проведя в тайге некоторое время, Елена поняла, что отец Константин владеет техниками гипноза и НЛП (нейролингвистического программирования) и способен вводить людей в состояние гипнотического транса.
— У него глубокие карие глаза, которые пронизывают тебя насквозь, — признается Елена. — Он — тонкий психолог. Если ты во время разговора отводишь взгляд, то он наклоняется, смотрит на тебя снизу вверх и выдает какую-нибудь шутку — проверяет реакцию и снова приковывает к себе твое внимание.

«Мы ели баланду, а батюшка — деликатесы»
Из Кызыла паломники добрались до Нижней базы Додот у одноименной реки. С тех времен там осталась одна избушка, к которой отшельники сделали глиняный пристрой.
Питались паломники очень плохо. За полтора года Елена похудела на 10 кг.
— Основным нашим блюдом была баланда из крупы, — вспоминает Тельных. — Иногда в нее добавлялась рыба. В 30-литровый котел бросали две маленькие кружки крупы. Когда мы только приехали, у нас было трехразовое питание. Потом перешли на завтрак и ужин. У многих послушников от голода стали опухать ноги. Когда закончился хлеб, мы делали суррогат из круп. Одну монахиню «осенило», что можно есть требуху — рыбьи кишки, которыми до этого кормили домашних животных. Вскоре перестали кормить и собак с кошками. Животные стали есть наши фекалии. А у отца Константина была отдельная кухня, и собственная кухарка, матушка Иллария, готовила ему за шторкой пельмени, котлеты из рыбы. Специально для батюшки у кухарки были припасены консервы, оливки, зеленый горошек.
Членам общины нельзя было оставаться наедине с собой, они обязаны были постоянно работать и молиться. Спали три часа в сутки. Существовали запреты на общение с внешним миром. Нельзя было входить в контакт с охотниками и писать письма. Но паломники все равно писали письма, в которых рассказывали близким обо всех ужасах проживания в общине.
— Настоятель контролировал каждое наше действие. Его слово было законом, а усомнившиеся считались предателями. «Врагов будем проклинать», — говорил отец Константин.

Первые сомнения
У каждого члена общины было свое послушание (занятие). День Елены начинался с того, что она топила печь, носила воду. По благословению архимандрита Лена писала книгу о том, как нужно спастись в «последние времена». Вечерами послушники собирались возле предводителя.
— Мы слушали рассказы о его жизни, — продолжает Елена. — Например, о том, как до армии настоятель работал в цирке. Мы узнали, что однажды в Охотском море его спасла русалка. Я в это не поверила и в первый раз тогда усомнилась в нем.
Девушка стала понимать, что архимандрит нарушает многие каноны русской православной церкви, что он — раскольник. Сейчас Елена считает, что она оказалась в тоталитарной секте.
Отец Димитрий, который служил в церкви вместе с архимандритом Константином. Тот сообщил, что Константин находится «под запретом».
— Около четырех лет назад он был лишен права служения за многократные нарушения устава, — сказал отец Димитрий.

Смерть в болоте
По словам Елены, в общине при разных обстоятельствах скончались пять человек. Первой в ноябре 2006 года погибла 18-летняя Наталья Пузанова. Незадолго до поездки в Сибирь девушка сбежала из психлечебницы. В тайге Наталья по состоянию здоровья не могла много работать, она часто теряла сознание. За это ее наказывали: сажали на хлеб и воду. Отец Константин разрешил членам общины бить ее за любые провинности. В итоге девушка сбежала и утонула в болоте.
65-летняя пенсионерка Екатерина Лапшина умерла от воспаления легких через год после смерти Наташи. По словам Елены, ее еще можно было спасти, вывезя из тайги вертолетом с туристами.
После этого отец Константин решил сменить место дислокации и отправиться в горные районы в верховье Енисея. Идти предстояло по закрытым перевалам. Елена поняла, что настоятель ведет их всех к гибели.

Побег
Время от времени Лена ездила в Енисейск, Иркутск и другие близлежащие населенные пункты за продуктами. На лыжах или снегоходах, которые давали охотники. Чаще на вертолете, который заказывали «духовные чада» отца Константина, оставшиеся в Самарской области. Во время одной из таких поездок она обратилась за советом к иркутскому старцу Калиннику. Тот прямо назвал общину сектой. Тогда девушка поняла, что надо бежать.
Во время одного из переходов в горы Лена получила серьезную травму.
— Я повредила первый и второй шейные позвонки, — рассказывает Елена. — Потом врачи говорили, что я должна была умереть. В тот момент именно этого я и хотела. Осознала, что все бросила непонятно ради чего и что мне некуда вернуться. Я молилась, чтобы Господь меня забрал. Но в последний момент подумала, что люди нуждаются в моей помощи. Эта мысль меня и спасла.
С помощью охотников и добрых людей Елена выбралась из тайги вместе с мамой.

Письма президенту
Вернувшись в Самару, Елена обратилась в областную прокуратуру. Ее заявление направили в главный надзорный орган Республики Тыва. Но там состава уголовного дела не обнаружили. Сказали: в общине, по наши данным, все хорошо, все здоровы, никто возвращаться не хочет.
После того, как Елена вырвалась из секты, она неоднократно возвращалась в тайгу за паломниками. В общей сложности девушка вывела из тайги 13 скитальцев (всего там жило в разное время 32 человека). Сейчас в общине остаются шестеро, включая отца Константина.
— У меня есть цель: спасти этих людей, — говорит Елена. — Вместе с родными оставшихся в тайге членов общины мы написали десять писем на сайт президента России. В ближайшее время я собираюсь поехать в тайгу и вырвать людей из лап архимандрита. Главное — чтобы не было поздно.

Спасательная операция
13 октября в Кызыле был сформирован оперативный штаб по спасению паломников. В район озера Белин-Холь, где предположительно должны находиться отшельники, отправился вертолет МЧС. Спасатели высадились на берегу. Но ни людей, ни их следов не обнаружили. Затем вертолет долетел до границы с Бурятией вдоль русла реки Белин — безрезультатно.
Начальник группы информации Центрального управления поисковой службы Республики Тыва Снежана Шойзот сообщила, что поводом для начала поисковой операции послужило письмо, поступившее на имя руководителя МЧС России от Веры Арнаутовой, жительницы Похвистнево и прихожанки храма, настоятелем в котором был отец Константин. В своем послании женщина просила Сергея Шойгу оказать помощь группе паломников из Самарской области. Арнаутова уточнила, что в там есть инвалид-колясочник — монахиня Серафима. У паломников нет теплой одежды и продуктов. Среди скитальцев находится родственник Арнаутовой.
19 октября Елене Тельных позвонили из Тывинской МЧС и в очередной раз пытались выяснить предполагаемое месторасположение группы. Девушка дала им контакты последнего из сбежавших из общины — монаха Василия. В ближайшее время к нему должен придти представитель МЧС, чтобы по карте уточнить местоположение оставшихся монахов. По сведениям спасателей, последний раз отшельников видели в Каа-Хемском районе.

«Мы домой не хотим, потому что здесь рай»
Снежана Шейзот рассказала, что чрезвычайным службам Тывы давно известно о самарских паломниках. Два года назад спасатели на вертолете навещали их. Более подробно о встрече со скитальцами нам рассказала участник той экспедиции — главврач Центра медицины катастроф Тывы Динара Ховалыг.
— В феврале 2008 года я вылетала к паломникам в составе комиссии вместе с представителями прокуратуры и следственного комитета, — вспоминает Ховалыг. — Родственники паломников обратились тогда к президенту России и просили помочь в возвращении близких. Отшельники находились в местечке Додот. Когда мы туда прибыли, нашли две общины — всего около 30 человек.
По словам Динары, лагеря паломников располагались отдельно, примерно в 100 км друг от друга. В каждом лагере были женская половина и мужская.
— Среди паломников был инвалид детства с ДЦП, колясочники, слепой старец. Больных людей было очень много. И дети маленькие там находились — в семье Курочкиных, например.
Динара Ховалыг тогда предлагала увезти детей и инвалидов. Но те отказывались.
— Я поняла, что они боятся своего предводителя, — продолжает главврач ЦМК. — У меня было ощущение, что он на самом деле религиозный фанатик. Хотя и позиционирует себя как батюшка, ходит в черной одежде с крестом, с бородой.
По словам Ховалыг, в лагерях паломников все было устроено, на первый взгляд, вполне прилично для аскетичного образа жизни. Люди жили в землянках. Одна из них была обустроена под церковь. Отшельники старались делать вид, что им вполне комфортно.
— Но складывалось впечатление, что паломники немного не в себе. Говорили, что Всевышний их послал сюда, что здесь — рай. Против воли мы не могли их с собой забрать, ведь, согласно Конституции, гражданин РФ может жить где угодно.

Из дневника Елены Тельных
«28.12.06, четверг. …Осталось полмешка муки и немного сухарей. Правда, есть крупы, но хлеб на исходе… Котенок съел рыбьи потроха для бульона на завтрак».
«29.11.06, среда. Ведро требухи придало силы. Слава Богу! Но это было без благословения…».
«30.11.06, четверг. С утра часть [общинников] не пили, не ели. Решили экономить силы по благословению батюшки. Работать с десяти до двенадцати и с двух до четырех. Один отдыхает».
«2.01.07, вторник. …Сегодня, на послушаниях еле идя, мучаясь от слабости, падая в сугробы, думала о том, как выполнять обет — жития постнического. Только знание — иду на крест! — помогало идти за Христом. Но сил душевных преодолеть недомогание и чувства голода не было…».

Источник: газета «Репортер»

ТАЙНЫЕ ТРОПЫ СТАРООБРЯДЦЕВ — Агентство ТВ-2 — актуальные новости в Томске сегодня

«Далеко раскинулась земля… Кто изочтет в ней дебри, леса и пустыни? Кто изведал в ней все «сокровенные места» где живут «люди под скрытием», кинувшие постылую родину и доживающие свой век в незнаемых миру дебрях, вдали от больших городов и селений». П.А.Мельников (Андрей Печерский). Роман «В лесах».

Монахини поморского согласия. Рудный Алтай

Немногим более тридцати лет назад публикация документальной повести «Таежный тупик» Василия Пескова вызвала ажиотажный интерес у советских читателей. Автор подробно рассказал эпопею семьи Лыковых, которые по своей воле прожили в полной изоляции от людей очень долгое время. Писать об отшельниках-староверах, не впадая в антирелигиозную риторику, в 1982 году было сложно. Василий Песков сумел это сделать и поведал миру историю, героями которой стали верующие старообрядцы с таежной речки Еринат.

Василий Песков и Агафья Лыкова

Семейство Лыковых обнаружили геологи. Они и сообщили Василию Пескову о «странных» обитателях саянской тайги. В Сибири подобные встречи с отшельниками не были редкостью, но не все из них превращались в темы для журналистских сюжетов. Охотники, лесозаготовители частенько докладывали в партийные органы, в милицию о присутствии в труднодоступной местности значительных групп людей, которые именуют себя «хранителями старой веры».

Старообрядцы поморского согласия. Рудный Алтай

В фондах Государственного архива Томской области хранится документ середины 70-х годов прошлого века. Бумагу составил председатель сельского совета поселка Красный Яр А.Б.Тау. Он назвал свою служебную записку «Некоторые данные о жизни старообрядцев в лесах Кривошеинского лесхоза» и подробно изложил детали отшельнического быта. «Живут староверы в небольших избушках, покрытых берестой. Передний угол занят иконами. Посуда разделена на свою и «мирскую» (она с пометкою). Некоторые совсем не берут в руки деньги. Разговорчивы, гостеприимны, всегда предложат поесть. Почти все они пожилого возраста. Питаются с огородов, мясо почти не едят. Собирают орехи, грибы, ягоды. В разговорах поясняют, что они беженцы от новой эры, которая неправильная»…

Историки, филологи, археографы из СО АН СССР в те же годы проводили исследовательские экспедиции в Рудном и Горном Алтае, в Красноярском крае и в Туве. Ученые посещали старообрядческие селения и монастыри, сумев собрать уникальные коллекции древних рукописей, книг, предметов быта. В 1982 году поисковая удача сопутствовала специалистам Томского областного краеведческого музея. В нарымской тайге ими было открыто сохранившееся (со всей утварью, старопечатными текстами) старинное поселение, по каким-то причинам брошенное хозяевами. Ценные находки можно увидеть на редких кадрах кинохроники.

Репортаж Западно-Сибирской студии кинохроники. 1982 год

В 2017 году ученые Томского государственного университете собираются запустить электронный ресурс о таежных старообрядческих общинах на территории Томской области.

— Скиты формировали конфессиональную идентичность, сохранив эту роль даже в советское время. И сейчас там продолжают создавать рукописи, опираясь на древнерусскую кириллическую традицию — отметил ученый секретарь Научной библиотеки ТГУ Артем Васильев.

Специализированный сайт в первую очередь будет полезен тем, кто изучает памятники древней письменности с целью их прочтения, определения авторства, места и времени создания.

Старообрядческий текст на бересте

А вот на обывательском уровне ориентироваться в отличиях между многочисленными старообрядческими толками и согласиями довольно трудно. Для непрофессионалов все староверы ассоциируются с такими понятиями: раскольник, отшельник, кержак, а иногда-сектант. Только специалист может объяснить отличие поморских старообрядцев от часовенных, бегунов от дырников, средников от субботников, федосеевских от даниловских. Названия объединений древлеправославных христиан (порой экзотические) фигурируют в большом массиве документов 18-20 веков, хранящихся в Государственном архиве Томской области. Некоторые из них будут представлены в публикации. Не станут лишними и репортажи, снятые в рамках проекта «Экспедиция ТВ2». Автору довелось побывать в самых потаенных уголках Сибири и рассказать зрителям о бытовой и духовной стороне жизни старообрядцев.

Сюжет «Телекомпании ТВ2», 2006 год

Впервые мы познакомились с обитателями таежных поселков во время путешествий по Обь-Енисейскому каналу. В разные годы съемочная группа ТВ2 неоднократно проходила маршруты по заброшенной системе гидротехнических сооружений на границе Томской области и Красноярского края. В тех местах возникало ощущение отсутствия границы между прошлым и настоящим. В домах не было телевизоров и магнитофонов, но многие староверы пользовались сотовой связью. Моторные суда не вытеснили долбленных лодочек. Современная одежда всегда сочеталась с традиционными для староверов опоясками. У каждого взрослого человека при себе всегда находилась лестовка (предназначена для счета молитв, своего рода четки).

 

Старообрядческая лестовка

Домотканные опояски

В домах можно было увидеть не только иконы, но и написанные кириллицей от руки тексты духовных стихов для знаменного распева. Мы могли сидеть за одним столом, но попытки угостить хозяев или детей конфетами, печеньем неизменно заканчивались лаконичным отказом: — «Нам не можно». Молитвы и богослужебные ритуалы перед пришлыми людьми не афишировались, охотнее старообрядцы (особенно пожилые) делились историями о том, как их единоверцы оказались на водоразделе Кети и Каса.

Сюжет Телекомпании ТВ-2. 2010 год

В разгар никонианских религиозных преобразований в среде старообрядцев сформируется объединение беспоповцев. Так называются древлеправославные христиане, не приемлющие духовенства и отвергающие священников нового наставления. Беспоповцы, осевшие на побережье Белого моря, причисляли себя к поморскому согласию. Близкими к ним считались староверы, ушедшие в необжитые места Олонецкого края (Карелия) и в нижегородские земли на реке Керженец (отсюда и название кержаки).

