Ружья 19 века: Стрелковое оружие русской армии в первой половине XIX столетия

Содержание

Рождение винтовки, или «наша несчастная ружейная драма»

Развитие стрелкового оружия несколько веков шло вполне черепашьими темпами, долгое время ограничиваясь усовершенствованием замка и изменениями в дизайне. Однако научно-техническая революция в XIX веке превратила этот неторопливый процесс в стремительный каскад следующих одно за другим изобретений. У России с её отстающей промышленностью не сразу получилось поспевать за лидерами, что ярко продемонстрировала Крымская война. Но к концу века наметившееся технологическое отставание было преодолено.

Развитие стрелкового оружия: от эволюции к революции

На протяжении почти четырёх столетий ручное огнестрельное оружие практически не менялось. Оно представляло собой металлическую трубку-ствол, заделанную с одного конца (глухой конец назывался «казённой частью») и прикреплённую к деревянной ложе. В трубку засыпался заряд пороха, помещалась пуля в форме шара, а чтобы всё это не вывалилось из ствола, сверху при помощи стержня-шомпола забивалась тряпичная или бумажная пробка (пыж).

При выстреле поджигалось небольшое количество пороха — так называемая «затравка», которая была расположена на специальной полке сбоку от ствола. Далее через небольшое отверстие в стенке ствола, именуемое затравочным, огонь передавался основному пороховому заряду. Затравка поджигалась при помощи особого механизма — замка. Собственно, развитием замков прогресс огнестрельного орудия поначалу и ограничивался – от примитивного фитильного, в котором простейший рычаг подносил кончик тлеющего фитиля к затравке, до кремневого, который в своей поздней ипостаси обеспечивал надёжное и практически гарантированное воспламенение заряда, долго мог храниться взведённым и действовал практически в любую погоду, кроме совсем уж проливного дождя.

Именно после изобретения так называемого «батарейного» типа кремневого замка (это произошло во Франции в 1610 году) конструкция стрелкового оружия на долгие два века «законсервировалась». Становились прочнее и долговечнее материалы, из которых изготавливалось оружие, отрабатывалась технология производства, но между мушкетом, с которым д`Артаньян ходил в атаку под Ла-Рошелью, и ружьём французского солдата, влачащего стопы к Березине, разница по большей части чисто внешняя, да и та была невелика.

Современный реконструктор стреляет из ружья с кремневым замком
militaryheritage.com

Изменения в устоявшуюся конструкцию внёс лишь бурный XIX век с его резким скачком научного и технического развития. Почти одновременно (по историческим меркам) случились две вещи, оказавшие самое непосредственное влияние на облик стрелкового оружия. Во-первых, была открыта «гремучая ртуть» – вещество, взрывающееся при ударе. Для использования в качестве метательного заряда оно оказалось слишком сильным и капризным, зато с успехом смогло заменить затравку. Для этого её помещали в небольшой колпачок, называемый пистоном или капсюлем. Теперь воспламенение пороха в стволе происходило надёжно, совершенно не зависело от погоды и, самое главное, было мгновенным – не было характерной для кремневых замков паузы примерно в полсекунды, пока затравка вспыхивала от искр, выбитых из кремня, и огонь шёл по затравочному отверстию. Это, а также отсутствие вспышки сгорающей затравки, происходящей прямо перед лицом стрелка, позволило значительно повысить точность стрельбы, особенно по движущейся мишени.

Вторым фактором, мощно повлиявшим на эволюцию стрелкового оружия, стало развитие металлургии, достаточное для массового и относительно дешёвого производства нарезных стволов. Идея улучшения стабильности траектории пули за счёт её вращения не была новой. Ещё в XVI веке (а по некоторым данным — даже в конце XV-го) появились образцы ручного огнестрельного оружия, у которых канал ствола имел винтовые нарезы, закручивающие пулю при выстреле. Пуля, вращающаяся вокруг продольной оси, летела точнее и гораздо дальше, чем обычная. Кроме того, ей можно было придавать удлинённую форму, более обтекаемую, чем сфера — это ещё больше увеличивало дальность выстрела. Основной проблемой было то, что если в ружье с гладким стволом пулю при заряжании достаточно было закатить в ствол, то в нарезном её приходилось вгонять при помощи шомпола, проворачивая в нарезах, что отнимало много сил и времени.

Пока нарезное оружие оставалось дорогостоящей игрушкой знатных охотников, это не являлось большой помехой: тщательно заряди ружьё, неторопливо прицелься, выстрели, полюбуйся результатом, неторопливо перезаряди… Но в бою всё совсем иначе, и цена секунды несопоставимо более высока. А уж когда зашла речь об использовании нарезов в массовом армейском вооружении, вопрос о повышении скорострельности и вовсе встал ребром. Для преодоления проблемы было разработано множество конструкций. Наиболее жизнеспособными из них оказались основанные на расширении пули – в них пуля имела диаметр меньший, чем обычно, и опускалась в ствол свободно, не входя в нарезы, а далее происходило её расширение, благодаря которому она увеличивала диаметр и входила в нарезы. В некоторых системах пулю расширяли при заряжании ударами шомпола, в некоторых она расширялась уже при выстреле, под действием давящих на неё пороховых газов.

Однако все эти конструкции были, по большому счёту, лишь полумерами. Для полного преодоления проблемы требовался переход на принципиально иную систему заряжания – с казённой части, а не с дула. Этот принцип также не был чем-то абсолютно новым – практически одновременно с первыми образцами огнестрельного оружия возникла и мысль о заряжании с казны. Её пытались реализовать на практике, но технологии и материалы были слишком примитивны для полноценной реализации идеи. Лишь в XIX веке удалось достичь достаточной прочности металла и точности его обработки для создания надёжных и массовых казнозарядных образцов. Они заряжались уже не раздельно (отдельно порох, отдельно пуля и сверху пыж), а унитарным патроном – то есть, объединявшим в себе и метательный заряд, и то, что он метал, и капсюль для воспламенения заряда. Поначалу такие патроны были бумажными, позднее появились патроны с металлической гильзой, конструкция которых существенно не изменилась и до наших дней.

Это долгое вступление служит единственной цели – как можно более наглядно показать всю сложность ситуации, в которой оказались в первой половине XIX века ведущие державы. Ружьё — основное вооружение пехотинца и кавалериста — которое до этого на протяжении нескольких поколений совершенно не менялось, вдруг понеслось развиваться вскачь безумным галопом, и те, кто не хотел оказаться в положении догоняющего, должны были с не меньшей скоростью разрабатывать, принимать на вооружение и пускать в производство совершенно новые конструкции.

Гонка за лидерами

Особенно тяжело пришлось в этот период Российской империи. Неразвитое производство делало катастрофически трудным внедрение любых кардинальных новшеств. Гениальные конструкторы, в которых страна никогда не испытывала недостатка, могли предлагать гениальные решения, но всё буксовало на стадии реализации из-за того, что на их осуществление не было ни технологий, ни мощностей. Например, сравнительно долго, если сравнивать с европейскими государствами, происходил переход от кремневого замка к капсюльному. В публичных официальных документах говорилось о том, что, мол, солдат своими грубыми пальцами не сможет прилаживать капсюль на место, будет его терять и вообще ему будет неудобно, поэтому пускай воюет со старым добрым кремнем. Реальная же причина задержки состояла в том, что для выпуска гремучей ртути в потребном количестве в России попросту не было химического производства соответствующего уровня, и его пришлось спешно развивать с нуля.

Британские солдаты во время Крымской войны — фотография Роджера Фэнтона

Крымская война 1853–56 г.г. наглядно продемонстрировала российским военным, что уходящий поезд прогресса надо спешно нагонять. Если на капсюльное воспламенение к моменту её начала русская армия всё-таки успела перейти, то с нарезным оружием дело обстояло гораздо хуже – лишь у немногих отборных стрелков были штуцеры (нарезные карабины), основная масса солдат была вооружена гладкоствольными ружьями. Соответственно, британские и французские солдаты, вооружённые почти поголовно нарезными ружьями, имели возможность прицельно вести огонь с расстояний, на которых у русских не было ни единого шанса попасть в ответ. Прицельная дальность британских ружей «Энфилд», например, превосходила прицельную дальность русского ружья образца 1854 года в

четыре раза и была даже больше, чем у русских пушек!

Военные не стали долго ждать и заказали нарезное ружьё с расширяющейся пулей. Так как удлинённая пуля весила больше, чем круглая того же калибра, а для проталкивания её по нарезам требовался больший заряд пороха, чем у гладкоствольного аналога, отдача существенно выросла, и стало ясно, что требуется уменьшить калибр оружия. Вместо бывших до этого стандартом 7 линий (17,78 мм) решили сделать стандартным калибр в 4 линии (10,16 мм). Однако быстро выяснилось, что для производства столь тонких стволов, да ещё и нарезных, нет инструментов соответствующей точности. После ряда обсуждений остановились на калибре в 6 линий (15,24 мм). Офицерской комиссией Артиллерийского комитета была разработана конструкция нового оружия, и в 1856 году на вооружение поступила «6-линейная нарезная винтовка». Именно в этот момент термин «винтовка» в официальных документах прозвучал впервые. Его сочли понятным и просто объясняющим солдату принцип устройства нового оружия, и он действительно мгновенно прижился.

Рядовой Софийского пехотного полка и писарь Дивизионных штабов. У рядового — винтовка образца 1856 г.
army-news.ru

При производстве винтовок образца 1856 года пытались перейти от ручного изготовления деталей к машинному, а также к применению в стволе стали вместо железа, но ни то, ни другое до конца не удалось. Станки для металлообработки приходилось закупать иностранные, и стоили они очень дорого, а стали Россия тогда попросту слишком мало производила, и на винтовки для всей армии её не хватало.

Винтовка 1856 года получилась крайне удачной и заметно превосходила зарубежные аналоги, в том числе и британские, считавшиеся наиболее передовыми. Злая ирония судьбы оказалась в том, что пока её разрабатывали и запускали в производство, прогресс совершил ещё один скачок – на вооружение иностранных государств стали массово поступать казнозарядные винтовки. Военный министр Дмитрий Алексеевич Милютин с горечью говорил:

«…техника шла вперёд такими быстрыми шагами, что прежде чем предложенные заказы были испытаны, появлялись уже новые требования и делались новые заказы».

И началось то, что тот же Милютин назвал «нашей несчастной ружейной драмой». С 1859 до 1866 года специально организованная комиссия испытала более полутора сотен систем оружия – около 130 иностранных и более 20 отечественных. В итоге остановились на конструкции английского оружейника Уильяма Терри, доработанной мастером Тульского оружейного завода Иваном Норманом. Она была принята на вооружение в 1866 году под названием «скорострельная капсюльная винтовка Терри-Нормана».

Винтовка Терри-Нормана образца 1866 года
popgun.ru

Винтовка представляла собой переделку винтовки образца 1856 года – казённая часть ствола обрезалась, а на её место устанавливался продольно-скользящий затвор. Открыв затвор, стрелок вкладывал в него бумажный патрон и закрывал затвор, после чего взводил курок и устанавливал капсюль. При выстреле капсюль поджигал бумажную оболочку патрона, и от неё воспламенялся порох. Простая остроумная система позволяла вместо производства совершенно нового оружия пустить в ход огромные запасы старых винтовок, так что, казалось, проблема решена. Но это было только началом ружейной драмы. Поезд прогресса вновь ускорил ход, и внезапно оказалось, что воспламенение при помощи отдельного капсюля уже успело устареть. На вооружение геополитических конкурентов уже поступали «игольчатые винтовки» – у них капсюль находился в самом патроне, позади пули, и разбивала его длинная игла, протыкающая патрон. Винтовка Терри-Нормана не простояла на вооружении и года, после чего была снята с формулировкой «устаревшая».

Винтовка Карле образца 1867 года
gunsgallery.ru

Ей на смену пришла система Иоганнеса Фридриха Кристиана Карле — немца, проживавшего в Англии. Она тоже представляла собой комплект для переделки старой винтовки образца 1856 года и была весьма совершенной, превосходя аналогичные конструкции. Винтовка Карле была принята на вооружение в 1867 году. На большом числе заводов, как государственных, так и частных, было развёрнуто её производство. Несколько сотен винтовок, изготовленных первыми, прошли войсковые испытания в Туркестане и заслужили положительные отзывы, но… Да-да, всё верно – прогресс снова успел уйти вперёд. Бумажные патроны были более не в чести, им на смену пришли металлические. Металлический патрон был водонепроницаем, его невозможно было случайно сломать, заряжая оружие второпях, и он не засорял ствол остатками несгоревшей бумаги. Производство винтовки Карле приостановили – снимать её с вооружения и изымать из войск не стали, но новых не делали.

Винтовка Бердана (№1) образца 1868 года
guns.wikia.com

Первым российским оружием под металлический патрон стала винтовка конструкции американца Хайрама Бердана. Её приняли на вооружение в 1868 году, но большого распространения она не получила. Примерно тогда же появилась винтовка конструкции итальянца Аугусто Альбини, доработанная морским офицером Николаем Барановым. Её рассматривали в качестве кандидатуры для принятия на вооружение, когда появилась винтовка Сильвестра Крнка, австрийского подданного чешского происхождения. Винтовка Альбини-Баранова была проще, винтовка Крнка – дешевле.

Винтовка Альбини-Баранова образца 1869 года
guns.ru

В результате сравнительных испытаний выбрана была последняя (по мнению ряда исследователей, комиссия была необъективна и намеренно «топила» систему Баранова, но подтверждений этому нет). В производство пошли обе – в 1869 году винтовка Крнка стала основным вооружением армии (получив у солдат ожидаемое прозвище «крынка»), а винтовку Альбини-Баранова приняли на флоте (выпущено её было немного – около 10 000 экземпляров).

Винтовка Крнка образца 1869 года

Казалось бы, цель достигнута – на вооружение приняты винтовки совершенной конструкции, и можно спокойно выдохнуть. Но, как и в предыдущие разы, всё было ещё отнюдь не кончено. Дело в том, что металлический патрон был, по понятным причинам, заметно тяжелее бумажного. Соответственно, уменьшился носимый солдатом боекомплект, возникли сложности со снабжением и прочие в этом же роде. Выход был найден – снова уменьшить калибр винтовки. К счастью, за прошедшую дюжину лет технологии в России усовершенствовались достаточно для массового производства малокалиберных стволов, поэтому в качестве стандартного калибра были приняты те самые 4 линии, не получившие одобрения в 1856-м.

Винтовка Бердана №2 образца 1870 года
empirearms.com

Винтовку под новый калибр предложил уже знакомый нам Хайрам Бердан. В отличие от предыдущей модели, она имела не откидной, а продольно-скользящий затвор и ряд других улучшений. Её приняли на вооружение в 1870 году под названием «скорострельная малокалиберная винтовка Бердана №2» (а предыдущая модель, соответственно, стала отныне называться винтовкой Бердана №1). Именно этот во всех отношениях удачный образец и завершил, наконец, «несчастную ружейную драму» русской армии, став её основным оружием на долгие два десятка лет. Сменила её только легендарная «трёхлинейка» Мосина, принятая на вооружение в 1891 году. Но даже после её появления винтовка Бердана продолжала оставаться на вооружении до начала XX века. Она заслужила прозвище «берданка», которое слышал, наверное, даже тот, кто ни в коей мере не интересуется историей оружия. Выпущено берданок было огромное количество, и в охотничьем варианте они встречаются до сих пор.

Вооружение 19 века

Страница 1 из 3

Огнестрельное оружие 19 века

Развитие технических отраслей, связанных с военным делом, происходило в 19 столетии быстрыми темпами. В первую очередь совершенствовалось огнестрельное оружие. До начала века применялись гладкоствольные кремневые ружья, заряжающиеся с дула, затем, с 1820 года на вооружение вошли медные пистоны. В 1823 г. француз Лефоше ввел ружье, заряжающееся патронами с казенной части. В 1836 г. немец Н. Дрейзе сконструировал игольчатое нарезное ружье со скользящим затвором. Оно заряжалось с казенной части унитарным патроном, который содержал запал, заряд взрывчатого вещества и пулю. Запал разбивался игольчатым бойком. С 1840 г. ружье Дрейзе было принято в прусской армии, а в 1866 г. сходное по конструкции нарезное ружье Шасспо поступило на вооружение во французской армии.

