Рмж форум 2020: Вопросы-ответы | страница 1

Содержание

Ученые оценили методы исследования опухолей при раке молочной железы

https://ria.ru/20200826/bfu-1576303595.html

Ученые оценили методы исследования опухолей при раке молочной железы

Ученые оценили методы исследования опухолей при раке молочной железы

Ученые Балтийского федерального университета им. И. Канта (БФУ им. И. Канта) определили, при каких видах опухолей рака молочной железы больше подходит… РИА Новости, 26.08.2020

2020-08-26T09:00

2020-08-26T09:00

2020-08-26T09:00

риа наука

рак груди

университетская наука

навигатор абитуриента

балтийский федеральный университет

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/08/19/1576303560_0:158:3077:1889_1400x0_80_0_0_d883a1d3b530a0248a6e9ffb85b9a36a.jpg

МОСКВА, 26 авг — РИА Новости. Ученые Балтийского федерального университета им. И. Канта (БФУ им. И. Канта) определили, при каких видах опухолей рака молочной железы больше подходит визуальный или цифровой метод исследования; это поможет врачам выбрать оптимальный способ лечения.

Результаты исследования опубликованы в научном журнале «Акушерство и гинекология».Количественная оценка маркера пролиферации Ki-67, который отражает интенсивность деления опухолевых клеток и скорость роста опухоли, имеет крайне важное значение для больных раком при многих онкопатологиях, в том числе и при раке молочной железы у женщин. Точное определение этого показателя необходимо для назначения адекватной терапии и прогноза онкологического заболевания. Величины Ki-67 в нормальной ткани молочной железы обычно не превышают 5%. При раке молочной железы они имеют разные значения: встречаются опухоли с низкими показателями и относительно благоприятным прогнозом – Ki-67 менее порогового значения 14%. В других опухолях этот показатель может превышать 14-20%, а в отдельных случаях – достигать 80-90%. На сегодняшний день существует проблема определения уровня экспрессии Ki-67. Показатель варьируется при подсчете в различных лабораториях, в зависимости от методики проведения иммуногистохимической реакции для его выявления, а также от используемых реагентов и метода подсчета.
В то же время, точный подсчет показателя определяет постановку правильного диагноза и назначение соответствующего лечения. Поэтому так важно унифицировать методику определения Ki-67.Традиционный, визуальный метод оценки уровня пролиферации состоит в том, что врач-патоморфолог при помощи микроскопа исследует микропрепараты опухоли после их специального иммуногистохимического окрашивания. Этот метод не всегда достаточно эффективен и может быть связан с субъективным фактором. Поэтому большие надежды ученые возлагают на цифровую микроскопию, которая позволяет провести объективную морфологическую диагностику. Исследователи Лаборатории иммуногистохимической, патологоанатомической и клинической диагностики БФУ им. И. Канта провели сравнительный анализ традиционного способа визуальной количественной оценки маркера Ki-67 врачом-патоморфологом и методики с использованием цифровой микроскопии в клетках рака молочной железы у пациенток Калининградской области. При оценке показателя Ki-67 врачом подсчет проводится в так называемых «горячих точках», т.
е. в участках опухоли с максимально выраженной пролиферативной активностью. Подсчет с помощью цифровой микроскопии проводится в выбранных врачом идентичных по площади участках ткани, т.е. используется несколько иной принцип подсчета. Ученые пришли к выводу, что цифровая микроскопия более эффективна в однородных по строению тканях, а в опухолях с относительно низким уровнем пролиферации, различающихся по строению, предпочтителен традиционный метод исследования опытным патоморфологом.Полученные данные стали одним из результатов многолетних исследований методом цифровой микроскопии с использованием программного обеспечения QuantCenter 3DHISTECH. Этот метод продемонстрировал высокую эффективность оценки экспрессии Ki-67 при раке молочной железы. Научный коллектив планирует продолжить исследования максимально идентичных участков опухоли, что особенно важно в случаях опухолей с неоднородной структурой.

https://ria.ru/20200730/1575144222.html

https://ria.ru/20200720/1574587183.html

https://ria. ru/20200619/1573210676.html

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/08/19/1576303560_174:0:2903:2047_1400x0_80_0_0_b2027e896416dde139b82634e141a6ed.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

рак груди, университетская наука, навигатор абитуриента, балтийский федеральный университет

МОСКВА, 26 авг — РИА Новости.
Ученые Балтийского федерального университета им. И. Канта (БФУ им. И. Канта) определили, при каких видах опухолей рака молочной железы больше подходит визуальный или цифровой метод исследования; это поможет врачам выбрать оптимальный способ лечения. Результаты исследования опубликованы в научном журнале «Акушерство и гинекология».

Количественная оценка маркера пролиферации Ki-67, который отражает интенсивность деления опухолевых клеток и скорость роста опухоли, имеет крайне важное значение для больных раком при многих онкопатологиях, в том числе и при раке молочной железы у женщин. Точное определение этого показателя необходимо для назначения адекватной терапии и прогноза онкологического заболевания.

Величины Ki-67 в нормальной ткани молочной железы обычно не превышают 5%. При раке молочной железы они имеют разные значения: встречаются опухоли с низкими показателями и относительно благоприятным прогнозом – Ki-67 менее порогового значения 14%. В других опухолях этот показатель может превышать 14-20%, а в отдельных случаях – достигать 80-90%.

30 июля, 09:13

ИИ поможет московским врачам выявлять онкологию при анализе маммограмм

На сегодняшний день существует проблема определения уровня экспрессии Ki-67. Показатель варьируется при подсчете в различных лабораториях, в зависимости от методики проведения иммуногистохимической реакции для его выявления, а также от используемых реагентов и метода подсчета. В то же время, точный подсчет показателя определяет постановку правильного диагноза и назначение соответствующего лечения. Поэтому так важно унифицировать методику определения Ki-67.

Традиционный, визуальный метод оценки уровня пролиферации состоит в том, что врач-патоморфолог при помощи микроскопа исследует микропрепараты опухоли после их специального иммуногистохимического окрашивания. Этот метод не всегда достаточно эффективен и может быть связан с субъективным фактором. Поэтому большие надежды ученые возлагают на цифровую микроскопию, которая позволяет провести объективную морфологическую диагностику.

Исследователи Лаборатории иммуногистохимической, патологоанатомической и клинической диагностики БФУ им. И. Канта провели сравнительный анализ традиционного способа визуальной количественной оценки маркера Ki-67 врачом-патоморфологом и методики с использованием цифровой микроскопии в клетках рака молочной железы у пациенток Калининградской области.

20 июля, 12:07РИА НаукаУченые создали препарат, убивающий клетки рака молочной железы

При оценке показателя Ki-67 врачом подсчет проводится в так называемых «горячих точках», т.е. в участках опухоли с максимально выраженной пролиферативной активностью. Подсчет с помощью цифровой микроскопии проводится в выбранных врачом идентичных по площади участках ткани, т.е. используется несколько иной принцип подсчета.

Ученые пришли к выводу, что цифровая микроскопия более эффективна в однородных по строению тканях, а в опухолях с относительно низким уровнем пролиферации, различающихся по строению, предпочтителен традиционный метод исследования опытным патоморфологом.

«Мы установили, что метод цифровой микроскопии эффективен при определении средних показателей экспрессии Ki-67. В отдельных случаях, особенно при низкой степени экспрессии Ki-67, были выявлены различия показателей, зависящие от выбора методики: традиционной или с использованием цифровой микроскопии. Это крайне важно для определения молекулярного субтипа опухоли и назначения последующего лечения», — рассказала РИА Новости заведующая Лаборатории иммуногистохимической, патологоанатомической и клинической диагностики БФУ им. И. Канта, доктор медицинских наук, профессор Лариса Волкова.

Полученные данные стали одним из результатов многолетних исследований методом цифровой микроскопии с использованием программного обеспечения QuantCenter 3DHISTECH. Этот метод продемонстрировал высокую эффективность оценки экспрессии Ki-67 при раке молочной железы. Научный коллектив планирует продолжить исследования максимально идентичных участков опухоли, что особенно важно в случаях опухолей с неоднородной структурой.

19 июня, 20:23

Врач рассказала, когда боль в груди говорит о раке

Откровенная история рака груди (со счастливым концом)

Каждый день 12 женщин в Беларуси узнавали, что у них рак груди. Так было в 2017 году. Сегодня к этим цифрам можно смело прибавить еще сотни навсегда изменившихся жизней. Но все не так страшно: рак молочной железы — один из самых успешно излечиваемых. История сегодняшней героини, победившей болезнь, — тому подтверждение. Остатки сомнений развеивает эксперт в маммографии Анна Харун: на ранних стадиях РМЖ излечивается практически в 100% случаев. Мы продолжаем совместный с «Лодэ» цикл, посвященный онкологии.

«Рак сделал меня сильнее. Раньше думала, что не смогу такое пережить. Пережила!»

Анастасии 28 лет. Год назад она закончила лечение от рака груди и согласилась рассказать Onliner свою историю, чтобы показать: жизнь после рака существует. Более того — счастливая жизнь.

— До 27 лет я, конечно, знала, что онкология существует. Но искренне думала, что меня это никогда не коснется.

Прошел месяц после моего 27-го дня рождения, и я нащупала шарик в груди. Думала, само рассосется. Только через несколько недель пошла к врачу, и то меня муж (на тот момент еще жених) подтолкнул: «Сходи уже, проверься». А я ему еще такая: «Да не парься, все наверняка в порядке». Ни температуры, ни слабости — никаких других симптомов. Просто шарик — и все. Маленький и твердый.