Старообрядцы-кержаки Нижегородской губернии. 1897 год

В Сибири же наиболее распространилось часовенное согласие, которое появилось позднее — в первой половине XIX века. Беспоповские богослужения проводили и до сих пор проводят духовные наставники или уставщики. Они и определяли внутренний порядок в общинах. В часовенном согласии постановления по важным религиозным и бытовым вопросам принимались на Соборах. В институте истории СО РАН есть сведения об одном из таких Соборов, который состоялся в декабре 1990 года у деревни Безымянка. Это как раз на Обь-Енисейском канале. Приведу лишь некоторые из правил, установленных более 20 лет назад. «1. У кого из христиан еще имеются радиоприемники в домах, избушках, то таковые в братию не принимаются и милостыню от таковых не брать. 2. Электрочайник подобен самовару. 5. У которых христиан дети ходят на елку, то за сие епитимии 300 поклонов. А если и родители пойдут, им епитимии 10 лестовок….11. На христианских браках строго запрещается плясать и вносить музыку, сие не христианское, но еллинское беснование. 12. Если кто табакур и хочет прийти к браку, таковому выдержки 6 месяцев. Потом брачить. … 15. О выгонке самогонки и пития ея. Кто производит и выпивает, пока не оставит сие дело, в братию не принимать согласно Бийского соборного уложения. 16. Духовным лицам неприлично быть пенсионером и кадровым работающим по заявлению». Соборные положения менялись. Если предмет признавали полезным, его разрешали. Лодочные моторы, сотовая связь необходимы охотникам промысловикам — значит пользоваться ими можно. Крепкий алкоголь и табак всегда находились под запретом. Полезность телевизора староверами тоже отрицается…

Село Верхний Уймон в Горном Алтае

В конце 18 века беспоповцы пришли в пределы Горного Алтая. Спасаясь от преследования властей, приверженцы дореформенных верований искали глухие, потаенные территории не случайно. Среди старообрядцев из уст в уста передавались легенды о существовании «земного рая» — Беловодья, куда вел вполне конкретный маршрут.« Во святую страну Беловодье надобно ехать от Москвы до Казани, оттуда до Бийска. От Бийска подниматься вверх по реке Катуни. На Катуни ищите деревню Уймонку. В ней инок Иосиф содержит обитель. Он покажет путь через горы каменные, снеговые. Там древа дивные и земные плоды. Там хлеб сеют раз, и урожая хватает на 4 года, потому что страна сия лежит близко к раю, и оттуда живьем берут всех на небо».

К «земле обетованной» стремились не только староверы, но и беглые солдаты, заводские крестьяне. Их задерживали, ловили в горах и в лесах, наказывали, а поток ищущих Беловодье людей не уменьшался. В 1836 году Бийский земский исправник сообщал:«Проживающие в деревне Уймонской… заводские крестьяне Вавило Болтовский с братом Харитоном намереваются совершить побег на место, называемое Беловодьем. С ними могут последовать и другие жители деревни Верхне-Уймонской».Донесение адресовалось в Томское губернское правление.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

В мае 1837 года под грифом «секретно» губернские власти получат очередной рапорт «О намерении крестьян Алтайской волости скрыться на какое-то Беловодье и о пойманных четырех раскольниках». Подобные документы в фондах ГАТО не единичны.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Потомки старообрядцев и сейчас живут в алтайском селе Верхний Уймон. По словам краеведа и хранительницы местного музея старообрядчества Раисы Кучугановой:«несмотря на сталинские репрессии, изменения в укладе общины многое остается как прежде. Если малые дети крестятся двумя перстами, я сразу вижу — вот они староверы. Значит каноны в семье, пусть не полностью, на бытовом уровне, но соблюдаются».

Раиса Кучуганова — хранительница музея старообрядчества в п. Верхний Уймон

Вернемся к событиям прошлого. Более 200 лет назад старообрядцам запрещалось занимать государственные и общественные должности, быть свидетелями в судах. Они платили двойной налог за право жить в городе. Тем не менее, все больше людей «записывалось в раскол», то есть переходило в старообрядчество. Для государственной власти и официальной церкви это стало тревожным сигналом. Были приняты меры по созданию особой структуры «Единоверческой церкви» под общей юрисдикцией официальной православной церкви. Так появилось еще одно направление в старообрядчестве, сторонники которого, признав главенство официальной церковной власти, сохранили все дореформенные ритуалы. В 40-е годы 19 века в Томске на средства прихожан единоверческой общины был построен Свято-Троицкий храм.

Свято-Троицкий храм в начале XX века

Современный вид Свято-Троицкого храма

Компромисс со стороны властей мало повлиял на самостоятельные процессы внутри старообрядческого движения. В 1846 году после перехода в «старую веру» митрополита Боснийского Амвросия возникла Белокриницкая иерархия, признававшая священство. Образовалось новое старообрядческое «поповское» согласие, ставшее основой для будущей Русской Православной Старообрядческой Церкви, но до момента ее официального признания и независимости пройдет еще много лет…

Старообрядческий митрополит Амвросий Белокринницкий

Поповство превратится со временем в самое представительное объединение старообрядцев. В 1907 году Томск признают центром Сибирской епархии, в которую войдут Енисейская и Иркутская губернии. В сентябре 1913 года в городе будет освящен храм Успения Пресвятой Богородицы. В одной из местных газет напечатали репортаж.«Старообрядцы-томичи радуются. Подходя к храму и слыша несущийся мощными волнами звон, они приходят в восторг и плачут от радости, ибо случилось наяву то, о чем предки наши и не помышляли».Храм Успения Пресвятой Богородицы, 1913 год

Современный вид храма Успения Пресвятой Богородицы

В середине 19 века на территории огромной Томской губернии на учете состояло более 25 тысяч старообрядцев принимавших священство. Священство не приемлющих насчитывалось 13 тысяч человек. Статистика не указывает на принадлежность верующих к согласиям и толкам. С поповцами и беспоповцами властям было все более-менее понятно, сложнее приходилось с теми, кто предпочитал радикальное отшельничество, строгий аскетизм и избегал контактов с «антихристовым миром». Такие староверы не признавали гражданских и церковных законов. Они жили на нелегальном положении, скрывали имена. Их не случайно называли бегунами, странниками, скрытниками, подпольщиками, а еще чолбешниками. Случаи задержания бегунов фиксировались с особой тщательностью. 22 июня 1874 года Томскому губернатору докладывали: «3 гильдии купец Петр Вихряев взят в Томске с поддельным паспортом, многими старообрядческими книгами и вещами. Задержанный принадлежит к религиозной секте бегунов». Странствующие находили приют у единоверцев в скитах. Иногда, такие обители находили в относительной близости от столицы губернии. Обратите внимание на содержание документа из фондов Государственного архива Томской области:

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Сведениям, поступившим в серьезные ведомства нашлось подтверждение. Томский окружной исправник сообщил, что действительно, «в 100 верстах от Томска, на дальних пасеках Нелюбинской волости открыто 4 скита, в которых найдено 21 человек мужского пола и 22 женщины, которые жили в особом монастыре (отдельно). Все они бродяги из разных мест России и Сибири». Зачем «бродяги» устроили предназначенное для полного самообеспечения хозяйство, что с ним и с его насельниками стало — исправник не пояснил.

Старообрядец с молитвенником

Эта давняя история самым причудливым образом повторилась в конце 1985 года. Тогда в Томском районе с вертолета были обнаружены многочисленные поселения отшельников. Во время милицейских рейдов нашли 57 келий, в которых проживало более 70 человек в возрасте от 65 до 80 лет. Об этом случае доложили в обком КПСС. Эпопея отшельников Лыковых вполне могла получить продолжение уже на томской земле. Однако, в местных газетах об этом не писали, зато сохранился уникальный (на мой взгляд) архивный документ.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Оружия в скитах не нашли. Лиц, скрывающихся от следствия и суда тоже. Детей определили в интернат. Были приняты меры по перекрытию каналов снабжения отшельников продуктами и одеждой. «Монастыри» рекомендовали ликвидировать. Как все это происходило — неизвестно. Но вот что интересно, охотники и туристы до сих пор продолжают рассказывать о встречах в тайге с обитателями «тайных» заимок и называют их староверами. Подобные встречи происходят в разных районах Томской области. Кажется, приходит время для новой экспедиции. Пойду готовить лыжи…

Метки: Томск, Томская область, старообрядцы, отшельники, Обь-Енисейский канал, церковный раскол, Беловодье, Горный Алтай

«Полгода я прожил отшельником на берегу Байкала» — Спорт и туризм

Возвращение в леса – лекарство от всех болезней бытия. Дабы утолить свою жажду свободы, Сильвен Тессон нашел радикальное решение: провести полгода в одиночестве в лачуге, в самом сердце сибирской тайги. Представляем вашему вниманию его дневник.

На шесть месяцев я устроился жить в шалаше на юге Сибири, на берегу озера Байкал. Время поджимало. Я поклялся, что до того, как мне исполнится 40 лет, я узнаю, что значит жить в тишине, холоде и одиночестве. Завтра в мире с населением в 9 миллиардов жителей эти три состояния будут цениться дороже золота. Я жил во Франции на природе. В тот день, когда я прочел в министерской брошюре, что охотников называют «пользователями засаженных деревьями территорий», я понял, что пора ехать в тайгу. Бегство, жизнь в лесу? Бегство – это слово, которым люди, погрязшие в болоте обыденности, называют полный жизни порыв. Игра? Как иначе назвать добровольное заточение возле самого красивого озера в мире? Крайняя необходимость? Безусловно! Я мечтал о существовании, ограниченном несколькими жизненными потребностями. Простоту так трудно вынести.

Моя лачуга была построена советскими геологами в брежневские времена. Это бревенчатый куб, три на три метра, отапливаемый чугунной печкой. Изба стоит на мысу на правом берегу Байкала, в Байкало-Ленском природном заповеднике, в четырех днях пешего пути от ближайшей деревни и в сотнях километров от трассы. Она стоит на гранитных склонах высотой в 2 000 метров. Кедровая роща защищает ее от порывов ветра. Эти деревья дали название местности: Северные Кедры. Глядя на карту, я подумал, что «Северные Кедры» звучит как название дома для престарелых. В конечном итоге, речь именно об этом: я выхожу на пенсию.

До меня можно добраться только по воздуху или по воде. Я прибыл сюда февральским вечером, проехав два дня по льду на грузовике. На четыре месяца в год воды Байкала замерзают. Метровая толщина ледового покрова позволяет передвигаться по нему на автомобилях. Русские пускают по нему грузовики, поезда. Иногда лед трескается; транспортное средство и его пассажир проваливаются в молчаливые воды. Есть ли могила прекраснее, чем разлом возрастом в 25 миллионов лет?

Для потерпевшего кораблекрушение нет ничего мучительнее, чем зрелище исчезающего вдали паруса. Мои друзья из Иркутска высаживают меня на берегу и возвращаются в город, что в 500 км к югу отсюда. Я смотрю, как грузовик исчезает на горизонте. На улице -33 °C. Снег, мороз, потрескивает лед. Порыв ветра поднимает в воздух снежную крупку. Мне жить здесь полгода. Наконец-то я пойму, есть ли у меня внутренняя жизнь.

Четыре ящика с инвентарем, макаронами и соусом Табаско стоят под навесом. Мексиканская приправа позволяет проглотить что угодно – с ощущением, что ты кое-что съел. Мой перечень покупок в Иркутске был похож на список старателя с Клондайка: удочки, масляные лампы, снегоступы. Еще я купил икону святого Серафима Саровского, отшельника XIX века, удалившегося в леса и приручавшего медведей. Для жизни нужны книги, приспособления для рыбной ловли, несколько бутылок и много табака. Убивает не курение, а невозможность жить, как хочется.

Первое действие на пороге избы: я бросаю в снег шесть бутылок водки. Когда снег растает, четыре месяца спустя, я их найду. Это будет подарок весне от зимы. Я всегда предпочитал метеорологию политике: времена года постепенно сменяют друг друга. И лишь человек сидит, крепко вжавшись в свое кресло.

Рецепт счастья: окно с видом на Байкал, стол у окна. Я проведу полгода на русский манер: сидя за чашкой чая, глядя в окно, подперев щеку рукой, как доктор Гаше с картины ван Гога. Я приехал сюда, чтобы примириться со временем. Я хочу попросить его дать мне то, чего мне больше не дают бескрайние пространства: покоя. Я хочу смотреть, как дни проходят сквозь окошко моего одиночества.

Над койкой я прибил сосновую полочку и поставил на нее книги из четвертого ящика. Я привез Мишеля Турнье (Michel Tournier) – чтобы помечтать, Грея Оула (Grey Owl) [охотник и писатель, наст. имя Арчибальд Белани (Archibald Belaney) – прим. пер.] – как пример для подражания, Мисиму – на случай пронзительных холодов. У меня три комедии Шекспира и «Оды» Сегалена (Виктор Сегален, Victor Segalen, 1878- 1919, французский поэт эпохи позднего символизма – прим. пер.), Марк Аврелий, Юнгер (Эрнст Ю́нгер, Ernst Jünger; 1895–1998, немецкий писатель – прим. пер.), Янкелевич и детективы «Черной серии» – потому что, как-никак, передышки тоже нужны. Китайская поэзия на случай бессонницы, Деон (Мишель Деон, Michel Déon, французский писатель, член Академии – прим. пер.) для приступов меланхолии, Лоуренс – для утоления чувственности. Мемуары Казановы – потому что никогда не надо путешествовать с книгами о той стране, куда ты едешь. Например, в Венеции надо читать Лермонтова. Наконец, том Шопенгауэра – хотя я не мог себе представить, что мне ни разу не захочется его открыть. Тысяча страниц «Мира…» в итоге служила подставкой для подсвечника.

Каждый день проходит, начинаясь на заре, с чистого листа. Жить в хижине – это переживать опыт пустоты: вас не оценивает ни один взгляд, не вдохновляет ни один собеседник, у вас нет никаких страховочных мер. От свободы голова идет кругом. В хижинах некоторые одиночки в конце концов превращаются в клошаров, лежат мертвецки пьяными на куче окурков и консервных банок. Чтобы побороть тоску, необходимо заставить себя жить в определенном ритме. Утром я читаю, пишу, курю, учу стихи, рисую и играю на флейте.

Потом тянутся долгие часы работ по дому: надо нарубить дров, пробить замерзшую полынью, расчистить снег, расставить солнечные батареи, подготовить удочки, подлатать то, что подпортила зима, пожарить рыбу. Работа согревает. Я привык к жизни при минус 30 °C. Я не охочусь. Я считаю неслыханной невежливостью отстреливать обитателей леса, в котором живешь как гость. Вам нравится, когда на вас нападает иностранец? Кроме того, мою мужественность никоим образом не ущемляет тот факт, что более красивые, благородные и грациозные, чем я, существа свободно живут в бескрайней лесной чаще. После полудня я изучаю свои владения, хожу по лесу, отыскивая следы оленей, волков, рысей и норок.

Я часто хожу в горы. Там Байкал становится виден над верхушками деревьев. Озеро – это целая страна. Заливы и мысы вырисовываются на фоне льда цвета слоновой кости. В 80 километрах к востоку видны вершины бурятских гор, за которыми угадываются степи Монголии. Я, который хватался за каждую секунду жизни, чтобы свернуть ей шею и выжать соки, учусь часами неотрывно смотреть на небо, сидя возле костра, размышляя о важнейших вопросах: бывают ли страны в форме облаков?