В артиллерии в первые десятилетия 19 в. еще применялись гладкоствольные пушки, заряжавшиеся с дула круглыми (чугунными или бронзовыми) ядрами. С 1840-х гг. в практику вошли нарезные орудия, заряжавшиеся с казенной части, снабженные клиновыми или поршневыми замками и стрелявшие цилиндроконическими разрывными снарядами. После введения в металлургию способа Бессемера орудия начали отливаться из стали.

Одновременно вводились новые взрывчатые вещества. В 1846-1847 гг. были сделаны два важнейших открытия в этой области: швейцарец Христиан Фридрих Шенбейн изобрел пироксилин, а итальянец Асканио Собреро — нитроглицерин. В 1862 г. швед Альфред Нобель наладил промышленное производство нитроглицерина, а затем производство динамита.

Первое военное судно было построено Фултоном в 1814 г. Однако наличие гребных колес по бортам делало военные паровые суда слишком уязвимыми. Лишь с 1840-х гг. после введения винтовых пароходов, произошли решающие сдвиги в военно-морском деле. В 1850-х гг. впервые появились броненосцы, еще очень громоздкие и тихоходные. Новое развитие броненосцы получили в Америке в годы Гражданской войны Севера и Юга.

В разработке подводных мин, взрываемых посредством электричества, видную роль сыграли П. Л. Шиллинг и Б. С. Якоби. Усовершенствования в области минного дела были использованы русским командованием во время Крымской войны.

 

Достижения в военной технике в 19 веке

1812—1830-е гг. — Электрические мины Шиллинга.

Павел Львович Шиллинг (1786-1837 гг.). Русский электротехник. В 1812 г. он впервые демонстрировал на р. Неве в Петербурге взрыв изобретенной им электрической мины. Повторно опыты взрывов были проведены в 1815, 1822 и 1827 гг. После русско-турецкой войны 1828-1829 гг. электрическая мина Шиллинга была подвергнута войсковым испытаниям, а с 1833 г. осваивалась в специальном саперном подразделении.

1814 г.— Использование литографии для военных целей.

Будучи с армией в Германии (Шиллинг был офицером 3-го Сумского гусарского полка, был награжден орденами и именной саблей за боевые заслуги) он заинтересовался литографией и явился инициатором использования этого метода печати в русской армии для размножения топографических карт и др. военных документов.

1814 г.— военный пароход Фултона.

Роберт Фултон (1765-1815 гг.). Американский изобретатель, создатель первого практически пригодного парохода. С 1797 г. жил в Париже, где построил и успешно испытал подводную лодку «Наутилус» и плавучую мину. В 1803 г. на р. Сене демонстрировал свое первое паровое судно. Но, не получив поддержки во Франции, а затем и в Англии, переехал в Америку, где построил колесный пароход «Клермонт», на котором в качестве двигателя была установлена паровая поршневая машина в 20 л. с. В 1807 г. «Клермонт» совершил первый рейс по р. Гудзон от Нью-Йорка до Олбани, а затем на этом участке открылось постоянное движение парохода.

1832 г.— электромагнитный телеграф Шиллинга.

Одновременно с испытаниями электрической мины Шиллинг завершил создание электромагнитного телеграфа, передающего знаки посредством условного положения стрелок в аппарате станции, организовал первые публичные демонстрации его действия. Успешно проводившиеся более года опыты электрического телеграфирования наглядно доказали практическую пригодность изобретения, но внезапная смерть помешала Шиллингу осуществить устройство линии электромагнитного телеграфа между Петергофом и Кронштадтом.

1835 г.— револьвер Кольта (США).

Сэмюэл Кольт (1814-1862 гг.). Американский оружейник. Сконструировал ряд систем револьверов и др. видов стрелкового оружия. Первый револьвер Кольта явился усовершенствованием существовавших до этого систем барабанного оружия и револьверов. В нем Кольт ввел механизмы поворачивания барабана и закреплении его в положении для выстрела.

Огнестрельное оружие второй половины XIX века

В 50-60-х гг. XIX в. в Европе и за океаном появилось великое множество капсюльных казнозарядок. Имелось немало и переделочных из бывших дульно-зарядных ружей. Такими были винтовки образца 1863 и 1867 гг. баденских и баварских стрелков, английская пехотная винтовка Монтсторма образца 1860 г., кавалерийский карабин Вестли Ричардса образца 1862 г., саксонская пехотная винтовка Дрешлера образца 1865 г. и др. Всех не перечислить и не описать. Большинство из них имело в казённой части ствола поворотный скользящий затвор, запиравший в стволе простейший бумажный патрон с пулей и порохом. Капсюль надевался на затравочный стержень отдельно и разбивался независимо расположенным курком.

Преимущества казнозарядного огнестрельного оружия были очевидны. При заряжании с дула, дабы порох не остался на стенках канала ствола, ружьё ставили в вертикальное положение. Стрелку приходилось подниматься во весь рост, подставляя себя под пули. Казнозарядное ружьё можно заряжать и в другом положении, например, лёжа, что гораздо безопаснее. Казнозарядки более скорострельны и в бою позволяли вести огонь интенсивнее.

С распространением нарезного оружия выявилось ещё одно преимущество заряжания с казённой части: пуля лучше вдавливалась в нарезы, что повышало меткость стрельбы. Первые казнозарядные системы появились ещё в конце XVI в. Но это были единичные экземпляры, созданные талантливыми изобретателями. Попытки массового производства казнозарядного оружия и вооружения им армии начались только со второй половины XVIII в. В 1770 г. часть австрийской пехоты и кавалерии получила на вооружение казнозарядное кремнёвое ружье, разработанное миланским оружейником Джузеппе Креспи. Но его система не предотвращала прорыва газов в месте соединения каморы со стволом. Поэтому ружья Креспи были ненадёжными, и в 1779 г. от них отказались.

Казнозарядное оружие

Американский 13,5-миллиметровый кавалерийский капсюльный казнозарядный карабин системы Барнсайда образца 1864 г. На фотографии – с открытым затвором (сверху).
Капсюльный казнозарядный карабин системы Вестли Ричардса. Масса – 3 кг, калибр – 11,43 мм. Великобритания. 1866 г. (внизу)

Во Франции на вооружении драгун, моряков и небольшой части пехоты имелось так называемое венсенское ружьё образца 1778 г. Перед заряжанием ружья солдат за специальную рукоятку поворачивал ствол, расцепляя его с казёнником, и сдвигал вперёд. А вставив патрон, возвращал ствол в исходное положение. Замок у ружья был кремнёвый. В 1776 г. во время войны с восставшими колониями в Северной Америке англичане испытывали казнозарядные ружья с крановыми затворами, разработанные майором Фергюссоном. Одним из последних образцов кремнёвого ружья с каморным затвором стало ружьё системы полковника Джона Хала. Такими ружьями была вооружена американская армия в 1819-1844 гг.

Патроны к карабинам Вестли Ричардса (верхний) Патроны к карабинам Барнсайда (нижний)

Патроны к карабинам Вестли Ричардса (верхний)
Патроны к карабинам Барнсайда (нижний)

Но большинство конструкций конца XVIII – начала XIX в. так и не вышло из стадии опытных образцов. Только к середине XIX в., в эпоху промышленной революции, технические усовершенствования сказались на вооружении войск. Улучшилось качество выделки оружия. Машинная обработка металлов позволяла плотно и точно подгонять детали. Конструкторы обрели возможность претворить в жизнь многие свои идеи.

К новым разработкам относилось американское пехотное ружьё системы Шарпа образца 1848 г. В нём бумажный патрон запирался в стволе клином, передвигавшимся в пазах ствольной коробки вверх и вниз с помощью расположенного внизу рычага. Разбитие капсюля и воспламенение производились так же, как и в переделочных ружьях.

В кавалерийском карабине генерала Барнсайда, созданном в США в 1856 г., затвор управлялся, как у винтовки Шарпа. Только вместо клина здесь движением рычага поднималась и опускалась зарядная камора. В неё вставлялся придуманный изобретателем особый патрон с латунной гильзой конической формы, что ускоряло процесс заряжания. В донце гильзы располагалось запальное отверстие, через которое к основному заряду проникало пламя от капсюля.

Появление унитарных патронов

Начиная с середины XIX в. основным двигателем прогресса огнестрельного оружия стало изменение способа его заряжания и усовершенствование конструкции патрона. Заряжание с казённой части гораздо удобнее и быстрее, но казну нужно было плотно запереть. Beдь, поскольку затвор подвижен, между ним и стволом всегда есть зазоры. Через них пороховые газы стремятся вырваться наружу как раз там, где находится лицо стрелка. Прорыв газов мог привести к тяжёлой травме. Бумажный патрон с заклеенной внутри пулей не мог предотвратить выброс пороховых газов. Поэтому развитие казнозарядного оружия в первую очередь зависело от преобразования патрона.

В 1812 г. швейцарский оружейник Самюэль Иоганн Поли создал для своего казнозарядного ружья первый унитарный патрон. То есть патрон, соединяющий в себе, внутри гильзы, пулю, порох и капсюль. Впоследствии прусский оружейник Дрейзе модернизировал систему Поли, сконструировав игольчатую винтовку. Она снабжалась скользящим затвором, с помощью которого унитарный бумажный патрон досыпался в патронник. В патроне Дрейзе капсюль располагался внутри гильзы у донца пули. Для его разбития использовался длинный боёк в виде иглы. Он протыкал гильзу и заряд и накалывал капсюль. В момент выстрела гильза сгорала. Стреляли свинцовыми расширительными пулями. Но унитарные патроны игольчатых ружей оставались бумажными. Прорыв пороховых газов в затвор продолжался, а обгоревшие остатки бумажных гильз засоряли канал ствола.

Французский оружейник Казимир Лефоше в 1837 г. разработал новую конструкцию унитарного патрона. Он получил наименование «шпилечный». Патрон всё ещё имел бумажную гильзу, но уже с металлическим поддоном в тыльной части. Внутри поддона располагался капсюль, а сбоку выводился специальный ударник – шпилька. При ударе внешнего курка по выступающей сбоку шпильке воспламенялся капсюль и происходил выстрел. Патрон с металлическим поддоном исключал прорыв пороховых газов назад. Но торчащие шпильки были небезопасны и при неловком обращении могли вызвать случайный выстрел. Шпилечный патрон нашёл применение только в охотничьих ружьях револьверах.

Наконец, в 1855 г. французский изобретатель Потте предложил патрон центрального воспламенения. Этот тип боеприпасов до сих используется в преобладающем числе оружейных систем мира. Новый патрон также представлял собой бумажную гильзу, снабжённую латунным колпачком-поддоном. Но капсюль располагался посередине поддона в специальном гнезде. Конструкция оказалась настолько удачной, что для гладкоствольных охотничьих ружей она сохранилась практически без изменений до нашего времени. А для нарезного дальнобойного и боевого оружия патрон был улучшен в 1864 г. англичанином Эдвардом Боксером. Он заменил бумажную (папковую) гильзу латунной.

Патрон с металлической гильзой полностью предотвращает прорыв пороховых газов через затвор. По прочности и долговечности металлические патроны превосходят бумажные и безотказны при любых погодных условиях. Они, кроме того, обладают лучшими баллистическими данными.

Прусские казнозарядные игольчатые винтовки Дрейзе

Прусские казнозарядные игольчатые винтовки Дрейзе под унитарный патрон калибра 15,43 мм (сверху вниз): пехотная образца 1841 г., длина – 1430 мм; стрелковая образца 1860 г., длина – 1285 мм; егерская образца 1854 г., длина – 1 245 мм.

С этого момента во всём мире развитие огнестрельного оружия оказалось теснейшим образом связано с конструкцией патронов, обладающих теми или иными специальными качествами, например, особой мощностью заряда или особой пробивной либо убойной силой пули и т. п. Конкретные образцы оружия стали создаваться теперь под определённый тип патрона, а часто под уже существующий патрон.

***

Винтовкам Шарпа и карабинам Барнсайда довелось побывать в настоящих боях. Они применялись во время Гражданской войны в США в 1861-1865 гг. Более совершенными оказались игольчатые системы, выполненные под бумажный унитарный патрон. Первую игольчатую винтовку сконструировал в 1827 г. немецкий механик Иоганн Николаус фон Дрейзе. После длительных испытаний 4 декабря 1840 г. она была введена на вооружение прусской армии под названием «ударная винтовка образца 1841 г.» Её боевые возможности долгое время хранились в тайне.

Затвор прусской игольчатой винтовки Дрейзе

Затвор прусской игольчатой винтовки Дрейзе

Винтовка Дрейзе калибра 15,44 мм обладала небольшой дальностью полёта пули с убойной силой на дистанции до 500 м. Но по скорострельности винтовке Дрейзе в ту пору не было равных. Из неё можно было сделать пять прицельных выстрелов в минуту. Кроме пехотного образца на вооружении прусской армии состояли стрелковая винтовка модели 1860 г., винтовка егерских батальонов 1865 г., пионерные (сапёрные) ружья 1866-1867 и 1869 гг., карабин 1857 г. для драгун и гусар, крепостное ружьё 1865 г., а также пистолет образца 1856 г.

В австро-прусской войне 1866 г. игольчатые ружья обеспечили прусака победу. Например, в битве у Проблуца австрийская пехота численностью 18 тыс. человек, встреченная частым огнём противника из винтовок Дрейзе, за 20 минут боя потеряла до 6 тыс. солдат, т. е. треть своего состава.

Итоги австро-прусской войны заставили другие страны задуматься над разработкой собственных игольчатых ружей. Вскоре на вооружение французской армии поступила однозарядная игольчатая винтовка системы Шасспо образца 1866 г. У неё был уменьшенный до 11 мм калибр. Пуля массой 23 г вылетала из ствола со скоростью 430 м/с, т. е. в 1,5 раза быстрее, чем у винтовки Дрейзе. Модель Шасспо была на 700 г легче модели Дрейзе и со штыком весила 4,7 кг. Во время франко-прусской войны 1870-1871 гг. французские войска уже имели на вооружении винтовки Шасспо, но бездарность высшего военного руководства Наполеона III не позволила французам использовать преимущества своего оружия. В Италии игольчатую винтовку в 1867 г. сконструировал контролёр государственного арсенала в городе Терни М. Каркано. Тогда же подобное оружие появилось и в России.

Самое пристальное внимание созданию казнозарядного оружия под металлический патрон стали уделять в 60-х гг. XIX в. Впервые к его серийному выпуску приступили в США. Проверку боем оружие прошло там же в ходе Гражданской войны. Это были винтовки Морзе, Пибоди, Спенсера, Шарпа, Балларда, Ремингтона и другие, разработанные в 1857-1865 гг. Некоторые из них переделывались из дульно-зарядных. Оснащение их откидными (при заряжании) затворами и новыми прицелами для стрельбы патроном улучшенной баллистики не требовало много времени и денежных средств.

Следующим этапом в развитии стрелкового оружия стало введение и повсеместное распространение металлических патронов. Их устройство и производство было сложнее, но сулило оружию большие перспективы. Гражданская война в США послужила толчком к конструированию ружья системы Ремингтона образца 1864 г. Оно имело так называемый крановый затвор, принцип действия которого похож на работу водопроводного крана, где при повороте рукоятки задвижка перекрывает воду. В винтовке Ремингтона при движении затвора вниз открывалась казна для заряжания, а при возврате его вверх плотно закрывался канал ствола.

Такой затвор имел несложное устройство, был дёшев и не допускал даже малейшего прорыва газов. Винтовка Ремингтона поступила на вооружение армий Швеции, Норвегии, Греции, Испании и Дании. В Австрии по системе Ремингтона выпускались пистолеты для военно-морского флота образца 1866 и 1867 гг. и армейский пистолет модели 1871 г.

Армии ведущих европейских стран в спешном порядке начали перевооружаться оружием под металлические патроны. В 1867 г. в Австро-Венгрии появилась крановая винтовка Иозефа Верндля и Карела Голуба. Через год на казнозарядки под металлические патроны перешла баварская армия. В 1871 г. были разработаны и приняты на вооружение английская винтовка Мартини-Генри и немецкая – братьев Маузер. В том же году бельгийская гвардия и кавалерия получили оружие Комблэна, а Голландия – винтовку Бомона. Перечисленное оружие обладало затворами самых различных типов.