На УЗИ врач сказал мне: «Ой, тебе всего 27 лет, это точно киста. Но на всякий случай сходи к гинекологу». Поход к гинекологу я откладывала еще месяц. Гинеколог сказал: «Не переживай, это 100% киста, все нормально. Немного увеличилась, бывает. По правилам положено сходить к онкологу — перестраховаться». Я была спокойна. Думала, врачи просто перестраховываются.

Когда в поликлинике мне делали биопсию (берут большой шприц, вставляют иголку — и прямо в грудь, без анестезии), я потеряла сознание. Пришлось онкологу нашатырь мне нести. А потом сказали ждать 10 дней — и будет готов результат.

На шестой день позвонила медсестра из поликлиники: «Срочно приходите!» Тогда я впервые заволновалась, полетела к онкологу. Без всяких «не переживай, не волнуйся, это лечится» врач сказал мне в лоб: «Рак груди». И вышел из кабинета. Я помню, что стояла, а в голове у меня была только одна мысль: «Как сказать маме?..»

В Минском городском онкологическом диспансере на «Академии наук» я приставала к врачу: «Объясните мне, почему везде термин „пятилетняя выживаемость“? Пять лет — и все, что ли?» Мне очень повезло с доктором. Она по-человечески ко мне отнеслась, объясняла: «Если в течение пяти лет не возникает рецидив, то вероятность 90%, что дальше все будет хорошо. Поэтому и термин такой».

Мой диагноз — «гормонозависимый рак молочной железы первой стадии» (95% выживаемости, между прочим). Сначала мне поставили вторую стадию под вопросом, но после обширной биопсии все-таки подтвердили: первая. Ох, как бы вам описать, что за атмосфера в минском онкодиспансере… Представьте себе безумный поток людей, и каждые две минуты одну женщину кладут на обширную биопсию и под наркозом специальным «пистолетом» берут кусочек опухоли из груди, а вторая в этот момент раздевается. Вошла-вышла, вошла-вышла… Как на конвейере. Первый раз я была в шоке: так много людей! Столько женщин с раком молочной железы, я даже не представляла! Помню, в очереди сидела девочка 18 лет… И каждый понедельник — «новое поступление», бесконечная электронная очередь на первом этаже…

Быстро, в течение недели меня положили в больницу. Вот тогда началась депрессия. Все эти бабушки в палатах и очередях, медсестры: «Ой ты бедненькая, ой несчастненькая, как же так-то, в 27 лет!» Запомните: никогда нельзя говорить такое человеку с раком. Жалость невыносима. Как вести себя с онкопациентом? Помню, мне позвонила подруга, говорит: «Пошли на кофе». А я такая: «Не могу, еду парик после химиотерапии покупать». Она в ответ: «Отлично! С тобой съездить? Я тебе выбрать помогу, а потом кофе попьем». Вот такая поддержка нужна. А жалость — это ужасно.

Онколог сказал, что мне придется удалять грудь полностью. Тяжело было это принять. Я каждый день плакала. Долго думала, советовалась с мамой, с женихом, но в итоге согласилась. Меня оперировал Ростислав Киселев — спасибо ему большое, он человечный доктор. Успокаивал меня, объяснял нюансы. В итоге мне вырезали не только грудь, но и лимфоузлы. Операция прошла хорошо.

Я очень надеялась, что раз у меня первая стадия, то можно обойтись без химии. Но доктор Киселев сказал: «Нет». После операции меня ждали четыре курса «красной» и четыре курса «белой» химии. Это такой онкожаргон у нас, да (улыбается. — Прим. Onliner). Я старалась искать во всем плюсы и смотреть на жизнь с юмором. Удалили лимфоузлы? Отлично, теперь под мышкой я ничего не чувствую, ходить на эпиляцию — одно удовольствие! Химия? Летом без волос прохладнее! Но, если честно, морально было очень тяжело. От меня отвернулись две подруги. Как будто рак — это заразно, передается воздушно-капельным путем.

Помню свою химию: онкодиспансер, четвертый этаж, длинный-длинный коридор. И куча палат с пациентами: мужчины, женщины… Одному легкое вырезали, другому — печень. Я подбадривала себя: «Детка, у тебя еще не все так плохо!»

Прошло две недели после первой химии — проснувшись, я обнаружила свои волосы на подушке. К такому никогда нельзя подготовиться заранее, как бы ты ни старался. Помню, отвезла дочку в школу и позвонила маме, старалась говорить будничным голосом: «Завтра приеду, ты мне голову побрей, мам». И тут меня накрыло. Полились слезы, я уже ничего не видела… Это был очень сложный момент. Думала, завтра приедет Игорь (жених), увидит мою лысую голову — и что как? Он меня бросит! А Игорь рассмеялся: «Хоть ты меня теперь не будешь подкалывать, когда я бреюсь налысо. Пойду теперь тоже подстригусь. Будем вдвоем ходить».

Сразу после первой химии я вышла на работу, больничный брать не стала. Понимала, что дома с ума сойду. Было, конечно, тяжело. Первую неделю после химии ты не можешь есть, от любого запаха воротит. Слабость, тошнота. Да и накапливающийся эффект после каждой химии утяжеляется. От «красной» химии вены очень сильно болят. Сгорают. Я потом так долго не могла смотреть на красный цвет… А на «белой» химии скручивает тело, встанешь на пятки — такая боль, словно на иголках стоишь. Поражаются слизистые, поднимается температура, вкуса еды не чувствуешь. Я ем, а что ем — не знаю.

На химию я ездила на метро, боялась садиться за руль из-за слабости. Представьте: лето, я сижу в парике, мне жарко, ресниц уже нет, на руках синяки от капельниц… И мне кажется, что все, абсолютно все в вагоне смотрят на меня и понимают, что я онкобольная. Такое неприятное чувство.

Удивительно, но, несмотря на все эти ужасы, в июне у меня случилось самое счастливое событие года — свадьба. Это было после второй химии. Да, мы собирались подать заявление в загс, но я думала: «Ну-ну, какая уже тут свадьба с этим раком, понятное дело, Игорь передумает, я передумаю». Но нет. Все документы подали, готовились, позвали друзей, красиво нарядились. Я накрутила локоны на парике — все-таки он был из натуральных волос. Друзья Игоря даже не догадывались, что я болею: «О, Настя, интересно покрасилась!» На этот день я забыла о боли, химии, страхе, онкологии…

Честно, я не ожидала такого поступка от мужа. Я ведь специально рассказала ему все в максимально страшных подробностях. А он все равно от меня не отказался.

Год назад у меня закончился последний курс «белой» химии. Мне обещали, что к октябрю 2019-го я полностью восстановлюсь. В целом я действительно чувствую себя неплохо. Но бывает, что стреляет боль в прооперированной подмышке и руке, голова кружится. Мама говорит: «Ой, ты побледнела. Все в порядке?» А я не хочу ее расстраивать, отвечаю: «Да ну что ты, я отлично себя чувствую, тебе показалось». Раз в три месяца делаю УЗИ груди (так положено по протоколу ближайшие четыре года). Когда ложусь, у меня мурашки: а вдруг что-то найдут! Но каждый раз все хорошо. Надеюсь, что через четыре года я окончательно забуду про рак и больше никогда о нем не вспомню.

Пока что я стесняюсь своего тела — такого, каким оно стало после операции. Пробовала ходить в бассейн, но там раздевалки общие. Я прямо в шкафчик этот залажу, только бы никто не увидел меня без купальника. На очередном осмотре онколог посоветовал удалить и вторую, здоровую грудь, чтобы обезопасить себя. А потом сделать операцию по восстановлению груди, вставить импланты. Сама операция бесплатная, но один имплант в среднем стоит около $1500 по курсу. То есть нужно $3000. Это очень большие деньги для нашей семьи. Как собрать такую сумму?..

Мне хотелось бы сказать всем женщинам: пожалуйста, не забывайте, не откладывайте, регулярно делайте УЗИ и маммографию! При малейших подозрениях сразу же идите к врачу. Об этом нужно говорить в СМИ постоянно.

Рак многое изменил во мне. Позволил сблизиться с мамой. Именно благодаря болезни я смогла довериться мужу. У меня к нему теперь столько уважения и благодарности!.. Я стала сильнее. Раньше думала, что не смогу такое пережить. Пережила! Теперь я ценю все моменты жизни. Раньше поехала на море — ну и поехала. А этим летом, когда мы были в Одессе, я сидела на пляже, смотрела на закат и думала: «Да, я счастливый человек!»

«Рак молочной железы молодеет. Пациентки 28, 30, 32 лет — это уже не нонсенс»

Врач-рентгенолог, специалист по маммографии медицинского центра «Лодэ» Анна Харун относится к раку с реалистичностью медика: «При скрининге мы не можем предотвратить рак, но можем обнаружить его вовремя».

— Маммография — наследница рентгена?

— Это самый первый метод лучевой диагностики, который подарил нам Вильгельм Рентген, когда в 1895 году открыл икс-лучи. Изначально о маммографах речь не шла, возможность рентгеновской визуализации молочной железы появилась после изучения удаленного постоперационного материала на обычном рентген-аппарате. Технический прогресс с 1900 года и до наших дней занимался тем, чтобы улучшить качество изображения, а еще — снизить лучевую нагрузку, ведь ткань молочной железы очень чувствительна к излучению. Сначала появились аналоговые маммографы, а начиная с 2000-х годов — цифровые. Сегодня и в Центральной Европе, и в Минске практически все исследования молочной железы проводятся с помощью цифровой аппаратуры.

— Что изменила цифровая эпоха?

— С помощью цифрового маммографа можно «играть» изображением: регулировать контрастность, яркость, то есть визуализация стала в разы лучше. Цифровые маммографы оснащены детекторами нового поколения, имеющими высокую разрешающую способность. Кроме того, появилась возможность архивировать изображения, осуществлять консультации сложных случаев дистанционно.

Но, несмотря на высокое качество оборудования, опыт и квалификация врача имеют решающее значение. Важно иметь возможность эту квалификацию поддерживать на высоком уровне. Например, в Великобритании, в Лондоне, где я была на стажировке, есть программа по обучению и аттестации врачей-рентгенологов. Есть пакет изображений, врач должен их оценить, а система начислит определенное количество баллов за правильно поставленный диагноз. И доктор тут же увидит, какое место он занимает среди коллег своего района, области, Лондона, всей Великобритании. Это не карательная мера. Смысл в том, чтобы врачи более тщательно подходили к обучению и стандартам. Важный момент — эта программа с помощью видеозаписи может фиксировать, как именно доктор читает снимки: на всех ли изображениях он начинает с соска и ареолы, потом идет по часовой стрелке, рассматривая всю молочную железу, и заканчивает аксиллярным отростком? Если у доктора есть стандарт чтения снимка, вряд ли он что-либо пропустит.

— Многие женщины опасаются, что маммография вредна. Почему-то этот миф очень устойчив. А что на самом деле?

— Это миф, конечно. Любое направление на лучевое исследование (и маммографию в том числе) обосновывается врачом. Цифровые маммографы последнего поколения обладают малой лучевой нагрузкой, которая сопоставима с рентген-исследованием органов грудной клетки.

Наблюдать за состоянием молочных желез нужно начинать с 20 лет. В первую очередь, необходимо раз в год проводить УЗИ молочных желез, а также раз в год посещать маммолога. Это касается тех женщин, которых ничего не беспокоит. Если же что-то беспокоит, то начать нужно с посещения врача-маммолога, который, учитывая возраст пациентки, направит изначально либо на УЗИ, либо на маммографию.

Начиная с 45—50 лет женщина в первую очередь выполняет маммографию с последующей консультацией маммолога, который при необходимости может добавить УЗИ молочной железы. Такая комбинация методов в разном возрастном периоде у женщин обусловлена разным структурным состоянием молочных желез.

— МРТ молочных желез подходит молодым женщинам?

— МРТ — это не метод массового обследования. МРТ молочных желез применяется в трудных диагностических случаях, когда результаты УЗИ и маммографии не совпадают; когда у женщины известен генетический статус: она является носителем BRCA1 и BRCA2; когда в семье было заболевание молочной железы у близких родственников: мамы, родной сестры, тети и так далее.

— А после 50 лет?

— Начинать следует с маммографии. Основная цель здесь — исключить рак либо обнаружить опухоль ранней стадии, когда женщину ничего не беспокоит и опухоль не пальпируется. В этих случаях (0—1-я стадия) излечение от рака приближается к 100%.

В приказе Минздрава №830 «Об организации скрининга и ранней диагностики рака» говорится, что женщина после 50 лет имеет право сама, без направления прийти в любое учреждение, где есть маммограф, и выполнить себе один раз в два года маммографию. Это и будет скринингом у здоровой женщины, у которой нет никаких жалоб.

С каждым годом рак молочной железы молодеет. Теперь уже пациентки 28, 30, 32 лет — это не нонсенс. Связано это с экологической ситуацией (не только у нас в стране, но и во всем мире), сопутствующей патологией (болезни щитовидной железы, органов малого таза), образом жизни. Как правило, это очень злокачественный, агрессивный процесс, так как в молодом возрасте все клетки (в том числе и раковые) растут и обновляются очень быстро. Именно поэтому молодым женщинам нужно обязательно делать УЗИ молочных желез каждый год!

— Говоря о цифрах за 2018 год, маммологи бьют тревогу: всплеск рака молочной железы! Ваша практика это подтверждает?

— На мой взгляд, речь идет не только об истинном росте заболевания, но и об улучшении диагностики. Поэтому цифры растут.

Смотрите сами. Оснащенность медицинских учреждений улучшилась. Количество маммографов и УЗИ-аппаратов в Минске выросло. Плюс женщины стали более внимательно относиться к своему здоровью. Не зря проводят Всемирный день борьбы с раком молочной железы и «розовый октябрь» — месяц борьбы с РМЖ. Конечно, свою роль сыграло появление новых опций у маммографов — это томосинтез (3D-визуализация) и контрастная томография (изображение 2D плюс элементы МРТ-диагностики).

И доктора постоянно обучаются, повышают квалификацию, ездят на семинары и стажировки. Кроме того, в Беларуси есть программа «Телемедицина» — с ее помощью можно пересылать снимки онлайн и консультироваться. Например, у доктора из минской поликлиники возникает вопрос по маммографии. Он по «Телемедицине» присылает мне исследование, а я даю свою экспертную оценку: рак это или нет. Подобное стало возможным только в цифровую эпоху.

— Маммография — это больно? Как проходит сам процесс?

— Женщина раздевается до пояса, снимает все украшения, подходит к аппарату и выкладывает грудь на подставочку. Ее высота регулируется в зависимости от роста. Далее лаборант прижимает грудь женщины, чтобы зафиксировать ее. Это нужно для того, чтобы молочная железа не двигалась во время исследования, а изображение было четким. Стандартная маммография включает в себя четыре проекции (по две на каждую железу). Процедура не болезненная, но немного чувствительная.

— Вам приходилось говорить женщинам «У вас рак»?

— Врачи-диагносты — это те люди, которые, как правило, первыми сообщают о диагнозе. Первыми! Поэтому нужно быть очень деликатным, обладать участием и сочувствием к людям.

О диагнозе «рак» я говорю пациенткам по-разному. Когда выхожу к женщине, отлавливаю малейшие детали: как она сидит, как спрашивает («Ну что там, доктор?» или «Вы не подскажете, что со мной?»). По интонации и заданному вопросу уже можно определить дальнейший стиль общения.

Кому-то важно знать незавуалированную правду, а кого-то нужно подготовить к осознанию собственного диагноза.

Напоследок мне хочется сказать: наше здоровье — в наших руках. Будьте внимательны к себе, вовремя проходите обследования (в том числе маммографию, которая является золотым стандартом в исследовании молочных желез). И помните, что рак — это не приговор, на начальной стадии он излечим.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Лодэ», УНП 100262226.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

Как я борюсь с раком груди — Wonderzine

Моя восхитительная ремиссия длилась семь месяцев. По иронии судьбы, 16 февраля 2016 года, ровно через два года после постановки диагноза, у меня обнаружили метастазы в печени. Это был большой удар, очень неожиданный. Вроде бы всё знаешь, через всё уже проходила, но уложить в голове всё это тяжело. Я дала себе три дня: я плакала, ревела, истерила, хоронила себя. Через три дня взяла себя в руки и пошла воевать. И снова химиотерапия, невыносимая, гораздо тяжелее, чем предыдущая, — шесть курсов. Я выстояла, выдержала всё и продолжила жить. Метастазы ушли уже после третьего курса. Рака во мне нет, хотя, конечно, всё это условно и он может вернуться в любую секунду. Но я верю и даже знаю, что этого не произойдет. Каждый 21 день мне нужно капать таргетные препараты до того момента, пока будет эффект — это может продлиться два-три года, а может, и больше.

Борьба с метастазами далась мне гораздо легче в эмоциональном, психологическом плане. Конечно, у меня бывают срывы, мне порой ужасно надоедает эта раковая жизнь с постоянной войной за препарат, эти бесконечные обследования, анализы, контроль. Порой мне кажется, что я живу в онкодиспансере, но я не позволяю себе раскисать, всегда держу себя в тонусе, контролирую своё лечение и внимательнее слежу за своим здоровьем. Да, в нашей стране очень много проблем с лечением онкологии — описать в двух словах их просто невозможно, это тема для отдельного разговора. Да и не хочется жаловаться, ведь повлиять на это сложно. Спасибо, что хоть и с большими трудностями, но нас лечат.

Несмотря на всё, мне удаётся сохранять оптимистичный настрой. Как? Всё просто: я не зацикливаюсь на своей болезни. Рак — это всего лишь моя параллельная жизнь, не более того. Я люблю свою лысую голову, и, хотя я очень жду, когда отрастут волосы, меня сейчас всё устраивает. Конечно, лучше вообще не знать, что такое рак, но что случилось, то случилось. Это очень непредсказуемая болезнь, и шутить с ней нельзя, но и поддаваться ей тоже не стоит. Для того чтобы бороться и побеждать, нужен сильный дух. Сейчас я даю себе ровно пять минут на то, чтобы поплакать и пожалеть себя, — больше нет ни времени, ни желания. Болезнь пытается внедриться в мою жизнь, но у неё не получится меня сломить: сколько надо, столько и буду бороться! Метастазы дали мне чётко понять: живи здесь и сейчас, не смотри вдаль, наслаждайся каждой секундой, дыши полной грудью. Завтра — это завтра. Мы ни от чего не застрахованы. Слишком много чести этому раку, разговоров, жалости, слёз — это всё не для меня.

первые признаки и симптомы, рак молочной железы 2 стадии, причины и стадии женского рака груди

«Результаты УЗИ молочных желез выявили образование, подозрительное на онкологию», «результаты маммографии не позволяют однозначно исключить наличие злокачественного образования», «биопсия показала наличие раковых изменений в молочной железе и требуется расширенное обследование». Это лишь немногие из самых страшных слов, которые женщина может услышать от своего врача.

Молочные железы состоят из трех основных типов тканей — жировой, соединительной и железистой. Раком молочной железы (РМЖ) называют злокачественные опухоли, развивающиеся именно из клеток Как возникает рак молочной железы?

Рак груди развивается так же, как и любая другая злокачественная опухоль в организме. Одна или несколько клеток железистой ткани в результате произошедшей в них мутации начинают аномально быстро делиться. Из них образуется опухоль, способная прорастать в соседние ткани и создавать вторичные опухолевые очаги — метастазы.

Мутации, которые приводят к РМЖ, бывают приобретенными.

Распространенными наследственными генетическими причинами рака молочной железы становятся мутации в генах BRCA1 и BRCA2. Носительницы мутации BRCA1 имеют риск заболеть раком молочной железы 55–65%, а носительницы BRCA2 — 45%. Такие генетические дефекты передаются по наследству от родителей детям, они становятся причиной рака молочной железы примерно в 15% случаев.

Намного чаще опухоль возникает из-за приобретенных мутаций: они возникают в клетках молочной железы и не передаются по наследству. Например, в 20% случаев увеличено количество копий гена, кодирующего HER2 — белок-рецептор, который находится на поверхности клеток и стимулирует их размножение.

«Молекулярно-генетический портрет» опухоли имеет важное значение при выборе оптимального лечения.

Типы рака молочной железы

Злокачественные опухоли груди делятся на два типа: протоковые и железистые. Протоковый рак молочной железы встречается чаще. Он может быть внутриэпителиальным (in situ) и инвазивным. У внутриклеточного протокового рака молочной железы более благоприятный прогноз, он редко дает метастазы и излечивается в 98% случаев. Инвазивный же вариант опухоли склонен к бесконтрольному росту и генерализации процесса.

Железистый рак молочной железы может быть дольковым (инвазивная лобулярная карцинома) или произрастать из других клеток железистой ткани. Для долькового рака нередко характерен мультицентричный рост. Скорость увеличения в размерах и сроки метастазирования форм узлового рака груди зависят от степени дифференцировки опухоли.

Причины и факторы риска

К сожалению, полной информации о причинах возникновения рака молочной железы у ученых пока нет. Существует список факторов риска, влияющих на вероятность появления опухоли, однако у некоторых болезнь диагностируют при отсутствии этих факторов, другие же остаются здоровыми при наличии сразу многих из них. Тем не менее, ученые все же связывают развитие рака груди с определенными обстоятельствами, наиболее часто предваряющими его появление. К ним относятся:

  • Возраст. Большинство случаев РМЖ приходятся на женщин в возрасте 55 лет и старше.
  • Наследственность. Если РМЖ диагностирован у кого-то из близких родственников, риск повышается вдвое.
  • Рак молочной железы в анамнезе.
  • Повышенная плотность ткани молочной железы по результатам маммографии.
  • Некоторые доброкачественные новообразования в молочной железе.
  • Раннее начало менструаций — до 12 лет.
  • Поздняя менопауза — после 55 лет.
  • Отсутствие детей или поздние (после 35 лет) первые роды.
  • Воздействие радиации, например, в ходе лучевой терапии, проводимой для лечения другого типа рака.
  • Курение и злоупотребление алкоголем. Если женщина ежедневно потребляет 28–42 г этилового спирта, ее риски повышаются на 20%.
  • Лишний вес и низкая физическая активность.
  • Использование гормональных препаратов: оральные контрацептивы, заместительная гормональная терапия в постменопаузе.
  • Травмы молочных желез.
  • Сахарный диабет.
  • Работа по графику с ночными сменами.

Симптомы рака молочной железы

На ранних стадиях рак молочной железы, как правило, никак клинически не проявляется. Чаще всего опухоль обнаруживается самими больными или выявляется случайно при проведении профилактических исследований.

Пациентки обычно жалуются на наличие пальпируемого образования, выделения из соска. Боль является редким симптомом рака грудной железы, однако болевой синдром может выйти на первый план на этапе генерализации процесса, в особенности при распространении метастазов в кости.

Довольно часто выявляются такие признаки рака груди, как появление асимметрии вследствие изменения размеров пораженной железы. Уменьшение, смещение кверху, деформация и сморщивание молочной железы может наблюдаться при скиррозной (фиброзной) форме опухоли. Напротив, увеличивается грудь на стороне поражения при быстром росте образования или из-за отека, который формируется по причине нарушенного оттока лимфы.

При распространении новообразования в подкожную клетчатку могут наблюдаться изменения кожи. При этом выявляются следующие симптомы рака молочной железы:

  • «Площадка» — происходит уплощение кожи над опухолью, образовать в данном месте кожную складку невозможно.
  • «Умбиликация» — кожа над местом поражения сморщена и втянута.
  • «Лимонная корка» — характерный вид грудной железы вследствие лимфостаза.

Иногда, при распространении опухоли на поверхность кожи могут наблюдаться такие признаки рака груди, как покраснение и изъязвление. Наличие этих симптомов говорит о запущенности процесса.

Изменения соска тоже могут определяться, но только на поздних стадиях. При этом имеют место такие симптомы рака грудной железы, как:

  • Симптом Форга — на стороне поражения сосок находится выше, чем на здоровой стороне.
  • Симптом Краузе — сосок утолщен, складки ареолы заметно выражены.

Такой признак рака молочной железы, как патологические выделения, является довольно редким, но в ряде случаев может быть единственным симптомом, который выявляется при осмотре. Часто выделения носят кровянистый характер, реже встречаются серозные и гнойные.

В зависимости от проявлений заболевания, выделяют разные клинические формы рака молочной железы. В 75–80% случаев встречается узловая форма. На ранних стадиях единственным симптомом, как правило, является безболезненное уплотнение в молочной железе. Если разделить грудь на четыре части горизонтальной и вертикальной линиями, то в половине случаев опухоль будет находиться в верхненаружной части.

Также были выделены особые формы рака груди, которые проявляются типичной симптоматикой. К ним относятся:

  • Отечно-инфильтративная форма, для которой характерно увеличение и отечность железы, мраморный цвет кожи, выраженная гиперемия.
  • Маститоподобная. Данный вид рака груди проявляется уплотнением пораженной груди, повышением температуры тела.
  • Рожистоподобная форма, при которой на коже выявляются очаги (иногда появляются изъязвления), которые внешне напоминают рожистое воспаление.
  • Панцирная форма характеризуется наличием множественных узлов, за счет которых происходит сморщивание и деформация железы.
  • Рак Педжета — поражает сосок и ареолу. При данной разновидности наблюдают утолщение соска, изменение кожи в виде покраснения и уплотнения, образование корок и чешуек.

Иногда люди, интересуясь по каким признакам можно распознать наличие опухоли молочной железы, по ошибке ищут симптомы рака грудины. Данное название является неверным, так как грудина является центральной плоской костью грудной клетки и даже при метастазировании злокачественного образования груди практически никогда не поражается.

Самостоятельная диагностика рака груди

Самостоятельно проверять грудь на наличие узелков или каких-либо других изменений стоит раз в месяц после менструации. Домашнюю диагностику удобнее всего проводить, принимая ванну или находясь под душем. О любых изменениях, которые удалось обнаружить, стоит как можно быстрее рассказать врачу.

Порядок проведения самообследования молочных желез:

  • Разденьтесь выше пояса и встаньте перед зеркалом.
  • Поднимите руки вверх и заведите их за голову. Внимательно осмотрите грудь. Повернитесь правым, левым боком.
  • Ощупайте молочные железы в положении стоя сложенными указательным, средним и безымянным пальцем. Начинайте с верхней наружной части груди и двигайтесь по часовой стрелке.
  • Сожмите сосок двумя пальцами. Проверьте, выделяется ли из него что-нибудь.
  • Снова ощупайте молочные железы — теперь в положении лежа.

70% случаев рака молочной железы выявляются пациентами самостоятельно в результате самообследования груди.

Диагностика

Сбор анамнеза

Диагностика рака молочной железы начинается с беседы. На этом этапе для врача важно оценить жалобы женщины и выяснить, встречались ли случаи рака молочной железы в её семье, если да — насколько часто. Это помогает заподозрить наследственную форму рака, связанную с мутациями в генах BRCA1, BRCA2, NBS1, CHECK, TP53.

Осмотр

Далее врач осматривает, ощупывает молочные железы, проверяет, нет ли в них узлов и уплотнений, не увеличены ли лимфатические узлы в подмышечной, надключичной и подключичной областях.

Диагностика злокачественной опухоли

После осмотра врач может направить женщину на маммографию — рентгенографию молочной железы. Показаниями к этому исследованию являются: уплотнения в молочной железе, изменения со стороны кожи, выделение крови из соска, а также любые другие симптомы, которые могут указывать на злокачественную опухоль. Также для диагностики рака молочной железы назначают ультразвуковое исследование. Маммография и УЗИ являются взаимодополняющими методами, каждый из них имеет свои преимущества:

Маммография

УЗИ молочных желез

Позволяет обнаружить патологические изменения за 1,5–2 года до появления симптомов.

При кровянистых выделениях из соска можно провести дуктографию — рентгенографию с контрастированием молочных протоков. Это помогает получить дополнительную полезную информацию.

Высокая чувствительность — точная диагностика до 90% случаев рака.

Возможность обнаружить микрокальцинаты до 0,5 мм.

Безопасность — нет воздействия на организм рентгеновскими лучами.

Хорошо подходит при высокой плотности ткани молочной железы, у молодых женщин (до 35–45 лет).

Позволяет отличать кисты (полости с жидкостью) от плотных опухолей.

Позволяет оценить состояние регионарных лимфатических узлов.

Хорошо подходит для контроля положения иглы во время биопсии.

Магнитно-резонансная томография — высокоинформативный метод диагностики злокачественных опухолей молочной железы. Ее применяют при лобулярном раке, когда неинформативны маммография и УЗИ, а также для оценки размеров и расположения опухоли, что помогает определиться с тактикой хирургического лечения. МРТ может применяться для скрининга у женщин-носительниц аномальных генов, связанных с повышенным риском рака молочной железы, при отягощенном семейном анамнезе.

Окончательный диагноз устанавливают по результатам биопсии. Получить опухолевую ткань можно разными способами:

  • Нужно обязательно исследовать выделения из соска — в них могут быть обнаружены опухолевые клетки.
  • При тонкоигольной биопсии в опухоль вводят иглу под контролем УЗИ или маммографии.
  • Во время трепанобиопсии (CORE-биопсии) используют специальный инструмент, напоминающий толстую полую иглу. Он позволяет получить больше количество ткани и более детально ее исследовать.
  • При биопсии «пистолет-игла» иглу вводят точно в нужное место с помощью специального пистолета.
  • Стереотаксическая вакуум-биопсия практически так же точна, как биопсия опухоли во время хирургического вмешательства, но ее можно выполнить под местной анестезией, не прибегая к общему наркозу. Процедуру проводят с помощью пистолета Bard Magnum и вакуум-аппарата.
  • Эксцизионная биопсия проводится во время хирургического вмешательства. На исследование отправляют всю опухоль.
  • Сентинель-биопсия — исследование сторожевого лимфатического узла во время операции. Оно помогает разобраться, распространилась ли опухоль в регионарные лимфатические узлы, и стоит ли их удалять.

О роли биопсии в диагностике рака молочной железы рассказывает врач Европейской клиники Портной С.М.:

В лаборатории проводят цитологическое и гистологическое исследование, то есть оценивают строение отдельных клеток и ткани. В настоящее время доступны молекулярно-генетические исследования: они помогают выявить мутации, за счет которых произошло злокачественное перерождение, и подобрать оптимальную противоопухолевую терапию.

Биопсия позволяет выяснить, является ли опухоль злокачественной, а также определить ее тип и стадию. Кроме того, исследование биопсийного материала дает ответ на вопрос, является ли опухоль гормонозависимой, что также влияет на схему лечения.

Оценка степени распространения рака в организме

После того как рак диагностирован, важно определить его стадию и понять, насколько сильно он распространился в организме. Для этого применяют следующие исследования:

  • УЗИ и биопсию лимфатических узлов.
  • Компьютерную томографию и МРТ — они помогают оценить размеры, расположение опухоли, очаги в других органах.
  • Метастазы в печени диагностируют с помощью УЗИ.
  • Очаги в легких и костях помогает выявить рентгенография.
  • ПЭТ-сканирование — современный «золотой стандарт» диагностики метастазов злокачественных опухолей.

Стадии рака молочной железы

Стадирование при раке молочной железы опирается на общепринятую систему TNM. Буква T в этой аббревиатуре обозначает размер первичной опухоли:

  • Tis — «рак на месте», который находится в клетках, выстилающих молочные протоки или дольки, и не вторгается в соседние ткани. Это может быть дольковая, протоковая карцинома или рак Педжета.
  • T1 — диаметр опухоли в наибольшем измерении составляет менее 2 см.
  • T2 — 2–5 см.
  • T3 — более 5 см.
  • T4 — опухоль, которая проросла в стенку грудной клетки, кожу, или воспалительный рак.

Буквой N обозначают наличие метастазов в регионарных лимфатических узлах. N0 — очаги в лимфатических узлах отсутствуют. N1, N2 и N3 — поражение разного количества лимфатических узлов.

Буква M обозначает наличие отдаленных метастазов. Рядом с ней может быть указана одна из двух цифр: M0 — нет отдаленных метастазов, M1 — отдаленные метастазы имеются.

В зависимости от значений T, N и M, выделяют пять основных стадий рака молочной железы (внутри некоторых из них есть подстадии):

  • Стадия 0: рак на месте.
  • Стадия I: опухоль в молочной железе диаметром до 2 см.
  • Стадия II: опухоль в молочной железе диаметром до 5 см и более, могут быть метастазы в подмышечных лимфоузлах на стороне поражения.
  • Стадия III: опухоль в молочной железе до 5 см и более, может прорастать в грудную стенку или в кожу, имеются очаги в регионарных лимфатических узлах.
  • Стадия IV: опухоль может быть любых размеров, не имеет значения, поражены ли регионарные лимфоузлы. Если обнаруживают отдаленные метастазы, всегда диагностируют рак четвертой стадии.

Лечение рака молочной железы

Стратегия лечения рака молочной железы должна подбираться индивидуально для каждой пациентки с учетом таких факторов, как тип опухоли, стадия, чувствительность новообразования к гормональной терапии. Берется во внимание и общее состояние больной. Если опухоль обнаружена на ранних стадиях и выбрана правильная тактика ведения пациентки, то шанс полностью вылечить рак груди является весьма высоким.

Хирургический метод

Оперативный метод является доминирующим в лечении рака молочной железы. При раннем выявлении опухоли возможно проведение органосохраняющей операции — секторальной резекции. Выполнение такого вмешательства сопровождается повышенным риском местного рецидивирования, в связи с чем его комбинируют с другими методами, например, лучевой терапией.

На более поздних стадиях рак груди лечится с применением мастэктомии — удаления всей молочной железы вместе с ближайшими лимфатическими узлами. Врач также может принять решение об удалении второй молочной железы, если велик риск развития и в ней злокачественной опухоли.

Чтобы разобраться, распространились ли раковые клетки в лимфатические узлы, и определиться с объемом хирургического вмешательства, может быть проведена сентинель-биопсия, или биопсия сторожевого лимфоузла. Во время операции в опухоль вводят радиофармпрепарат или флуоресцентный краситель — это помогает визуализировать лимфоузел, который первым принимает лимфу от ткани молочной железы. Его удаляют и проводят гистологическое исследование. Если в сторожевом лимфоузле не обнаруживают опухолевых клеток, можно ограничиться удалением очага в молочной железе. В противном случае показано иссечение регионарных лимфоузлов.

Лучевая терапия

С целью улучшения непосредственных и отдаленных результатов оперативного вмешательства при раке молочной железы, в качестве вспомогательного метода используется лучевая терапия. Она может применяться в предоперационном периоде для уменьшения степени злокачественности опухоли, повреждения и регрессии микрометастазов. Однако чаще к лучевой терапии прибегают после операции, когда необходимо уничтожить раковые клетки, которые могли остаться в организме.

Химиотерапия

Для лечения рака груди применяются химиопрепараты до или после хирургического вмешательства с целью полного излечения больной, для продления жизни и улучшения ее качества, либо для уменьшения объема операции. Каждый из химиотерапевтических препаратов оказывает действие только на клетки в определенной фазе клеточного цикла. Поэтому наиболее эффективно назначение полихимиотерапии — сочетания нескольких лекарственных средств, которые имеют разную эффективность и механизм действия.

В Европейской клинике для лечения рака молочной железы применяются наиболее современные, оригинальные европейские и американские химиопрепараты. У нас есть возможность составить «молекулярный отпечаток» опухоли, подобрать на основании его анализа наиболее эффективные и безопасные комбинации лекарств.

Лекарственная терапия: гормональные и таргетные препараты

Злокачественная опухоль молочной железы признается гормоночувствительной, если более 10% клеток в ее составе имеют рецепторы к эстрогену или прогестерону. В этом случае лечить рак груди следует с использованием гормональной терапии. Чем больше опухоль имеет гормональных рецепторов, чем эффективнее будет такое лечение.

В состав этого вида терапии входят несколько методов, которые останавливают выработку гормонов и блокируют их поступление к новообразованию. На сегодняшний день все шире используются препараты из группы нестероидных антигормонов, которые воздействуют только на опухоль и не затрагивают механизмы гормонообразования во всем организме. Терапия гормональными препаратами назначается как в послеоперационном периоде с целью снижения риска рецидивирования, так и в качестве самостоятельного лечения неоперабельных опухолей молочной железы для контроля над их ростом.

Для лечения рака молочной железы применяют также таргетную терапию — препараты против определенных молекул-мишеней в опухолевых клетках, минимально воздействующие на здоровые клетки организма. Таргетную терапию используют либо отдельно, либо в комбинации с другими методами лечения.

Прогноз при раке молочной железы

Если рак молочной железы диагностирован на ранних стадиях (0-I), пятилетняя выживаемость приближается к 100%. То есть, можно сказать, что удается вылечить практически всех женщин. Далее, в зависимости от стадии, прогноз относительно пятилетней выживаемости ухудшается:

  • На II стадии — 93%.
  • На III стадии — 72%.
  • На IV стадии — 22%.

Совокупность имеющихся в арсенале онкологов методов лечения рака молочной железы позволяет в большинстве случаев добиться ремиссии заболевания или, как минимум, продлить жизнь с сохранением ее качества. Однако следует помнить, что эффективность лечения в целом напрямую зависит от того, было ли лечение начато своевременно.

Максимальная эффективность противоопухолевого лечения достигается только в том случае, если оно проводится в соответствии с международными протоколами и учитывает индивидуальные особенности каждого пациента. Именно так назначают лечение онкологи Европейской клиники.

Новости в системном лечении HER2-позитивного рака молочной железы по материалам симпозиума SABCS 2019

Новости онкологии

27.01.2020

Новости в системном лечении HER2-позитивного рака молочной железы по материалам симпозиума SABCS 2019

Семиглазова Татьяна Юрьевна
Доктор медицинских наук, доцент,
заведующая научным отделом инновационных методов
терапевтической онкологии и реабилитации
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России,
профессор кафедры онкологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова,
член правления RUSSCO,
Санкт-Петербург

«Мы верим в Бога, но для всего остального должно быть подтверждение»
«In God we trust. All others [must] have data»

Bernard Fisher (23.08.1918-16.10.2019)

По данным Национального Центра Медицинской Статистики (NCHS), отмечено долгосрочное снижение смертности при 4 социально-значимых заболеваниях, включая рак молочной железы (РМЖ). В январском номере Cancer Journal of Clinicians были опубликованы данные по онкологической статистике более чем за 80-летний период (1930-2017 гг.). Непрерывное снижение уровня смертности от злокачественных новообразований, начиная с 1991 года, привело к общему снижению смертности на 29%, что по сути означает 2,9 миллиона спасенных жизней. В 2017 году было зарегистрировано крупнейшее за всю историю одногодичное снижение смертности от злокачественных новообразований на 2,2%. Очевидно, что снижение смертности от РМЖ и колоректального рака обусловлено прогрессом диагностических процедур и системного лекарственного лечения злокачественных новообразований (Rebecca L. Siegel с соавт., 2020) [1]. Umberto Veronezi в 2005 году подчеркнул, что «наступила эра лекарственной терапии РМЖ, которая ознаменовалась переходом от максимальных объемов хирургического лечения к минимальным объемам, сохраняющим высокое качество жизни больных РМЖ».

Перейти непосредственно к наиболее интересным результатам клинических исследований симпозиума SABCS 2019 года мы попросту не имеем права, не отдав дань нашего глубочайшего уважения основоположнику «системной теории» РМЖ – талантливому Хирургу, величайшему Ученому, Новатору и Революционеру – Бернарду Фишеру (23.08.1918-16.10.2019). Исследователь начинал работать в те времена, когда многие хирурги, связанные с традицией радикальных калечащих операций, отказывались направлять своих пациентов в клинические исследования.

«Идея проведения менее обширных операций считалась в некоторых учреждениях эквивалентом халатности», – рассказывал Б. Фишер. «Я обнаружил, как мало было информации о биологии РМЖ и как мало было интереса к пониманию этой болезни», – напишет ученый. Бернард Фишер прожил долгую и плодотворную жизнь длиною в 101 год, оставив за собой блестящую Школу доказательной клинической онкологии.

В 42 Симпозиуме по раку молочной железы (The San Antonio Breast Cancer Symposium® – SABCS 2019), который проходил в этом году с 10 по 14 декабря 2019 года в Сан-Антонио, приняли участие более 7500 медицинских работников из более чем 90 стран. Симпозиум SABCS 2019 по праву считается одной из ведущих конференцией для специалистов в области фундаментальных, трансляционных и клинических исследований РМЖ. Во время работы Симпозиума была предоставлена прекрасная возможность ознакомиться с последними исследованиями и достижениями в области диагностики и лечения РМЖ, а также обсудить результаты этих исследований с коллегами и ключевыми лидерами мнений.

Особо важно, что на крупнейшем международном симпозиуме по изучению РМЖ были представлены постерные доклады по результатам собственных исследований наших отечественных ученых ведущих онкологических центров [4-6]. Также российские онкологи все чаще выступают в качестве соавторов в публикациях по результатам международных клинических исследований, что в свою очередь свидетельствует об участии в клинических испытаниях больных злокачественными новообразованиями и возможности получать современное инновационное лечение задолго до регистрации его на территории Российской Федерации.

Наиболее интересные исследования, которые изменят нашу рутинную клиническую практику в скором будущем, перечислены в списке источников в конце статьи [3-18]. Особо хотелось бы остановиться на двух новых важных таргетных препаратах (трастузумаб дерукстекан и тукатиниб), место которых по сути уже определено в линейке препаратов для лечения метастатического HER2+ РМЖ c практически исчерпанными возможностями системного лечения.

Fam-trastuzumab deruxtecan (трастузумаб дерукстекан, DS-8201) – по сути иммуноконъюгат, состоящий из HER2-направленного гуманизированного моноклонального антитела IgG1, ковалентно связанного расщепляемым мостиком (линкером) с ингибитором топоизомеразы, производным экзатекана. Доказана эффективность трастузумаб дерукстекана в лечении больных неоперабельным или метастатическим HER2+ РМЖ после предшествующих 2-х и более линий таргетной анти-HER2 терапии. Одобрение Управления по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA) трастузумаб дерукстекан в рамках данного показания получил 20.12.2019 г.

В исследовании DESTINY-Breast 01 больные с предлеченным метастатическим HER2+ РМЖ, в том числе трастузумабом эмтанзином, получали трастузумаб дерукстекан в дозе 5,4 мг на кг массы тела. Медиана продолжительности ответа на лечение составила 14,8 месяца (95% ДИ 13,8-16,9), медиана выживаемости без прогрессирования – 16,4 месяца (95% ДИ 12,7 – не достигнута). Профиль токсичности препарата в основном определялся нейтропенией <3 степени (20,7%), анемией (8,7%), тошнотой (7,6%), интерстициальной болезнью легких у 13,6% больных (1 или 2 степень были зарегистрированы у 10,9%; 3 или 4 степень – у 0,5%; 5 степень – у 2,2% соответственно) [3].

Tucatinib (тукатиниб, ONT-380, ARRY-380) – малая молекула, тирозинкиназный ингибитор. В отличие от нератиниба или афатиниба, тукатиниб селективно воздействует на рецепторы эпидермального фактора роста 2-го типа и обладает минимальной активностью по отношению к рецепторам EGFR. Препарат обладает более благоприятным профилем токсичности с меньшей частотой развития диареи и кожной сыпи. Активный метаболит тукатиниба проникает через гематоэнцефалический барьер.

На SABCS 2019 были представлены результаты рандомизированного плацебо-контролируемого исследования HER2CLIMB [7]. В исследование были включены 612 интенсивно предлеченных пациентов метастатическим HER2+РМЖ, получавших ранее T-DM1. Рандомизация осуществлялась 2:1 в пользу группы тукатиниба. Тукатиниб в исследовательской группе назначался «с заслеплением», внутрь в дозе 300 мг дважды в день каждые 3 недели. Обе группы больных получали капецитабин 1000 мг/м2 внутрь дважды в день 14 дней каждые 21 день и трастузумаб в стандартной дозе. Группы были хорошо сбалансированы между собой по основным клиническим характеристикам. Медиана возраста больных составила 55 лет, 99% из них были женского пола. Общее состояние по ECOG колебалось от 0 до 1. Примерно 2/3 больных метастатическим HER2+РМЖ были эстроген-позитивны. Пациенты получали в среднем 4 режима за всю историю заболевания, из них 3 линии – по поводу метастатического процесса. В группе тукатиниба у 48% (n=198) больных и у 46% (n=93) контрольной группы были зарегистрированы метастазы в головном мозге.

Риск смерти был на 34% ниже в группе больных с HER2+ метастатическим РМЖ, получающих триплет на основе тукатиниба, в сравнении с группой больных, получающих стандартную комбинацию «трастузумаб+капецитабин». Медиана общей выживаемости составила 21,9 месяца (95% ДИ 18,3-31,0) в группе триплета на основе тукатиниба в сравнении 17,4 месяца (95% ДИ 13,6-19,9) в группе стандартной терапии трастузумабом и капецитабином (ОP 0.66; 95% ДИ 0,50-0,88; P=0,0048). Одно- и двухгодичная выживаемость были 76% против 62% и 45% против 27% в группе тукатиниба и контрольной группе соответственно. Добавление малой молекулы тукатиниба к комбинации «трастузумаб + капецитабин» также на 46% снижало риск прогрессирования или смерти в сравнении с контрольной группой – 7,8 месяца (95% ДИ 7,5-9,6) против 5,6 месяца (95% ДИ 4,2-7,1) соответственно (ОР 0,54; 95% ДИ 0,42-0,71; P<0,00001). Полугодовая и одногодичная выживаемость без прогрессирования были 63% и 46%/33% против 12% соответственно.

Важно, что у больных HER2+ РМЖ с церебральными метастазами триплет тукатиниба также снижал риск прогрессирования заболевания или смерти на 52% (ОР 0,48; 95% ДИ 0,34-0,69; P<0,00001). Медиана выживаемости без прогрессирования составила 7,6 месяца в группе триплета тукатиниба против 5,4 месяца контрольной группы. Одногодичная выживаемость без прогрессирования составила 25% против 0% соответственно (ОР 0,58; 95% ДИ 0,40-0,85). Частота объективного ответа составила 41% в группе триплета тукатиниба против 23% контрольной группы (P=0,00008). В группе тукатиниба эффективность лечения была оценена следующим образом: полный ответ был отмечен в 1% случаев, частичный – в 40%, стабилизация – в 46% и прогрессирование заболевания – в 8%; в контрольной группе – 1%; 22%, 59% и 14% соответственно (в контрольной группе объективный регресс метастазов в головном мозге достигался значительно реже).

Степень ≥3 побочных эффектов (AEs) была зарегистрирована у 55% больных на фоне триплета в сравнении с 49% больных контрольной группы. Отмечено 6 летальных исходов, связанных с побочными эффектами, в группе триплета тукатиниба и 5 – в контрольной группе. Диарея (все степени токсичности) была наиболее частым побочным эффектом: 81% (13% ≥3 степени токсичности) в основной группе против 53% (9% ≥3 степени) в контрольной группе; однако профилактика диареи не проводилась. Все степени ладонно-подошвенного синдрома были также наиболее частым осложнением: 63% зарегистрированы в группе триплета (13% ≥3 степени) против 53% (9% ≥3 степени) в контрольной группе [7].

Таким образом, тукатиниб в комбинации с трастузумабом и капецитабином эффективен в лечении больных метастатическим HER2+ РМЖ, включая пациентов с церебральными метастазами, предлеченных ранее трастузумабом, пертузумабом и T-DM1.

В заключение, «биология» HER2+ рака молочной железы различна и непредсказуема. В одном случае, назначая современные противоопухолевые препараты, мы изменяем биологию рака, который утрачивают свою былую «агрессивность». В другом же случае в ответ на ту же системную терапию опухоль защищается, появляются мутации, которые вначале ученым необходимо обнаружить, а затем к ним же разработать новые таргетные препараты и т.д. Тем не менее, на сегодняшний день парадигма в лечении HER2+ РМЖ остается неизменной, мишень эпидермального фактора роста 2-го типа (HER2) должна быть постоянна «выключена» под влиянием биологически направленной aнти-HER2 терапии. В случае прогрессирования назначается очередная линия эффективной анти-HER2 терапии или смена комбинаторного партнера таргетного препарата. Возможности эффективного контроля над заболеванием с каждым годом увеличиваются, а больные получают возможность жить долго и качественно. При этом любое назначение препаратов должно основываться на доказательной медицине, основы которой заложил в свое время Бернард Фишер. На одной из онкологических конференций, комментируя результаты клинических исследований, Бернард Фишер ответил журналистам: «Мы верим в Бога, но для всего остального требуется подтверждение (In God we trust. All others [must] have data)».

Источники:

  1. doi.org/10.3322/caac.21590.
  2. www.nytimes.com/2019/10/19/science/dr-bernard-fisher-dead.html.
  3. Shanu Modi, et al. Trastuzumab Deruxtecan in Previously Treated HER2-Positive Breast Cancer.The New England Journal of Medicine. December 11, 2019. DOI: 10.1056/NEJMoa1914510.
  4. Gordeeva O, Kolyadina I, Zhukova L, Ganshina I, Komov D, Meshcheryakov A. Patterns of survival and efficacy of chemotherapy in elderly patients with triple-negative breast cancer treated in the neoadjuvant setting. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. P2-16-34.
  5. Klimenko V, Semiglazova T, Kasparov B, Krutov A, Zernova M, Kondrateva K, Kluge V, Kharchenko E, Poltoratsky A, Khidishyan K, Semiglazov V, Donskih R, Krivorotko P, Semiglazov V, Belyaev A. Preventing alopecia caused by chemotherapy among patients with breast cancer efficacy of applying the cooling hood. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. P5-14-23.
  6. Krivorotko P, Yerechshenko S, Zhiltsova E, Dashyan G, Bessonov A, Tabagua T, Zernov K, Ivanova O, Gigolaeva L, Nikolaev K, Komyahov A, Emelyanov A, Pesotskiy R, Semiglazova T, Semiglazov VF. Comparison of non-invasive and invasive methods for evaluating pathologic response in patients with triple negative and HER2+ BC after neoadjuvant systemic therapy. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. P4-03-02.
  7. Murthy R, et al. Tucatinib, Trastuzumab, and Capecitabine for HER2-Positive Metastatic Breast Cancer. The New England Journal of Medicine. December 11, 2019. DOI: 10.1056/NEJMoa1914609.
  8. Rugo HS, Im S-A, Cardoso F, et al. Phase 3 SOPHIA study of margetuximab + chemotherapy vs trastuzumab + chemotherapy in patients with HER2+ metastatic breast cancer after prior anti-HER2 therapies: second interim overall survival analysis. Presented at: 2019 San Antonio Breast Cancer Symposium; December 10-14, 2019; San Antonio, TX. Abstract GS1-02. bit.ly/2N0wKZn.
  9. Piccart M, et al. Interim overall survival snalysis of APHINITY (BIG 4-11): A randomized multicenter, double-blind, placebo-controlled trial comparing chemotherapy plus trastuzumab plus pertuzumab versus chemotherapy plus trastuzumab plus placebo as adjuvant therapy in patients with operable HER2-positive early breast cancer. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS1-04.
  10. Tolaney SM, et al. TBCRC 033: A randomized phase II study of adjuvant trastuzumab emtansine (T-DM1) vs paclitaxel (T) in combination with trastuzumab (H) for stage I HER2-positive breast cancer (BC) (ATEMPT).The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS1-05.
  11. Gavilá J, et al. Primary results of SOLTI-1402/CORALLEEN phase 2 trial of neoadjuvant ribociclib plus letrozole versus chemotherapy in PAM50 Luminal B early breast cancer: An open-label, multicenter, two-arm, randomized study. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS2-06.
  12. Dalenc F, et al. Durvalumab compared to maintenance chemotherapy in patients with metastatic breast cancer: Results from phase II randomized trial SAFIR02-IMMUNO. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS3-02.
  13. Turner N, et al. Results from plasmaMATCH trial treatment Cohort D: A phase II trial of capivasertib in patients with an AKT activation basket mutation identified via ctDNA testing or tumour sequencing (CRUK/15/010). The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. P1-19-14.
  14. Cardoso F. Should age be integrated together with clinical and genomic risk for adjuvant chemotherapy decision in early luminal breast cancer? MINDACT results compared to those of TAILOR-X. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS4-05.
  15. Tung N, et al. Cisplatin versus doxorubicin/cyclophosphamide as neoadjuvant treatment ingermline BRCA mutation carriers (BRCA carriers) with HER2-negative breast cancer:Results from the INFORM trial (TBCRC 031). The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS6-03.
  16. Cuzick J, et al. Ten year results of the international breast cancer intervention study II. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS4-04.
  17. Mamounas EP, et al. 10-year results from NRG Oncology/NSABP B-42: A randomized, double-blinded, placebo-controlled clinical trial of extended adjuvant endocrine therapy with letrozole in postmenopausal women with ER+ BC who have completed previous adjuvant therapy with an AI. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS4-01.
  18. Schmid P, et al. Keynote-522 study of pembrolizumab + chemotherapy vs placebo + chemotherapy as neoadjuvant treatment, followed by pembrolizumab vs placebo as adjuvant treatment for early triple-negative breast cancer: pCR in key subgroupsand by treatment exposure, residual cancer burden, and breast-conserving surgery. The San Antonio Breast Cancer Symposium 2019. GS3-03.

Жизнь после рака молочной железы

МЕДИЦИНА 24/7 Личный кабинет +7 (495) 230-00-01Автозаводская 16/2Facebook клиники Медицина 24/7Youtube канал клиники Медицина 24/7Instagram клиники Медицина 24/7

We speak English

Личный кабинет МЕДИЦИНА 24/7Официальный сайт+7 (495) [email protected]Москва, Автозаводская ул, 16к2Мы открыты круглосуточноЗаписаться на прием
  • Онкология
    • Центр онкологии
    • Методы диагностики рака
    • Биопсия Назад

      Биопсия

      • Биопсия влагалища
      • Биопсия гортани
      • Биопсия желудка
      • Биопсия кожи
      • Биопсия легких
      • Биопсия пищевода
      • Биопсия полового члена
      • Биопсия слизистой
      • Биопсия толстой кишки
      • Биопсия щитовидной железы
      • Биопсия шейки матки
      • Ножевая биопсия шейки матки
      • Биопсия почки
    • Заболевания Назад

      Заболевания

      • Опухоли головы и шеи
        • Рак головного мозга
        • Рак горла
        • Рак гортани
        • Рак губы
        • Рак десны
        • Рак нёба
        • Рак пищевода
        • Рак языка
      • Рак желудка и пищевода
        • Стадии рака желудка
        • Лечение рака желудка
        • Лечение рака пищевода
      • Рак кишечника
        • Рак кишечника
        • Рак кишечника 4 стадии
        • Рак тонкого кишечника
        • Рак прямой кишки
        • Рак толстой кишки
        • Рак слепой кишки
        • Рак двенадцатиперстной кишки
        • Рак ободочной кишки
      • Рак крови
      • Рак легких
        • Немелкоклеточный рак легкого
        • Рак легкого 4 стадии
        • Рак бронхов
      • Лимфома
        • Фолликулярная лимфома
      • Миелома
      • Рак молочной железы
        • Карцинома молочной железы
        • Рак Педжета (рак соска молочной железы)
        • Стадии рака молочной железы
      • Рак печени
        • Рак печени
        • Стадии рака печени
        • Лечение рака печени
        • Рак печени 4 стадии
        • Гепатоцеллюлярный рак печени
        • Нейроэндокринный рак печени
        • Рак желчных протоков
        • Перстневидноклеточный рак печени
      • Саркомы
        • Саркомы мягких тканей
        • Остеосаркома
        • Рак костей
        • Саркома Капоши
      • Онкодерматология
        • Рак кожи
          • Базальноклеточный рак кожи
          • Плоскоклеточный рак кожи
        • Меланома
      • Онкогинекология
        • Рак тела матки (эндометрия)
        • Стадии рака матки
        • Рак матки 4 стадии
        • Дисплазия шейки матки
        • Рак шейки матки
        • Рак яичников
      • Онкоурология
        • Рак мочевого пузыря
        • Рак мочеточника
        • Рак надпочечника
        • Рак почки
        • Рак полового члена
        • Рак простаты
        • Рак яичка
      • Тимома
      • Рак эндокринной системы
        • Рак поджелудочной железы

WCF 2021 | ВСЕМИРНЫЙ ХИМИЧЕСКИЙ ФОРУМ

От имени организационного комитета мы с радостью сообщаем, что Всемирный химический форум 2021 (WCF-2021) состоится 21-23 мая 2021 года в Осаке, Япония. По этому почетному случаю Оргкомитет приглашает участников со всего мира принять участие в этом знаменательном событии.

В рамках темы «Химия для лучшей жизни» WCF-2021 в этом году будет в основном сосредоточен на этих 6 горячих областях: катализ, химический синтез, аналитическая химия, медицинская химия, «Зеленая химия» и химия для окружающей среды и энергии в химии.Программа будет состоять из пленарного форума и 25 секционных заседаний от фундаментальных исследований до их текущего применения.

Посредством устных презентаций, плакатов, групповых дискуссий и ярких социальных мероприятий он призван предоставить широкую платформу для профессионалов, лиц, принимающих решения, и студентов из области химии, чтобы поделиться своими научными достижениями и принять участие в интерактивных обсуждениях и технической программе на мероприятии. . Также будет площадка для компаний и учреждений, чтобы представить свои технологии, услуги, продукты и инновации.

Наконец, мы надеемся, что WCF-2021 станет междисциплинарной конференцией, которая предоставит более 500 участникам по всему миру канал обучения из первых рук, а также возможность установить партнерские отношения и изучить новый бизнес.

Доктор Ши Сюэ Доу , заслуженный профессор, Университет Вуллонгонга, Австралия Член Австралийской академии технологических наук и инженерии Посол Китая по исследованиям Университета Вуллонгонг
Узнать больше
Доктор.Хунцзе Дай , профессор Стэнфордского университета, США
Член Национальной академии наук США
Узнать больше
Д-р Ален Трессо , почетный директор по исследованиям CNRS, ICMCB, Университет Бордо, Франция, и вице-президент Европейской академии наук, Брюссель, Бельгия
Узнать больше

Доктор.Ши Сюэ Доу , заслуженный профессор, Университет Вуллонгонга, Австралия Член Австралийской академии технологических наук и инженерии Посол Китая по исследованиям Университета Вуллонгонг
Узнать больше
Название выступления : Нанонауки, биологическая визуализация и возобновляемые источники энергии
Dr.Хунцзе Дай , профессор Стэнфордского университета, США
Член Национальной академии наук США
Узнать больше
Д-р Ален Трессо , почетный директор по исследованиям CNRS, ICMCB, Университет Бордо, Франция, и вице-президент Европейской академии наук, Брюссель, Бельгия
Узнать больше
Название выступления: Разработка и обработка наноматериалов для электродов ионно-металлических батарей
ДокторХуа Кун Лю , заслуженный профессор, Университет Вуллонгонг, Австралия
Член Австралийской академии технологических наук и инженерии
Узнать больше
Название выступления: Новые стратегии решения проблемы пластиковых отходов
Д-р Ю-Чжун Ван , профессор, Сычуаньский университет, Китай
Академик Китайской инженерной академии
Узнать больше
Название выступления : Углеродные наноматериалы для различных приложений
Dr.Михаэль Гирсиг , профессор, Свободный университет Берлина, Германия
Иностранный член Польской академии наук
Узнать больше

Доктор Габор А. Соморджай , профессор Калифорнийского университета в Беркли, США
Член Национальной академии наук США
Доктор.Франческ Иллас , профессор, Барселонский университет, Испания
Член Европейской академии наук
Член Academia Europaea
Д-р Майкл Стокенхубер , профессор Университета Ньюкасла, Австралия
Президент Австралийского каталитического общества

Название выступления : Химия поверхности оксидов в атомном масштабе
Dr.Ульрике Дибольд , профессор Венского технического университета, Австрия
Член Немецкой национальной академии наук Леопольдина;
Член Австрийской академии наук
Название выступления: Интерфейсные материалы в наномасштабе. Доминирующие среды химических изменений и эволюции
Д-р Габор А. Соморжай , профессор Калифорнийского университета в Беркли, США
Член Национальной академии наук США
Название выступления: Новые катализаторы активации метана при комнатной температуре
Dr.Франческ Иллас , профессор, Барселонский университет, Испания
Член Европейской академии наук
Член Academia Europaea
Название выступления: Старение сажи и ее роль в катализе образования сульфатов
Д-р Хун Хэ , научный сотрудник Исследовательского центра экологических наук Китайской академии наук, Китай
Академик Китайской академии наук
Название выступления: Каталитически активные участки на оксидных наночастицах: действительно ли то, что вы видите, то, что вы получаете?
Доктор.Кристоф Волль , профессор и директор Института функциональных интерфейсов Технологического института Карлсруэ, Германия
Действительный член Немецкой академии наук Леопольдина
Название выступления: Новые каталитические концепции с использованием жидкостей с низким давлением пара
Д-р Ханс-Петер Штайнрук , профессор, Университет Эрлангена-Нюрнберга, Германия; Член Европейской академии наук; Член Немецкой национальной академии наук Леопольдина; Член Европейской академии
Название выступления: Гетерогенный катализ — основа мировой химии
Dr.Ульрих Мюллер , старший вице-президент, главный эксперт по цеолитному катализу, BASF SE, Германия
Название выступления: Многокомпонентные и высокоэнтропийные сплавы
Д-р Брайан Кантор , бывший вице-канцлер Йоркского университета; Бывший вице-президент Королевской инженерной академии; Вице-канцлер Университета Брэдфорда, Великобритания
Название выступления: Каталитическое аэробное окисление спиртов и альдегидов
Dr.Шэнмин Ма , профессор, Государственная ключевая лаборатория металлоорганической химии; Шанхайский институт органической химии, CAS, Китай
Академик Китайской академии наук
Название выступления : Расширение фундаментального понимания структуры и химии пористых катализаторов для разработки каталитических процессов.
Д-р Майкл Стокенхубер , профессор Университета Ньюкасла, Австралия
Президент Австралийского каталитического общества

Политический форум высокого уровня 2020 (HLPF 2020).:. Платформа знаний в области устойчивого развития

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФОРУМ ВЫСОКОГО УРОВНЯ 2020 под эгидой ЭКОСОС

Заседание политического форума высокого уровня по устойчивому развитию в 2020 году проходило с вторник, 7 июля, по четверг, 16 июля 2020 года , под эгидой Экономического и Социального Совета. Это включало трехдневную встречу на уровне министров форума с вторник, 14 июля, по четверг, 16 июля 2020 года. .

Темой была «Ускоренные действия и пути преобразования: реализация десятилетия действий и реализации в интересах устойчивого развития» .

Ежегодное собрание ПФВУ является основной платформой Организации Объединенных Наций для последующей деятельности и обзора Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года и ее 17 целей в области устойчивого развития.

На ПФВУ 2020 года участники обсудили нашу позицию в отношении ЦУР в свете воздействия пандемии COVID-19. Они размышляли о том, как международное сообщество может отреагировать на пандемию таким образом, чтобы вернуть нас на правильный путь к достижению ЦУР и ускорить прогресс в течение десятилетия действий и достижений в интересах устойчивого развития.

47 стран провели добровольные национальные обзоры (ДНО) выполнения ими Повестки дня на период до 2030 года в рамках ПФВУ 2020 года с пятницы, 10 июля, по четверг, 16 июля 2020 года. Для получения более подробной информации нажмите здесь.

ПФВУ примет Министерскую декларацию по итогам своей сессии. Президент ЭКОСОС также подготовит резюме, в котором будут отражены основные идеи обсуждений. Для более подробной информации, пожалуйста, нажмите здесь.

В свете продолжающейся пандемии COVID-19 и ожидаемых ограничений на личные встречи и международные поездки Бюро ЭКОСОС внесло изменения в формат и программу HLPF 2020 (Информационная записка о мероприятиях HLPF и HLS 2020).Были использованы доступные технологические решения для виртуальных сессий и взаимодействия, в том числе для презентаций Добровольных национальных обзоров (ДНО). Все встречи проходили виртуально, включая все сопутствующие и специальные мероприятия.

Форум молодых ученых — V Форум молодых ученых БРИКС 2020

Дорогие друзья!
Добро пожаловать на официальный сайт 5 -го Форума молодых ученых БРИКС!

В современном мире исследования, разработки и инновации являются решающим фактором экономического прогресса, который определяет качество жизни человека.Глобализация и внедрение цифровых технологий открывают новые возможности для международных проектов, поиска прорывных идей, стимулирования инновационных процессов путем обмена опытом и лучшими практиками в рамках международного сотрудничества. Появляется больше возможностей заниматься наукой.

В этом контексте молодежные форумы и партнерство молодого научного сообщества в развитии инновационной науки приобретают особое значение, учитывая, что большинство исследователей БРИКС активно участвуют в преподавании, которое положительно влияет на их общение с молодым поколением и вдохновляет их. разработать творческий подход в предоставлении научных знаний.

Форум молодых ученых БРИКС — одна из самых передовых площадок для общения стран БРИКС друг с другом. Он символизирует дружбу народов и способствует развитию научных, образовательных, культурных и духовных связей. Помимо популяризации науки, обмена передовым опытом и знаниями, мероприятие также дает положительный импульс для установления новых контактов для будущих совместных научных усилий, как для общего процветания наших стран, так и для глобальной социальной эволюции.

Ввиду целого ряда текущих ограничений, направленных на преодоление пандемии коронавируса, я ценю возможность поддерживать динамику нашего сотрудничества в формате видеоконференцсвязи. Этот сайт создан для поддержания атмосферы единства и высокого командного духа участников.

Искренне желаю успехов участникам предстоящих мероприятий. Пусть удача сопутствует реализации ваших смелых и поистине амбициозных идей.

Валерий Фальков
Министр науки и высшего образования Российской Федерации


Наталья Бочарова
Заместитель Министра науки и высшего образования Российской Федерации

.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *