Охотничий топор фото: Охотничий топор | Магазин топоров

Содержание

Топор как ипостась живого бога. Почему для коренных народов Сибири это орудие – священно

9-го августа согласно резолюции, принятой 23 декабря 1994 года на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, ежегодно отмечается Международный день коренных народов мира. В проекте»Такие малые народы» мы рассказываем об исторических судьбах и современных проблемах аборигенов Сибири.

Топор – символ разрушения и созидания. К топору призывал Русь анонимный автор герценовского «Колокола» накануне отмены крепостного права. Из топора варил кашу хитроумный солдат –​ герой народной сказки. Одним топором «без единого гвоздя» ставили избы крестьяне, переселявшиеся в Сибирь из-за Урала. А коренные народы Сибири –​ ханты, ненцы и многие другие –​ разглядели в топоре божественную силу. Для них это был инструмент не только плотницкий и охотничий, но и даже шаманский.

Драгоценный топор

Современному человеку трудно себе представить то мироощущение, с которым жил его далёкий языческий предок. Каково оно – постоянно ощущать влияние других миров и измерений, жить в окружении сотен и тысяч духов, на каждом шагу общаться с ними, выстраивать с каждым из них гармоничные отношения во имя собственного благополучия и самой жизни?

Всё кругом было проникнуто жизнью. Живыми были водоёмы и леса – у каждого был свой Хозяин. Живым было каждое дерево. Живыми были даже вещи – котёл, пояс, нож, медвежья шкура… И топор был живым и активным, способным принести как пользу, так и вред человеку.

Вообще-то этот предмет в культуре коренных сибиряков появился поздно. Заимствование пришлой материальной культуры аборигенным населением проходило выборочно и медленно. Что-то к жизни и быту таёжников и тундровиков подошло сразу. К чему-то они долго присматривались-приноравливались и, лишь убедившись в нужности и полезности, адаптировали к своей культуре. А от чего-то категорически отказались.

Железный топор был принят сразу, с XVI–XVII вв. – и навсегда.

Сегодня топоры – одна из наиболее частых находок в хантыйских, мансийских, ненецких, селькупских и прочих могилах последних пяти столетий. При полевых исследованиях всех крупных некрополей коренного населения на территориях Сибири обязательно формируются весьма представительные коллекции топоров. Например, в Усть-Балыкском могильнике (ХМАО – Югра) две трети погребённых были отправлены в иной мир с топором. А в отношении могил около нынешнего г. Салехарда (ЯНАО) раскопавший их в 1909–1910 гг. С.И. Руденко писал: «

Топоры – необходимая принадлежность каждого погребения; в некоторых могилах их встречается по два…»

При этом никакой определённой связи между наличием топора в могиле с полом погребённого археологи не обнаруживают: топор сопровождал и мужчин, и женщин. А вот возрастная закономерность имеется: во взрослых могилах он попадается чаще, чем в подростковых или детских.

Выявлено и ещё одно правило – зависимость массивности топоров от пола его хозяина. Мужские экземпляры имели вес в пределах 700–900 г, а вот женские были либо легче (до 600 г), либо тяжелее (свыше 1000 г). Почему? Всё очень просто. В повседневной жизни женщина, обладавшая меньшей мышечной массой, и топором пользовалась более лёгким. Но поскольку заготовка дров у северных народов считалась делом женским, то «хозяйкам очага», помимо лёгких, принадлежали и тяжёлые топоры-колуны. Далеко не каждый современный мужчина-горожанин сможет с такой виртуозностью пользоваться топором, как это делает хантыйская женщина.

Сургутский р-н ХМАО – Югры, стойбище Покачевых (р. Симиёган). 2012 г. Фото: А.Б. Сайнакова, О.В. Стародубова

Разновидность топоров очень высокая. Есть с плоским или округлым обушком, с бородкой или без оной, с чётко выраженным или закруглённым носком, с ровной или оттянутой назад пяткой, с лезвием широким или узким, прямым или округлым…

Для коренного сибиряка топоры имели огромную материальную ценность. Во-первых, их было мало, и они были дороги. Таможенные книги «златокипящей Мангазеи» – главных ворот русского импорта в XVII в. – показывают, что для многотысячной Сибири в год из России проходило только 600–700 штук этого инструмента. Во-вторых, большая часть этой привозной продукции оседала в хозяйствах русских пришельцев, а не аборигенов. Если же к этому добавить непостоянство импорта и даже периоды запрета центральных властей на ввоз в Сибирь всех без исключения железных изделий, в том числе и топоров, то дефицит последних станет ещё более очевидным. Поэтому немудрено, что даже в XIX в. этот предмет для коренных сибиряков оставался достаточно большой редкостью. В этом отношении показательно такое свидетельство М. Кастрена 1846 г.: «На днях я подарил пострадавшему от меня самоеду топор. Это был такой редкий и драгоценный подарок, что, принимая его, бедняга растерялся совершенно и не знал, как выразить свою благодарность. Он хотел что-то сказать, но не мог произнести ни слова; пытался упасть мне в ноги, но узкие штаны помешали. В отчаянии он напал, наконец, на странную мысль – креститься на меня, и принялся креститься… Крещенью его не было конца»

.

Топоры берегли. Кое-где для их переноски даже шили специальные берестяные или кожаные чехлы. Известен документ 1641 г., в котором счастливчик, нашедший столь ценную вещь, бил челом самому воеводе и просил позволения оставить находку у себя. В конце XVI в. манси и татары писали царю Фёдору Ивановичу: «А нам, государь, без топоров, и без ножей, и без пешен прожить невозможно».

И, тем не менее, их – эти необходимые, редкие и дорогие вещи – повсеместно и массово изымали из реального мира и отправляли вместе с умершим в инобытие. Зачем? Только ли для исполнения их физических функций пусть даже и в метафизической действительности? В большинстве случаев исследователи либо не задают эти вопросы, либо отвечают на них утвердительно. Полвека назад А.П. Дульзон написал: «

…У чулымских тюрков при добывании зверя и птицы главное значение имело не ружьё, а разнообразные ловушки, которые большей частью изготавливались на месте. Вот почему в погребальном инвентаре мы обязательно встречаем, независимо от возраста погребённого, топор и нож». Почти слово в слово это же повторяют этнографы и сегодня: «Многие виды ловушек изготовляли прямо в лесу, имея при себе лишь топор или нож. О большом значении, которое имели в жизни охотника топор и нож, свидетельствует то, что в средневековых погребениях татар, хантов и селькупов эти предметы… всегда находились при покойном».

Ни в коей мере не отрицая цели прагматического использования топора в качестве орудия деревообработки в ирреальной «жизни после смерти», необходимо всё же взглянуть на функции этой вещи – столь обыденной, на первый взгляд, – шире, выходя за круг только погребальных комплексов и идей. Тем более, накопленный объём информации позволяет сделать это достаточно убедительно.

Божественные топоры

Начать необходимо с того, что топор вовсе не является атрибутом исключительно мира людей. Он может существовать и вне зримой реальности, обнаруживая при этом совершенно определённое влечение к сфере богов и героев, а не к обители злонамеренных существ. Топор, к примеру, имеют легендарный «царь» хантов р. Югана по имени Тонья, а также два главных мужских божества обско-угорского пантеона – Эква-Пырищ и его отец, сам демиург Торум. Последнее обстоятельство, как и вера энцев в наличие топора у грома, заставляют вспомнить целый пласт подобных представлений у многих индоевропейских народов. Действительно, именно топор считался важнейшим атрибутом немалого числа громовержцев – славянского

Перуна, балтийского Перкунаса, германо-скандинавского Тора, древнегреческого Зевса, древнеиндийского Парджаньи, хеттского Пирвы

Истоком такого идейного параллелизма исследователи склонны видеть общий для всех индоевропейских народов мифологический пласт. Будет логичным данный вывод распространить и на причины сакральности топора в сибирских культурах. Некоторым подтверждением сказанному может служить, например, сибирская аналогия сюжету о даровании скифам небесным божеством некоторых предметов. В числе последних Геродот называл четыре вещи: плуг, ярмо, топор и чашу. Ханты, в свою очередь, рассказывают, что Торум в трудную минуту дал земному богатырю три вещи: кнут, топор и мешок живой воды. Нетрудно заметить, что в перечне небесных даров только топор является общим предметом.

Сургутский р-н ХМАО – Югры (р. Малый Юган). 2002 г. Фото: А.Н. Михалёв

А коль скоро этот яркий языческий символ, не случайно называемый в древнерусских христианских текстах «богомерзкой вещью», может обитать и среди богов на небесах, и среди людей на земле, то ему, само собой, были приписаны сверхъестественные возможности свободного пересечения границ мифологического Космоса. Это качество обусловило множество самых разных идей. Например – о локализации топора на рубеже между реальным и ирреальным, «этим» и «тем» мирами. Это прослежено в ситуациях и ухода души от человека, и, наоборот, прихода души к человеку. Первый случай может быть проиллюстрирован представлением салымских хантов, согласно которому при перемещении из Среднего в Нижний мир душа умершего должна преодолеть несколько препятствий, в том числе и два топора. Полярное положение представлено в энецком мифе: жизнедательница старуха

Дя-сой половые органы новорожденным девочкам прорубает именно топором. Последний пример, быть может, наиболее ярко выражает сакральную самодостаточность этого предмета, поскольку женское лоно – мифологема космической «дыры», а все обитатели последней в мифологическом сознании наделены особенно высоким священным статусом.

Видимо, живительная сила топора, его способность быть проводником-аниматором из сферы духов в юдоль людей распространяется не только в отношении новорожденного человека, но и нового социума. Представляется, что именно такими соображениями руководствовались ханты, когда после изгнания ненцев с р. Ваха они вырубили на земле огромный крест именно топором. Только вдохнув с помощью топора в приобретённую территорию «свою душу», оживив её именно для себя, они слились с ней в единой сакральной сфере.

«Эта земля… стала считаться хантыйской, а если придут сюда ненцы, то погибнут», – заключил информатор.

Хант может разговаривать с купленным им топором как с разумным существом, желая ему долгой жизни…

Примеры можно множить, но и приведённых, как представляется, уже достаточно для понимания того, что способность топора к преодолению границ мифологического Космоса стала одной из причин его сакрализации в мировоззрении сибирских аборигенов.

Вторым же посылом для такого вывода стала приписанная топору способность к самостоятельным поступкам, активности. Действительно, в мифологическом пространстве этот предмет может приходить в действие не только в руках богов или людей, но и в силу собственной энергетики; он не только объект, но и субъект манипулирования. Говоря иначе, он представляется живым существом, имеющим свою душу и способным к осмысленному действию. Многочисленные примеры этого ещё ждут своей очереди для дальнейшего изложения, здесь же есть смысл остановиться лишь на наиболее ярких.

Вроде вот этого из ненецкой сказки «Сын старушки«: дух, он же сын ещё более мощного духа, превращается в топор и именно в таком облике активно покровительствует добру и наказывает зло. Здесь топор – уже не привычное нам металлическое орудие для обработки дерева, а ипостась живого бога. Эта мифологема достаточно распространена в мировых культурах, и трудно удержаться от соблазна и не вспомнить здесь гравированный рисунок месопотамских халдеев I тыс. до н.э. с изображением установленного на троне топора, принимающего жертву от жреца, или древнеегипетский иероглиф «бог» в виде топора.

Правда, далеко не всегда живая сущность этого предмета осмысливалась так поверхностно и прямолинейно. Чаще она принималась просто как данность, элемент традиции, не требующий объяснений. И тогда становится понятным мимолётное замечание К.Ф. Карьялайнена: «

Хант может разговаривать с купленным им топором как с разумным существом, желая ему долгой жизни…».

Ещё одним проявлением (а для нас подтверждением) анимистической сущности топора стало изобразительное творчество жителей Приобья. Известно, что обские угры предпочитают давать своим традиционным орнаментальным узорам названия объектов живого мира («живого» в их понимании, разумеется). При этом наряду с всевозможными объектами фауны и флоры («Оленьи рога», «Заячьи уши», «Ветка берёзы» и т.п.) в словник художников манси вдруг широко вошёл и топор («Лезвие топора», «Маленькое лезвие топора», «Вверх торчащее лезвие топора» и т.д.)

Западно-Сибирский узор «Лезвие топора»

Такое, конечно же, не могло произойти случайно, а лишь под влиянием твёрдого присутствия этого предмета в сфере живого. Если же учесть мнение, что нанесение орнамента само по себе является процессом анимационным (Е.И. Ромбандеева: «Мансийские женщины любят украшать свою меховую одежду орнаментом и тем самым оживлять её»), то из этого будет следовать не только одушевлённый, но и животворящий статус сакрализованного образа топора.

Наличие у топоров собственного имени тоже однозначно свидетельствует об их включении в сферу живого. Более того, иногда это имя оказывается даже важнее имени человека, несмотря на общеизвестную высочайшую сакральность последнего. В своё время В.Н. Чернецовым была записана любопытная мансийская сказка. Её главный герой – божество высокого ранга – поначалу именуется своим собственным именем Эква-Пырищ. Однако по ходу сюжета он обзаводится топором со своим личным именем Унтвос-Лайи-Мими-Хыли, которым заменяет свой собственный антропоним и под которым фигурирует во второй части текста.

Благодаря указанным выше ирреальным качествам этого предмета в бытовой и ритуальной практике сибирских аборигенов за ним твёрдо закрепилось несколько функций.

Топор-оберег

Вряд ли обитатели Приобья знали, что в иных, весьма далёких от них землях люди иных культур и эпох охраняли себя от потусторонних сил амулетами в форме топориков, привязывая их себе на шею, подвешивая над колыбелью младенцев или даря на свадьбу. Но для достижения аналогичных целей они тоже активно использовали тот же самый предмет. Например, вот такая ёмкая формула охранительной роли топора вложена в уста верховного мансийского божества, напутствующего своего сына Эква-Пырища при передаче тому бесценного дара: «В беду если попадёшь, в несчастии окажешься или колдовать станешь, этот топорик держи».

Однако в беду и несчастье лучше не попадать, чем затем из них выпутываться. И в достижении этой цели топор был призван стать одним из главных инструментов. Активнее всего он использовался для защиты жилища – наиболее важного элемента среды обитания человека. Зафиксировано три способа обращения с топором-оберегом, однако пока нет достоверных данных о причинах этих различий.

Раскалённый топор опускали в котёл с водой, и через образовавшийся пар должна была переступить «нечистая» женщина при возвращении в общий дом

В большинстве случаев топор локализовался в области порога. У ханты, манси и ненцев это следовало делать и это делалось, когда выносили из жилища шаманский бубен или покойника, когда выводили просватанную невесту или вносили тушу убитого медведя для празднества, когда хозяева отлучались из дома и когда ребёнка оставляли одного. При этом место и положение оберега отличались большим разнообразием. Например, манси на Верхней Конде клали топор снаружи от порога (острием вверх), на Сосьве – внутри жилища у порога, в других местах – под порог или на порог. Последнее положение считалось нормой также у северных хантов и ненцев. При сватовстве у манси на пороге с топором в руках становился человек из рода невесты, который выпускал просватанную из отчего дома только после выкупа. В представленных вариантах ритуал зримо маркировал совпадение границ: с одной стороны – между обжитым и необжитым пространством, с другой – между реальным и ирреальным мирами. Вход в дом – это космическая «дыра», и поэтому он требовал магической защиты от проникновения злонамеренных сил. Топор и должен был выполнять эту функцию после каждого открытия «дыры», которые неминуемо происходили при погребении, медвежьем празднике, сватовстве, манипуляциях с шаманским бубном и т.д.

Не всегда положение топора-оберега на охране дома было физически инертным. Иногда для его благотворного воздействия на окружающих и благополучного разрешения ситуации необходимо было совершить с ним определённые действия. К примеру, нижнекондинские манси после смерти человека колотили одним топором по другому – таким образом они изгоняли из жилища душу покойного.

Третья форма использования топора в качестве оберега жилища зафиксирована также у обских угров. Там раскалённый топор опускали в котёл с водой (либо просто плескали на него) и через образовавшийся пар должна была переступить «нечистая» женщина при возвращении в общий дом из отдельной постройки, куда она отселялась на период своих «критических дней» или родов. Связь её в это время с тёмными силами считалась безусловной и активной.

Топор в качестве благодетельного амулета был необходим для защиты не только жилья, но и человека либо вещи. Его, например, обязательно клали позади исполнителей ритуальных песен (уй эрыг) на медвежьих праздниках манси.

Ещё активнее этот предмет привлекали при прощании не со зверем, а с человеком, поэтому уровень вариабельности был здесь гораздо выше – топор использовали практически на всех этапах погребально-поминального обряда. Манси с р. Сосьвы локализовали его в районе входа в жилище перед самой кончиной человека, а на р. Верхней Конде держали топор на пороге от момента смерти до погребения. Многие группы обских угров совершали этот ритуал сразу после прекращения дыхания упокоившегося. Северные ханты клали топор под изголовье гроба вслед за опусканием крышки, а юганские ханты ставили на него гроб, когда останавливались отдохнуть во время траурного шествия до кладбища. Чулымские тюрки практиковали захоронение топора под ступнями покойного. Манси Верхней Лозьвы один из топоров, которыми сооружали погребение, обязательно бросали в могильную яму рядом с гробом. Восточные ханты после похорон на обратной дороге от кладбища домой топор остриём назад либо клали поперёк тропы, либо втыкали в снег или в землю. Этим они предохраняли себя от нежеланного попутчика – души только что захороненного покойника. На р. Югане во время траура топором нельзя было работать, в случае необходимости его следовало поточить. Там же постукиванием топора по левому переднему углу надмогильного сооружения «будили» покойного, приходя к нему для поминовения. Скорее всего, к этому же семантическому ряду надо отнести и обычай класть топор на тушу убитого медведя на ночь, если условия не позволяли охотникам вынести добычу из леса в течение светового дня.

Знак топора становился оберегом для всего, на что он наносился. В этой связи необходимо вспомнить о тамгах («знамёнах») – личных знаках сибирских инородцев. По мнению специалистов, изначально они «играли роль оберегов, имели сакральное значение». Наличие в XVII в. среди этих идеограмм у манси с р. Пелыма и у татар с р. Туры абриса топора ещё раз убеждает нас в магической силе этого предмета.

Во всех указанных случаях охранительная роль топора обнаруживает самую тесную связь с его положением на границе реального и ирреального миров мифологического Космоса сибиряков.

Иллюстрация из кн.: Мансийские сказки. – СПб.: Дрофа, 2003

И в этой связи надо обратиться к одному распространённому сюжету обско-угорского фольклора. Речь идёт о такой экзотической форме оборонительных военных действий: защитники крепости закрывают бойницы в стенах своими топорами, и вражеские «стрелы обратно улетают». Этот сюжет некоторые археологи и этнографы понимают буквально документально и строят на нём свои умозаключения о военной тактике в дорусской Сибири, неправомерно преувеличивая военный функционал топора. Меж тем есть русская пословица, утверждающая весьма посредственную роль этого плотницкого инструмента в военном деле: «Топором против сабли ничего не сделаешь». Трудно представить себе более неэффективное поведение бойца, закрывающего топором бойницы во время штурма, и уж совсем невозможно понять подобную траекторию полёта стрел. Не может быть сомнений, что в этом сюжете нашла выражение не реалия военной тактики, а та самая вера в магически-охранительную силу топора, которая превратила его из категории материальной культуры в благонесущий символ.

Она же, вера, скорее всего, обусловила и то обстоятельство, что положительные фольклорные герои – будь они хоть небожителями, хоть людьми – в схватках с силами зла предпочитают биться топором. Таким образом были убиты великан-людоед в ненецком эпосе и спущенный с небес в наказание людям медведь из чёрного камня в хантыйской сказке. С одним топором выехал на встречу с вражеским войском селькупский мифологический герой Тыссия. В энецких текстах топоры очень часто упоминаются в арсенале воинского снаряжения, причём не только самих энцев, но и их соседей – ненцев, зырян и т.д. Правда, изредка сверхъестественные зловредные существа (например, энецкие Сихио и Амуки) тоже вооружены исключительно топорами, и это свидетельствует об амбивалентности и древности этого сакрального образа.

Заботой о сакральной чистоте оберега был вызван к жизни хантыйский запрет женщине переступать через топор мужчины.

Топор-посредник

Наиболее ярко и многообразно эта сакральная функция топора проявилась в ритуалах жертвоприношения, клятвы, покаяния и гадания, призванных наладить коммуникации между людьми и духами, реальностью и ирреальностью.

Сначала о жертвоприношениях, клятвах и покаяниях, то есть каналах односторонней коммуникации по алгоритму «отсюда туда».

Надо сразу сказать, что остаётся открытым вопрос: мог ли сам топор выступать в роли жертвы? С одной стороны, свидетельство этого есть в записках Ф.И. Страленберга о сургутских хантах, которые в 1714 г. «выставили около своих избушек длинные шесты, а на них в качестве жертвы вывесили топор, нож, стрелу, а на других – голову лошади, а также гриву с четырьмя ногами». С другой стороны, ни К.Ф. Карьялайнен, из работы которого взята только что приведённая цитата, ни А. Каннисто – признанные авторитеты в области обско-угорских языческих верований и культовой практики – в перечнях жертвенных предметов топоры не указали, хотя эти списки достаточно пространны. Нет их и в описаниях более поздних жертвенных комплексов.

Зато топор активно использовался и используется обскими уграми при принесении в жертву оленей и лошадей. Если в обыденных случаях забой животного происходит в разных формах и разным оружием, то в ритуале жертвоприношения оно очень часто умерщвляется ударом обуха по лбу. На заключительном этапе иногда применяются и другие предметы (например, манси оглушённого оленя бьют ещё и ножом в сердце), но первый шаг в обитель духов посланник людей делает с помощью топора. И это очень показательно: здесь сакральная функция чистого, благонесущего, приближенного к миру духов топора проявляется со всей определённостью.

Не исключено, что топор в роли инструмента жертвоприношения где-то мог стать и источником образования топонима, поскольку примеры наречения географических объектов по священным местам в Приобье известны. По крайней мере, в хантыйской топонимике р. Васюгана известен гидроним Эймынг-игай – Топориная речка. Хант может разговаривать с купленным им топором как с разумным существом, желая ему долгой жизни

Мир, заключённый между самоедами и остяками после продолжительной войны.

Помимо жертвоприношения, связи с миром духов требовали и ритуалы клятвы. Среди них в условиях «войны всех против всех» важнейшее место занимали процедуры заключения мира. Боги и духи, как сильнейший языческий императив, тоже должны были участвовать в этих событиях, освящая их своим авторитетом и служа важным гарантом исполнения договорённостей. В такой ситуации топор не мог не стать одним из главных участников ритуалов клятвы (вспомним закапывание томагавков североамериканскими индейцами в подобных случаях). По сути дела в юридической практике дорусских сибиряков только медвежья лапа могла сравниться с топором по уровню авторитетности и степени популярности. На рисунке 1868 г. «Мир, заключённый между самоедами и остяками после продолжительной войны» между «высокими договаривающимися сторонами» лежит топор.

Впрочем, единого механизма принесения клятвы не существовало, а значит, и роли топора были различны. Например, у обских угров зачастую в процедуре клятвы одновременно с топором были задействованы и отдельные части медведя. Л.Н. Гондатти писал, что приведённый к клятве должен были 3 раза замахнуться топором на висящий на дереве череп. Надо полагать, после такого осквернения «хозяин тайги» не мог спустить клятвопреступнику. Тем не менее, бессловесная форма «медвежьей присяги», наверное, показалась малоэффективной, и появилась иная – усиленная словесной формулой. Именно она и была принята на вооружение русскими служилыми людьми, которые своевременно и верно сообразили «приводить инородцев к шерти» через языческую, а не православную культовую практику. А.Ф. Плотников описывал этот слегка модернизированный ритуал таким образом: «…Прежде всего, на распростёртой коже медведя клались: нож, топор и другие орудия. Затем брали нож с кожи, клали на нож кусок хлеба и подавали присягавшим со словами: «Если лестию сию клятву утверждаете, будете неверно служить…, то зверь сей отомстит вам, от него умрёте; хлеб сей и нож да погубит…».

В этой процедуре заключения клятвы топор участвует в достаточно пассивной форме, однако при мировом соглашении его роль могла быть и главной. Так, в зафиксированном у восточных ханты ритуале примирения бывшие враги вставали с топорами в руках перед жертвенником, где забивалась лошадь или корова, а затем вырубали на земле крест (как тут не вспомнить крест, вырубленный ханты на р. Вахе после изгнания оттуда ненцев?).

После гаданий на топоре северные ханты и ненцы приняли три важнейших решения в ходе Казымского восстания 1933–1934 гг.: сначала – об отказе подчиняться советской администрации, затем – о захвате заложников, и, наконец, – о казни последних

Иногда топор вообще мог быть единственным свидетелем примиряющихся сторон. Если не принимать во внимание снисходительность и ироничность, так часто демонстрируемые европейцами в адрес сибирских аборигенов, то «договор о мире и сотрудничестве» жителями Приобья в 1870-х гг. в передаче О. Финша и А. Брема заключался таким образом: «»Двое мудрецов воткнут в землю палку, повесят на неё топор, сядут подле и с серьёзным, важным видом пьют водку. …Эта церемония, называемая «татибет», считается заключением вечного дружеского союза, а топор вместо клятвы символически означает, что он поразит того, кто нарушит этот договор».

Обращает на себя внимание заключительная часть этой зарисовки. Невозможно теперь выяснить источник вывода – умозаключение самих ли путешествующих европейцев, слова ли их информаторов, – но он прямо указывает на судейскую и палаческую роль топора в процедуре клятвы. Северные самодийцы тоже верили в способность топора изрубить клятвопреступника. Скорее всего, такое понимание возникло тогда, когда изначальная роль топора как посредника между людьми и духами уже отодвинулась в тень, а более понятные и поверхностные функции судьи и палача стали доминирующими.

Если А.И. Якобий не ошибся в семантике виденного им ритуала, то у казымских манси в конце XIX в. топор участвовал и в покаянии – акте, требующем безусловного контакта человека с высшими силами. В своём докладе в Тобольском музее профессор кратко представил этот ритуал в такой форме: провинившийся тихо раскачивает подвешенный над ним топор лезвием вверх и «поёт священную формулу».

Гадание, в отличие от жертвоприношения, клятвы и покаяния, представляет собою вопрос людей и ответ свыше, то есть является образцом двусторонней коммуникации по принципу «отсюда туда – обратно». Топор и здесь играл весьма важную роль, особенно в культуре обских угров. У них, например, была особая категория шаманов – гадателей на топоре и сабле. Манси называли их пенге-хум. Сфера их метафизической практики была достаточно конкретной – выяснение причин заболевания пациента и предсказание будущего. Именно после гаданий на топоре северные ханты и ненцы приняли три важнейших решения в ходе Казымского восстания 1933–1934 гг.: сначала – об отказе подчиняться советской администрации, затем – о захвате заложников, и, наконец, – о казни последних. Каждый раз устами шамана озвучивалась неоспоримая воля высших сил.

Механизм гадания на топоре был построен на идеомоторных функциях человеческого организма и известен сегодня всем фокусникам и артистам психологического жанра. Он достаточно прост: топор подвешивали либо на гвоздь в стене, либо на руку, и по его колебаниям шаман объявлял результат гадания. Любопытно замечание одного из информаторов, что для подобных действий годился не абы какой топор, а охотничий, который по массе меньше плотничного.

У северных самодийцев тоже были гадатели с помощью топора и ножа (тундровые ненцы звали их сабодэ, ненцы Обь-Енисейского междуречья – самбона). Однако их цель была иной, нежели у манси или ханты: после смерти сородича, за которой следовала обязательная откочёвка на новое место, они устанавливали контакт с покойным.

Подобный обряд гадания на топоре практиковали перед захоронением и соседи энцев и ненцев – северные ханты и манси. По тяжести поставленного на топор гроба они определяли причину смерти, последнюю волю умершего в части наследства и числа жертвенных оленей, будущее родственников.

Заготовка дров и устройство печи для хлеба у хантов и манси всегда были обязанностью женщин. 1930 г.

Не исключено, что топор использовался не только при гаданиях, но и в шаманских камланиях. У ненцев отрывочные сведения об этом сохранились в фольклоре, у эвенков зафиксирован строжайший запрет касаться кому бы то ни было топора шамана.

В советский период, когда шаманские камлания оказались под жесточайшим запретом, а сами шаманы в большинстве своём репрессированы, эти ритуалы лишились своего красочного обрамления – специального костюма и бубна. Но продолжали существовать подпольно в форме гадания и лечения с помощью топора.

Так что не надо относиться к старому топору как к отжившему свой век инструменту, место которому на складе вторчермета. У него может быть достойная в прошлом жизнь, в которой нашлось место и многотрудной работе, и общению с миром богов и духов, и защита своего хозяина от злонесущих сил, и участие в свадьбах и похоронах, и ещё многое-многое-многое… Поэтому возьмите его и принесите в музей. Пусть он рассказывает о славном и загадочном прошлом прадедов их правнукам, многие из которых держать в руках топор, увы, уже не умеют.

особенности моделей ручной работы. Характеристики охотничьих, уральских, плотницких и столярных цельнокованных топоров

Кованые топоры являются популярным инструментом и широко используются во многих сферах человеческой деятельности. Их высокая востребованность обусловлена особой прочностью материала, получаемого посредством старейшего способа металлообработки – ковки.

Процесс изготовления

Ковка считается одним из традиционных методов изготовления топоров и во многом превосходит более современные технологии. Главной её особенностью является изменение структуры и плотности металла, а также устранение в нём трещин и воздушных полостей. Ковка топоров представляет собой ручную работу, выполняемую кузнечных дел мастерами. Обработка металла производится посредством ручных или электрических молотов путём придания горячим заготовкам нужных форм.

Ударная нагрузка при этом воздействует на всю массу металла, не оставляя в нём остаточного напряжения и полостей. В результате вся толщина материала получает направленную структуру, становясь при этом очень прочной и устойчивой к любым нагрузкам. Проковывание заготовок для топоров производится несколько раз, благодаря чему из пор происходит вытеснение шлаков, а имеющиеся полости заполняются металлом.

Следующим этапом ковки топора является придание заготовке нужных форм. Процесс состоит из формирования лезвия и загибания проушины с последующим её привариванием посредством кузнечной сварки. Причём область проушины делают менее твёрдой в сравнении с лезвием топора, в результате чего металл получается более вязкий, что позволяет заколачивать гвозди тыльной стороной орудия. И завершает металлообработку чистовая доводка топора, которую осуществляют методом заточки и шлифования.

Заключительным этапом изготовления инструмента является создание топорища – деревянной рукоятки топора. Для этого используют древесину твёрдых пород: бука, берёзы, ясеня или акации. Форма древка полностью зависит от предназначения инструмента, а его длина обычно рассчитывается индивидуально. Так, оптимальным размером рукоятки считается расстояние между плечом и запястьем: именно такой длины топорище считается более безопасным для работы.

Достоинства и недостатки

Популярность кованых топоров ручной работы объясняется рядом их преимуществ над инструментами, изготовленными иными способами.

  • Качество кованых моделей намного превосходит качество штампованных и литых, что обусловлено технологией многократной ковки и закалки металла.
  • Топорище всегда соответствует предназначению топора и часто изготавливается по индивидуальным размерам.
  • Кроме того, для изготовления рукояти используется только качественная древесина, что исключает её раскол под воздействием больших нагрузок.
  • И также многие профессионалы отмечают отличную насадку топора на древко, позволяющую не беспокоиться о том, что в процессе рубки он может слететь с топорища.
  • Ещё одним весомым преимуществом кованых моделей считают их долговечность. Такое орудие способно прослужить не один десяток лет и нередко переходит «по наследству» от деда к внуку.

Однако, как и у любого другого инструмента, недостатки у кованых топоров всё же имеются. Прежде всего к ним относят высокую стоимость, что объясняется ручной работой, которая всегда стоила дорого. Кроме того, кузнецы затачивают каждую конкретную модель исключительно под определённый вид работы, и для того чтобы использовать её для выполнения иных технических задач, лезвие необходимо будет перетачивать. Следующим существенным минусом является риск приобретения изделия низкого качества, при изготовлении которых металл был не докален либо перекален.

Чтобы уберечь себя от приобретения такого товара, следует пользоваться услугами опытных кузнецов-профессионалов, дорожащих своей репутацией и несущих личную ответственность за каждое изготовленное ими изделие. Ещё один весомый недостаток кованого топора – необходимость правильной заточки. Кованое лезвие не получится заточить методом обычного стачивания металла: в данном случае требуется обработка мелкозернистым шлифовальным кругом, производимая вдоль кованого ребра. Ещё более сложными для затачивания являются клинки с узорами, обработку которых следует доверять только профессионалам.

Конструкция

Устройство кованого топора остаётся неизменным на протяжении не одной сотни лет и включает в себя ряд элементов.

  • Лезвие является главной рабочей частью топора и проходит отдельную закалку. При правильной эксплуатации хорошо заточенное лезвие практически не тупится. Обычно в кованых топорах применяют технологию центрального затачивания, когда заострению подлежит только середина лезвия. Края при этом намеренно делаются несколько тупее, что позволяет топору более эффективно входить вглубь древесины.
  • Боёк или клинок, представляет собой уплощённую поверхность, оканчивающуюся лезвием, и является основной частью топора. Оптимальный вес клинка составляет 800-1000 г. Такие модели считаются универсальными и подходят для большинства видов деятельности.
  • Топорище представляет собой деревянную рукоять и отвечает за удобство использования инструмента. По конфигурации профиля оно должно напоминать яйцо, так как рукояти именно такой формы удобнее всего ложатся в руку. Длина топорища варьируется в зависимости от предназначения модели. Например, для работ по рубке лежащих деревьев она должна составлять не менее 70 см.

Такой размер значительно снижает риск получения травмы, когда в случае промаха клинок уходит в землю, а не вонзается в ногу. Кроме того, длинная ручка не предполагает наличия изгибов и торцевых утолщений. Благодаря достаточной длине топорище так прекрасно держится в руках и не выскальзывает. А вот для плотницких и столярных моделей, напротив, используют только короткие изогнутые рукоятки. Они значительно упрощают работу, не позволяя инструменту выскользнуть из рук.

Помимо лиственных пород, таких как яблоня, груша, берёза и вяз, хорошим вариантом материала для древка является осина. Осиновые топорища значительно облегчают вес изделия, главное – правильно выбрать древесину и хорошо её высушить. Категорически не рекомендуется использовать для рукоятей дуб с красным деревом: южные породы неустойчиво ведут себя в суровом климате и часто лопаются на морозе.

  • Проушина представляет собой специальное отверстие, в которое вставляется рукоять. Насадка топора на топорище может осуществляться с помощью пяти клиньев либо методом обратного всада. В первом случае клинья промазывают эпоксидными смолами, вбивают в проушину вплотную к топорищу и сверху дополнительно заливают смолой. Данный способ является наиболее простым, однако с течением времени появляется риск потерять топор при замахе.

Второй метод более надёжен, и ни при каких обстоятельствах не позволит топору слететь с рукоятки. Для этого с проуха снимают немного металла, придавая ему форму конуса. Затем берут берёзовую заготовку, имеющую на конце утолщение, и надевают на неё топор методом обратного всада так, чтобы сверху из проуха выходило как минимум 5 см топорища. Затем снизу в проушину подвивают клинья и промазывают их смолой. Топор, закреплённый на рукоятке таким способом, будет стоять там очень долго, и может слететь только тогда, когда берёза от старости начнёт гнить.

  • Обух – противоположная лезвию тупая часть топора, часто используемая для забивания гвоздей. Обычно она делается более вязкой и не допускает раскола металла даже при вбивании дюбелей.
  • Бородка – фигурный выступ клинка, присутствующий далеко не на всех кованных моделях. В основном ею оснащают охотничьи (таёжные) модели, используемые для разделки туш животных, и иногда туристические топоры.

Виды

Всего насчитывается пять разновидностей кованых топоров, каждый из которых имеет своё строение и специализацию.

  • Столярные модели принадлежат к самой лёгкой категории топоров и весят от 600 до 900 граммов. Изделия, как правило, оснащены прямой режущей кромкой, и заточены под углом 20 градусов. Инструмент предназначен для использования на дачном участке или в мастерской, являясь наименее дорогостоящим видом.
  • Плотницкие топоры более массивны, чем столярные, и весят 1-1,5 кг. Отличительной чертой таких моделей является закруглённая режущая кромка, которая необходима для работы с бревном. Кстати, старинные избы, построенные без единого гвоздя, рубились при помощи именно таких моделей. Лезвия плотницких топоров затачивают под углом 30 градусов, что не даёт им застревать в древесине и позволяет без труда выходить даже из глубоких и узких расщелин.
  • Таёжный или охотничий топор довольно редко поступает в продажу, в основном изготавливается в кузнечных мастерских по индивидуальному заказу. Вес охотничьей модели обычно составляет 600-800 г, что позволяет без труда переносить его по лесу и выполнять с его помощью множество операций. От других видов инструмента, например, от плотницкого топора, таёжный отличается закруглённым не очень длинным лезвием. Благодаря узкому клинку топор способен проникать вглубь древесины на большую глубину и быстро разрубать деревья.

Так, при одинаковом усилии плотницкий топор со своим прямым и плоским лезвием войдёт в дерево на 4 см, в то время как у охотничьей модели глубина вхождения будет равна 8 сантиметрам. Это позволяет при одинаковых условиях и физических затратах свалить дерево в 2 раза быстрее. Кроме того, охотничьи модели оснащены бородкой, которая предохраняет топорище от переломов во время сильных ударов, выполняемых поперёк древесных волокон. Ещё таёжные модели отличаются тем, что передний торец лезвия у них более широкий, чем задний, что позволяет использовать топор в качестве колуна.

  • Колун предназначается для расколки дров, бывает двух видов: «утюг» и «кувалда-колун». Первый имеет незатейливую конструкцию, представлен в виде клиновидного топора и прямой рукоятки. Второй отличается более изогнутым топорищем и узкой лопастью. Для колуна наиболее важными свойствами является вес «головы» и вязкость металла. Особая острота лезвия ему не нужна, из-за чего в регулярной заточке он не нуждается. Обух колуна приспособлен для удара кувалды, в связи с чем для его изготовления берётся довольно мягкая сталь. Вес топора варьируется от 800 до 1200 г, которых бывает вполне достаточно для того, чтобы расколоть полено.
  • Цельнокованый топор мясника предназначается для разделки туш разного размера, а также для рубки костей и замороженного мяса. Короткое топорище, обычно не превышающее 50 см, имеет изогнутую форму, что способствует удобному и безопасному хвату. Длина лезвия варьируется в зависимости от модели и нередко достигает 30 см. Вес изделий также разнится, и у некоторых орудий ручной работы может доходить до 4,6 кг. Твёрдость металла у мясных топоров соответствует маркировке РК 57-58HRC.

Как отличить от литого?

Отличить настоящую кованую сталь от литого изделия довольно просто. Для этого достаточно постучать по топору металлическим тонким предметом, например, длинным гвоздём: настоящее кованое изделие будет долго звенеть, причём звук будет напоминать звон бронзового колокольчика. Звук от удара гвоздя о литое изделие будет глухим и коротким. Ещё одним отличием ковки от литья является наличие клейма. Кованые модели практически все клеймённые, в то время как на литых изделиях клеймо отсутствует. Кроме того, на литых топорах нередко заметен характерный шов от литья.

Тонкости выбора

Покупка кованого топора должна иметь веское обоснование. Это обусловлено тем, что стоимость таких моделей в несколько раз превышает цену штампованных и литых топоров, поэтому для редкого использования лучше приобрести простую модель. Единственным исключением является колун, который всегда должен быть кованым. При выборе топора нужно обратить внимание на наличие клейма и марку стали, а также осмотреть кромку лезвия: она должна быть идеально ровной, без заусенцев и сколов. Лучший вариант – это заказать топор у кузнеца, однако если такой возможности нет, то в качестве альтернативы можно купить уральский топор, выпускаемый компанией «Ижсталь – ТНП». Предприятие выпускает довольно качественную продукцию, и стабильный спрос на неё это подтверждает.

О том, как отличить кованый топор от литого, смотрите в следующем видео.

Виды топоров -туристические топоры, колуны, их фото

Древнее топора среди домашних инструментов только палка-копалка – прабабушка современной лопаты. Понятно, что за такой долгий век с этим инструментом много чего произошло. Изменения происходили, прежде всего, с материалом топора и, лишь незначительные — с формой.

Также, учитывая специфику сайта, мы лишь вскользь упомянем о боевых топорах, секирах и томагавках.

Хотя очень часто их форма и технология изготовления очень близки к аналогичным параметрам топоров, выполняющих роль хозяйственных инструментов.

Виды топоров

В этой статье мы рассмотрим наиболее часто применяемые в хозяйстве виды топоров:

  • плотницкие;
  • столярные;
  • колуны;
  • туристические.

А также упомянем о некоторых особенностях специфических топоров, не попадающих в эти группы.

Плотницкие топоры

Подавляющее большинство топоров, вообще изготовленных за всю историю – плотницкие. Часто их еще называют универсальными.

На фото показаны топоры различных производителей довоенного советского периода. Очень мало различий заметит даже довольно искушенный в этом вопросе человек.

Плотницкий топор (здесь надо обязательно упомянуть, что речь идет о топорах, распространенных на территории бывшей Российской империи) имеет характерную форму прямой удлиненной юбочки и закругленным под угол около 30° лезвием. Характерными особенностями именно этого топора являются его вес: 1200 – 1300 г. И угол заточки довольно тонкого в сечении лезвия – 20 — 30°.

Последний параметр выбирается самостоятельно пользователем, исходя из тех задач, которые будет помогать решить данный инструмент. Угол в 30° более универсален и позволяет, как тесать дерево, так и колоть не очень твердую древесину. Более острый угол приближает плотницкий топор по своему функционалу к столярному, более тупой – к колуну.

Также у плотницкого топора имеется вполне массивный обух, позволяющий при операциях колки дополнительно приложить к нему довольно увесистую кувалду.

Все это в полной мере касается топоров, считающихся универсальными. Но стоит все же, обратить внимание на индивидуальные плотницкие топоры, в прямом и переносном смысле заточенные под руку мастера.

Первым легко производить ошкуривание и снимать тонкую стружку с древесины, второй – явно для обтесывания стволов, причем исключительно для правши, хоть на фото человек держит его левой рукой. Третий (норвежский) – удобен для удаления сучков и вырубливания различного назначения углублений в стволах – тех же чашек срубов.

Рубка чашек срубов

Плотницкие топоры Gransfors Bruk из Швеции частично сохранили скандинавские исторические формы, но первый легче и функционально ближе к столярным топорам, а второй – классический европейский плотницкий топор.

Другие, известные инструментальные марки: Husqvarna, Fiskars и другие, выпускают топоры с претензией на универсальность, но с более ярко выраженными функциями для колки дров.

Столярные топоры

Эти топоры имеют традиционную «славянскую» внешность, очень похожи на плотницкие, но легче их (от 600 г до килограмма) и чаще имеют прямую заточку лезвия с углами 18 — 25°.

Выше лезвия такой топор также имеет достаточно тонкое сечение. Да и массивный обух ему также не нужен, ведь его основная задача – снимать тонкую стружку или обтесывать доски (а не древесные стволы). Иногда такие топоры и затачиваются как бритвы, но если ими приходится снимать достаточно большие пласты древесины, то может возникнуть эффект залипания лезвия в ней. Мастер сам выбирает способ и характер заточки.

Очень интересен эвенкийский (односторонний) способ заточки. Особенно оправдан он именно при тесании тонкоствольной мерзлой древесины.

Заточка топора под левшу и правшу.

Колуны

Особняком в модельном ряду топоров стоят топоры-колуны. Их ярко выраженная утилитарность диктует вполне индивидуальные формы исполнения и углы заточки. И самые обычные «советские» колуны, и упомянутые выше Husqvarna, Fiskars и примкнувшие к ним Gardena сотоварищи – яркий тому пример.

Характерная форма и заточка колунов, да и само название, свидетельствует об основном принципе работы этого инструмента как нельзя более красноречиво. Заточка лезвия скорее обозначает место будущего скола и задает ему направление. Форма лезвия топора сразу же после вхождения его в древесину стремится широко раздвинуть волокна, а масса способствует инерционности этого процесса. Поэтому и отличается большинство разновидностей таких топоров не массой, а длиной ручки. Масса должна быть достаточной – 2,5 – 3 кг.

Понятно, что для колки дров длинная ручка будет производительнее, но с точки зрения выполнения универсальных функций, а большинство супермодных топоров явно претендуют на них, короткая – удобнее. Такой топор часто становится вполне туристическим, если в походе предстоит частая и не детская заготовка дров. Здесь легким туристическим топориком не намахаешь нужное количество.

Форма колуна на протяжении веков остается неизменной, а вот конструктивно этот топор имел некоторое количество инженерных решений, а некоторые, такие как пружинные клинья и до сих пор применяются в отдельных моделях колунов.

Туристические топоры

А вот наибольшим разнообразием форм обладают именно эти топорики, ведь, как показывает практика, атрибутика для туристов имеет немаловажное значение, а этот инструмент, кроме чисто утилитарной функции может вполне взять на себя и часть символьных. Конечно при интересной форме.

Но, все-таки, утилитарность инструмента в походе зачастую куда более важна, чем для хозяйственных нужд в домашних условиях. Чем больше функций на себя сможет принять именно такой туристический топор, тем меньше вещей придется тащить на себе в долгой дороге. Ведь если он еще и мощный нож – минус 300 – 400 г груза, если ледоруб – еще долой почти такой же вес, а иногда и больший. Также функция молотка и гвоздодера в определенных ситуациях (при сплаве по рекам т.п.) может стать незаменимой. А ручка настоящего туристического топорика также может стать удобным хранилищем мелких, но таких необходимых в походе вещей.

И куда уж тут без пресловутого Фискарса в туристическом исполнении

Иногда туристы самостоятельно доводят свой туристический топор до требуемых кондиций: сверлят отверстия в ручке, чтобы иметь возможность крепить его на руке при рубке льда, делают вырезы, чтобы уменьшить излишнюю массу, шьют удобные и безопасные чехлы, приделывают функциональные крепления прочее.

Заточка топора

Как правильно

точить топор

Практически не существует абсолютно универсального способа заточки топора. Ведь их – великое множество, начиная от различных форм, со своими радиусам лезвий, углами и формами заточки, и до способов достижения наилучшего результата.

Это и специальные станки для одного конкретного топора, так и приспособления, обеспечивающие нужный угол заточки, предусматривающие использование стандартных электроинструментов: точила, ленточной шлифмашинки, болгарки.

Мы подобрали видео с приемами ручной заточки столярного (универсального) топора, которые подойдут для большинства других случаев.

Частично об углах заточки мы уже вспоминали, подчеркивая их индивидуальность, но общие тенденции все же, имеются.

Также есть особенности заточки некоторых специфических топоров, таких как топор для рубки мяса.

Мясницкий топор

Казалось бы, что в нем особенного, а особенности есть, и мы расскажем о них пару слов, т.к. в домашнем хозяйстве обязательно должен быть отдельный топорик для рубки мяса.

Так вот, если говорить о мясе, то лезвие такого топора должно быть длинным и заточенным под бритву, с вогнутым вовнутрь клином. Но вот кости таким топором рубить очень плохо: лезвие увязает в кости, быстро тупится, а иногда и выщербливается. Кость легче рубить топором, заточенным овальной заточкой — под линзу (эдакий разбухший конус) и с углом заточки лезвия под 40°. Задачи – почти взаимоисключающие.

Но только отчасти. Вот и делают такие топоры с формой ковки под бритву, а само лезвие точат под линзу.

«Тупое» лезвие раскалывает кость, а бритвенная форма топорища способствует хорошему проникновению в плоть. Да и вес – от 3 до 3,5 кг – тому подспорье. Кстати, то же было важно и для боевых секир.

Уважаемые читатели, если у вас остались вопросы, задавайте их, используя форму ниже. Мы будем рады общению с вами 😉

Рекомендуем другие статьи по теме

Охотничий топор

Любой охотник в своем арсенале имеет какой-нибудь топор, часть берет его собой на охоту лишь изредка, по необходимости, другая часть пользуется им постоянно. Это связано, в первую очередь, с видом охоты. Направляясь осенью на рябчика с манком или весной на тягу вальдшнепов, топор в этих случаях действительно будет ни к чему, а вот на промысловой охоте или если вы планируете заночевать, без него в лесу делать нечего.
Итак, данный вид снаряжения необходим для устройства шалашей и различных укрытий, для разделки и выноса крупной дичи, при постановке капканов на пушных зверей и т.п.

В отличие от охотничьих ножей топоры не имеют такого разнообразия разновидностей, да и собственно сложно выделить среди них какой-то специальный для охоты. В магазинах под этим названием обычно продается такое снаряжение, которое оказывается совсем далеким от тех вариантов, какие бы устроили охотника, поэтому он сам волен его выбирать для себя.

Попробуем разобраться, по каким критериям нужно его подбирать и как выбрать подходящий, среди представленного в магазинах ассортимента.

Основные характеристики

1) Сталь — должна быть не слишком твердой, иначе случайное попадание на гвоздь, камень или даже мерзлый сучок может привести к сколу лезвия. Исправить такое в лесу без станка не получится. Слишком мягкий же металл быстро тупится и не годится для мелких плотницких работ.

Качество железа, проверяем в магазине следующим способом: берем за топорище и ударяем по лезвию металлическим предметом, звонкий звук говорит о том, что сталь хорошая, глухой – плохая.

2) Вес — не должен выходить за рамки 1 — 1.2 кг, свыше уже тяжело таскать с собой.

3) Топорище — должно быть изготовлено только из твердой сухой древесины, предпочтение отдается березе. Многие производители данных изделий, в последнее время, чтобы скрыть дефекты стали их покрывать краской. В этом случае надо быть при осмотре предельно внимательным, закрашенный сучок может подвести в самый не подходящий момент.

Пластиковым (фиберглассовым) топорищем снабжаются многие импортные модели, но качеством отличаются только дорогие изделия. Если оно по каким-то причинам сломается заменить его деревянным не получиться т.к. посадочное отверстие очень маленькое.

4) Размер — оптимальный определяется самим охотником, конечно, слишком маленький и наоборот слишком большой топор не подойдет.

Варианты топоров

Рассмотри ряд моделей претендующих на место охотничьего топора (цены приведены от 08.08.16)

«Трудвача» Б-1 0,6кг

Вес – 850 г
Топорище — деревянное
Длина — 35 см
Ширина лезвия — 10 см
Цена — 250=00

1

Лезвие заточено, требует небольшой подправки, сталь перекалена, иногда случаются сколы. Топорище окрашено, дефекты древесины обнаружить сложно.

«ИЖ» туристический ТТ

Вес- 880 г
Топорище — деревянное
Длина – 41 см
Ширина лезвия — 10 см
Цена- 440=00

2

Лезвие требует небольшой заточки, сталь хорошая, топорище качественное и покрыто лаком, в комплекте имеется брезентовый чехол.

«ИЖ» АО-1.2кг охотничий

Вес- 1000 г
Топорище — деревянное
Длина – 49 см
Ширина лезвия — 11 см
Цена- 322=00

3

Лезвие требует основательной заточки, сталь хорошая, топорище качественное покрыто лаком.

«Matrix»

Вес-950 г
Топорище — фиберглассовое
Длина- 37 см
Ширина лезвия — 10 см
Цена- 282=00

4

Лезвие требует основательной заточки, сталь относительно мягкая, пластиковое топорище долговечнее деревянного, но если сломается, заменить его будет проблематично.

«Трудвача» Олень 0,6 кг

Вес-850 г
Топорище — береза
Общая длина- 46 см
Ширина лезвия — 10 см
Высота  — 17 см
Цена- 448=00

5

Как видно по фото, рукоятка деревянная, крашенная, производитель утверждает, что березовая. Удостовериться из-за краски не возможно, но скорее всего правда. По этой же причине нельзя установить наличие сучков. Топорище выполнено грубовато, имеются сколы дерева.

Металлическая часть кованная, лезвие немного заточено, но имеет неровный изгиб, т.е. придется подправлять и точить по новой.

В общем типичный топор российского производства с вытекающими особенностями — грубо и не красиво, но просто, дешево, сердито и, самое главное, ремонтнопригодно.

Кроме этих видов можно присмотреться и к ряду других: «ИЖ» АО-0.6кг, «Fiskars» туристический Х7.

Вне охотничьего сезона для строительства и ремонта зимовий, для устройства лабазов и подкормочных площадок лучше применять большой плотницкий топор.
Можно порекомендовать «ИЖ» АО-1,2 кг и «ИЖ» АО-2 кг.

6

Несколько советов по работе с топором

Подрубая дерево нужно соблюдать следующие правила: во-первых, необходимо определить, куда наклонено дерево, валить его нужно будет именно в этом направлении, затем осматриваем ближайшую территорию на предмет препятствий при падении срубленного дерева. Первым делают подруб с той стороны, куда будет падать дерево (треть толщины ствола). Потом начинают рубить с противоположной стороны, немного выше первого подруба. Удары наносят только сверху, меняется лишь их угол нанесения. Через некоторое время под действием тяжести дерево упадет в сторону естественного наклона.

У сваленного дерева сначала обрубают все сучки, а потом уже кряжуют на бревна или тюльки, предварительно подложив под ствол толстую жердь или полено.
Чтобы тюльки раскалывались хорошо желательно придерживаться следующих рекомендаций: начинают колоть с противоположной стороны от комля, при наличии трещин на сердцевине дерева топор втыкают так, как будь-то продолжают ее дальше.

Как выбрать топор — Охотничьи и туристические топоры, правильный выбор

Андрей Шалыгин: Если с вами в поход идет человек и не берет с собой топор (который с ним был в походе не раз), то стоит задуматься над тем, что это просто созерцатель, а не партнер. Топор один из важнейших инструментов в арсенале строителя-профессионала, либо просто домашнего мастера, то что его должен иметь с собой любой автомобилист, и тем более путешественник, а уж тем более охотник, — вообще не обсуждается. Ни один грамотный охотник и путешественник не пойдет в лес с ночевкой без топора. Хотя бы из соображений безопасности. И чтобы он служил вам долго верой и правдой, нужно правильно выбрать его при покупке.
И еще одно отступление сразу — топор хорош для того, кто с ним умеет обращаться. Дать топор с полукруглым финским лезвием девушке чтобы сучья обрубать, это значит заранее быть готовым ее срочно эвакуировать с разрубленной рукой-ногой. Аналогичный, или еще худший результат можно получить, если в процессе похода начать учиться кидать топор по деревьям вместе с группой таких же балбесов. Как правило топор от полукруглого ствола дерева, не попав лезвием, отскакивает в произвольную сторону, причем строго по закону Мэрфи — туда куда совсем не хочется чтобы он отскочил.  Ну и совсем легко дать топор городскому мальчику, чтобы он в присутствии девочки дров нарубил для костра. С топором нужно еще брать в поход голову — это непременное приложение во всех смыслах.

Предположим сначала, что топор нам нyжен для обычных целей в любом походе, и среди этих целей нет строительства избы или даже деревянного плота. Предполагаем также, что в грyппе знают, что такое пила, и имеют рyки, чтобы ее заточить правильно для тyризма. Предположим также, что грyппа берет один топор на палаткy и однy пилy — ножевкy, если палатка одна, или двyрyчнyю (не обрезаннyю!) — если палаток больше.


Для чего в таких yсловиях нyжен топор? Перечисляю:
  • изготовить колышки для палатки
  • забить колышки для палатки
  • подрyбить валимyю сyшинy (проще клин выбить)
  • ветки обрyбить
  • затесать бревно, разжигая костер
  • прyточки и шесточки для тента, сyшилки вырyбить в слyчае необходимости
  • костер поправить
  • от йети отбиться
  • Еще… можно кашу приготовить,
  • нy… хлеб порезать, банкy открыть… Я уже не говорю об охотничьем топоре, которому укрытие строить, шалаш, засидку, маскировку, засеки, ловушки, тушу зверя рубить…
В истории советской армии есть даже задокументированный случай, когда красноармеец из роты снабжения, доставлявший боеприпасы, при помощи топора 50 гитлеровцев обратил в бегство, при этом убив из них половину, в том числе и трем офицерам голову снес (проверено на местности, награжден орденом). А уж случаев когда при помощи топора охотники медведей клали, — не перечесть. Да, в общем раньше у мужика вообще кроме топора никакого оружия то и не было, если только тем же топором рогатину и кол не изготовит. Индейцы вообще томагавками обходились и луком со стрелами. Уметь бросать топор — не меньшее искусство чем стрельба из лука, да и пропитание в трудную минуту такой способ охоты вполне сможет обеспечить (только не стоит брать в лес топор чтобы там тренироваться вместе с друзьями туристами, часто такие опыты заканчивались травматизмом).

Стоит еще сказать, наверное, что очень часто ведущиеся споры о том какой топор можно назвать туристическим, а какой охотничьим, — на самом деле ведут люди, которые в этом вообще не разбираются. Безумный спор очень неумных людей. Охотничий отличается от туристического тем, что им еще нужно тушу зверя разделать, а при случае и лабаз соорудить с засидкой. А если охотник — по болотно-луговой дичи и не таежный? В первом случае ему вообще плотницкий нужен, а во втором ему вообще топор не пригодится. Вполне возможно, что охотничий подразумевает под собой большую остроту, и возможность разделывать мясо. Так у хорошего путешественника он всегда острый, а на крупного зверя многие всю жизнь не охотятся.
 


Каждый выбирает топор для себя, а не «по-понятиям». Разделываете кабанов на каждой охоте сами и топором шкуру снимаете с оленей, — ну тогда вам нужен острый бритвенной заточки с большим лезвием. Ходите в многодневные походы без палатки и ставите лабазы с солониной из медвежатины на зиму, — тогда вам прямой, тяжелый, с большой длинной рукояткой нужен. Метаете топор в медведей, отбиваясь от них по ночам, — покупайте сразу 10 не менее чем на 3-5 кг обоюдоострые с клевцом…. Нет? Ну, тогда нечего умничать…

Полyчается, что для обычных потребностей в многодневном походе и на охоте необходим и достаточен топор с весом железки в 700 — 800 грамм, прочно насажанный на топорище длиной 75 — 80 см. (для дневной или на пару дней охоты с палаткой и того меньше)
 

 

Существует много видов и размеров этого инструмента. Есть плотницкий топор, мясной – для рубки мяса и костей, охотничий топор. Главное подобрать именно тот, который необходим для ваших задач.

Основа топора – это конечно же его режущая часть, очень важно, чтобы она была выполнена из хорошей качественной стали. Именно тогда он будет меньше тупиться и конечно же его нужно реже затачивать. Служить такой инструмент будет долгие годы.

Как же проверить качество стали? Для этого вам необходимо взять топор за рукоятку, не касаясь лезвия, и произвести резкий щелчок по режущей части, можно ногтем, можно каким-нибудь плотным предметом. Звук должен быть плотным, звонким, затяжным такого типа как «дзынь», что свидетельствует о плотности металла, из которого изготовлено лезвие. Если звук глухой и быстро «затухает» это говорит о том, что плотность недостаточно велика, такой топор быстро тупится, необходимо часто подправлять (затачивать), что очень неудобно в плотницком деле. Зазубрины появляются даже от попадания лезвия на сучок.

Что касается веса топора, то здесь необходим индивидуальный подбор. Для каких-то небольших работ, типа обрубание маленьких сучьев, или при работе с небольшой заготовкой, где необходима аккуратность и точность, вполне подойдет инструмент с небольшим весом (600-800 грамм).

К топорам средней весовой категории можно отнести 1200 гр. – 1500гр. инструмент. Такие наиболее подходят для плотницкого дела, вполне подойдет для строительства дома. Топоры свыше 1,5 кг достаточно тяжелы для среднестатистического человека, долго работать очень сложно. Но у них есть неоспоримое преимущество: сила удара достаточно большая, можно перерубить даже огромную заготовку.

Есть достаточно специфические топоры, например мясной. Его предназначение это рубка мяса и костей, выбирать его следует так же как и строительный топор, очень важна плотность металла. Перерубать приходится и очень большие кости, поэтому и вес мясного топора очень внушительный (3,2 кг).

Охотничий топор. Его особенностью является облегченная режущая часть, имеющая специальную выемку. Очень важно для охотника, чтобы его инвентарь весил как можно меньше и без потери качества. Так же она служит для того, чтобы топор можно было повесить на ветку.

Походный топор. Часто бывает цельнометаллическим с обрезиненной рукояткой, что способствует отличному хвату даже в жаркую погоду. Как правило, очень компактен.

Рукоять топора может быть выполнена как из дерева, так и ударопрочного пластика (фиберглассовая рукоять). Самый лучший материал для ручки строительного топора – береза высшего сорта. При выборе надо обратить внимание, чтобы она была без сучков. Такая не сломается и прослужит долго. Недостатки деревянной рукояти – со временем она ссыхается и лезвие начинает хлябать, чтобы этого не произошло, надо опустить его в воду и при необходимости вбить специальный клин (хватает надолго). Пластиковая рукоять не рассыхается и служит дольше, но стоимость заметно выше, чем у деревянной.

Также следует обращать внимание на то, чтобы лезвие было прямое, это необходимо для комфортной работы с деревом. А вот финские топоры имеют специально кривое лезвие да еще и с разной его заточкой — сверху более тупой угол, снизу более острый. С таким топором нужно уметь обращаться и понимать для чего это нужно.

Какой должна быть железка? Hy, хорошей стали, понятно. Еще — отверстие для топорища должно быть обязательно коническим, иначе топор соскакаивать бyдет, по возможности большим — деревянное топорище не слишком прочно. Еще бородкy снизy отверстия — для распределения срезающих yсилий на топорище при yдаре — чем длинней, тем лyчше.

Лезвие не должно выдаваться вперед по отношению к отверстию — иначе при неyдачном yдаре бyдет сильная отдача в рyкy. Больно. Полукруглое лезвие помогает лучше колоть дрова, а прямое качественнее работать по чистовому дереву.

Теперь самое главное — заточка.
Говорят, что точить надо под оч. острым yглом — абсолютно неверно! Впрочем, последствия были тоже изложены — этож надо, тyристский топор приходит в негодность, слyчаено попав на гвоздь! Я своим могy рyбить любое количество гвоздей вообще без последствий.
 


Заточка должна быть выпyклой, эллиптической, или, что реальней, под тремя yглами. Сначала, от отверстия, острый yгол, потом — средний, и самyю кромкy — тyпой. Линия нижней части лезвия должна при продолжении указывать на мизинец руки человека, держащегося за рукоять топора.

Это так называемая «рyбящая» заточка. Так заточены все сабли, мечи, etc. Для тyристических ножей тоже рекомендyется.

В чем прелесть такой заточки? Главное — правильно заточенное лезвие глyбоко проникает в рyбимое тело, и это свойство сохраняется даже при не очень острой кромке лезвия. В резyльтате даже тyпой топор рyбит хорошо. (Я, например, свой топор эксперимента ради не точил два года при самом варварском обращении, лезвие стало вполне тyпое, но рyбит попрежнемy хорошо.)

Заточку топора следует производить абразивным бруском (маркировка 25А – электрокорунд). Лучше конечно использовать наждак, будет быстрее, но не всегда это доступно, например в полевых или охотничьих условиях. Зернистость заточного камня оптимальна средняя – 25Н.

Теперь рyкоятка. Дерево должно быть достаточно твердым, чтобы не изнашивалось в отверстии топора, yпрyгим — чтобы не раскалывалось, легким — чтобы носить. И все! Всеми свойствами в оптимальных сочетаниях обладает обыкновенная береза, причем практика показала, что все остальное — хyже.  (Красное дерево не испытывалось, но были рyкоятки из дyба, граба, ясеня, клена, грyши, бyка, шиповника, хокейной клюшки и чего-то еще) Кроме того, приемлемое топорище можно сделать в аварийных yсловиях прямо из свежесрyбленной березы. Лyчше, конечно, использовать правильно просyшеннyю свилеватyю березy из нижней части ствола. Правильное березовое топорище слyжит лет 5 — 7, после чего раскалывается вдоль на полосочки и брyсочки. Hо держится!

Форма рyчки — тyт вообще затей никаких — прямая, изгиб или yтолщение на конце, под рyкой — весьма желательны. Hо, в крайнем слyчае, можно изолентy намотать. Понятно, лакировать не надо.

Единственная индивидуальная особенность — длина рyчки. Hа самом деле, чем больше — тем лyчше, а вот минимальная длина должна быть такой, чтобы было yдобно действовать двyмя рyками. Для человека средней комплекции ростом ок 180 см — это примерно 70 см минимyм.

Как насаживать?
Плотно, это понятно. Есть одна тонкость. Как бы ни была длинна бородка на топоре, yдлиннить ее не вредно. Поэтомy топорище в нижней части надо yсилить чем-нибyдь металлическим. Главная идея усиления рукояти — yдлиннить бородкy повысив прочность топорища на срез. Для этого можно, насадив рyчкy, вбить в отверстие для топорища, где оно сходиться yглом, снизy, вобщем, междy рyчкой и железкой большой гвоздь #200, например, и примотать его плотно матерчатой изолентой к рyчке. Можно и более интеллигентно — взять старый стальной колышек для палатки. Форма y него весьма подходящая. Колышек изгибается вдоль нижней части топорища, а в той части, кyда насаживать — врезается. Потом насаживается топор.

Секретный способ. Я знаком со многими плотниками в округе, чьи топоры насажены очень плохо. Готовясь к серьезной плотницкой работе, такие горе-мастера опускают свои топоры, но ночь в воду, чтобы они не соскакивали с топорища. Но бывает, что подворачивается срочная работа, и приходиться пользоваться этим опасным инструментом без его «подготовки». Когда я спрашиваю у них, почему бы не насадить топор один раз хорошо, чем постоянно мучиться, в ответ слышу только, что дело это бесполезное и топор все равно со временем разболтается.

У меня есть 30-ти летний опыт водных походов. И мои топоры часто пребывали в водной среде, но при этом всегда были надежно и безопасно насажены. Заготовка для топорища постоянно сушилась на протяжении двух лет, а окончательный год в зимний период только на батарее центрального отопления. Сам топор насаживался по весне, в это время дерево минимально влажное.
 

Насаживался топор наискосок с деревянным клином, который крепился эпоксидным клеем, им же, кстати, обмазывалось все топорище, чтобы предотвратить воздействие влажности. А чтобы топор не скользил по руке, рукоятка его обрабатывалась грубой шкуркой. Топор всегда брался марки 1ГПЗ от подшипникового завода №1, это избавляло от возни с закалкой или отжигом. Отправляясь в поход, группа была из 8-12ти человек, и на пользование для всех брался один или два топора.
Если кто-то был новичком, то его обучали пользоваться топором. Если топор был плохо насажен, то новичку с ним работать не давали, в целях безопасности. Так же не делали рубку на грунте, потому что если рука не твердая, топор мог получить выбоину. Всегда пользовались первой же возможностью, просушить топор около костра или на солнце, и затем он обматывался тесьмой из стекловолокна с эпоксидной смолой.

Один раз я отправился в поход с лыжниками и заметил, что их топоры были закреплены массивными клиньями из железа, это, кстати, народный метод. Для начала топор два раза пропитывался горячей олифой, а вот объяснить для чего они добавляют железо в топорище они толком так и не сумели, отмахивались лишь тем, что, мол, топор в зимнее время года так меньше расшатывается.

Приехав однажды на дачу зимой, я увидел там очень хороший топор, но почему-то после прошлой зимы он уже плохо держался на топорище. Но нужно было нарубить дрова, и пришлось пользоваться этим топором, что был. Я очень удивился, когда взял инструмент в руки, ведь еще прошлым летом им невозможно было работать, а сейчас топор и топорище были будто единым целым, так крепко он сидел на рукоятке.

Именно после этого я понял, в чем же секрет вставки клина из металла. Морозной зимой железная проушина прилично сужается, именно поэтому болтавшийся топор в зимнее время года сидит на топорище хорошо. Когда древесина сильно сжимается, она сильно деформируется и остается потом некоторое свободное пространство, и как раз, поэтому летом топор сильно болтается на рукояти.

Вот, если во все тело топорища поместить металлический кусок по всей длине проушины, он тоже сожмется и тем самым освободит место для древесины, а в тепле восстановится. В этом и есть секрет хорошо насаженных топоров круглый год.

Хорошо зарекомендовали себя топоры фирмы «Fiskars», стоимость хотя не маленькая, относительно других фирм, но качество на выстоте, очень удобная обрезиненная ручка. Из недорогих фирм-производителей можно отметить российские топоры г. Ижевск из отличной стали.

Качество топора имеет большое значение, является залогом успеха. В наше время есть возможность купить его не выходя из дома, например через интернет магазин. Можно это сделать на любой охотничей и рыболовной выставке, лучше побеседовав там с кузнецами из разных городов. Можно купить готовый финский, тоже хорошее дело. Всем удачного выбора.


Как правильно выбрать снаряжение, недавние материалы:

Топор кованый «Универсал» (малый), артикул 005-219