Немецкая 11-мм однозарядная пехотная винтовка «Маузер»

Немецкая 11-мм однозарядная пехотная винтовка «Маузер» образца 1871 г. На фотографии – с открытым затвором

Скажем, у винтовки Мартини-Генри (применявшейся турецкой армией в войне с Россией в 1877-1878 гг.) был качающийся затвор. При откидывании вниз рукоятки, расположенной под ствольной коробкой, затвор опускался и открывал патронник, куда вставлялся патрон. Капсюль разбивался ударником, который проходил через затвор. По ударнику бил особый курок. Немецкие «маузеры» и голландские «бомоны» имели более перспективные скользящие затворы с поворотом. Главным их преимуществом была хорошая экстракция, т. е. выбрасывание стреляной гильзы. Со временем этот тип затвора полностью вытеснил другие устройства. Итак, металлический патрон безраздельно завоевал стрелковое оружие.

В России, как и в других странах, много экспериментировали, прежде чем выработать приемлемый образец казнозарядной капсюльной винтовки, а затем и винтовки под металлический патрон. Этим занимались Комитет об улучшении ружей и штуцеров, а позже – Оружейная комиссия. Сначала главное внимание уделялось поиску модели капсюльной казнозарядной винтовки под бумажный патрон. Причём в первую очередь искали систему, пригодную для переделки дульно-зарядных винтовок образца 1856 и 1858 гг.

В ноябре 1866 г. для вооружения русских войск была утверждена винтовка, переделанная по системе англичанина Терри и усовершенствованная браковщиком тульского оружейного завода И.Г. Норманом. Винтовка была рассчитана на стрельбу обычным бумажным патроном без капсюля. Она имела скользящий затвор, заряжалась в семь приёмов и развивала скорострельность пять-шесть выстрелов в минуту. Но скорость стрельбы замедлялась из-за надевания капсюля на затравочный стержень. Серийная винтовка Терри – Нормана имела длину без штыка 1340 мм, калибр – 15,24 мм и массу – 4,4 кг. Всего было выпущено 62 тыс. казнозарядных капсюльных винтовок Терри – Нормана. Оснащение ими армии рассматривалось как временное, как ступень на пути к более совершенному оружию.

Капсюльный казнозарядный карабин системы Терри

Капсюльный казнозарядный карабин системы Терри. Масса 3,2 кг, калибр – 13,72 мм. Великобритания, 1861 г.

В 1866 г. в Оружейную комиссию с предложением игольчатой винтовки обратился англичанин Карле. В целом ружьё было неплохим и обладало повышенной скорострельностью – до десяти выстрелов в минуту. Огонь из винтовки вёлся унитарными патронами полковника Вельтищева, у которых капсюль располагался в специальном деревянном кружке в донце гильзы. 28 марта 1867 г. винтовку системы Карле приняли на вооружение. Выпускалась она в двух вариантах: стрелковом и пехотном.

Русская игольчатая винтовка системы Карле

На этой фотографии хорошо видно устройство русской игольчатой винтовки системы Карле образца 1867 г.

Прицел стрелковой винтовки допускал ведение огня на расстоянии до 853 м, а пехотной – только на 427 м. Переделка дульно-зарядных винтовок в игольчатые обходилась довольно дорого, поэтому было изготовлено всего 215 500 винтовок Карле. Они славно послужили в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. С ними русские воины шли на приступ турецких крепостей Карс и Ардаган, защищали Баязет.

Русский солдат с винтовкой системы Крнка

На картине П.О. Ковалевского «Отстал», 1884 г., изображён русский солдат, рядовой пехотного полка, с полной выкладкой. На плече – винтовка системы Крнка

Первыми винтовками, разработанными в России под металлические боеприпасы, стали переделочные винтовки системы Н.М. Баранова и чеха Сильвестра Крнка калибра 15,24 мм образца 1869 г. Переделке подверглись дульно-зарядные винтовки 1856 г. и казнозарядные Терри – Нормана 1866 г. и Карле 1867 г. Винтовками Баранова оснащали команды военных кораблей, а оружием Крнка – сухопутную армию. Обе винтовки имели откидной затвор. Но у первой он открывался вверх, а у второй влево. Винтовок Баранова было изготовлено всего 9872. Винтовок Крнка – «крынок», как их называли солдаты, – к 1872 г. в войсках насчитывалось 855 500.

Винтовка системы Крнка

15,24 мм однозарядная пехотная винтовка системы Крнка образца 1869 г. и штык к ней. Россия. На фотографии – с открытым затвором и отведенным назад курком

Следующими образцами стрелкового оружия под патроны с металлической гильзой в России стали винтовки американского изобретателя полковника Хайрема Бердана. Модель Бердана № 1 появилась на вооружении русской армии в 1868 г. Эту винтовку по сути дела создали русские оружейники А.П. Горлов и К.И. Гуниус, подвергнув коренной модернизации и улучшению посредственный американский образец. Для своей винтовки оружейники спроектировали патрон со свинцовой пулей и цельнотянутой латунной гильзой бутылочной формы. Баллистические характеристики его были очень высокие. По меткости винтовка Горлова – Гуниуса не имела себе равных среди моделей такого типа. В Америке она даже использовалась для спортивных стрельб. Там её величали «русская винтовка». Но оружию Горлова и Гуниуса не суждено было стать массовым в российской армии.

Русская «бepданка»

Русская «бepданка» – 10,67-мм однозарядная стрелковая винтовка системы Бердана № 1 образца 1868 г. с затвором откидного типа

Весной 1869 г. в Россию прибыл X. Бердан, с тем чтобы предложить оружие с более совершенным скользящим затвором. Испытания винтовок подтвердили преимущества новой системы. По конструкции скользящий затвор был проще откидного и дешевле в производстве. Он обеспечивал лучшую экстракцию стреляной гильзы и высокую скорострельность (до 28 выстр./мин). Последнее в немалой степени достигалось за счёт того, что при заряжании винтовки со скользящим затвором стрелок выполнял на один приём меньше, чем при использовании оружия с откидным затвором.

В 1870 г. винтовка Х. Бердана со скользящим затвором была утверждена для использования в русской армии. Правда, нашим оружейникам пришлось внести в её конструкцию 15 изменений, чтобы повысить боевые и эксплуатационные качества. Винтовка Бердана № 2 оказалась одной из лучших моделей своего класса, состоявших в ту пору на вооружении армий мира.

На базе пехотной «берданки» (так её часто именовали) под руководством полковника Л. Чебышева были созданы кавалерийские варианты: карабин, драгунское и казачье ружья. Свои боевые возможности «берданки» показали во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. С учётом опыта боёв с турками на винтовки установили дополнительные прицелы для поражения целей на расстоянии до 1,5 км. Производство «берданок» образца 1870 г. продолжалось до 1891 г. Им на смену пришли более совершенные и скорострельные магазинные винтовки С.И. Мосина.

продолжение

По материалам книги «Огнестрельное оружие», ред. группа: С. Кузнецов, Е. Евлахович, И. Иванова, М., Аванта+, Астрель, 2008, с. 64-75.

Успех казнозарядного оружия и создание унитарного патрона. Стрелковое оружие второй половины XIX и начала XX столетий

Но стояла дилемма: по какому пути пойдет развитие казнозарядного оружия? Ведь одни образцы заряжались бумажными патронами, а другие были сконструированы под металлический патрон.

Русский солдат гвардейской пехоты, вооруженный винтовкой Бердана №2 (по картине художника И. Прянишникова, 1880-е годы)

Сторонники первого варианта ссылались на то, что бумажный патрон дëшев и имеется реальная возможность производства их в армейских условиях. А вот сторонники металлического патрона выдвигали на первый план их безотказность при любой погоде. В конечном итоге металлический патрон одержал победу.

 

* * *

 

Созданию нарезного казнозарядного оружия под металлический патрон стали уделять самое пристальное внимание где-то с 60-х годов XIX столетия. В середине XIX столетия было сделано множество попыток усовершенствования унитарных патронов, но ни одна из них не увенчалась полным успехом. В 1861 году француз Потте изобрел первый унитарный патрон центрального воспламенения. Это изобретение для совершенствования ружей имело большое значение, так как существовавшие до сих пор различные патроны бокового воспламенения, находившие применение главным образом в револьверах, оказывались не очень удобными для ружей. Для усовершенствования патрона центрального воспламенения много сделал англичанин Боксер. К примеру, он заменил бумажную гильзу, предложенную Потте, металлической. Патроны Боксера были далеки от совершенства. Так, гильзы были составными с корпусами из свернутой в два оборота тонкой, легко деформирующейся латуни. И все же в результате поисков было установлено, что лучшими унитарными патронами являются патроны центрального воспламенения с металлической гильзой. Сначала на охотничьем, а затем и на военном оружии патроны центрального воспламенения с металлической гильзой получают широкое распространение.

 

Первыми, кто оценил преимущество металлического патрона, были американцы. Гражданская война в Америке явилась испытательным полигоном многих образцов казнозарядного оружия. Чаще всего выпущенные оружейниками образцы представляли собой переделки ранее существовавших капсюльных винтовок и карабинов. Американцы облюбовали три основных схемы переделки оружия, делящиеся по устройству запирающего механизма на системы с откидным, качающимся и крановым затворами.

Пехотная винтовка Бердана №2 образца 1870 года с продольно-скользящим затвором

К первой системе чисто переделочных ружей относились системы Морзе и Аллена. Модернизация дульнозарядных винтовок, заключавшаяся в установке откидывающегося при заряжании затвора и нового прицела для стрельбы унитарным патроном улучшенной баллистики, не отнимала много времени и средств. Оружие с откидным затвором применялось в Северной Америке в ходе гражданской войны 1861-1865 годов с обеих сторон. Как у северян, так и у южан существовали целые полки, вооруженные этим оружием. Кроме переделанного оружия, в Америке обрели жизнь специальные модели, спроектированные под металлический патрон. Это были винтовки и карабины системы Шарпса и Балларда с клиновыми затворами, приводящимися в движение рычагами, расположенными в нижней части оружия. Хорошо себя зарекомендовали ружья Ремингтона образца 1864 года с крановым затвором, который вращался на оси, перпендикулярной стволу, и при оттягивании его вниз открывал казну для заряжания, а при движении вверх плотно закрывал канал ствола. Винтовочный затвор крановой конструкции был прост по устройству, дëшев и не допускал даже малейшего прорыва газов.

 

* * *

 

Высокая степень обтюрации затвора от прорыва пороховых газов при использовании патронов с металлической гильзой и, как следствие, большая выгодность их для стрельбы из казнозарядного оружия явилась важнейшей причиной повсеместного распространения оружия под такие боеприпасы. В срочном порядке армии ведущих европейских государств перевооружались оружием под металлические патроны. Как правило, оно переделывалось из устаревших капсюльных винтовок. Так, англичане в 1865 году подвергли модернизации все имеющиеся запасы винтовок. Баварская армия перешла на оружие с качающимся затвором уже к 1868 году. В 1867 году в австро-венгерской армии появляется крановое оружие Йозефа Веридля и Карела Голуба, а годом раньше в войска начала поступать переделочная винтовка Венцеля.

 

Русское военное ведомство, получая от своих агентов донесения о ходе перевооружения европейских войск новым стрелковым оружием, вынуждено было предпринять меры, направленные к выявлению пригодного для армии казнозарядного образца с металлическим патроном. Специальная комиссия представителей оружейных заводов рассмотрела нарезные винтовки Н.М. Баранова и чеха Сильвестра Крика. Винтовка русского оружейника, как показали испытания, была качественней и надежней оружия Крика. Однако скупость военного министерства не позволила появиться в войсках этому скорострельному образцу. Частное предприятие Путилова в Петербурге выпустило всего 10 000 винтовок системы Баранова, которые были переданы флоту. Интересы экономии средств привели 18 марта 1869 года Оружейную комиссию к утверждению производства винтовки Крика и, как следствие, к перевооружению ею войск, которое началось в 1870 году.

Драгунская винтовка Бердана №2

По системе Крика переделке подвергались 15,24-мм капсюльные дульнозарядные винтовки. На ствол навинчивалась ствольная коробка с наклонным полуцилиндрическим желобом, облегчавшим при заряжании досылание патрона, а его казна разделывалась под патронник. Затвор был откидной, по форме соответствующий желобу коробки. Ударом снизу пальцами правой руки осуществлялось открывание затвора, при этом он откидывался влево. Другие ружейные части не претерпели изменений (такие, как прицел, рассчитанный всего на 600 шагов), хотя дальнобойность оружия значительно превышала эту дистанцию.

 

В производство винтовок включились, кроме казенных, и частные заводы. К 1873 году общими усилиями было изготовлено 827162 ружья системы Крика образца 1869 года. Именно они составили основу вооружения русской армии во время русскотурецкой войны 1877-1878 годов, принесшей болгарскому народу освобождение от многовековой турецкой экспансии. С этой винтовкой русский солдат сражался на Шипкинском перевале и под Плевной, оборонял Стару Загору, штурмовал Ловчу. Но консерватизм в вопросе эффективности стрельбы на дальние дистанции привел к неоправданным, крупным потерям русских войск в этой войне. Турки часто вели ружейный огонь с дистанции 1800 шагов, нанося значительный урон русским полкам, нередко вынужденным сближаться на расстояние действительного огня оружия противника.

 

* * *

 

Кроме примитивного прицела, в винтовке Крика существовала еще одна проблема, которую необходимо было решать. Применение в винтовке металлического патрона заметно улучшило его баллистические качества, но при этом отмечалась большая масса этого патрона (до 54 г), а это, в свою очередь, уменьшало общий носимый стрелком запас патронов.

 

В принципе, эта проблема коснулась всех крупнокалиберных переделочных ружей. Ввиду этого наметились тенденции к уменьшению калибра оружия и облегчения патрона. Во многих странах калибр вновь создаваемого стрелкового оружия находился в пределах 10,39 — 11,43 мм.

Казачья винтовка Бердана №2

В 1866 году в Соединенные Штаты Америки для ознакомления с состоянием оружейного производства были посланы полковник А.П. Горлов и капитан К.И. Гунниус. Они рассмотрели и испытали несколько типов ружей, одно из которых, конструкции Хирама Бердана образца 1867 года, было подвергнуто ими коренной модернизации. В устройство ружья они внесли двадцать пять усовершенствований, был уменьшен калибр до 10,67 мм. Офицеры, мастера оружейного дела, спроектировали также оригинальный патрон со свинцовой пулей и цельнотянутой латунной гильзой бутылочной формы. По сути они создали новую замечательную систему. Недаром в Америке ружье было известно как “русская винтовка”, отличительными качествами которой были безотказность и отменная меткость, граничащая с меткостью специализированного спортивного оружия. Командированный в США приемщик ружей штабс-капитан В. Буняковский писал: “Баллистическими качествами наша винтовка превосходит все существующие где-либо военные ружья”. Но высокая стоимость стала препятствием распространения в русской армии ружья 1868 года. Военное ведомство ограничилось заказом 30 000 винтовок заводам Кольта и 7,5 млн. патронов.

 

* * *

 

В апреле 1869 года в Россию прибыл сам Х. Бердан, который предложил военному министерству новый тип скользящего затвора, а также усовершенствования винтовки, ранее придуманные офицерами А.П. Горловым и К.И. Гунниусом. Наглым образом обокрав русских изобретателей и пользуясь тогдашним заискиванием и преклонением чиновничества перед всем заморским, Х. Бердану удалось убрать их имена из официального названия винтовки и лавры изобретения полностью присвоить себе.

 

Сравнительные испытания винтовок Вердера, Горлова, Гунниуса (Бердана первого варианта) и винтовки Бердана №2 с новым скользящим затвором выявили его некоторые преимущества перед откидными “собратьями”. Скользящий затвор обеспечивал повышенную скорострельность, лучшую экстракцию (извлечение) стреляных гильз и удобство заряжания. Меткость же обеих “берданок” была практически равнозначна. Главное же преимущество второй модели было в ее полной безопасности в эксплуатации, во время которой исключалась возможность случайного выстрела. К винтовке был принят более прочный четырехгранный штык взамен ранее бытовавшего трехгранного. Комиссия генерала Нотбека единодушно высказалась за ружье Бердана №2, которое в 1870 году было утверждено для перевооружения войск. Но и после этого умельцы оружейной мастерской учебного пехотного батальона внесли в устройство пятнадцать изменений, направленных на усиление боевых качеств винтовки. Вполне справедливы были слова полковника А.П. Горлова, писавшего: “За возможность использовать эти изменения Бердан состоит глубоко обязанным России, а не Россия Бердану”.

 

31 августа 1870 года был утвержден карабин, а 26 сентября получили “добро” драгунское и казачье ружья, в дело проектирования которых существенную лепту внесли русские офицеры, полковники Чебышев и Сафонов. Для вооружения кавалерии были приняты укороченные варианты винтовки Бердана №2.

Карабин Бердана №2

Из-за ограниченных мощностей русских оружейных заводов военное ведомство разместило заказы на изготовление винтовок Бердана на оружейной фабрике города Бирмингема в Англии вплоть до 1874 года. За это время были реконструированы Тульский, Ижевский и Сестрорецкий оружейные заводы. После модернизации только оружейный завод в Туле получил паровую машину, 3 турбины для обеспечения работы 1118 станков. Включившись в 1874 году в выполнение нарядов военного ведомства, три оружейных завода с каждым годом наращивали производство. Так, к началу русско-турецкой войны 1877-1878 годов войска получили 253 152 пехотных и 2352 драгунских ружья системы Бердана №2 образца 1870 года. Правда, этого количества хватило на вооружение лишь 16 дивизий. Только к концу войны армия практически полностью перевооружилась новыми винтовками. Винтовка системы Бердана №2 производилась еще тридцать лет, после чего была снята с вооружения войск. Но Первая мировая война ненадолго вернуло это оружие в строй: ополчение и отдельные резервные части вынуждены были его еще эксплуатировать, пока на замену не поступили образцы современных винтовок.

 

* * *

 

Кроме увеличения дальнобойности и меткости, перед оружейниками стояла проблема увеличения интенсивности и плотности огня стрелкового оружия. Поэтому многозарядность оружия выступала гарантом поражения единичных точечных целей, а в кульминационные моменты боя позволяла вести массированный огонь по неприятелю.

 

Идея многозарядности издавна волновала создателей ручного огнестрельного оружия. Многоствольные и барабанные конструкции имели достаточно большой вес и в эксплуатации были ненадежны.

Барабанное ружье Пиппера — Нагана (производилось в Бельгии для Мексики)

Впервые магазинное оружие, в виде карабинов Спенсера образца 1860 года, нашло применение в 1861-1865 годах во время гражданской войны в Северной Америке. Магазин, наполненный семью патронами, размещался в прикладе. Подача патрона в ствол производилась движением рычага в нижней части карабина. Карабин Спенсера был сугубо магазинным оружием, поэтому после опорожнения магазина стрелок становился безоружным на время его пополнения. Этот недостаток не дал возможности широкого распространения этого оружия, хотя в сражении при Дрюри 16 мая 1864 года бригада и два полка северян нанесли при помощи него сокрушительное поражение втрое превосходящему противнику.

 

В 1869 году в Европе появился первый образец такого оружия: швейцарские пехотинцы вооружились магазинными ружьями. Конструктор винтовки Фридрих Веттерли поместил магазин емкостью 11 патронов под ствол, откуда они подавались в ствольную коробку при помощи рычага приемника на линию оси канала ствола и досылались в патронник движением затвора вперед. Для наполнения магазинной трубки патронами изобретатель предусмотрел в правой стенке ствольной коробки окно, через которое они вставлялись в магазин. Это устройство допускало ведение огня как одиночными патронами, так и в критические моменты боя легко переключалось для стрельбы магазинным способом, где стрелок за 35-40 секунд выпускал все патроны. Но 10,4-мм винтовку Веттерли нельзя было признать удовлетворительной, так как в работе механизмов встречались частые задержки, а чрезмерная масса (5,5 кг с патронами) при маломощном патроне кругового воспламенения затрудняла его эксплуатацию.

Винтовка Маузера образца 1871 года

Оружейники создавали различные по устройству и расположению магазины, помещая их то под стволом, то в прикладе, то сбоку или вокруг ствольной коробки. Желание конструкторов обеспечить солдата большим запасом боеприпасов приводило к усложнению магазинной конструкции, что влекло за собой ослабление прочности оружия и увеличение его массы. Большинство из них не вышло из стадии эксперимента.

 

Так, созданная в 1876 году американским изобретателем Б. Гочкисом пехотная винтовка с пятизарядным прикладным магазином частично состояла на вооружении французской и китайской армий. Небольшое количество ружей системы Триплета и Скотта, хватившее лишь для вооружения Кентуккской гражданской гвардии в ходе войны северных и южных штатов Америки 1861-1865 годов, также имели в прикладе магазин, вмещающий семь патронов. Среди разработанных оружейниками схем прикладных магазинов встречались и оригинально решенные конструкции. Например, 26-зарядный карабин Эванса, в котором магазин состоял из 4 трубок на 6 патронов каждая. В 1878 году это оружие испытывалось в России с целью принятия его на вооружение флота.

Ускоритель заряжания к однозарядным винтовкам

Над прикладными магазинами особенно много потрудились немецкие и австрийские оружейники, но ни одному из проектов не суждено было сбыться. Подствольные магазины имели некоторые преимущества перед магазинами, расположенными в прикладах ружей. Видимо, этим и объясняется наличие у них большего числа приверженцев. Оружия с подствольными магазинами состояли на вооружении армий и жандармерий Австрии, Турции, Испании, Франции, Германии, Сербии, Норвегии, Швеции, Перу и Чили.

 

Некоторые из систем с подствольными магазинами испытывались в русских войсках, но признания не получили. Поэтому промежуточное положение среди магазинов в 70-х годах XVIII столетия занимали временно-приставные конструкции или ускорители, некоторые из которых представляли собой временное хранилище патронов, укрепляемое на оружии в непосредственной близости от затвора. Ведя огонь, стрелок вытаскивал из ускорителя патрон и тут же направлял его в ствол. Таким образом, время заряжания ружья сократилось и теперь солдату не требовалось каждый раз извлекать патрон из сумки, висящей на боку, что, в свою очередь, увеличило скорострельность почти вдвое. Так, 100 солдат егерского батальона выпускали в минуту около 1600 пуль, тогда как без ускорителя за этот же промежуток времени — 878 пуль. В этот период времени в России испытывались ускорители Крика, Витца, Малкова, корнета Лутковского, штабс-ротмистра Цимбалюка, Вараксина и других. Предпочтение было отдано ускорителю Крика, который и был введен в пехоте, кавалерии и на флоте.

 

Устройство ряда ускорителей напоминало небольшие патронные сумки, укрепленные на винтовках. В целом они не решили проблему создания магазинного оружия, так как процесс заряжания по-прежнему осуществлялся вручную, а следовательно, прирост скорострельности был малоощутимым.

 

* * *

 

По мере усовершенствования временно-приставных магазинов появился следующий образец, так называемый постоянноприставной магазин, позволяющий стрелку манипулировать только затвором. Затвором подавались из ускорителя патроны, им же и выбрасывались стреляные гильзы. Кроме магазинов подствольных и прикладных, появились еще магазины серединные, за счет применения которых не происходило перемещение центра массы ружья, как, например, у предыдущих образцов. Серединные магазины были двух систем: барабанные и коробчатые. В свою очередь, коробчатые магазины подразделялись на постоянные или съемные, с однорядным или двухрядным расположением в них патронов. Однако наличие тяжелых крупнокалиберных патронов и желание разместить их в магазине как можно больше существенно увеличивало их габариты, а значит, и утяжеляло оружие. Кроме того, погрешности в изготовлении, приводившие к качанию приставных магазинов в окне ствольной коробки, служили причиной многочисленных задержек при стрельбе.

(продолжение следует…)

Винтовка Гра образца 1874 года

 

Статья была опубликована в апрельском номере журнала «Наука и техника» за 2009 год

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Новости о науке, технике, вооружении и технологиях.

Подпишитесь и будете получать свежий дайджест лучших статей за неделю!

Email*

Подписаться

Ручное огнестрельное оружие в Европе и России XV-XIX веков

Время и место изобретения пороха точно не известны: скорее всего, он появился в Китае, а потом стал известен арабам; в Европе порох стали использовать в XIII веке. С изобретением пороха стало возможным создание огнестрельного оружия.

Одним из первых видов ручного огнестрельного оружия, использовавшегося еще в XII-XIII вв. была арабская модфа , представлявшая собой металлический ствол, прикрепленный к древку. Из модфы стреляли бондоком – снарядом из смеси селитры, угля и серы, заключенной в металлическую оболочку.

Охотничье семизарядное ружье-револьвер с кремневым замком. Тула, 1790 г.

 

В Западной Европе и на Руси огнестрельное оружие известно с XIV века. Наиболее ранним из всех видов ручного огнестрельного оружия в Европе было гладкоствольное ружье, впервые появившееся в XIV-XV вв. Воспламенение заряда в этом оружии производилось от фитиля или раскалённого металлического прута. К раннему ручному огнестрельному оружию относятся аркебузы, пищали, кулеврины. В XVI столетии после изобретения фитильного замка, спускового крючка и курка появились более совершенные ружья – мушкеты — находившиеся на вооружении пехоты, а также пистолеты. В XVII веке ручное огнестрельное оружие начинают оснащать штыком. С конца XVII века в России и Европе получают распространение гладкоствольные кремнёвые ружья, заряжающиеся с дула. В XIX веке гладкоствольные ружья были вытеснены винтовками — ружьями с винтовыми нарезами в канале ствола (гладкоствольные ружья сохранились лишь как охотничье оружие). Первые нарезные ружья – штуцеры – были известны еще в XVI веке, но не получили широкого распространения из-за несовершенства конструкции. В конце XIX века, после изобретения бездымного пороха, на вооружении появляется автоматическое стрелковое оружие.

Пятизарядный револьвер по системе Смита и Вессона, оформленный под кавказский пистолет. 
Тула. 1875-1880 гг.

 

Одним из первых видов западноевропейского ручного огнестрельного оружия была аркебуза, вошедшая в использование в первой трети XV века. Из аркебузы стреляли сначала каменными, а потом – круглыми свинцовыми пулями, заряжали ее с дула, пороховой заряд поджигали через специальное отверстие в стволе. На вооружении русских войск в XV- XVII вв. находилась пищаль. Ручные пищали, применявшиеся для обороны и в полевом бою, могли быть одноствольными и многоствольными, короткими и длинными. Кроме того, существовали большие пищали, применявшиеся для осады или обороны крепостей.

Мушкет впервые появился в Испании в начале XVI века, а оттуда распространился в Германию, Францию и Россию. Мушкет был оружием довольно тяжелым, (он весил примерно 8-10 кг) и дававшим при стрельбе сильную отдачу, поэтому первоначально мушкетами вооружали лишь отборные отряды специально тренированных и экипированных для этого мушкетеров (при стрельбе они надевали на плечо специальную кожаную подушку и перевязь с мешком для пуль и фитиля, а также12 мерками для зарядов). Мушкет был в активном употреблении чуть меньше двух столетий: в конце XVII века сначала во Франции, а потом и в других европейских странах его заменили более удобными кремневыми ружьями. (В России кремневые ружья до начала XIX века называли «мушкетами»).

Кремневые ружья находились на вооружении русских и европейских армий в XVII-XIX вв. Они имели калибр 17,5-21,5 мм и весили от 4 до 6 кг. В кремневых ружьях воспламенение заряда производилось при помощи искр, высекаемых кремнем при ударе об огнивную пластинку, дальность выстрела составляла от 140 до 800 м. В середине XIX века в армиях России и всех европейских стран происходит замена кремневых ружей винтовками.

Пистолеты с кремневыми замками.
1640-1650 гг.
Москва, мастерские Оружейной палаты

 

Первые образцы винтовок относятся еще к XVI веку, однако, тогда винтовка, не смотря на большую дальность (до 2000 м) и меткость стрельбы, не прижилась. Проблема заключалась в том, что из-за трудности зарядки с дула винтовка по скорострельности в 5-6 раз уступала гладкоствольному оружию (если из кремневого гладкоствольного ружья можно было сделать один выстрел в минуту, то из ружья с винтовой нарезкой – один выстрел в пять минут).

В XVII-XVIII столетиях ружья с винтовой нарезкой были на вооружении только у лучших стрелков или существовали в качестве крепостных ружей. В XIX веке после изобретения ударного состава капсюля, унитарного металлического патрона и усовершенствования способа зарядки (с казенной части) скорострельность винтовок существенно возросла. Это способствовало тому, что в середине XIX века винтовка была принята на вооружение всех передовых армий. В России в 1868 году на вооружение была принята «берданка» — винтовка «Бердан №1» (разработанная американским полковников Х.Берданом), над усовершенствованием которой работали инженеры А.П.Горлов и К.И.Гунниус. В 1870 году на вооружение приняли более скорострельную винтовку «Бердан №2», а в 1891 году – магазинную винтовку С.И.Мосина, которая прослужила, подвергаясь незначительным изменениям, около 60 лет. Скорострельность винтовки Мосина составляла 10—12 выстрелов в минуту, а прицельная дальность стрельбы — до 2000 метров. С изобретением автоматического оружия была разработана автоматическая винтовка.

Облегченная и укороченная винтовка — карабин состояла на вооружении кавалерии и артиллерии с XVIII – до первой половины XX века. Предшественник карабина был изобретен в конце XV столетия. Карабинерами в XV веке называли легкую пехоту и конницу в Испании, в XVI веке – во Франции. Специальные привилегированные части карабинеров были в XVIII веке в Пруссии, России, Австрии.

Пистолеты с кремневыми замками.
1640-1650 гг.
Москва, мастерские Оружейной палаты

Автоматическое огнестрельное оружие впервые появилось во второй половине XIX столетия: в 1863 году американец Р.Пилон сконструировал автоматическое ружье. В России первый проект автоматической винтовки был создан в 1887 году Д.А. Рудницким. В начале XX века распространение получил полуавтоматический ручной пулемет Мадсена (1902) и станковый пулемет, изобретенный в 1883 году американцем Х.Максимом. В частности, обе стороны применяли такое оружие в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. В 1910-1911 гг. в России конструировались и испытывались автоматические винтовки системы В.Г. Федорова, Ф.В. Токарева и др. Автоматическая винтовка позволяла делать 25-30 выстрелов в минуту при одиночном огне.

Первые пистолеты, позволявшие поражать противника на расстоянии 50-70 м и вести стрельбу одной рукой появились в Европе и Азии в XVI веке – это были фитильные пистолеты, которые применялись в основном в кавалерии. В XVII веке в разных странах получили распространение пистолеты с кремневыми замками, а с XIX века – с капсюльными (1835 г, С.Кольт). Наиболее распространенными были одно- и двуствольные пистолеты, но встречается и большее количество стволов. До середины XIX века на вооружении состояли гладкоствольные пистолеты, заряжавшиеся с дула. С середины столетия им на смену приходят нарезные многозарядные револьверы с вращающимся барабанным магазином. На вооружении в русской армии были револьверы системы Смита-Вессона образца 1871, 1874 и 1880 гг., которые в конце XIX века были заменены револьверами системы Нагана образца 1895 года.

Шестизарядный револьвер-карабин системы Кольта. На стволе – клеймо с тульским гербом и надпись:
«ТУЛЬСКИХЪ ОРУЖЕЙНИКОВЪ». 
Тула, ок. 1855 г.

 

После изобретения в 1880-х гг. бездымного пороха и применения унитарного патрона с металлической гильзой появились скорострельные автоматические пистолеты, постепенно вытеснившие револьверы с вооружения. Первые автоматические пистолеты Дж.Браунинга появились в 1897 году, автоматический пистолет Вильгельма и Пауля Маузеров – в 1896 году (в 1866 году они сконструировали однозарядную винтовку и револьвер, которые в 1871 были приняты на вооружение в германской армии). Фирмой «Кольт» были разработаны автоматический пистолет (1911), револьвер (1917).

Штык появился в середине XVII века во Франции. Первоначально он представлял собой укороченное копье, древко которого вставлялось в канал ствола ружья, а в конце столетия стали делать цельнометаллические штыки с трубкой, насаживавшейся на ствол, что позволило заряжать ружье и стрелять из него без съема штыка. В России штык был принят в начале XVIII века.

Производством ручного огнестрельного оружия в России и Европе XVI-XVII веков занимались мастера-одиночки или мастера, объединившиеся в цеховые организации. В XVIII-XIX вв. ручное огнестрельное оружие производится на оружейных заводах, из которых в России наиболее известными были Тульский,Олонецкий , Сестрорецкий и Ижевский заводы. Ведущая роль в изготовлении как боевого, так и художественного огнестрельного оружия принадлежала Тульскому оружейному заводу , мастера которого постоянно работали над усовершенствованием производства и конструкции изделий. В России XVIII-XIX столетий внимание уделялось и созданию оружейных школ , с целью подготовки квалифицированных кадров для работы на фабриках и при войсках.

В начало раздела «Оружие»>>>

Автоматическое стрелковое оружие XIX-XX веков. Самозарядные и самострельные винтовки. Пулемет

В 1885 году одними из первых свои конструкции предложили оружейники Хайрем Максим и Фердинанд Манлихер, в которых для приведения в действие механизмов перезаряжания использовалась энергия отдачи. В прикладе магазинного ружья Винчестера образца 1873 года Х. Максим поместил пружинный рычаг, связанный с затворным рычагом так, что после каждого выстрела рычаг, упираясь в плечо стрелка, утапливался в приклад и, взаимодействуя с рычагом затвора, открывал его. Под воздействием возвратной пружины все подвижные части возвращались в исходное положение. Однако такая схема автоматики была чересчур громоздкой и малонадежной. Опытные механизмы автоматики винтовки Ф. Манлихера функционировали за счет отката ствола.

Экспериментальная самозарядная винтовка системы Манлихера образца 1885 года, Австро-Венгрия

Впервые в мировой оружейной практике братья Клер для автоматического перезаряжания использовали работу части пороховых газов, отводимых через боковое отверстие в стволе. Это изобретение было запатентовано во Франции в 1889 году.

 

В начале XX столетия интересные проекты автоматических винтовок представили итальянец Чеи Риготти, англичанин Чарльз Росс, немец Пауль Маузер. Однако увидеть свет и поступить на вооружение войск перед Первой мировой войной удалось только винтовке мексиканского генерала Мондрагона образца 1908 года. Эта десятизарядная автоматическая винтовка была выдана небольшому числу солдат мексиканской армии, а в 1915 году была взята на вооружение немецкими авиаторами.

 

Самозарядная винтовка Манлихера образца 1891 года, Австро-Венгрия

Одни из первых работ русских оружейников и народных умельцев по индивидуальному автоматическому оружию относятся к 80-м годам XIX столетия. В декабре 1887 года лесничий Владимирской губернии Д.А. Рудницкий обратился в Артиллерийский комитет с просьбой рассмотреть проект его самострельной винтовки. Изобретатель писал: «… не нашедшая до настоящего времени своего применения в военном деле сила пороховой отдачи при ружейной стрельбе заставила меня задаться мыслью утилизировать ее и заставить, таким образом, производить известного рода полезную работу. Исходной точкой моей задачи явилось применение этой же силы в проекте изготовления автоматического ружья …». Предложение изобретателя о переделке 10,67-мм винтовки Бердана образца 1870 года в автоматическую было в Комитете рассмотрено, но не реализовано. Многие русские изобретения таких талантливых самородков, как Глинского, Валицкого, Глубовского, Привалова постигла такая же участь — они были забыты и канули в лета.

 

Позорное поражение в русско-японской войне подстегнуло работы над новым оружием. В разработке автоматических винтовок наибольшего успеха добился выдающийся теоретик и практик оружейного дела В.Г. Федоров. К концу 1905 года он выступил с предложением организовать переделку магазинных винтовок образца 1891 года в автоматические, в которых автоматика системы строилась на принципе короткого хода ствола назад. Но винтовка функционировала с задержками: отмечались случаи нехватки энергии отдачи для открывания затвора и сжатия возвратной пружины. Работа над этим проектом показнецелесообразность переделки уже известных конструкций. Стала очевидным необходимость создания принципиально нового устройства автоматической винтовки.

Самозарядная винтовка Маузера образца 1902 года, Германия

В 1907 году В.Г. Федоров спроектировал самозарядную винтовку с прямолинейным движением затвора, отличающуюся простотой конструкции и эксплуатации. Перезаряжание оружия и производство выстрела происходило благодаря использованию энергии отката ствола. Спустя два года федоровская винтовка выдержала экзамен в споре с иностранными системами Браунинга, Шегреня и Манлихера. Проводившиеся в 1912 году полигонные испытания подтвердили пригодность оружия для войск, но несмотря на это Сестрорецкому заводу было заказано еще 150 винтовок для широких войсковых испытаний. В.Г. Федоров не останавливался на достигнутом и продолжал свои изыскания в области автоматизации стрелкового оружия, спроектировав 6,5-мм патрон улучшенной баллистики, под который в 1913 году проектировалась уже новая, более совершенная модель винтовки.

Самозарядная винтовка Маузера образца 1906-1908 годов, Германия

В области автоматизации процесса стрельбы оружия, кроме В.Г. Федорова, работало достаточно много как профессиональных оружейников-изобретателей, так и народных самоучекэнтузиастов. Так, в 1907 — 1910 годах изобретатель-самоучка рядовой Зегрежского крепостного полка Яков Рощепей создал несколько вполне удачных образцов автоматической винтовки. Однако талантливому изобретателю в условиях лакейского чинопочитания в России было просто невозможно соперничать с уже именитыми оружейниками, обласканными царским режимом, тем более в полной мере развить свою творческую деятельность и реализовать свои замыслы. Не получили признания и работы сотника 12-го Донского казачьего полка Ф.В. Токарева и солдата подразделения обеспечения Ораниенбаумской стрелковой школы В.А. Дегтярева, будущих известных советских конструкторов стрелкового оружия федоровской школы. В архивах военного ведомства пылились проекты и предложения многих русских изобретателей: Шубина, Тацика, Поздницкого, Анцуса, Хатунцева, Коновалова и других.

 

 

Однако изобретательская деятельность по созданию автоматического оружия с началом Первой мировой войны практически снизошла на нет, так как оружейные заводы переключились на производство только утвержденных образцов винтовок. Хотя в самый разгар войны в России были сделаны попытки разместить заказы на изготовление автоматического оружия за границей, а также налаживания собственного производства. При этом военные чиновники вспомнили о федоровской автовинтовке. Генерал В.Г. Федоров, отозванный с фронта, совместно с начальником Офицерской стрелковой школы Н.М. Филатовым организовали сборку этого оружия из деталей, ранее изготовленных Сестрорецким оружейным заводом. Вот именно тогда и родилась мысль у генерала о переделке длинноствольной винтовки в оружие укороченного типа, способное вести непрерывный огонь. Приспособив пусковой механизм для стрельбы очередями и укоротив ствол 6,5-мм винтовки образца 1913 года, а также применив приставной механизм на 25 патронов, В.Г. Федоров практически создал промежуточный тип оружия между винтовкой и ручным пулеметом, названным впоследствии автоматом. Стрельба из автомата велась японскими патронами, которых в России имелось превеликое множество еще с русскояпонской войны.

 

В 1916 году в технических мастерских Офицерской стрелковой школы было собрано и отлажено 50 автоматических винтовок и 8 автоматов, которые поступили на вооружение особой роты 189-го Измаильского пехотного полка.

1 декабря 1916 года рота в составе полка отбыла на Румынский фронт. В то время это было единственное в мире подразделение, вооруженное автоматами. К сожалению, массовое производство автоматических винтовок и автоматов в то время в России налажено так и не было.

 

Русско-японская война 1905 года была первой крупной войной, в ходе которой активно использовалось новое автоматическое стрелковое оружие — пулемет. Только в Мукденском сражении с обеих сторон их применялось 256 единиц. Обладавшие скорострельностью до 250 выстр./мин, пулеметы обеспечивали существенное увеличение плотности огня на конкретном участке фронта. Для пехоты, атакующей в полный рост и в плотных боевых порядках, они стали просто непреодолимым препятствием. Магазинные винтовки вместе с пулеметами сделали поля битв «безлюдными». Сильное огневое воздействие заставляло солдат действовать в редких стрелковых цепях, передвигаться короткими перебежками и тщательно использовать ландшафт и рельеф местности.

 

Оценивая поэтапное развитие стрелкового оружия, можно заметить, что идея создания автоматически действующих его образцов давно и настойчиво волновала умы оружейных мастеров. Однако окончательное оформление автоматическое оружие обрело лишь в конце XIX столетия, когда развитие техники достигло такого уровня, что стало возможным использовать энергию пороховых газов для совершения операций, связанных с перезаряжанием. Поэтому одним из первых образцов автоматического оружия и стал пулемет.

Самозарядная винтовка Манлихера образца 1893 года, Австро-Венгрия

Предтечей пулемета была многоствольная картечница с механизированным процессом заряжания. В действие они приводились за счет мускульной энергии стрелка, который ручным приводом открывал и закрывал затвор, взводил и спускал ударник. Темп стрельбы зависел от быстроты вращения приводной рукоятки, достигая 300-500 выстр./мин. Такие картечницы уже в 60-х — 80-х годах XIX столетия находились на вооружении Англии, Франции, Швеции и других стран. Среди них наиболее распространенными были образцы 1862 года — Гатлинга, 1866 года — Реффи, 1869 года — Монтиньи, 1873 и 1878 годов — Норденфельда, 1882 года — Гарднера. 

 

В 1873 году в России была принята на вооружение шестиствольная картечница оружейного мастера В.С. Барановского. Эта картечница обладала относительно высокой скорострельностью и большой дальнобойностью. Она монтировалась на колесном лафете и обслуживалась тремя номерами расчета. Производством этих многоствольных установок для русской армии занимались оружейные заводы: государственный в Туле, Кольта в Гартфорде (США) и Нобеля в Петербурге. Выпущенные ими картечницы получили боевое крещение во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов под Плевной и при отражении атак турецкой конницы на Кавказском театре военных действий.

Автоматическая винтовка Мадсена образца 1896 года, Дания

Но уже в середине XIX века имели место попытки использовать энергию пороховых газов для производства отдельных операций, связанных с перезаряжанием. Пионером в этой области следует считать англичанина Генри Бессемера, предложившего использовать энергию отката пушки для автоматического открывания затвора.

 

В 1862 году соотечественник Бессемера, оружейных дел мастер Блекли, разработал механизм для автоматического открывания и закрывания затвора, то есть положил начало автоматическому перезаряжанию. Спустя буквально год появляется первый проект автоматически действующего ружья изобретателя американца Р. Пилона, а в 1866-1883 годах в области автоматизации оружия упорно трудятся именитые мастера-оружейники — такие, как Реффи, Люце, Плешнер, Крика, Винчестер, Рудницкий, Двоеглазов, Глинский и другие.

 

В 1876 году Бейлемом было высказано предложение — использовать для подачи патронов специальную ленту с заранее заготовленными для них гнездами, что также сыграло существенную роль для развития автоматического оружия.

 

Первым типом автоматического оружия, получившим признание, был станковый пулемет, созданный американским конструктором Хайремом Максимом в 1884 году. Механизмы этого оружия действовали благодаря использованию энергии подвижного ствола.

 

 

Впервые в России это оружие появилось в 1887 году. На первых порах, как и все новое, пулемет Х. Максима имел массу недостатков и воспринимался с некоторым недоверием. Испытания, проводившиеся Артиллерийским комитетом Главного артиллерийского управления, не выявили преимуществ «максимов» перед механическими картечницами. В 1891-1892 годах проведенные испытания пяти пулеметов этой системы также не принесли положительных мнений членов Артиллерийского комитета. В выводах по итогам испытаний указывалось: «… пулеметы… имеют для полевой войны весьма малое значение». Эти пять пулеметов, которые были приобретены для испытаний, впоследствии были переданы на вооружение крепостной артиллерии. Несмотря на это, спустя два года, то есть в 1894 году, по результатам испытаний автоматического оружия в войсках Оренбургского и Амурского военных округов было решено вооружить пулеметами кроме крепостной артиллерии и полевые войска. Однако только в 1901 году в русской армии появилось лишь пять опытных пулеметных рот, общей численностью 40 пулеметов, приданных пехотным дивизиям. В 1902 году русское военное ведомство отказалось от практики заказа изготовления пулеметов за границей, решив наладить их производство на Тульском оружейном заводе. Первый русский пулемет, благодаря усилиям инженера завода полковника П.П. Третьякова и мастера инструментальной мастерской И.А. Пастухова, был готов и испытан уже в 1904 году. Находившись в производстве с 1904 по 1909 годы, он получил наименование: «Пулемет образца 1905 года». Это оружие выпускалось на треножном станке вьючного типа и на тяжелом колесном лафете с большим прямоугольным щитом. Установка пулемета на громоздком, малоподвижном станке затрудняло его применение, о чем ярко свидетельствовали эпизоды русско-японской войны 1905 года, когда пулеметчики бросали колесные лафеты и заменяли их подручными средствами типа салазок. По окончании русско-японской войны тульские оружейники активно включились в работу по усовершенствованию конструкции пулемета Х. Максима и облегчению его массы. Свыше двухсот изменений внесли в конструкцию оружия полковник П.П. Третьяков и мастер И.А. Пастухов. После внедрения рационализаторских предложений оружейных мастеров пулемет стал надежным и безотказным, к тому же масса тела его уменьшилась на 5,2 кг. В 1908 году, после принятия на вооружение патрона с остроконечной пулей, был изменен прицел — и существенно возросла дальнобойность пулемета. Полковник В.И. Соколов сконструировал для тульского пулемета легкий колесный станок, принятый на вооружение в 1908 году и обеспечивающий стрельбу сидя и лежа. Кроме этого, В.И. Соколов разработал новые патронные коробки разных модификаций. Из них, например, железные патронные коробки предназначались для пеших пулеметных команд, а кожаные — для конно-пулеметных. Его авторству принадлежит и система походной укладки всей материальной части пулеметных команд. Особо хочется отметить, что все работы В.И. Соколова, направленные на развитие пулеметного дела, были отмечены Михайловской премией.

Самозарядная винтовка Мондрагона образца 1908 года, Мексика

Станковый пулемет Х. Максима, переделанный русскими умельцами, был принят на вооружение в 1910 году и успешно применялся на фронтах Первой мировой войны, гражданской войны, а затем и в годы Второй мировой войны. Поэтому количество станковых пулеметов в войсках неуклонно росло. Если к началу Первой мировой войны в 1914 году русские полки располагали 4157 пулеметами, то к 1917 году их было уже 43 253.

 

Такой же процесс происходил и в иностранных армиях. За рубежом на пулеметы обратили внимание сразу же после их появления. Почти одновременно с Россией они прошли испытания в Англии, Швейцарии, Австро-Венгрии, Турции и США. Иностранные военные ведомства из-за конструктивных недостатков первых образцов вынуждены были принимать их на вооружение ограниченными партиями.

 

Кроме станковых пулеметов системы Максима образца 1884 года, на Западе появляются другие конструкции этого типа автоматического оружия.

 

В 1886 году впервые был применен отвод пороховых газов на автоматическом ружье Картисав Англии.

 

 

В 1895 году в Соединенных Штатах Америки оружейным конструктором Джоном Мозес Браунингом был изобретен станковый пулемет, механизмы перезаряжания которого приводились в действие пороховыми газами, частично отводимыми из ствола. В том же году пулемет был введен в военно-морском флоте и испытан в колониальной войне на Филиппинах.

 

В 1897 году над созданием пулемета трудился капитан шведской артиллерии О. Бергман, действие автоматики оружия которого основывалось на принципе использования отдачи ствола при его коротком ходе. В 1902 году его пулемет был запущен в промышленное производство и принят на вооружение. В 1915 году модификации этого пулемета применялись в германской армии.

 

В 1898 году в Австро-Венгрии Карлом Сальватором и Риттером фон Дормусом был спроектирован авторский станковый пулемет, выпускавшийся заводом «Шкода».

 

Во Франции развитием пулеметного дела занимались государственная оружейная фабрика «Арсенал Пюто» и частное предприятие Гочкиса. Оружейная фабрика выпускала пулемет образца 1905 года, в дальнейшем улучшенный и изготовлявшийся как «Сент-Этьен» модель 1907 года. В 1890 году Гочкис купил у чешского оружейника Адольфа Одколека право на производство созданного им пулемета. В 1899 году это оружие появилось на вооружении французских войск. Инженерами фирмы «Гочкис» в 1900, а затем в 1914 году тактико-технические характеристики станкового пулемета были значительно улучшены. Эта модель получила название: «Гочкис образца 1914 года» и имела широкое распространение в армиях Бельгии, Румынии, Сербии, Греции, Японии, Турции, Польши, а также в годы Первой мировой войны состояла на вооружении и русской армии.

Автоматическая винтовка Рощепея образца 1905 года, Россия

В начале XX столетия такое же распространение получило изобретение немецкого оружейника Андре Шварцлозе. В 1907 году созданная им модель действовала, используя энергию отдачи свободного затвора. Его пулемет утвердился в пехоте и кавалерии Австро-Венгрии, Голландии, Сербии, Болгарии, Румынии и Турции.

 

Итальянская армия получила первую модель пулемета собственной конструкции в 1908 году, а незадолго до Первой мировой войны в войска стали поступать станковые пулеметы системы Ревелли образца 1912 года, выпускавшиеся заводом «Фиат».

 

К началу Первой мировой войны станковые пулеметы состояли на вооружении практически всех армий мира, а боевые действия привели к громадному росту их числа в пехоте и кавалерии. Только Франция и Англия имели в своих войсках более 80 000 станковых пулеметов, а их производство оружейными заводами воюющих держав достигло 1 775 000 единиц!

 

Во время Первой мировой войны оружейники всех воюющих сторон направляли свои усилия на улучшение таких характеристик пулемета, как облегчение массы и дальнейшее повышение его боевых качеств.

 

Стремление усилить огневую мощь воинских частей привело к окончательному признанию (чего не произошло до войны) изобретения датского генерала Мадсена — ружья-пулемета, родоначальника всех ручных пулеметов. В 1880 году это оружие представляло собой тяжелое ружье, способное вести огонь очередями. В свое время предполагалось, что им будут вооружены только кавалерийские части. В 1903 году производство нового вида автоматического оружия наладило одно из частных предприятий Дании, и в дальнейшем оно было принято на вооружение кавалерийских частей Дании, Швеции, Норвегии и России.

Автоматическая винтовка Браунинг образца 1918 года, США

Мадсеновские ручные пулеметы образца 1902 года были практически испытаны русскими конниками в боях в русско-японской войне, где их было около тысячи. Опыт войны показал, что ручные пулеметы неплохо использовались и в пехотных частях, особенно при поддержке огнем атакующих войск. Однако ввиду ошибочных, а зачастую неправильных тактических воззрений и просто консерватизма многих царских генералов русской армии, о существовании ручного пулемета не вспоминали вплоть до Первой мировой войны. Эта недооценка постигла и иностранные армии. Только мировая война убедительно доказала жизнестойкость этого типа автоматического оружия. Так, в обороне ручной пулемет позволял одиночным бойцам встречать сильным огнем атакующего противника, а в наступлении стать лучшим оружием передовых пехотных частей, атакующих противника небольшими группами и «сметающим» плотным огнем все на своем пути. К концу 1917 года Франция, например, полностью прекратила производство станковых пулеметов, отдав предпочтение легким ручным, которых в армии насчитывалось около 91 000.

 

В армиях Антанты широкое распространение получили ручные пулеметы Льюиса и Шоша, оба образца 1915 года.

 

 

Автоматика пулемета американского изобретателя полковника И. Льюиса образца 1912 года приводилась в действие за счет отвода пороховых газов из ствола и воздействия их на механизм перезаряжания. Охлаждение ствола пулемета осуществлялось воздухом, а не как в станковом пулемете Х. Максима за счет воды. Стремясь к его улучшению, конструктор заключил ствол ручного пулемета в массивный алюминиевый кожух-радиатор, в задней стенке которого были сделаны окна для поступления воздуха. Во время стрельбы за счет разности давлений, возникающих у переднего и заднего среза кожуха-радиатора, воздух засасывался внутрь радиатора и протягивался вдоль ствола. Такая вентиляция предупреждала его перегрев.

 

А вот ручной пулемет Шоша действовал, используя энергию отката ствола при его длинном ходе, в результате чего он имел вдвое меньшую скорострельность и емкость магазина по сравнению с пулеметом Льюиса. Всего было выпущено 225 000 пулеметов системы Шоша.

Схема устройства пистолета-пулемета со свободным затвором:
1 — ствол, 2 — затвор, 3 — возвратно-боевая пружина, 4 — спусковой механизм, 5 — затворная коробка, 6 — кожух, 7 — магазин

Пожалуй, лучше, чем в других странах, была решена проблема ручного пулемета в ходе Первой мировой войны в Германии. Немецким оружейникам удалось за счет всемерного облегчения станкового пулемета Максима образца 1908 года создать две модели ручного пулемета. Конструктивно они были аналогичными, только отличались принципом охлаждения ствола. В первом образце применялось водяное охлаждение, а во втором — воздушное. Кроме этого, в 1915 году немцы выпустили ручной пулемет конструктора Луиса Шмайссера, а в 1918 году пулемет системы Дрейзе МГ-13.

 

Первую мировую войну Россия встретила, не имея в войсках ни одного образца ручного пулемета, потому как довоенные работы русских оружейников в этой области не получали поддержки царского военного руководства. Представленные в 1906-1914 годах проекты ручных пулеметов инженером Б.Э. Сосинским, подпоручиком Н. Волынцевым, юнкером Н.А. Григорьевым и другими изобретателями оказались заброшенными на полках архивов военного министерства. Россия во время войны оказалась в довольно-таки невыгодном положении, и чтобы выйти из него она стала заказывать ручные пулеметы за границей. Попытки русского правительства организовать постройку на концессионных началах с датской фирмой Мадсена пулеметного завода не увенчались успехом. Завод так и не был достроен и не выпустил ни одного ручного пулемета.

Пистолет-пулемет Ревелли образца 1915 года, Италия

Первая мировая война 1914-1918 годов, гражданская война в молодой республике Советов 1918-1922 годов, советско-финская война 1939-1940 годов и, наконец, Великая Отечественная война 1941-1945 годов убедительно подтвердили необходимость иметь на вооружении ручные пулеметы — это мощное и достаточно легкое автоматическое оружие, которое впоследствии стало неотъемлемой частью вооружения войск.

 

Но появление на поле брани новых средств борьбы, таких как танки, самолеты, бронеавтомобили, бронепоезда, привело к созданию новых образцов автоматического оружия, приспособленных для установки в ограниченных пространствах и предназначенных для выполнения сугубо неординарных заданий по уничтожению специфических целей.

 

Пулемет на самолете в русской армии впервые появился в 1911 году, что было продемонстрировано на авиационной неделе в Москве авиатором Б.С. Масленниковым. Летом 1913 года русский летчик Поплавко предложил смонтировать пулемет в гондоле самолета «Фарман-15» на вертикальном стержне-шкворне.

 

В Германии, в этом же 1913 году, Франц Шнейдер запатентовал устройство, обеспечивающее пулеметную стрельбу через винт и названное синхронизатором. Аналогичные работы велись и в России. Однако пулемет превратился на самолете в грозное оружие только в 1914 году, когда француз Гарро установил его перед кабиной, а чтобы пули не повредили винт, оснастил его металлическими пластинамиотсекателями. Эта новинка прижилась, и уже в 1915 году подавляющее большинство аэропланов воюющих сторон было вооружено двумя-тремя синхронными пулеметами, стреляющими через винт.

 

 

Самолеты-разведчики и бомбардировщики тоже имели на вооружении пулеметы, чтобы отражать атаки истребителей. Эти пулеметы монтировались на подвижных стрелковых установках и управлялись летчиком-наблюдателем.

 

К 1915 году в России были полностью освоены шкворневые пулеметные установки с круговым обстрелом, а могучая четырехмоторная воздушная крепость «Илья Муромец» имел 7 пулеметов, способных отбить атаку сразу нескольких истребителей. В конце 1916 года, с появлением турели, была окончательно решена задача быстрого переноса огня без маневра самолетом, что значительно увеличивало эффективность и сферу обстрела.

Пистолет-пулемет Беретта М1918, Италия

Сухопутные пулеметы, применявшиеся на первых порах в авиации, не отвечали требованиям, предъявляемым к воздушному оружию. Во-первых, мешал их чрезмерный вес, а во-вторых, эти пулеметы обладали сравнительно невысокой скорострельностью, особенно для высокоманевренного воздушного боя. Естественно, перед оружейниками стояла насущная задача облегчить авиационное оружие и увеличить, насколько возможно, темп огня. Вопрос скорострельности в то время решался увеличением количества стволов одного оружия и за счет сокращения времени, затрачиваемого на перезарядку.

 

Поэтому первые подлинно авиационные пулеметы появились в конце Первой мировой войны. Например, в 1918 году германская авиация начала эксплуатировать двуствольный пулемет Гаста. Автоматика пулемета была устроена так, что отдача при выстреле в одном стволе использовалась для перезаряжания и выстрела в другом. Скорострельность при этом достигала 1200 выстр./мин, а боепитание производилось из двух магазинов общей емкостью 378 патронов. Но добиться надежной работы автоматики конструктору так и не удалось: задержки или осечки в одном из стволов приводили к остановке стрельбы всего пулемета.

 

Французские оружейники шли путем сокращения промежутка времени между выстрелами за счет изменения схемы подачи патронов и облегчения подвижной системы. Им удалось создать более перспективный авиапулемет Дарна.

 

В то же время были и первые попытки смонтировать на летательных аппаратах автоматическое оружие крупного калибра — 11-12,7 мм. Пальма первенства в этих изобретениях принадлежала французам и американцам, которые раньше других вооружили некоторые самолеты крупнокалиберными пулеметами Гочкиса и Виккерса.

Пистолет-пулемет системы Томпсона М1 образца 1921 года, США

Количественный и качественный рост с не менее высокими летно-техническими характеристиками выпускаемых самолетов, а также нарастающая мощь сухопутных броненосцев-танков потребовали от оружейников создания альтернативных средств для борьбы с ними. В ходе войны во Франции и Германии были спроектированы и запущены в производство 13-мм противовоздушные и противотанковые пулеметы Гочкиса и ТУФ. Пулеметы устанавливались на универсальных станках и снабжались векторными прицелами, основными элементами которых являлись орудийная, курсовая, прицельная и вертикального ориентирования линейка с соответствующими шкалами. Это позволяло быстро определить углы упреждения при стрельбе, что способствовало высокой мобильности и меткости огня. Для слежения за целью применялись оптический коллиматор, оптическое устройство для получения пучков параллельных лучей. Такие пулеметы успешно использовались для стрельбы как по быстродвижущимся воздушным, так и бронированным наземным целям.

 

На пороге XX столетия кроме автоматических винтовок и пулеметов появляется новый тип индивидуального автоматического оружия солдата — пистолет-пулемет. Это оружие предназначалось для смелых и решительных действий в ближнем бою, во многом усилившим огневую мощь пехоты, дав ей возможность во время атаки обрушить на противника ливень огня.

 

Известный теоретик и практик стрелкового оружия В.Г. Федоров, характеризуя пистолеты-пулеметы, писал, что в них блестяще разрешена задача дать пулеметный огонь при боевых столкновениях на близких расстояниях, когда в сильных винтовочных патронах нет никакой необходимости…

 

Сведения о первых пистолетах-пулеметах появляются в годы Первой мировой войны. В конце 1916 года значительная масса итальянской пехоты вооружалась двуствольными пистолетами-пулеметами системы Ревелли образца 1915 года. Это была очень нескладная конструкция, малоприспособленная для ведения точного огня, поэтому «ревелли» чаще использовали для отражения атак неприятеля огнем из траншей. В конце войны в итальянскую армию на вооружение поступил еще один пистолет-пулемет Беретта образца 1918 года.

 

 

С середины 1918 года германская армия применила в боях 9-мм пистолеты-пулеметы системы Бергмана. Изобретательоружейник Луис Шмайссер приспособил их для стрельбы только в автоматическом режиме. Это оружие обслуживалось двумя солдатами: стрелком и подносчиком боеприпасов. Первый из них только стрелял, а второй носил 2384 патрона и подавал наполненные ими магазины. Как и итальянские «ревелли» и «беретта», немецкий «бергман» применялся в основном только для отражения атак и в рукопашных схватках.

 

Такая узкая направленность использования пистолетов-пулеметов обусловлена позиционным характером ведения боевых действий в Первой мировой войне, что не позволило в полной мере проявиться всем возможностям этого типа оружия. Кроме того, сравнительно позднее их появление в армиях воюющих сторон также не обеспечило накопления опыта по применению пистолетов-пулеметов. В результате после войны пистолетампулеметам в системе вооружения отвели весьма скромную роль дополнительного огневого средства и жандармско-полицейского оружия.

Пистолет-пулемет системы Томпсона М1928 А1 образца 1928 года, США

В межвоенный период развитию пистолетов-пулеметов способствовал боевой опыт, накопленный в локальных войнах тех лет, таких, например, как война между Боливией и Парагваем 1932-1935 годов. В ходе этой войны пистолеты-пулеметы успешно использовались в уличных боях и скоротечных схватках на коротких дистанциях.

 

Вопросу создания приемлемого образца пистолета-пулемета уделялось много внимания, как в Европе, так и в Америке. Последняя одна из первых включилась в эту работу. Уже в 1920 году генерал Джон Томпсон выпустил первую модель пистолетапулемета своей конструкции, которая имела скорострельность 800 выстр./мин, калибр был 11,43 мм, а вместимость магазинов трех типов составляла 25, 50 и 100 патронов. Особенностью этого оружия являлось также наличие переводчика огня, дающая возможность выбирать режим стрельбы в зависимости от обстановки. То есть в нужный момент стрелок мог переключить пистолет-пулемет для поражения цели одиночными выстрелами и, наоборот, для ведения огня очередями. В 1923-1928 годах Д. Томпсон вносит в оружие некоторые изменения: впервые в мире был введен дульный тормоз. Смысл конструкции заключался в том, чтобы за счет снижения отдачи повысить устойчивость пистолета-пулемета во время стрельбы. Производство «Томми», как часто называли оружие американского конструктора, развернулось на оружейных заводах Кольта и фирмы «Ауто-Орданс Корпорэйшн», где с 1921 по 1928 годы было выпущено 6000 пистолетов-пулеметов.

 

Как это ни парадоксально, но преимущества и возможности «Томпсонов» первыми оценили заокеанские гангстеры. Свободно продающиеся пистолеты-пулеметы стали оружием многих членов разбойничьих кланов. Только успешное применение бандитами этого оружия заставило власти США вооружить ими сначала полицию, а несколько позже часть армейской кавалерии. Тем временем, пока высокопоставленные американские военные только начинали присматриваться к пистолетам-пулеметам, новое оружие упорно пробивало себе дорогу в Европу, Африку и Азию.

Пистолет-пулемет Беретта М1938, Италия

Страны Центральной и Южной Америки также старались в этом вопросе идти в ногу. Пистолеты-пулеметы без долгой волокиты со стороны военных чиновников были взяты на вооружение полиции, а в конце 30-х — и некоторых армейских подразделений.

 

Развитию пистолетов-пулеметов в европейских государствах уделялось не меньше внимания, чем за океаном. Преуспела на этом поприще австрийская оружейная фабрика в городе Штейер. Созданные здесь пистолеты-пулеметы Штейер и МП-34 были введены на вооружение в Австрии, Португалии и Германии, а также экспортировались в Японию и Китай.

 

Немецкие Бергманы МП-18 и швейцарские «ЗИГ» эксплуатировались в Японии уже в 1920-1930 годы. Япония была первой из азиатских стран, которая по достоинству оценила преимущества этого вида оружия. Поэтому собственные разработки пистолетов-пулеметов японцы предприняли в 1930 году. Создав и испытав три модели пистолетов-пулеметов, они остановили свой выбор на модели № 3, которая в 1940 году была введена в японской армии.

 

 

События гражданской войны 1936-1939 годов в Испании, между республиканцами с одной стороны и сторонниками генерала Франко с другой, заставили многих военных пересмотреть свои взгляды на пистолеты-пулеметы. Фашистские правительства Германии и Италии рассматривали Испанию как обширный полигон для испытания новых образцов оружия и практической подготовки своих армий к предстоящим захватническим войнам. Для этой цели в поддержку генерала Франко они отправляли людей, боевую технику и оружие. Как правило, это были новые образцы вооружения, проходящие испытания непосредственно в боевой обстановке. Немецкие оружейники и военные специалисты пристально следили за поведением образцов пистолетов-пулеметов, а полученные данные тщательно обрабатывались и изучались. Уже летом 1938 года в немецкую сухопутную армию стали поступать 9-мм пистолеты-пулеметы системы Хуго Шмайссера МП-38, а через два года усовершенствованная модель получила название МП-40. Это оружие состояло на вооружении моторизированных войск, танкистов и части пехоты.

 

Не отставали от немцев и итальянские оружейники. Перед началом Второй мировой войны они разработали и вооружили свою армию 9-мм пистолетом-пулеметом системы Беретта, правда, несколько уступавшим немецкому образцу.

Пистолет-пулемет Беретта модель 1, Италия

Но в Европе были и другие страны, в которых пистолету-автомату также уделялось достаточно пристальное внимание. Так, например, интересные конструкции пистолетов-пулеметов были спроектированы в 1938 году на заводе в Страконицах чешскими инженерами, где один из образцов был включен в систему вооружения армии, а второй тип ЗК-38 экспортировался в Болгарию и Южную Америку.

 

Во Франции пистолет-пулемет стал стандартным вооружением так называемых «возимых драгун» — моторизованной пехоты. Этот вид оружия спроектировали инженеры государственного арсенала в городе Сент-Этьене, и назывался он МАС образца 1938 года. Это оружие прошло боевое крещение уже летом 1940 года, в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В этом образце был применен диоптрический откидной целик, редко встречающийся на этом виде автоматического оружия.

 

В период между Первой и Второй мировыми войнами пистолет-пулемет окончательно приобрел путевку в жизнь и прочно занял свое место среди автоматического стрелкового оружия. Его выпускали ведущие страны мира, такие, как США, Германия, Италия, Япония, Чехия, Швейцария.

 

Новый мощный толчок в развитии автоматического стрелкового оружия в целом спровоцировал политический кризис и события, разворачивающиеся в Европе перед Второй мировой войной. Мир раскалывался на два враждебных непримиримых лагеря, где с одной стороны находились страны с фашистскими режимами с их захватнической политикой и расово-шовинистским подходом к существованию порабощенных народов мира, а с другой — страны, отстаивающие свободное развитие человеческой цивилизации.

Пистолет-пулемет Беретта М 38/42, Италия

С началом Второй мировой войны изобретатели-оружейники обеих сторон вынуждены были ускоренными темпами воплощать в жизнь передовые идеи по усовершенствованию конструкций уже имеющихся образцов автоматического стрелкового оружия и создавать абсолютно новые, перспективные модели с улучшенными тактико-баллистическими характеристиками. 

 

Статья была опубликована в ноябрьском номере журнала «Наука и техника» за  2009 год

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Новости о науке, технике, вооружении и технологиях.

Подпишитесь и будете получать свежий дайджест лучших статей за неделю!

Email*

Подписаться

Передовые технологии и технологическая отсталость на примере русского оружия 19 века: pyx_pyx — LiveJournal

Специально для https://vk.com/stepan_demur Успех конкретной технологии, который обычно означает получение прибыли в условиях конкурентного рынка, происходит за стенами исследовательских лабораторий, в социальной и экономической общественной среде. Преуспеть в этом русским не удается. Где российские Томас Эдисон, Билл Гейтс или Стив Джобс? Они были и есть, но вы никогда о них не слышали, потому что эти люди потерпели крах, когда попытались коммерциализировать свои изобретения в России…

Для достижения успеха человеку, который развивает идею, имеющую коммерческий потенциал, необходимо наличие ряда поддерживающих факторов: экономических, юридических, организационных, политических. Общество должно ценить такие качества, как способность к изобретению и практичность. Экономическая система должна обеспечивать инвестиционные возможности. Законодательная система – защищать интеллектуальную собственность и вознаграждать изобретателей. А политическая система должна не бояться технологических инноваций, успешных предпринимателей, а продвигать их. Необходимо снизить административные барьеры, обуздать коррупцию. Насколько сложно бывает воплотить все это в жизнь, показывает история России и её современная действительность. Ещё в начале XIX века Тульский оружейный завод производил современные ружья. Спустя двадцать лет его продукция была уже безнадёжно устаревшей. Американский историк науки Лорен Р. Грэхэм на этом примере поясняет, в чём причины технологической отсталости России, и почему её не спасает даже иностранное управление.

«Россия – принципиально не реформируемая страна», — это выражение, кажется, уже стало правилом. Вся история страны – это догоняющее развитие (за Западом), состоящее из двух циклов «реформы» и «заморозка». Известный научный историк Лорен Р. Грэхэм в своей книге «Сможет ли Россия конкурировать? История инноваций в царской, советской и современной России» пытается ответить на вопрос, в чём глубинные причины «нереформируемости» России.

Первый пример причин технологической отсталости в книге Грэхэма – система работы Тульского оружейного завода в первой половине XIX века.

Герб Тулы


Российская модель технологической модернизации в формате резких взлетов и последующей стагнации сформировалась очень давно – ещё в XVII веке. Российские правители жаждали получить мощные виды вооружений, которые позволили бы вести успешные военные действия. Они часто приглашали на работу иностранных специалистов, строивших им заводы по последним стандартам того времени. Правители надеялись, что военный потенциал сохранится и в последующие годы, после отъезда иностранных специалистов. Проблема заключалась в том, что условия, в которых действовали русские оружейные заводы, постепенно сказывались на качестве производимой ими продукции.

Это явление было не уникальным для России, что подтверждает приведенный далее пример крупных американских государственных оружейных предприятий в Спрингфилде и Харперс-Ферри, где последствия рабства и отставания в социальном развитии вылились в снижение объемов производства. В российском контексте улучшения на оружейных заводах, как, например, в Туле, могли произойти только после того, как царь своим распоряжением запускал новый виток модернизации, а не благодаря смене руководства завода, как это делало американское правительство, стремившееся поддерживать прогрессивные предприятия.

Оружейный завод в Туле был усовершенствован до такой степени, что с ним не может сравниться ни одно другое предприятие по производству оружия в мире (из доклада специалиста, инспектировавшего Тульский оружейный завод, царю Николаю , 1826 год)

Мне было страшно смотреть, как винтовки Минье стирали с лица Земли колонны русских… чьи оружейные залпы даже наполовину не долетали до противника, когда они устремились в атаку (из письма английского офицера, участника сражения при Инкермане во время Крымской войны, 1855 год)

Из первой цитаты следует, что в 1826 году оружие, производившееся на Тульском оружейном заводе, ведущем российском предприятии, было лучшим в мире. Согласно второй цитате, написанной 29 лет спустя, русские войска использовали ружья, которые уже по всем параметрам уступали ружьям противника. Как это объяснить?

Грустная ирония заключается в том, что в 1826 году Тульский оружейный завод действительно был одним из лучших в мире. Однако в течение последующих десятилетий инновации, которые повсеместно происходили в области производства вооружений, никак не внедрялись на российских заводах. Это один из примеров скачкообразной траектории развития, характерной для развития российских технологий в целом. И как во многих других случаях, у этого зигзага есть своя предыстория.


Мушкетоны кавалерийские с ударно-кремневым замком. Тула, 18 век
В 1632 году по приказу царя русский купец и заводчик голландского происхождения Андрей Виниус основал под Тулой первый оружейный завод, история которого продолжается по сей день. Сначала оружейники Тульского завода применяли самые современные методы. Однако ко времени, когда на престол в начале XVIII века взошел Пётр I, они в технологическом плане уже отставали от Западной Европы. Пётр I приказал провести модернизацию завода, привёз шведских, голландских, датских, прусских оружейных дел мастеров, чтобы те обучили русских подмастерьев. Однако он не только приглашал иностранных специалистов в Россию, он посылал русских механиков учиться за границу. Один из них, Андрей Нартов, стал впоследствии известнейшим русским механиком, изобрел токарные станки разного профиля, затворный механизм, наладил технику монетного дела, сделал целый ряд изобретений в области артиллерийского дела.

Политика использования иностранных консультантов продолжилась после смерти Петра I. Екатерина Великая интересовалась оружейными заводами в Туле в последней трети XVIII века, во время одного из своих посещений она даже сама приняла участие в литье оружия. Императрица также распорядилась отправить русских оружейников в Англию для совершенствования мастерства. В период войны с Наполеоном тульские оружейные предприятия были главными поставщиками вооружения различного калибра для российской армии.

В начале XIX века царское правительство гордилось своей армией и вооружением, имевшимся в её распоряжении. Победой над Наполеоном Российская империя доказала, что является доминирующей военной силой на континенте. Вооружённые силы русского царя сдерживала лишь британская мощь на море.

Сразу после войны с Наполеоном царское правительство предприняло попытку модернизировать оружейный завод в Туле. В 1817 году в Тулу прибыл опытный английский механик Джон Джонс. Он наладил механическую штамповку деталей ружейного замка, изобрёл специальную наковальню для выделки ружейного ствола, предложил производство взаимозаменяемых деталей для своих ружей. К 1826 году Джонс осуществил такую грандиозную модернизацию производства, что царский инспектор оценил оружейные предприятия в Туле как лучшие в мире.


Штуцеры с ударно-кремневым замком. Тула, конец 18 века
Желая лично увидеть, какого прогресса достигли на Тульском оружейном заводе, император Николай I прибыл в Тулу. Ему доложили, что на складах завода находится 52.125 единиц оружия, произведенного новым способом, — огромное количество. Ему также было доложено, что ни одна другая страна в мире не способна произвести такого большого количества ружей с взаимозаменяемыми деталями. Николай I посещал Тульский оружейный завод дважды. Каждый раз он наугад выбирал несколько ружей из числа предложенных, просил, чтобы их разобрали, перемешали детали и собрали из них новые. Согласно официальному отчету о его визитах, ружейное производство на Тульском арсенале достигло «наивысшей степени развития, известной в настоящее время».

Если эта история достоверна, она свидетельствует о знаменательном событии. Историки, изучающие технологии, сейчас едины во мнении, что по-настоящему взаимозаменяемость деталей при массовом производстве ружей была достигнута не ранее 1840-х годов и этого добились американцы на арсеналах в Новой Англии.

Здесь история становится интересной, даже парадоксальной. Вероятно, мы уже никогда не узнаем, что же на самом деле происходило во время визитов царя в Тулу в 1826 году, но существует версия, что его попросту обманули и ружья, произведенные в Туле на тот момент, не имели по-настоящему взаимозаменяемых деталей.

Историки науки и техники изучили сохранившиеся русские ружья периода 1812–1839 годов и обнаружили следующее. На многих деталях имеются следы ручной подгонки, свидетельствующие о том, что они не были взаимозаменяемыми, их подгоняли вручную, а это требовало усилий и стоило дорого. Некоторые детали оказались даже пронумерованными, что было бы совершенно излишним, если бы была достигнута подлинная взаимозаменяемость. Американский историк техники Э. Бэттисон изучил эти доказательства и в 1981 году пришел к заключению, что детали русских ружей были не более взаимозаменяемыми, чем детали большинства ружей, произведённых в США в тот же период.


Ружьё с ударно-кремневым замком подарочное. Тула, 1826 год
Прежде чем делать выводы о том, что подобная фальсификация была возможна только в России, стоит отметить, что в то время это было вполне распространенное явление, особенно в США. Недавно американские историки техники развенчали миф о том, что Эли Уитни первым создал взаимозаменяемые детали. В 1801 году на глазах уважаемой публики, в числе которой были Джон Адамс и Томас Джефферсон, Эли Уитни разобрал, перемешал детали, а затем при помощи одной отвертки вновь собрал десять замковых механизмов ружей. Джефферсон был настолько впечатлен, что писал затем президенту Джеймсу Монро: «Мистер Уитни изобрел отливочные формы и устройства для производства всех деталей своих ружейных замков настолько одинаковыми, что можно разобрать сотню замков на составляющие, перемешать их и снова собрать из деталей, что попадаются под руку». Энтузиазм Джефферсона вполне понятен – такие ружья можно легко чинить в полевых условиях.

Теперь нам известно, что притязания Эли Уитни на первенство были несостоятельными. Его ружья не были произведены из взаимозаменяемых деталей. Более того, Уитни так и не удалось добиться подлинной взаимозаменяемости деталей в течение всей своей жизни, хотя он и продолжает служить олицетворением этой идеи.

В 1826-м, через год после кончины Уитни и в год, когда состоялась презентация в Туле, по удивительному совпадению были опубликованы три отчёта по оценке состояния отрасли производства стрелкового оружия в США и России. Они дают нам возможность довольно точно сравнить методы производства в обеих странах. Это отчёт Джеймса Каррингтона по оружейному заводу в Харперс-Ферри, отчёт по заводу Уитни в штате Коннектикут, а также отчет о Тульском оружейном заводе в России Последний – самый подробный из трех. Данные этих отчетов вместе с сохранившимися вещественными доказательствами свидетельствуют о том, что ружья с действительно взаимозаменяемыми частями массово не производились ни в одной стране, но Россия соответствовала уровню США в тот период по большинству показателей деятельности и превосходила Штаты в способности производить современные ружья в больших количествах.


Замок капсюльного ружья. Тула, начало 19-го века
Бэттисон, написавший вступление к отчету о Туле, отмечал, что «сравнение скудного ассортимента оборудования, имевшегося в распоряжении Уитни на момент его смерти, и того количества и разнообразия станков, которые применялись на заводе в Туле… несомненно, развенчивает популярный миф, окружавший персону Уитни». Джон Холл на заводе в Харперс-Ферри производил 2000 казёнозарядных кремневых ружей на основе инновационной системы с взаимозаменяемыми деталями, что открывало хорошие перспективы на будущее. Но русские тогда уже ежегодно производили более 2000 единиц стрелкового оружия, которое успешно конкурировало с американским.

Тем не менее, взяв за отправную точку 1820-е годы, когда производство оружия в США и России находилось примерно на одном уровне, мы увидим, что за последующие 30 лет Россия откатилась далеко назад. В период с 1830-х по 1850-е годы американские производители не только воплотили идею производства оружия с взаимозаменяемыми деталями в жизнь, они наладили систему его производства. Россия же упустила этот этап. Постепенный спад в производстве вооружений в Российской империи какое-то время был незаметен, войны 1820–1830-х годов, в которых участвовала Россия, велись против турок и кавказских горцев, чьё вооружение серьезно уступало российскому. Военное отставание России стало очевидным в середине XIX века, когда на своей территории в Крыму российская армия пыталась противостоять британским и французским войскам, вооружение которых было гораздо лучше.

В Крымской кампании вооружение русской пехоты в основном состояло из гладкоствольных ружей, многие из которых были произведены в Туле. Часть этих ружей были ещё кремневыми, поскольку программа перехода армии на капсюльные ружья, запущенная только в 1845 году, ещё не завершилась. К тому же многие из этих ружей пребывали в весьма плачевном состоянии, а их детали в большинстве своём заменить в полевых условиях было невозможно. В сражениях при Альме и Инкермане осенью 1854 года русские войска сражались против французских и британских солдат, вооруженных нарезными ружьями с пулями Минье, летальный эффект от применения которых был примерно в три раза выше, чем от русских ружей. Русский офицер так описывал свой страх перед новым оружием: «Увидев в битве при Инкермане, как целые полки стремительно сокращались под их ружьями, теряя четверть своего состава… я был убеждён, что они просто уничтожат нас, как только дело дойдет до сражения на открытой местности».


Чем объяснить резкое снижение качества производимого стрелкового оружия в течение всего лишь нескольких десятилетий? Возможны несколько вариантов. Как предположил историк техники Э. Бэттисон, вероятно, обман императора с взаимозаменяемыми деталями в 1826 году «ограничил возможности дальнейшей модернизации в стране с таким автократичным стилем управления. Если однажды монарх заявил о достигнутом успехе, нет смысла пытаться добиваться дальне

5 лучших видов боевого оружия 19 века (1800-1900)

В 19 веке многие изменения во всем мире пробудили воображение изобретателей. В частности, в одной области — вооружении и орудиях войны — были достигнуты значительные успехи в техническом прогрессе. В эти времена значительных изменений промышленная революция позволила создать более совершенное и эффективное оружие. Солдаты и воины этого дня видели на поле битвы то, чего не было в давно минувших войнах.Помимо улучшений в старом вооружении, они испытали создание и использование многих новых технологий, включая взрывчатые вещества, револьверы и автоматы.

Кавалерийская сабля модели 1860 года

Этот верный клинок был выкован как оружие, которое выбирали армии Союза и Конфедерации во время Гражданской войны в США. Этот меч имел общую длину 42 дюйма с длиной лезвия около 33 и 3/4 дюйма. Это оружие было сбалансировано и весило всего 2 штуки.25 фунтов. Меч и красивые ножны весили всего чуть больше трех с половиной фунтов вместе. Еще одной особенностью, которая сделала это оружие предпочтительным, была красивая широкая кривизна клинка. На рукоятке также имелась защита суставов пальцев, чтобы защитить руки сварщика от вражеских порезов. Характеристики этого оружия сделали его лучшим выбором для ближнего боя.

Congreve Rockets

Ракета Congreve была военным оружием, изобретенным сэром Уолтером Конгривом из британской королевской армии в 1804 году.Впервые это оружие было использовано в 1807 году, когда город Копенгаген был подожжен градом, выпущенным более чем 14 000 ракет (около 300 были ракетами Конгрева). Первая успешная кампания этих ракет состоялась во время войны 1812 года в битве при Бладенберге, где был сожжен Вашингтон, округ Колумбия.

Эти ракеты изначально были сконструированы с боеголовкой от 3 до 24 фунтов, прикрепленной к железному корпусу, заполненному черным порохом, для обеспечения движения. Ракета крепилась к деревянному столбу или стержню, что позволяло запускать ее с рамы, что позволяло солдату устанавливать угол стрельбы.Для своего времени это оружие имело большой потенциал, но в конечном итоге было снято с производства, потому что оно было чрезвычайно дорогим в постройке, сложным для правильной сборки и было очень неточным при стрельбе. В дополнение к этому, эти ракеты имели дальность стрельбы всего две мили и часто взрывались, прежде чем поразили цель. Ракеты Конгрив проложили путь для новых и лучших ракет в будущем.

Револьвер Кольта

В 1836 году человек по имени Сэмюэл Кольт изобрел первый в мире револьверный пистолет.Хотя оно было изобретено в 1836 году, это оружие не пользовалось большой популярностью до американо-мексиканской войны и гражданской войны в США. Однако когда пришло время, это ружье буквально произвело революцию на поле боя. Он быстро стал заменять мечи и мушкеты в качестве оружия, предпочитаемого военными, потому что им было очень легко пользоваться. Самым важным преимуществом этого оружия для солдата было то, что вы могли сделать 6 выстрелов без перезарядки. Старые мушкеты и однозарядное оружие перезаряжались более 20 секунд после каждого выстрела.Это оружие явно изменило правила игры.

Пушка Гатлинга

Пушка Гатлинга была первым оружием, которое могло автоматически стрелять несколькими выстрелами. Это свирепое оружие было изобретено в 1861 году Ричардом Гатлингом. Его оригинальное ружье имело 6 стволов, установленных на двухколесном лафете, и могло стрелять с поразительной скоростью — 200 выстрелов в минуту. Это оружие приводилось в действие путем вращения кривошипа вокруг центрального цилиндра. Версии пушки Гатлинга могли стрелять снарядами диаметром от 0,45 дюйма до 1 дюйма.К 1876 году последняя пушка Гатлинга могла стрелять со скоростью более 1200 выстрелов в минуту. Пушка Гатлинга впервые увидела свет на поле боя во время Гражданской войны в США, но в то время почти не использовалась. Америка снова использовала это оружие во время испано-американской войны, где оно помогло Америке выиграть несколько сражений. К концу 19 века пулемет Кольта-Браунинга M1895 начал заменять пулемет Гатлинга, поскольку он был легче, точнее и проще в эксплуатации.

Взрывчатые вещества (тротил и динамит)

Тротил (тринитротолуол) и динамит были изобретены в XIX веке.Подобные взрывчатые вещества играли важную роль в железнодорожной и горнодобывающей промышленности, но они действительно участвовали в военных действиях. Боевые саперы начали использовать взрывчатку для разрушения вражеских зданий и лагерей в середине и конце 1800-х годов. Однако из-за опасности и ненадежности этих взрывчатых веществ их использование в войне было вторичным по сравнению с другим доступным оружием и военной тактикой.

.

XIX век — большие достижения в области огнестрельного оружия

Примерно с 1820-х до конца 1800-х годов были сделаны три основных события, которые произвели революцию в отрасли огнестрельного оружия и породили современное огнестрельное оружие. По отдельности все они являются значительными шагами в развитии технологий, которые изменили роль и использование огнестрельного оружия во всем мире. Первый начался с замены старинного мушкетного мяча.

Мяч Minié

С момента появления огнестрельного оружия, кроме дробового, единственным снарядом, выпущенным из ружья, был круглый шар.Их на протяжении веков стреляли из мушкетов, их называли мушкетными шарами. Однако в начале 19 века мушкетный шар превратился в «шар Minié» (произносится как «MI-nee», если вы не француз). Мяч minié был первой эффективной пулей (или пулей) некруглой формы. Вместо этого мяч minié был удлинен, имел бороздки сзади и вогнутый дно. Эта конструкция позволяла пулю вначале расширяться в основании, что заставляло ее более плотно прижиматься к нарезному стволу, а затем создавало гораздо более эффективное вращение.Закругленный, но несколько заостренный нос пули придавал ему лучшие аэродинамические характеристики, значительно увеличивая эффективную дальность стрельбы из огнестрельного оружия. Это самые ранние версии распространенных сегодня конструкций пуль.

Капсюли

Вскоре после появления шара minié произошел значительный скачок в технологии огнестрельного оружия, что позволило улучшить методы стрельбы из любого типа оружия. Следующим шагом в эволюции от фитильного замка стала ударная головка .Ударный капсюль был разработан примерно в 1830 году после открытия «молниеносных» — химических соединений, которые являются взрывчатыми веществами, чувствительными к трению. Будучи «чувствительными к трению», молнии, такие как ртуть и калий, взорвутся при ударе. Таким образом, кремень и сталь конструкции кремневого замка были заменены химическим составом, который взорвался бы при контакте, что оказалось невероятно надежнее, чем метод кремня и стали.

Капсюли для перкуссии представляли собой небольшие цилиндры из меди или латуни с одним открытым концом, а другой конец был заполнен гремучей смесью.Змеевидная система, используемая как в фитильных замках, так и в кремневых замках, была снова изменена, поскольку она была преобразована в — и называлась — молотком. Заливной поддон на оружии был удален и модифицирован, чтобы на его конце был установлен ниппель, на котором должен был быть прикреплен капсюль. На конце ниппеля было небольшое отверстие, через которое искра от ударного колпачка могла воспламенить порох в стволе. Молоток должен был быть отведен назад (или «взведен», ), затем, когда спусковой крючок был нажат, он прыгнул вперед, ударив по капсюлю и вызвав искру, которая зажгла бы заряд.

Капсюли для перкуссии получили широкое распространение только около 50 лет. Он был принят на вооружение большинством армий по всему миру, так как был намного надежнее, особенно в сырую погоду, чем ранее использовавшаяся конструкция кремневого замка. Действительно, впервые в истории огнестрельного оружия погода перестала быть фактором боевых действий. Несмотря на то, что он использовался недолго, ударный капсюль стал катализатором величайшего прогресса в технологии боеприпасов: « автономный картридж» .

Патрон пули

Как и в случае с давно использовавшимся мушкетным шаром, единственный способ стрелять из ружья с момента их изобретения — это заряжать ствол ружья тремя отдельными частями: порохом, ватой и снарядом. Затем потребовалась внешняя искра, чтобы зажечь порох в пистолете и таким образом выстрелить. Только в начале XIX века был представлен первый автономный пулевой патрон, навсегда изменивший отрасль огнестрельного оружия.

В этих ранних пулевых патронах использовалась ткань или, чаще, бумага, чтобы обернуть порох и снаряд в единый автономный блок.Будучи крайне грубыми по сравнению со своими цельнометаллическими преемниками, эти ранние бумажные патроны полностью изменили боевые действия огнестрельного оружия. Вместо того, чтобы носить контейнеры с порохом, отмерять его и заливать в ствол, нужно было просто проткнуть ствол одним из этих патронов, надеть новый капсюль, и он был готов к стрельбе. Он значительно увеличил темп стрельбы, однако из-за бумаги влажные условия все еще были проблемой.

Патроны

с бумажными пулями использовались во всем мире с начала 1800-х до 1860-х годов.Только в 1847 году француз М. Уиллер представил первый полностью закрытый цельнометаллический патрон. Эта новая конструкция примет множество форм в течение следующего десятилетия или около того, а стандартизация патронов с металлическими пулями не будет усовершенствована и внедрена примерно до 1860-х годов. Гражданская война в США велась в основном с использованием бумажных патронов или пороха и шара.

Патрон с металлической пулей был значительным улучшением по сравнению с бумажными версиями в двух отношениях: во-первых, металлические гильзы означали, что эти патроны были водонепроницаемыми.Дождь или даже падение их в стоячую воду не вызовут пропусков зажигания. Это было огромным преимуществом по сравнению с бумажными патронами, поскольку погода никак не влияла на эффективность огнестрельного оружия. Во-вторых, эти металлические гильзы пошли на шаг дальше своих предшественников: они также включали в себя заряд в виде капсюля. В капсюлях больше не было необходимости, поскольку капсюль теперь был методом воспламенения пороха в патроне простым ударом молотка. Это воплощение пули — основная форма, которую производят патроны для пуль и по сей день.Эти патроны послужили толчком для значительных скачков в технологии огнестрельного оружия в последующие десятилетия, включая появление действительно воспроизводимого огнестрельного оружия.

С. Лоуренс

.

Жизнь в Америке XIX века

Жизнь в Америке XIX века

Тим Ламберт

В 19 веке население США быстро росло. В страну хлынули выходцы из Европы. К 1810 году население США превысило 7,2 миллиона человек и продолжало быстро расти. К 1820 году это было более 9,6 миллиона, а к 1840 году — более 17 миллионов. Америка быстро расширилась на запад.

Американская промышленность тоже процветала. В конце 19 века США были самой быстрорастущей индустриальной страной в мире.К концу века он превзошел Великобританию по производству чугуна и стали.

Поселенцы на Западе

В конце 19 века население США росло очень быстро. В 1860 году население составляло 31 миллион человек. К 1900 году это было почти 76 миллионов. Иммигранты из Европы хлынули в США в надежде на лучшую жизнь. Многие люди были соблазнены Законом о поселенцах 1862 года. Поселенцам бесплатно предлагали 160 акров земли при условии, что они согласились обрабатывать их в течение 5 лет.

В 19 веке фермерам на Западе Америки помогли новые технологии. Сайрус Маккормик изобрел механическую жатку в 1834 году. Джон Дир (1804–1886) изобрел стальной плуг в 1838 году. В 1854 году была изготовлена ​​первая успешная самоуправляемая ветряная мельница (которая автоматически меняла направление в сторону ветра). В 1874 году была запатентована колючая проволока. Между тем, в 1866 году человек по имени Чарльз Гуднайт (1836-1929) изобрел повозку с патронами.

Тем не менее жизнь поселенцев на Западе была тяжелой.Дом, по крайней мере, сначала часто представлял собой однокомнатную хижину, сложенную из дерна, сложенного друг на друга, чтобы образовать стены, и уложенного поперек деревянного каркаса, чтобы образовать крышу. Иногда хижины делали из бревен с засохшей грязью между зазорами для герметичности. Крыша была из деревянной черепицы. Сначала полы были из грязи, потом из дерева. Готовили в железной печи, каюты освещали масляными лампами. Однако постепенно жизнь на Западе стала комфортнее.

На американском Западе также было много скотоводческих хозяйств.Однако жизнь ковбоя была такой же тяжелой, как жизнь фермера. Ковбои работали долгие часы за низкую плату, и работа была опасной. Ковбои носили чепчики, чтобы защитить ноги от щетки, и стетсоны, чтобы защитить голову от солнца и дождя. Они носили сапоги для верховой езды со шпорами, чтобы управлять лошадьми.

Сначала скот свободно пасся на открытом загоне (хотя позже их передвижение было ограничено забором из колючей проволоки. Колючая проволока была изобретена в 1874 году). Каждый год ковбои сгоняли скот и возили его по длинным тропам, чтобы по железной дороге отправляли на рынок.В Канзасе коровьи города выросли рядом с тропами для скота и железными дорогами. К ним относятся Эллсворт, Абилин и Додж-Сити.

Однако очень плохая зима 1886-87 гг. Убила много скота. Затем распространение колючей проволоки ограничивало передвижение скота, а распространение железных дорог сделало ненужными длинные перегонки скота.

Другие города возникли на Западе, когда были обнаружены драгоценные металлы. Среди них был Надгробие, Аризона. Он был основан в 1877 году, когда старатель Эд Шиффелин обнаружил здесь серебро.Надгробная плита также печально известна тем, что на ней 26 октября 1881 года произошла перестрелка в Округе Коррал.

Однако не все города были успешными. Некоторые города возникли на Западе, когда были обнаружены драгоценные металлы, но они были заброшены, когда рудники были исчерпаны. Затем они стали городами-призраками.

Американские города в XIX веке

Все большее число американцев проживает в городах. К 1900 году почти 1/3 из них. К тому времени существовало более 40 городов с населением более 100 000 человек.Как и города в Европе XIX века, в Америке было многолюдно и нездорово. Холера поразила Нью-Йорк в 1832 году и в 1849 году вернулась в 1866 году.

Тем не менее, благоустройство городов улучшилось в течение 19 века. В 1801 году Филадельфия получила водопровод, а в 1836 году город получил газ. В 1832 году в Нью-Йорке появились первые трамваи, запряженные лошадьми. Первая надземная железная дорога в Нью-Йорке начала перевозить пассажиров в 1868 году. Водохранилище Кротон было построено в 1842 году для обеспечения Нью-Йорка водопроводной питьевой водой.Затем в 1858 году был создан Центральный парк. Проспект-парк был заложен в 1867 году. Брайант-парк был заложен в 1884 году.

Транспорт в Америке XIX века

Сначала основным средством передвижения по суше был дилижанс. Как следует из названия, они прошли этапами от 10 до 20 миль. Однако в конце 19 века американская железнодорожная сеть быстро росла. В 1850 году было 9000 миль железных дорог. К 1900 году было 190 000 миль. Первая трансконтинентальная железная дорога была построена в 1869 году.

Сначала почту доставляли дилижансами или Пони-экспрессом. Экспресс-почта перевозилась на лошади и всаднике между станциями на расстоянии около 15 миль. Пони-экспресс мог доставить письма из Миссури в Калифорнию за 10 дней. Однако «Пони-экспресс» просуществовал всего 18 месяцев. Он начался 3 апреля 1860 года, но в октябре 1861 года была установлена ​​трансконтинентальная телеграфная линия. Пони-экспресс не мог конкурировать.

До того, как были построены железные дороги, речной транспорт также был очень важен на Западе.К середине 19 века паровые весельные колесные машины перевозили железо и уголь, зерно и домашний скот по рекам, таким как река Миссури. Они также возили пассажиров. Для тех, кто мог себе это позволить, на борту были очень удобные каюты и азартные игры в салонах.

История транспорта

Оружие XIX века

В XIX веке были большие успехи в оружейной технологии. Сэмюэл Кольт начал производить револьверы в 1836 году. В 1862 году Ричард Гатлинг изобрел ружье Гатлинга.Винтовка Winchester Model 1873 вошла в легенду как «ружье, покорившее Запад». Между тем в XIX веке были изобретены новые взрывчатые вещества, заменяющие порох. ТНТ был изобретен в 1863 году, а динамит появился в 1867 году.

История Америки XIX века

Жизнь в колониальной Америке 18 века

Женщины в XIX веке

Хронология Америки

Жизнь в Британии XIX века

Дом

Последняя редакция 2020 г.

.

парных пистолетов Duel Cap Guns (пистолет) 19 века Стоковое Фото

Мы жертвуем 10% дополнительных гонораров нашим вкладчикам в качестве стимула для облегчения COVID-19

Дизайнеры также выбрали эти стоковые фото

Лесной пожар

Камни для керлинга на корте

Лавина

Алгонкинский парк

Горно-каменная горка

Гранд Pre

CBC Building

Компания Гудзонова залива, Банф Авеню

Королевские ВВС Канады (RCAF) CF-18, окраска хвоста NORAD.

Обугленные останки крушения поезда в Квебеке Lac Megantic

Кладбище Тайн Кот на полях Фландрии

Джастин Бибер, Usher

Скульптура депортации

Джастин Бибер

Похожие изображения

Дуэль молодых самцов лосей за доминирование над стадом в Национальном парке Смоки-Маунтинс

Две лани дерутся друг против друга в лесу с Copyspace.

Дуэль мускусного быка — Гренландия

Пара белых медведей с окровавленным тюленем в воде между дрейфующими льдами со снегом, размытый круизный чип на заднем плане, Шпицберген, Норвегия

Два африканских носорога, дуэль за власть

Винтажная пара пистолетов

Два степлера дерутся, скрепляют, кусают друг друга.Новый против старого боя, новая победа в офисной войне, дуэль настольных принадлежностей, драка

Пара черных боксерских перчаток с металлической цепочкой посередине

Пара богомолов готовится к дуэли

Почетные ружья. Пара дуэльных пистолетов и кепки

Штангенциркуль с двойным штангенциркулем на

Дети, работающие в паре, осваивают новые приемы карате

Светильник на стене в спальне

Дуэль в покере

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о