Иногда буря разметывает снег. Тогда открывается лед на озере: яркий, чистый, с бирюзовыми прожилками. Можно подумать, что это изображение клубков нейронов, увеличенных под микроскопом. Когда я скольжу по замерзшему зеркалу, под лезвиями коньков проносится психоделический калейдоскоп: я скольжу по сновидению в тысячу метров глубиной.

Иногда в стекло стучит синица. Синицы не обладают снобизмом тех птиц, что проводят зиму в Египте. Они стойко держатся и охраняют замерзший лес. Я говорю с ними. Беседую я и с деревьями, лишайниками и с самим собой. Разговоры с самим собой – удовольствие отшельника. Вернувшись в общество, он не выносит, когда его перебивают. Церковным сводам я предпочитаю свод из лесных крон. В жизни нужно выбирать, под какой кровлей жить. Я очень хотел бы верить в античных богов, общаться с нимфетками, мечтать об ундинах. Увы, ясность ума высушила мне сердце: я могу лишь играть в поклонение феям. Часто верить – значит притворяться.

Одиночество меня не тяготит. Оно плодотворно: когда у тебя нет никого, кому ты мог бы поведать свои мысли, лист бумаги становится ценным наперсником, который, к тому же, никогда не устает. Записная книжка становится заменой вежливому собеседнику. Одиночество налагает на тебя некоторые обязанности. Когда ты один, нужно стараться вести себя добродетельно, чтобы не пришлось за себя краснеть. Полгода затворничества – это вызов самому себе: сможешь ли ты сам себя вынести? Если ты станешь себе отвратителен, тебе не на кого будет опереться, не будет ни одного лица, которое помогло бы тебе раскрыть глаза: Робинзон, начав сомневаться в себе, заканчивает свои дни в свинарнике. Лесной инспектор Шабуров, доставивший меня на этот берег в первый день, знал об этом. Он загадочно обронил, потирая висок: «Здесь прекрасное место для самоубийства».

Через каждые 20–30 км стоит пост с лесным инспектором. Мои соседи иногда без предупреждения навещают меня. Их всех зовут Владимирами. Это русские жители лесов: они любят Путина, ностальгируют по Брежневу и испытывают к Западу такое же недоверие, какое крестьянин испытывает к мещанину. Они ни за какие богатства, даже за все состояние олигарха Абрамовича, не согласятся вернуться в город. Как смогли бы они пережить тесноту и скученность, если каждое утро, открывая дверь, они видят водную равнину, на которой живут дикие гуси? Они владеют своими угодьями, как феодалы, охраняя их с ружьем на плече, вдали от московских законов. Свобода – внебрачная дочь лесной жизни.

Порой у меня ночуют рыбаки. Происходит обычный ритуал: я откупориваю бутылку водки, мы выпиваем по три стакана. Первый за встречу, второй за Байкал, третий за любовь. Одну каплю выливаем на пол – домовым. Мои посетители приносят мне мировые новости: разливы нефти, беспорядки на окраинах, финансовые кризисы и теракты. Новости придумали, чтобы убедить отшельников оставаться в своих убежищах.

Прошел морозный февраль; медленный март; тихий апрель. Русская зима похожа на ледяной дворец: она светла и стерильна. Однажды что-то на земле изменилось. Лед взбух от воды, что предвещало скорый ледоход. 22 мая силы весны перешли в наступление, сводя на нет усилия зимы и упорядочивая мир. Ледовый покров вздрогнул, лед взорвался, высвобождая волны, которые погребли под собой эти осколки витража. Радуга протянулась меж берегов, на которые во весь дух слетаются первые эскадры уток. Зима приказала долго жить, озеро раскрылось, лес ожил. Проснувшиеся медведи бродят по берегу, из гумуса вылезают личинки, цветут рододендроны и азалии, муравьиные потоки струятся по склонам игольчатых муравейников. Звери знают, что тепло не продлится долго и что нужно срочно размножаться. Природа, в отличие от человека, не думает, что у нее впереди еще полно времени.

Именно тогда инспектор заповедника подарил мне Айку и Бека, двух четырехмесячных сибирских хаски. До сих пор я боялся собак и цитировал Кокто: «Я люблю кошек, потому что полицейских котов не бывает». Мои новые друзья лают при приближении медведя. Два раза мы нос к носу столкнулись с прекрасными экземплярами Ursus arctos, искавшими добычи на берегу. Медведь знает, что человек медведю – волк, и каждый раз, посмотрев нам в глаза несколько секунд, хищники исчезали в зарослях карликовой ивы. Хочешь быть счастливым – иди своей дорогой.

Мои собаки ни на шаг от меня не отставали. В течение трех месяцев мы вместе ходили по лесу, бегали по вершинам, жили, как норвежские тролли: лазали по лишайникам на плато в тундре, согреваясь у костра на бивуаках, обедая рыбой, пойманной мною на удочку. В конце концов мы стали спать втроем, обнявшись. Я больше никогда не буду высмеивать старых дам, сюсюкающих со своими пуделями, гуляя по тротуарам французских городков.

Когда с воды исчезли последние льдинки, я вышел на озеро на каяке. Мимо проплывала суровая тайга цвета патины. Примкнув штыки, шагала армия сосен. Тишину разрывал крик ворона. Байкальская нерпа поднимала голову из воды и смотрела, как лодка рассекает шелк воды. Туман цеплялся за ветви лиственниц: озеро карабкалось на берег. Песчаные откосы золотистыми пятнами рассеивались по берегу. По утесам текли водопады: освободившись, они бросались в воду. Небо разрывала июльская гроза. Когда на вершинах хребтов задерживаются тучи, нужно возвращаться на берег, потому что здесь шторм может начаться в течение десяти минут. У каждого из моих соседей в волнах погиб друг, сын или брат.

Гений этого места подтверждает свою силу по мере того, как мои глаза узнают каждый его уголок. Старый принцип домоседа: ты не устаешь восхищаться великолепием того места, где живешь. Свет помогает оттенить все аспекты этой красоты. Она развивается, открывается с новых сторон. Только спешащие путешественники этого не замечают. В конце концов, наряду с водкой, медведем и штормами синдром Стендаля – единственная опасность, грозящая отшельнику.

Однажды наступает день, когда мне пора возвращаться, когда я должен покинуть моих зверей, закрыть дверь, загрузить свои ящики в ожидающую меня лодку. Я не знал, что собачий мех так хорошо впитывает слезы. Я покидаю свою хижину, где мне удалось примириться со временем, предпочтя неподвижность столпника лихорадке бродяги, правду момента обманчивой надежде. Я должен был бы раньше осознать, что все статуи выглядят умиротворенными.

Если это так, то мы в конце концов все захотим перебраться в хижины. По мере того как мир будет становиться все менее пригодным для жизни – слишком шумным, слишком перенаселенным, слишком запутанным и слишком жарким, – некоторые из нас будут уходить в леса. Лес станет прибежищем изгнанников своего времени. Люди небольшими сообществами будут укрываться под сенью дерев, распахивать поляны, обустраивать там радостную жизнь, защищенную от шума современности, вдали от щупалец большого города. Во все исторические периоды каждый раз, когда мир воспламенялся, леса предоставляли людям защиту. Грохот технического прогресса, дрожь войны докатываются до лесной опушки, но не проникают дальше. Власть городов тоже заканчивается на краю леса. А леса, привыкшие к вечному возвращению весны, никогда не удивляются тому, что меланхолические души ищут убежища под их сводами.

Утешение леса в том, что вы знаете: где-то вас ждет хижина, где можно чего-то достичь.

40 лет русская семья жила, не общаясь с внешним миром, не зная о Второй мировой войне | Россия | ИноСМИ

Лето в Сибири недолгое. Снег сходит только в мае, а холод возвращается уже в сентябре. Он превращает тайгу в замороженный натюрморт, приводящий в трепет своим холодным запустением и бескрайними километрами колючих сосновых и мягких березовых лесов, где спят медведи и бродят голодные волки, где стоят горы с крутыми склонами, где реки с прозрачной водой текут потоками через долины, где сотни тысяч мерзлых топей. Этот лес – последний и самый величественный в дикой природе нашей планеты. Он простирается от крайних северных районов российской Арктики на юг до самой Монголии, и от Урала до Тихого океана. Пять миллионов квадратных миль с населением лишь в несколько тысяч человек, если не считать немногочисленные города.

Но когда приходят теплые дни, тайга расцветает, и в течение нескольких коротких месяцев она может показаться почти гостеприимной. И вот тогда человек может заглянуть в этот скрытый мир – но не с земли, ибо тайга может проглотить целые армии путешественников, а с воздуха. В Сибири находится большая часть российской нефти и минералов, и с годами даже самые дальние ее уголки облетели разведчики недр и изыскатели в поисках полезных ископаемых, чтобы затем снова вернуться в свои лагеря в лесной глуши, где идет работа по их добыче.

Так было и в 1978 году в удаленном лесном краю на юге страны. На поиски безопасного места для высадки партии геологов был послан вертолет. Он бойко летел над лесными массивами примерно в паре сотен километров от монгольской границы, пока не наткнулся на густо заросшую лесом долину, где протекал безымянный приток Абакана, представляющий собой серебристую ленту воды, бегущую по небезопасной местности. Долина была узкая, похожая на ущелье, а склоны гор порой вытягивались почти вертикально. Тонкие сосны и березы, сгибавшиеся от нисходящего потока воздуха вертолетных лопастей, росли настолько густо, что посадить машину не было никакой возможности. Вдруг, пристально вглядываясь через переднее стекло в тайгу в поисках места для посадки, летчик увидел нечто такое, чего там быть не могло. На склоне горы на высоте примерно 1800 метров показался расчищенный участок, вклинившийся между соснами и лиственницами, и перепаханный длинными и темными бороздами. Озадаченные вертолетчики несколько раз пролетели над поляной, а потом скрепя сердце признали, что это следы обитания человека — огород, который, если судить по размерам и форме участка, находится там уже давно.

Читайте также: «Путешествие в Сибирь»

Это была поразительная находка. Гора находилась в 250 километрах от ближайшего поселка в месте, которое никогда никто не исследовал. У советских властей не было никаких регистрационных записей о людях, живущих в этом районе.

Летчики рассказали об увиденном четверым ученым, которых направили в этот район на поиски железной руды. Ученых это озадачило и встревожило. «Не так опасно, — пишет об этой части тайги писатель Василий Песков, — встретить дикого зверя, как незнакомого человека». Вместо того, чтобы жить в ожидании в своем временном лагере в 16 километрах от найденного участка, ученые решили отправиться на разведку. Возглавляемые геологом по имени Галина Письменская, они выбрали погожий день и «положили в рюкзак гостинцы возможным друзьям». Но на всякий случай, вспоминает она, «я проверила пистолет, висевший у меня на боку».

Когда незваные гости стали взбираться вверх по склону, направляясь к указанному летчиками месту, они начали обнаруживать следы человеческой деятельности: ухабистая тропинка, посох, бревно поперек ручья, и наконец, маленький лабаз, наполненный берестяными коробами, в которых хранилась нарезанная сушеная картошка. Рассказывает Письменская:

И вот жилище возле ручья. Почерневшая от времени и дождей хижина со всех сторон была обставлена каким-то таежным хламом, корьем, жердями, тесинами. Если бы не окошко размером с карман моего рюкзака, трудно бы было поверить, что тут обитают люди. Но они, несомненно, тут обитали – рядом с хижиной зеленел ухоженный огород… Наш приход был, как видно, замечен.

Также по теме: В Сибирь по следам мамонтов

Скрипнула низкая дверь. И на свет божий, как в сказке, появилась фигура древнего старика. Босой. На теле латаная-перелатаная рубаха из мешковины. Из нее же – портки, и тоже в заплатах, нечесаная борода. Всклокоченные волосы на голове. Испуганный, очень внимательный взгляд. И нерешительность… Надо было что-нибудь говорить. Я сказала:

– Здравствуйте, дедушка! Мы к вам в гости…

Старик ответил не тотчас… Наконец мы услышали тихий нерешительный голос:


– Ну проходите, коли пришли…

Зрелище, представшее перед глазами геологов, когда они вошли в хижину, было картиной из средневековья. Хижина, кое-как построенная из всего, что подвернется под руку, была больше похожа на нору – «низкая, закопченная деревянная хибара, в которой было холодно, как в погребе». Пол состоял из картофельной и кедровой шелухи. Осмотревшись в полутьме, гости увидели, что комната всего одна. Она была тесная, затхлая и невыносимо грязная. Крышу подпирали проседающие балки. Поразительно, но там жила семья из пяти человек.

Опять возникло тягостное молчание, которое вдруг прорвалось всхлипыванием, причитаниями. И только тут мы увидели силуэты двух женщин. Одна билась в истерике и молилась: «Это нам за грехи, за грехи…» Другая, держась за столб… медленно оседала на пол. Свет из оконца упал на ее расширенные, смертельно испуганные глаза, и мы поняли: надо скорее выйти наружу.

Читайте также: Из Сибири с чайным стаканом

Ученые во главе с Письменской торопливо вышли из лачуги и отошли в сторону. Там они разложили провизию и начали есть. Примерно через полчаса дверь скрипнула, и из избы вышли три фигуры – старик и две его дочери. Следов истерики уже не было – только испуг и «открытое любопытство». Три странные фигуры с опаской подошли к гостям и уселись рядом, отказываясь от всего, чем их пытались угощать – повидло, чай, хлеб. Они твердили одно: «Нам это не можно!» Когда Письменская спросила, ели ли они когда-нибудь хлеб, старик ответил: «Я-то едал. А они нет. Даже не видели». По крайней мере, его разговор был понятен. А вот дочери говорили на языке, который был искажен долгими годами уединения. «Когда сестры говорили между собой, звуки их голоса напоминали замедленное, приглушенное воркование».

Постепенно, после нескольких визитов удалось узнать всю историю этой семьи целиком. Старика звали Карп Лыков, и он был старовером – членом фундаменталистской секты русского православия, которая придерживается обычаев и обрядов, остающихся неизменными с 17-го века. Староверов преследовали еще со времен Петра I, и Лыков говорил об этом так, будто все произошло вчера. Для него Петр был личным врагом и «антихристом в человеческом облике». Он утверждал, что это имеет под собой убедительные доказательства, потому что царь в своих попытках модернизировать Россию «рубил бороды христианам». Но на эту многовековую ненависть накладывались более свежие недовольства: Карп тут же начал жаловаться на какого-то купца, который где-то в начале 20-го века отказался подарить староверам 26 пудов картошки.

Все стало только хуже для семьи Лыковых, когда к власти пришли большевики-атеисты. При советской власти изолированные общины староверов, бежавших в Сибирь от преследований, начали уходить все дальше от цивилизации. Во время чисток 1930-х годов, когда нападкам подверглось само христианство, коммунисты из дозора убили брата Лыкова на краю их деревни, когда Карп работал вместе с ним. Тот взял семью и сбежал в лес.

Также по теме: Растения пролежавшие 30 тысяч лет во льдах Сибири

Это было в 1936 году, и Лыковых в то время было всего четыре человека – Карп, его жена Акулина, сын Савин 9 лет от роду и дочь Наталья, которой было всего два года. Взяв с собой пожитки и кое-что из семян, они ушли в таежную глушь, где построили несколько грубых хижин, пока, наконец, не обосновались в одном пустынном месте. В этой чаще на свет появилось еще двое детей – Дмитрий в 1940 году и Агафья в 1943-м. Младшие дети Лыковых из людей знали только членов своей семьи. Все, что Агафья и Дмитрий знали о внешнем мире, им поведали родители. Главным развлечением семьи, рассказывает российский журналист Василий Песков, был пересказ снов.

Дети Лыковых знали, что есть такие места, которые называют городами, где люди живут в тесноте в высоких домах. Они слышали, что есть и другие страны, кроме России. Но для них эти понятия были не более, чем абстракцией. Единственное, что они читали, это молитвенники и древнюю семейную Библию. Акулина учила детей читать и писать по Евангелию, используя в качестве ручки и чернил заостренную палочку и сок жимолости. Когда Агафье показали изображение лошади, она узнала ее из библейских историй, которые читала мать. «Глянь, тятенька, конь!» — воскликнула она.

Если понять и проникнуться уединением этой семьи трудно, то осознать, насколько тяжела и сурова была их жизнь, гораздо легче. Добраться до заимки (поселение, обычно однодворное, и земельный участок — прим. ред.) Лыковых пешком было невероятно тяжело, даже если плыть на лодке из Абакана. Песков, сам себя назначивший главным летописцем этой семьи, рассказал, что во время своего первого визита к Лыковым, они проехали 250 километров, ни разу не увидев людского жилья.

Из-за уединения выжить в этой глуши было почти невозможно. Полагаясь исключительно на собственные запасы, Лыковы пытались хоть как-то найти замену тем немногим предметам цивилизации, которые они принесли с собой в тайгу. Они делали что-то вроде калош из бересты и носили их вместо обуви. Одежда была вся в заплатах, носили ее, пока она не истлевала. Потом меняли на другую – из конопляной мешковины.


Читайте также: Французские писатели в Сибири

Лыковы принесли с собой в тайгу примитивную прялку и, что невероятно, детали ткацкого станка. Они таскали все эти вещи с собой, когда переселялись с места на место, уходя все дальше в таежную глухомань. Должно быть, то были тяжелые скитания. Но никаких предметов на замену металла у них не было. Два чайника верой и правдой служили им много лет, но когда их, наконец, съела ржавчина, единственным материалом им на замену могла стать береста. Ставить бересту на огонь нельзя, и поэтому готовить пищу стало труднее. К тому времени, когда геологи нашли Лыковых, их главным блюдом были картофельные лепешки с ржаной мукой и семенами конопли.

В некоторых отношениях, рассказывает Песков, тайга давала определенное изобилие. «Рядом с жилищем – холодный чистый ручей. Лиственничный, еловый, кедровый и березовый древостой дает людям все, что они были в силах тут взять. Зверь не пуган никем. Черничники и малинники – рядом, дрова – под боком, кедровые шишки падают прямо на крышу жилья».

Однако Лыковы постоянно жили на грани голода. И лишь в конце 1950-х годов, когда Дмитрий повзрослел, они впервые начали ловить животных, которые давали им мясо и шкуры. Поскольку у Лыковых не было ружья и даже лука со стрелами, они могли охотиться, только выкапывая ловчие ямы или преследуя добычу по горам, пока животное не падало от изнеможения. Дмитрий был поразительно вынослив, и мог охотиться зимой босиком, иногда отсутствуя по нескольку дней, и возвращаясь домой в сорокаградусный мороз с молодым лосем на плечах. Но чаще всего жили без мяса, и со временем их диета становилась все более однообразной. Дикие животные истребляли урожай моркови, и конец 1950-х Агафья вспоминала как «голодные годы». «Мы тогда ели кору и березовые почки», — рассказывала Агафья.

Траву, коренья, грибы, ростки картошки, кору. Мы все время голодали. Каждый год проводили совет — съесть все до конца или оставить что-то на семена.

Также по теме: Лютый сибирский холод

Голод в таких обстоятельствах был непреходящей опасностью, а в 1961 году в июне выпал снег. Сильный мороз погубил все, что росло в огороде, и к весне семья была вынуждена питаться кожаной обувью и корой. Акулина всю свою еду отдавала детям, а сама в том году умерла от голода. Остальных членов семьи спасло то, что они посчитали чудом: случайное зернышко ржи, проросшее на делянке гороха. Единственный колосок Лыковы обнесли специальной загородкой и ревностно оберегали его день и ночь, отгоняя мышей и белок. Созревший колос дал восемнадцать зерен. И из этих зерен они начали упорно создавать запас семян.

Когда советские геологи познакомились с семьей Лыковых и узнали их поближе, они поняли, что недооценили способности и ум отшельников. Каждый член семьи был яркой личностью. Старик Карп радовался всякой последней новинке, которые геологи приносили с собой из лагеря. Он упорно отказывался верить в то, что человек побывал на Луне, однако быстро свыкся с мыслью о летающих на орбите спутниках. Лыковы заметили их еще в 1950-е годы, когда «звезды стали скоро по небу ходить». А сам Карп придумал целую теорию, объясняя это явление: «Люди измыслили что-нибудь и пускают огни, на звезды вельми похожие».

«Но больше всего его поразил прозрачный пакет из полиэтилена, — пишет Песков. — «Господи, что измыслили – стекло, а мнется!» — воскликнул Карп, впервые увидев его». Кроме того, Карп прочно держался за свой статус главы семьи, хотя на дворе были 1980-е годы. Савин в ответ старался быть кем-то вроде непреклонного арбитра в вопросах веры. «Савин был крепок на веру, но жестокий был человек», — сказал о нем его собственный отец. Похоже, Карпа беспокоило то, что произойдет с семьей после его смерти, если Савин возьмет верх. Безусловно, наименьшее сопротивление старший сын встретил бы со стороны Натальи, которая всегда стремилась заменить свою мать в качестве поварихи, швеи и сиделки.

Читайте также: Сибирь — дом  снежного человека

С другой стороны, младшие дети охотнее шли навстречу людям, были открыты для перемен и новшеств. «Фанатизм у Агафьи не очень заметен», — написал Песков. К тому времени он уже понял, что младшая дочь Лыковых обладает чувством юмора и иронии, умеет над собой пошутить. Необычная речь Агафьи – у нее монотонный голос, а простые слова она растягивает на слоги – убедила некоторых ее гостей в том, что женщина она слабоумная. Однако на самом деле Агафья очень смышленая, и в семье, где не было календарей, она взяла на себя трудную задачу – вести счет времени. Тяжелого труда она также не страшилась. Поздно осенью откопала новый погреб, работая даже при свете луны после захода солнца. Когда изумленный Песков спросил женщину, не страшно ли ей было одной в лесу в темноте, она ответила: «А что страшного, что мне здесь навредит?»


Но из всех Лыковых главным любимцем у геологов был Дмитрий, превосходный охотник и рыболов, до мелочей знавший все тонкости тайги. Он был самым любознательным и, пожалуй, самым передовым членом этой семьи. Именно он сложил печку в доме и сделал все берестяные туеса для хранения провизии. Дмитрий целыми днями мог вручную пилить и строгать бревна из поваленных Лыковыми деревьев. Поэтому неудивительно, что его буквально очаровали технические новинки геологов. Когда отношения наладились настолько, что Лыковых уговорили наведаться в лагерь, он провел много радостных часов на маленькой лесопилке, поражаясь тому, с какой легкостью циркулярная пила распиливала бревна и делала доски. «Бревно, которое Дмитрий полотнил день или два, тут на глазах превращалось в красивые ровные доски. Дмитрий трогал доски ладонью и говорил: «Хорошо!..»»

Карп Лыков вел долгую борьбу с самим собой, чтобы удержаться от всей этой современности на расстоянии. Когда они впервые познакомились с геологами, семья приняла от них только один подарок – соль. (Прожив без нее сорок лет, Карп говорил, что это было «истинное мучение»). Но со временем они стали брать все больше подарков. Они были рады помощи самого близкого друга среди геологов – бурильщика по имени Ерофей Седов, который в свое свободное время помогал им засаживать огород и собирать урожай. Они брали ножи, вилки, рукоятки, зерно. А со временем взяли даже ручку с бумагой и электрический фонарь. Большую часть этих новинок они признавали скрепя сердце, только не греховный телевизор, который они увидели в лагере у геологов,

Также по теме: Десять лет в Сибири в бегах от правосудия

…он оказался для них непреодолимо влекущим. Изредка появляясь в поселке, непременно садятся и смотрят. Карп Осипович садится прямо перед экраном. Агафья смотрит, высунув голову из за двери. Прегрешенье она стремится замаливать сразу – пошепчет, покрестится и снова высунет голову. Старик же молится после, усердно и за все разом.

Пожалуй, самое печальное в странной истории Лыковых было то, с какой скоростью после установления контакта с внешним миром семья пошла на убыль. Осенью 1981 года трое из четырех детей друг за другом скончались, уйдя на погост вслед за матерью. Как пишет Песков, их смерть не связана с болезнями, от которых у Лыковых не было иммунитета, хотя как раз этого и можно было ожидать. Савин и Наталья страдали от почечной недостаточности, что скорее всего было результатом грубой диеты. Однако Дмитрий умер от воспаления легких, которое могло возникнуть от инфекции, подхваченной им у новых друзей.

Его смерть потрясла геологов, которые изо всех сил пытались спасти мужчину. Они предложили вызвать вертолет и отвезти его в больницу. Но Дмитрий, будучи в крайне тяжелом состоянии, не захотел покидать свою семью и бросать религию, которую он исповедовал всю жизнь. «Нам это не можно, — прошептал он перед смертью. — Сколько Бог даст, столько и буду жить».

Когда троих Лыковых схоронили, геологи попытались уговорить Карпа и Агафью уехать из тайги и вернуться к родственникам, которые пережили гонения в годы чисток и по-прежнему жили в своих старых деревнях. Но оставшиеся в живых Лыковы даже думать об этом не хотели. Они отремонтировали свою старую хижину, и остались жить в своем прежнем жилище.

Карп Лыков умер во сне 16 февраля 1988 года – спустя ровно двадцать семь лет после смерти своей жены Акулины. Агафья с помощью геологов похоронила его на склоне горы, затем повернулась и направилась домой. С божьей помощью проживу, сказала она – и осталась. И живет до сих пор. Прошла уже четверть века, а эта семидесятилетняя дочь тайги так и обретается в одиночестве на высокой круче над Абаканом.

Она не уедет. Но мы должны оставить ее, взглянув на эту женщину глазами Ерофея в день похорон ее отца:

Я оглянулся махнуть Агафье рукой. Стоит у речного обрыва как каменная. Не плачет. Кивнула: «Идите, идите». Прошли с километр, оглянулся – стоит…»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Вышла книга об истории рода знаменитых сибирских отшельников Лыковых

Написал её известный фотохудожник, бывший инспектор Алтайского биосферного заповедника Сергей Усик.

Полтора десятилетия назад он гостил в тайге у Агафьи Лыковой, записывая её воспоминания. Но замысел издать книгу созрел у него лишь недавно.

160 страниц печатного текста. В такой сравнительно небольшой объём Сергей Усик смог вместить многовековую историю рода Лыковых – известных сибирских отшельников-старообрядцев. О семье, живущей в глухой тайге, он узнал из заметок писателя-натуралиста Василия Пескова больше 40 лет назад. Лично познакомиться с Агафьей Лыковой посчастливилось лишь в середине 90-х. А спустя ещё 10 лет Сергей Усик вызвался быть помощником пожилой отшельницы. Несколько месяцев жил с ней, записывая её воспоминания.

Основные события развиваются c конца XIX века по 1978 год, до того, как их обнаружили геологи. Я изначально в предисловии об этом пишу, что я не затрагиваю день сегодняшний, я рассказываю историю ту, которая малоизвестна.

 Сергей Усик, автор книги «Исход. История семьи Лыковых»


Путь семьи Лыковых в сибирскую тайгу лежал с берегов Волги. Оттуда они переселились на Урал, затем в Тобольскую губернию. Потом больше 40 лет скитались, скрываясь от гонений советских властей, пока не нашли свою «землю обетованную» на берегу реки Абакан. Отец Агафьи, Карп Лыков называл историю своей семьи «исходом» – по аналогии с ветхозаветным писанием о Моисее. Сергей Усик решил: лучше названия для книги не придумаешь.

Воссоздать историю рода помогла феноменальная память Агафьи.

Она запоминает даты, имена очень чётко, мозг не засорён какими-то средствами массовой информации и событиями, человеку абсолютно не нужными. Она помнит всё то, что ей рассказывал отец, а отец, естественно, пересказывал либо свои воспоминания, либо рассказы бабушки.

 Сергей Усик, автор книги «Исход. История семьи Лыковых»


Иллюстрации к «Исходу» – это уникальные фотокадры, которые Сергей Усик сделал во время своего проживания на заимке у Агафьи. В книге больше 60 снимков, каждый из которых буквально пронизан неповторимой энергетикой отшельницы.

Между последней строчкой рукописи и выходом издания из типографии – больше полутора десятилетий. Но это сделало книгу только лучше, считает её автор. Отсеялись слухи и недостоверная информация. Разрешение на публикацию дала сама Агафья, с одобрения других староверов. Кстати, книгу, тираж которой 1000 экземпляров, Сергей Усик намерен разослать по старообрядческим храмам всей России.

Страх быть свободным. Сибирский отшельник

Пока одни покупают или хотя бы снимают квартиры попросторней, или перебираются в Москву, поближе к громокипящему центру жизни, другие плетут лапти и уходят в тайгу — жить в землянке и питаться голубикой. Сегодня о семи сибирских отшельниках, выбравших природу, а не цивилизацию.

Агафья Лыкова

Женщина, чье имя давно стало синонимом лесного отшельничества. Агафья — последний отпрыск староверческого семейства, в 30-е годы подавшегося прочь от советской власти в таежные дебри. Вместе с Лыковыми в турпоход рвануло еще несколько семейств, но только они проявили должное упорство и забрались в такую глушь, где ни советской, ни какой другой власти отродясь не было.

Там семейство благополучно жило, пока в 1978 году на них не наткнулись удивлённые геологи. Геологи принесли спички, тушенку, внимание всего СССР и целый набор смертельных вирусов, от которых не имеющие иммунитета Лыковы вымерли почти поголовно.

Пережила болезни лишь Агафья, ставшая сегодня «звездой» отшельнического движения. Из–за старушки ругаются губернаторы, о ней пишут научные исследования и выпускают целые словари используемых ей слов и терминов. При этом жить Агафья предпочитает в лесу, блюдя заветы предков и староверческие традиции.

Антипины

Еще одна семья, сбежавшая от советской власти в леса. Правда, на этот раз причиной ухода была не религия, а общая непереносимость городской жизни главой семьи Виктором Марцинкевичем. Для того, чтобы четче выразить свое отношение к цивилизации, Марцинкевич сменил фамилию на Антипин, слог «анти» в которой как бы намекал. Переименовавшись, Виктор подговорил свою 15-летнюю падчерицу Анну уйти в лес, где зажил с ней счастливой природной семьей. Было это в 1982.

Первый ребенок Антипиных — Северьян — еще в младенчестве умер от простуды, второй — Иван — в 6 лет скончался от энцефалита. После этого у Антипиных родилась еще одна дочка — Оленья, названная в честь оленя, которого Виктору удалось убить для её пропитания.

После рождения Оленьи семья смягчила режим, переселившись на Бирюсу, поближе к людям. Там Виктор нашел работу, а Анна родила еще троих: Витю, Мишу и Алесю. Питались Антипины подножным кормом и охотой, новую одежду шили из старой и вообще вели патриархальный образ жизни. В 2002 Анна поняла, что несколько устала от такой жизни и увезла детей в село Сереброво Тайшетского района. Виктор же остался в лесу, где через два года скончался от простуды.

Джастас Уолкер

Знаменитый «веселый молочник» не только заразительный хохотун, но еще и самый настоящий отшельник. Сегодня Джастас переехал из Красноярского края на Алтай, где климат помягче, и строит там ферму мечты. Отшельник даже пытается поставить в огороде собственные солнечные батареи — вот какой автономный парень. А еще Уолкер построил через местную речку пусть не хрустальный, но мост. И ездит теперь по нему в гордом одиночестве, так как остальным через этот поток переправляться без надобности.

Отшельник Виктор

Раньше Виктор, фамилия которого неизвестна, работал в Красноярском порту и грузил баржи. Со временем мужчина понял, что баржи грузить неинтересно, и ушел в лес — жить простой жизнью и читать Библию. Сейчас он обитает в 55-и километрах к югу от Красноярска в собственноручно построенном доме и в цивилизацию возвращаться не собирается.

Наумкины

Семья стала известна благодаря сыну Оржану, прозванному прессой алтайским «Маугли». Правда, звание это явно высосано из пальца, так как местный Маугли, в отличие от индийского прототипа, не танцует с волками и не кромсает обезьян железным зубом, а вполне спокойно общается с людьми и даже пользуется сотовым телефоном. В лес его родители, Елена и Александр, ушли в начале 90-х годов по эзотерическим соображениям.

В лесу они вели стандартный для отшельников образ жизни, мало ели, много работали, жили в землянке. Когда же их сыну предложили перебраться в город и тот согласился, противиться не стали.

Юрий Глущенко

Пожалуй, самый скучный отшельник из этого топа. Ни религиозного фанатизма, ни близкородственных связей, ни патологического отвращения к технологиям, ни даже этого вашего итальянского сыра. Просто физически и психически здоровый работящий мужик, который живет в тайге Новосибирской области, разводит огород, смотрит телевизор и плевать хотел на цивилизацию.

Якутский отшельник

Человек, имени которого не знает никто. 75-летний шебутной дед, за плечами которого судимость по делу о наркотиках, побег из тюрьмы и последовавшая 10-летняя отсидка. Живет в Якутии в избе с молодой якуткой, разводит лошадей, лечится одуванчиками. Несмотря на уединенную жизнь, умудрился уже будучи отшельником настолько неудачно влюбиться, что дважды стрелялся. Правда, стрелялся он так же неудачно, как крутил амуры, поэтому выжил. Больше о нём ничего не известно.

«Летом 2017-го я ходил в тайгу, на две недели, один, — рассказывает пользователь Pikabu под ником sadmadcrou . — Без желания выживать, что–то доказывать. Путь ради пути. Чтобы просто побыть наедине с собой, отдохнуть от интернета, мобильной связи, а последние годы замучившая меня бессонница стала своеобразным топливом в виде пинка под зад собрать рюкзак.

До этого в походы не ходил, в сольные тем более. Началось все с зудящего желания зимой, в период, когда был очередной дедлайн и хотелось просто разорвать любого встречно-поперечного, прогуляться в тайгу до заброшенной деревни Князевки. По мнению «Википедии», там уже никто не живет. Как оказалось, это не так».

Путь

Старт от поворота на деревню Гриневичи, последний оплот цивилизации перед глухой тайгой, автобус высадил в 18:30 по местному времени. В уши ударила тишина леса, а в нос — необычайно вкусный воздух. Да, именно вкусный! После затхлого, намертво прокуренного Омска этот воздух показался амброзией, его хотелось не вдыхать — пить. И тишина… Она подкреплялась полным отсутствием мобильной связи.

Первой целью было пройти десяток километров, уйти подальше от цивилизации и встать на привал. Дорога шла то вниз, то вверх. Начал слегка одолевать гнус. От него спасал накомарник и разведенный на спирту деготь, лучший друг таежника. Пели птицы, и на душе было так хорошо, что самому хотелось петь. Ощущения из детства — впереди неизведанное и ты ни одному микроорганизму во вселенной ничего не должен. Светлые чувства.

На Малиновку вышел к десятому часу вечера, она неожиданно наплыла на меня, лес вытолкнул в пустое пространство бывшей деревни. Заросшие домовые ямы, остатки загона для коней и таежная речушка с одноименным названием. Я заночевал на повороте на бывшую деревню Верхний Турунгас, рядом с еловой рощицей. Костер разводить не было сил, просто поставил палатку, сделал чай на горелке и провалился в черноту сна.

Изначально я пытался прогнозировать, как буду спать один в тайге, будет ли одолевать типичный для горожанина страх перед лесом. Оказалось, все это ерунда, эти страхи остаются в городе. Протопав 11-12 километров с 40-килограммовым рюкзаком в жару, я избавился от всех страхов подчистую. К тому же я воткнул в уши беруши: ночью лес очень громкий, орут всякие птицы, шорохи и так далее. В палатке было уютно, чувствовал себя защищенным.

О гнусе

Таежная мошка меня вообще не ест, только мешается перед глазами. Это раздражает. Комаров в июне много, репеллент спасает слабо, накомарник — лучший друг. Клещей не было, я часто осматривал пропитанную репеллентом от клещей энцефалитку и не снял ни одного товарища. Оводы присутствовали номинально и не мешались, пару раз я видел шершней — гигантского размера пчелка, сантиметров пять или шесть. Шершни дрались, а я выступал в роли пассивного наблюдателя.

Один раз я вышел ночью в полной темноте в туалет и был крайне удивлен. Повсюду около палатки светились желтые звезды. Сначала подумал, что это майские жучки, но объекты не двигались. При детальном рассмотрении оказалось, что это такие своеобразные гусенички со светящейся задней частью. Название, увы, не знаю. Отшельники рассказывали, что в древние времена в деревнях набирали этих гусениц и гнилушки (место их обитания) в емкость, и при свете такой «лампы» вполне можно было даже читать.

Живность на пути

Утром второго дня ко мне пришли лоси. Топтались у палатки, фыркали. Заснять не получилось: при виде меня ребята спешно дернули в тайгу. Место второй ночевки вообще изобиловало живностью. Рядом с палаткой было гадючье гнездо, его хозяйка частенько грелась на солнышке, сразу уматывая под елку при моем появлении.

В тот день впервые прошел дождик, и дорога раскисла до состояния сметаны. Подойдя к очередной большой луже, я увидел свежайший след хозяина тайги килограммов так на 400, размер ноги 45-й, не меньше. Фотографировать не стал, спешно покинул место. Вообще, следы медвежат и мишек средних размеров встречались постоянно, а через каждый метр — следы лосей.

Отшельники брошенной деревни Князевка

На третий день я вышел к деревне. Потоптался у ворот, покричал хозяев и, решившись, отогнул проволоку и вошел. До меня дошло, что эти ворота нужны для того, чтобы кони не убегали в тайгу.

Интересные ощущения одолевают, пробирает аж до костей. Пустая безжизненная деревня. Дома-то стоят, прикрытые запущенными огородами и слегка покосившимися заборами, а людей нет. Навстречу вышел мужичок в картузе и забормотал приветствие. Пожали руки, познакомились. Мужичка зовут Леонид, и он постоянно живет в единственном живом доме с еще одним отшельником Василием. Позвали в избу. Я сказал, что обязательно зайду, но мне нужно куда-то встать с палаткой, желательно поближе к речке. Мужички посоветовали старую царскую заросшую дорогу, которой уже не пользуются лесовозы.

Мое общение с Василием и Леонидом стало откровением. Для меня распахнулся целый мир баек про жизнь в лесу, деревне. Про экзистенциальный вакуум в теле деревенского жителя и как с ним бороться. Как-как? Алкоголем, конечно же! Отсюда и смена места жительства Леонида, мигрировавшего из пьющей вороватой разухабистой Атирки в Князевку на полную пожизненную реабилитацию три года назад. Леню привез Владимир, брат Васи, едва живого, упитого напрочь. Сжалился над одноклассником. Теперь Ленька помогает с конями и по дому.

Василию сложно со всем справляться. Много лет назад при разборе дома на ногу ему упало бревно, и теперь он ходит всегда с палочкой, иначе никак — стальная пластина на десять болтов и ибупрофен постоянно. Василий очень начитан и интеллигентен, зачитывается фантастикой, с ним приятно разговаривать. Леня же, напротив, прост, мало чем интересуется, но тем не менее по-простому добр.

Я решил не идти дальше на Туй, еще 40 километров пути по внезапно возникшей жаре не придавали желания геройствовать. В конце концов, я выбрался на отдых и решил отдыхать. Поселился на живописном участке на речке, ходил каждый вечер к мужикам за историями и общением, получая огромное удовольствие от компании.

Об алкоголе

Отношение спокойное, иногда пьет даже Леня, которому надо бы вообще не пить. Я захватил с собой две бутылки водки, купил в мини-маркете на автовокзале Тары, когда узнал от аборигенов, что в Князевке все же кто–то есть живой. Водка в тайге вообще мастхэв как антисептик тела и души. В первый вечер пили за знакомство, спокойно и одухотворенно. Никто из мужиков не впадает в состояние берсерка от спирта. Только Леню, если сильно выпьет, начинает от алкоголя троить — речь путается и руки трясутся.

Водку часто привозят охотники, рыболовы и просто случайные путники. Особенно зимой, под Новый год и месяц после у мужиков скапливается огромное количество бутылок. Угощают нещадно. Сами же ставят бражку на березовом соке, о ее питательных и живительных качествах для нутра очень любит разоряться Леня. Бражка и правда хороша.

Лошадки

Они для души. Их, конечно, иногда продают, этим занимается Владимир, но по-серьезному статьей дохода это назвать сложно.

Лошади в деревне гуляют сами по себе, на свободном выпасе. На зиму для них заготавливают корм, косят траву и привозят еще овса. Очень многие пугливые, но мне удалось погладить морды парочке. Настоящим бичом для них является гнус, от него пытаются спрятаться в полуразрушенных домах, на старом зернохранилище. От мошки и комаров у коней кожа ходит ходуном.

Был забавный случай. В зной жеребятки штабелями улеглись рядом перед домом, штук шесть, не меньше. А мамки ушли пастись. Внезапно залаяли собаки, жеребятки проснулись и давай метаться в панике, не понимая, где мамаши. Жались друг к другу, успокоились нескоро.

О простой мужской пище и подарках

Я сидел у мужиков каждый вечер и ел простую грубую пищу. Вкуснее мраморной говядины и лобстеров. Грубый хлеб, картошка, лук, вкуснейший гороховый суп от Василия, бобрятина. Ага, бобрятина. Я сначала подумал, что это такая жирная разваренная говядина, но нет. Нюансы вкуса катастрофически малы. Мясо подкидывают охотники, они частые гости в Васиной избе. Кстати, Вася не берет ни копейки за ночлег, а на попытку дать денег обижается.

Я подарил Василию хороший нож. Оставил всю оставшуюся еду и половину своей аптечки, репелленты и все расходные мелочи. В следующем году обязательно снова поеду в Князевку и повезу мужикам машинки для кручения папирос, табак, диски с фильмами. Они их смотрят на старом DVD-проигрывателе, подключая его к аккумулятору.

Вот такая вышла у меня тайга, тайга одному обернулась иначе.

Сибирские просторы всегда были привлекательны для различного рода вольных людей, желающих жить вдали от основной цивилизации и общественных институтов. Да и сама по себе Сибирь была открыта вольными казаками, уходившими в те бескрайние дали в поисках свободы и независимости. Староверы, бежавшие от чудовищного преследования, находили своё пристанище в глухих таёжных регионах Западной и Восточной Сибири. При этом чем глубже они заходили, тем сильнее считалась у них вера. Чем более суровые условия их ожидали в сибирской пустыни, тем выдержанней и крепче они верили в Бога, уповая лишь на Его милость.

Отшельники были во все времена, в любом обществе когда-либо имелись такие люди, для которых свобода, независимость и вольная жизнь — это не просто слова, но нечто совершенно иное, чем для простого обывателя. Свобода и воля для таких людей — это то, что даёт им силы, что заставляет действовать, преодолевать преграды и невзгоды, бороться и не сдаваться. Это нечто, что сидит в их нутре, заставляя жить, то, ради чего вообще хочется жить.

Так получилось, что для общества отшельники выглядят чудаками, а зачастую вообще безумцами. Скудный быт, порой аскетические условия и общая суровость региона превращают отшельников в каких-то чудаков. Плюс к тому, зачастую имеет место религиозный фанатизм. Вроде бы, что вам всем не живётся-то нормально? Почему вас так тянет в глушь? Что там такого, мёдом что-ли намазано? — Не понимает обыватель.

Сибирские отшельники — особый вид людей. Отшельники проживают и в других регионах, в более тёплых. Однако отшельники Сибири интересны как раз именно всей этой суровостью и выдержанностью, которыми они обладают в избытке по сравнению с нами, городскими пижонами.

Староверы Лыковы

Самыми известными и интересными сибирскими отшельниками являются Лыковы. Про них уже много имеется различного материала, статей, фото, видеофильмов. История переселения Лыковых в Саянскую тайгу начинается в 30-е годы прошлого века, тогда несколько семей старообрядцев бежали от надвигающейся угрозы Советской власти. Но самыми суровыми староверами была семья Карпа Осиповича Лыкова, ибо Лыковы ушли дальше всех: по течению реки Большой Абакан — к устью Ерината. Состав семьи Лыковых: Карп Осипович — отец, Акулина Карповна — мать, Савин — сын, Наталья — дочь, Дмитрий — сын, Агафья — дочь.

Карп Осипович и Агафья Лыковы

Савин и Дмитрий Лыковы


Агафья Лыкова в наши дни

Агафьина деятельность

Лыковы жили в атмосфере крайней изоляции, имея лишь немногочисленные контакты с другими людьми, быт их был крайне аскетичным и простым. В 1978 году геологи случайно наткнулись на их заимку на реке Еринат — и весть о семье староверов разлетелась по всему Союзу в виде сенсации. Живя в атмосфере изоляции, Лыковы не имели иммунитета ко многим заболеваниям, и после встречи с людьми, пришедшими из посетить, все, кроме Агафьи, заболели и вскоре скончались. В крови Агафьи обнаружены антитела к клещевому энцефалиту и Боррелиозу. Агафья Лыкова, последняя ныне живущая из рода Лыковых, до сих пор проживает на этом месте. В разные времена к ней подселялись люди, жили какое-то время, помогали ей, но на сегодняшний момент она проживает одна в глухой саянской тайге. Самая известная отшельница.

Отшельник Виктор

Когда-то сибирский отшельник Виктор работал на барже в Красноярском порту, а сейчас проживает в небольшой избе на берегу Енисея, примерно в 55 километрах к югу от Красноярска. Свою избу он построил сам, как и обустроил весь необходимый быт. Виктор занимается ловлей рыбы, которой полно в Енисее, сбором дикорастущих растений, грибов и ягод, коими богата сибирская тайга.

Читает Библию и наслаждается одиночеством на фоне бескрайних просторов тайги. В 47 лет он бросил свою прежнюю жизнь и решил переселиться в тайгу. С виду слегка заурядный, но добрый человек.

Саянские отшельники

В Республики Тыва, в далеком Восточном Саяне в районе озера Дерлик-Холь на охотничей базе под началом Архимадрита Константина обосновались отшельники старообрядцы. В диких и труднодоступных местах, куда просто так еще и не дойдёшь (доедешь), они проживают уже около 8 лет. С верой в Господа и молитвами. Когда отшельники только заселили этот край, проходящие мимо охотники поначалу только посмеивались, пугали их комарами да медведями, но после многих лет таёжной жизни бывалые охотники сами начали просить совета у этих людей.

Матушка Анастасия, Архимадрит Константин и матушка Илария

Заготовка дров

Архимадрит Константин, ранее проживающий в Самаре, ушел в тайгу с другими людьми еще 8 лет назад, однако сейчас их осталось только трое — остальные вернулись в цивилизацию. Занятие у них традиционно таёжное: заготовка кедрового ореха, сбор дикорастущих растений, ну и, конечно, рыбалка. Щука, хариус, таймень, ленок. Постные блины на огарках восковых свечей и скудный рацион питания сибирских отшельников. Туристы и охотники иногда помогают им припасами, которые отшельники употребляют очень экономно, живут впроголоть. Одно время в газетах про них шла нехорошая молва, монахов обвиняли в различных делах, но ничего не подтвердилось. Людей вывезли вертолетом на большую землю, а сейчас журналисты утихли и не лезут в их жизнь.

Антипины

С 1982 по 2002 год семья отшельников Антипиных прожили в глухой сибирской тайге. Глава семейства Виктор Антипин (Марцинкевич) с детства мечтал жить на природе в её первозданном виде. Виктор уговорил свою 15-летнюю падчерицу уйти с ним в тайгу за сотни километров от цивилизации. У них родилось шестеро детей. Однако история отшельников закончилась печально. Виктор умер в 2004 году в тайге один от голода либо от простуды после того, как его семья покинула его.

Виктор Марцинкевич, не желая носить прежнюю фамилию, сменил её на фамилию жены — Антипин. По его мнению, приставка «Анти» в ней обозначала его взгляды как «против», т.е. противника цивилизации. Они поселились за 200 км от ближайшего населенного пункта в Эвенкийской тайге, в 1983 году у них родился сын Северьян, который вскоре умер от простуды. Через год родился еще один сын — Ваня, который умер от клещевого энцефалита в возрасте 6 лет. Зимой 1986 года родилась дочь, которую они назвали Оленья из-за того, что в эту лютую зиму Виктору удалось добыть оленя, который прокормил их.

Далее Антипины перебрались на Бирюсу, Виктор устроился на работу, семье выделили участок леса, где они выращивали овощи. После этого у них родились Витя, Миша и Алеся. Питались они добытым зверем, рыбой, орехами, ягодами, грибами, выращенными овощами. Одежду шили сами, перешивали из старой. Все дети умели читать и писать. Сейчас дети живут своей жизнь, работают.

Алтайские отшельники Наумкины

Под влиянием эзотерических воззрений семья Наумкиных, ранее проживающая в городе Бийске, в начале 90-х годов продали 2 квартиры и перебрались жить в алтайскую тайгу из-за того, что у отца семейства Александра Наумкина начались проблемы со здоровьем. В 1993 году у них родился сын Оджан. Наумкины проживают в землянке, оборудованной для постоянной оседлой жизни.

Наумкины

Оджан возле огорода


Питание отшельников «по-отшельницки» скудное: грибы, ягоды, овощи из огорода — мясная пища бывает нечасто. Наумкины вполне доброжелательны, без явного религиозного фанатизма. Журналисты Оджана прозвали Маугли, потому что он родился и вырос в лесу, однако образование, которое ему дали родители, не подтверждает это прозвище. В 2013 году они переехали в Приморье, 12 ноября 2013 года Оджан впервые получил Свидетельство о рождении, а на следующий день — паспорт. Родители не держат его и не заставляют жить в лесу. Оджан же сам не против жизни в городе, так же, как и в лесу. Как и отец, Оджан занимается рисованием.

Отшельник Юрий

В Куйбышевском районе Новосибирской области с 91-го года проживает отшельник Юрий Глущенко. Единственные соседи Юрия — три кошки и пес Борзик. Без религиозного фанатизма, обычный мужчина советской закалки проживает в труднодоступном месте среди болот и топей Западной Сибири. 25 лет он живет без благ цивилизации, питается таёжными дарами, грибами, ягодами, как и все таежные отшельники.

В избе полный порядок и чистота, небольшой чёрно-белый телевизор и электричество непонятного происхождения. Мобильник есть, но здесь он не ловит. Юрий присматривает за лесом, держит его в порядке — ведь это его родной дом. Весьма аккуратный и работящий человек, решивший уйти от общества по каким-то причинам. Говорят, из-за несчастной любви, но мы-то с вами знаем, что не из-за неё, а потому, почему и остальные отшельники уходят — из-за стремления к вольной, уединенной жизни, без суеты и городской грязи.

Якутский отшельник

В далекой Якутии вот уже около 25 лет проживает отшельником один человек. Имени его, увы, не узнал пока. Сейчас ему около 75 лет. Приехал в Якутию он в 1976 году для работы в артели, далее был арест и побег из камеры, в итоге был пойман и отсидел 10 лет. Как освободился, так осел там же. Сам по себе не уголовник, а скорее просто слегка хулиганистого склада ума (сидел за анашу). Был влюблён в местную якутянку, потом пытался застрелиться от несчастной любви, но гладкоствольное ружье дало аж 2 осечки за раз.

Рассказывает о своей жизни, на фоне избы и якутских лошадей

Заготовка питьевой воды

Весьма разговорчив и эмоционален, с большой аутентичной бородой. Лечит желудок одуванчиком, но при этом в избе имеются пустые бутылки Столичной. Живёт с молодой женщиной-якуткой, при этом бутыли от Столичной могут принадлежать ей, а не ему, поскольку говорил, что водку не пьёт. Традиционно для якутского крестьянина разводит лошадей якутской породы, которые не боятся сильных морозов.

Отшельники плато Путорана

На далеком севере, там, куда добраться не так легко, даже по сибирским меркам, на знаменитом плато Путорана проживают два отшельника: Борис Чевучелов и Виктор Шереш. В разных местах, на своих заимках. Борис работает на гидропосту от местной ГЭС, а Виктор на гидрометеостанции на реке Курейка. Удивительные люди: имеют семьи, но предпочитают жить и обитать в этих суровых местах плато Путорана.

Вольный охотник Виктор Шереш

Борис Чевучелов


Гидропост Бориса

Климат плато Путорана суров. Зимы холодные и длинные, лето дождливое и короткое. Горная местность с её безжизненными камнями вулканического происхождения. Лесотундра богата ягодой и зверем. Реки изобилуют рыбой. Хариус, таймень, голец, где-то щука и окунь, стаи тугуна и другой сибирской рыбы. Надеяться можно только на свои силы — Заполярье слабости не прощает. Помимо своих основных дел они занимаются пушниной и время от времени помогают с заброской туристам, прибывшим на плато Путорана. Отшельники стали главными героями документального фильма А. Свешникова «Люди плато Путорана».

По общим представлениям, есть два вида классических отшельников: Робинзон Крузо, попавший на в результате кораблекрушения, и люди, ставшие отшельниками по собственному выбору. В русской традиции добровольное отшельничество связано с православной верой, и чаще всего ими становятся монахи. В 70-х годах в Саянской тайге нашли семью русских староверов Лыковых, ушедших в глушь от потерявшего веру мира. Последняя представительница семьи, Агафья Лыкова, возможно, распорядилась бы своей жизнью иначе, но история не поворачивает вспять.

Разные открытия геологов

Освоение тайги в России всегда шло своим чередом, и обычно медленно. Поэтому огромный лесной массив и сейчас является краем, где можно легко спрятаться, затеряться, только выжить сложно. Некоторых трудности не пугают. В августе 1978 года вертолетчики из геологической экспедиции, пролетая над тайгой вдоль ущелья в поисках места для приземления, неожиданно обнаружили возделанный участок земли — огород. О находке вертолетчики доложили в экспедицию, и вскоре к месту пришли геологи.

От места проживания Лыковых до ближайшего населенного пункта 250 километров непроходимой тайги, это и сейчас малоисследованные земли Хакассии. Встреча была поразительной для обеих сторон, поверить в ее возможность одни не могли, а другие (Лыковы) не хотели. Вот, что пишет в своих заметках геолог Письменская о встрече с семьей: «И только тут мы увидели силуэты двух женщин. Одна билась в истерике и молилась: «Это нам за грехи, за грехи…» Другая, держась за столб… медленно оседала на пол. Свет из оконца упал на ее расширенные, смертельно испуганные глаза, и мы поняли: надо скорее выйти наружу. В доме в тот момент находился глава семьи Карп Лыков и его две дочери». Все семейство отшельников насчитывало пять человек.

История Лыковых

К моменту встречи двух цивилизаций в таежной глуши в семействе Лыковых насчитывалось пятеро человек: отец Карп Осипович, двое сыновей — Савин и Дмитрий, две дочери — Наталья и самая смышленая Агафья Лыкова. Мать семейства умерла в 1961 году. История отшельничества началась задолго до Лыковых, с реформаторства Петра I, когда в церкви начался раскол. Русь всегда была истово верующей, и часть населения не захотела принимать священнослужителей, несших перемены в догматы веры. Так сложилась новая каста верующих, которых впоследствии назвали «часовенными». К ним и принадлежали Лыковы.

Из «мира» семья саянских отшельников ушла не сразу. В начале двадцатого века они жили собственным хозяйством в деревне Тиши, что на реке Большой Абакан. Жизнь была уединенной, но в контакте с односельчанами. Уклад жизни был крестьянский, проникнутый глубоким религиозным чувством и незыблемостью принципов начального православия. Революция до этих мест докатилась не сразу, газет Лыковы не читали, поэтому о ситуации в стране ничего не знали. О глобальных государственных переменах узнали от беглых крестьян, уходивших от поборов в глухой таежный угол, в надежде, что туда советская власть не доберется. Но, в однажды, в 1929 году, появился партийный работник с заданием организовать из местных поселенцев артель.

Основная часть населения принадлежала к старообрядцам, и терпеть насилие над собой не захотели. Часть жителей, а с ними и Лыковы, переместились на новое место, недалеко от села Тиши. Тогда они общались с местными, принимали участие в строительстве лечебницы в поселке, заходили за мелкими покупками в лавку. В местах, где проживал тогда еще большой клан Лыковых, в 1932 году был образован заповедник, что пресекало всякую возможность рыбачить, пахать землю, охотиться. Карп Лыков в это время уже был женатым человеком, в семье появился первый сын — Савин.

40 лет одиночества

Духоборчество новых властей принимало более радикальные формы. Однажды на краю поселка, где проживали Лыковы, силовиками был убит старший брат отца семейства будущих отшельников. К этому моменту в семье появилась дочь Наталья. Общину старообрядцев разгромили, и Лыковы ушли в тайгу еще дальше. Жили не скрываясь, пока в 1945 году к дому не вышли отряды пограничников, искавших дезертиров. Это послужило причиной очередного переселения в более отдаленный участок тайги.

Первое время, как рассказывала Агафья Лыкова, жили в шалаше. Современному человеку трудно представить, как выжить в таких условиях. В Хакассии снег сходит в мае, а первые морозы приходят в сентябре. Дом срубили позднее. Он состоял из одной комнаты, в которой проживали все члены семьи. Когда подросли сыновья, их отселили на отдельную заимку в восьми километрах от первого жилья.

В год, когда пересеклись геологи и староверы, старшему Лыкову было примерно 79 лет, старшему сыну Савину — 53 года, второму сыну Дмитрию — 40 лет, старшей дочери Наталье — 44 года, а младшая Агафья Лыкова имела за плечами 36 лет. Цифры возраста весьма примерные, назвать точные годы рождения никто не берется. Летоисчислением в семье занималась сначала мать, а после научилась Агафья. Она была младшей и наиболее одаренной в семье. Все представления о внешнем мире дети получили в основном от отца, для которого царь Петр I был личным врагом. Над страной проносились бури, произошли тектонические перемены: была выиграна самая кровавая война, радио и телевидение были в каждом доме, Гагарин полетел в космос, началась эра атомной энергетики, а у Лыковых остался уклад жизни допетровского времени с тем же летоисчислением. По староверческому календарю их нашли в 7491 году.

Для ученых и философов семья староверов-отшельников — это настоящий клад, возможность понять старорусский славянский уклад, уже утерянный в историческом ходе времени. Весть об уникальной семье, выжившей не в теплом климате банановых островов, а в суровой реальности нетронутой Сибири, облетела весь Союз. Туда ринулись многие, но как бывает почти всегда, стремление разложить явление на атомы для получения понимания, облагодетельствовать или принести свое видение в чужую жизнь приносит беды. «Благими намерениями вымощена дорога в ад», — эту фразу пришлось вспомнить через несколько лет, но к этому моменту семейство Лыковых потеряло троих.

Замкнутый быт

Нашедшие Лыковых геологи при первой встрече подарили семейству полезные вещи, которые в суровом краю необходимы. Не все было принято однозначно. Из продуктов для Лыковых многое было «не можно». Неприятию подлежали все виды консервов, хлеб, большой восторг вызвала обычная поваренная соль. В течение сорока лет, оторванных от мира, на столе ее не было, и это, по признанию Карпа Лыкова, было мучительно. Врачи, посещавшие семью, были удивлены хорошим состоянием здоровья. Появление большого количества людей привело к повышенной восприимчивости к заболеваниям. Находясь вдали от общества, никто из Лыковых не имел иммунитета к самым, на наш взгляд, безобидным заболеваниям.

Рацион отшельников состоял из хлеба домашней выпечки, в его состав входила пшеница и сухой картофель, кедровых орехов, ягод, трав, кореньев и грибов. Иногда к столу подавалась рыба, мясо отсутствовало. Только когда подрос сын Дмитрий, стало доступно мясо. Дмитрий проявил себя как охотник, но в его арсенале не было ни огнестрельного оружия, ни лука, ни копья. Зверя он загонял в силки, ловушки или просто преследуя дичь до изнеможения, сам он при этом мог находиться в постоянном движении несколько дней. По его словам, без особой усталости.

Вся семья Лыковых имела завидные для многих современников черты — выносливость, моложавость, трудолюбие. Ученые, проводившие наблюдения за их жизнью и укладом, говорили, что по устройству быта и ведения хозяйства Лыковых можно считать образцовыми крестьянами, постигшими высшую сельскохозяйственную школу. Семенной фонд пополнялся отборными образцами, подготовка почв и распределение растений на склонах горы по отношению к солнцу были идеальными.

Здоровье их было отменным, хотя картошку приходилось выкапывать уже из-под снега. До морозов все ходили босиком, зимой обувь тачали из бересты, пока не научились выделывать шкуры. Набор лекарственных трав и знания об их применении помогали избежать болезней и справиться с уже случившимися заболеваниями. Семья постоянно находилась на грани выживания, и делали они это с успехом. Агафья Лыкова, по словам очевидцев, в возрасте сорока лет легко взбиралась на верхушки высоких деревьев для сбивания шишек, преодолевала несколько раз в день расстояния в восемь километров между заимками.

Все младшие члены семьи, благодаря матери, были обучены грамоте. Читали на старославянском и разговаривали на этом же языке. Агафья Лыкова знает все молитвы из толстого молитвослова, умеет писать и знает счет на старославянском, где цифры обозначаются буквами. Все, кто с ней знаком, отмечают ее открытость, твердость характера, не имеющую под собой бахвальства, упрямства и желания настоять на своем.

Расширение круга знакомств семьи

После первого контакта с внешним миром закрытый уклад жизни дал трещину. Члены геологической партии, впервые столкнувшиеся с Лыковыми, приглашали семейство переселиться в ближайший поселок. Затея не пришлась по вкусу, но в гости к экспедиции отшельники все же пришли. Новинки технического прогресса вызывали у младшего поколения любопытство и интерес. Так Дмитрию, которому больше всех приходилось заниматься строительством, понравились инструменты лесопильной мастерской. Минуты тратились на распил бревна на циркулярной электрической пиле, а ему приходилось на аналогичную работу тратить несколько дней.

Постепенно многие блага цивилизации все же стали приниматься. Пришлись ко двору топорища, одежда, простые кухонные принадлежности, фонарик. Телевидение вызывало резкое отторжение как «бесовское», после короткого просмотра члены семьи истово молились. Вообще, молитва и православные праздники, почитание церковных правил занимали большую часть времени жизни отшельников. Дмитрий и Савин носили головные уборы, напоминавшие монашеские клобуки. После первого контакта Лыковы уже ожидали гостей и были им рады, но общение надо было заслужить.

В 1981 году, за одну зиму, один за другим из жизни ушли трое Лыковых: Савин, Наталья и Дмитрий. Агафья Лыкова в этот же период тяжело болела, но ее более молодой организм справился с недугом. Некоторые предполагают, что причиной смерти троих членов семьи было контактирование с внешним миром, откуда и пришли вирусы, на которые у них не было иммунитета.

В течение семи лет в гости к ним постоянно приезжал писатель Василий Михайлович Песков, его истории легли в основу книги «Таежный тупик». Также публикации о Лыковых делает наблюдающий семейство врач Назаров Игорь Павлович. Впоследствии было снято несколько документальных фильмов, написано множество статей. Свою помощь предлагали многие жители СССР, они писали письма, присылали множество посылок с полезными вещами, многие стремились приехать. В одну зиму с Лыковыми прожил малознакомый им мужчина. По их воспоминаниях о нем, можно сделать вывод, что он притворялся старообрядцем, но в реальности явно страдал психическим заболеванием. К счастью, все разрешилось благополучно.

Последняя из Лыковых

Биография Агафьи Лыковой уникальна, пожалуй, женщины такой судьбы больше в современной истории не встретить. Жалел ли отец, что его дети прожили без семьи, и никто не обзавелся детьми, можно только догадываться. По воспоминаниям Назарова, сыновья иногда перечили отцу, Дмитрий перед смертью не захотел принять последний прижизненный церковный обряд. Подобное поведение стало возможным только после вторжения в отшельничество внешней жизни с ее бурными изменениями.

Карп Лыков умер в феврале 1988 года, с этого момента Агафья осталась жить на заимке одна. Ей неоднократно предлагали переселиться в более комфортные условия, но она считает свою глушь спасительной для души и тела. Однажды в присутствии доктора Назарова она обронила фразу о современной врачебной практике, сводившуюся к тому, что доктора лечат тело и калечат при этом душу.

Оставшись в полном одиночестве, она предприняла попытку поселиться в старообрядческом монастыре, но расхождения с сестрами по принципиальным вопросам вынудили Агафью вернуться в отшельничество. Также у нее был опыт проживания с родственниками, коих оказалось много, но и тут не сложились отношения. Сегодня ее посещает множество экспедиций, бывают частные лица. Много людей стремится оказать ей помощь, но часто это больше похоже на вмешательство в личную жизнь. Она не любит фото- и видеосъемку, считая это греховным, но ее желание мало кого останавливает. Ее дом — теперь одинокий скит Пресвятой Богородицы Троеручицы, где живет одна монахиня Агафья Лыкова. Тайга — лучший забор от непрошеных гостей, и для многих любопытствующих это действительно непреодолимое препятствие.

Попытки социализации с современностью

В 2013 году отшельница Агафья Лыкова осознала, что выживать в тайге в одиночку не просто сложно, а невозможно. Тогда она написала письмо главному редактору газеты «Красноярский рабочий» В. Павловскому. В нем она описывала свое бедственное положение и просила оказать ей помощь. К этому моменту о ее судьбе уже заботился губернатор области Алман Тулеев. На ее заимку регулярно доставляются продукты, медикаменты, предметы быта. Но ситуация требовала вмешательства: нужно было заготавливать дрова, сено для животных, поправлять постройки, и эта помощь была оказана в полной мере.

Биография Агафьи Лыковой на короткий период расцветилась соседством с новоявленным отшельником. Геолог Ерофей Седов, работавший в составе экспедиции, нашедшей Лыковых, решил поселиться в ста метрах от дома Агафьи. После гангрены у него была отнята нога. Дом ему построили под горой, заимка отшельницы располагалась на вершине, и Агафья часто спускалась на помощь инвалиду. Но соседство было непродолжительным, он скончался в 2015 году. Агафья снова осталась одна.

Как сейчас живет Агафья Лыкова

После череды смертей в семье по ходатайству медиков доступ на заимку был ограничен. Чтобы попасть к Лыковой, необходим пропуск, за этой возможностью выстроилась очередь. К отшельнице, ввиду ее преклонных лет, постоянно селят помощников из семей старообрядцев, но, говорят, у Агафьи сложный характер, и мало кто выдерживает более месяца. В ее хозяйстве — большое количество котов, которые хорошо освоили лесные чащи и охотятся не только на мышей, но и на змей, предпринимают длительные экспедиции между домами хозяйства, раскинутыми на дальних расстояниях друг от друга. Также есть несколько коз, собаки — и все требуют заботы и больших запасов провианта, учитывая суровость местной зимы.

Где Агафья Лыкова сейчас находится? У себя дома, на заимке в Саянской глуши. В январе 2016 года она попала в больницу города Таштагола, где ей оказали необходимую помощь. После курса лечения отшельница отправилась домой.

Уже многие приходят к мнению, что семья Лыковых, сама Агафья, являются символами русского духа, не испорченного цивилизацией, не расслабленного потребительской философией и мифической удачей. Никто не знает, смогут ли люди нового поколения выжить в сложных условиях, при этом не сломаться духовно, не превратиться в диких зверей по отношению друг к другу.

Агафья Лыкова сохранила ясный ум, чистый взгляд на мир и его сущность. О ее доброте говорит тот факт, что диких зверей в голодные времена она подкармливает, как это было с волком, поселившимся на ее огороде. Глубокая вера помогает ей жить, и она не имеет свойственного цивилизованному человеку сомнения в целесообразности православия. Сама она говорит: «Я хочу здесь умереть. Куда мне идти? Я не знаю, сохранились ли где-нибудь еще в этом мире христиане. Скорее всего, много их не осталось».

Одни называют их раскольниками и смутьянами, другие считают истинными подвижниками православной веры. 9 лет назад отец Костантин ушел в сибирскую тайгу, а вместе с ним еще около 30 человек. Большинство вернулось в цивилизацию, и лишь трое по-прежнему живут в отшельничестве.

Сухофрукты, орехи, хлеб и теплая одежда. Такую посылку Тулунский путешественник Николай Терещенко собирает ежегодно. Он единсвтенный, кто помогает трем монахам, живущим в полном уединении.

Они там бедолаги пообносились наверняка. Поэтому грузу у нас много наверняка.

Отшельники живут на берегу горного озера. Летом эти места непроходимы. Добраться можно только зимой, когда замерзают реки. Дорога не из простых. Снегоходы вязнут в снегу, проваливаются в наледь.

В этой речке утром рано утонули 2 бурана.

За 3 дня наша съемочная группа прошла 350 км. Совсем рядом озеро, где живут монахи. Надеюсь, они нас ждут.

Немножко предистории. Отец Константин занимал высокий церковный сан в Самаре. Однажды принял решение стать отшельником. Вместе с ним в Саяны ушли еще около 30 православных христиан. Жили впроголодь, много молились. Кто-то не выдержал таких условий и вернулся к цивилизации. Позже одна из послушниц — Елена Тельных — сообщила во все инстанции о том, что в тайге действует тоталитарная секта. А ее лидер подчинил всех с помощью гипноза. После этого оставшихся монахов насильно вывезли из тайги вертолетом. Однако ни одно из обвинений не подтвердилось. Отшельники вновь вернулись в тайгу.

Здесь ни электричества, ни газа. Продуктов нет. И поясочки надо поддтягивать крепко, — говорит отшельник отец Константин.

Сейчас отец Константин живет на озере Дэрлиг-Холь, это территория Тувы. Вместе с ним матушка Нина и Анастасия. Построить церковь пожилой священник уже не в силах. Поэтому поселились монахи в охотничьих избушках. Большую часть времени проводят в молитвах.

За полгода мы первые гости. Матушка Анастасия с удовольствием рассказывают о жизни в лесу. О том, как соболь ворует рыбу, как из леса приходит олень, а дикие птицы едят прямо из рук. Она ушла в монашество сразу после окончания духовной семинарии. И очень полюбила жизнь вдали от людей.

Здесь надо пожить, почувствовать. Соприкоснуться с природой в молитве, в тишине. И такой момент будет — можно что-то ухватить. Родится такой кадр, который не будет похож ни на одни другие, — говорит матушка Анастасия.

Жизнь в отшельничестве — это старинная христианская традиция. Подвижники молились о спасении Руси. Таких людей чтили. А у этих монахов нет даже колокола…

В поисках черных монахов Отражение неба. Фильм повествует о жизни Православных монахов-отшельников в отдаленном горном районе Тувы. В фильме показано то, что видено своими глазами и своим сердцем. Больше добавить нечего. Нынче общался с охотниками, что промышляют в районе реки Додот, они сказали, что сейчас монахи ушли в еще более глухой район верховьев Енисея. Ну, а Серого летом съели волки…

Умер друг затворника-отшельника, оставив старообрядца снова одного в тайге

Ерофей Седов считался единственным соседом Агафьи в глубине леса, примерно в 500 метрах вверх по Абаканскому хребту, в юго-западной Сибири. Фото: Денис Мукимов / danlux.livejournal.com

Геолог, который вел затворнический образ жизни в хижине рядом со знаменитой сибирской отшельницей Агафьей Лыковой, умер, оставив женщину одну в тайге. Ерофей Седов считался ее единственным соседом в глубине леса, примерно в 500 метрах вверх по Абаканскому хребту, в юго-западной Сибири.

На протяжении многих лет он заботился о 71-летней Агафье, единственной выжившей из старообрядческой семьи, десятилетиями отрезавшей себя от цивилизации.

«Мой отец умер на 77-м году жизни, как и хотел, на реке Еринат», — сказал сын Седова Николай. «Все это произошло 3 мая, но я не знаю подробностей. Некоторые туристы приехали в резиденцию Агафьи, а потом позвонили мне, когда вернулись.

«Не могу сказать, что случилось, но мой отец был довольно старым человеком.Агафья его похоронила. Она поступила правильно. Он умер, но стояла довольно теплая погода, поэтому я уверен, что ей не пришлось ждать, пока кто-нибудь приедет, чтобы забрать его тело. Я благодарен за это, так как теперь он навсегда останется на своем заветном Еринате. Как можно скорее я лечу к его могиле, хотя когда это будет, трудно сказать ».

Смерть Седова также была подтверждена исследователями, работавшими поблизости и проверявшими образцы почвы и воды после запуска ракеты с космодрома на Байконуре.

Дружба Седова с отшельником насчитывает много лет.Он работал мастером по бурению в геологической экспедиции, которая в конце 1970-х обнаружила семью Лыковых глубоко в лесу. Фото: Денис Мукимов / danlux.livejournal.com

Сотрудники Хакасского государственного природного заповедника отправились в хижину Агафьи, чтобы узнать подробности об обстоятельствах гибели, и полиция тоже посетит это место. Когда они прибудут в удаленное место, вероятно, появится больше деталей.

Дружба Седова с отшельником насчитывает много лет.Он работал мастером по бурению в геологической экспедиции, которая в конце 1970-х обнаружила семью Лыковых глубоко в лесу.

Однажды он спас ее покойного отца от неминуемой смерти, когда, долгое время не получая вестей от Лыковых, посетил их и нашел его серьезно больным. Измученные и почти без сознания им дали еду, горячий чай и кров. С тех пор он почувствовал сильное родство с семьей, и особенно с Агафьей, после того, как ее отец в конце концов умер в 1988 году.

Около 18 лет назад он потерял ногу из-за того, что сильно обмороженный палец ноги не лечили должным образом. После этого врачи посоветовали ему больше времени проводить на свежем воздухе, поэтому он переехал к реке Еринат рядом с Агафьей и построил себе хижину в 100 метрах от ее ветхого дома.

Время от времени он ходил к семье, но всегда возвращался в таежную изоляцию. Его сын Николай приехал к нему в гости в апреле, всего за несколько недель до его смерти.

«Была Страстная неделя», — вспоминал Николай.«Мой отец выглядел очень усталым. Они с Агафьей постились, но он не болел. Мы не говорили ни о чем особенном, только о повседневной жизни ».


На протяжении многих лет Ерофей Седов заботился о 71-летней Агафье, единственной выжившей из старообрядческой семьи, десятилетиями отрезавшей себя от цивилизации. Фото: пресс-служба Кемеровской области

В редком интервью в декабре прошлого года Агафья сказала, что ее сосед болел, и она попросила его держаться подальше, опасаясь, что она заразится.Она сказала: «Он кашлял и кашлял, и я испугалась. Для меня это случай, когда кашляешь, убирайся отсюда ».

Лыковы были членами фундаменталистской русской православной секты, преследовавшейся со времен Петра Великого в 18 веке, и бежали вглубь сибирской пустыни во время сталинской чистки религий в 1936 году.

Шли годы, они уходили все глубже и глубже в леса, добывая все, что могли найти, а однажды даже были вынуждены есть свои кожаные ботинки, чтобы выжить.Агафья была четвертым ребенком Карпа и Акулины Лыковых, и первые 35 лет своей жизни она вообще не имела контактов ни с кем, кроме своей семьи.

Их полная невероятная история возникла только в 1980-х годах, превратив их в национальный феномен, хотя Агафья предпочла остаться на маленьком сюжете.

Сибирский отшельник доставлен в больницу из-за боли в ноге | Мировые новости

70-летняя отшельница, которая всю жизнь провела в сибирской глуши, была доставлена ​​по воздуху в больницу для лечения боли в ногах.

Агафья Лыкова — последний оставшийся член глубоко религиозной семьи, бежавшей от цивилизации в 1936 году и не знавшей о Второй мировой войне, пока геологи не наткнулись на них в 1978 году. После того, как она связалась с «материком» по экстренному спутниковому телефону, чтобы спросить Медицинская помощь, губернатор Аман Тулеев приказал ей эвакуировать ее из усадьбы на берегу Абакана в больницу в Таштаголе, сообщает сайт Кемеровской области.

Врачи «сняли острую боль» в ногах и планируют оставить ее в больнице в течение следующей недели, говорится в сообщении.Газета «Комсомольская правда» сообщила, что боль связана с ухудшением хрящевой ткани.

Член секты старообрядцев, отделившейся от Русской православной церкви 350 лет назад, отец Лыковой, Карп, забрал свою жену и двоих детей в тайгу после того, как советский патруль застрелил его брата, и в итоге поселился на расстоянии более 150 миль (240 км). ) из ближайшего села. Семья десятилетиями выживала на своей удаленной усадьбе, где зимние температуры достигают -40 ° C, без ружей, соли и металлических орудий.

Локатор дома Лыковой на карте

Младшая из четырех детей, Агафья не встречала людей, кроме своей семьи, читала только Библию и молитвенники и никогда не пробовала хлеба или молока до 35 лет. Устаревшие слова и религиозные термины усугубляют ее речь. Она жила одна с тех пор, как в 1988 году умер ее отец, хотя медведи и лисы иногда мешают ей в поисках еды.

В прошлом году британский режиссер Ребекка Маршалл начала работу над документальным фильмом о Лыковой под названием «Лес во мне».

«Когда я, наконец, встретил Агафью, меня удивило то, что я чувствовал себя не как примитивная ситуация, а как будто попал в будущее — в мир без технологий, в огромный лес, усеянный отброшенным космическим мусором», — сказал Маршалл Russia Beyond. Заголовки, ссылающиеся на то, что дом Лыковой находится под траекторией полета ракет с космодрома Байконур в Казахстане. «Это невероятное и красивое место».

Николай в Сибири — ОК Все равно

С глубоко посаженными темными глазами и большими выпученными ушами большинство жизненных проблем Николая было связано с женщинами.

Родился в конце 1940-х годов, начал работать лесорубом, а затем ненадолго попал в российскую армию. Согласно Newsweek , он женился на женщине по имени Любовь Петровна в возрасте 23 лет, от которой у него родились двое детей.

Где-то в конце 1970-х его отправили в российскую исправительную колонию по неизвестным обвинениям, где он влюбился в своего товарища по заключению. В мае 1980 года влюбленные покинули колонию и поселились в заброшенной хижине, которую они нашли примерно в 25 милях от дома в лесу, сообщает российский новостной сайт A1 .Когда власти их выследили, Николая приговорили к дополнительным 12 годам лишения свободы.

Освободившись в начале 1990-х годов, освободившийся мужчина быстро снова обрел любовь, на этот раз с женщиной, жившей в Тайшете, южном городке, который в период с 1930-х годов до 1950-е годы.

У них родился ребенок — девочка по имени Елена — до того, как любовник Николая вообще исчез, оставив его заботиться о девочке одному.

Решив, что жизнь отца-одиночки не для него, Николай вернулся к своей первой жене Петровне, умоляя ее забрать его и ребенка.Она сделала.

Жизнь новой семьи была относительно счастливой, пока через несколько лет Николай не запил. Его пьяные выходки стали агрессивными, а затем переросли в насилие, достигнув кульминации в один вечер 1995 года, когда он физически напал на Петровну и Елену, которым тогда было всего 6 лет.

Затем он вышел из дома, якобы чтобы купить еще спиртного. Протрезвев, он вернулся, но обнаружил, что здание пусто. Ни его жены, ни дочери нигде не нашли, что по неизвестным причинам заставило Николая поверить в то, что он убил их обоих.(На самом деле они попали в больницу, а затем переехали в другой дом.)

Опасаясь, что его снова запрут, Николай сбежал в тайгу, где, как он считал, полиция никогда его не найдет. Он построил грубый дом из дерева и добывал себе пищу с помощью тактики охоты и собирательства. В течение 24 лет он прожил там, преодолевая коварный климат региона и перехитрив его голодных зверей, пока однажды, в 2019 году, он не повредил правую ногу.

Несмотря на то, что ему было 72 года и он был не в лучшем состоянии, страх Николая быть обнаруженным властями перевесил любые опасения, которые он имел по поводу своей раны.Он решил проигнорировать это, надеясь, что оно само излечится. Но этого не произошло.

У него на ноге образовалась гангрена; страдает отеком, онемением, волдырями, обесцвечиванием и сильной болью.

Русский отшельник ищет мира в глухой Сибири

Бывший бармен Виктор смотрит в окно своей деревянной избы, расположенной в сибирской тайге под Красноярском. Рейтер

КРАСНОЯРСКАЯ ОБЛАСТЬ, Россия (Рейтер) — 62-летний Виктор отвернулся от общества 16 лет назад и перебрался в глухую лесную глушь русской Сибири, где живет в уединении в деревянной хижине, изучая Библию и собирая пищу.

Седобородый, загадочный, с огромной татуировкой Христа на спине, бывший машинист баржи отказывается раскрывать свою фамилию. Хижина, которую он построил сам, находится на берегу реки Енисей, протекающей через Сибирь.

«Я люблю компанию деревьев больше, чем компанию людей», — говорит он.

Один давний знакомый — бывший офицер полиции — который знает Виктора по случайным встречам во время плавания на лодке, говорит, что отшельник избегал общества после того, как попал в тюрьму — по обвинениям, которые он отрицал — из-за затопления баржи, которой он управлял.

Он переехал туда, отсидев несколько лет в тюрьме, сказал бывший офицер.

Виктор отказался говорить о своем прошлом.

В настоящее время он питается свежей рыбой, ягодами и грибами и отказывается от лекарств. По его словам, в прошлом году он тяжело заболел от укуса клеща, но выздоровел, помолившись своим керамическим крестом и съев собранные вручную травы.

Зимой он преодолевает ледяной климат, обогревая свою хижину газовым баллоном.По его словам, когда времена года меняются, он чувствует, что физически омолаживается вместе с дикой природой.

Иногда он контактирует с людьми, когда они проплывают на лодках или останавливаются, чтобы купить рыбу. Сам Виктор изредка выходит из уединения, переходя двухкилометровую реку за сигаретами.

(Репортаж Ильи Наймушина; сценарий Тома Балмфорта; редакция Раисы Касоловски)

«Самая одинокая» женщина в мире получила новый дом благодаря помощи миллиардера

Агафья Лыкова уже 70 лет жила в уединенном поселке в глухой глуши Сибири.

arina_travels / InstagramАгафья Лыкова, 76 лет, всю жизнь жила изолированно в сибирских горах.

Женщина, всю жизнь прожившая в уединении в сибирских горах, строит новый дом, и все это благодаря одному из самых богатых миллиардеров России.

Согласно The Siberian Times , старая семейная усадьба Агафьи Лыковой в тайге Саянских гор начала приходить в упадок.

Но 76-летняя женщина сможет продолжить свой уединенный образ жизни благодаря российскому алюминиевому магнату Олегу Дерипаске, который вмешался, чтобы помочь финансировать новую каюту для Лыковой после публичного обращения.

Лыкова с рождения живет в горах. Ее семья, православные старообрядцы, построила усадьбу в 1936 году, когда они вышли в лес, спасаясь от религиозных преследований при бывшем диктаторе Иосифе Сталине. Их дом находится примерно в 150 милях от ближайшего города.

Это изолированное поселение не было известно российским властям до тех пор, пока 40 лет спустя советские геологи случайно обнаружили дом семьи во время обследования горы.

Александр КузнецовЕе новый одноэтажный дом будет хорошо изолирован, чтобы уберечь ее от суровой сибирской зимы.

После смерти членов ее семьи в конце 1970-х Лыкова продолжала жить в семейной хижине самостоятельно. Она живет самостоятельно, выращивая свой урожай и разводя скот.

Ее уединенная жизнь в одиночестве в отдаленной части сибирского леса снискала ей прозвище «самая одинокая женщина в мире».

Но Агафья Лыкова все же принимает случайных посетителей. Живя недалеко от Хакасского заповедника, Лыкова два-три раза в год получает медицинские визиты от участкового инспектора.

«Мы все проявляем крайнюю осторожность при посещении Агафьи, будь то вирус или нет», — сказал местный чиновник Александр Кузнецов, имея в виду глобальную пандемию COVID-19. Из-за отсутствия контакта с внешним миром Агафья считается особенно восприимчивой к внешним болезням.

В июле российский влиятельный человек по имени Арина Шумакова подверглась критике за то, что она зафрахтовала вертолет, чтобы навестить Агафью в разгар продолжающейся пандемии, и призналась, что обняла женщину.

«Пилот строго запретил нам даже касаться Агафьи», — сказала Шумакова.«Но когда мы уходили, я сказал ей:« Гафья, я так хочу тебя обнять, но мне запретили ». И она сказала мне:« Мы можем обнять, он (пилот) не видит! ‘”

Правительственные чиновники раскритиковали влиятельного человека за то, что он подвергает старуху риску, и заявили, что его команда «грубо нарушила правила полетов, не использовала средства индивидуальной защиты и снимала видео и фотографии без разрешения».

Игорь Назаров Усадьба Лыковых в начале 1980-х.

Кузнецов, которому часто поручают проверять Лыкову, согласился.

«Она похожа на Маугли, который никогда не сталкивался с современными инфекциями и болезнями. Мы знаем, насколько дисциплинированными и осторожными мы должны быть, чтобы обеспечить ее безопасность», — сказал он. Это включает в себя обеспечение того, чтобы дом женщины-затворницы был обновлен, чтобы выдержать суровую сибирскую зиму, которая только ухудшилась из-за меняющегося климата.

Обветшавшая инфраструктура скромного семейного дома Лыковой будет заменена такой же скромной одноэтажной деревянной хижиной, которую она просила.Из-за сложного рельефа местности, дом пришлось сначала построить в городе Абакан.

Бревна были пронумерованы, затем разобраны, прежде чем они были доставлены по воздуху в горы, где бревна будут снова собраны в новый дом Лыковой. Для доставки нового дома необходимо будет осуществить не менее 18 перевозок на воздушных судах.

Хотя новое строение может показаться обманчиво простым, официальные лица заявили, что дома будет более чем достаточно, чтобы поддерживать Лыкову комфортным и безопасным.

«Новый дом будет хорошо изолирован, — сказал директор Хакасского заповедника Виктор Непомнящий на своей странице в социальной сети.Чиновники надеются завершить строительство нового дома к началу 2021 года.


Затем познакомьтесь с Уильямом Пестером, немецким отшельником, который был первым хиппи в Америке в 1910-х годах. Затем загляните в дом оригинальных накопителей 1930-х годов, братьев Коллайер.

Сказка об отшельнице в сибирской тайге

Новая пьеса «Козел отпущения» Ев, основанная на реальных событиях

По Байрон Тобен

Scapegoat Carnivale продолжает подборку необычных тем в Ев .

Его последняя постановка, Sapientia , новаторски инсценировала произведение Розвиты, старейшую известную пьесу женщины около 900 лет назад на территории современной Германии.

Эта последняя навеяна историей Агафьи Лыковой , отшельницы, все еще живущей в отдаленном районе Восточной Сибири.

В соавторстве с авторами и режиссером «Козла отпущения» Элисон Дарси и Джозеф Шрагге , в нем мисс Дарси изображена как женщина-отшельник.Ее постоянно углубляющийся набор также разработан ею.

Структура пьесы напомнила мне заявление Аристотеля о том, что пьеса должна состоять из трех частей — начала, середины и конца.

Здесь начинается чтение того, что становится своего рода перепиской между Ива и студентом-биологом Макгилла Мэтью ( Trevor Barette ). Он инициировал разговор, так как сам немного агорафобен и интересуется биологией и ботаникой отдаленных регионов.

Письменная переписка между ними ведется переводчиком, местным лесником, который немного говорит по-английски ( Davide Chiazzese ).

Семья Ева, опасаясь религиозных преследований, бежала в этот отдаленный район. Ее родители и брат с тех пор скончались, и она продолжает жить отшельницей.

Вдохновленный кастинг играет Саша Самар, замечательный российский / украинский актер, который живет здесь, но не говорит по-английски.

Общение напомнило мне чудесную пьесу « 84 Charring Cross Road » о переписке между двумя незнакомцами, которые становятся друзьями по почте, но никогда не встречаются.(Я был удовлетворен в разговоре после выставки, узнав, что у актеров была такая же ссылка.)

В середине плоский экран начала углубляется, когда он открывается, чтобы представить четвертого персонажа, местного собирателя, который имеет некоторый контакт с Ев.

В вдохновляющем кастинге это играет Саша Самар , замечательный российский / украинский актер, который живет здесь, но не говорит по-английски. Это было решено, когда собиратель, используя костыль и связав одну из его сломанных ног ремнями, излагает свои трудности на русском языке, в то время как рейнджер переводит аудитории.

Конец еще больше углубляет сцену, открывая построенную ею хижину Ев, где она собирает картофель и морковь, иногда ловит рыбу и охотится на мелких животных. Появляется собиратель и пытается забрать часть ее тайника. Это приводит к показу физического театра, который стоит стоимости входного билета.

Возможно, конец — это еще не конец, поскольку шоу резко закрывается… всего около 50 минут.

Это указывает на возможную вторую часть или продолжение… Я надеюсь.Во всяком случае, вероятный кандидат на 2020 Wildside .

Ев продолжается в МАИ до 24 марта .
23 марта состоится обратная связь с аудиторией.
m-a-i.qc.ca
scapegoatcarnivale.com

Изображения: Helena Vallès Escolà

Читать еще статей от Байрона Тобена


Байрон Тобен , бывший президент Монреальского пресс-клуба, был WestmountMag.Театральный обозреватель Калифорнии с июля 2015 года. Ранее он писал для закрытых веб-сайтов Rover Arts и Charlebois Post, печатал еженедельник The Downtowner и печатал ежемесячно The Senior Times. Он также является экспертом-консультантом по разрешениям на работу в США для канадцев.


Предыдущая статья

Пауза для стихов:


Аполлония Дж. Гриффин Следующая статья

Обсуждение недвижимости:


Свидетельство о местонахождении

Отшельник прячется в лесу 24 года, спасаясь от убийства, которого он не совершил

Русский мужчина более 20 лет жил отшельником в пустыне, скрываясь от убийства, которое, как оказалось, он не совершал.

Полагая, что он убил свою жену и дочь в пьяной ярости, Николай Громов бежал в опасную сибирскую тайгу , избегая волков, медведей и даже тигров. Но когда он наконец вернулся к цивилизации 24 года спустя, Громов, которому сейчас 72 года, узнал, что убийства не было.

Его печальная история началась несколько десятилетий назад, когда Громов оставил работу лесоруба и пошел в армию. В конце концов он женился, и в 1970 году у них с женой Любовью Петровной родился сын. Через пять лет у них родился еще один ребенок, девочка.

В какой-то момент в конце 1970-х Громов был арестован по неизвестным обвинениям и отправлен в исправительную колонию, где влюбился в другую женщину. Громов и его возлюбленная вырвались из колонии, сбежав в заброшенную хижину в лесу. В конце концов оба были обнаружены, и Громов был приговорен к еще 12 годам лишения свободы. Его тюремная подруга исчезла, и его брак с Петровной распался.

Каким-то образом Громов снова обрел любовь к женщине в Тайшете на юго-востоке Сибири.Но после рождения дочери Елены его новое увлечение покинуло его, оставив Громову заботиться о девочке в одиночестве. Ему некуда было идти, и он вернулся к Петровне, которая согласилась принять его и Елену.

Поначалу новая семья казалась счастливой, но Громов начал пить и становился жестоким. Согласно российскому новостному сайту А1, в какой-то момент в начале 1990-х Громов напал на Петровну и Елену, которой уже было 6-6 лет, а затем выбежал из дома в поисках еще алкоголя.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *