Кто такие хунхузы: Жителям Владивостока рассказали, кто такие хунхузы и почему их боялось все Приморье (ФОТО) – Новости Владивостока на VL.ru

Содержание

Жителям Владивостока рассказали, кто такие хунхузы и почему их боялось все Приморье (ФОТО) – Новости Владивостока на VL.ru

В центральной библиотеке им. А.П. Чехова (пр-т 100-летия Владивостока, 48) прошла лекция действительного члена Общества изучения Амурского края, журналиста и краеведа Ивана Егорчева «Борьба с хунхузами в Приморье». Мероприятие стало продолжением цикла лекций на исторические темы, стартовавшего в начале года.

Иван Егорычев с сожалением отметил, что в последние годы интерес к истории у населения значительно угас: «Я точно знаю, что многие, особенно это касается молодежи, понятия не имеют, кто такие хунхузы. Также забыты многие события, исторические названия».

По словам Егорычева, термин «хунхузы» – в нашем крае стал синонимом китайских бандитов – грабителей и убийц, сбивавшихся в банды и терроризировавших местное население вплоть до 20-х годов ХХ века. Впервые о хунхузах широкой публике поведал Николай Пржевальский в своей книге «Путешествие в Уссурийском крае». Во время своей службы в Уссурийском крае с 1867 по 1869 он написал о них следующее: «Это по большей части преступники, бежавшие из Китая, лишенные каких-то семейных связей и живущие сегодня здесь, а завтра там… Слово хунхуз с китайского переводится, как «красная борода»».

Действительно, слово «хунхуз» имеет старинные корни, ведь издавна китайские разбойники, чтобы напугать своих жертв и замаскироваться, прикрепляли на лицо огромные фальшивые красные бороды. Со временем они это делать перестали, но термин сохранился. И до сих пор в национальном китайском театре разбойников изображают именно с красной бородой.

Кстати, о хунхузах писал даже Чехов. Описывая сахалинских каторжников в 1890 году, он отметил: «Мне рассказали, что дольше всех в бегах могут находиться китайские бродяги хунхузы, которых присылают на Сахалин с Приморской области, так как они многие месяцы могут питаться одними только кореньями и травами».

«Интересный факт, но до появления в этих краях русских поселенцев, здесь не было хунхузов. Они издавна действовали в Китае, но сюда не захаживали, пока здесь не появилось постоянное население. При этом грабили они в основном китайцев и корейцев, русских – гораздо реже. Кстати, китайское правительство всячески поощряло переход хунхузов на российскую территорию, надеясь таким образом ослабить административную власть русских», — отметил Егорчев.

Параллельно бандиты «браконьерили» — ставили ловушки на пушного зверя, добывали трепанга и корень женьшеня, собирали морскую капусту, мыли золото, а потом все это продавали в Китай. Некоторые даже умудрялись сажать огородики – выращивали овощи, которые употребляли в пищу. Именно поэтому их отлов был серьезно затруднен, ведь отличить хунхузов от мирных китайцев было практически невозможно.

Хунхузы собирались во множество отдельных шаек количеством от 5 до 200 человек. Во главе банд находились старшины, имевшие при себе нескольких помощников. Что интересно, должности старшин у бандитов были выборными. Глава избирался один на несколько шаек, которые в основном действовали разрозненно, но могли объединяться для «крупных проектов» — нападений на караваны и крупные селения. В бандах существовал свой этический кодекс поведения, и царила строжайшая дисциплина, ведь за провинность нарушителям отрубали голову. Именно этим многие исследователи объясняют удивительную «живучесть» этого явления.

О кровавых расправах над доносчиками ходили леденящие душу истории. Хунхузы практиковали изощрённые пытки, сутками мучили своих жертв, выкалывая глаза и протыкая уши. Причем не щадили женщин и детей, «вырезали» целыми семьями. «Таких случаев было очень много и они всегда получали огласку, так что молва бежала впереди хунхузов», — пояснил Егорычев, добавив, что известны случаи, когда трое хунхузов входили в барак с тридцатью китайскими рабочими и те в ужасе не оказывали им никакого сопротивления, позволяя себя связать и ограбить.

Банды хунхузов терроризировали Приморье около 50 лет, и лишь с приходом в край советской власти в 20-х годах ХХ века население смогло вздохнуть спокойно.

Как рассказал корреспонденту VL.ru лектор, цель его выступлений – привлечь внимание жителей Владивостока к историческому наследию нашего города и края: «Темы моих лекций самые разные, в центре внимания история, экология. Некоторые из них настолько понравились горожанам, что их пришлось повторить. Например, самой популярной, к моему удивлению, стала лекция про подделки, а дети любят слушать про тигров», рассказал Егорычев.

Иван Егорычев по образованию химик, однако искренне любит историю Приморского края и готов поделиться своими знаниями и находками со всеми желающими, причем на общественных началах (как и все члены Русского географического общества в которое входит Общество изучения Амурского края). Причем свои выступления Егорычев старается наполнить «живой», а не академической историей, например, вырезками из газет: «Историкам в процессе обучения прививают своеобразный взгляд на историю. Они считают неправильным пользоваться газетами, говоря – да ну, разве это источник? А официальных документов по ранней истории нашего края очень мало, и они все давно известны, там вряд ли можно найти что-то новое и интересное», — отметил Егорычев.

как они зверствовали в России — Рамблер/новости

Банды китайских разбойников-хунхузов больше полувека были головной болью для российского правительства на Дальнем Востоке. Надевая для устрашения маски чертей и вооружаясь топорами, китайцы грабили, убивали и насиловали русских и туземцев.

Появление «краснобородых»

«В тайге Уссурийского края надо всегда рассчитывать на возможность встречи с дикими зверями. Но самое неприятное — это встреча с человеком», — отмечал писатель Владимир Арсеньев, имея в виду в первую очередь китайских бандитов.

Хунхузы — явление для Китая достаточно необычное. Появились они в Маньчжурии, вотчине династии Цин, куда этнические ханьцы долгое время вообще не допускались. Хунхузами становились бессемейные мужчины, которым нечего было терять, часто беглые преступники или дезертиры. Российско-цинское пограничье стало для них местом притяжения, так как власти обеих империй в XIX веке недостаточно эффективно контролировали отдаленные земли. По одной из версий, разбойники скопировали замашки русских казаков, у которых косвенно позаимствовали и имя — в переводе «хунхуз» означает «краснобородый»).

Банды китайцев насчитывали от десятка до сотни человек. Они были вооружены преимущественно холодным оружием. Укрываясь в горах и лесах, с 1860-х хунхузы периодически совершали набеги на русских колонистов, которых считали «оккупантами». Одной из самых известных кровавых вылазок стало нападение в 1879 году на ферму уроженца Финляндии Фридольфа Гека в Приморье. Хозяин отлучился по делам, а когда вернулся, то нашел свою сожительницу повешенной в доме. Работник и двое конюхов были убиты, а семилетний сын Гека без вести пропал. Ни его, ни разбойников впоследствии не нашли. В 1882 году по похожему сценарию разграблению подверглась усадьба купца Купера, у которого китайцы убили двух сыновей.

К операциям против хунхузов привлекались казаки и армейские части. К слову, тот же Владимир Арсеньев очень многое сделал для борьбы с этническим бандитизмом, будучи в 1911—13 годах руководителем нескольких секретных «антихунхузских» экспедиций в Уссурийском крае.

В эпоху Гражданской войны

В революционное лихолетье хунхузы фактически стали хозяевами в глухих углах Дальнего Востока. Немалую роль в этом сыграла Япония, которая поставила себе на службу десятки шаек, вооружив их и спровоцировав на активные действия в России в начале 1920-х.

«Сообщения о набегах бандитов, чьи шайки насчитывали до тысячи человек, поступали со всех концов Приморья. Крестьяне подвергались грабежам и издевательствам, лишаясь денег и, что было особенно важно в то время, продуктов. Малейшая задержка исполнения требований хунхузов каралась смертью», — описывает те события историк Дмитрий Ершов.

В селе Благословенном Амурской области, насчитывавшем 200 жителей, в 1920 году хунхузы убили 5 человек и сожгли 23 дома. Бандиты отобрали у крестьян ценные вещи и увели 217 лошадей. Атаки повторялись и в последующие годы, так что жители Благословенного даже обнесли село колючей проволокой. Существовали также так называемые «красные хунхузы», которые поддались большевистской пропаганде и согласились партизанить против белых.

Нападения на СССР

Вылазки хунхузов продолжались и после ликвидации Дальневосточной республики и установления советской власти. В январе 1925 года сообщалось о налете шайки хунхузов на село Доброе под Благовещенском. Китайцы убили нескольких русских крестьян, изнасиловали женщин, разграбили избы и увели скот. После нападения они скрылись в китайских сопках. В подобных случаях власти дальневосточных регионов обращались к китайскому правительству с требованием ликвидировать банды, засевшие в Маньчжурии. Иногда к хунхузам во время таких акций присоединялись вчерашние белогвардейцы, которых в печати прозвали «белохунхузами».

Полностью подавить китайские банды в СССР удалось в начале 1930-х, в первую очередь за счет укрепления границы. Однако в северном Китае, раздираемом собственными милитаристами и японскими оккупантами, хунхузы существовали вплоть до конца 1940-х.

Китайский бандитизм на Дальнем Востоке России. Кто такие хунхузы? | oleg ivanoff

31.12.2019

Из книги Е.Д.Ершова «Хунхузы. Необъявленная война. Этнический бандитизм на Дальнем Востоке

В последних числах ноября 1897 г. жители поселка Медвежье, лежащего близ станции Вяземская Уссурийской железной дороги, были охвачены паникой. Все местное население, состоявшее из путейцев и немногочисленных казаков-переселенцев, пришло в лихорадочное движение. Женщины вязали в узлы небогатое добро. Мужики извлекали на свет божий давно забытое оружие. Что же встревожило жителей «медвежьего угла», затерянных в дебрях уссурийской тайги и привыкших изо дня в день топить скуку однообразного существования в стакане сорокоградусной? Ответом было одно слово, поминутно слышавшееся в разных концах поселка: «хунхузы». Хунхузы! Страшные китайские разбойники, ненасытные грабители и безжалостные убийцы, покинули свои традиционные «угодья» в Южном Приморье и, разгромив разъезд Гедике, движутся в направлении Вяземской. Жителям беззащитного поселка было от чего прийти в ужас.

Мучительное ожидание беды продолжалось пару дней, пока телеграф не принес утешительную новость. «Разбойничья орда» оказалась артелью китайских железнодорожных рабочих, покинувших свой табор для расправы с русским мошенником-подрядчиком. Несмотря на благополучное разрешение, инцидент с мнимыми хунхузами оставил в памяти жителей глубокий след. Иначе и быть не могло: к концу XIX в. хунхузы стали частью тяжелой реальности, в которой приходилось жить всем жителям русского Дальнего Востока и сопредельной Маньчжурии, независимо от национальности, подданства и уровня достатка…

Слово «хунхуз» представляет собой искаженное китайское хун хуцзы и в буквальном переводе на русский означает «красная борода» или «краснобородый». Под «красным» в данном случае подразумевается цвет рыжих человеческих волос. С первых лет своего знакомства с китайскими разбойниками русские не переставали удивляться необычности этого прозвища. Действительно, трудно представить себе что-либо менее соответствующее облику китайца, чем рыжая борода. Писатель И.П. Ювачев, бывший свидетелем операции против хунхузов на реке Уссури в 1896 г., с удивлением замечал: «Это название имело бы понятный смысл на Кавказе, где некоторые разбойничьи племена красят свои бороды в красный цвет. Они тоже в своем роде хунхузы для станиц кавказских казаков».

Происхождение столь причудливого названия объясняют по-разному. Одни историки считают, что некогда китайские разбойники, отправляясь «на дело», прицепляли к подбородку фальшивые бороды из пакли или волоса, выкрашенного в красный цвет. Маскируя внешность разбойника, такая борода одновременно помогала напугать жертву. Прообразом этого бандитского «аксессуара» были фальшивые бороды, использовавшиеся в представлениях традиционного китайского театра. По другой версии, хунхузы обязаны своим прозвищем… иностранцам, и прежде всего русским. Вот как объясняет сей казус журналист Гавриил Муров, в 1901 г. объехавший тихоокеанские окраины Руси и описавший свои странствия в книге «Люди и нравы Дальнего Востока»: «У китайцев не могло быть этого внешнего признака. У соседних с Китаем народов монгольской расы — тоже. Исключение составляют только наши русские, разные искатели приключений и легкой наживы, да английские авантюристы (те и другие — со светло-русыми и рыжими бородами), в течение многих десятков лет свирепствовавшие на обширной границе Китая, отнимая у него область за областью и уничтожая сотни сынов его. В течение этих лет выражение «красная борода» в приложении к «лихому» иноземцу становится общеупотребительным, а затем начинает применяться китайцами не к одним иноземным, но и к своим, китайским разбойникам».

Действительно, слово «хунхузы» было распространено преимущественно в северо-восточных районах Китая и на прилегающих территориях России и Кореи, то есть именно там, где китайцы чаще всего могли столкнуться с русскими «лихими людьми». В качестве наиболее раннего примера такой «лихости» можно привести походы казачьих ватаг под водительством Ерофея Хабарова и Онуфрия Степанова, прошедших по Амуру в середине XVII в. В обращении с местным населением казаки отличались от испанских конкистадоров разве что особой бесшабашностью и полным отсутствием религиозного фанатизма.

Название «хунхузы» носило чисто разговорный характер. В официальных китайских документах для обозначения разбойников использовались выражения хуфэй, даофэй, туфэй, которые, для краткости, можно перевести на русский язык в одном значении — «бандит».

Нет достоверных сведений о времени и месте зарождения хунхузничества. Несомненно лишь то, что эта болезнь сначала поразила Маньчжурию и только потом перекинулась на территорию Приамурья и Приморья. Первым очагом разбоя в Маньчжурии была провинция Фэнтянь (Ляонин), с которой началось заселение Северо-Восточного Китая этническими китайцами. В соседней Гиринской провинции (Цзилинь) появление бандитских шаек впервые было отмечено в XVIII в., а в северной — Хэйлунцзянской — и того позже.

Вплоть до начала XX в. Маньчжурия оставалась своеобразной «китайской Сибирью» — малонаселенной страной дремучих лесов и бескрайних непаханых степей.

На протяжении двух столетий заселение края носило стихийный и неконтролируемый характер. Императоры маньчжурской династии Цин, воцарившейся в Китае в 1644 г., рассматривали историческую родину как свою особую вотчину, неприкосновенную для китайцев (ханьцев). Тысячи колонистов, обосновавшихся на северо-восточных землях, были надолго предоставлены самим себе. Более того, с формальной точки зрения они вообще не существовали и не нуждались в управлении. К каким последствиям привело такое пренебрежение, видно из доклада гиринского губернатора Мин Аня, представленного в 1878 г. Описывая положение во вверенной провинции, чиновник сетовал, что в «пределах ее неуважение и неповиновение закону стали обычным явлением с тех пор, как в нее потянулись из внутренних провинций Китая вереницы переселенцев, подобно ручьям воды, стекающейся в котловину; во многих местностях хозяевами стали нахальные негодяи; сильные стали притеснять слабых, а на убийство и поджог стали смотреть как на обыкновенное дело» . Изрядную порцию масла в огонь этого анархического костра подливало присутствие в Маньчжурии многочисленных уголовников, бежавших или принудительно высланных сюда со всех концов Китая.

Банды хунхузов состояли почти исключительно из китайцев. Маньчжурские власти считали наиболее склонными к преступлениям выходцев из провинций Шаньдун и Чжили (современный Хэбэй). Шаньдунцы составляли самую внушительную когорту переселенцев из «застенного» Китая. В Маньчжурии нищие шаньдунцы могли рассчитывать только на низкооплачиваемую «черную» работу, тяжесть которой усугублялась произволом хозяев и властей. Отсюда та легкость, с которой вчерашние батраки-шаньдунцы вступали на скользкую стезю «джентльменов удачи». Противоположностью шаньдунцам, по мнению маньчжуров, были шаньсийцы (уроженцы провинции Шаньси), как правило решавшиеся на переезд в Маньчжурию только при наличии кубышки с накоплениями и уверенно чувствовавшие себя в сфере торговли.

Наступление XX века многое изменило в жизни и облике хунхузов. Во-первых, на границе Хэйлунцзяна и нынешней Внутренней Монголии стали появляться банды разбойников-монголов. Во-вторых, после окончания Русско-японской войны в Маньчжурию, и в первую очередь в полосу отчуждения Китайско-Восточной железной дороги, хлынул поток «темного люда» из России, чувствовавшего себя в местной криминальной среде как рыба в просторном омуте. В 1907 г. недалеко от Харбина полицией был накрыт притон, служивший базой для небольшой, но очень хорошо вооруженной шайки русских уголовников, промышлявших грабежом китайцев. Самое интересное, что во главе этого преступного сообщества стояла… женщина. Как тут не вспомнить фольклорную Мурку, также возглавлявшую «банду из Амура»! Весной 1908 г. группа охотников в окрестностях Харбина подверглась нападению китайской банды, предводимой двумя русскими, одетыми в форму забайкальских казаков. Наконец, в начале XX столетия членами хунхузских шаек часто становились кавказцы.

Разными путями приходили люди в ряды разбойничьих шаек. Основным источником поступления свежих хунхузских сил был китайский пролетариат — вчерашние крестьяне, бежавшие из перенаселенных провинций исторического Китая, спасаясь от безземелья, голода и долговой кабалы. Часть их находила заработок в Маньчжурии, а другая, менее удачливая, устремлялась дальше, на территорию России, где их ждали разнообразные казенные работы на постройке железнодорожных и военных объектов, а также труд на золотых приисках и иных частных предприятиях.

Было бы преувеличением утверждать, что вся эта нищая и голодная людская масса оканчивала свой путь в рядах хунхузов. Тем не менее число избравших этот опасный промысел было очень значительным. Кто-то становился жертвой обмана подрядчика и не получал честно заработанных денег. Кто-то не мог устоять перед искушением попытать счастья в азартной «банковке» и проигрывался дочиста. Кто-то становился жертвой грабежа, пытаясь вывезти заработанные деньги на родину. Досада и ощущение безысходности лишали неудачника сил и желания вновь вернуться к тяжелому труду.

Гораздо более заманчивой виделась перспектива быстрой наживы и прочих удовольствий жизни в рядах шайки. Яркими штрихами набросал портрет такого «без пяти минут хунхуза» И.П. Ювачев в одной из корреспонденции, опубликованных в газете «Владивосток» осенью 1896 г.: «Вот он, грязный, оборванный, полуголодный, ежедневно в работе, под дождем, на глинистой липкой земле… Какие у него радости жизни? Какие у него радужные мечты? Куда направлены его ум и сердце? Что он видит в будущем? Неудивительно, если он идет в хунхузы, на жизнь, полную приключений. Тут хотя бы есть борьба, своего рода геройство, иногда разгул. Неудивительно, если он ищет случая забыться, обезуметь, покурить опиума… И надо ли нам, европейцам, удивляться, что они с таким равнодушием подставляют свою голову под секиру палача? О, если бы они имели какой-нибудь «смысл жизни», они не были бы хунхузами!»

Особую группу в числе хунхузов составляли мстители. Самые разные люди — от крестьянина до купца — становились жертвами произвола китайских чиновников и объединялись ненавистью к властям. Для них хунхузы были тем самым «врагом врага», который, как известно, лучше всякого друга. Преследование со стороны властей также могло быть связано с хунхузами. Жители селений, оказавшихся на пути шайки, поневоле вынужденно предоставляли бандитам пищу, лошадей или временный кров. По сути, любой крестьянин мог быть обвинен в пособничестве хунхузам либо в недоносительстве на них. Как правило, такое обвинение возводилось на самых зажиточных крестьян и имело целью присвоение имущества несчастного «борцами с преступностью».

В определенной степени уход в бандиты в Маньчжурии был формой социального протеста. По меткому выражению крупного деятеля Белого движения генерал-лейтенанта А.П. Будберга, хунхузничество представляло собой своеобразный «китайский большевизм».

Следующую многочисленную группу в рядах хунхузских шаек составляли дезертиры. Армия императорского Китая никогда не отличалась дисциплиной и высоким моральным духом. В рядах войск зачастую оказывались люди, при любой возможности склонные к мародерству и разбою. Хао те бу цзо дин, хао жэнъ бу цзо бин («Из хорошего железа не делают гвоздей, хороший человек не пойдет в солдаты») — эта старинная китайская пословица весьма точно рисует нравственный облик таких «воинов». Процент дезертирства в старой китайской армии был особенно велик там, где служба носила наиболее трудный и опасный характер. По малейшему поводу солдаты и даже офицеры пускались в бега, прихватив с собой доверенное оружие. Помыкавшись и поголодав, дезертиры почти неизбежно оказывались в рядах бандитов, где их, благодаря ценному оружию, принимали с охотой.

Немалую часть хунхузов составляли цзинъфэй (старатели), хищническим способом добывавшие россыпное золото на берегах многочисленных маньчжурских рек.

Монополия государства на недра, действовавшая в императорском Китае, ставила старателей вне закона и заставляла вести жизнь, практически неотличимую от жизни хунхузов: объединяться в вооруженные артели (читай шайки), держаться в местах, труднодоступных для регулярных войск, и прибегать к насилию для обеспечения себя провиантом и снаряжением. Зачастую такие объединения старателей сотрудничали с хунхузами, нанимая последних для охраны своих приисков. Хунхузские атаманы охотно принимали в ряды своих «дружин» опытных старателеи-одиночек: в районах, контролировавшихся шайками, часто находились залежи драгоценного металла, а посему люди, способные наладить добычу золота, были «ценными кадрами».

Насколько легко старатели становились «чистыми» хунхузами, показывают события, имевшие место в Маньчжурии на реке Давокэнь. До 1889 г. здешние золотые россыпи разрабатывались добытчиками, для поимки которых из города Саньсина периодически высылались отряды солдат. В 1889 г. гиринский цзянцзюнъ (губернатор) Чан Шунь собственной властью разрешил саньсинскому фудутуну (областному начальнику) допустить промывку золота всеми желающими при условии уплаты 10 процентов добычи в казну. Известие об этом вызвало ажиотаж не только в Маньчжурии, но и в Уссурийском крае. Китайцы толпами двинулись на Давокэнь. В деревне Платоно-Александровской им было продано более полутора тысяч одних только козьих шкур, использовавшихся в качестве подстилки для сна. Тяготы дороги вызвали большие жертвы среди китайцев, а на самих вокэньских приисках от болезней умерло до тысячи человек. Между тем из Пекина пришло распоряжение прекратить разработку. Из Саньсина опять послали войска, в столкновениях с которыми было убито около сотни человек. Изгнанные с приисков старатели немедленно образовали несколько хунхузских шаек. Самая крупная из них (около сотни человек) угрожала разграбить город Баянсусу. Для уничтожения банды властям пришлось высылать сводный отряд кавалерии в 500 сабель.

На территории Уссурийского края тесную связь с хунхузами поддерживали китайские браконьеры, промышлявшие зверя в таежных дебрях. Как писал В.К. Арсеньев, «вооруженные, отлично знающие тайгу и все горные тропы, они являются лучшими проводниками. Фанзы их всегда служат хунхузам пристанищем… От китайца-охотника и соболевщика до хунхуза — один шаг. Сегодня он зверолов, завтра — разбойник!».

Общая численность хунхузов Маньчжурии и сопредельных регионов России постоянно колебалась, резко увеличиваясь в годы стихийных бедствий, неурожаев, войн и прочих потрясений. В 1906 г., то есть сразу после Русско-японской войны, численность хунхузов в Маньчжурии приближалась к 30 тысячам человек. Впрочем, цифра эта, по собственному признанию источника, основана исключительно на приблизительных оценках. А о том, насколько приблизительны могли быть такие оценки, говорит то, что в середине 1920-х гг. численность хунхузов в китайской провинции Цзилинь, по данным разных источников, колебалась от 7900 до 24 270 человек. По данным японской военной разведки, в 1932 г. в трех провинциях Маньчжурии было уже 62 тысячи хунхузов. «Российские» хунхузы значительно уступали в числе своим маньчжурским коллегам. Дело в том, что плотность населения, служившего основным источником хунхузских доходов, была здесь гораздо ниже, чем в Маньчжурии. Кроме того, русское население (прежде всего казаки) было неплохо вооружено, а русские власти гораздо активнее, чем китайские, преследовали разбойников.

Численность хунхузов в шайке могла колебаться от 3–5 до нескольких сотен человек. Мелкие шайки были хуже организованы и бедны, их возникновение носило случайный характер, а срок существования не превышал нескольких месяцев. Обычно в мелкие шайки объединялись начинающие бандиты либо хунхузы, по той или иной причине изгнанные из крупной банды. Большим объединениям хунхузов было легче разбойничать, однако уход от преследования и прокормление становились для таких отрядов проблемой. Поэтому оптимальная численность шайки составляла 30–50 человек. Бандиты-одиночки встречались крайне редко: им просто не удавалось выживать в тяжелых условиях кочевой разбойничьей жизни. Одиночка, если не становился жертвой конкурентов, почти наверняка оканчивал свои дни под мечом палача.

Во главе шайки стоял всесильный атаман, который мог быть как выборным лицом, так и самовластным деспотом, чья власть держалась исключительно на личном авторитете. Во втором случае атамана называли чжангуй («хозяин кассы») или даланьба («большой держащий»), В случае если атаман избирался общим решением хунхузской вольницы, его называли даньцзя ды («глава дома»). Иногда главарю подчинялись несколько разрозненных шаек, такой атаман именовался дацзя ды («глава большого дома») В 1903 г. в районе плоскогорья Чанбайшань на границе Китая и Кореи действовали несколько хунхузских отрядов общей численностью до 10 тысяч человек, подчинявшихся «авторитету» Ван Лаодао. При этом непосредственно в распоряжении последнего было «всего» около 600 хунхузов. Разные шайки могли объединяться под общим командованием для проведения какой-либо крупной операции, например для нападения на город.

История сохранила имена многих хунхузских вожаков. В конце 1870-х — начале 1880-х гг. на границе Маньчжурии и Уссурийского края получила известность шайка Суй Бинвана. На рубеже XIX–XX вв. по всей Маньчжурии гремели имена Ван Лаоху, Лю Ханьцзы, Тан Дэнъюна и особенно Ян Юлина, носившего эффектное прозвище Шисы Яньван — «14-й Владыка Ада».

Яркий портрет типичного хунхузского вожака дает уже упоминавшийся В.Н. Рудокопов: «Тунъян высокого роста, сухой, жилистый, немолодой уже, в его густой косе серебрились седые нити. Лицо смуглое, желтоватое, немного изрыто оспой, неправильное, некрасивое. Несколько воспаленные красные веки и большие черные глаза, грустные, задумчивые и глубокие. Каким-то покоем, огромным самообладанием и силой веяло от всей фигуры Тунъяна. Он резко выделялся и совершенно не был похож на его спутников. Что-то сильное, властное чувствовалось в нем. Чувствовалось, что это действительно вождь, за которым пойдут тысячи, чувствовалось, что это не жестокий, кровожадный головорез-разбойник, а сильный ум, сильная воля. Именно вождь, который силой своего духа может в железной дисциплине держать свое войско, оно за ним пойдет в огонь и в воду, а он, Тунъян, всегда будет во главе этого войска и не отступит ни перед чем, не дрогнет перед лицом смерти. Он за всех, все за него».

Следующую ступень в иерархии шайки занимали «офицеры». Ближайшим к атаману лицом был бань даньцзя ды (буквально — «половина главы дома»). Чаще всего именно он занимал пост главаря шайки в случае гибели или ареста патрона. Начальник передового отряда хунхузов носил «звание» паотоу («пушечный голова»), начальник арьергарда звался цуйцуй ды («подгоняющий»). Два «офицера» выполняли роль интендантской службы: лилянтай («внутренний интендант») распределял продовольствие между членами отряда и следил за хозяйством, а вайлянтай («внешний интендант») осуществлял заготовки на стороне. В случае если первые лица шайки не владели грамотой, в отряде мог появиться цзыцзяньу («мастер письма») — хунхуз-делопроизводитель.

Положение рядовых членов шайки зависело от возраста, опытности и «стажа» пребывания в банде. Как правило, новичок не мог рассчитывать на немедленное получение оружия и в течение определенного времени должен был выполнять второстепенные функции либо вообще заниматься хозяйственной работой. Все члены шайки были связаны узами побратимства и именовались сюнди («братья»). Практика подобных отношений среди китайцев была известна русским под названием кады (по-видимому, искаженное китайское гэ ди, что можно перевести как «отношения старшего и младшего братьев») [3]. При братании членами шайки приносилась общая клятва, налагавшая на хунхузов обязательство всегда и во всем помогать друг другу. Атаман шайки, независимо от возраста, считался «отцом» своих подчиненных. Последние должны были употреблять в отношении главаря обращение дае или лао дае («почтенный господин» и «почтенный старый господин»).

В основе жизни хунхузов лежали простые, но строгие законы. Наиболее четко сформулированное «законодательство» в начале XX в. действовало в шайке атамана, известного под прозвищем Чжан Байма (Чжан Белый Конь). Последний какое-то время подвизался на службе знаменитой старательской Желтугинской республики и вынес оттуда кое-какие наблюдения за творчеством ее законодателей, среди которых встречались и весьма образованные люди. Законы Чжана состояли из 13 статей. В первых же статьях членам шайки четко разъяснялось, кто может служить объектом их нападения. Запрещалось грабить одиноких путников, женщин, стариков и детей. Вообще любая обида, причиненная женщине, каралась смертью. Чиновники, как честные, так и коррумпированные, безусловно, считались добычей в случае проникновения на территорию, контролируемую шайкой. При этом коррумпированный чиновник лишался всего имущества, а достойно зарекомендовавший себя — только половины. Иностранцев запрещалось трогать во избежание дипломатических эксцессов.

Следующий раздел «законодательства» Белого Коня касался пополнения шайки и поведения ее членов. Кандидат в хунхузы должен был предъявить поручительства минимум двадцати членов шайки. В случае благоприятного решения неофит проходил церемонию посвящения и принимал участие в экспедиции для проверки надежности «в деле» и наличия необходимых боевых качеств. Новоиспеченный хунхуз обязан был относиться к товарищам по справедливости и не завязывать ссор. Под страхом смерти его обязывали хранить секреты своей «семьи» и добросовестно выполнять свои обязанности. Небрежность и праздность карались смертью. Астрологи и предсказатели в ряды шайки не принимались, среди хунхузов приверженность гаданию и суевериям также не приветствовалась.

Последняя часть свода законов касалась дележа добычи. Все ценности, захваченные в ходе набега, делились на девять частей: первые две поступали в общую казну шайки, одна часть предназначалась людям, помогавшим в организации экспедиции, следующие четыре части делились поровну между всеми членами клана; одна предназначалась в награду хунхузам, особо отличившимся «в деле», и, наконец, последняя часть предназначалась в помощь раненым бойцам и родственникам погибших.

Для поддержания в подчиненных духа сплоченности и уважения к законам Белый Конь не останавливался перед самыми крутыми мерами. Так, для исполнения смертных приговоров в отношении нарушителей в его шайке часто привлекались друзья и даже родственники осужденных.

Как правило, в среде хунхузов смертью карались следующие проступки:

1. Разглашение секретов.

2. Неподчинение приказу атамана.

3. Бегство с поля боя.

4. Тайные переговоры с врагом.

5. Привод войск в лагерь шайки.

6. Присвоение общего имущества или денег.

К категории тяжких относились также такие проступки, как оскорбление товарища и привод в лагерь женщины. Последнее было чревато возникновением ссор между «братьями».

К числу отличий, нуждавшихся в поощрении, относились:

1. Проявление верности клану.

2. Успешное отражение атаки правительственных войск.

3. Участие в многочисленных сражениях.

4. Распространение власти и влияния шайки.

5. Успешная дезинформация противника.

6. Привлечение в шайку боеспособных и лояльных членов.

7. Храбрость «в деле».

8. Пренебрежение личными интересами ради блага товарищей.

Запрет на причинение обиды иностранцам вплоть до конца XIX столетия был в Маньчжурии обычным положением хунхузских правил. Помимо упомянутых выше «дипломатических эксцессов», стычка с хорошо вооруженными путешествующими иностранцами была чревата для шайки серьезными потерями.

Усиление экспансии России и западных держав в Маньчжурии в конце ХТХ-ХХ вв. привело к нарушению «нейтралитета» и сделало иностранцев объектом нападений хунхузов с целью грабежа, получения выкупа или «возмездия варварам». Судьба иностранцев, попавших в руки хунхузов, складывалась по-разному. Чаще всего похищение завершалось уплатой выкупа и освобождением жертвы. Иногда судьба пленника складывалась трагически. Осенью 1900 г. в ответ на действия русских войск хунхузами Цзяпигоу близ корейской границы были убиты двое русских подданных — агентов лесной концессии Е.В. Даниэля. Были случаи, когда похищение иностранного подданного хунхузами получало широкий резонанс. В июне 1907 г. в восточной части Гиринской провинции в руки хунхузов угодили два японских офицера, занимавшихся топографической съемкой местности. Дело в том, что после Русско-японской войны эти районы вошли в сферу японского влияния в соответствии с соглашением о разграничении русского и японского присутствия в Маньчжурии. Японское правительство потребовало от китайских властей немедленного освобождения пленников, угрожая в противном случае принять собственные меры. Цинским чиновникам пришлось подчиниться. В экспедицию против хунхузов послали войска, наиболее боеспособным подразделением которых был кавалерийский отряд под командованием генерала Чжана. Последний быстро убедился, что одолеть хунхузов в их таежном логове силой не удастся. Желая поскорее выполнить задание и отличиться, Чжан пошел на нетривиальный ход: через посредников вступил в переговоры с атаманом разбойников и предложил ему выкуп из собственных средств. После того как предложение было благосклонно принято, стороны разыграли целый спектакль с оглушительной перестрелкой и театральной конной «атакой». Под занавес представления связанных японцев нашли на лесной полянке и несколько дней спустя триумфально передали японскому консулу.

Изредка судьба пленника-иностранца складывалась необычным образом. Пожалуй, самые невероятные приключения выпали на долю японца Кохинаты Хакуро. Он приехал в Маньчжурию после Русско-японской войны в возрасте 17 лет. Жажда наживы и приключений завела юношу в маньчжурскую глубинку, где он довольно скоро попал в руки молодцев одной из шаек «краснобородых». Не имея родственников, способных уплатить выкуп, Кохината открыто рассказал об этом разбойникам и сам попросил прикончить его побыстрее. Такая откровенность в сочетании с абсолютным хладнокровием понравилась хунхузам, и молодому японцу предложили вступить в ряды «братства». Поскольку другого выхода все равно не было, Кохината без колебаний согласился и быстро вошел во вкус вольной бандитской жизни. Благодаря своим качествам бойца и лидера Кохината вскоре стал главой собственного «дома». Подчиненных восхищало его истинно японское презрение к смерти, а местным жителям импонировала справедливость главаря. Со временем японское имя атамана почти совершенно забылось, и бывший Кохината снискал славу как Шан Сюйдун — могущественнейший дацзя ды, державший в узде почти все хунхузские шайки Южной Маньчжурии. Местное население наградило его прозвищем Сяо Байлун (Маленький Белый Дракон). Совершенно окитаившийся Кохината тем не менее не порвал связей со своей родиной, регулярно оказывая услуги японской разведке. После японской оккупации Маньчжурии в 1931 г. Кохината Хакуро понял, что дни хунхузов под властью военной администрации сочтены, и обратился к японскому командованию с предложением амнистировать всех хунхузов, добровольно сложивших оружие. При этом он обещал за свой счет вывезти восвояси всех бывших «братьев» и их родственников. Поразмыслив, японцы приняли предложение атамана. Здесь, в частности, сыграла свою роль репутация Хакуро, чьи осмотрительные молодцы никогда не совершали нападений на подданных микадо и никогда не трогали японской собственности. Весной 1933 г. состоялось то, что вошло в историю под именем «Великого Исхода Бацзоку». Около 70 тысяч (!) человек покинули Маньчжурию и переселились на территорию современной провинции Хэбэй.

На территории российского Дальнего Востока хунхузы также гораздо охотнее нападали на своих соотечественников и представителей малых народов. Тем не менее русское население Приамурья и Приморья также не было застраховано от хунхузских набегов. Разбойники придерживались в отношении русских «патриотической» точки зрения, рассматривая последних не только как добычу, но и как оккупантов, захвативших «исконно китайские земли». Нужно отметить, что китайские приграничные власти всячески поощряли подобные взгляды.

Отдельную сферу хунхузского законодательства составляли нормы, определявшие отношения между различными «братствами». Основной их смысл сводился к взаимному уважению и неукоснительному соблюдению границ бянь тяо («охотничьих угодий»).

Вооружение хунхузов представляло собой пеструю картину, вполне под стать разношерстному составу их шаек. Разнообразное холодное оружие традиционного китайского образца — мечи, пики, копья и топоры — широко использовалось бандитами вплоть до начала XX в. Архаичное, но весьма опасное в умелых руках, такое оружие, помимо всего прочего, выглядело весьма внушительно и производило устрашающее впечатление на жертв хунхузских налетов.

Качество огнестрельного оружия, использовавшегося хунхузами, непрерывно улучшалось на протяжении XIX–XX вв. Первоначально бандитские шайки Маньчжурии и Уссурийского края вынуждены были довольствоваться примитивными фитильными и крайне несовершенными кремневыми ружьями. Такое оружие, а также порох, изготовлялось непосредственно на территории Маньчжурии. Качество и того и другого оставляло желать много лучшего, однако при нападениях на мирных поселян и купцов вполне годилось: выстрелы в данном случае производились либо в воздух, либо в упор… Ружья и револьверы иностранного производства в течение долгого времени были дороги и малодоступны, так как попадали в Маньчжурию долгим путем из портов Восточного и Южного Китая через провинции Чжили и Шаньдун. Гораздо более редкими были случаи прямых продаж современного вооружения населению Маньчжурии и Уссурийского края иностранцами. Так, коммерсант Кайзер, проживавший во Владивостоке, но сохранявший иностранное подданство, в 1880 г. на собственном судне доставил из Сан-Франциско крупную партию винтовок, большая часть которой была продана хунхузам в районе залива Посьет. У разбойников, действовавших на территории Уссурийского края, можно было увидеть также старые русские армейские ружья, которые в 1870-х гг. раздавали крестьянам отдаленных селений для самозащиты.

Огнестрельное оружие чаще всего доставалось хунхузами путем покупки, кражи или в виде выкупа. В последнем случае оружие или боевые припасы служили платой за освобождение захваченного заложника. Покупка оружия и боеприпасов обходилась хунхузам столь недешево, что винтовочные патроны иностранного производства, к примеру, именовались на бандитском жаргоне даянами («серебряными долларами»).

После Японо-китайской войны 1894–1895 гг. в распоряжение разбойников попало большое количество современного огнестрельного оружия. Следующее крупное «перевооружение» хунхузов относится к периоду Русско-японской войны 1904–1905 гг., когда масса самого разнообразного оружия и снаряжения была подобрана на полях сражений, украдена с тыловых складов обеих враждующих армий и т. п. В Харбине ходили слухи, что некоторые шайки получили в свое распоряжение пулеметы и даже полевые орудия. Это, конечно, было из ряда вон выходящим случаем, однако наличие у крупных хунхузских шаек старых дульнозарядных пушек было, в общем, достаточно обычным делом. Кроме того, функцию «тяжелого вооружения» в хунхузских отрядах призваны были выполнять громадные пищали тайцян и так называемые «ручные пушки» шоупао, стрелявшие примитивными разрывными бомбами. Впрочем, эффективность этого оружия была чрезвычайно низкой.

Характер вооружения шайки зависел от характера ее деятельности. Так, хунхузы, оперировавшие на железной дороге, предпочитали легкое и компактное оружие — револьверы и кинжалы. Садясь в поезд под видом мирных жителей, «братья» легко прятали их в складках традиционной китайской одежды. Шайки, специализировавшиеся на набегах, напротив, особенно ценили современные винтовки армейского образца с большой прицельной дальностью стрельбы. Они были незаменимы как при обстреле объекта нападения, так и при отражении атак преследователей.

Сформированная и вооружившаяся шайка готова была приступить к делу. Каковы же направления деятельности «краснобородых»? Можно сказать, что сфера эта оказывалась тем шире, чем больше сил и средств находилось в распоряжении атамана. Главным занятием хунхузов был, разумеется, разбой. Основными объектами нападений шаек становились путешествующие купцы и чиновники, а также торговые караваны, пересекавшие Маньчжурию во всех направлениях. Крупная шайка численностью несколько сотен человек способна была организовать нападение на целый торговый город. Так, хунхузские шайки нападали наНючжуан (1866), Нингуту (1874), Дагушань (1875), Хунь-чунь (1878), Бейтуанлинцзы (1885) и несколько раз — на Баянсусу. В самом начале XX столетия город Кайчи подвергся нападению отряда из 500 «краснобородых». Шайка разграбила запасы серебра, угнала всех имевшихся в городе лошадей и захватила в заложники три десятка богатейших местных купцов. 6 октября 1902 г. имел место и вовсе выдающийся случай. К воротам города Бодунэ (современный город Фуюй в провинции Цзилинь) подъехали двое верховых кавказцев, представившихся русскими подданными. Приезжие потребовали от китайской стражи впустить их. Въезд в город был ограничен, так как незадолго до описываемых событий власти получили сведения о шайке, планирующей налет на Бодунэ. Заявление приезжих об их русском подданстве успокоило солдат. Когда ворота были открыты, в Бодунэ немедленно ворвались хунхузы, укрывавшиеся в гаоляне неподалеку. Банда насчитывала в своих рядах ни много ни мало 700 человек! Высланной на подмогу сотне охраны КВЖД пришлось штурмовать злосчастный Бодунэ с помощью двух приданных орудий, а затем выдержать на улицах города настоящее сражение, окончившееся гибелью ПО и пленением 22 бандитов. Семеро пленных оказались кавказцами. Стоит сказать, что это был первый отмеченный случай «смычки» между хунхузами и иностранными уголовниками. Несмотря на жестокое поражение при Бодунэ, налеты «братьев» на города продолжались. Летом 1907 г. банда хунхузов напала на городок Санчакоу, а другая — на город Майхэкайди. 8 сентября 1907 г. крупная банда хунхузов, воспользовавшись временным ослаблением местного гарнизона, произвела нападение на город Омосо.

Подобными набегами промышляли бродячие шайки хунхузов, не имеющие определенной базы. Ими же практиковалось похищение людей (как правило — богатеев или их родственников) с целью получения выкупа. Оседлые шайки, контролировавшие порой значительную территорию, предпочитали добывать средства рэкетом. Купцы, зажиточные крестьяне, владельцы шаогодянь (спиртовых заводов) и прочие богачи могли стать и становились для хунхузов курами, исправно несущими полновесные золотые яйца. Достаточно было обложить жертву регулярной данью — подобная практика была самым распространенным делом. Как и в недавнем российском прошлом, требование периодических выплат объяснялось необходимостью охраны имущества жертвы от посягательств чужаков. В действительности инициатива хунхузов была, как сказал бы герой Марио Пьюзо, предложением, от которого нельзя отказаться. Со временем, помимо платы «за охрану», на богатые семьи возлагалась обязанность внесения залога за освобождение арестованных «братьев», поручительство перед властями, обеспечение шайки продовольствием и снаряжением, вооружение «своих» хунхузов и т. д. и т. п. Отказ от уплаты денег расценивался хунхузами как «измена», каравшаяся быстро и жестоко. К примеру, упомянутое выше нападение хунхузов на город Омосо в 1907 г. было вызвано отказом местного купечества «выкупить» у властей двоих хунхузов. Данью облагались не только богачи, но и все население, проживавшее на подвластной хунхузам территории. При этом размер дани, собиравшейся с бедноты, носил скорее символический характер, обозначая сам факт постоянного присутствия «братьев» в жизни округи и, в определенной степени, создавая хунхузам имидж «справедливых удальцов».

Если на «своей» территории хунхузы охраняли купцов в основном «от самих себя», то на торговых путях Маньчжурии их охрана полностью отвечала своему назначению. Каждый год, поздней осенью, когда дороги Маньчжурии, замерзнув, превращались в удобный для передвижения караванов зимник, купцы снаряжались в дорогу. На пути их подстерегали многочисленные опасности в виде солдат-мародеров и мелких бродячих шаек. В такой ситуации вооруженная охрана, предоставленная атаманом «своей» банды за соответствующую плату, помогала решить многие проблемы за меньшие деньги. Однако непосредственное присутствие в штате торгового каравана вооруженных до зубов «братьев» было возможно только в глухой местности, вдали от глаз властей. Во всех остальных случаях охрана торговых караванов осуществлялась при помощи так называемых баоцзюйцзы («страховых контор»). В начале XX в. только в Гиринской провинции действовало семь таких контор: «Фушуньбао», «Жишэнбао», «Фушэнбао», «Тунъибао», «Цзиншэбао», «Чаншуньбао» и «Луншэнбао». Каждая из указанных организаций содержала от 20 до 50 баошэн (стражников), сопровождавших караваны купцов. Страховая премия обычно составляла 3 процента от стоимости товара, однако ее размер мог колебаться. Дело в том, что баоцзюйцзы фактически служили посредниками между купцами и все теми же хунхузами. От величины требований последних в конечном итоге и зависел размер страховой премии. После расчета застрахованный обоз получал пяо (свидетельство), предъявлявшееся при встрече с «братьями», либо сопровождался баошэном, которого лично знали местные хунхузы. Если обоз грабила какая-нибудь залетная шайка, баошэн извещал о случившемся атамана «своих» хунхузов и вместе с его молодцами преследовал «отморозков». Баоцзюйцзы держали свои связи с хунхузами в строжайшем секрете, однако для всех и каждого это был секрет Полишинеля.

Владельцы спиртовых заводов, приисков, ферм и тому подобных заведений часто содержали охрану, предоставленную хунхузами. В этом случае «братья» поселялись на предприятии под видом рабочих.

Читать полностью. https://www.litres.ru/dmitriy-ershov/hunhuzy-neobyavlennaya-voyna-etnicheskiy-banditizm-na-dalnem-vostoke/

Русская «Хунхузиада»

Хунхузы – слово теперь почти забытое, хотя в XIX веке не было в крае человека, который бы не знал его. Без сообщений об их «подвигах» не обходилось почти ни одного выпуска местных газет, а до появления здесь СМИ жуткие легенды о неуловимых разбойниках передавались из уст в уста, не давая покоя обывателю. Было время, когда Уссурийский край на полном серьезе называли Хунхузией, а русские власти были озабочены не столько защитой границ, сколько борьбой против «внутреннего врага» – шаек китайских бандитов.

Самымстрашным обитателем Уссурийского края был «краснобородый» бандит

Кто такие хунхузы?

«Хунхуз» в переводе скитайского на русский язык буквально значит «краснобородый». В старинукитайские разбойники, чтобы скрыть лицо и напугать своим видом купцов,прицепляли фальшивые большие красные бороды. Такие бороды сохранились до сихпор у артистов, изображающих разбойников, в традиционном китайском театре.Хунхузы, объединявшиеся в банды на новоприобретенной российской территории, практически ничем не отличались отсредневековых грабителей; правда, на русских они нападали сравнительно редко,предпочитая грабить китайцев и корейцев, живших в Уссурийском крае. Они делилисьна два вида: местные, постоянно живущие здесь, и временно приходящие из-за границы.

Иван Надаров, с 1880 годазанимавший должность правителя канцелярии военного губернатора Приморскойобласти, писал: «Хунхузами в Уссурийском крае называют китайских разбойников,грабителей и вообще убийц. В этом смысле слово «хунхуз» приобрело правогражданства среди русских жителей… Это преступники, спасавшиеся отпреследований закона; люди, бросившие свои дома и семейства вследствиеразорения от кутежей и игры в карты, вообще люди порочные. Не всегдаоправдывались расчеты этих людей даже на насущный кусок хлеба. И тогда они подвлиянием безысходной нужды обращались в разбойников и грабителей, известных подименем хунхузов».

О хунхузах в Уссурийском краеписали практически все путешественники и ученые, побывавшие здесь. Упомянул обэтом местном феномене даже Антон Чехов, описывая сахалинских каторжников в 1890году: «Мне говорили, что дольше всех могут находиться в бегах китайские бродяги«хунхузы», которых присылают на Сахалин из Приморской области, так как онибудто бы могут по целым месяцам питаться одними только кореньями и травами».Хунхузы объединялись во множество отдельных шаек от 3-5 до 30-50 человек, а иногда и более сотни; во главестояли старшины, как правило, выборные. В шайках существовала строгаядисциплина; главарь в буквальном смысле распоряжался жизнью и смертьюподчиненных.

Этническаяпреступность

Основной контингент шаексоставляли китайцы; некоторые современные авторы поэтому называют феноменхунхузничества «этнической преступностью». Однако надо заметить, что русскоенаселение, не особенно разбираясь в национальном составе преступных банд,называло хунхузами всех, кто грабил и убивал, по принципу: преступник – значитхунхуз. Перешло такое понимание хунхузов и в газетные сообщения, и даже вофициальные документы; нередко можно было встретить выражения типа «шайкахунхузов, состоящая из двух китайцев, двух русских и корейца»… Действительно, кначалу XX века появились и смешанные преступные сообщества и даже хунхузскиеотряды, возглавляемые русскими (!).

Борьба с этими разбойниками,порой приобретающая характер военных действий, продолжалась практически всевремя существования Уссурийского края. Однако отдельные успехи полиции ивоинских команд не приводили к явному перелому ситуации. Местное население,особенно китайское и корейское, смертельно боялось хунхузов. Панические и поройвесьма преувеличенные слухи об их страшных злодеяниях распространялись снеобычайной быстротой, парализуя саму возможность сопротивления разбойникам.Устные рассказы (вернее, легенды) перерастали в своеобразную хунхузскуюмифологию, которую активно поддерживали заезжие литераторы и корреспонденты, апозже и местная печать.

В 1879 году произошел случай,потрясший немногочисленных русских жителей Владивостока своей жестокостью. Виюне на дом знаменитого шкипера Гека в бухте Сидеми (теперь Безверхово, напротивоположной от Владивостока стороне Уссурийского залива) в его отсутствиенапала шайка хунхузов. Жену Гека повесили прямо в доме, трех работников убили,а 6-­летнего приемного сына, видимо, увели с собой. Преследование шайки, ушедшейв Китай, оказалось безрезультатным. Но после этого Фридольф Гек и поселившийсярядом с ним Михаил Янковский, отстроив усадьбы-крепости,объявили настоящую войну хунхузам, так что те стали обходить полуостровЯнковского стороной.

Навойне как на войне

Летом 1896 года на реке Уссурибыла проведена российско-китайская войсковая операцияпротив хунхузов. Тогда в Амур на лодках вышла шайка в 120 человек и, разграбивкитайский золотой прииск, двинулась к Хабаровску. Генерал Чжоу Мянь, имевший400 солдат в подчинении, обратился за помощью к российским властям. Зафрахтовавпароход «Ингода», он со своим воинством направился вдогонку бандитам. Темвременем хунхузы, войдя в Уссури, взяли в плен четверых русских. Для захватаразбойников в станице Венюковой было собрано около 400 казаков и солдат, смотрвойск провел сам генерал-губернатор Приамурья. Этимисилами при поддержке китайских солдат удалось разгромить банду только через двамесяца.

Бывали случаи (весьмаредкие), когда сами жители задерживалиразбойников. Например, в октябре 1906 года газета «Дальний Восток» сообщала:«29 сентября корейцами-крестьянами дер. Николаевки,на станции Сица Сучанской ветки, задержаны 4 хунхуза: Кэн-чхен-ко с револьвером, Кэн-сун-лин с револьвером, Ван-зун-лан с кинжалом и Сун-чан-хва с патронами. На хунхузовбыла произведена облава жителями д. Николаевки после получения ими письма сугрозами напасть на деревню, если им не будет представлен денежный выкуп. Вовремя облавы несколько человек хунхузов бежало». Кстати, если судить поприведенным фамилиям пойманных вымогателей, они были отнюдь не китайцами, акорейцами…

Порой столкновения с бандамипредставляли собой настоящие бои, об одном таком случае рассказывала заметка вгазете «Приамурье» (Хабаровск) в июне 1909 года. Около полуночи 15 июня на селоШкотово напали две шайки хунхузов численностью до 100 человек, вооруженныетрехлинейными винтовками. К счастью шкотовцев, в их селении случайно находилсяв это время отряд драгун, которые стали отстреливаться. Как пишет газета,«началось настоящее правильное сражение, продолжавшееся до 2 час. ночи. Состороны хунхузов было сделано до 2000 выстрелов, драгуны выпустили до 800зарядов». После перестрелки часть бандитов, прихватив четырех местных китайцев,ушла в горы, другие скрылись на джонках в море. Разумеется, преследованиеничего не дало.

Криминальнаяхроника

Однако это лишь очень редкиеисключения из общих правил, гласивших: «Невозможно сопротивляться хунхузам –они жестоки, неуловимы и мстительны». Такое мнение поддерживалось и слухами, и– после появления первых газет – хроникой текущих событий. Это было отражениемреального положения: действительно, хунхузы терроризировали Уссурийский край,порой действуя в непосредственной близости от русских воинских гарнизонов,которые по мобильности никак не могли сравниться с бандитами. Правда, время отвремени – когда разбойники особенно распоясывались – властями проводилиськрупные войсковые операции и полицейские облавы, но они лишь тревожилибандитов, не принося им особых неприятностей.

Причины такого положения делпояснял Владимир Арсеньев в работе «Китайцы в Уссурийском крае» (1914 год):«Обыкновенно при появлении хунхузов крестьяне собираются неохотно; они требуютвойска, а вследствие нашей проволочки и канцелярщины войска всегда опаздывают,выходят без всяких инструкций, вступают в распоряжение полицейского чиновника,который и сам-то не знает, где следует искать разбойников, ипотому такие экспедиции против хунхузов всегда безрезультатны. Стоит ли искатьразбойников, когда после появления их в данной местности прошло уже несколькосуток и хунхузы ушли отсюда по крайней мере верст за сто, если не больше?».Хунхузские шайки оперировали буквально по всему краю, не исключая и крупныегорода. Поэтому регулярные «хунхузские новости», конечно, выглядели пугающими.

Газета «Владивосток», июнь1903 года: «По слухам, в устье Суйфуна появились хунхузы; в четверг, 26 сегоиюня, туда выслана воинская команда в числе 20 нижних чинов при одном офицереот 8-го крепостного полка. Не так давно к манзам,работавшим в лагерях на Первой речке, пришел вооруженный китаец и спрашивалподрядчика, которого в то время среди рабочих не было; а затем потребовал урабочих денег или муки и, не получив ни того, ни другого, объявил им, что ночьюна них будет сделано нападение хунхузами, которые в числе 20 или 40 человекнаходятся будто бы близ сухопутной обороны. В ту ночь были приняты меры длязащиты манз; хунхузы как в то, так и в последующее время, пока там работалиманзы, не появлялись».

Газета «Далекая окраина», июнь1908 года: «Хунхузы в долине р. Монгугая (Барабаш) свили себе прочное гнездо.Они засели в ущельях и сопках, идущих вдоль монгугайского тракта, по которому изкитайского Хунчуна ввозят в нашу область разные сельскохозяйственные продукты игонят скот для потребностей барабашевского и славянского гарнизонов, и грабятсопровождающих обозы корейцев и китайцев (а при случае и русских, конечно).Недавно тут они захватили в плен в целях получить за них хороший выкуп шестерыхкорейцев, а одного богатого китайца замучили пытками и убили. Труп его был взят и увезен в Хунчун. Страшнаяпаника царит по этому поводу между мирным населением в этих местах».

Продолжениеследует.

По материалам архива ОИАК

 

Автор: ​Иван ЕГОРЧЕВ, действительный член Общества изучения Амурского края

Русские эмигранты и хунхузы в Маньчжурии

(1920-1930-е гг.)


Хунхузничество или организованный бандитизм, как социальное явление сформировался на северо-востоке Китая (Маньчжурии) во второй половине XIX в. Слово «хунхуз» (кит. хунхуцзы) означало «красная борода» и первоначально, по-видимому, обозначало заморских чертей (гуйцзы) — европейцев (в частности, русских), а позднее было перенесено на своих «лихих людей», мало чем отличавшихся в своей дьявольской сущности от заморских чертей. Северо-восточная окраина Китая, особенно восточная часть Маньчжурии с ее непроходимыми лесами и многочисленными горными хребтами стала излюбленным прибежищем для бродяг и деклассированных элементов. Эти люди организовывались в большие ватаги и грабили местное население, численность которого стала быстро расти после открытия в 1878 г. цинскими властями Маньчжурии для переселения китайцев.
 
Шайки хунхузов превратились в постоянную проблему для местных китайских властей, а в конце XIX в. и для русской дальневосточной администрации, которой пришлось бороться с хунхузами, проникающими в Приморье и Приамурье. Методы борьбы китайских властей с хунхузами были очень жесткими. Пойманные бандиты обычно приговаривались к смертной казни путем обезглавливания. Голову казненного выставляли в клетке в людном месте.
 
Строительство Китайской Восточной железной дороги (КВЖД) и освоение русскими Северной Маньчжурии превратили борьбу с хунхузничеством в одно из важных направлений деятельности российской администрации в крае. Подразделения русских охранных войск КВЖД, размещенные на всем протяжении почти 1800-верстной железной дороги, не только охраняли дорогу и станционные поселки от нападений бандитов, но и время от времени сами совершали экспедиции против хунхузов в зоне российской полосы отчуждения.
 
Впрочем, с хунхузами не только боролись, их стремились использовать в своих интересах китайские власти, потворствуя деятельности «краснобородых» против иностранцев, а также русские и японцы, особенно в годы русско-японской войны 1904–1905 гг. Известно, что хунхузы оказывали услуги в разведывательной деятельности и той и другой стороне.
 
В преддверие Синьхайской революции у китайских властей Маньчжурии возникла идея привлечь хунхузов на государственную военную службу. Но, по-настоящему, широкую возможность для военной карьеры «краснобородых» открыла Синьхайская революция. Целые шайки вчерашних бандитов одели военную форму, но не отказались полностью от своего прежнего ремесла. Появилась особая категория солдато-бандитов (бинфэй). В 1910-е гг. в среде китайского офицерства сформировалась целая плеяда «хунхузских генералов» —  Чжан Цзолинь, Бао Гуйцин, Ду Лисань, Чжан Цзунчан, Чжан Цзинхуй, Ян Юйтин и др. [2, с. 214].
 
1920-е гг. стали своеобразным «золотым веком» для хунхузов в Маньчжурии. Многочисленные банды «краснобородых» продолжали действовать во многих районах северо-восточной окраины Китая, контролируя производство опиума, торговые операции, облагая данью местное население, похищая с целью выкупа людей и т.п. От деятельности хунхузов сильно страдала российская община Маньчжурии, в целом сформировавшаяся здесь на протяжении 1917–1922 гг. и первоначально составлявшая не менее 400 тыс. человек.
 
Русские расселялись главным образом в Харбине и населенных пунктах вдоль западной и восточной линий КВЖД. Не имея гражданства, официального представительства перед китайскими властями, оружия, русские эмигранты были легкой добычей для бандитов. Причем, и в Харбине, крупнейшем городе Северной Маньчжурии, и в отдаленных поселках на линии человек не был застрахован от похищения или грабежа. Борьба силовых структур с хунхузами была не достаточно эффективной. Русскому населению небольших поселков на восточной линии нередко приходилось заключать с бандитами «джентльменские соглашения», откупаясь от них, или организовать самостоятельный отпор хунхузам.
 
Японское вторжение в Маньчжурию в 1931 г. разрушило прежние «правила игры» –  систему взаимоотношений между властями и хунхузами, с одной стороны, и хунхузами и населением, с другой. В ходе японского вторжения погибли или были вынуждены переместиться в Застенный Китай многие из тех офицеров-хунхузов, которые еще сохраняли свои позиции после гибели Чжан Цзолиня в 1928 г. В то же время политическая и экономическая нестабильность, рост хунхузских банд за счет вливания в них остатков разбитых японцами китайских армейских подразделений, усиление патриотических антияпонских настроений в китайской среде, все это способствовало взлету бандитизма в Маньчжурии в начале 1930-х гг. Часть вооруженных китайских объединений на востоке Маньчжурии именовали себя партизанами (борцами за свободу), имели тесные связи с советской стороной, поставлявшей им вооружение и обеспечивавшей приют и политическую учебу в своих приграничных районах [3, с. 36, 37], но своим образом жизни и деятельностью они мало чем отличались от хунхузских шаек.
 
Русские газеты Маньчжурии начала 1930-х гг. описывали многочисленные случаи разорения русских хозяйств, концессий, предприятий на восточной линии КВЖД. Повседневным явлением стали грабеж и убийство людей. Это заставило эмигрантское население самоорганизоваться и активно поддерживать новые власти, оказывая помощь японским охранным частям в борьбе с хунхузами и партизанами. В воспоминаниях русских эмигрантов, вернувшихся на родину в 1940–1950-е гг., эпизоды борьбы эмигрантов с хунхузами нередки. Особую ценность имеют воспоминания непосредственных участников этих событий, поскольку других источников, касающихся этого противостояния, практически не сохранилось [4].
 
Крупные частные владельцы лесных и угольных концессий на востоке Маньчжурии, японские фирмы и государственные предприятия в 1932–1933 гг. начали формировать охранные отряды, в значительной степени состоявшие из русских эмигрантов, которым японцы доверяли больше, чем китайцам. Особенно охотно в такие отряды привлекали бывших военнослужащих — офицеров и солдат Белой армии, русских, служивших в китайских войсках Чжан Цзолиня, эмигрантскую молодежь. Возглавляли отряды обычно бывшие офицеры, имевшие большой боевой опыт. Один из первых отрядов в составе нескольких сотен человек был создан летом 1932 г. Отряд нес караульную службу на железных дорогах Мукден–Шаньхайгуань и Гирин–Лафачан. В 1933 г. появилось новое подразделение, охранявшее железную дорогу Лафанчан–Харбин. Помимо железных дорог русско-китайские отряды охраняли действующие и строящиеся шоссейные дороги.
 
Первый охранный отряд на крупном частной предприятии — японской лесной концессии Кондо (центр — ст. Яблоня) начал действовать тогда же в 1932–1933 гг. Неофициально он именовался «Зеленым легионом», будучи разбросанным постами в тайге вдоль железнодорожной ветки концессии. К середине 1930-х гг. на восточной ветке КВЖД действовало более десяти (по одной из версий — 16) русских охранных отрядов.
 
В 1935 г. власти Маньчжоу-го начали реорганизацию русских и китайских охранных отрядов в подразделения лесной (горно-лесной) полиции. Согласно сводке Штаба 3-й дивизии Квантунской армии, целью отрядов лесной полиции являлась охрана лесных участков от нападения хунхузов и партизан и ведение наблюдения за работой на лесозаготовках. Отряды лесной полиции размещались в уездах Хайлюнь, Учан, Мулин, Теле и Нинъань (восточная линия КВЖД), а особые отряды лесной полиции – в уездах Вэйхэ и Нинъань. Численность личного состава отрядов превышала 1,5 тысячи человек.
 
В ходе реорганизации численный состав русских полицейских отрядов заметно увеличился (в 3–4 раза), а их вооружение заметно улучшилось, включив в свой состав помимо прежних винтовок и маузеров пулеметы (в том числе тяжелые), автоматы и гранатометы [1, д. 33286, л. 87, 88].
 
Большинство отрядов постоянно участвовало в боевых столкновениях с отрядами хунхузов и партизан. Один только 8-й лесной полицейский отряд станции Эрдаохэцзы на протяжении 1937 г. принял участие в 37 боях с хунхузами и партизанами, в 1938 – в 19. Один из крупных боев между русской лесной полицией и партизанами произошел в марте 1937 г. в зоне действий Вэйшахэйского отряда. Тогда около 50 русских полицейских из состава Вэйшахэйского и Яблонского отрядов под командованием полковника Федорова напали на китайский отряд, насчитывавший до 600 человек. Партизаны были разбиты благодаря внезапности нападения и слаженным действиям полицейских [1, д. 37244, л. 33].
 
Для подготовки русских кадров горно-лесной полиции в мае 1936 г. на станции Ханьдаохэцзы было открыто Военно-полицейское (юнкерское) училище (ВПУ) с шестимесячным курсом обучения. Юнкерское училище занимало несколько зданий, когда-то принадлежавших Русской охранной страже, – в частности, здание Офицерского собрания, упоминающееся в произведениях известного разведчика, естествоиспытателя, писателя Дальнего Востока Н. А. Байкова.
 
Директором училища являлся японский офицер, его заместителем, русским начальником училища, выступал один из русских старших офицеров. Первым русским начальником ВПУ в течение одного-двух месяцев являлся подполковник Н. Н. Ильин, его сменил ротмистр А. Н. Гукаев, тоже недолго находившийся на этом посту, пока, наконец, заместителем директора училища не стал полковник В. Н. Федоров, командовавший до этого Вэйшахэйским отрядом горно-лесной полиции. Федоров оставался на должности заместителя директора училища до конца его существования. Преподавательские кадры училища формировались из русских и японских военных.
 
В программу обучения курсантов училища входили уставы внутренней, гарнизонной и дисциплинарной службы, строевая подготовка, тактика пехоты, связь, войсковая разведка, фортификация, топография, подрывное дело, полицейская служба. Раз в неделю давался урок по Закону Божьему. Личный состав училища достигал 50 человек. Все курсанты были разбиты на три разряда: по первому разряду проходили подготовку командиры взводов, по второму – командиры отделений, по третьему – рядовые полицейские. Парадная форма курсантов ВПУ соответствовала форме юнкеров дореволюционной России и форме курсантов военно-училищных курсов РОВС. Окончившие училище получали соответствующие документы и значок с изображением российского двуглавого орла с перекрещенными винтовками и буквами «ВПУ», расположенными под орлом. Училище существовало до марта 1941 г. и сделало девять выпусков курсантов [1, д. 37383, л. 15, 16].
 
В марте 1941 г. на базе слияния ВПУ и русского отделения Харбинской полицейской школы на станции Ханьдаохэцзы была образована Русская полицейская школа со сроком обучения в три месяца. В штате школы были оставлены несколько русских курсовых офицеров и унтер-офицеров ВПУ, усиленные несколькими преподавателями из бывшей Харбинской полицейской школы. В новой школе обучение курсантов велось в двух группах: младшая – служащие лесной полиции (30 человек) и старшая – сотрудники департаментов городской полиции (12 человек). Курсанты как и прежде находились на казарменном положении [1, д. 35937, л. 23–25].
 
Благодаря активным действиям направляемой японцами администрации Маньчжоу-го по борьбе с организованным бандитизмом хунхузские шайки на востоке страны были практически уничтожены. Но, как показало недалекое будущее, ставить окончательный крест на хунхузничестве было еще рано. Последний его короткий всплеск пришелся на период гражданской войны в Китае во второй половине 1940-х гг.
 
Источники и литература
  1. Государственный архив административных органов Свердловской области. Ф. Р-1. Оп. 2.
  2. Ершов Д.В. Хунхузы: необъявленная война. Этнический бандитизм на Дальнем Востоке. М., 2010.
  3. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сб. документов. Т. 1. Накануне. Кн. 1 (ноябрь 1938 – декабрь 1940 гг.). М., 1995.
  4. Русская Атлантида.
  5. Челябинск, 2010. № 36, 37.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLIII, ч. 2 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2013. – 487 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 9 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 218-222.

(PDF) Honghuzi in the literary reception

Линь Гауньцюн, Солнцева Н.М. Вестник РУДН. Серия: Литературоведение. Журналистика. 2020. Т. 25. № 1. С. 82–90

КОМПАРАТИВИСТИКА. Русская литература за рубежом (Китай) 85

тив власти, поддерживает крестьянское сословие, в конечном итоге повстан-

цы идут на компромисс, по сути, смиряются перед правительством и влива-

ются в государственную армию. Герои Ян Шу-аня, Яо Сюеиня, Сяо Цзюня,

Байлихэйфу, как большинство хунхузов в рассказах Шкуркина, остаются бан-

дитами до конца своей жизни. Если кто-то предает братство (отряд, шайку,

банду, вольницу) хунхузов, его ждет казнь. Так, хунхуз-конвоир в рассказе

«Старая хлеб-соль» отбирает часы у благодетеля главаря. В «Серьгах» хун-

хуз Чжан оскорбляет женщину. Оба они поступают не по-хунхузски. Счита-

ется, что они не достойны звания «независимого храбреца», и они погибают:

в первом случае по воле главаря банды, во втором – от пули маньчжурских

милиционеров. Традиционно в художественной литературе хунхузы прояв-

ляют преданность своему делу в ущерб стабильности, упорядоченности сво-

его существования, что отличает их от 108 разбойников из «Речных заводей».

Восточной поэтизации хунхузов созвучны средневековые английские

народные баллады о Робине Гуде и других благородных разбойниках из

Шервудского леса. Смысл их жизни – в экспроприации богатых и перерас-

пределении добычи в пользу бедных. Идеология социальной справедливости

впоследствии определила образ Робина Гуда в письменной литературе (на-

пример, «Айвенго» В. Скотта, 1819; «Робин Гуд – король разбойников» А. Дюма,

1872; «Робин Гуд. Король-Ворон» С. Лоухеда, 2006; «Робин Гуд» Д. Кинга,

1999). Аналогичные харизматики живы в исторической памяти многих народов

и стали литературными персонажами: Хуан Чао (Китай, IХ в.), Хон Гильдон

(Корея, конец XVI‒XVII вв.), Исикава Гоэмон (Япония, ХVI в.), Кероглы

(Ближний Восток, Средняя Азия, ХVII в.), Михель Кольхаузе (Германия, ХVI в.),

Дардо Бартоли (Ломбардия, XII в.), Юрай Яношик (Словакия, ХVIII в.). По мне-

нию А.А. Забияко и И.А. Дябкина, хунхуз проявляет рыцарский идеал и яв-

ляется «маньчжурским Робином Гудом» [4. С. 181].

Трагическое решение темы представлено в «Разбойниках» (1781) Ф. Шил-

лера. Смысл разбоя Карла фон Моора – возмездие, герой наказывает бесчест-

ных богатых, отдает деньги сиротам и бедным юношам на обучение; он ве-

рен клятве верности разбойникам и потому отказывается от любви Амалии;

наконец, он совершает последний великодушный поступок: отказавшись от

насилия, идет к бедняку – отцу одиннадцати детей, который должен выдать

его властям за тысячу луидоров. Отметим, что Моор упоминает Робина Гу-

да. В своем герое Шиллер различал черты еще одного благородного разбой-

ника ‒ Рока Гипарта из романа М. Сервантеса «Дон-Кихот» (1605, 1615). Ге-

рой Шиллера романтизирован, его характер в определенном смысле демо-

ничен: Карл Моор спасает от казни соратника ценой жизни невинных горо-

жан, его беззаконие не приводит к социальной гармонии, в его жизненной

философии сосуществуют благородство и эгоизм. Таким образом, внутрен-

ние противоречия, одно за другим преследующие Моора, неразрешимы.

Об усложнении образа благородного разбойника мы судим по произве-

дению А.С. Пушкина «Дубровский» (1833), в котором романтические черты

сочетаются с реалистическими. Разбой молодого дворянина направлен про-

тив помещиков своего уезда, но Пушкин романтизирует своего героя – его

поступки вызваны исключительно личной местью. В его истории есть ро-

Дикий дикий east — МК Владивосток

В рамках цикла лекций — объяснений, проводимых Обществом изучения Амурского края, в центральной библиотеке им. А.П. Чехова прошла лекция действительного члена Русского географического общества, журналиста и краеведа Ивана Егорчева «Борьба с хунхузами в Приморье».

В рамках цикла лекций — объяснений, проводимых Обществом изучения Амурского края, в центральной библиотеке им. А.П. Чехова прошла лекция действительного члена Русского географического общества, журналиста и краеведа Ивана Егорчева «Борьба с хунхузами в Приморье».

Иван Егорчев с сожалением отметил, что, по его мнению, в последние годы интерес к истории у приморцев значительно угас, забыты многие события, исторические названия и кто такие хунхузы, знают далеко не все.

По словам Егорчева, термин «хунхузы» в нашем крае стал синонимом китайских бандитов – грабителей и убийц, сбивавшихся в банды и терроризировавших местное население вплоть до 20-х годов ХХ века. Впервые о хунхузах широкой публике поведал Николай Пржевальский в своей книге «Путешествие в Уссурийском крае». Во время своей службы в Уссурийском крае с 1867 по 1869 год он написал о них следующее: «Это по большей части преступники, бежавшие из Китая, лишенные каких-то семейных связей и живущие сегодня здесь, а завтра там… Слово «хунхуз» с китайского переводится как «красная борода». Объяснения этому названию я не нашел».

Действительно, в то время здесь не было востоковедов и Пржевальскому просто некому было рассказать, что слово «хунхуз» имеет старинные корни. Издавна китайские разбойники, чтобы напугать своих жертв и замаскироваться, прикрепляли на лицо огромные фальшивые красные бороды. Со временем они это делать перестали, но термин сохранился. И до сих пор в национальном китайском театре разбойников изображают именно с красной бородой.

«Интересный факт, но до появления в этих краях русских поселенцев здесь не было хунхузов. Они издавна действовали в Китае, но сюда не захаживали, пока здесь не появилось постоянное население. При этом грабили хунхузы в основном китайцев и корейцев, русских – гораздо реже. Кстати, китайское правительство всячески поощряло переход хунхузов на российскую территорию, надеясь их бесчинствами ослабить административную власть русских», — отметил Егорчев.

Параллельно бандиты «браконьерили» — ставили ловушки на пушного зверя, добывали трепанга и корни женьшеня, собирали морскую капусту, мыли золото, а потом все это продавали в Китай. Некоторые даже умудрялись сажать огородики – выращивали овощи, которые употребляли в пищу. Именно поэтому их отлов был серьезно затруднен, ведь русским отличить хунхузов от мирных китайцев было практически невозможно.

Хунхузы собирались во множество отдельных шаек количеством от 5 до 200 человек. Во главе банд находились старшины, имевшие при себе нескольких помощников. Что интересно, должности старшин у бандитов были выборными. Глава избирался один на несколько шаек, которые в основном действовали разрозненно, но могли объединяться для «крупных проектов» — нападений на караваны и селения. В бандах существовал свой этический кодекс поведения и царила строжайшая дисциплина, ведь за провинность нарушителям отрубали голову. Именно этим многие исследователи объясняют удивительную «живучесть» хунхузов как явления.

Хунхузы не вели активных действий на территории края до так называемой Манзовской войны 1868 года, которая стала одной из первых войсковых операций против их шаек. «Отправной точкой» конфликта стал остров Аскольд, на котором тысячи китайцев незаконно мыли золото.

19 апреля (2 мая) 1868 года при попытке выдворения нелегалов на острове произошла первая стычка, в ходе которой было убито трое и ранено 10 моряков русского судна «Алеут». После чего взбешенные банды хунхузов напали на военный пост в заливе Стрелок, при этом было убито два человека. А в ночь с 28 на 29 апреля 1868 года около тысячи бандитов переправились с острова Аскольд на материк и сожгли русскую деревню Шкотовку, вырезав две крестьянские семьи. После этого бандиты двинулись на запад, разграбили и сожгли деревню Никольскую (сейчас Уссурийск) и рассеялись по всему Приморью. После этого инцидента на борьбу с хунхузами были подняты регулярные части армии для безуспешной в целом борьбы с краснобородыми. В лицо узнать преступников не получалось – они ничем не отличались от тех китайцев, которых грабили, а пострадавшие в свою очередь не торопились выдавать обидчиков, зная их жестокость и мстительность. Бандиты не прощали предательства и обязательно находили возможность отомстить тем, кто их выдал. О кровавых расправах над доносчиками ходили леденящие душу истории. Хунхузы практиковали изощрённые пытки, сутками мучили своих жертв, выкалывая глаза и протыкая уши. Причем не щадили женщин и детей, «вырезали» целыми семьями. «Таких случаев было очень много, и они всегда получали огласку, так что молва бежала впереди хунхузов», — пояснил Егорчев, добавив, что известны случаи, когда трое хунхузов входили в барак, где проживали тридцать китайских рабочих, и те в ужасе не оказывали им никакого сопротивления, позволяя себя ограбить.

Банды хунхузов терроризировали Приморье около 50 лет, и лишь с приходом в край советской власти в 20-х годах ХХ века население смогло вздохнуть спокойно.

Иван Егорчев по образованию химик, однако искренне любит историю Приморского края и готов поделиться своими знаниями и находками со всеми желающими, причем на общественных началах (как и все члены Русского географического общества, в которое входит Общество изучения Амурского края). Свои выступления Егорчев старается наполнить «живой», а не академической историей, например вырезками из газет. «Историкам в процессе обучения прививают своеобразный взгляд на историю. Они считают неправильным пользоваться газетами, говоря – да ну, разве это источник? А официальных документов по ранней истории нашего края очень мало, и они все давно известны, там вряд ли можно найти что-то новое и интересное», — отметил Егорчев в интервью «МК во Владивостоке».

Этническая борьба в Уссурийском районе


Руководство Российской империи в конце 19 века терпело китайскую экспансию на Дальний Восток; Казаки отбили захватчиков
«Русская планета» продолжает цикл рассказов историка Николая Лысенко о покорении Дальнего Востока казаками. Ранее были опубликованы книги «Албазинская осада: казаки против китайцев» и «Казацкие Фермопилы: битва за Амур».

Несмотря на очевидную стратегическую важность «казачьего фактора» в успехе колонизаторских усилий России на Дальнем Востоке, сами казачьи методы колонизации, своего рода «казацкая этническая политика» в этом регионе, иногда становились жесткими и жесткими. порой непримиримое противоречие с этнополитическими взглядами титулованных царских эмиссаров Восточной Сибири и Приморья.

«Китайские территории», на которых не было китайцев

После подписания послом Московии Федором Головиным в 1689 году пресловутого Нерчинского договора с Китаем в Чине Россия потеряла уже завоеванные земли и частично осваивались казаками по Амуру почти на 200. Впрочем, в Петербурге эту утрату особо не огорчили: в середине XIX века земли Приамурья, а тем более Приморья были в абсолютном подавляющем большинстве. администраторы империи что-то вроде «владений на реке Лимпопо».Абсолютный европоцентризм, а тем более англоцентризм, пропитавший поры сознания жителей энергетических коридоров Петербурга, достаточно четко ответил на вопрос о необходимости возвращения россиян на «высокий берег Амура». опять удивленный, очень искренний вопрос — «почему?».

Таким образом, усилиями капитана Г.И. Невельский, исследовавший в 1849 г. нижнее течение Амура и доказавший судоходность (а значит, и хорошие экономические перспективы) этой реки, поначалу вызвал явное раздражение в Петербурге.Петербург. «Евроцентристы» в правительстве не могли поверить в судоходность Амурского лимана и всего Нижнего Амура (многие годы Морская коллегия Санкт-Петербурга доказывала обратное).

Особое же раздражение вызвало утверждение Невельского, что на Амуре почти не было китайцев. Это заявление об инициативе русского капитана было вольно воспринято не только в Морском министерстве Империи, но и в МИДе. Еще бы! В конце концов, оказалось, что многолетние рекомендации чиновников этого МИДа, которые четко давали указания всем российским эмиссарам в Восточной Сибири — «не раздражать китайцев никаким вторжением на китайские территории через Амур» — оказались откровенными. ненормативная лексика амурских земель, ставящая под сомнение профессиональную компетентность МИДа.

Процесс методической клеветы на Невельского прекратился только после личного вмешательства влиятельного генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амур. На личной аудиенции у императора Николая I граф Муравьев смог доказать экономическую целесообразность присоединения земель Дальнего Востока к империи. Впоследствии Н.Н. Муравьев-Амурский, получив государственные полномочия на ведение переговоров с Китаем в Цзин, смог заключить с ними новое Айгунское соглашение, по которому России закреплялся левый берег среднего и нижнего Амура до Охотского моря.Чудовищное непонимание (или преступление) Нерчинского договора, пусть и через 200 лет, было наконец преодолено.

Казачьи «легионеры» в Уссурийском районе

Вооруженные казачьи станицы, населенные выходцами с Дона, Кубани, Терека, Урала и Забайкалья, впервые появились на Уссури в 1858 году. Идея их создания копировала, по сути, древний опыт военных лагерей Рейнского и Дунайского легионов Римской империи. Казаки, поселившиеся в Амуре и Уссури, стремились к такой же максимальной воинственности жизни и органичному сочетанию боевого и земледельческого ремесла.Внутренние отношения казаков, как и легионеров из зарейнских и задунайских поселений, отличались нарочитой социальной простотой с одновременным жестким военным подчинением. Именно эти факторы обеспечили исключительную эффективность казачьих методов установления этнополитического господства в Уссурийском регионе, за пределами которого начавшаяся война с китайскими манзи, скорее всего, в конечном итоге приведет к России.

Наличие казачьих поселений в Уссури позволило выдающемуся дипломату генерал-майору Н.П. Игнатьев заключить 2 ноября 1860 г. основательный Пекинский договор, окончательно разделивший владения России и Цинской империи в Уссурийском регионе. После его подписания Россия смогла четко разграничить свои владения в Уссурийском регионе (по реке Уссури и озеру Ханка) от китайских владений в Маньчжурии.


Казаки Уссурийского пешего батальона.

Фактически, отделение Уссурийского края от Китайской Маньчжурии в то время (а может быть, и сегодня) было абсолютно необходимо со стратегической точки зрения.Земли «за Уссури» до прихода к ним казачьих и великорусских поселенцев считались китайцами дикой глухой периферией Цинской империи. Сюда ходили безсемейные китайские покупатели мехов, оленей и рогов из корня женьшеня, и сюда бежали разрозненные китайские преступники. Постоянных китайских поселений здесь практически не было, и даже не пытались их создавать.

Единственным постоянным населением Уссурийского края в середине XIX века были аборигенные племена охотников и рыболовов — нивхи, удэгейцы, орочоны и др. — их общая численность не превышала 12-18 тысяч человек.Казацкое природопользование, основанное на загонном животноводстве и земледелии, практически не входило в противоречие с исконными устоями исконного хозяйства Амура.

В середине XIX века соседняя (через реки Уссури и Туманган) Маньчжурия показала совершенно иную этносоциальную картину. Обширная, умеренно горная, чрезвычайно богатая природными ресурсами страна, Маньчжурия, к середине XIX века по названию оставалась только маньчжурской. В этот период уже было очень плотное население — более 12 миллионов человек, из которых этнические маньчжуры едва составляли один миллион.

Китайцы, чувствующие свою силу и не собирающиеся останавливаться на достигнутом, крайне враждебно отреагировали на приход казаков и русских в Уссурийский край. Основным орудием китайского военного натиска против этнических русских Приморья стал хунхуц.

Черноголовые «рыжие бороды»

Хорошо организованные и хорошо вооруженные банды хунхуз, численность которых иногда доходила до количества полноценных армейских дивизий, терроризировавших Уссурийский регион более полувека, состояли почти исключительно из китайского хань.

Внешний вид этнического ханьца: почти полное отсутствие бороды и горящие черные волосы парадоксальным образом противоречили самоназванию профессионального китайского грабителя хунхуза. Слово «хунхуз», по авторитетному мнению китаеведов, представляет собой искаженное китайское словосочетание «хун хузи», что в смысловом переводе на русский язык означает «обладатель рыжей бороды». Как фраза, столь несоответствующая фенотипической внешности китайцев, стала настолько популярной в среде этнических китайцев, что в конечном итоге превратилась в своего рода хищное самоназвание?

Над решением этого вопроса многие исследователи и писатели ломали голову над темой хунхусничества на Дальнем Востоке: Н.М. Пржевальский, Н. Гарин-Михайловский, К. Бадигин, И. Ювачев и другие. Современный исследователь Д.В. Ершов, подводя итог этой хронологически очень длинной дискуссии, был вынужден констатировать полное фиаско всех ранее озвученных версий «парадокса Хунхуса». Сам историк, размышляя в странной антиказацкой манере, неожиданно склонился к мысли о том, что говорят о рыжебородых казаках «под предводительством Ерофея Хабарова и Онуфрия Степанова», перешедших огнем и мечом через Амур. , в середине 17 века «научили» робких и законопослушных китайцев хунхузничеству и подарили им их «рыжие» титулы.А как могло быть иначе, если, по мнению Д.В. Ершов, в своем кровожадном обращении с местным населением, «чем отличались казаки от испанских конкистадоров, кроме как особым безрассудством и полным отсутствием религиозного фанатизма»?

Полагаю, что любой современный китайский реваншист, искренне называющий Владивосток Хайшенвей и Благовещенск Хайланбао, будет очень благодарен Дмитрию Ершову за исчерпывающее и наукоемкое объяснение истинного значения термина «хунхуз».«

Однако в исторической ретроспективе такие оценки довольно часто выдвигались, как ни странно, их русским происхождением как« популяризаторов »Дальнего Востока. Например, писатель Гавриил Муров в книге« Люди и нравственность » Дальний Восток (Дневник путешествий) », изданная в Томске в 1901 году, подробно объясняет парадокс термина« рыжий »среди абсолютно черноголовых китайцев.« Китайцы не могли иметь », — пишет Муров, этого внешнего знака. Соседние с Китаем также народы монгольской расы.Исключение составляют только наши русские, разные авантюристы и легкие заработки … многие десятилетия бушуют [sic! — Н.Л.] на огромной границе Китая, отняв у него [sic! — NL] регион за регионом и уничтожение [sic! — Н.Л.] сотни его сыновей. В эти годы выражение «рыжая борода» в приложении к «лихому» иностранцу становится обычным явлением, и тогда китайцы начинают относиться не только к иностранцам, но и к своим, китайским грабителям. «


Казнь хунхузов в Маньчжурии.

Убедительно продемонстрированный Муровым «комплекс унтер-офицерской вдовы», который, как известно, «проявила себя», действительно вызывает недоумение. Гораздо меньше, чем любой специалист по древней истории Средней Азии, по-видимому, вызовет неразрешимость самого якобы «парадокса хунхузов».

Термин «хунхуз» имеет весьма респектабельную древность и, во всяком случае, никак не может относиться ни к русским, ни к казакам, ни к гипотетическим действиям последних в XVII веке в стиле «испанских конкистадоров».«Этот термин возник в чисто китайской среде и отражал насильственное поклонение древних китайцев перед силой и могуществом северных« ху »- племен скифо-динглайской группы, кочевавших в степях к северу от Великого. Китайская стена

Древний китайский фольклор наполнен легендами об ожесточенной борьбе «черноволосых» предков китайцев с «рыжеволосыми дьяволами», что является духовным отражением многовековых усилий китайцев. земледельческая гонка китайцев по вытеснению кочевых скотоводов с земель к северу от реки Хуанхэ.В некоторые периоды древнекитайской истории «рыжие дьяволы» убедительно одерживали верх в военно-политической борьбе против «черноволосых» и даже оставили свой очевидный генетический след в своих правящих династиях.

Например, согласно первой китайской династической хронике «Ши Цзи», написанной историком Сыма Цяном, блистательный Гао-хуан-ди, предок династии Хань, «имел орлиный нос, широкий лоб, был прост. и наделен обширным вниманием.«Гао-хуан-ди также имел пышную бороду и бакенбарды — физиономические признаки, которые невозможно представить себе в этнически чистых китайцах в последнее время.

В древней хронике Трех Царств (Сан-го Чи) многие китайские политики, имевшие скифскую Точно так же описывается геном динлинга, а один из них, рыжебородый богатырь Сунь Цюань, даже носил прозвище «голубоглазый мальчик», — отмечает известный русский этнолог и путешественник Г.Е. Грумм-Гржимайло. на северо-восточной границе Китая, в Маньчжурии, еще в 10 веке нашей эры бродило светловолосое и голубоглазое племя сяньби (киданей), отличавшееся бесстрашной стойкостью в сражениях.Грумм-Гржимайло подчеркивает, что в результате генетического смешения с этим племенем даже среди маньчжур, даже в конце 18 века, можно было найти людей со светло-голубыми глазами, прямым носом, рыжеватыми волосами и густой бородой.

Таким образом, термин «хунхуз» появился в китайской народной среде вовсе не как напоминание о былых зверствах казаков, а как дань уважения выдающимся воинским (в основном, легендарным) качествам древних китайцев. полководцы, имевшие характерные для скифских дин физиологические особенности.

Таким образом, с учетом китайского менталитета смысловой перевод термина «хунхуз» не сводится к банальному — «профессиональный грабитель» (как предположил русский историк Ф. Ф. Буссе), а скорее ближе к понятию « удачливый »,« Ловец военной удачи »,« Народный герой ». Яркая деталь убеждает в истинности последнего значения: в официальных китайских документах XIX — начала XX века, когда оно применялось к уголовным мерам, Хунхуза никогда не упоминался как «хунхуз», но всегда как «даофей», « хуфэй »или« туфэй ».«, Что предельно точно значило -« бандит ». «Хунхуз,« народный герой », не мог быть бандитом только из-за этого предложения.

Великорусское многострадальное, помноженное на бюрократическую трусость

Хунхузи как нерегулярное военное формирование было продуктом китайцев (хань ) население Маньчжурии и действенный инструмент реализации этнических планов китайцев в отношении российского Приморья. Хунхузы и так называемые «мирные» китайцы, которых казаки и русские называли «манзи», были не просто «близнецами». братья », по сути, это были две руки единого китайского этносоциального организма, ориентированного на постепенный захват Уссурийского края.

Попытки российской администрации, хотя бы до некоторой степени, упорядочить китайскую золотодобывающую и лесную деятельность в Приморье (то есть хищнические вырубки ими ценных дубовых лесов), предпринятые сразу после подписания Пекинского пограничного договора в 1860 году, вызвал невероятно высокие волны для китайского манца. ненавидят русских Даже в центре Хабаровска (в то время военно-административный центр Хабаровка) китайцы заявили в лицо начальнику штаба сухопутных войск Приморского края полковнику М.П. Тихменеву, что час настал. не за горами, когда русские будут изгнаны вооруженной рукой из Купидона и Уссури.Это были не пустые слова: дело пошло на войну со всей очевидностью — китайские «манзы» активно вооружались, создавали секретные опорные пункты в тайге и на берегу Тихого океана, устанавливали связь с венгерцами.

В своей антироссийской деятельности китайские «манзи» пользовались молчаливой поддержкой цинских властей Маньчжурии, которые охотно оказывали манцам как материальную помощь, так и убежище на случай военно-полицейских мер российской администрации.

В отличие от категорически прокитайской политики Цинской империи, российская администрация на Амуре и Приморье продемонстрировала поразительное самоуспокоение в отношении враждебных действий китайцев. Вместо быстрой и жесткой ответственности за нарушение российских законов, вместо репрессивных мер, необходимых для враждебных действий по отношению к русскому и казачьему населению, российская администрация по отношению к китайскому «манцу» в большинстве случаев избрала порочную методологию безвольных увещеваний. бесконечные предупреждения, в лучшем случае краткосрочные аресты и плохо организованные выселения.


Дом Манца в уссурийской тайге.

В одном из недавних исследований экспансии Хонгхуз дается образная картина абсолютной мягкости русской администрации XIX века в Приморье: «Русские солдаты больше привыкли к лопате и топору, чем к штыку и винтовке. Другим «чудо-героям» годами не доводилось видеть оружия даже на страже. Джентльмены-офицеры привыкли видеть себя руководителями правительственной работы, а не боевыми командирами.В редкие моменты досуга мысли вождей были наполнены сладкими мечтами о приближающейся пенсии и уходе из ненавистной тихоокеанской пустыни. Энергичных и быстрых действий ждать не пришлось … »

Генерал-губернатор Восточной Сибири М.С. Корсаков, а за ним и менее значимые чиновники администрации с искренней зацикленностью стали добиваться безоговорочного исполнения некоторых положений Пекинской 1860 г. Договор года, ограничивавший применение полицейских мер китайским населением Приморья.

Действительно, в Пекинском договоре был зафиксирован ряд статей, обеспечивающих соблюдение законов Империи Цин в отношении, я подчеркиваю, оседлого китайского населения Приморья, которое в Уссурийском регионе едва ли превышало одну или две тысячи человек. Российская администрация, стремясь любой ценой не вызвать «задатков восстания и смуты подданных цинского государства», стала трактовать эти статьи Пекинского договора в смысле полной неподсудности этнических китайцев российскому правосудию. .Случай беспрецедентный, наверное, в мировой истории!

«Манзовская война»: первый урок китайского языка в российском Приморье

В конце 1867 года вся российско-китайская граница в Приморье внезапно вспыхнула. Однако слово «сюрприз» уместно применять только по отношению к «ротозейскому состоянию» российских властей в провинции, а китайцы долго и тщательно готовили этот «сюрприз».

Буквально в одну декабрьскую ночь совершенно мирная обстановка в Приморье стремительно изменилась на противоположную.Все русские села в долине реки Сучан были разграблены и сожжены. Атаки на русские деревни и казачьи станицы в этом районе продолжались всю зиму, и 26 апреля 1868 года хунхузы захватили и сожгли русский военный пост в бухте Стрелок. В течение нескольких дней китайцы дотла сожгли русское село Шкотово, а две крестьянские семьи, которым не удалось спастись, были убиты. Затем последовал карательный рейд хунгузов по долине реки Монгугай, впадающей в Уссури с русского берега.Были сожжены все корейские и несколько русских деревень вдоль Монгуги, терроризируемое оседлое население бежало. В это же время китайские «манзы» атаковали российский военный пост на острове Аскольд в заливе Петра Великого. Близость военного гарнизона Владивостока, расположенного всего в 50 км к северу от Аскольда, их совершенно не смущала. Создавалось впечатление, что и хунхуза, и манзи действовали синхронно, согласно заранее согласованному плану.

Только благодаря энергичным действиям подполковника Якова Дьяченко, командира Уссурийского батальона Амурского казачьего войска, наступление гунхузов на фронте, сопровождавшееся вооруженными восстаниями «манцев» в тылу, удалось прекратить через четыре месяца.

В инициативных действиях против китайцев подполковнику Дьяченко очень помог неизвестный доброволец Густав (по другим данным Фридрих) Лаубе, считавшийся подданным французской короны, а на самом деле являвшийся, по всей видимости, баварским немцем. . Создав мобильный отряд из уссурийских казаков, Густав Лаубе очень энергично взялся разгромить хунхузов, не прекращая при этом превентивных карательных мер против китайских хантов, поддерживающих хунхузов.

В результате предприимчивый немец, спасший сотни жизней русских поселенцев, был обвинен российским майором В.Д. Мерказин, личный адъютант «легитора» генерал-губернатора М.С. Корсакова, «в злостном нарушении законов Российской империи, произволе и бандитизме». Гордый Лаубе, не желающий терпеть издевательства Манца, был арестован и заключен в тюрьму. По особому распоряжению М.С. Германа Корсакова должен был судить военный суд, решения которого вряд ли были бы гуманными.Спасла Лаубе личная пропаганда командующего уссурийскими казаками Якова Дьяченко, а также авторитетного в петербургских военных кругах начальника штаба войск Приморья Михаила Тихменева. Немцев выпустили из тюрьмы, и следствие показало «крайнюю пристрастность к делу», майор В.Д. Мерказин.


Памятник Якову Дьяченко в Хабаровске.

В итоге сложилось административное статус-кво: немец Лаубе, перешагнув более ста раз, покинул Россию, майор Мерказин уехал в Иркутск в свите генерал-губернатора, а казак Яков Дьяченко был вынужден назначить Манзу Ли Гуй для соблюдения законов Империи Цин по отношению к другим «манцам» на территории России.Подлинно гуманистические статьи Пекинского договора и традиционное для России административное безумие восторжествовали!

«Рыжик» не спасает от удара казачьей лавы

Ярким примером всемогущества китайской общины в районе Уссури стало нападение хунхузов в июне 1879 г. на ферму немецкого шкипера, капитана. Гражданин России Фридольф Хек, находится в непосредственной близости от Владивостока, по ту сторону узкого Амурского залива. «Хунхузы» был украден (и, вероятно, позже убит) семилетним сыном шкипера.Насиловали и повесили со связанными за спиной руками, русская жена Гека убила всех его слуг и рабочих.

В апреле 1882 года, столь же жестоким нападением, был совершенно хунхуз на ферме другого немецкого колониста, К.А. Купер, в заливе Пластун. Китайцы сожгли дом колониста, убили двух сыновей Купера, Юджина и Джозефа, убили всех сельскохозяйственных рабочих, украли весь скот и разграбили имущество на 23 тысячи рублей.

Как и в случае с трагедией Ф.Гек, российская государственная машина, которая больше не заинтересована в поиске виновных, а чтобы не вызывать массового недовольства китайцев, медленно вела следственные действия. В результате из семи местных «манцев» — артиллеристов-юнхузи — удалось задержать только одного китайца, так как все остальные сообщники уже успели благополучно перебраться в Китай. Однако этому манзе, некоему Ван Цзичэну, в конце концов удалось избежать российского правосудия, потому что ему удалось сбежать из тюрьмы, раскопав землю.Окружающее китайское население, надежно защищенное Пекинским договором, конечно, не предало ненавистных ми-хоу своих собратьев.

В условиях, когда русское государство фанатично соблюдало букву договора с Цинской империей, уссурийские казаки без предварительной договоренности стали бороться с засильем китайских «манцев». Атаманы станицы стали все реже информировать официальные государственные органы о своих рейдах на гунхузов и все активнее «укрощать» местных «манцев», уличенных в связях с бандитскими бандитами.Эта «казачья национальная политика» постепенно начала приносить свои положительные результаты: уже в 1863 году, то есть всего через пять лет после первого появления казаков в регионе, на берегах Уссури и его притоков было основано 29 новых казачьих станиц.

Следует признать тот удивительный факт, что в тех случаях, когда казаки хоть немного «переборщили» с китайскими пособниками хунгузян, гневные крики и жесткие меры против славян инициировала не Цинская империя, а исключительно отечественными административными «законодателями».

Итак, в 1879 году МИД России, не получив официальной ноты из Китая, начал очень поспешно и поспешно извиняться перед китайским правительством за действия сотника уссурийской казачьей сотни Матвея Ножина. даже унизительный стиль. Казаки-уссурийцы, преследуя хунгузов, перешли границу Маньчжурии и слегка потрепали китайский пограничный отряд, приняв последний в качестве следующего отряда хунхуз. Случай в принципе незначительный, общий для российско-китайской границы того времени, и поэтому по логике следует ограничиться ответом генерал-губернатора Восточной Сибири, но нет, мы решили сделать настойчивый извините на высшем уровне.

В тех случаях, когда казаки не могли скрыть последствий своих превентивных нападений на китайских пособников хунхузов, немедленно следовали репрессии против них со стороны внутренней государственной машины и были чрезвычайно жесткими. Например, в октябре 1881 года два русских казака были арестованы российскими полицейскими, которых обвинили в убийстве пяти китайских манцев. Более года продолжалось расследование, и хотя со временем выяснилось, что убитые «манзы» были постоянными артиллеристами венгров из Маньчжурии, несчастных казаков все же расстреляли, а командовавший ими казачий офицер еще долгое время находился под следствием.


Поймано около Ляоян хунхуза. Репродукция: Сергей Величкин / ИТАР-ТАСС

Скорбя по поводу «порой незаконных и всегда самодовольных действий» уссурийских казаков, российские региональные власти при каждом удобном случае бьют казаков по рукам, наивно надеясь, что это возможно. таким странным методом поддерживать «мирную и безгрешную жизнь» в Приморье.

Во избежание ненужных военных инициатив казаков 14 июля 1889 года было принято решение о прямом подчинении Уссурийского казачьего войска (УКВ) губернатору Приморья.Искусственное положение атамана УКВ, на которое в Петербурге всегда назначалось лицо заведомо неказацкого происхождения, казалось недостаточным для обеспечения подлинной лояльности казакам. Тогда же было принято решение генерал-губернатора, который запретил казакам самостоятельно преследовать хунхузов, атакующих станицу. По мнению царских администраторов, казаки имели право оказывать вооруженное сопротивление нападавшим. Однако после этого они должны были проинформировать об инциденте близлежащие государственные органы и только после этого, получив от последнего специально назначенного офицера, начать преследование хунхузов.

Конечно, у казаков не было оснований без предварительного приказа не выполнять такие тактически безграмотные решения. Вот один из ярких примеров того, чем занимались казаки.

Поздней осенью 1915 года казаки села Полтавы конфисковали на границе с Китаем большой обоз, в котором манза пыталась перевезти оружие для хунхузов. На следующий день констебль Василий Шереметьев, служивший в станице станицы, получил от своих информаторов достоверную информацию о готовящемся нападении хунхусов на село с целью отбить захваченное «добро».

Без уведомления официальных российских учреждений атаман отдал приказ организовать массовый праздник в Полтаве, чтобы показать окружающий «манзам» — «Якские казаки, выпив хорошей водки, сразу спят».

В ночь на Хунхузу, поверив сведениям о пьяном сне казаков, их фактически стали затаскивать на улицы Полтавской. Когда их передовые бригады подошли к главному майдану села, гунхузы попали под концентрированный огонь казачьих засад, которые были размещены ранее.Бой длился всего полчаса, но за это время было убито более сотни хунхузов.

С рассветом констебль Шереметьев, не дожидаясь, конечно, армейского офицера, начал преследование отступающих гунхузцев. Однако последний не мог уйти далеко, потому что им на пути попали казаки соседней Николо-Львовской станицы под командованием атамана Алексея Ефтеева. Встречающийся удар двух казачьих лав оказался страшным: еще около двухсот гунхузов было изрублено и взято в плен более пятидесяти «рыжебородых».Казаки потеряли всего одного человека, но что за штука! Спасая молодого казака, констебль Ефтеев получил тяжелое ранение. Казаки села Николо-Львов не смогли привезти своего атамана живым в русскую больницу в Гродеково.

Непоследовательные, идеологически противоречивые этнополитические методы Российской империи в Приморье, несмотря на иногда большие успехи казачьего этнического отпора хунхусам, не могли дать прочной основы для окончательного устранения угрозы хунхусов.До 1917 года кровавое насилие хунхузов оставалось ужасной реальностью Уссурийского края, и само слово «хунхуз» звучало как проклятие в устах местного славянского населения. Проблема хунхузов, как и проблема преступной помощи им со стороны местных китайских «манцев», была успешно решена в другое, советское время. Правда, та же тоталитарная эпоха положила конец изначальному этническому статусу казачества в Приморье.

Водили военные. Армейские клички

В армии вообще и в авиации в частности прозвища есть почти у всех: люди, части, части, боевые машины и неодушевленные предметы.Интересные истории их появления.

Например, одного командира авиации флота за глаза прозвали «Фотографом». Он не имел ни малейшего отношения к высокому искусству фотографирования, но, делая работу офицера особенной, всегда заканчивал ее словом «взлет». Это не относилось к внешнему виду продаваемого портрета, а означало снятие его с должности.

Или вот еще один техник, здоровый мужчина и спортсмен, за глаза прозвали оптометристом, потому что ни одна выпивка, в которой он принимал участие, не заканчивалась без того, чтобы он кому-то глаз не выбивал.Под глазами я подразумеваю объект воздействия, а не разговоры за спиной.

Служил в одном полку старшим лейтенантом. На вид ему было лет шестьдесят, хотя на самом деле ему не было и сорока пяти. И прозвище у него было — «Полковник». И они его так и звали.
Известно, что в офицерском удостоверении, которое выдавалось разово и на весь срок службы, есть графа: воинское звание. Здесь предусмотрены места для записи воинских званий от лейтенанта до генерал-майора.Итак, у него были заполнены все эти места: лейтенант — старший лейтенант — лейтенант — старший лейтенант — лейтенант … и так далее до предпоследней строчки. Карьерист, однако.
Один мореплаватель с простой фамилией Головня назывался дворянской фамилией Балконский. Однажды в выходной, приняв изрядную дозу, он курил на балконе второго этажа, откуда успешно свернулся калачиком и лежал без всяких признаков сознания, пока его в сопровождении перепуганного командира полка, подполковника не оказалось. доставлен в лазарет.Там, придя в сознание, он увидел своего командира и, ориентируясь по двум звездам на погоне, с пониманием сказал:
— А я где-то видел этого лейтенанта.
Затем, воспользовавшись моментальным отсутствием внимания к своей персоне, он сбежал. И нашли его сидящим со стаканом и сигаретой на том же балконе, с которого он так благополучно упал полчаса назад.

Каждому летчику, оторвавшему при посадке более двух колес, до окончания службы в этом полку было присвоено почетное прозвище Покрышкин.Любому парашютисту, совершившему неудачную посадку, присваивалось звание, соответствующее месту посадки. Если высадился на дачу — дачник, в саду — садовник, в лесу — лесовод, в гуще стада — пастух или животновод.

У меня был второй штурман по имени Казак или Всадник без головы. До службы в морской авиации он был жокеем в Ростове-на-Дону, отсюда казак, а Всадник без головы — хорошая характеристика его поведения и карьерного роста.

В одном автопарке истребитель был известен под псевдонимом Троллейбус. У них как-то пропало электричество в подвальных бараках. Этот истребитель был отправлен туда, чтобы найти и устранить неисправность. Солдат, собственными мозгами прикинув сколько, решил пойти по пути наименьшего сопротивления — вцепился обеими руками за проволоку на потолке (потолок в подвале низкий) и мелкими шажками стал передвигаться по потолку. темно, нащупывая место обрыва.
В конце концов найдено.Хорошо, что смерть не убили, а выкачали.

Прозвища имели полки, дивизии, а в редких случаях и эскадрильи. Так, один полк был назван румынским только потому, что во время футбольного матча между полками дивизии кто-то, подбадриваясь, выкрикнул фразу из фильма: «Давай, мертвые румыны!» И прижился.
Второй полк почему-то назывался Зябровским, хотя переброшенный из Зябровки эскадрон входил в состав румынского полка.
Третий отдельный полк этого гарнизона назывался хунхуз или китайский по двум причинам. Во-первых, он возник недалеко от границы с Китаем. А во-вторых, из-за большого количества персонала. Экипаж одного самолета мог включать от 9 до 14 человек. И техников ему обслужили целую кучу.

А подразделения обычно носили название ближайшего населенного пункта. Наш изначально располагался в Совгаванском районе, а затем в результате территориального разграничения оказался в Ванинском районе.Это дало возможность командиру авиации флота проявить смекалку и пошутить над нашим командующим:
— Ты был совговянином, а теперь просто стервой.
Оскорбительный намек на схожесть нашего подворья с экскрементами по боевым качествам с точки зрения командира.

Кстати, не только неодушевленные предметы становятся прототипами для образования прозвищ людей, но и люди могут стать источником названия предметов. Так, например, наш славный командир дивизии не выдержал зелено-желтого цвета.Особенно он ненавидел одуванчики. Поэтому каждый божественный день заботливая рука клала ему в почтовый ящик пучок одуванчиков, что делало его еще более враждебным к этому невинному цветку ….
Дошло до того, что кто-то поставил на ступеньки штаба дивизии, просто как раз к его приезду лист бумаги и один одуванчик. На листе было написано:
Не трогай меня Шушпанчик,
Потому что я последний одуванчик
Генерала фамилия Шушпанов, а одуванчики в этой дивизии назывались не иначе как «шушпанчики».

Нигде я не встречал такой тяги к раздаче прозвищ, как в авиации, и апофеозом этого явления можно считать название памятника перед Домом Офицеров в Монино.
Быстрым рывком вперед вылепили крепкого человечка с искусственным спутником в руке. Рывок оказался настолько стремительным, что символическая одежда соскользнула, и это дало основание назвать памятник — «Я все опущу, но запусту!»

© Александр Шипицын

Сегодня, когда оружие редко имеет собственное название и все чаще означает только буквенно-цифровые комбинации в указателе, RG напомнил о прошлом, а именно о ярких и ироничных прозвищах, которые давали ему солдаты.

Лимонный

Почти 100 лет назад неизвестный изобретатель создал гранату Ф-1. Дешевый и простой в изготовлении, он был чрезвычайно полезен против наступающей пехоты. Его окончательный вид стал симбиозом французской гранаты F-1 и английской гранаты системы Lemon Gunsmith. Несложно догадаться, что первым прозвищем для нее на фронте Первой мировой войны был именно лимон или «лимон».

«Лимонка» многие десятилетия состоит на вооружении десятков стран мира, практически без изменений.При этом она по-прежнему держит пальму первенства среди самых опасных противопехотных гранат. Корпус гранаты состоит из «сухого чугуна» — материала очень хрупкого, но в то же время твердого. В момент взрыва чугунный снаряд разлетается на отдельные осколки неправильной формы и острых граней, отсюда и другое его название от бойцов Красной Армии — «фенюша». Ударная способность такой гранаты чудовищна, количество осколков может достигать 400. Кстати, у бойцов Красной Армии была особая тактическая схема борьбы с противником, где залогом победы был именно «лимон», брошенный в время за спиной врага: впереди их ждал вихрь из осколков — дуло орудия.

Лягушка Мина

Мины, как и другое оружие, способное убить множество людей одновременно, были распространены во время Первой мировой войны. В хитрой маскировке и изощренности такого устройства особого успеха добилась Германия. Они создали микромины в виде блестящих металлических предметов (от канцелярских ручек до часов), которые они оставили в различных местах, где мог собраться противник, всевозможные расширения, такие как паутина, опутывающая лес, и, наконец, лягушачьи мины «Sprengmine 35» .

Принцип действия такой «амфибии» заключался в том, что при малейшем касании его «антенн» сенсоров она подпрыгивала на 25-30 сантиметров над землей и взрывалась в воздухе. Применение мины заключалось не столько в физическом обезвреживании противника, чаще всего солдат терял только ногу, сколько в его полной деморализации: солдаты, услышав малейший щелчок или треск под ногами, уже были «морально убиты» .

Катюша

«Катюша» — один из символов победы русской армии в Великой Отечественной войне, чудо-оружие и еще один предмет полемики историков — откуда взялось это звучное прозвище? Полевая реактивная артиллерийская установка БМ-13 или «Катюша» была принята на вооружение к 21 июня 1941 года.Несмотря на малочисленность на ранних этапах войны, это оружие мгновенно стало популярным как у простых солдат, так и у командования. Принципиально новая безоткатная ракета могла устанавливаться практически на любой тип шасси. К тому же он был очень подвижен, и одного залпа Катюши, как правило, хватало, чтобы противник бежал, не оглядываясь.

До сих пор среди военных историков существует несколько совершенно разных версий происхождения народного названия БМ-13 или Катюша. Первая прочно и неразрывно связана с одноименной песней Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского.Как известно, боевое крещение новое изобретение приняли в Смоленской области, совершив ракетный залп на Рыночной площади в городе Рудня. Сами установки стояли на пригорке, откуда было удобнее наносить точечные удары. В песне поет:

Цветущие яблоки и груши

Туманы плыли над рекой.

Сошел на берег Катюша,

На высоком берегу, на крутом.

В интервью бывший красноармеец, а позже историк Андрей Сапронов вспомнил диалог, который произошел сразу после памятного первого залпа: «Это песня!» Кто-то из восхищенных коллег сказал, и я ему ответил «Катюша».

Другая, более распространенная версия, еще более романтичная, гласит, будто один из солдат, очень скучавший по своей возлюбленной, однажды написал ее имя на борту машины. Звучное название сразу пришлось по вкусу однополчанам и вскоре распространилось по всему фронту.

«Большая Берта»

Это одно из «Вундерваффе» (нем. «Чудо-оружие») немецких вооруженных сил начала двадцатого века. Лишь вид ружья размером с двухэтажный дом должен был наводить ужас на людей.Снаряд весил 900 килограммов, а процесс зарядки длился целых 8 минут! Берта была создана для борьбы с укрепленными фортами и крепостями, но гораздо более маневренный тип войны, появившийся в 20 веке, вынудил их прекратить производство. Правда, одна из машин все же уцелела и даже пыталась обстреливать Севастополь во время Великой Отечественной войны.

Издевательское прозвище модели L / 14, как звучит ее настоящее название, было дано журналистами из Бельгии и Франции, как одна из первых жертв под ее чудовищным огнем.Ирония заключалась в том, что Бертуа называли любимой внучкой Альфреда Круппа, владельца завода и изобретателя этого ружья. Позже название прижилось в самой немецкой армии, что раздражало и раздражало старого конструктора и любящего дедушку Альфреда, но он уже не мог заглушить «голос народа».

Коза

Непосредственное и очаровательное прозвище принадлежало ГАЗ-67, советскому военному легковому автомобилю, который использовался в штабах и разведке, а также для перевозки раненых.

С 1943 года ГАЗ-67 начал вытеснять своих конкурентов по ленд-лизу Willys MB и Ford GPW, во многом за счет большей простоты конструкции, которая позволяла рядовым военнослужащим ремонтировать машину прямо в поле, не прибегая к помощи помощь специальных техников. В этой простоте были и недостатки — крайне жесткая подвеска автомобиля делала поездки на ней сродни катанию на домашнем парнокопытном. Любопытно, что дальнейшие попытки устранить этот дефект не увенчались успехом, даже с дополнительными гидроамортизаторами.Но машина стала военной легендой, а позже и агропарком СССР. Таков легендарный козел.

Зачем нужны позывные спецназа? Кто их придумал? На эти и многие другие вопросы мы ответим в статье. Позывной (PSO, распознавание позывных) в радиосвязи — это идентификатор, который идентифицирует радиопередатчик. Как правило, это набор цифр, букв или значимого слова, отправляемый в начале сеанса связи и необходимый для идентификации радиостанции с принимающим объектом.

PSO приписывается передатчику руководством связи государства, которому он принадлежит. Позывные предназначены для радиостанций, а для радиолюбителей — это конкретные переговорщики.

Позывные военных

Вы когда-нибудь видели Таблицу вызовов должностных лиц? Это справочный документ, содержащий перечень узлов связи, станций взаимодействия кораблей и самолетов, частей, командиров и других сотрудников, а также присвоенные им позывные (условные сочетания, цифры, буквы) для того, чтобы скрыть от противника свои настоящие имена при передаче информации техническими средствами связи.

Наши военные давно изучают голосовую связь по каналам связи. Им удалось найти те слова, которые наиболее удобно использовать в эфире с учетом интерференции и фонетики русского языка.

У многих ребят позывной не предусмотрен. Следовательно, либо они должны изобретать их самостоятельно, либо командиры дают им вторые имена. Некоторые бойцы, получившие позывные из-за стола, говорят, что с удовольствием составили бы их.

Службы радиосвязи

Что такое позывные спецназа? Они созданы по радио. Радиопередатчики, связанные с вещательной службой, используют названия СМИ в форме PSO. При необходимости иногда указывают номиналы радиочастот.

В радиолюбительской службе JI более информативен. Это комбинация цифр и букв латинского алфавита, которая включает от трех до шести знаков. Любительский позывной всегда исключительный.Существуют каталоги и базы данных, содержащие дополнительную информацию о хосте PCP. Радист-любитель обязан информировать свой PSO в начале сеанса и систематически повторять его во время продолжительной радиосвязи. В то же время многие стремятся повысить разборчивость речи с помощью фонетического алфавита. Что это?

Это стандартный способ чтения букв алфавита. Он используется в радиосвязи при передаче слов, позывных, сокращений, адресов электронной почты и т.п., которые трудно воспринимать на слух, чтобы уменьшить количество ошибок.

Особенности обслуживания

Что общего между позывным солдата спецназа и прозвищем агента? И первое, и второе — это псевдонимы. Интересно, что именно под вымышленным именем очень часто герой спецназа добивается известности. Это принципы служения.

Как правило, очень часто любое прозвище или прозвище зависит от фамилии человека. Отчество также может соответствовать действиям или роду занятий бойца. Позывные спецназа в радиосвязи могут быть как псевдонимами, так и именами, заранее придуманными командой.Многие говорят, что выбор отчества не всегда зависит от профессии и фамилии. Батальон может иметь единый позывной, а его части и их командиры — порядковые номера. Например, позывной «Агат» можно изменить на «Агат-1» (командир роты), «Агат-2» (замок-замок), «Агат-8» (батальонный санитарный врач). Такая система в принципе отлично работает на стационарном объекте.

А как выглядят позывные спецназа, когда идет бой? Здесь всех зовут либо по никам, либо по имени (если ников нет).По привычке многие путаются в позывных: неизвестно, кто «Аметист-1», а кто «Аметист-2». Многие называют друг друга конкретными прозвищами. Например, «Крот», «Карась», «Хмырь» и так далее.

Какие еще нормы придумали военные? Позывные спецназа иногда присваиваются в соответствии с личными характеристиками солдата или его специальностью, часто путем сокращения фамилии, имени и отчества. Есть разные нюансы …

Intercept

Многие бойцы считают, что в боевых условиях к позывным нужно относиться осторожно.Может быть, в них должно быть немного личного. Например, перехватив «чешское» радио, военные даже установили позывные. Но что, если противник тоже знаком с такой системой?

А что это за методика определения «маршрутов путешествия» по позывному? А они просто знали, например, что Темучин из Чурек-Мартана, а Пловец из Бабай-Юрта. По радио боец ​​перехватывает сообщение: «Сначала пойдем к Пловцу и посидим с ним день. Ночью едем в Темучин.В этом проходе они встречаются.

«Пловец» был первым парнем в деревне, а «Темучин» слыл меломаном, превратил дискотеку 80-х. За что и получил псевдоним.

Онлайн-переводчики работали в режиме реального времени только при взаимодействии с артиллерией и авиацией. SpN получила записи перехвата два дня назад, но аналитикам этого хватило. Операция проводилась в виде засады.

В армиях вероятного противника (а это около 98 стран) таких аналитиков нет.Они думают, что позывной «Кузя» произошел от фамилии Кузнецов. Значения слов «семечки 7.62», «замок», «клубень», «огурцы» указаны в иностранных словарях армейского жаргона. В общем, многие солдаты думают, как обезопасить свой эфир.

Известно, что Рихард Зорге с 1929 по 1944) имел позывной «Рамзай», Лев Борисович (немецкий коммунист, офицер ГРУ, агент Коминтерна, расстрелян) — Алекс, Рихард Венникас (резидент ГРУ в Финляндии, эстонец) » Бергман.«

Конечно, при мощном обстреле многие забывают про никнеймы и кричат ​​открытым текстом. Надо добавить, что отчество это разные. Один и тот же боец ​​может иметь прозвище, например,« очкарик », и позывной совершенно другой

Описание

Многим людям интересно узнать, что собой представляют элитные войска, как солдаты, которые в них служат, подбирают позывные, где они их используют, правила выбора, особенности… Многие говорят, что буква «П» обязательно должна присутствовать в ПСО, так как при помехах она четко слышна. Позывные официальных лиц состоят из трехзначных чисел. Все они описаны в справочном документе (TPDL).

Фамилии командиров, их заместителей и начальников частей, штабов и частей образуются из существительного и числа (1-3 цифры). Они указаны в радиоданных дивизии. Например, «Ива-163», «Ель-4».

Позывной контрольной точки — существительное.Например, «Фокус», «Ясень». Всегда создаются два набора позывных — основной и резервный. Вся процедура их назначения, а также руководящие документы описаны в «Руководстве по формированию коммуникаций в НЭ».

Подразделения батальона не имеют собственных средств связи, и даже позывные не закреплены за частями. Поэтому их назначают только командиры взводов.

Специалисты, как правило, используют примитивные схемы.Например, у основного есть позывной «Крыло», а у основной группы — «Сокол». Используются только одно- или двухсложные слова, так как длинные прозвища сложно произносить в бою.

Некоторые элитные войска используют американские стандартные позывные. В этом случае используется первая буква фамилии в фонетическом латинском алфавите: B — браво, C — Чарли и так далее. Число затем добавляется, когда первые буквы фамилии совпадают. Например, Фокстрот-1, Сьерра-2.

В российских войсках очень часто позывные командиров группировок подбираются по личным качествам человека — «Леший-1», «Бычок-1», «Кондор-1».Если групп мало, применяются имена собственные. Очень часто позывной устройства используют с любым дополнительным номером, кроме одного.

Многие бойцы говорят, что позывные не должны создаваться путем изменения имени и должны легко запоминаться, и они не должны отражаться во внешних личных атрибутах человека. Они утверждают, что чаще всего второе имя — это прозвище (кличка) бойца в повседневной жизни.

Цифровые и цифровые позывные обычно используются в упражнениях, когда есть много начальников и наблюдателей.Известно, что в Чечне воевал сотрудник МВД с позывным «200» (двести).

Многие бойцы говорят, что их ПСО придумано командованием и меняется каждые три месяца, и они сами придумывают никнеймы в соответствии с личными качествами или фамилиями.

Бойцы также свидетельствуют, что позывные и прозвища — разные вещи. В конце концов, TPDL (таблица позывных официальных лиц), которую им предоставляла связь, была полностью цифровой.

Как правило, позывные и псевдонимы являются рабочими псевдонимами. Они формируются совершенно по-разному. Но за каждым таким знаком стоит реальный человек, судьба которого может заинтересовать не только историков или экспертов, но и всех неравнодушных.

Гюрза

Известно, что позывной «Гюрза» в свое время имел Ефентьев Алексей Викторович. Кто он? Это российский и советский офицер, выполнявший боевые задачи в Азербайджане, Афганистане, Нагорном Карабахе, Косово и Чечне.Он успешно выполнил свою работу и за личное мужество этот подполковник запаса был удостоен звания Героя Российской Федерации, но так и не был награжден.

Его позывной «Гюрза» в годы Первой чеченской войны знал каждый житель республики. Ефентьев совершил несколько десятков налетов в тыл дудаевцев, штурмовал Бамут и освободил окруженный Координационный центр в Грозном. В ходе последней операции были спасены российские журналисты и многие первые лица МВД и армии.

Подразделения СпН

Что такое подразделения спецназа? Это батальоны авиации, сухопутных войск и флота, а также полиции, внутренних войск и жандармерии, которые были подготовлены по определенной программе и необходимы для выполнения специальных задач с применением специальных средств и тактики. Известно, что позывные для спецназа девочек подбирают так же, как и для мальчиков — отличий нет.

«Кобра»

Позывной «Кобра» был подполковник Эркебек Абдулаев (спецназовец группы «Вымпел» КГБ СССР).Он опубликовал собственную автобиографию. В спецподразделении КГБ СССР таких солдат как он называли «каскадерами».

Биография его похожа на жизнь большинства офицеров «Вымпела», среди которых были русские, белорусы, украинцы, узбеки, киргизы, азербайджанцы и грузины, корейцы и карелы. Все они отстояли интересы своей Родины — выполнили одно задание. Каждый из них был верен своему долгу до конца, хотя у всех были сомнения, чувства и обида.

«Якут»

Володя-Якут — российский вымышленный снайпер, герой одноименного городского мифа о Первой чеченской войне, ставший популярным благодаря своим высоким характеристикам.Считается, что этого снайпера звали Максимович, хотя в легенде его зовут Володя. Известно, что он был охотником-рыболовом из Якутии и имел позывной «Якут».

Спецназ США

Американская логическая система управления армией принципиально отличается от российской. Мало того, что цифровые позывные несовместимы (командиры бойцов только условно называют друг друга 01), но и словесные не подчиняются соответствующему закону мышления (не все «птицы» и «деревья» в дивизионе).И это правда — не зная TPDL (таблицы позывных официальных лиц), вы никогда не поймете в открытой сети, чтобы перехватить, кто такой «Дундук-29» или «Дятел-36». Так работает спецназ США.

При проведении секретной операции в SPN принято выбирать свои звонки (никнейм, что-нибудь модное, или что придет в голову). Если боец ​​«засветился» в эфире во время выполнения спецзадания, ему нужно сменить ПСО. Это разумно.

Спецназ США может доставить неприятности российскому солдату.Радиоразведка и радиоэлектронная борьба Америки способны взламывать криптограммы. И даже если они не знают кода, они могут отслеживать интенсивность радиообмена между частями или дезориентировать противника, заглушать станции, создавать помехи и т. Д. А еще они могут найти источники сигнала, что тоже плохо.

Кроме того, у американцев есть отдельное Агентство национальной безопасности (АНБ), которое занимается электронной и электронной разведкой. Это самое секретное учреждение США.

В армии вообще и в авиации в частности прозвища есть почти у всех: люди, части, части, боевые машины и неодушевленные предметы. Интересные истории их появления.

Вот, например, одного командира авиации флота за глаза прозвали «Фотографом». Он не имел ни малейшего отношения к высокому искусству фотографирования, но, делая работу офицера особенной, всегда заканчивал ее словом «фотографировать». Это не относилось к внешнему виду продаваемого портрета, а означало снятие его с должности.

Или вот еще один техник, здоровый человек и спортсмен, за глаза прозвали оптометристом, потому что ни одна выпивка, в которой он принимал участие, не заканчивалась без того, чтобы он никому не выбил глаз. Под глазами я подразумеваю объект воздействия, а не разговоры за спиной.

Служил в одном полку старшим лейтенантом. На вид ему было лет шестьдесят, хотя на самом деле ему не было и сорока пяти. И прозвище у него было — «Полковник». И они его так и звали.
Известно, что в офицерском удостоверении, которое выдавалось разово и на весь срок службы, есть графа: воинское звание.

Предусмотрены места для записи воинских званий от лейтенанта до генерал-майора. Итак, у него были заполнены все эти места: лейтенант — старший лейтенант — лейтенант — старший лейтенант — лейтенант … и так далее до предпоследней строчки. Карьерист, однако.

Один мореплаватель с простой фамилией Головня назывался дворянской фамилией Балконский.Однажды в выходной, приняв изрядную дозу, он курил на балконе второго этажа, откуда успешно свернулся калачиком и лежал без всяких признаков сознания, пока его в сопровождении перепуганного командира полка, подполковника не оказалось. доставлен в лазарет. Там, придя в сознание, он увидел своего командира и, ориентируясь по двум звездам на погоне, с пониманием сказал:
— А я где-то видел этого лейтенанта.
Затем, воспользовавшись моментальным отсутствием внимания к своей персоне, он сбежал.И нашли его сидящим со стаканом и сигаретой на том же балконе, с которого он так благополучно упал полчаса назад.

Каждому летчику, оторвавшему при посадке более двух колес, до окончания службы в этом полку было присвоено почетное прозвище Покрышкин. Любому парашютисту, совершившему неудачную посадку, присваивалось звание, соответствующее месту посадки. Если высадился на дачу — дачник, в саду — садовник, в лесу — лесовод, в гуще стада — пастух или животновод.

У меня был второй штурман по имени Казак или Всадник без головы. До службы в морской авиации он был жокеем в Ростове-на-Дону, отсюда казак, а Всадник без головы — хорошая характеристика его поведения и карьерного роста.

В одном автопарке истребитель был известен под псевдонимом Троллейбус. У них как-то пропало электричество в подвальных бараках. Этот истребитель был отправлен туда, чтобы найти и устранить неисправность. Солдат, собственными мозгами прикинув сколько, решил пойти по пути наименьшего сопротивления — вцепился обеими руками за проволоку на потолке (потолок в подвале низкий) и мелкими шажками стал передвигаться по потолку. темно, нащупывая место обрыва.
В конце концов найдено. Хорошо, что смерть не убили, а выкачали.

Прозвища имели полки, дивизии, а в редких случаях и эскадрильи. Так, один полк был назван румынским только потому, что во время футбольного матча между полками дивизии кто-то, подбадриваясь, выкрикнул фразу из фильма: «Давай, мертвые румыны!» И прижился.
Второй полк почему-то назывался Зябровским, хотя переброшенный из Зябровки эскадрон входил в состав румынского полка.
Третий отдельный полк этого гарнизона назывался хунхуз или китайский по двум причинам. Во-первых, он возник недалеко от границы с Китаем. А во-вторых, из-за большого количества персонала. Экипаж одного самолета мог включать от 9 до 14 человек. И техников ему обслужили целую кучу.

А подразделения обычно носили название ближайшего населенного пункта. Наш изначально располагался в Совгаванском районе, а затем в результате территориального разграничения оказался в Ванинском районе.Это дало возможность командиру авиации флота проявить смекалку и пошутить над нашим командующим:
— Ты был совговянином, а теперь просто стервой.
Оскорбительный намек на схожесть нашего подворья с экскрементами по боевым качествам с точки зрения командира.

Кстати, не только неодушевленные предметы становятся прототипами для образования прозвищ людей, но и люди могут стать источником названия предметов. Так, например, наш славный командир дивизии не выдержал зелено-желтого цвета.Особенно он ненавидел одуванчики. Вот почему каждый день заботливая рука клала ему в почтовый ящик пучок одуванчиков, что делало его еще более враждебным к этому невинному цветку ….
Дошло до того, что кто-то поставил на ступеньки штаба дивизии, как раз к его прибытию, лист бумаги и один одуванчик. На листе было написано:
Не трогай меня Шушпанчик,
Потому что я последний одуванчик
Генерала фамилия Шушпанов, а одуванчики в этой дивизии назывались не иначе как «шушпанчики».

Нигде я не встречал такой тяги к раздаче прозвищ, как в авиации, и апофеозом этого явления можно считать название памятника перед Домом Офицеров в Монино.
Быстрым рывком вперед вылепили крепкого человечка с искусственным спутником в руке. Рывок оказался настолько быстрым, что символическая одежда соскользнула, и это дало повод назвать памятник — «Я все подведу, но запущу!»

Или вот еще один техник, здоровый человек и спортсмен, которого за глаза называли оптометристом, потому что ни одна выпивка, в которой он принимал участие, не заканчивалась без того, чтобы он кому-то глаз не выбил.Под глазами я подразумеваю объект воздействия, а не разговоры за спиной.

Служил в одном полку старшим лейтенантом. На вид ему было лет шестьдесят, хотя на самом деле ему не было и сорока пяти. И прозвище у него было — «Полковник». И они его так и звали.
Известно, что в офицерском удостоверении, которое выдавалось разово и на весь срок службы, есть графа: воинское звание.

Предусмотрены места для занесения воинских званий от лейтенанта до генерал-майора.Итак, у него были заполнены все эти места: лейтенант — старший лейтенант — лейтенант — старший лейтенант — лейтенант … и так далее до предпоследней строчки. Карьерист, однако.

Один мореплаватель с простой фамилией Головня назывался дворянской фамилией Балконский. Однажды в выходной, приняв изрядную дозу, он курил на балконе второго этажа, откуда успешно свернулся калачиком и лежал без всяких признаков сознания, пока его в сопровождении перепуганного командира полка, подполковника не оказалось. доставлен в лазарет.Там, придя в сознание, он увидел своего командира и, ориентируясь по двум звездам на погоне, с пониманием сказал:
— А я где-то видел этого лейтенанта.
Затем, воспользовавшись моментальным отсутствием внимания к своей персоне, он сбежал. И нашли его сидящим со стаканом и сигаретой на том же балконе, с которого он так благополучно упал полчаса назад.

Каждому летчику, оторвавшему при посадке более двух колес, до окончания службы в этом полку было присвоено почетное прозвище Покрышкин.Любому парашютисту, совершившему неудачную посадку, присваивалось звание, соответствующее месту посадки. Если высадился на дачу — дачник, в саду — садовник, в лесу — лесовод, в гуще стада — пастух или животновод.

У меня был второй штурман по имени Казак или Всадник без головы. До службы в морской авиации он был жокеем в Ростове-на-Дону, отсюда казак, а Всадник без головы — хорошая характеристика его поведения и карьерного роста.

В одном автопарке истребитель был известен под псевдонимом Троллейбус. У них как-то пропало электричество в подвальных бараках. Этот истребитель был отправлен туда, чтобы найти и устранить неисправность. Солдат, собственными мозгами прикинув сколько, решил пойти по пути наименьшего сопротивления — вцепился обеими руками за проволоку на потолке (потолок в подвале низкий) и мелкими шажками стал передвигаться по потолку. темно, нащупывая место обрыва.
В конце концов найдено.Хорошо, что смерть не убили, а выкачали.

Прозвища имели полки, дивизии, а в редких случаях и эскадрильи. Так, один полк был назван румынским только потому, что во время футбольного матча между полками дивизии кто-то, подбадриваясь, выкрикнул фразу из фильма: «Давай, мертвые румыны!» И прижился.
Второй полк почему-то назывался Зябровским, хотя переброшенный из Зябровки эскадрон входил в состав румынского полка.
Третий отдельный полк этого гарнизона назывался хунхуз или китайский по двум причинам. Во-первых, он возник недалеко от границы с Китаем. А во-вторых, из-за большого количества персонала. Экипаж одного самолета мог включать от 9 до 14 человек. И техников ему обслужили целую кучу.

А подразделения обычно носили название ближайшего населенного пункта. Наш изначально располагался в Совгаванском районе, а затем в результате территориального разграничения оказался в Ванинском районе.Это дало возможность командиру авиации флота проявить смекалку и пошутить над нашим командиром:
— Ты был совговянином, а теперь просто стервой.
Оскорбительный намек на схожесть нашего подворья с экскрементами по боевым качествам с точки зрения командира.

Степная смена: как монгольская рок-группа «Ху» покорила мир | Металл

Пение началось задолго до того, как группа вышла на сцену.

«HU !! HU !! HU !! », — кричала толпа с нарастающей громкостью в течение целых 20 минут, прежде чем Ху начали свой недавний концерт в Бруклине, Варшава.Фанаты, заполнившие зал, многие из которых были одеты в тяжелую металлическую одежду, черные футболки и кожу, вскинули кулаки в воздух в такт своим песнопениям, который превратился в рев в момент появления группы.

Впечатляющие на вид члены Ху тоже носили кожу, только их кожа была украшена замысловатыми узорами и символами их родины, Монголии. И вместо того, чтобы петь на английском, они пели исключительно на своем родном языке, воплощенном в древнем искусстве хоомей, или горлового пения.В том же духе их инструменты смешали резкие электрические гитары и стук барабанов запада с богатством морин хуур (двухструнная скрипка с конской головой), звонкостью тувшуура (монгольской гитары) и дрожью. опухоли хуур (арфа челюсти). Бит, который они держали, был не столько ударом, как западный металл, сколько галопом, отсылкой к лошадям, которых ценили кочевые племена предков группы. С такой бодрящей комбинацией звуков и звуков Ху выковывают невероятную связь между сложностями традиционной монгольской музыки и 10-тонной силой западного металла.Подумайте: Чингисхан грабит Judas Priest.

«Наша музыка — это смесь востока и запада, старого и нового», — сказал через переводчика Галбадрах Цендбаатар, AKA Gala, солист группы. «Мы опираемся на историю и звук, который существует уже тысячи лет».

Однако никогда прежде этот звук не имел такого влияния на западе, которым он наслаждается в настоящее время, любезно предоставлено Ху. Их первые два видео на Wolf Totem и Yuve Yuve Yu (или How Strange, How Strange) собрали более 45 миллионов просмотров на YouTube за последний год, а их дебютный альбом The Gereg занял первое место в рейтинге лучших новинок Billboard. Художественный чарт и № 2 в чарте журнала Indie Label.Точно так же он занял 2-е место в чарте альбомов Rock & Metal в Великобритании и 4-е место в списке загрузок альбомов, в то время как в Австралии он вошел в пятерку лучших по продажам в цифровом формате. У страницы Ху в Facebook более 300 000 подписчиков.

Хотя группа образовалась только в 2016 году, их участники большую часть своей жизни играли на своих инструментах и ​​практиковали сложные ритуалы горлового пения. Четыре основных участника, в число которых также входят Энкуш (Энхсайхан Батжаргал), Джая (Ньямджантсан Галсанджамтс) и Темка (Темуулен Наранбаатар), прошли формальное обучение в Монгольской государственной консерватории музыки и танцев в столице своей страны Улан-Баторе.Там они впитали самую разнообразную музыку. «Все, от западной классической музыки до джаза и рока, и, конечно же, много традиционной монгольской музыки», — сказала Гала.

Попутно музыканты наслаждались металлической диетой через Metallica, System of a Down и Rammstein. Такая музыка с Запада была запрещена во время коммунистической эпохи в Монголии, которая закончилась в 1992 году. Хотя участники группы были тогда еще детьми, они хорошо помнят культурные потрясения. «Нам пришлось пережить невзгоды, — сказал Джая.«Страна попала в финансовый кризис. Но это было то, что мы должны были сделать, и благодаря этому изменению мы все можем играть рок-музыку ».

Фактически, за последние два с половиной десятилетия в Улан-Баторе сложилась значительная современная музыкальная сцена, в которой участвовало множество местных поп-групп (таких как бойз-бэнд Camerton), рок-исполнителей (например, Altan Urag, чья музыка был показан в сериале Netflix «Марко Поло») и исполнителей хип-хопа (например, популярная звезда Mrs M, которая скоро будет записывать на английском языке).Тем не менее, никто не догадывался перевести заслуживающий доверия металлический рок в традиционные монгольские стили до Би Дашдондога (он же Дашка), продюсера, который сформировал Ху. После многих лет работы с местными поп- и рок-группами, которые просто имитировали западные звуки, Дашка захотелось создать что-то более свежее. Итак, он вручную отобрал членов Ху из Консерватории, чтобы осуществить свое видение. Группа заявляет, что они выбрали свое имя не для того, чтобы разыграть Who’s, а потому, что «ху» — это коренное слово для обозначения человека в монгольском языке.«Мы взяли такое название из-за инклюзивного характера», — сказал Темка. «Дело не в монголии. Речь идет о том, чтобы быть человеком.

В то же время в лирике группы преобладают монгольские темы. Многие приветствуют своих предков. «Как монголы, мы выросли с большим уважением к старшим и к нашей истории», — сказал Джая. «Мы приехали сюда не одни. Есть поколения людей, которые проложили путь ».

Ху. Фото: Э.Алтанхуяг

Важно и то, что в лирике группы чувствуется чуткость к природе.«Люди и природа взаимосвязаны, — сказал Джая. «И, как кочевые люди, у нас есть крупный рогатый скот, и мы должны перемещаться повсюду, чтобы не уничтожить землю. Мы уважаем это ».

Как объяснил Джая, существует существенная связь между природой и намерением горлового пения. «Мы пытаемся имитировать шум воды и шум ветра», — сказал он. «Природа права в наших голосах».

Хотя все участники давно овладели искусством горлового пения, этому навыку по-прежнему сложно научиться.С хоомей один вокалист может воспроизводить две или даже три ноты одновременно, нагнетая воздух через сжатое горло. Гортанный звук, производимый этой техникой, может напоминать западным слушателям мрачные крики трэш-певцов. «Оба оказали сильное давление на твое горло», — сказал Джая. «Это создает очень энергичный звук».

Видео группы на Yuve Yuve Yu также подчеркивает связь между современностью и традициями. Он открывается с участием различных участников группы в современной обстановке — высококлассной кофейне в Улан-Баторе или дома, играя в видеоигру — прежде чем Гала открывает дверь своей городской квартиры, чтобы попасть на бескрайние просторы гор и озер в отдаленном западном регионе Монголии.Изображения, которые занимают оставшуюся часть видео, настолько ошеломляющие, что их можно использовать в качестве путевых заметок для монгольского туристического совета. Во втором видео группы, на Wolf Totem, традиционные монгольские всадники объединяются с одетыми в кожу мужчинами на Харлее, предлагая восточный взгляд на Easy Rider. Эта связь подчеркивает плохой имидж, который сделал группу естественным для металлистов. Огромный успех их двух видео вдохновил ряд лейблов на то, чтобы добиться расположения группы еще до того, как они выпустили свой первый альбом.Они остановились на Eleven Seven Music, доме металлических исполнителей от Mötley Crüe до Five Finger Death Punch.

«Нас привлекло не количество просмотров их видео, — сказал Стив Клайн, главный операционный директор Eleven Seven. «Дело в том, что их звук совершенно уникален. Мы даже не могли поставить ярлык на то, что они делают. Мы просто обнаружили, что говорим: «Мы не совсем уверены, , что это такое ». Но это действительно хорошо «.

Дебют Ху, выпущенный лейблом в прошлом месяце, получил свое название от того, что Монгольская империя представила миру, — первого дипломатического паспорта, датированного 1200-м годом.«Люди думают о Монгольской империи как о военачальниках и воинах, — сказал Джая. «Но есть так много положительных вещей, которые империя принесла миру, например, первую почтовую систему, первую международную торговлю на Шелковом пути и дипломатический пропуск».

Музыка Ху стала его собственным паспортом. Их текущий американский тур распродан более чем на половину концертов, и они отправятся с концертом в Европу в конце года и в Великобританию в начале 2020 года. основная четверка, что делает их звук еще более мощным.В качестве еще одной приманки Eleven Seven начали маркетинговые ремиксы на свои песни, в которых использовались эпизоды целого ряда американских рокеров, поющих на английском языке. Первый, для Yuve Yuve Yu, может похвастаться приглашенным вокалом Дэнни Кейса из рок-группы From Ashes to New. Все это даже помогло Ху привлечь внимание некоторых известных звезд. «На днях Элтон Джон сказал мне, что он наш большой поклонник, — сказала Гала. «Он сказал нам, что прошло много лет с тех пор, как он слышал что-то столь свежее в музыке».

Это хорошая новость для самого рока, учитывая тот факт, что этот жанр сейчас часто считается старым звучанием, прошедшим свой пик.«Мы любим рок», — настаивала Гала. «Но люди никогда раньше не слышали, чтобы это звучало так. Вот почему он соединяется. Это что-то новенькое.

Китайский квартал 4 буквы. Самое интересное о Чайнатауне в Бангкоке. «Частный бизнес» Миллионы

Или на другом курорте Таиланда, они многое теряют, не увидев самых интересных достопримечательностей Бангкока. Столица страны не менее интересна для посещения, и в ней есть бесчисленное множество живописных уголков. Один из них (иными словами — Китай-город), куда нужно отправиться, пусть даже ненадолго.Это пополнит вашу сокровищницу незабываемых впечатлений.

Расположен к юго-востоку, по улице Yaowarat Road (Yaowarat). Китайский квартал был организован по приказу короля Рамы I, когда его дворец был построен в Бангкоке. До 1782 года китайские крестьяне, бежавшие с родины из-за различных притеснений, свободно жили на берегах. Изначально это был один из самых бедных и грязных районов столицы с массой опиумных притонов, борделей и других сомнительных заведений.

К середине 20 века ситуация кардинально изменилась; в китайском квартале Бангкока они начали строить роскошные отели, небоскребы, магазины, кинотеатры и даже собственный оперный театр.Теперь это совершенно безопасный и красивый район, полностью избавленный от своей сомнительной репутации и наполненный уникальным китайским колоритом. Его жители по-прежнему придерживаются национальных суеверий: на стенах многих домов закреплены зеркала пат-ква, защищающие жителей от злых духов. Запрет на переселение в другие места уже истек, но 60 процентов китайцев со всего мегаполиса по-прежнему живут там.

Что купить?

Это постоянная ярмарка, а на ее узких улочках почти целиком расположены небольшие магазинчики и кафе.Там всегда много слоняющихся людей, по привычке можно подумать, что весь Бангкок собрался там на неизвестный флешмоб.

Здесь можно купить украшения, фрукты, восточные специи. В этом сочетании предложений преобладают ткани — традиционное китайское ремесло, в котором они преуспели. Есть еще одна достопримечательность — возможность приобрести эксклюзивные украшения из золота и серебра (где купить?). Возможно, качество драгоценных металлов будет не на должном уровне, но вы получите из рук мастера-ювелира почти горячее (буквально) изделие, которое нигде и никогда не повторится.

Что есть и пить?

Хотите знать, что такое настоящая китайская еда? Шоппинг в китайском квартале Бангкока очень легко совместить с гастрономическим туром. От утки по-пекински и жареных каштанов до экзотических акульих плавников, черного тофу, каракатиц и мидий. При желании можно найти что-то совершенно неудобоваримое для европейца. К всеобщему удивлению, китайцы едят все, что можно жевать.

Большинство кафе, ресторанов и закусочных расположены на улице Яоварат.За порцию рисовой лапши просят от 30 до 100 бат, а средний чек за обед — не более 200 бат. Стоит отметить, что по выходным заведения общественного питания работают до 23:00, а в будние дни закрываются на два-три часа раньше.

Прогуливаясь по китайскому кварталу Бангкока, вы обязательно встретите предложения различных препаратов восточной медицины, а также смеси для китайских трав и: тегуанин, улун, пуэр.

Чем заняться?

Китайский квартал в Бангкоке по-прежнему больше похож на рыночную площадь, поэтому он не очень богат культурными развлечениями.Но все исторические памятники буквально рядом — примерно в километре западнее. Несмотря на то, что он стал довольно безопасным и в некотором роде модным, здесь все же можно найти места, предлагающие запрещенные развлечения. Бары с девушками сосредоточены вдоль улицы Пхадунг Дао, где весь квартал неофициально называется Техас из-за ресторана с говорящим названием Texas Suki (подробнее о нем). В одиночку на здешние переулки лучше не заходить.

Изображение Золотого Будды

Где зарегистрироваться?

Я хотел бы представить список самых популярных отелей и хостелов в китайском квартале Бангкока, которые можно забронировать на сайтах и.Если вы решили переночевать на пару / три ночи, совсем не обязательно бронировать дорогие отели. Здесь сосредоточено достаточное количество приличных, комфортных и недорогих хостелов, что сэкономит путешественникам несколько сотен бат.

Как добраться?

Если вы видите такую ​​арку, значит, вы на правильном пути!

Но удобнее всего добраться до Чайнатауна в Бангкоке по реке до пирса № 8 Tha Ratchawong.От него нужно пройти по Ратчавонг-роуд около семисот метров, по пути заглядывая в магазины и лавки. Дорога Чароен Крунг ведет туда от Ват Пхо. Расстояние около полутора километров, тоже лучше пройти пешком — так интереснее.

Видеотур по китайскому кварталу

London Chinatown (Чайнатаун) расположен в Сохо. Он расположен между Шафтсбери-авеню и Лестер-сквер с севера и юга, а также Чаринг-Кросс-роуд и площади Пикадилли с востока и запада.Любители экзотики могут наблюдать здесь за жизнью, совершенно отдельной от жизни английской столицы.

В начале двадцатого века лондонские китайцы жили в другом месте — в Лаймхаусе, районе гавани рабочего Ист-Энда. Были также китайские рестораны и магазины, но тогда Чайнатаун ​​был известен в основном трущобами и опиумными притонами. В любом случае он был почти полностью разрушен бомбардировщиками Люфтваффе во время Второй мировой войны. Правда, определенное количество китайских стариков по-прежнему предпочитает жить в этом районе.

После Второй мировой войны популярность китайской кухни возросла, увеличился приток иммигрантов из Гонконга, и в других местах начали открываться новые рестораны. Первые китайские рестораны в Сохо появились на Лилль-стрит и распространились на соседние улицы, вытеснив английские пабы, французские кофейни и индийские закусочные. Так медленно, но верно формировался Чайнатаун ​​- в 1970-е годы он уже был полностью сформирован. В 1980-х годах специально для китайского населения Лондона здесь был построен крупный жилой комплекс Vale Royal House с подземной автостоянкой.Ходят слухи о нелегальных рабочих, работающих за гроши, и о связях Чайнатауна с Триадой (подпольной преступной организацией), но китайская диаспора все отрицает.

Туриста эти слухи не волнуют. Турист оказывается на центральной улице китайского квартала Джеррард-стрит и забывает, где он находится. Вокруг — фонари, львы, драконы и пагоды, медленно проезжает велорикша. Таблички на английском и китайском языках, и кажется странным, что они написаны на английском языке.Магазины с азиатскими продуктами (на баночках со специями может не быть перевода), салоны акупунктуры и массажа, кабинеты традиционной китайской медицины, а главное — рестораны и рестораны. Их здесь больше восьмидесяти, много очень дешевых, и все они забиты. Как среди лондонцев, так и среди туристов бешеной популярностью пользуются местные новогодние фестивали — конечно, февраль, а не декабрь. Танцы льва и дракона, выступления китайского оркестра, демонстрации боевых искусств — и дразнящий запах азиатской еды витает над всем этим.

Для русского обывателя термин «китайский квартал» обычно ассоциируется с американскими мегаполисами-муравейниками, где китайские диаспоры компактно проживают на отдельных территориях, иногда проживая по своим особым правилам. Между тем, в истории России тоже есть место для такого явления — речь идет, конечно, о легендарной «Миллионке», районе Владивостока, где проживали иностранцы, в основном азиатского происхождения, а также жестокие банды беглых русских каторжников и китайских бандитов-хунхузов.

Этот вольный «город в городе» просуществовал почти целый век — с конца 60-х годов XIX века до 30-х годов XX века, когда он был ликвидирован по прямому указанию ЦК КПСС (б. ). Сегодня мы совершим экскурсию в этот удивительный и неповторимый мир первого российского «Чайнатауна» и узнаем, так ли он отличался от китайских кварталов американских городов, овеянных легендами и сказками.

От двух зданий до «города в городе»: рождение миллиона

История миллионера восходит к 60-м годам 19 века, когда два мира — русский и китайский — встретились лицом к лицу в Дальний Восток.Конечно, это не было открытием для обеих сторон — мировая дипломатия была достаточно развита, и обширные дальневосточные земли не были terra incognita ни для русских, ни для китайцев. А между тем именно середину 19 века можно назвать встречей Востока и Запада, ведь именно тогда начались постоянные контакты между носителями этих культур на востоке Российской Империи. По-видимому, Киплинг, написавший «Балладу о Западе и Востоке», которая, как известно, «не может сойтись вместе», счел бы это роковое событие забавным, но, как покажет история, соседство русских и китайцев на Дальнем Востоке был слишком сложен и многогранен, чтобы уместить его сущность даже в самую изысканную поэтическую форму.

Первыми домами Milliona считаются две китайские фанзы (буквально «домик»), которые были зафиксированы в городской агломерации еще в 1960 году. Со временем присутствие китайцев в городе увеличилось, как и площадь их поселение. Николай Пржевальский, побывавший во Владивостоке во время поездки по Уссурийскому краю в 1868 году, насчитал в городе 20 китайских домов, в которых постоянно проживало несколько семей. По мере роста значения города — в 1880 году он был преобразован в независимого генерал-губернатора — увеличивался приток переселенцев как из западных регионов Российской империи, так и из Китая.При этом китайцы были совершенно неприхотливы к условиям жизни, а порой селились в настоящих обломках, к которым русское население относилось с пренебрежением. По воспоминаниям современников, жизнь китайцев во Владивостоке была «ужасной и представляла собой полное нарушение санитарного законодательства и строительных норм».

В 1980-х годах, когда азиатских мигрантов уже были тысячи, а сама китайская «наглая» выросла до размеров небольшого квартала, власти начали искать способы выдворения мигрантов на окраины города.Сами китайцы предпочли селиться в Семеновском ковше — компактной бухте, где спокойно застревали бы джонки с товарами, следующие каботажным (вдоль побережья) рейсом из Китая.

В 1884 году городское правительство разработало проект, согласно которому предполагалось ввести запрет на покупку недвижимости в городе для китайцев, а здания в «Чайнатауне» сдать им в аренду. Постепенно предполагалось принять меры экономического характера по вытеснению азиатов из центра города на окраины, где к тому времени должны были быть возведены целые районы, которые они должны были сдать.Однако проект сорвался из-за того, что не было подрядчиков, которые взяли бы на себя разработку нового китайского квартала. Отчасти это было связано со скептицизмом, который местные столичные держатели относили к идее городской администрации. Неохотно переселялись и китайцы — к началу 90-х лишь небольшая их часть была переселена на окраины.

Между тем в 90-е годы в районе Семеновского ковша началось грандиозное строительство.Китайский квартал разросся — быстро образовалась «давка» у залива, где шла оживленная торговля товарами из Поднебесной и различными местными ширпотребами. Власти тем не менее приняли закон, запрещающий китайцам владеть недвижимостью, что было бы вполне разумно, учитывая то, что они не были гражданами империи, и в данной ситуации речь шла о прямом выкупе иностранными гражданами России. земли, которую генерал-губернатор не собирался разрешать. В результате вырос спрос на арендуемые жилые и нежилые площади, которыми сразу воспользовались местные землевладельцы.На принадлежащих им участках предприимчивые русские горожане возводили новостройки разной степени комфортности, которые затем передавали приезжающим азиатам. Так в городе сформировался целый социальный слой новоиспеченных рантье. С этим явлением связано и само название «Миллионка» — оно было присвоено «муравейнику» на Семеновской улице, в котором было более 300 (sic!) Квартир. Вот описание типичного жилья в квартале, оставленное современником: « Оказалось, это легкое деревянное сооружение с огромными трещинами в стенах, беспорядочно засыпанное глиной или землей, с крышей, покрытой хворостом, сильно утяжеляют слоем земли.Пол внутри земляной, окон нет, дверей нет — вместо них навес из циновки. Печи нет, есть ложа из камней, в основании которой разводят костер ».

Надо сказать, что Владивосток был не единственным городом, где образовался Чайнатаун ​​- аналоги Миллионки вскоре появились в Хабаровске, Благовещенске, Николаевске-на-Амуре и т. Д. Но именно Чайнатаун ​​Владивостока был первым и крупнейшим из них.

Миллионер, как уже говорилось выше, был, по сути, «городом в городе» — здесь жизнь подчинялась своим, иногда очень специфическим правилам и законам, а рука царской полиции не была такой длинной и всесильной.Район был полностью самодостаточным — здесь был рынок, таверны, бордели, китайские дома с опиумным благовонием, игорные заведения и даже китайский театр! Многие жители «Миллионы» за всю свою жизнь не покидали границ «Чайнатауна» — здесь можно было получить все необходимое, да и с полицией проблем было меньше. Причудливая архитектура района также могла помочь избежать нежелательных встреч с властями и уйти от рейда — улицы были переплетены замысловатыми узлами и соединялись между собой бойницами и проходами в зданиях, что позволяло при желании пересечь весь район из конца в конец и никогда не «засветиться» на оживленных центральных улицах.

Здесь, пропитанные терпким, ни с чем не сравнимым ароматом этой местности, зародились местные «городские легенды» вроде призрака Белой дамы или рассказы о золоте Колчака, якобы спрятанном в подполье одного из бесчисленных домов.

Что касается этнического состава населения Миллиона, то китайцы, хотя и составляли там абсолютное большинство, были не единственными, кто по разным причинам обосновался в этом полулегальном районе города. Миллион был подобен Вавилону — здесь смешались евреи, кавказцы, корейцы, японцы и представители других национальностей, которые встретились на этом перекрестке миров.Для многих мигрантов Миллионка была не просто домом, это было своеобразным «окном в Россию» — здесь были штаб-квартиры азиатских торговых ассоциаций, профсоюзов, многоквартирные дома и многое другое. В том числе — и базы местных преступных группировок.

«Темные люди» против «рыжих бород»: преступный мир Миллионки

Преступление пришло на Миллионку по стопам китайских иммигрантов — различные преступники, охотившиеся в окрестностях города, сочли эту местность удобной для организации «баз» там, где можно было спрятаться от властей, хранить добычу, откуда можно было совершать дерзкие набеги на другие кварталы города, а затем спокойно отступать, прячась в лабиринте переулков и дворов.

Главным преступным элементом преимущественно китайского миллионера были китайские бандиты, которых называли хунхуз (буквально «рыжебородые»). Китайский квартал был для них идеальным решением — здесь они тихонько прятались от российских и китайских властей, разыскивающих их по обе стороны границы. При этом само китайское население предпочитало платить «братьям» (как называли друг друга члены банд) регулярную дань, а не привлекать к делу российскую городскую администрацию — хунхузы дали понять, что в случае опасность, которую они скроют, а затем вернутся и жестоко отомстят.Однако дело было и в менталитете самих китайцев квартала, которые предпочитали решать проблемы «своими силами», не привлекая внимания властей, из-за опасений, что российская полиция и чиновники, которые приедут на расследование нарушило бы, а то и разогнало бы всю территорию …

Однако монополия «братьев» на незаконные дела на Миллионке просуществовала недолго — в 90-е годы поток русских каторжников, бежавших от строительства железной дороги линии хлынули в город.Пленных везли массово из западных провинций, но надзор велся плохо — людей не хватало, поэтому побег осужденных стал постоянным явлением, и власти железной дороги вряд ли могли этому помешать. Весь этот криминальный элемент поселился и на Миллионке, начав вытеснять хунхузов из домов. По городу прокатилась своеобразная криминальная война между русскими и китайскими бандами, сопровождающаяся взаимным расширением сфер влияния, что привело к небывалому скачку преступности.Вот как описал это современник: « Вряд ли найдется в России город, который в последнее время находился бы в таком положении, как Владивосток. Не проходит и дня, чтобы кого-то не ограбили и к кому-то взломали воры ».

Полиция изо всех сил пыталась справиться с резким всплеском насилия в городе, поэтому депутаты городской думы рекомендовали населению поспешно вооружиться. В кратчайшие сроки прилавки оружейных магазинов опустели — горожане вооружались как на войну.

Несмотря на то, что администрацию города буквально завалили жалобами и просьбами разрешить ситуацию, власти не спешили объявлять масштабную войну с преступлением Миллионы — это грозило окончательно дестабилизировать город и повернуть его. на арену открытых боевых действий. Однако, как это часто бывает, вмешался случай — неизвестные зарезали молодого французского офицера по имени Руссело, входившего в экипаж военного корабля «Баярд» французской эскадры, посетившей город с дружеским визитом. .Угроза международного скандала заставила власти города бросить все силы на расследование дела и борьбу с организованной преступностью. В рамках этой операции были обезглавлены несколько крупных группировок и арестованы местные «власти» — некоторые Дроздовский, Гунько и Орлов, которые были спешно осуждены и повешены военным трибуналом. Криминальный мир Миллионы получил тяжелый удар, от которого он оправился далеко не сразу. Параллельно с этим завершалось строительство железной дороги, и приток русских преступников в город ослаб, что в конечном итоге дало хунхузам возможность перехватить инициативу у русских преступников и снова стать главной силой на Миллионке.

К концу первого десятилетия 20-го века китайская организованная преступность полностью контролировала жизнь китайского квартала. Они безоговорочно подчинялись «братьям», но те, кто имел смелость попытаться дать отпор, обычно вскоре оказывались в грязных укромных уголках и трещинах с перерезанными глотками. Китайскому криминальному элементу также помогла коррумпированность местной полиции — наряд, отправленный на Миллионку в поисках банды, часто мог перебить «рыжие бороды» и, соответственно, никого «не найти».

Все это заставило власти изменить тактику и перейти к безудержным облавам. И, надо сказать, это дало определенные результаты — массово выявлялись нелегальные иммигранты, которые затем тщательно проверялись на связи с бандами, а если таковых не было, а у самих «гастарбайтеров» были поручители из числа заслуживающих доверия китайцев, то они были выпущены. Если их не было, пойманных часто изгоняли обратно в Поднебесную. Как, впрочем, и выявленные преступники, переданные властям Китая.Решение было достаточно прозорливым и даже коварным — российские власти автоматически сняли с себя ответственность за жизнь подданных Цинской империи, и китайская сторона не могла их ни в чем обвинить. При этом не нужно было беспокоиться о том, получат ли бандиты заслуженное наказание — в Поднебесной они тоже были вне закона, а китайские казни, помимо прочего, были гораздо более жестокими, чем цивилизованные европейские виселицы.

«Частный бизнес» Миллионы

За все годы существования Миллионка процветала различные частные предприятия разной степени легальности. Были распространены курильщики опиума, игорные дома и питейные заведения. Вот как их описывает современник: « Всем известно влияние пабов на россиян в целом; Но еще хуже сказываются игорные дома и заведения для курения опиума. Таких и других в городе около 40, некоторые из них держатся в секрете, , — писал современник.- Подходя к таким заведениям, уже чувствуешь их специфическую атмосферу. Вокруг фанза, или подобие нашего дома, где расположены эти логова, особенно у входа в них, в большом количестве гниют кухонные отходы и человеческие экскременты. Сначала войдем в игорный дом. Когда входишь, воняет такая вонь, что приходится зажимать нос и рот. Комната, очень низкая, грязная и заполненная китайцами, полутемна. Маленькие тусклые стеклянные окна пропускают очень мало света.Играют несколько пар. Одни сидят за столиками, другие на скамейках. Вокруг тех и других зрителей, тоже китайцев. Время от времени игрокам подают сули (китайскую водку) в маленьких чашках (чуть больше наперстка). В этом вертепе можно оставаться всего 10-15 минут, а потом с насилием над собой ».

Нашло место в деловой жизни Milliona и учебник тяги китайцев к торговле контрафактной обувью и одеждой известных брендов, а также мелким мошенничеством, характерным для восточных базаров.Вот, например, описание того, как велся бизнес в магазинах китайского купца Чи Фу Сяи, пользующихся большой популярностью у населения Владивостока: « В его магазинах среди нескольких весов красивого и новейшего дизайна есть очень сомнительная верность, например, с дробью в каком-то месте, скрытой от непосвященных; есть гири, внутри которых другой легкий металл (…), , — писал современник. — Или обратите внимание на руки китайского клерка, когда он меряет ткань перед покупателем.В конце аршина край материи под ладонью незримо переходит от первого ко второму и т. Д. Есть также товары сомнительной ценности. Например, длинный чай. Если в магазин заходит случайный бедный покупатель, ему продают специальный чай, дешевый. Этот чай уже был в чайнике, высушен и, смешанный со свежим чаем, переливается в новую коробку для фунтов. Также есть обувь торговой марки «Варшавский Мастер». Но внимательно посмотрите на буквы бренда — они не покажутся вам аляповатыми? Или попробуйте в удобный момент зубами или ногтем подошву этой «варшавской обуви».Не окажется ли подошва толстым картоном с наклеенной сверху тонкой пленкой? Китайцы угощали жителей пельменями из собачьего мяса или животных, заболевших различными болезнями, о которых они, разумеется, не распространились. Замороженная рыба в проруби зимой для увеличения веса и т. Д. И т. Д. ».

Еще одним сомнительным с точки зрения морали и законности бизнесом Milliona была проституция. Более того, как и сама Миллионка, она была интернациональной — помимо азиатов были еще и русские «жрицы любви», которые охотно обслуживали всех, у кого хватало денег.Более того, характерно, что проституция на Миллионке сохранилась и в советское время. При этом представители «древней профессии» легко адаптировались к политической ситуации, часто совмещая свою обычную «работу» с ролью шпионов и информаторов. Вот как описал это явление и борьбу с ним один краснофлотский моряк, оказавшийся в городе в 1932 году: « Не могу объяснить почему, но тогда в городе было немало женщин легкого поведения. (…) В то же время многие из этих дам, предлагая себя морякам, как бы взамен на это, пытались ненавязчиво узнать у них различную информацию военного значения.Все это не могло не насторожить КГБ и политуправление флота. Для подавления эпидемий венозных заболеваний и выявления таких любознательных начальство стало отбирать краснофлотцев с высокими моральными и политическими качествами. Я был среди них. Нам была поставлена ​​задача определить среди них проституток и вероятных агентов Белогвардейского центра в Харбине, встречаясь с женщинами во время их увольнения. Иногда в политотделе нам сразу сообщали адреса, по которым проживают подозрительные лица, чтобы мы, не теряя времени, связались с ними и проверили их (…) Знаменитая Миллионка особенно кишела проститутками и разным криминальным отрядом. Нам, краснофлотцам, меньше 2–3 человек входить в этот квартал строжайше запретили. Человек мог легко здесь исчезнуть, и никто бы никогда не нашел свою цель, потому что, как нам сказали, под Миллионкой был целый подземный город с секретными ходами и лабиринтами на многие километры. Нас не отправляли на Миллионку со спецзаданиями ».

Milliona Sunset

Революционные события и Гражданская война в России практически не затронули Миллионку.Казалось, что она будет вечно кипеть своей кипучей жизнью, какая бы сила ни стояла во главе страны. Но этот «непотопляемый» город оказался бессилен перед лицом глобальных разрушительных событий, последовавших за установлением в стране большевистской диктатуры.

Новое правительство, не терпящее частной инициативы и даже борющееся с легальной формой предпринимательства, начало оказывать давление со стороны «Чайнатауна», что повлекло за собой массовый отток населения, в первую очередь китайского.С 1926 по 1932 год китайское население Миллионки сократилось более чем вдвое — с более чем 43 тысяч человек до 16. К середине 30-х годов ликвидация Миллионки была одним из приоритетных вопросов политики советского правительства на Дальнем Востоке. — это было обоснованно расценено как угроза стабильности и силе режима в регионе. В короткие сроки прокатилась волна арестов местного криминального авторитета и владельцев нелегальных заведений. Затем власти начали насильственно переселять простое население, в том числе китайцев, в другие районы.В результате к концу 1936 года Миллионка перестала существовать, но китайская диаспора, обосновавшаяся в других районах города, продолжала составлять определенный процент населения Владивостока, которое даже в советское время оставалось населением. уникальный город, где сходились Запад и Восток.

Китайский квартал в Иокогаме — исторически сложившееся место компактного проживания китайцев. Китайский квартал был основан более 140 лет назад. Это один из трех известных районов Японии, наряду с похожими местами в и.Занимает площадь 500 кв. Метров.

В 1859 году порт был открыт для торговли. Сюда стали приезжать иностранцы, большинство из которых азиаты, в том числе китайцы. Постепенно здесь начинают селиться поселенцы из Шанхая и Кантона. Сегодня в китайском квартале Иокогамы живут и работают целые династии китайцев.

  • Китайский квартал окружен 4 воротами по китайскому гороскопу. Китайский квартал также является домом для традиционных китайских храмов.
  • Число китайцев превышает 6 тысяч.Основное направление деятельности — магазины и рестораны. Таких точек в Чайнатауне около 500.

Особое внимание

  • По вечерам в китайском квартале в важные праздники проходят костюмированные шествия.
  • В китайском квартале есть рестораны на любой кошелек. В роскошных заведениях счета за обеды могут превышать 100 евро на посетителя. Но есть и доступные, например, есть много ресторанов, работающих по схеме «Все включено».

Видео о китайском квартале в Иокогаме

Врачей Гуантанамо получить загадочные этические советы

Медицинского участия в применении пыток запрещены законом и основополагающих принципами медицинского профессионала, и все же иногда это правильная вещь для врачей, чтобы сделать, утверждают два биоэтики в спорной новой статье, опубликованной в отчете Hastings Center Report .

Новый документ своевременен в свете убедительных доказательств — появившихся в прошлом месяце в журнале PLoS Medicine — того, что существует медицинское соучастие в пытках в Гуантанамо-Бей.

По оценкам Amnesty International, врачи и другой медицинский персонал причастны как минимум к 40 процентам случаев пыток или «усиленных методов допроса». По словам авторов новой статьи, специалистов по биоэтике Кьяры Лепора и Джозефа Миллум, перед врачами дилемма состоит в том, что уход за измученными пациентами по просьбе их мучителей может «повлечь за собой оказание помощи или попустительство ужасным действиям», но отказ может в некоторых случаях означает отказ от пациента, нуждающегося в медицинской помощи или желающего получить такую ​​помощь.

Лепора и Миллум утверждают, что есть степень соучастия, и она может перевешиваться другими факторами, такими как желание заключенного, подвергшегося пыткам, лечения. Они утверждают, что дилеммы, с которыми сталкиваются врачи, возникают из-за того, что различные принципы, такие как воздержание от причинения вреда и уважение желаний пациента, вступают в конфликт друг с другом. В результате они пишут: «Эта дилемма реальна, и… иногда правильнее всего, что должен сделать врач, — это быть соучастником пыток».

Интересно, что авторы пытаются предоставить врачам рекомендации по минимизации осложнений.Врачи могут свести к минимуму соучастие, убедившись, что их действия не разделяют противоправные намерения мучителей и что они выполняют роль врача таким образом, чтобы «смягчить, предотвратить или помочь исправить акты пыток», — предлагают они. Свидетельство о нарушениях — это один из примеров, который они приводят, отмечая, что врачи, которых принуждали помогать в применении пыток, часто выступали в международных трибуналах, исправляющих пытки.

Лепора и Миллум не рекомендуют изменять профессиональные и юридические запреты на участие врачей в пытках в чем-то похожем на «съесть свой пирог и съесть».Они утверждают, что такие решительные осуждения предлагают стремление к миру без пыток и могут помочь врачам избежать вмешательства.

Этическая мутность не проясняется. «При прочих равных лучше, чтобы врач не был соучастником пыток», — отмечают они в заключении. «Но другие вещи редко бывают равными, и… врач иногда должен соглашаться с соучастием в пытках по другим моральным причинам».

Связано:
Десять самых страшных медицинских неудач
Врачи определяют политику по предотвращению генетической дискриминации

Источник: Центр Гастингса

Легенды летних цветов.Легенды о цветах. Но как оно цветет, установить не удалось. Но считалось, что цветущий папоротник охраняет Жар-птицу

.

Ольга Попкова
Беседа о цветах «Легенды и рассказы о цветах»

Легенда происхождения цветов .

Цветы жили в раю , но однажды они заметили, что горе и печаль переполняют людей. Спустившись на Землю, они покрыли ее таким разнообразием трав, что эти чудесные цвета и опьяняющий аромат стали приносить людям утешение.

Цветы — символ красоты мира. Они делают нашу жизнь богаче и радостнее, пробуждают в человеке любовь к добру, ко всему прекрасному. День рождения, свадьбы, юбилеи, памятные даты … и все это непременно сопровождается цветами .

Издревле цветов сопровождали торжественные события в жизни человека, который к тому же приписывал им таинственную силу.

Индия верила : если человек увидит раскрытие лотоса, то он будет счастлив всю жизнь.

В Древней Руси верили, что цветок папоротник в ночь на Ивана Купала дает человеку силу и открывает сокровища, а цветок водяной лилии (оверсай-трава) — защищает от всякой нечисти.

Хотите послушать сказку о том, как появились цветов на земле ?

Иван-царевич вернулся от Бабы-Яги, дошел до большой реки, но моста не было. Трижды махнул платком вправо — над рекой нависла чудесная радуга, и он двинулся по ней на другой берег.

Он дважды махнул влево — радуга превратилась в тонкий, тонкий мост. Баба Яга помчалась вслед за Иваном-царевичем по этому мосту, дошла до середины, а он ее схватил и оборвался! По обе стороны реки на мелкие кусочки разлетелась радуга цветов … Одни цветов были добрые — по следам Ивана-царевича, а другие — ядовитые — вот где гуляла Баба Яга.

У каждого цветов есть свои легенды , историй .

Легенда об астре .

Астра — греческое слово, означающее «звезда». Согласно легенде астра выросла из пылинки, упавшей со звезды. Эти цветов действительно похожи на звездочки. Существует поверье, что если встать ночью среди астр и внимательно прислушаться, можно услышать тонкий шепот — так астры общаются с сестрами-звездами.

Астра — старейшее растение. Изображение Цветок найден в царской гробнице.По подсчетам ученых, могиле 2000 лет. Его украшали узоры из растений, среди которых была астра.

Астра почиталась как оберег от бед.

Астра уходящая красота.

Астра с прямыми лепестками

Издавна его называли «звездой».

Так что вы бы сами назвали его

В нем лепестки рассеянных лучей

Из своего золотого ядра.

Приближаются сумерки.Тонкий и острый

Свет качается в небе созвездий.

Астра на клумбе ароматная и пестрая

Наблюдая за сиянием далеких звезд

Как далекие сестры сияют

И он посылает им привет с земли.

Легенда о ноготках .

Бархатцы — цветков в клумбах , на ощупь бархатистые. Символ верности.

бархатцев пришли из Америки.Так полюбились эти цветков за неприхотливость, красоту, за свою продолжительность цветения , , от весны до заморозков, которые в народном сознании воспринимались исконно как «свои» , всегда растущие рядом с их домом. И в наши дни они входят в число самых любимых цветов, вместе с «Местными», анютиных глазок, различных ромашек и колокольчиков, без которых наши клумбы просто незаменимы.

Легенды розы .

Этот цветок родился из морской пены вместе с Афродитой и сначала он был белым, но от капли крови богини любви и красоты, уколотой о шип, он покраснел.Древние верили, что этот цветок вселяет мужество и поэтому вместо шлемов носили венки из этих цветов , их изображение выбивалось на щитах, а путь победителей усыпан лепестками.

Роза — спутница радостных праздников. Невесты были украшены венками из роз. Дверь, ведущую в дом, убрали с розами, а свадебное ложе усыпали лепестками. Греки усыпали розами путь победителя, возвращающегося с войны, и его колесницу.

Легенда о хризантеме .

На Востоке этой осенью цветок называют цветком белого дракона … Есть такая легенда : хитрый и злой белый дракон, желая досадить людям, решил посягнуть на само Солнце, но он не мог позволить себе выбирать свою добычу. Дракон разорвал Солнце зубами и когтями, и горячие искры превратились в цветов и упали на Землю .

Хризантемы — цветков короткого дня , поэтому они начинают цвести, когда дни уходят.Разнообразие цветов не останавливает t удивлять и восхищать : белый и кремовый, розовый и бронзовый, желтый и оранжевый, медно-красный и сиреневый … только они способны украсить весь мир, не повторяясь и не утомляя себя.

Георгин Легенда .

Легенда повествует о , так как в древности георгины были не так распространены, как сейчас. Тогда он был только собственностью королевских садов. Красотой этих прекрасных цветов имели возможность наслаждаться только королевская семья и придворные.Под угрозой смерти никто не имел права выносить или вывозить георгин из дворцового сада.

В том саду работал молодой садовник. И у него была возлюбленная, которой он однажды подарил, не боясь запрета, красивый цветок … Он тайно принес росток георгина из царского дворца и посадил его весной в доме своей невесты. Это не могло оставаться секретом, и до короля дошли слухи, что цветок из его сада теперь растет и за пределами его дворца.Гневу короля не было предела. По его указу садовник был схвачен стражей и отправлен в тюрьму, из которой ему не суждено было выйти. И цветок с тех пор стал достоянием всех, кому он понравился. Садовника звали Джордж. В честь садовника этот цветок был назван — георгин .

Осенний гелениум

Гелениум — настоящий подарок на осень. Его цветов настолько многочисленны и красивы, что полностью распустились куст выглядит как праздничный фейерверк из солнечно-желтых, кирпично-малиновых или оранжево-красных брызг капель.Высокие кусты гелениума по форме напоминают большой компактный букет и неизменно становятся осенним украшением любой дачи. Гелениум будет сопровождать нас до самых заморозков, собирая пчел со всей местности и привлекая взоры своим радостным солнечным цветением .

Эти милые трогательные цветов напоминают весенние первоцветы … Нежные и легкие, они покоряют своей уязвимостью накануне зимы, и тем ярче контраст между теплой чистотой лепестков и холодными признаками увядания природа.

Название «Анемона» (ветреница) имеет греческое происхождение, его философское толкование означает что-то вроде следующего : «Порывы ветра, раскрывающие цветок , в конце концов, увядшие лепестки тоже будут нести. прочь. «Но, несмотря на свою внешнюю хрупкость и неизбежный холод, анемоны проявляют удивительную стойкость и очень неприхотливы в уходе.

Цинния изящная — один из самых любимых цветоводов декоративных однолетников … Кстати, многие знают циннию под общим названием «Майоры» или «Майорики» … Эти яркие веселые цветочки , и действительно стоящие по стойке смирно, как солдатики на своих прямых стеблях, цветение Осенняя клумба всевозможных оттенков и будет радовать весь сентябрь богатым стабильным цветением .

Благодаря своей устойчивости и неприхотливости цинния всегда желанный гость на любом дачном участке, а как же ее любят бабочки и птицы! Язык цветов наградил циннию своими значащими символами :

белые циннии — хорошее отношение

красный — постоянство,

желтый — тоска и жажда встречи,

розовый — символ памяти о том, кого сейчас нет рядом.

Осень цветов …

Бордовый, желтый, красный …

Осень цветы по-своему красивы .

Названия цветов пришли к нам из разных стран, но Древняя Греция бьет все рекорды. Да, это понятно, здесь процветал культ красоты, и каждое из красивейших творений природы породило красивейшую легенду.

Очень любопытно происхождение названий различных цветов.Часто название содержит в лаконичной форме историю и легенду о цветке, отражает основные или характерные черты, оценку его основных качеств, место его произрастания и даже некий секрет.

Адонис (от финикийского — владыка) был возлюбленным самой богини любви Афродиты, ее постоянной спутницы. Но боги, а тем более богини завидуют. Богиня охоты Артемида послала к Адонису кабана, который убил его. Афродита окропила кровь Адониса нектаром, и он превратился в цветы — горицвет.Афродита горько оплакивает своего любимого, и из ее слез вырастают анемоны.

Зависть погубила и Пеона , целитель олимпийских богов, ученик бога исцеления Асклепия. Когда он исцелил бога подземного мира Аида, учитель возненавидел ученика. Опасаясь мести Асклепия, Пеон обратился к богам, которых лечил, и они превратили его в великолепный цветок — пион.

Дельфиниум многие народы Европы сравнивают со отрогами, и только в Древней Греции, живя в окружении моря, считали, что он похож на голову дельфина.И неудивительно, что в Древней Греции процветал культ дельфина, это была одна из ипостасей бога Аполлона, в честь дельфина Аполлон основал город Дельфы.

Согласно легенде, когда-то в Элладе жил молодой человек, которого боги превратили в дельфина, потому что он вылепил статую умершего возлюбленного и вдохнул в нее жизнь. Юноша часто плавал к берегу, если видел на нем свою возлюбленную, а она его не замечала. И тогда молодой человек, чтобы выразить свою любовь, принес девушке нежный лазурный цветок.Это был дельфиниум.

«Гиацинт» по-гречески означает «цветок дождя», но греки связывают его название с легендарным молодым гиацинтом. Он, как водится в легендах, дружил с богами, особенно ему покровительствовали бог Аполлон и бог южного ветра Зефир. Однажды Аполлон и Гиацинт соревновались в метании диска. И когда бог Аполлон бросил диск, Зефир, желая победы Гиацинту, сильно дунул. Увы, неудачно. Диск изменил траекторию, ударил Гиацинта по лицу и убил его.Опечаленный Аполлон превратил капли крови гиацинта в прекрасные цветы. Форма их цветов с одной стороны напоминала букву «альфа», с другой — букву «гамма» (инициалы Аполлона и Гиацинта).

А славянская мифология дала цветам красивые названия. Говорят, жила когда-то девочка по имени Анюта. Она полюбила красивого молодого человека, но он боялся ее любви. А Анюта его ждала, дожидаясь, пока она не умрет от меланхолии.А на ее могиле росли цветы, в трехцветных лепестках которых отразились ее чистота, горечь от предательства и печали: белый, желтый и пурпурный.

А может все было иначе, и многие считают, что чересчур любопытная Анюта превратилась в цветы, потому что любила смотреть туда, куда ей было не нужно.

Василек тоже не повезло. Он был очарован русалкой. Она попыталась затащить Василек в воду. Но упрямый мальчик не поддался ей и поселился в поле.Обеспокоенная русалка превратила его в голубой цветок цвета воды.

О происхождении роз ходило много разных легенд.

Из морских волн родилась богиня любви Афродита. Как только она сошла на берег, блестящие на ее теле хлопья пены начали превращаться в ярко-красные розы.

Мусульмане верят, что белая роза выросла из капель пота Мухаммеда во время его ночного восхождения на небеса, красная роза из капель пота архангела Гавриила, сопровождавшего его, и желтая роза из пота животного, которое находилось под властью Мухаммеда. .

Художники изобразили Богородицу с тремя венками. Венок из белых роз означал Ее радость, красные — страдание, а желтые — Ее славу.

Красная моховая роза выросла из капель крови Христа, текущей на Кресте. Ангелы собрали его в золотые чаши, но на мох упало несколько капель, из них выросла роза, ярко-красный цвет которой должен напоминать о крови, пролитой за наши грехи.

В Древнем Риме роза служила символом чувственной любви.Все гости императорских оргий надевали венки из роз, бросали лепестки роз в чашу с вином и, немного отпивая, приносили своей возлюбленной.

Во время падения Рима роза служила символом тишины. В то время было опасно делиться своими мыслями, поэтому во время застолий на потолке зала вешали искусственную белую розу, взгляд на которую заставлял многих сдерживать откровенность. Так появилось выражение «sub rоsa dictum» — сказано под розой, т.е. секрет.

Лилия
Согласно еврейским легендам, этот цветок вырос в раю во время искушения Евы дьяволом и мог быть осквернен им, но никакая грязная рука не смела прикоснуться к нему. Поэтому евреи украсили ими священные жертвенники, капители колонн Храма Соломона. Возможно, по этой причине по указанию Моисея лилии украшали семисвечником.

Белая лилия — символ невинности и чистоты — выросла из молока матери богов — Геры (Юноны), которая нашла ребенка фиванской царицы Геракла, спрятанного от ее ревнивых взглядов и знавшая божественное происхождение ребенок хотел дать ему молока.Но мальчик, почувствовав в ней своего врага, укусил и оттолкнул ее, и молоко разлилось по небу, образуя Млечный Путь. Несколько капель упали на землю и превратились в лилии.

О красной лилии сказано, что она изменила цвет в ночь перед крестными страданиями Христа. Когда Спаситель проходил через Гефсиманский сад в знак сострадания и печали, все цветы склонили перед Ним головы, за исключением лилии, которая хотела, чтобы Он наслаждался ее красотой. Но когда страдающий взор упал на нее, румянец стыда за ее гордость по сравнению с Его смирением распространился по ее лепесткам и остался навсегда.

В католических землях существует легенда, что архангел Гавриил в день Благовещения явился Пресвятой Богородице с лилией. Лилией, как символом чистоты и чистоты, католики изображают святого Иосифа, святого Иоанна, святого Франциска.

Существует поверье, что когда цветет ландыш , вырастает маленькая круглая ягода — горючие, огненные слезы, которыми ландыш оплакивает весну, путешественница по миру, разносящая свои ласки всем и никогда нигде не останавливаться.Любящий ландыш переносил его горе так же тихо, как он нес радость любви.

Ландыши привозят искусственно, часто их выращивают в сосудах особой формы, напоминающих шар, вазы, яйца. При тщательном уходе ландыши так плотно зарастают сосуд, что становится незаметным.

Хризантема — фаворит Японии. Его изображение священно, и только члены императорского дома имеют право носить его.Только символическая хризантема с 16 лепестками использует силу государственной защиты. Он символ солнца, дающего жизнь всему.

Хризантемы были впервые завезены в Европу в Англии в 17 веке. Здесь они не столько цветы для букетов, сколько поминальные. Возможно, поэтому об их происхождении существует печальная легенда.

Сын бедной женщины умер. Она украсила свою дорогую могилу полевыми цветами, собранными по дороге, пока не пришли холода. Потом она вспомнила букет искусственных цветов, который мать завещала как залог счастья.Она положила этот букет на могилу, полила его слезами, помолилась и, подняв голову, увидела чудо: всю могилу покрыли живые хризантемы. Их горький запах, казалось, указывал на то, что они преданы печали.

Гвоздика

Согласно древней легенде, давным-давно на Земле жили боги. И однажды богиня Артемида, дочь Зевса и Латоны, возвращаясь с охоты, увидела пастушку, которая играла на флейте.Он понятия не имел, что звуки флейты напугали и разогнали всех животных в округе. Разъяренная неудачной охотой богиня пустила стрелу и остановила сердце прекрасного музыканта. Но очень скоро гнев богини сменился милосердием и раскаянием. Она призвала бога Зевса и попросила его превратить мертвого юношу в прекрасный цветок. С тех пор греки называют гвоздику цветком Зевса, мудрого и могущественного бога, подарившего юноше бессмертие.

Лотос — символ прохождения через все стихии: он укоренен в земле, растет в воде, цветет в воздухе и питается огненными лучами Солнца.

Мифологическая традиция Древней Индии представила нашу землю в виде гигантского лотоса, цветущего на поверхности вод, а рай в виде огромного озера, заросшего красивыми розовыми лотосами, где живут праведные, чистые души. Белый лотос — непременный атрибут божественной силы. Поэтому многие боги Индии традиционно изображались стоящими или сидящими на лотосе или держащими цветок лотоса.

В древнеиндийском эпосе «Махабхарата» описывается лотос, у которого была тысяча лепестков, который сиял, как солнце, и источал восхитительный аромат.Этот лотос, согласно легендам, продлил жизнь, вернул молодость и красоту.

Нарцисс

Согласно древнегреческой легенде, красивый молодой человек Нарцисс жестоко отверг любовь нимфы. Нимфа высохла от безнадежной страсти и превратилась в эхо, но перед смертью произнесла проклятие: «Да не ответит тот, кого он любит, Нарциссу взаимностью».

Жарким днем, измученный зной, юный Нарцисс наклонился, чтобы попить из ручья, и в его ярких ручьях увидел свое отражение.Он никогда раньше не встречал Нарцисса такой красоты и поэтому потерял покой. Каждое утро он подходил к ручью, опускал руки в воду, чтобы обнять всех, кого видел, но все было напрасно.

Нарцисс перестал есть, пить, спать, потому что не мог отойти от ручья, и таял почти на наших глазах, пока не исчез бесследно. И на земле, где его видели, в последний раз вырос ароматный белый цветок холодной красоты. С тех пор мифические богини ярости возмездия украшают свои головы нарциссовыми венками.

У разных народов и в разное время нарцисс наслаждался любовью и имел разные значения. Персидский царь Кир называл его «творением красоты, бессмертного восторга». Древние римляне встречали победителей битв желтыми нарциссами. Изображение этого цветка встречается на стенах древних Помпеи. У китайцев он есть в каждом доме при праздновании Нового года, и особенно много нарциссов разводят в Гуанчжоу (кантон), где их выращивают в стеклянных чашках во влажном песке или в мелкой гальке, залитой водой.

Красивая легенда о орхидеях принадлежала новозеландскому племени майори. Они были уверены в божественном происхождении этих цветов. Давным-давно, задолго до появления людей, единственными видимыми частями земли были заснеженные вершины высоких гор. Время от времени солнце растапливало снег, заставляя воду спускаться с гор бурным потоком, образуя восхитительные водопады. Те, в свою очередь, с бурлящей пеной устремились к морям и океанам, после чего, испаряясь, образовали кудрявые облака.Эти облака в конечном итоге полностью закрыли вид на Землю с Солнца.

Однажды солнце захотело проникнуть в эту непроницаемую завесу. Начался сильный тропический дождь. После него образовалась огромная радуга, охватывающая все небо.

Бессмертные духи, единственные тогда обитатели земли, восхищенные небывалым зрелищем, начали стекаться к радуге со всех даже самых далеких краев. Всем хотелось занять место на разноцветном мосту. Толкали и ругали.Но потом все сели на радугу и вместе запели. Мало-помалу радуга осела под их весом, пока, наконец, не рухнула на землю, одновременно рассыпаясь на мириады маленьких разноцветных искр. Бессмертные духи, никогда не видавшие ничего подобного, затаив дыхание, наблюдали за фантастическим дождем. Каждый кусочек земли с благодарностью принял фрагменты небесного моста. Те, что были пойманы деревьями, превратились в орхидеи.

Это было началом триумфального шествия орхидей по земле.Разноцветных фонарей становилось все больше, и ни один цветок не осмеливался оспаривать право орхидеи называться королевой цветочного царства.

Анютины глазки

Древняя легенда гласит: жила-была прекрасная женщина Анюта. Она всей душой полюбила своего хладнокровного соблазнителя. Молодой человек разбил сердце доверчивой девушки, и она умерла от горя и тоски. На могиле бедной Анюты росли фиалки, раскрашенные в три цвета.Каждая из них олицетворяла три чувства, которые она испытывала: надежду на взаимность, удивление несправедливой обидой и печаль от безответной любви.

Во Франции трехцветные фиалки называли «цветами на память». В Англии они были «сердечным восторгом», подаренным друг другу влюбленными 14 февраля — в День святого Валентина.


Астра

При раскопках в Крыму на могиле, возраст которой около двух тысяч лет, археологи нашли изображение астры.Это говорит о том, что растение известно людям очень давно.

Тонкие лепестки астры чем-то похожи на лучи далеких звезд, поэтому красивый цветок получил название «астра» (лат. Master — «звезда»). Древнее поверье гласит, что если выйти в полночь в сад и встать среди астр, можно услышать тихий шепот. Это цветы, которые общаются со звездами. Уже в Древней Греции людям было знакомо созвездие Девы, которое ассоциировалось с богиней любви Афродитой.Согласно древнегреческому мифу, астра возникла из космической пыли, когда Дева смотрела с неба и плакала. Для древних греков астра символизировала любовь.

Цветок астры — символ женщин, рожденных под астрологическим знаком Девы.


Бамбук

Наряду со сливой и сосной бамбук является символом Страны восходящего солнца. По мнению японцев, бамбук олицетворяет преданность, правдивость и чистоту. Перед Новым годом пучки сосновых веток и побегов бамбука появляются на каждой входной двери в Японии, что должно принести счастье в дом в наступающем году.Для японцев бамбуковая палка с ласточкой символизирует дружбу, а с журавлем — долгую жизнь и счастье. В Японии существует легенда о миниатюрной девушке Кагуя-химэ, которую дровосек Такэтори-но Окина нашел в стволе срубленного им бамбука. Интересно, что цветение бамбука в некоторых культурах трактуется как предвестие голода. Это связано с тем, что растение очень редко цветет, а его семена используют в пищу, как правило, только во время голода.


белладонна

Русское имя — Белладонна (красавка, красавица, сонный ступор, сонный дурман, бешеная вишня, бешенство).

С помощью красавки женщины пытались стать красивее на протяжении многих сотен лет. А иногда даже с риском для жизни, ведь красавка — ядовитое растение. Он содержит яд атропин, который может вызвать сильное отравление. В результате у человека начинается сильное возбуждение, доходящее до бешенства, из-за чего это растение в народе называют «бешенством». Неслучайно великий шведский систематик Карл Линней отнес белладонну к роду Атропа, названному в честь греческой богини судьбы Атропы.Согласно мифу, Атропа обрезает нить человеческой жизни (греч. Atropos — «неумолимый», «безвозвратный»).

Однако уже в Древнем Риме женщины использовали сок красавки, чтобы расширить зрачки и тем самым сделать глаза более выразительными и привлекательными.


береза ​​

Древние славяне писали на бересте — бересте. В Древнем Новгороде, прославившемся высокой культурой, было найдено множество посланий, начертанных на бересте.На Руси издревле береза ​​была символом изящества и чистоты, олицетворяющим русскую природу и русскую женщину.

Одна из легенд рассказывает о красивой русалке, которая жила в лесном озере. Ночью она вышла из воды и резвилась под луной. Однако как только появились первые лучи солнца, русалка тут же нырнула в свое прохладное жилище. Однажды она слишком много играла и не заметила, как молодой бог солнца Хорс появился в небе на своей солнечной колеснице.Он увидел красоту и без памяти влюбился в нее. Русалка хотела спрятаться в озере, но златовласый бог не отпустил ее. Так она и осталась стоять вечно, превратившись в прекрасную белую березку.

В Древней Руси было много обычаев, связанных с березой. Например, по случаю рождения ребенка возле дома была посажена молодая березка. Эта церемония должна была сделать ребенка счастливым, а семью, живущую в этом доме, защитить от несчастий.

Березовый сок, столь почитаемый ранней весной и служащий главной причиной гибели березовых деревьев, считался живительным, омолаживающим и придающим силы. Однако с точки зрения состава в нем нет ничего, кроме воды и небольшого количества сахара, и по сути это не афродизиак.


василек

У славянских народов была традиция украшать первый сноп васильками во время праздника, посвященного созреванию ржи, ячменя и пшеницы.Его называли именинником и приводили домой с песнями.

Латинское название этого растения связано с кентавром Хироном — древнегреческим мифологическим героем — наполовину лошадью и получеловеком. Он обладал знанием целебных свойств многих растений и с помощью василька смог залечить рану, нанесенную ему отравленной стрелой Геркулеса. Это послужило поводом для названия растения центавр, что буквально означает «кентавр».

Происхождение русского названия этого растения объясняет старинные народные поверья.Давным-давно красивая русалка полюбила красивого молодого пахаря Василия. Молодой человек ответил ей взаимностью, но влюбленные так и не смогли договориться, где жить — на суше или в воде. Русалка не хотела расставаться с Василием, поэтому превратила его в полевой цветок, который по цвету напоминал прохладную голубизну воды.


ветреница

Научное название растения происходит от латинского anemos — «ветер». По-русски растение по аналогии с латинским вариантом стали называть «ветрениц».В Палестине до сих пор существует поверье, что под крестом, на котором был распят Иисус, выросла ветреница. Поэтому в этой стране растение особенно почитают.

В древнегреческой культуре существует миф о происхождении ветреницы, повествующий о трагической любви прекрасного земного юноши Адониса и богини любви Венеры. Когда возлюбленная Венеры погибла во время охоты от клыков кабана, она горько оплакивала его, а на том месте, где упали ее слезы, выросли нежные и красивые цветы — анемоны.


вербейник

Научное название вербейника в переводе с древнегреческого языка означает «пролитая, свернувшаяся кровь». Это намекает на кровоостанавливающее свойство этого растения. Видовое название мерлина связано с ивой (от латинского salix — «ива»), так как оба растения имеют узкие удлиненные листья.

Русское название «дербенник» происходит от древнерусского диалектного слова «дерба», что означало заболоченные места или не вспаханные целинные земли.Именно там эти растения чаще всего встречаются в природе. В теплую и влажную погоду с листьев вербейника стекают капли воды, поэтому в быту его называют плакун-травой. Существует старинная легенда, что слезы оплакивающей Христа Богородицы превратились в плачущую траву.


дуб

О долголетии дубов ходят легенды. На Запорожской Сечи сохранился дуб, под которым Богдан Хмельницкий наставлял своих солдат перед боем, а в Санкт-Петербурге.В Петербурге есть дубы, посаженные Петром Великим.

Согласно древнеславянскому мифу, еще до сотворения мира, когда не было ни Земли, ни Неба, в синем море рос огромный дуб, на котором сидели два голубя. Они спустились на дно моря и набрали песок, камни и звезды. Из них были созданы Земля и Небо.


женьшень

Женьшень — одно из древнейших лекарственных растений.Уже три тысячи лет назад народные целители использовали его в медицинских целях.

Научное название женьшеня — панакс — переводится с латыни как «панацея», то есть «лекарство от всех болезней». В китайском языке слово «женьшень» намекает на сходство корня этого растения с фигурой человека (кит. Zhen — «человек», shen — «корень»).

Древние китайцы ценили женьшень на вес золота. Они считали, что во время цветения растение светится волшебным светом, и если в это время получено его исцеление, светящийся в темноте корень, то они могут не только вылечить все недуги больных, но и воскресить мертвых.Однако получить цветущий женьшень крайне сложно, ведь по легенде его охраняют дракон и тигр.


календула

Из-за своеобразной формы плода в народе календулу называют бархатцами.

Древняя легенда о происхождении этого имени сохранилась в русском фольклоре. В нем рассказывается, что мальчик родился в бедной семье. Он рос больным и слабым, поэтому звали его не по имени, а просто Заморыш.Когда мальчик вырос, он узнал секреты лекарственных растений и научился использовать их для лечения людей. Со всех окрестных деревень в Заморыш стали приезжать больные. Однако нашелся злой человек, который позавидовал славе доктора и решил его истребить. Однажды на празднике нечестивец принес Заморишу кубок вина с ядом. Он пил, а когда почувствовал, что умирает, созвал людей и завещал закопать гвоздь из левой руки после смерти под окном отравителя.Они выполнили его просьбу. На этом месте росло лекарственное растение с золотыми цветами. В память о добром докторе в народе назвали этот цветок календулы

.


кипарисовик

Кипарис издревле полюбили за изящество, приятный аромат, ценную древесину и целебные свойства. Иерусалимский храм украшали кипарисы.

С древних времен одни народы ассоциировали кипарис со смертью и погребением, а другие символизировали молодость и благодать.Недаром про статного мужчину говорят, что он стройен, как кипарис.

В греко-римской культуре существовал миф о сыне царя Кеоса — Кипарисе. Согласно этому мифу, на острове Кеос в Карфейской долине обитал златорогий олень. Всем нравился грациозный зверь, но больше всего его любил Кипарис. В один жаркий день олень спрятался от изнуряющей жары в кустах. К сожалению, в это время на охоту решил сын короля Кеоса. Он не заметил своего лучшего друга и бросил копье в том направлении, где он лежал.Отчаяние охватило молодого человека, когда он увидел, что убил своего любимого оленя. Горе Кипариса было безутешным, поэтому он попросил богов превратить его в дерево. Боги вняли молитвам, и он превратился в стройное вечнозеленое растение, которое стало символом печали и траура.


кувшинка

Древнегреческий миф рассказывает о наяде Нимфея, которая напрасно ждала своего возлюбленного. По одной из версий легенды, это был сам Геракл. Безутешная Нимфея провела много дней и ночей на берегу озера, пока от горя не превратилась в красивый белый цветок — нимфею или водяную лилию.

В древности немцы называли кувшинки лебедем или цветком русалки, потому что считали, что нимфы иногда превращаются в птиц или русалок. Древние славяне называли кувшинку белую «крапивницей». Отправляясь в дальнее путешествие, путешественники надевают на шею талисман — небольшой мешочек с засушенными цветами этого растения, надеясь, что он поможет преодолеть все трудности пути. Отсюда и русское название — кувшинка.


купил

Распространенное название купены связано с корневищем — «печать Соломона».Ежегодно отмершие стебли купены оставляют на толстом корневище рубцы, отдаленно напоминающие тюленей. Эти следы дали начало названию купина Соломоновой печати.

Дело в том, что, согласно старинной восточной легенде, израильский царь Соломон (Сулейман) носил на пальце драгоценное кольцо с изображением шестиконечной звезды. Именно этот знак позже был назван Звездой Давида или печатью Соломона. Мифы говорят, что с помощью своей магической печати царь Израиля побеждал в многочисленных битвах.Благодаря этому талисману Давид также имел власть над добрыми и злыми духами — джиннами. Даже самый главный джинн — Асмодей — выполнял любые приказы царя. Демонов, не желавших ему подчиняться, израильский царь наказал — заключил в медные сосуды, когда-то гордившись своей властью над джиннами, Соломон пригласил Асмодея помериться в своей силе и опрометчиво отдал ему свое волшебное кольцо. Асмодей сразу превратился в великана и унес Соломона в далекие страны, и он занял его место на троне.

Несколько лет царь Израильский странствовал по разным странам, попрошайнича и нищий. Тем не менее он добрался до родного Иерусалима и благодаря своей хитрости снова завладел печатью Соломона. Таким образом, Соломон восстановил власть над страной и джиннами. Говорят, однажды Соломон пометил лечебное растение купена своей печатью, чтобы в случае необходимости было легче ее найти. На его корневище до сих пор сохранились следы печати Соломона.


допинг

Жрицы Древней Греции использовали это растение в ритуалах для предсказания будущего.Первые ведьмы сделали то же самое. Считается, что это растение было завезено в Европу в 15 или 16 веке. К тому времени он использовался в Америке уже несколько столетий.

Американские индейцы Юго-Запада использовали дурман так же, как колдуньи: для вызова видений и в качестве противодействия заговорам и злым заклинаниям. Растение — настолько сильный яд, что достаточно одного прикосновения для развития кожного воспаления.


лавровый

Лавр, как вечнозеленое дерево, символизирует бессмертие, но также триумф, победу и успех.Лавр служит эмблемой Аполлона, греческого бога поэзии и музыки; на играх в его честь, которые включали соревнования как по легкой атлетике, так и по искусству, победителей венчали лавровыми венками. Римляне распространили эту традицию на военных завоевателей. Юлий Цезарь носил лавровый венок на всех официальных церемониях (предполагается, что это скорее предназначалось для того, чтобы скрыть его лысину, чем для того, чтобы напомнить римлянам о его бессмертном статусе). На английских монетах Карл II, Георг I и Георг II, а через некоторое время и Елизавета II были изображены с лавровыми венками.Как символ совершенства лавровый венок часто использовался в символах автомобильных компаний, таких как Alfa Romeo, Fiat и Mercedes.


папоротник

Папоротник на Руси часто называли слезоточивой травой, и считалось, что одного прикосновения его цветка достаточно, чтобы открыть любой замок, сломать железные кандалы или оковы.

Но как он цветет, установить не удалось. Но считалось, что цветущий папоротник охраняет Жар-птицу.

И вокруг загадочного папоротника стали возникать легенды.

По одной из них, бог солнца — Ярило — благословлял людей, давая им огонь. Ежегодно в ночь с 23 на 24 июня он посылает на землю огонь, который вспыхивает цветком папоротника. Человек, нашедший и сорвавший в летнюю ночь (ночь на Ивана Купала) «цветной огонь папоротника» («царь-огонь») сам становится невидимым и обретает способность видеть сокровища, спрятанные в земле, чтобы понимать язык каждого дерева и каждой травы, речь животных и домашних животных.Однако по легенде сорвать цветок папоротника сложно и опасно. Сначала цветок распустился в полночь всего на одно мгновение и был немедленно срезан рукой невидимого злого духа. Во-вторых, духи тьмы, холода и смерти вселили в смельчака ужасы и могли унести его с собой в страну тьмы и смерти …


подснежник

Подснежники когда-то считались символом надежды. Старая легенда гласит, что когда Бог изгнал Адама и Еву из рая, пошел снег, и Ева похолодела.Чтобы утешить ее, несколько снежинок превратились в нежные белые подснежники. Замороженной Еве они словно вселяли надежду на то, что скоро будет потепление. С тех пор подснежник считается предвестником тепла.

Есть еще одна легенда, появление подснежников на Земле. Эту историю рассказала известная писательница Анна Сакс. Снежная богиня родила дочь и назвала ее Снежинкой. Отец решил выдать ее замуж за Северного Ветра — Юг пригласил ее на танцы.Жениху это не понравилось, и северный ветер заставил Снежинку танцевать с ним. Он танцевал и дул холодом, что убило розы и цветущие деревья, принесенные южным братом. Снежинка разорвала подготовленные к свадьбе перины и накрыла все белым покрывалом. Северный ветер разозлился больше, чем когда-либо. Тогда Южный схватил Снежинку и спрятал под кустом. По просьбе Снежинки южный ветер поцеловал ее, и она растаяла, упав каплей на землю. В ужасном гневе северный ветер раздавил ее ледяной плитой.С тех пор Снежинка находится под ним. Он находится постоянно и только весной, когда южный ветер минует его владения, когда она его слышит, нежным взглядом смотрит на него с поляны.


белена

Употребление в пищу любой части белены, особенно корня, действительно очень опасно, считалось, что это может привести к бесплодию, безумию или глубокому трансу, из которого можно только с большим трудом выйти.Исходя из этого последнего убеждения, вероятно, современные валлийцы считают, что если ребенок заснет рядом с растущей беленой, он не проснется.

Если английское поверье трактует белену как сильнодействующее снотворное, то в России, наоборот, белена считалась средством, возбуждающим нервную систему и способным привести к временному безумию. Со двора и поговорка: «Он объелся беленой».

Астра — астра на языке древних римлян означает «звезда». В сумерках, когда в небе колышется тонкий и резкий свет ярких созвездий, астра словно передает привет с земли своим далеким сестрам, которые так на нее похожи.У индейцев онейда есть такая традиция. Молодой охотник влюбился в девушку, и она была к нему равнодушна. — Если я сниму звезду с неба, ты станешь моей? — спросил он гордую красавицу. Никто из их племени не смог осчастливить невесту таким подарком, и девушка, посчитав, что охотник просто хвастун, согласилась. Когда об этом узнали индейцы из соседних вигвамов, они стали смеяться над молодым человеком. Но охотник стоял на своем. «Приходи вечером на большую поляну», — сказал он.Когда вечером на небе вспыхнули яркие звезды, все мужчины из племени онейдов собрались, чтобы посмотреть, сможет ли молодой охотник выполнить свое обещание. Юноша поднял лук, натянул тетиву и послал стрелу в небо. А через мгновение высоко в небе маленькими искрами залетела серебристая звезда — в нее попала меткая стрела охотника. Обошло только желаемое счастье. Бог разгневался на простого смертного, посмевшего сбивать звезды с неба. Ведь если его примеру последуют и другие влюбленные, то на небе не останется звезд, а луна вряд ли выживет… И он послал на землю страшную бурю. Три дня и три ночи бушевал жестокий ураган, все на земле было окутано густой тьмой, море вышло за его берега, а там, где раньше был океан, образовалась земля, и деревья со стоном падали в воду, крутая волна уносила индейские хижины, переворачивала хрупкие пироги, по которым люди пытались спастись … Когда стихла буря, никто не мог найти смельчака, сбившего с неба звезду. Он превратился в небольшой серебристый цветок, которому индейцы дали название — падающая звезда.

МАГНОЛИЯ


Согласно китайским легендам, в древние времена злые хунхузы напали на мирную китайскую деревню, убили мужчин, стариков и детей, забрали скот, уничтожили посевы риса, связали сотню самых красивых девушек и оставили их. на пл. Девяносто девять дней и ночей радовались захватчики и каждое утро убивали одного из пленников. Когда настала очередь умирать последней, она обняла землю, на которой лежали трупы ее друзей, и начала горько сетовать: «Родина! Ты воскресил наших отцов и матерей, ты видел смерть и наши мучения.Не позволяйте разложению опустошить наши молодые тела. Не дай нам исчезнуть навсегда! «И когда пьяные хунхузы проснулись утром, на площади не было ни одной девушки, только там росло большое красивое дерево, и сотня прекрасных бело-розовых бутонов готовы раскрыться на нем во всем своем великолепии. разбойники в бешеной ярости разрубили дерево на куски и рассыпали на быстрых лошадях по степям и предгорьям.Но там, где упала часть волшебного дерева, на том месте появилось новое растение, на котором каждую весну распускалось сто нежных почек , сотня воскресших девичьих сердец.Это дерево было магнолией.

ТЮЛЬПАН

Давным-давно человеческое счастье было спрятано в плотно сжатых бутонах тюльпана. И никто не мог добраться до него ни силой, ни хитростью. Однажды по лугу шла нищая женщина с златовласым ребенком. Она даже не думала добраться до самой сердцевины тюльпана и взять оттуда свое счастье. Но малыш вырвался из ее рук и, смеясь, бросился к дивному цветку. Тюльпан, видя чистоту детских чувств, раскрыл свои лепестки.Сейчас, ранней весной, эти нежные цветы охотно открывают нам свои сердца и дарят счастье всем, кто этого жаждет.

KNAPWEED

Древняя русская легенда: Однажды небо упрекнуло зерновое поле в неблагодарности. «Все, что населяет землю, благодарит меня. Цветы отправить мне свои ароматы, лес — их таинственный шепот, птицы — их пение, и только вы не выразить благодарность и упорно молчит, хотя никто другой, а именно я не заполню корни злаков дождевой воды и сделать золотые ушей созреют».«Я вам благодарен, — ответило поле. — Весной украшаю пашню развевающейся зеленью, а осенью покрываю золотом. Нет другого способа выразить вам свою благодарность. У меня нет возможности подняться к вам; отдай, и я осыплю тебя ласками и расскажу о любви к тебе. Помоги мне ». Небеса хорошо согласились, — если ты не сможешь подняться ко мне, то я спущусь к тебе». И он приказал земле вырастить великолепные синие цветы среди колосьев, кусочков самого себя. С тех пор колосья злаков с каждым дуновением ветра кланяйтесь посланникам небес — василькам и шепчите им ласковые слова любви.

РОМАШКА

Была на свете девушка, и у нее был любимец — Роман, который своими руками делал ей подарки, превращал каждый день жизни девушки в праздник! Однажды Роман лег спать — и ему приснился простой цветок — желтая сердцевина и белые лучи, исходящие от сердцевины наружу. Проснувшись, он увидел рядом с собой цветок и подарил его своей девушке. И девушка хотела, чтобы такой цветок был у всех людей. Тогда Роман отправился на поиски этого цветка и нашел его в стране Вечных Снов, но царь этой страны не подарил цветок просто так.Правитель сказал Роману, что люди получат целое поле ромашек, если молодой человек останется в его стране. Девушка очень долго ждала возлюбленного, но однажды утром проснулась и увидела за окном огромное бело-желтое поле. Тогда девушка поняла, что ее Роман больше не вернется, и назвала цветок в честь любимого — Ромашка! Теперь девушки гадают на ромашке — «Любит не любит!»

CHRYSANTHEMUM

На востоке этот цветок, которому уже 2500 лет, возведен на недосягаемую высоту.Хризантеме был присвоен статус национального символа. В Японии этот цветок присутствует на государственном гербе страны, в документах государственного значения, на высшем японском ордене, который называется Орденом хризантем. В октябре отмечается национальный праздник хризантемы. Они все еще спорят о том, где родиной хризантем является Китай или Япония? В обеих странах эти цветы любят и разводят. Но это то, что сохранила для нас одна легенда. Давным-давно, много веков назад, в Китае правил могущественный император.Он не боялся ничего на свете, кроме старости, и думал только об одном: править и жить как можно дольше. И поэтому он вызвал своего главного врача и приказал приготовить зелье, которое продлит его молодость. Хитрый врач низко поклонился императору: — О могучий государь, — сказал он. — Я мог бы приготовить такой эликсир, но для этого мне нужны чудесные цветы, которые растут на востоке, на далеких островах … — Я прикажу немедленно доставить эти цветы! воскликнул император.«О, если бы это было так просто», — вздохнул доктор. — Весь секрет в том, что их должен сорвать человек с чистым сердцем — только тогда растение даст свою чудодейственную силу … Император подумал: он знал, что ни он сам, ни его придворные не годятся для выполнения этого условия. И тогда он решил отправить на острова 300 юношей и 300 девушек: наверняка среди них много людей с чистым сердцем! Так они и сделали — оборудовали множество кораблей и отправили их во главе с имперским врачом на острова — туда, где сейчас находится Япония.На одном из них они нашли красивый цветок — хризантему и не могли оторваться от него! «Не знаю, подходит ли этот цветок для эликсира, — воскликнул доктор, — но, несомненно, он радует сердце и омолаживает душу! Мудрый доктор хорошо знал коварный и жестокий нрав своего императора. «Конечно, — размышлял он, — император подумает, что я и мои товарищи были первыми, кто попробовал эликсир, и прикажет всех нас казнить, как только он получит лекарство». А потом все решили не возвращаться.Они остались на островах и основали там новое государство. Неизвестно, приготовили ли они чудесный эликсир или нет, но хризантема стала их любимым цветком …

ГЛАДИОЛУС

У римлян гладиолус считался цветком гладиаторов. Согласно легенде, жестокий римский полководец схватил фракийских воинов и приказал превратить их в гладиаторов, а полководец приказал самым красивым, храбрым, ловким и верным друзьям Севту и Терезе первыми сразиться друг с другом, пообещав, что Победитель получит руку своей дочери и будет выпущен на свободу.Посмотреть на это зрелище собралось много любопытных горожан. Однако они не видели того, чего хотели: когда звучали трубы, призывая храбрых воинов на бой, Севт и Терес воткнули свои мечи в землю и бросились друг к другу с распростертыми объятиями. Толпа возмущенно взревела. Снова прозвучали трубы, требующие дуэли, и когда солдаты снова не оправдали ожиданий кровожадных римлян, их предали смерти. Но как только тела побежденных коснулись земли, из рукоятей их мечей выросли цветущие гладиолусы, которые и по сей день считаются символом дружбы, верности, памяти и благородства.

DAISY

Цветок получил свое название «маргаритка» от греческого слова margarites — «жемчужина». У этого цветка есть очень красивая легенда о своем происхождении. Когда, узнав благую весть от Архангела Гавриила, Пресвятая Дева пошла к Елизавете, то везде, где ходила будущая Богородица, росли маленькие белые цветочки. Белые, в виде сияния, лепестки говорили о славе Божией, а золотая середина — о священном огне, горящем в сердце Марии. Существует еще одна легенда о происхождении ромашек.Пресвятая Дева, еще будучи младенцем, смотрела на ночное небо и хотела, чтобы чудесные звезды стали земными цветами. Тогда звезды отразились в блестящих каплях росы, а утром земля усыпалась белыми цветами. А поскольку бутоны ромашек подобны звездам, люди до сих пор считают, что эти цветы хранят секрет человеческого счастья, и спрашивают об этом, считая свои лепестки. Романтичные рыцари, для которых Дева Мария служила идеалом, выбрали своим цветком скромную ромашку.По обычаю влюбленный рыцарь принес даме сердца букет ромашек. Если дама осмеливалась ответить «да», она выбирала самую большую ромашку из букета и отдала ее мужчине. С этого момента ему разрешили нарисовать на своем щите ромашку — знак взаимной любви. Но если дама была нерешительна, она плела венок из ромашек и дарила его рыцарю. Такой жест не считался категорическим отказом, и иногда до конца жизни обладатель венка из ромашек ждал благосклонности жестокой дамы.

ПИОН

Однажды богиня Флора отправилась в дальнее путешествие и во время своего отсутствия решила выбрать себе замену. Она рассказала цветам о своем решении и дала им 48 часов, чтобы подумать о кандидате на столь почетный пост. В назначенный час все собрались на лесной поляне. Цветы облачались в самые яркие наряды, сияли свежестью и пахли разными ароматами. Однако никто не сомневался, что только красивая роза сможет заменить Флору.Ей нет равных по красоте, аромату и изяществу цветка. Один пион думал иначе. Он надулся как можно сильнее, чтобы превзойти розу по великолепию и размеру цветка. Он смотрел на всех с гордостью и презрением, не сомневаясь, что он достоин соперничать с розой. И когда Флора венчала розу венком, он один кричал: «Я не согласен!» Богиня была разгневана. «Глупый цветок», — сказала она ему. Ради своей самодовольства всегда оставайся такой раздутой и толстой.Пусть вас никогда не навещают бабочки и пчелы. Вы будете символом гордости, самомнения и высокомерия. «Пион покраснел от этих слов от стыда.

ЗАБУДЬ

Как незабудка получила свое имя, рассказывается в одной древнеримской легенде. Однажды на землю спустилась богиня растительности Флора и стала преподносить цветы с именами. назвала все цветы и собралась уходить, но внезапно она услышала слабый голос: — Не забывай обо мне, Флора! Назови и мне имя! Богиня с трудом разглядела в траве маленький синий цветочек.- Что ж, — сжалилась богиня, — будь Незабудкой. Вместе с именем я наделяю вас чудесной силой: вы вернете память тем людям, которые начинают забывать свою родину или своих близких.

GINSENG

Давным-давно никто не помнит, когда по соседству жили две древние китайские семьи Си Лиаднжи и Лян Сир. В клане Си Лянцзи был известен бесстрашный воин по имени Женьшень. Он был храбрым и добрым, защищал слабых, помогал бедным. Эти качества передались ему от предков, которые произошли от царя лесных зверей — тигра.Воин Сун Шихо — представитель клана Лян Провидец — в отличие от Женьшеня был хитрым, злым, жестоким и грубым, но очень красивым и величавым. Однажды на страну напало ужасное чудовище — желтый дракон. Все мужчины поднялись, чтобы сразиться с чудовищем, и только Сун Шихо прошел в лагерь врага и стал верным помощником желтого дракона. Женьшень же вызвался вступить в битву с драконом один на один. Отчаянно сражался с драконом Женьшенем. Чудовище изрыгало на него огонь, царапало его когтями, но Женьшень выжил.И не только выжил, но и повалил врага на землю. А предатель Сун Ши-хо Женьшень взял в плен и привязал его к скале, чтобы потом люди могли судить его. Но пленница Сун Шихо увидела красоту сестры Женьшеня Лю Ла и влюбилась с первого взгляда. Ночью она подкралась к скале, перерезала веревку, которой был привязан заключенный, помогла обмануть бдительных охранников и уехала с Сун Шихо. Женьшень бросился в погоню за беглецами и настиг их.Все ближе и ближе доносился стук копыт его лошади. И вот Лю Ла в испуге спрятался за скалу, и солдаты, спешившись, начали поединок. Сражались они долго, но Женьшень был более опытным и отважным воином: он начал побеждать. Здесь он поднял свой меч для последнего смертельного удара. Лю Ла вскрикнула от ужаса. Женьшень вздрогнул (ведь его сестра кричала), огляделся и получил вероломный удар в спину. Сун Шихо был готов к победе, но, смертельно раненный, Женьшень выпрямился и вонзил свой меч в грудь предателя по самую рукоять.А потом жизнь оставила его. Лю Ла горько оплакивала смерть своего брата и возлюбленного. Тогда она собралась с силами и закопала их, но не покинула это жуткое место, а переночевала поблизости. А на следующее утро на месте захоронения Женьшеня она увидела небывалое растение, выросшее там за одну ночь (растение росло только на могиле героя Женьшеня, могила предателя Сун Шихо заросла травой). Так в народе прозвали это удивительное растение женьшенем в память о герое из клана Си Лянцзи.

Орхидея

Давным-давно, задолго до появления людей, единственными видимыми частями земли были заснеженные вершины высоких гор. Время от времени солнце растапливало снег, заставляя воду спускаться с гор бурным потоком, образуя восхитительные водопады. Те, в свою очередь, с бурлящей пеной устремились к морям и океанам, после чего, испаряясь, образовали кудрявые облака. Эти облака, в конце концов, полностью закрыли вид на Землю с Солнца.Однажды солнце захотело проникнуть в эту непроницаемую пелену. Начался сильный тропический дождь. После него образовалась огромная радуга, охватывающая все небо. Бессмертные духи, тогда единственные обитатели земли, очарованные невиданным зрелищем, начали стекаться к радуге со всех, даже самых отдаленных, краев. Всем хотелось занять место на разноцветном мосту. Толкали и ругали. Но потом все сели на радугу и вместе запели. Мало-помалу радуга осела под их весом, пока, наконец, не рухнула на землю, одновременно рассыпаясь на мириады маленьких разноцветных искр.Бессмертные духи, никогда не видавшие ничего подобного, затаив дыхание смотрели на фантастический разноцветный дождь. Каждый кусочек земли с благодарностью принял фрагменты небесного моста. Те, что были пойманы деревьями, превратились в орхидеи. Это было началом триумфального шествия орхидей по земле. Разноцветных фонарей становилось все больше, и ни один цветок не осмеливался оспаривать право орхидеи называться королевой цветочного царства.

ЛИЛИЯ

В древнегерманской мифологии бог грома Тор всегда изображался с молнией в правой руке и скипетром, увенчанным лилией в левой.Еще она украшала лоб древних жителей Померании во время гуляний в честь богини весны, а ее ароматный венчик служил в германском сказочном мире волшебной палочкой для Оберона и домом маленьких сказочных существ — эльфов. Согласно этим легендам, у каждой лилии был свой эльф, который родился с ней и умер вместе с ней. Венчики этих цветов служили этим крошечным созданиям, колокольчикам, и, встряхивая их, они призывали своих благочестивых собратьев на молитву. Молитвенные собрания обычно проходили в поздний вечерний час, когда все в саду успокаивалось и погружалось в глубокий сон.Тогда один из эльфов подбежал к гибкому стеблю лилии и стал им раскачивать. Колокольчики лилий звонили и своим серебристым звоном будили сладко спящих эльфов. Крохотные существа проснулись, выползли из своих мягких кроватей и молча с важностью подошли к венчикам лилий, которые одновременно служили им часовнями. Здесь они преклонили колени, свято скрестили руки и в горячей молитве благодарили Творца за дарованные им благословения. Помолившись, они так же тихо поспешили обратно к своим цветочным колыбелям и вскоре снова погрузились в глубокий беззаботный сон…

ЛИЛИЯ ДОЛИНЫ

Когда цветут ландыши, кажется, что сам воздух в лесу пропитан их ароматом. Недаром в народе звучит такая поговорка: «Ландыши — дыши!» Зацветет ландыш, а на месте осыпающихся лепестков появится большая красная ягода. Древние германцы уверяли, что это вовсе не ягода, а горящие слезы, которыми ландыш оплакивает прощание с Весной. Хотя весной полюбила ландыши, но ненадолго.Вечно молодая и беспокойная Весна не находит себе покоя и, распространяя привязанность ко всем, долго ни с кем не бывает. Попутно она ласкала ландыш. Он расцвел от счастья, потянулся к весне, но она оставила бедняжку посреди жаркого леса. Ландыш поник от горя, его цветы упали и скатились из стебля кровавых слез.

СНЕГОВНИК

Еще есть сугробы, а на проталинах уже видны голубые, как небо, цветы — маленькие, тихие, нежно пахнущие.И начинает казаться, что это они, крохотные, но смелые, испугались зимы и сдались. Подснежники замерзают на жестоком ветру, они чувствуют себя одиноко, неуютно и не подозревают, наверное, что это последний снег вот-вот начнёт убегать от них … Давным-давно, когда жизнь на земле только зарождалась и все было накрыто со снегом, одна снежинка, мол, она как будто рискнула превратиться в цветок, чтобы согреть землю своим теплом. Больше некому было это делать. И она стала цветком — подснежником, и нежный цветок согрел землю, и на ней появилась жизнь.

Референции:

Красиков С.П. Легенды о цветах. — М., 1990. Бабенко В.Г. Мифы и растения. — М., 2004. Маккалистер Р. Все о растениях в легендах и мифах. — СПб., М., 2007.

Материал сайта:

http://www.florets.ru/ http://www.pgpb.ru/cd/primor/zap_prim/legend/l7.htm flowers.forum2x2 .ru kvetky.net ›category / istoriya-i-legendyi-o- tsvetah /

Розы — сёстры зари, они раскрываются в первых лучах зари, в них — грусть и радость, в них — светлая грусть, в них улыбка ребенка, в них — вера, надежда, любовь.О розе — королеве всех цветов ходит много легенд. И вот один из них.

Святой Николай в метель и лютый мороз решил отнести хлеб бедным. Но игумен запретил ему это делать. В этот же момент произошло чудо — хлеб превратился в розы в знак того, что святитель начал благочестивый поступок.

Легенда о тюльпанах

Они наполняют душу счастьем,

Причина для радости

Следовательно, их нужно слушать всей душой,

Воспринимать с восторженной душой…

Легенда о них дошла до нас с древних времен.

В золотом бутоне желтого тюльпана было счастье. Никто не мог добраться до него, потому что не было такой силы, которая могла бы раскрыть его бутон. Но однажды по лугу гуляла женщина с ребенком. Мальчик вырвался из рук матери, с звенящим смехом подбежал к цветку, и золотой бутон раскрылся.

Беззаботный смех детей совершил то, что не могла сделать никакая сила. С тех пор принято дарить тюльпаны только счастливым.

Незабудка-легенда

Однажды богиня цветов Флора спустилась на землю и начала преподносить цветы с именами. Она дала имя всем цветам, никого не обидела и хотела уйти, но вдруг услышала позади себя слабый голос:

Не забывай меня, Флора! Назови и мне имя …

Затем Флора заметила в разнотравье маленький синий цветок.

Хорошо, сказала Флора, будь незабудкой. Вместе с именем я подарю вам чудесную силу — вы вернете память тем людям, которые начнут забывать своих близких или свою Родину.

Легенда об анютиных глазках

Лепестки анютиных глазок раскрылись, и в венчиках белый — цвет надежды, желтый — удивление, фиолетовый — печаль.

Жила в селе девушка по имени Анюта с доверчивыми лучезарными глазами.

По дороге она встретила молодого человека, который разбудил ее чувства и исчез. Анюта долго его зря ждала и умерла от тоски.

На месте ее захоронения появились цветы, в трехцветных лепестках которых отразились надежда, удивление и печаль.

Легенда подснежника

Подснежник — первая песня весны.

Древняя легенда гласит: когда Адам и Ева были изгнаны из рая, шел сильный снегопад, и Ева было очень холодно. Затем, желая согреть ее своим вниманием, несколько снежинок превратились в цветы. Увидев их, Ева обрадовалась, у нее появилась надежда. Поэтому подснежник стал символом надежды.

Мы одной крови. Охотничье приключение. Амурский тигр

Сказки южнорусского охотника (И.Алмазова)

* ( Из журнала «Природа и охота», 1890, № 4, с. 73 — 103. )


Утром, проснувшись и еще не глядя в окно, можно догадаться только по тону потолка и стен и отражению на столах и стульях, что выпал снег. Он хоть и хорош для охоты, но всегда простужает в душе и жаль прощаться со знакомым районом, который за долгую зиму преобразил снег.

Зима здесь суровая, с рыхлым и скрипучим снегом, а если на солнышке прогревается, то настоящей лыжной корки нет — только легкая корочка, которая, ломаясь под ногой, предупреждает осторожное животное. Орешник и дубовые рощи здесь не сбрасывают на зиму листья, замерзнув, они звенят при ходьбе по ним, как металл. В этих местах коренная зима, то есть от окончательно осевшего снега до прилета самой ранней утки, когда уже начинают светить солнечные лучи и приличные талые пятна на реках, длится с середины ноября до середины марта. Значит, четыре месяца, а ближе к Рождеству больше полумесяца будут выдавливать морозы в 25 — 30 градусов.

Довольно много животных добывается из первых порошков: снег мягкий, мелкий, мокрый, ходьбы не слышно, ночи теплые. Упавшая из леса кедровая шишка и дубовый желудь все еще наверху, а повсюду гуляет другое животное. За ним удобно следить, а главной бичи — мошки, которая держится даже с первыми заморозками, в настоящее время не существует, а каждое животное толстое и с хорошей кожей.

С первым снегом идет ход козла барлова *.Это самый доходный объект у местных промышленников. В течение многих лет уже были замечены постоянные места грубых переходов коз, и все, у кого есть ружья, выбираются на эту охоту, предупреждением о которой является густой снег и продвинутые небольшие группы козлов.

* ( Сибирская косуля с недоразвитой зимней шерстью. Ред. )

Вся охота заключается в том, что при свете стрелы садятся по тропинкам в тех местах, где чаще всего ходят козы: запасаются неограниченным количеством патронов и даже берут несколько винтовок.Стрельба по стадам идет без счета. Они стреляют посреди стада, сбившегося в кучу с первых же выстрелов, а иногда бьют коз на большие расстояния, поднимая прицел. При хорошо рассчитанном прицеле часто случается, что по одной пуле вырубают двух-трех козлов за раз. Коз, конечно, не забирают раньше, чем пройдут стада, да еще до вечера, а только стараются выпустить побольше патронов.

По основным направлениям трассы косули ходят в основном стадами по 60, 100 и более голов, также ходят небольшие стада по бокам.

Козы в это время ценятся совсем иначе: бывает, что мясо стоит от 1 до 2 рублей за пуд; бывает, что коза стоит рубль, а шкура — 50 копеек, а иногда целая коза вместе со шкурой оценивается примерно в 1 рубль за круглый счет.

За один гребок ячменя, продолжительность которого зависит от дружелюбия снега, загнавшего козу в менее снежные и более обильные кормовые места, как говорится, хороший охотник забирает до 100 и более туш.

Битая дичь по санной трассе идет до Никольского, до Владивостока. Шкуры производятся в деревнях и продаются в основном уже вшитыми в доху, что спасает от морозов неопытных путешественников (продававших теплые пальто). Иностранцы используют плохо выделанные шкуры вместо матрасов для других предметов домашнего обихода.

Многие козы умирают во время этого переезда как от охотников, так и от зверей. Хорошо, что наша сторона не кишит волками, а то представляю, как быстро это благородное животное, родное охотнику, перевели бы.Мне кажется, только исконная ненависть между породами кошек и собак может объяснить то, что здесь волки попадаются очень много, а уж тем более в таких населенных пунктах, где появление тигра уже стало редкостью.

Морозы усилились, снег стал глубже. Козы уже прошли, и все звери ютятся в теплых рисовых и кедровых лесах. Охота стала трудной из-за шума снега и кустов, и заядлый охотник, бродивший почти весь день, редко встретит одинокую козу, которая еще не ушла.

Медвежья берлога здесь не сломана, и их мало. Изредка иностранцы били копьями медведя в берлогах во время охоты на соболя.

Кабан в кедровых лесах осторожен и быстро уходит по глубокому рыхлому снегу; Вапити тоже; а лыжи еще совсем не держатся, особенно в местах, где есть кедры и где мало солнца и холода. Конечно, хороший промышленник, у которого есть время и терпение, открыт для охоты в это время. Но их немного, и я говорю о большинстве.

Разумный охотник в это время вешает тяжелое ружье, почистив и смазав его на будущее в течение нескольких месяцев, и лишь изредка рассматривает его, и в своем уме с любовью перебирает прошедшие дни и строит самые светлые картины будущего .

Место упокоившегося серьезного друга охотника — берданки — заняла веселая и менее любимая малопулька. В годы, которые плодотворными для тетеревов, она и скучно охотник достаточно работы в большей неохотой времени.

Я не буду описывать отстрел этой птицы осенью с подхода, без чучел и без всплеска, так как это самая обычная охота, а здесь она отличается только тем, что ружье предпочтительнее ружья, так как оно позволяет стрелять на большее расстояние, и в этом случае пуля, попав в нее, редко убивает птицу, и в то же время, когда она промахивается, она не пугает ее и ее соседей. Если стрелок хорошо прикрыт и удачно подогнал мушку с расстоянием, то птица, как зачарованная, сидит, слушая музыку летящих пуль… И даже случайно заметил, что когда немного промахиваешься, то птицу как будто что-то толкает сверху, и она прижимается к ветке, но не улетает.

Густые талые и вязовые острова по берегам и березовые леса на болотах — излюбленное убежище тетерева, а когда снег неглубокий и был урожай желудей, тетерев долгое время питался в горах.

В то же время охота на рябчиков хорошая, неплохая охота на фазанов, которые подходят к жилищу, особенно там, где есть зерновой багаж.

Но теперь снега увеличилось, морозы сильнее, — охота закончилась, и многочисленные тропы, проторенные человеком по берегам рек и родников, по вершинам хребтов, окраинам лесов, заметно засыпали и съеживались. ; остались только дорожки между жилыми домами, к хозяйственным постройкам и — более разорванные — к другу за винтом или стаканчиком водки, и к столбам к копилке и пороховому складу …

Человек, как зверь, оставил себе нужные тропы.Зверь тоже укрывался в теплых водопадах, в кедровых рощах и у рыхлых источников: там его питье, ночлег и еда.

В кедровых лесах тихо: ни мороз, ни ветер не берет, корки совсем нет, снега меньше. Медведи забирались в самые отдаленные водоемы и скалы, и редкие из них не ложились в берлогу. Кабан выкапывает из-под снега кедровую шишку и иногда выползает на кустарные дубовые и ореховые грелки, если они не очень холодные и грецкий орех легко достать осенью.

Тигр, как пастух, держится рядом с кабаном и по мере надобности ест свиней и свиней. Маньчжурский олень, коза — все врезались в теплые лопатки и тоже в основном на окраинах кедровых лесов грызли не опавшие дубовые листья, кору и ветки кустарников, местами высокая мертвая трава, торчащая из источников.

Всем тяжело в это время, и холодно, и голодно, и скучно. В тайге тишина; редко где лес расколется от мороза или ворон каркнет, вырвавшись на свободу, как разрекламированный, никто не знает где и почему.

Местный бескорыстный заяц *, сильно отстающий от своего русского собрата как по росту, так и по ловкости, боится показаться при свете дня и карабкается по сложнейшим оврагам с кустами и мертвым лесом: вы его никогда не увидите, не только таким, но еще и с собакой, а если ее поднять, то тут же куда-то пропадет, так как упадет в землю, даже с пустых поваленных деревьев довелось достать.

Про соболя и белку умалчиваю, так как это дело промышленников, а потом в основном иностранцев (гольдов, ороченов, тунгусов и др.) *, — а я сам грешным делом только раз видел соболя — этот шустрый зверь — да и то не по меху его.

* ( Теперь эти народы называются нанайцами, орочами, эвенками. Ред. )

На самом деле снег здесь начинает падать примерно в половине октября и удерживается хрупкими порошками до его конца, а окончательно оседает уже в первой половине ноября. Только до этого времени можно считать время благоприятным для охотника.

Февральское солнце так нагревает солнце, что самые крутые места, в основном камни, быстро обнажаются: в долинах и пологих солнечных местах корка замерзает за ночь и появляется возможность преследовать животное на лыжах почти до полудня.Еще более тяжелые времена наступили для благородных оленей и особенно косуль: плохо вооруженное золото бьет их в это время, не нуждаясь в винтовке. Одним ножом или копьем на лыжах он легко догоняет косулю или гонит благородных оленей, которые, обессилев и обессилев, в глубоком укрытом снегу, беззащитные с ревом, часто падают под ударами ножа в целые стада (козы).

В данном случае на благородных оленей чаще всего охотятся с собаками, что и делают даже корейцы, а вовсе не охотники.

Основное умение Голдов — загнать козлов на большой солнечный ожог, так как в сейвере снег совершенно рыхлый и глубокий и животное свободно покидает лыжников. Но так как козлов поймали на хорошем солнце с разреженным лесом, вам просто нужно увидеть эту погоню! На лыжах поодиночке или вдвоем, ловко оборачивая найденное стадо, не ломая его и не торопясь, отгоняют косуль в хорошее место, то есть на длительные солнечные ванны в открытом лесу.

Как только это будет достигнуто, начинается гонка.

Тонконогий, обтянутый золотом на своих легких лыжах с устрашающей скоростью несется как сверху вниз, так и по склону, ловко извиваясь между деревьями. Чтобы еще больше напугать коз, он иногда дико рычит в горло, размахивая копьем или шляпой. Сумасшедшие козы, проваливаясь в довольно твердый и глубокий снег, изо всех сил пытаются уйти от погони. Их стремительные прыжки совершаются все реже, и, еще не достигнув подошвы, козы одна за другой попадают под нож охотника.Если преследование ведется не так энергично, то козы идут дальше и мало из них становятся добычей, потому что, не видя сильной опасности, коза идет более спокойно, не напрягаясь, и со шнуром, то есть одна за другой. Прыгает более сильным форвардом.

В феврале 1885 года я вместе с несколькими охотниками-солдатами смог побывать на этой охоте. Дело в том, что в результате чумы крупного рогатого скота был объявлен карантин и батальон остался без мяса: его нужно было достать, и две партии охотников по пять человек разошлись в разные стороны.

Я пошел с одной из сторон.

За два с половиной дня нам удалось найти два небольших стада коз, некоторые из них умудрились скакать по уже протаившим крутым склонам; только 18 были убиты, но двое были взяты живыми, не получив ни повреждений, ни сморщивания.

Один молодой гуранчик * (с двумя ветвями на рогах) долгое время жил со мной и стал совсем ручным: он бил моих собак, когда они входили в его комнату, пошел к кличке «Васька» и не пытался убежать.Примечательно то, что он стал ручным почти в тот же день, когда его затащили в хижину; он стал ходить между охотниками, ел хлеб, овес и сено. В то же время знакомый золотой подарил мне косуль на пару. Хотя звери жили со мной в одно и то же время, косуля всегда была почти полностью дикой и, несмотря на дружбу с гураном и послушание ему, постоянно стремилась ускользнуть в горы.

* ( Гуран — местное название самца косули в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.Эд. )

Другая группа охотников, одновременно посланных за мясом, убила почти столько же коз и, кажется, поймала одну живую. Золото добывали почти у нашей партии в хребтах. Он убил 46 коз в мгновение ока без ружья!

Во время весенней корки и немного раньше, то есть примерно в феврале и в самом начале марта, тигр, сильно не любящий ледяную корку и глубокий снег, не находит себе пропитания по еще маленьким голым гребням и поэтому подходит к жилым местам, где у него мало труда, ему удается завести собаку, затем свинью, затем лошадь.Однако в настоящее время лошади, конечно, редко встречаются разблокированными. Примечательно, что тигр здесь никогда не режет скот (хотя скот для этого более доступен), по крайней мере здесь, на Добе-хе, я знаю только один случай, когда двухлетний бык был ранен тигром. И было много случаев одержимости тиграми, причем самых наглых. Я не буду вдаваться в подробности, приведу только самые свежие и выдающиеся.

В деревнях на Уссури всегда можно услышать много историй, например, о том, как тигр забрался в хату к казаку.Чтобы спрятаться от него, казак залез между печкой и пристанью, откуда тигр стал на него охотиться, а сам, будучи толще казака, застрял в этой щели. К счастью, казак нащупал за собой тупого литовца (косу) и как-то распилил или проткнул наглому зверю горло.

Другой случай. Около ста пятидесяти корейцев строят дорогу из Владивостока, роют канавы по обеим сторонам дороги, все сгруппированы.Появляется тигр, спокойно, шагом, идет по новой дороге между рабочими и безнаказанно прячется в лесу, заставляя трусливых корейцев всю ночь зажигать фонари и не спать после работы.

А потом — водитель возвращается. Мороз 25 °, а водитель пьяный, закутанный в доху и дремлет. Вдруг ужасный шок — он вылетает из саней; от падения он опомнился, открыл глаза — лошади поскакали прочь, а над ним лежал тигр и смотрел на него, виляя хвостом.Водитель ошеломлен и боится двигаться. Думает — плохо: мороз берет свое, тигр страшен. Он начинает пытаться откатиться от неприятного соседа; видит — дела идут хорошо, только тигр смотрит на него глазами и играет хвостом, но с места не двигается. Кучер, не видя его, откатился к обрыву на берегу Амура, благополучно спрыгнул с него на реку и побежал с ним к скамейке, не дойдя до которой увидел своих запутавшихся лошадей и сломанные сани.

Не помню, думаю, у Красного Яра (недалеко от села Никольское) охотились трое — двое россиян и один иностранец. Первые двое идут по самому гребню хребта, так что они хорошо видят золото, которое тащит козла вниз. Они посмотрели, и тигр начал прятать чужеземца: он пробежал несколько глубин, ползет вперед, прятался, пропустил — и снова та же история. Это несколько раз. Сверху на помощь подбежать невозможно, так как обрыв крутой, крика тоже не слышно, предупредить… стали стрелять и махать руками и шляпами … После третьего или четвертого маневра тигр схватил ничего не слышавшего иностранца и вместе с ним и козой скрылся в зарослях …

В начале февраля 1884 г. начальнику нашей телеграфной станции господину К. сообщили, что тигр похитил собаку верстах в восьми от нас в фанзе Зивизе. Г-н К. с телеграфистом С. (не охотник) пошли туда понаблюдать за хищником, так как последний почти всегда повторяет его визит.В фанзе среди манцев началось всеобщее волнение, и к вечеру была обучена масса оружия, чтобы отразить ужасного гостя; там были копья, секиры, топоры и почти сельскохозяйственные орудия. По рассказам манца, тигр прыгнул на крышу сарая, с нее во двор, где схватил собаку и с ней прыгнул обратно на крышу. Когда манзы с криком и шумом всей толпой бросились за ним, он прошел по гребню сарая, дойдя до конца которого, бросил собаку во двор, снова спрыгнул за ней, но потом под натиском из храброго человека он бросился в угловой сарай и, не найдя выхода, кроме небольшой трещины в глинобитной стене, сломал последнюю и ушел.Только собачка осталась манзам на варениках …

* ( Манза — маньчжур. Ред. )

К. проверил рассказ по тропе в снегу на крыше и в конюшне, а затем остался ждать нового визита.

Уже темнело. В большом фанзе с бумажными окнами было много людей: курили, шумели; горели очаги — в общем было светло и шумно. Почти в каждом бумажном окне есть небольшая ямка, вырытая, чтобы увидеть, что происходит во дворе.К. осмотрел двор в один из них: было почти темно, и конек противоположного сарая, через который тигр проделал свой неудачный путь прошлой ночью, слегка очерчивался в небе. В одном месте на гребне в виде неопределенного возвышения потемнела поднятая ветром солома, что К. заметил еще до наступления темноты …

Прошло довольно много времени. Манзы, ухаживавшие за К., приехавшим спасти их от неприятного гостя, тоже часто спрашивали через оконные проемы о благополучии во дворе…

Один из них таинственным образом подходит к К. и еще более загадочно шепчет: «Ламаз!» (тигр).

К. хватается за винчестер и наклоняется к проему: крыша еле видна, но, приглядевшись, можно разглядеть не одну, а две кучи … какие из них снова появились — угадать невозможно …

Слово «ламаза», услышанное и уловленное остальными манзой, вызвало переполох; помня, что их лошади, хотя и находятся в сарае, не заперты, все они в раздираемой толпе, с шумом, фонарями и своим самодельным оружием, направляются к выходу, с ними собаки, покоренные со вчерашнего дня.К. пытается всех вернуть словами. Но это было не так, народ был взволнован! … К. начинает отталкивать их с силой и проклятиями.

Как только ему удалось оттолкнуть последнего и он начал закрывать дверь, одна из собак со страхом проскользнула в проход, который еще не успел закрыться. Другой в ужасе прижался к внешней стене, затем быстро бросился к воротам. Тут же на то же место запросто прыгнул массивный тигр, повернулся за ним, ворота треснули, и собака, не успевшая убежать, закричала на смерть…

Утром решетчатые ворота были сломаны, а затем унесены след тигра и кровь собаки.

На следующий день, ближе к вечеру, узнав обо всем, что случилось с К., мы вчетвером (включая К.) на двух санях отправились к Фанзе Зивизе.

Когда мы подошли к Фанзе, было совсем темно; небо морозное, снег рыхлый, погода мягкая. Дорога шла вдоль прибрежных ив, и если бы не наши разговоры, то совершенно бесшумно ехали два санки.

Здесь, сквозь тальники, совсем близко вспыхнул свет фанзы. Вдруг в фанзе крики, бег, вспыхивают огни. «Неужели уже поздно?» Кто-то в санях говорит: «Разве они не пугают тигра? Не нападал Хунхуз! «*

* ( китайских грабителей называли хунхусами. Ред. )

Я видел только бегущих людей. Только крик типа «беда, беда!» особенно резко выделялась.

Мы остановили наших лошадей и взяли ружья. Несколько человек, очень напуганные, летели к нам с фонарями… Дело в том, что через дорогу поставили привод на тигра из двух-трех берданских винтовок. Свет фонаря явно отбрасывал тень шнурка примерно в шести дюймах от передней лошади! … Мы не знали, благодарить или ругать манцев за их осторожность. Сделать переднюю лошадь хотя бы на полшага больше — это была случайность, в кого бы попали пули.

Ночь в фанзе и утренний поиск не заслуживают внимания, поэтому перейду к следующему делу, свидетелем которого я был.

В середине того же февраля мы вошли в привычку торчать в Анучине, почти том же тигре, с которым мы ходили в Цивайзу. Его особой приметой было то, что одна из лап, не помню какую, была слегка ранена в самую пятку, и поэтому на следе было четко обозначено кровавое пятно размером в три гроша. Этот тигр, по-видимому, был очень голоден, так как пожирал останки сгоревших, убитых от истощения рабочих быков, которым при жизни и до сожжения нечего было есть.Несмотря на это, тигр старательно и почти каждую ночь грабил их в 30 ярдах от крайних домов урочищ, а затем отправлялся отдыхать, путешествуя уже вдоль реки, в трех ярдах от жителей не мирного, а военного сословия. ! — Наглость !?

Убежденный в последнем, я первым взялся за оружие: в том месте, где должен был пройти тигр, то есть там, где пересекались его следы, я сделал будку из шестов, накрыв ее толстым слоем сена, и положил его внутрь, чтобы было теплее лежать, и в ту же ночь, вооружившись ружьем и ножом, с посыльным с копьем пошли смотреть.

Лунная ночь. Примерно в 70 шагах от скрадка, посреди канала, на льду хорошо видна обгоревшая и не съеденная голова быка. На правом плече торчит копье посыльного, а покрытый инеем ствол винтовки выступал из будки и освещался далее мушкой почти полной луной.

Первая — это мысль о хрупкости нашего убежища, затем, через час, о глупости нашего предприятия, а затем о тепле в нашей хижине, и этот самый веский аргумент приводит нас домой примерно в 12 часов утра. горячий ужин и теплая постель.

Итак, три ночи проходят с небольшой разницей во времени. На четвертом такая история случилась. Капитан К. спрашивает меня утром 22 февраля, буду ли я сидеть сегодня.

Я буду, — говорю, — но что?

Да, я хотел посидеть. Сделай мне одолжение.

Одним словом, я уступил ему пост в ту ночь. И вот утром поехал проверять треки. Я посмотрел — тигр стоял передними лапами в самой будке, а голову быка волочили на сотню шагов вверх по реке и прогрызли до основания рогов.Что за гоблин? Бегу к К.

Ну что ты наделал?

Ой, брат, извини, вчера, понимаешь, гости … Я вполне готов … Да, видите ли … Ну … Пойдем выпьем … Почему?

Вот что: ночью в будке был тигр!

Я рассказал ему всю историю и что тропа проходила мимо его хижины.

Ну, слава богу, не поехал, — облегченно вздохнул К.

Вы идете смотреть, когда знаете, что тигр не придет? Я смеялся.

Утром того же дня, известив Р. и взяв с собой двух унтер-офицеров, мы сразу же оказались у головы быка и затем пошли по следам к большому пекарю в миле от Анучина.

С нами был один из унтер-офицеров Михей Иванов, о котором я говорил ранее как об опытном следопыте. Он сказал, что тигр, вероятно, лежал под солнцем, и был прав. Мы только что поднялись на половину горы, когда на слегка оттаявшей земле различили четкий отпечаток лапы тигра, а на самой вершине, где кончался талый клочок и начинался снег, шла выходная тропа животного, которое у нас было. просто подняли, так как даже мелкие крупинки взбалтываемого снега не успевали таять на довольно сильном солнце.

Мы быстро двинулись вперед по рельсам, следуя друг за другом.

Тигр ходил хитро — все время в орешнике и дубовых рощах, и хотя оба были чуть выше колена и были видны далеко впереди, нам так и не удалось увидеть его ни в одной из щелей. С места, как только его разбудили, он пошел довольно большими прыжками (аршин 7-8), он также прибегал к ним на открытых местах, которые нельзя было обойти, но затем его походка превратилась в небольшую рысь, которая является в ступеньку переходило не более полутора верст.

Светлая корка не выдержала не только нас, но и тигра. Я говорю «не только мы», потому что зверь был как минимум вдвое тяжелее каждого из нас. Однако в одном месте, даже когда мы не лазили на солнышке, он всеми четырьмя лапами кучей спрыгнул с обрывистого берега реки на лед и не упал: ведущему из нас пришлось спускаться с обрыва. Отбросьте ровно на то же место, но осторожно, сидя и держась за кусты, и встаньте ногами на ту же точку, где был след от тесноты лап животного, и он провалился.

След зверя направлялся на северо-восток, прямо напротив хребтов, из-за чего нужно было либо подняться на ласковое солнце с густыми ореховыми деревьями и небольшим, но твердым снегом, а затем спуститься в открытые лесные массивы реки. с глубокими, выше колен, сугробами.

Тигр, видимо, слабел с каждой минутой, так как шаг его становился мелким и неровным, и только на более открытых местах он напрягал силы и бежал быстрее, чтобы не попадаться нам на глаза.По словам Михея Иванова, он прошел не более 80 саженей. Так говорил Мика, думая, не знаю, с какими знаками остались на снегу и на кустах. Его слова, однако, вскоре подтвердились, так как перед нами, примерно в 60 ярдах, был небольшой перевал, полностью обнаженный от орешника, через который, судя по направлению тропы, должен был пройти тигр, и по которому мы давно искал в ожидании этого момента.

Здесь, ярдах в 50 от него, тропа вилась в разные стороны: мы начали осторожно, с готовыми винтовками, ее распутывать.Вдруг смотрим, лежим … Взгляд устремился к перевалу … Тигр пронесся по нему двумя огромными прыжками, и только два сухих, тщетных выстрела щелкнули ему вслед и на перевал поднялся снег от чьей-то пули. Несмотря на потраченные впустую заряды, мы быстро взбежали на гребень, надеясь все же увидеть животное и посмотреть, не ударил ли кто-нибудь его наугад, но тигра или следов удара не было.

Мы решили, что зверь, по-видимому, устал, и хотя чая и хлеба не было, и мы были легко одеты, нам все же нужно было попытаться снова его догнать до наступления темноты.

И темнота не за горами: подходил к концу короткий февральский день; воздух похолодел и покраснел, и под ногами затрещал снег. За перевалом тигр долго шел прыжками по 5 и 6 аршинов, потом снова перешел на рысь и сразу сделал шаг. Хотя мы очень устали и вспотели, тем не менее, мы увеличили темп, сильнейший шагоход М. Иванов быстро проложил нам дорогу по следу зверя.

За вторым гребнем, в полугоре — лежа; мы снизили темп… Через несколько минут снова ложусь. Оба говорят о том, что животное очень устало: на снегу всю дорогу видно что-то вроде желтого пота. Не знаю, потеют ли тигры? Переход еще короче — еще лежа, еще больше пота.

Зверь, видимо, злится, так как на тюрьмах от ударов хвоста заметно несколько выбоин. Каждую секунду мы ждем, чтобы увидеть зверя. Но уже почти стемнело, и мы сами подняли языки, так как по снегу стало очень трудно ходить, и тигр уже не везде проваливается.

Вот тропа свернула по гребню сплошной полосой, но нас не держит и стрелять практически невозможно — было так темно …

Мне пришлось бросить курить.

На следующий день все еще оставалась надежда попробовать покататься на лыжах. Теперь ему пришлось вернуться домой самостоятельно и без отдыха, чтобы не замерзнуть. Луна давно заслонила вечерний рассвет и тускло осветила нашу уставшую группу, тупым терпением ломая глубокий снег, который ломался и ломался.

Локоть близко, но не укусишь! Вот этот подлый зверь — подошел вплотную, увидел хвост, увидел, что шуба длинная и даже при прыжке тряслась, а с четырьмя верными винтовками они не могли достать бродягу…

Что до подлости, ума или хитрости, если я не устану, то расскажу подробнее о нем.

Вскоре после первого обыска, а именно 1 марта, санитар доктора И. пошел к первой еловой гребле вдоль Эль-да-гу за дровами и по прибытии сказал, что видел след того же тигра с окровавленная лапа.

Доктор дал нам знать, и он сам, Р., я и два унтер-офицера немедленно отправились испытать удачу. Вскоре они нашли тропу, превратили ее в кусты, пересекли небольшую борозду Эль-да-го и почти сразу подняли тигра в гуще зарослей, так как они шли шумно и не ожидали, что он будет лежать так близко к Дорога.

Тигр поднялся на берег Эль-да-го и его притока. Левый берег солнца уже сильно растаял, и его густая засохшая трава позволяла животному передвигаться свободно и тайно, оставляя лишь местами следы на нетающем снеге. Что касается еще шевелящейся травы, грядок и свежего помета, тигр подошел от нас даже ближе, чем в первый раз; здесь и берега, заросшие густой ивой, грецкими орехами, ивой, черемухой и вязом, способствовали этому.

По всей видимости, тигр сильно истощился, так как остановился на ходу и съел тухлого полуклеванного сома, брошенного прошлой осенью водой или рыбаками. Его подстилка, в отличие от обычной, которую можно было наблюдать на других охотах, была в небольшом количестве и содержала много непереваренной травы. Неужели он действительно ел траву от голода? Предположим, время было такое, что ему было трудно достать мяса, так как он не большой мастер хождения по снегу, особенно последний, растаяв только на самых крутых солнечных ожогах, оставался в больших количествах в водохранилищах, и маленький вечер (т.э., те часы, когда охотится этот хищник) — замерзли и потрескивали нежные загорающие — предупреждая всех о приближении тигра. Может, тигр ел траву в виде лекарства — не знаю, но не думаю, так как трава на тот момент была совершенно сухой, перезимовала под снегом и, вероятно, уже потеряла все свои лечебные свойства. .

Но затем Эль-да-го повернул, не открывая ни одного берега юго-восточному солнцу; Кровать стала толще, и нам приходилось ходить по снегу выше колен.Снег был плотный — еле пробивался и еле выдергивал уставшую ногу.

Вы знаете? — говорит мне Р., — дорога идет параллельно реке; пусть следуют унтер-офицеры, и мы идем вперед по обрыву, а затем по лесной тропинке сворачиваем к реке и ждем тигра.

Сказано — сделано: сразу выехали на дорогу. Мы прошли с ней шагов 300 … первая тропа поворачивает под ребятами к реке …

Давайте закатим сюда, — говорит Р.

Нет, — говорю, — еще через двести шагов будет еще один, а то этот уж близко под колею.

Поехали к другой, параллельно ей, и, свернув, доехали до реки, осмотрели — тропа еще не прошла.

Заняли удобное место, чтобы не пропустить тигра, и ждем.

Тальник по обоим берегам вместе с рекой был около ста шагов в ширину; место не было особо диким, так что промахнуться было сложно.

Ждали, ждали … уже вроде бы пора — день темнел. Вдруг по той же тропе, по которой мы шли, я слышу, что кто-то идет.

Что ты? — спрашиваю одного из подошедших унтер-офицеров.

Да, ваша честь, тигр спустился с реки; пошел тем же путем, что и colo fanz ближе, должно быть, остановился и присмотрел за вами, когда вы шли по дороге.

Вот в чем дело! Если бы мы пошли той дорогой, которая была раньше и по которой Р.предложил съездить, мы бы его наверно встретили! Никогда не думал, что этот зверь так близко шагает по колее, но то, что прошло, не произойдет.

Поехали, проверили слова унтер-офицера; Оказалось, что тигр действительно довольно долго стоял у самого выхода лесной тропинки на дорогу, так как успел пролить на этом месте много крови и его ноги были сбиты вместе. Не знаю, о чем он думал, стоя здесь, может, он просто смотрел на нас, на своих противников, так как место было полностью открыто, и в то время мы уходили от него, думая, как его перехватить на река.Должно быть, в глазах кошки было мало магнетизма, чтобы ни у кого из нас не было желания оглядываться. Возможно, благодаря этой особенности кошки так ловко и тщательно прячут животных.

Постояв у дороги, тигр пересек ее и забрался в скалистый, очень крутой и талый солнечный ожог у берегов Эль-да-го. Было темно. Мы проследили курс тигра только до обрыва, а потом отправились ночевать в соседних корейских болельщиках, оставив погоню до утра.

Мы как-то спали в душной блошиной корейской фанзе с горячими каналами * и холодным воздухом, забитые голыми корейцами, которые, снимая свои единственные хлопковые куртки, набитые всякими насекомыми, просто крякают от удовольствия, поджаривая свои обнаженные тела. по горячим каналам со всех сторон.А наш брат по привычке врет и думает: «О, Господи, хоть бы свет! О, Господи, лучше бы он спал на морозе где-нибудь в лесу, в болоте — все лучше». Но тем не менее, до того, как свет преодолеет либо сон, либо какое-то забвение — корейцы перестали крутиться, канцы остыли, а их обнаженные тела уже чем-то прикрыты, оставив открытыми только заплетенные на головы наручники и около 20 пар курносых ноздрей, излучающих тяжелый, нерегулярный храп и сап, уходящие под дымные своды дымчатого фанзы.

* ( В домах маньчжур и корейцев дымоход от печи проходит под низкими лежанками — канами, поэтому они всегда теплые. )

Немного рассвело, а мы уже шли по следу загорающих, видимо, все обрадовались, что мы вышли на свежий воздух, хотя и переживали прилично.

Унтер-офицер Трофимов уже взбирался на обрыв, чтобы разглядеть тропу, и через несколько минут, сделав небольшой шаг, махнул нам руками.Мы тоже к нему прикололись.

Вот, прости бог, повезло проклятому! Дай посмотреть, — вполголоса говорит Т., указывая рукой на землю, когда мы, задыхаясь, вылезали в атаку.

Возле большого камня, как видно из сильно смятой и лежащей травы, ночью лежал тигр. Чуть ниже, примерно в трех саженях по крутому каменисто-песчаному склону, можно увидеть след катящейся на заднице косули — по ней ехал тигр, и на всем протяжении — следы крови и крупные клочки. из шерсти; рядом два следа стремительно сбежавших вниз косуль.

Затем раздавленную косулю вытащили возле постели и съели до земли, даже с потрохами и всем, что в них содержалось, только одно ухо с куском кожи, копыто с небольшим кусочком ноги и остался крохотный кусочек непереваренной травы из желудка! А потом еще один экскремент здорового хищника.

Действительно повезло этому проходимцу! Так что проголодался — теперь ничего не могу догнать.

Покурили, разглядели след: он спустился по диагонали, потом вышел на дорогу и прямо по дороге вверх по долине.Мы решили пойти за ним еще раз, надеясь найти где-нибудь спящего тигра, но все было напрасно: глубоко поев, животное пошло совсем по-другому, а мы уже дважды зря заварили чай для подкрепления, лезли ни к чему, Бог знает какие вершины. Единственное, что на этот раз было интересно, так это то, что, во-первых, тигр смело прошел мимо самой манзы-фанзы, хотя, наверное, шел даже в светлое время суток (не хотел ли он собаку повесить на закуску?), А во-вторых, он сам он открыл свое логово или берлогу другого брата недалеко от фанзы.

Это было вонючее место в самой глуши и чаще всего, где было много обглоданных, в основном собачьих, костей; отсюда хищник во время голода совершал набеги на фанцзы, и он, вероятно, в это время попал под настороженный выстрел допотопной китайской винтовки.

Как рассказывают очевидцы, у манцев был мундирный разгул, когда однажды ночью они услышали выстрел и рев, а на рассвете торжественно подобрали большого зверя. Все виды мяса варили, жарили и готовили на пару; варились пельмени, суп и тушеное мясо.Поскольку мясо тигра едят для храбрости, вероятно, именно поэтому и по случаю торжества пришедшие гости — соседи манзы — почти за один день помогли сожрать целого тигра. Шкуру набили соломой и торжественно принесли на продажу в наш тракт, где за 50 рублей продали начальнику телеграфной станции. Чучело было внушительных размеров (восемнадцать четвертей) и, прислонившись к высокой печке, почти не уступало ему.

Похоже, нашего тигра (с окровавленной лапой) тоже коснулась Немезида, так как примерно в то же время солдат, который шел в кедровую рощу, которая была недалеко от мест, где держался наш тигр, наткнулся на труп животного слегка засыпанный снегом; размер следа был таким же, но на лапах, как я не искал, следов травм не обнаружил.Шкура была очень красивой, но зверь казался голодным. Неизвестно, по какой причине он умер, так как его отправили во Владивосток на продажу, а не распотрошили.

В том же месяце ефрейтор моей роты, хороший охотник Леонтьев был направлен на телеграфную станцию ​​Лазарева для охраны находившегося там батальонного груза. Не помню в какое число, ночью появился тигр и утащил собаку. Сегодня утром Леонтьев с другим солдатом — не охотником, а с небольшой собакой ротового воспитания, которая довольно охотно скакала по любой тропе, последовали за ним.Ему пришлось пройти недалеко, среди небольших орешников, когда на сотню шагов впереди поднялся тигр. Леонтьев тут же поцеловал и ударил (берданком) его по лопаткам. Тигр высоко подпрыгнул на всех четырех лапах и, жутко лая, убежал, огибая небольшой холм. Нападающий Леонтьев обернулся, а его товарищ и собака, которые до этого резво бежали по тропе, стояли, как окаменевшие.

Ты что, Кремнев? — крикнул он своему товарищу, а сам бросился резать тигра.

Кремнев, как сумасшедший, неосознанно и незаметно стал наклоняться вперед.

Между тем Леонтьев, выбегая на холм, увидел идущее животное и, в очередной раз ударив его совсем близко по заднице, сломал ему крестец.

Тигр злобно рычал, душил и полз, волоча задом, прямо на Леонтьева, устремив желтые злые глаза в темные напряженные глаза охотника, который уже заряжал ружье и медленно целился … Шагов шесть, животное сильно дрожало всем телом и как бы замерзло, лежа на земле, с небольшой дырой во лбу от заостренной пули.

Леонтьев почувствовал облегчение, и только теперь его руки сильно тряслись.

Кремнев и собачка почти не двигались с места с самого начала драмы. У счастливого победителя не хватило духа упрекнуть робкого. Самое смешное, что собаку пришлось толкать, чтобы вывести ее из ступора, и пока она шла по кустам в деревню, она так нервничала, что, случайно ударившись хвостом о куст или травинку, отскочила. с визгом и быстро повернулся лицом к предмету, который его коснулся.

По рассказу Леонтьева, тигр, утащив собаку, съел не более половины и отошел от нее не дальше десяти шагов, что было видно на снегу.

Существует общее мнение, иногда подтверждаемое доказательствами, что собачье мясо оказывает на тигра успокаивающее действие. Дело в том, что этот свирепый хищник, беспрепятственно поедающий четверть лошади, целую козу, половину благородного оленя и многое другое *, иногда получая опасную для собственной жизни собаку, ужасно долго смакует ее.

В 1886 году ранней весной мне довелось убить благородного оленя. Я был один со стрелком Палецким, и мы оба сразу же пошли за лошадью, чтобы увести оленя. Придя домой, я послал свою лошадь с Палецким и еще одним унтер-офицером. Выяснилось, что кто-то утащил благородного оленя, и оба стрелка сначала подумали о медведе, так как зверь тащил благородного оленя с горы не менее полумили, крушив все кусты вокруг. Далее, там, где спуск затягивался, след от бремени пропадал, но и костей не было.Земля была твердой, и охотники с трудом различали след зверя, который пошел дальше и волочил на себе, видимо, благородного оленя. Но на одном невысоком и влажном месте отчетливо отпечатались глубокие следы тигра, а дальше, у ключа, — останки почти съеденного животного.

14 сентября 1885 года нам сообщили, что в двух верстах от нас, у новоселов села Гордеевка, тигры за одну ночь сбили трех лошадей и, высосав кровь, еще не начали есть.Собираться пришлось недолго, особенно в таких хороших условиях, как сентябрь и двухверстная дистанция. Решили охранять серьезно, по всем правилам, так как ночи были теплые, а там, где лежали обглоданные лошади, росли деревья.

Доктор И., лейтенант Ш. И я поехал.

Ввиду серьезности затеи, я даже не взял с собой дым, а только на всякий случай схватился за не особо толстую длинную веревку.

Мы взяли из села троих украинцев-проводников, которые должны были показать нам, где находятся лошади.Два проводника несли заряженные, должно быть, стреляные одноствольные, которые они схватили, и с величайшей осторожностью, опасаясь, вероятно, большего количества одноствольных стволов, чем зверя, удобно расположили их за спиной.

Согласно жеребьевке, врач должен был сидеть отдельно лежащей лошадью, ближе к дороге, я и III. получили место для двух других лошадей, которые находились на расстоянии 5-7 саженей друг от друга.

Солнце уже садилось, когда мы усадили И. на его дерево и сами пошли искать наших лошадей.

Вдоль высокой и густой полыни удалось нам только тогда, когда начало темнеть. Спешно выбирая деревья, мы уже собирались на них лазить, когда украинцы заявили, что одни боятся возвращаться. Потребовалось много слов и времени, чтобы убедить их, что еще светло, что мы, поднимаясь по лестнице, защитим их путь, что, если мы пойдем с ними, мы упустим время и т. Д., Пока они решили уйти, намеренно шуметь и разговаривать для большей безопасности.

Но потом все утихло, серое небо задвинулось над нами и сильно потемнело.Только одна из лошадей — белая — выделялась слабым местом на почерневшей земле … Хотя мы расположились в лесу в шести саженях друг от друга, мы больше не могли различать друг друга. Сидеть было ужасно неудобно из-за того, что ветви росли под острым углом к ​​стволу; Также было неудобно целиться или менять фронт. Не помню, сколько мы просидели, вернее стояли у своих столбов, но в темноте ночи послышался легкий шорох над сухой полынью — как будто кто-то осторожно ползал по занимаемому нами месту.Может быть, какое-то животное, а может, тигр исследовал свою добычу.

Поскольку абсолютно ничего не было видно, я уставился на белое пятно, отмеченное лошадью, ожидая увидеть темную тень животного, появившегося на нем. От долгого напряжения казалось, что пятно качается и меняет форму, но нужно было только на секунду закрыть глаза и сразу посмотреть, как все осталось по-прежнему …

Опять все тихо — даже удручающе.

Должно быть, это же чувство охватило Ш. — он начал ворочаться на своем дереве сначала тихо, а потом даже с треском веток. Я молчу. Недалеко, на берегу реки, с грохотом, чем-то напугавшись, упала большая стая ворон …

Почему они боялись ночью? — вполголоса говорит Ш.

«- Чего ты там крутишься? — шепчу я еще тише.

Да ну бурку с половчей добавляю! …

Ах, черт побери! Он там умный с плащом, а я в одном коротком пальто, даже встать больно! … » А я уже представлял, что Ш. Аккуратно подложил под него один конец плаща и сделал что-то вроде палатки. Ну ладно, думаю, пусть поспит; но я буду стрелять! И я только успокоил себя этой мыслью, когда вздрогнул, когда увидел мерцающий свет в темноте … Не знаю, что я думал о свете в тот момент, но в любом случае это не тот лейтенант Ш. Закуривал сигару! Я могла сидеть и не курить до утра, а здесь — паранджа и сигара ?! Я плохо себя чувствовал … Я забыл об осторожности.

Вы закурили сигарету, А.И.?

Да. Да заводится …

Могу я попросить вас сигарету? С собой не брал, а теперь, наверное, ждать ничего не будем.

Мы договорились выйти и уехать на этот раз. Но внизу было темно и густо.

Что, ты выходишь?

Ты скоро будешь на Земле?

Сейчас! — опять же взаимный обман и смех после понятого обмана.

Наконец, они начали спуск всерьез, строго соблюдая расстояние от земли, и мне кажется, что из-за

, который он очень хотел покурить, спрыгнул первым.

Тогда вопрос был в том, как нам найти доктора. Мы знали направление примерно, хоть и в темноте, но точно найти было невозможно, тем более что днем ​​мы даже бродили. Можно было либо вовсе обойти доктора, либо неожиданно наехать на него и получить заряд вместо зверя. Также стыдно постоянно кричать — как будто мы боимся.

Поехали наугад, изготовили винтовки, и, пройдя, по нашему мнению, около половины, выстрелил и закричал, доктор тут же отреагировал, хотя и значительно отклонился от того направления, в котором мы взяли.

Ш. Также ничего не видел, а только пожертвовал ножом и кольцом, когда забрался на дерево, и, несмотря на поиски, было невозможно найти оба предмета в темноте. Желая поскорее выбраться в спящую деревню (в которой, видимо, чувствуя приближение тигров, не лаяла ни одна собака), мы долго заблудились, пока не вышли на дорогу — это было так сложно ориентироваться в темноте.

На следующий день мне было некогда, а Ш. Пошел смотреть со своим посыльным.Он сказал, что тигры пришли, когда было еще совсем светло, но все невезение произошло из-за того, что они сели с посыльным на одном из самых удобных из неудобных деревьев; Гонец встал выше, лицом к другой стороне, и первый увидел приближающихся маленьких тигров; чтобы предупредить своего хозяина, не пугая тигров, он стал толкать его ногой в голову, обутый в сапоги с подковой … Ш. его охватила ярость: он знал, что случилось что-то важное, и не знал, что выбрать — осторожно повернуть или избить своего посланника за наглость, но среднее вышло — он нечаянно повернулся и напугал приближающихся двух тигров, которые ему все же удалось увидеть.Ш. Говорит, что это были маленькие, вероятно, молодые животные. По тропе, которую мы проверили, и по количеству сбитых лошадей можно было сделать вывод, что бродила целая семья — две большие и две маленькие. И «эта семья уехала безнаказанно!»

Около Масленицы 1889 года тигров было особенно много, и они бродили в основном возле жилищ. Не было почти ни одного дня, чтобы об их проделках слышали что-то новое.

Эти приятные соседи тоже появились в нашем районе и довели свои атаки до дерзости.В самом центре урочища, населенного почти исключительно военными, почти у каждого из которых есть винтовки или дробовики, однажды ночью тигр раздавил свинью у штабс-капитана Б. Тигр забрался сюда, несмотря на то, что в центре урочища Дома расположены груды, городские, рядом с бараками с вечными санитарами и постами с вечными караулами, движущимися дозорами и прочими служебными разгонами.

А про окраины, то есть про домики, расположенные вдоль берега реки, и сказать нечего: на Dr.I. (у него три ружья, два двуствольных ружья), сеттер украл тигр; там же он снял шкуру с бок двухлетнего быка. На вашего покорного слугу (столько же оружия) я оттащил указку и так напугал лошадей, что с этого момента они стали метаться, особенно от лежащих предметов — бревен, обрезков сена и тому подобного.

Рядом с моим домом, в 20 ярдах, есть ночной пост, где дневные сторожа всегда разжигают огонь. В ту ночь, когда произошло похищение, как будто нарочно шел снег, и санитар наткнулся на сырые дрова, с которыми возился до рассвета, слыша, что кто-то ходит, и чувствуя опасность.По приказу властей часовой на этом посту был вооружен винтовкой.

Начальник охотничьего отряда, офицер с несколькими охотниками, погнался за тигром, укравшим собаку у врача, и совершенно неожиданно встретил животное прямо там, за рекой, на очень высоком уступе горы. Тигр ел собаку! Из-за неожиданности никто не приготовился к стрельбе; один раз стреляли почти наверх, потом погнались и … только.

Несмотря на все действия охотничьей команды, тигры осадили урочище; немного стемнело, боялись ходить по улицам; в гости, особенно на окраины, ходили почти не одни, а скорее целыми толпами, а то, несмотря на близкое расстояние, запрягали лошадей; у некоторых были ножи, револьверы; некоторые взяли посыльных; некоторых сопровождали с винтовкой, и, возможно, некоторые из наиболее отважных по дороге домой были преодолены такой бешеной рысью или шагом, что только тьма скрывала секрет.Он уже вплотную приблизился к карикатуре, опубликованной в нашей газете в 1885 году, когда тигры тоже бродили, хотя и не в такой степени. Была фотография капитана К., идущего к властям с вечерним докладом: перед ним гонец с фонарем, другой с колоколом; Сам К. с винчестером и саблей, а за ними еще патруль с винтовками …

Один из тигров выбрал своей резиденцией остров на Добе-хе, ближайший от телеграфных построек.Отсюда он совершал набеги и, несмотря на то, что за ним наблюдали, что на него была поставлена ​​ловушка, он утащил около девяти свиней, двух собак, отрезал большому быку бок так, что он вскоре исчез, и самым наглым образом, несмотря на то, что его почти ежедневно преследовали и за него платили, вернулся на тот же остров, что и вернулся домой.

Предположим, что наши зарплаты были сделаны не столько коряво, как небрежно и жадностью: мы ожидали получить животное с четырьмя или пятью людьми, в то время не было недостатка в людях.Каждый из нас взял себе шкуру своими руками. Некоторые, например, у которых тигр украл свинью, считали его своим и почти запрещали стрелять, хотя и не определяли, был ли он принят или заклеймен.

Почти каждый раз тигра пугали за пределами острова; он перешел реку с густо заросшими берегами на льду, высмотрел там, где редко встречались числа, и, пробравшись между ними на поляне в какой-то еле заметной лощине, благополучно добрался до гор.

Как-то раз я и охотники из компании получали примерно одинаковую зарплату: двое шли по следам зверя, а двое сторожили на лучших канализационных люках. Поднятое животное прошло очень близко ко мне, но я его не увидел.

Мы пошли преследовать его через горы, наблюдали за ним до вечера, и снова я только убедился, что тигр был великим тактиком; отступая, он занимает вершины гор (грядки видны в снегу), откуда спокойно следит за вашими движениями, и пока вы поднимаетесь на одну вершину, он тайно, не торопясь, берет следующую и т. д.Но, несмотря на то, что в других местах, из-за открытого леса и удобного склона горы в нашу сторону, мы должны были это увидеть, нам так и не удалось, так что ловко этот крупный хищник умеет применять к каждому дереву. , куст, пень и мертвый лес. Если мы пили чай, он находился недалеко и спокойно ждал, когда мы закончим эту операцию. Это можно было увидеть по сильно уложенным долинам, достигая которых, мы каждый раз удивлялись тому, что не замечали животное с того места, где заваривался чай, хотя мы вчетвером подробно осматривали каждый куст оттуда, а это только на расстоянии каких-то 200-400 шагов и даже по белому снегу ?! Кое-где тигр, не желая проходить открытые луга, делал петли, подходил к нам еще ближе и, видимо, пытался угадать наши намерения.К концу дня он сильно устал от назойливой погони: стал часто ложиться и бить хвостом по снегу … Только заходящее солнце успокаивало его и нас.

Продуман каждый шаг тигра. Он не уходит далеко от своих преследователей, чтобы знать их намерения, направление, которое они выбрали, и, как правило, держать их перед нашими глазами.

Мне кажется, если бы горы были везде удобны, то догнать или прогнать тигра на обычных лошадях было бы несложно, так как зимой здешние леса видны далеко насквозь, а других укрытий на территории нет. горы, как тростник или что-то в этом роде.имеется в наличии; поверх орехов должен быть хорошо виден дубовый куст от коня.

В том же 1889 году, а также близ Масленицы, в 15 верстах от нас по большой дороге до села Никольское, тигр напал на поезд, но, не считая прыжка, или из-за того, что испуганная лошадь дернулась, упал на пустой сани и злобно стали грызть и рвать им мешки, которые были на них, проделывая эту операцию на полном скаку испуганной лошади. Там же, кажется, тот же тигр средь бела дня на глазах у людей вытащил запряженного быка из остановившегося конвоя.После целой серии таких уловок он попал под пулю запасного стрелка Князева. Последний, идя по дороге, увидел приближающегося к нему тигра, выстрелил и ударил его в лапу возле плеча; тигр побежал по кругу, вероятно, из-за того, что одна из лап не работала, и в конце концов лег за упавшее дерево. Князев залез на дерево и оттуда добил зверя.

В целом около Масленицы в 1889 г., недалеко от нашего урочища, было убито шесть тигров, в большинстве случаев из боевых орудий; в самом урочище ни один не погиб, несмотря на относительно большое количество умелых охотников.

Верстах в двух-трех от нас, в селе Гордеевка, тигр утащил порядочную свинью. Гордеевские украинцы уже были заранее настроены визитами этого бродяги, и как только послышался визг свиньи, хозяйка вылетела из избы в своей одежде и погналась за тигром с криком «Брось!

Целую массу рассказов об этом страшном хищнике, конечно, написать невозможно, но приведу еще два интересных случая.

В окрестностях жил знаменитый охотник за перевалами.После неудачных выстрелов тигр заставил его и его товарища залезть на деревья и бросить оружие, и тот спокойно лег под одним из деревьев.

Потратив некоторое время, охотники начали придумывать, как выйти из своей дурацкой ситуации. Рядом с одним из деревьев было брошено ружье, и Перевалов планировал выловить его. Подняв и сбив со своих охотничьих заготовок и костюмов довольно длинную веревку, он привязал к ее концу узел в виде крючка и стал грызть, но тигр сразу это заметил и почти лишил Перевалова шнурка, который он едва получил.Мы посидели еще немного и решили попытать счастья — отвлечь внимание тигра, бросив в него пули. Это подействовало на тигра, стало отвлекать и беспокоить, и даже заставило его сменить местоположение. Когда патроны почти иссякли, винтовку удалось вытащить, и последняя пуля из нее оказалась самой удачной.

Много лет назад в Хабаровске тигр украл часового в тулупе с поста у порохового склада, но пока он нес его, часовой незаметно выскочил из рукавов и упал на землю, а тигра унесли. одна дубленка.После этого инцидента по приказу властей в нише порохового магазина сделали решетчатую дверь, за которой заводчик запирал на ночь часового и он мог защищать пост из-за решетки.

Специальных охотников на тигров у нас нет; настоящие «тигры» — это те, кому дают возможность испытать силы своих зубов и ног. В связи с этим крестьянин Худяков, живущий на посту Раздольное (30 верст от села Никольское), который, возвращаясь с охоты, случайно наткнулся на целую семью тигров и убил троих! Но тот, кого он наверняка считал убитым, проснулся в тот момент, когда мужик оторвал брата и прописал Худякову вечную память на ноге и руке.Худяков выстрелил из винчестера; сам он еще жив и здоров и по-прежнему хороший охотник.

Большинство наших охотников убеждены, что местный тигр не лазает по деревьям; это, однако, подтверждается тем фактом, что они убегают от него на деревьях, охраняют с деревьев, и вообще во многих рассказах вы не услышите, что тигр был пойман на дереве или что он залез на дерево. Между тем, все известные натуралисты, описывающие бенгальских и королевских тигров — наших братьев, не лишают их этой способности.Только от одного знакомого Голда, хорошего промышленника, я слышал, что местный тигр хорошо лазает по деревьям и сам дважды видел это. Он мне сказал, что местный черный медведь тоже лазит по деревьям, а бурый только в молодости. Возможно, причиной этого являются местные породы деревьев? По размерам деревья сильно отстали от тропических, кора и ветви тоньше, что, видимо, не позволяет крупным хищникам держаться за них когтями или лапами.

Медведь был тяжело ранен, поэтому вскоре собаки снова его «схватили», снова подняв жуткий гул, и мы то прыгали через перевернутые деревья, то ползали под ними, пробирались сквозь сплошные колючие кусты, проваливались сквозь камни, бросились за ним и, когда казалось, что мы вот-вот его настигнем, он снова оставил собак, и мы их поохотились, и гонка продолжилась…

Шел снег, падающий с веток вокруг воротника и на дула орудий. Здесь еще приближалась ночь … Но снова лаяли и мы, напрягая последние силы, снова поехали, чтобы не пропустить зверя.

Кроме того, поскольку медведь все время кружил, нужно было быть начеку, чтобы не попасть ему в лапы. Об этом, конечно, вспоминали в тех случаях, когда лай приближался к нескольким десяткам шагов, но идти вперед все же нужно было.

Медведь повел нас, видимо, в свои любимые трущобы. Наконец, последние усилия, рев, лай и вдруг голова зверя показалась над упавшим деревом в нескольких шагах от нас.

Меткий выстрел. Рев стих, и собаки с удовольствием впились зубами в шкуру медведя и вымещали на ней свой гнев …

Оказалось, это крупный, с длинной серебристой шерстью, редкий экземпляр гималайского медведя.

Был уже вечер. Мы разожгли костер и начали есть.

С большим трудом нам удалось сориентироваться, чтобы добраться домой, к нашей охотничьей палатке, которая находилась примерно в двенадцати милях по горам.

Поздно вечером, измученные, но счастливые, мы подошли к палатке.

И тогда корейцы перерезали дорогу на три дня, чтобы забрать тушу медведя, которого мы убили на быка …

Первая охота в Маньчжурии

Поскольку я больше не упоминал небеса в своих рассказах, меня больше всего привлекала охота на тигров, которую я так блестяще начал в юности.Однако время шло, шли десятилетия, и тигры под разными предлогами уклонялись от меня и были для меня своеобразной «синей птицей».

Иногда приходилось гоняться за свежими следами, ведущими, в конце концов, в непроходимую чащу, где охота, по сути, превратилась в игру в кошки-мышки. Я яростно гнался по тропе, чтобы хотя бы заставить тигра броситься на меня, создавая 50-процентный риск, снять с тигра шкуру или отдать его себе. Но, будучи фаталистом, и в то же время метким и быстрым стрелком, я почему-то считал, что победа будет на моей стороне.

В последние годы тигры в Корее стали очень редкими, и я был очень рад, когда представилась возможность начать охоту в Маньчжурии.

К сожалению, и здесь начало охоты было не совсем удачным. Первый раз за десять дней я попал в Маньчжурию во второй половине декабря 1939 года, когда выпал отличный снег. Ездил с сыновьями и В.Н. Валковым. На пятый день нам удалось атаковать свежие следы двух тигров, но к вечеру тропа привела нас в такую ​​чащу, что преследовать было невозможно.К тому же собаки стали настолько трусливы, что прятались за нами и буквально топтали нам пятки. Через день мы снова оказались на исключительно большом и свежем тигрином следе и к двум часам дня подняли его с лёжа, но собаки снова показали свою непоследовательность, и тигр закрутился в густом кедровом лесу в его следы. Мы сделали все, чтобы зверь напал на нас, но он старательно уклонился. Снег был недостаточно глубоким, чтобы утомить тигра, и мы не могли его догнать.

Срок разрешения на охоту в Маньчжурии истек, и мы, правда, с солидными трофеями (взяли 6 кабанов и 101 козу), но без тигра, вернулись домой в Корею.

Украденный кабан

Наступила зима 1939-1940 годов. Мы получили разрешение на охоту в Маньчжурии всю зиму. Урожай желудей был исключительно богатым, и казалось, что тигра мы наконец-то поймаем. Увы, зима оказалась бесснежной и я с сыновьями, скитаясь по тайге и дебрям около четырех месяцев, не взяли царя тайги.Несколько раз мы останавливались рядом с тигром, но всю зиму снег не падал, и мы не могли хотя бы увидеть тигра.

Вы не представляете, сколько разочарований было пережито. Хотя вокруг нас бродили тигры, из-за отсутствия снега на них была какая-то шапка-невидимка.

Однажды я убил большого кабана весом около девяти фунтов в десяти верстах от бивака. Я засыпал его ветками и хворостом до тех пор, пока не подошла его очередь вынимать, что обычно занимало от двух до десяти дней, так как каждый день мы охотились на одного или двух кабанов, несколько коз, часто оленей, а иногда даже медведя или леопард.Наняли специальных возчиков с быком, и работа у них была стремительной. Только на третий день после того, как я убил кабана, пришла очередь его вырубать.

ОХОТНИЧЬИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ. АМУРСКИЙ ТИГР

Во время гуляний я познакомился с местным старожилом, господином Линдхольмом, великим охотником. Имея небольшой паровой катер, он часто выезжал на острова на охоту. Начнем с того, что мы с ним охотились на диких лошадей на острове Русский и действительно видели их, но не стреляли.

Когда и как эти лошади попали на остров, доподлинно неизвестно.Считается, что в незапамятные времена лошадей привозили из Японии или куда-то из Китая, а один из кораблей потерпел крушение у острова Русский. На острове разводили лошадей, так как нашли там защиту от хищников и благоприятные условия жизни в лесных, богатых кормовыми лугами.

Эти лошади чрезвычайно застенчивы, подвижны, быстры и на самом деле не имеют ничего общего с дикими лошадьми; они разного цвета и представляют собой нечто среднее между корейской пони и монгольской лошадью, в бинокль я увидел издалека, например, черную лошадь и серую.Китайским охотникам приходилось гнать на нас зверей, но им это не удалось, и мы поймали лишь несколько косуль и фазанов.

Вторую охотничью экспедицию я взял с мистером Линдхольмом на более отдаленный и небольшой остров, специально для охоты на фазанов. На этом острове корейцы огородили садовые участки, и особенно много фазанов водилось вокруг этих садов. Сам остров также изрезан оврагами и зарос густым лесом, который, как и везде в Уссурийском регионе, носит субтропический характер, то есть изобилует всевозможными виноградными лозами, в частности диким виноградом, плющом и хмелем.Именно поэтому пробираться через здешние джунгли очень сложно.

Наш баркас пришвартовался возле корейской деревни, но мы не обнаружили там жителей, очагов и совсем остывших. Войдя по узкой тропинке в заросли, мистер Линдхольм и я — остальные остались на берегу — сразу напугали нескольких фазанов; Мистер Линдхольм выстрелил, и, как я заметил, один из петушков опустился очень близко ко мне. Я подошел к нему, намереваясь напугать его, но, к своему удивлению, обнаружил на кусте кроваво-белое пятно, а чуть дальше — секунду.Когда я показал находку подошедшему мистеру Линдхольму, он тоже был озадачен и предположил, что корейцы поссорились и один, вероятно, убил другого, а затем покинул остров, поэтому мы никого не нашли в деревне. Пройдя сотню или две ступеньки вверх по склону горы, мы наткнулись на окровавленный кусок человеческой руки. Г-н Линдхольм выразил подозрение, что к корейцам присоединился тигр, который теперь является единственным владельцем острова. Из оружия у нас были только дробовики, собирались охотиться на птиц.Как опытный охотник, мистер Линдхольм сказал мне, что тигр вполне может наброситься на нас сзади. Поэтому мы осторожно вернулись к баркасу по той же дороге, чтобы взять пулеметы и вместе с другими егерями пойти по тропе. Вся наша компания была очень взволнована, особенно китайцы, взятые в качестве загонщиков. Говорили, что тигру китайцы нравятся больше, чем европейцы, и он первым сожрет китайцев. Но делать было нечего — надо было ехать с нами.

Итак, мы все поднялись по склону с величайшей осторожностью, ища следы хищника, и чуть позже мы оказались на открытой вершине, где нашли человеческие останки, белые окровавленные лохмотья хлопчатобумажной ткани и тканную корейскую шляпу. из конского волоса.Увидев это, мистер Линдхольм облегченно рассмеялся, разгадав загадку: один из корейцев умер, а второй, по обычаю, устроил ему вечный покой — посадил на вершину и оставил на милость элементы, дикие животные и птицы. Судя по следам, здесь отмечали похороны стервятники и лисы. Но мы испытали радость и азарт, предвкушая охоту на тигра.

Сибирский тигр сильнее и красивее индийского, у него пышный зимний мех — длинный, густой, яркий, потому что это животное месяцами выдерживает морозы, при которых столбик термометра часто опускается ниже -25 °.Зимой тигр питается преимущественно кабанами, хотя не боится приближаться к человеческому жилищу и домашние животные не застрахованы от этого; голодный, он нападает и на людей. Так, при строительстве железной дороги Владивосток-Уссури тигр убил одного из линейных монтеров в непосредственной близости от станции и унес его с собой; из-за этого поезд сошел с рельсов. Незадолго до нашего приезда во Владивосток роскошная тигрица попала в ловушку возле подмосковной пивоварни; Я впервые увидел ее там, а затем в Петербургском зоопарке, где она была одним из самых красивых представителей своего вида.

От моих друзей-охотников из Владивостока, большинства старожилов Востока, я слышал много историй о тиграх, что в мое время не было редкостью в Уссурийском крае. Тогда ежегодно добывали 50-60 особей.

Наверное, на самом деле их было даже больше, потому что в тайге на территории России многие китайские и другие иностранные охотники охотились на сибирского благородного оленя, рога которого — так называемые рога — ценились в Китае на вес золота. . Все еще мягкие рога, пронизанные кровеносными сосудами, ошпаривали кипятком, сушили и продавали как омолаживающее средство.К тому же китайцы искали в этих местах чудодейственный корень женьшеня. Наверняка многие тигры попадали в ловушки этих людей или становились жертвами арбалетов. Для китайцев ценна не только шкура, но и весь тигр как таковой. Сушеное мясо тигра и измельченные в порошок кости якобы делают человека сильным и мужественным, усы, зубы и когти служат чудесными амулетами и т. Д. Шкура тигра тогда стоила всего тридцать рублей, но без когтей и усов. Скин «в комплекте» — от ста рублей.

По рассказам старых охотников, только выслеживать тигра — дело смелое и очень опасное; без укрытия охотник рискует своей жизнью, так как тигр может атаковать сзади, потому что, заметив, что его преследуют, пытается уйти в тыл охотнику. Затем роли меняются, и преследователь становится преследуемым.

Большие стаи тигров, распространенные в Индии, редко организуются в Сибири, только около города или деревни, когда можно окружить животное свежим порошком.Тогда все — охотники и загонщики, солдаты и казаки — вооружены ружьем. К сожалению, я не участвовал в таких рейдах, но следующей зимой, в начале декабря, проезжая через Благовещенск, я увидел великолепного тигра, недавно убитого местным губернатором в таком рейде.

Здесь я хочу рассказать вам, что я слышал о ловле живых тигров. Достаточно севернее Владивостока, недалеко от Тихоокеанского залива Святой Ольги, в тайге жила семья русских охотников — отец и четверо сыновей.Поэтому они специализировались на ловле тигров по-своему, каждый из которых выполнял строго определенные задания.

Осенью, когда выпадает порошок, они вместе с собаками, сибирскими хаски, вышли в тайгу на поиски; найдя след одинокого тигра, они пошли по нему; если это была тигрица с котятами, ее предусмотрительно оставили в покое. Лайкас часто водил охотников по тропе по несколько дней, но нельзя было останавливаться, чтобы не дать тигру отдохнуть и не добыть себе пропитание.Животное не выдерживает такой непрерывной погони, утомляется и ложится.

На ложе тигра лаяли собаки, и пятеро охотников пытались его окружить. Двое подошли сбоку, а один пошел на него лоб в лоб, вооруженный большим шестом. Четвертый брат, огромный сильный мужчина, подкрался сзади. Собаки и три ловца полностью захватили внимание зверя, а четвертому удалось незаметно приблизиться к нему: он всем своим весом упал на спину тигру и схватился за уши железной хваткой, не давая ему двигаться.Затем в открытую пасть вставляли шест, чтобы тигр уже не мог кусать, закрепляли его как мундштук упряжи, а лапы крепко связывали веревками, чтобы хищника можно было безопасно унести.

Пока четверо храбрых сыновей Анаковых делали свое опасное дело, отец стоял с ружьем наготове — если что-то пойдет не так, а это случалось довольно часто, его меткая пуля прикончит тигра. Все пятеро тигров уже изрядно потрепаны, один даже потерял глаз.

Отважные тигры ловили только молодых животных, потому что старый тигр в полном составе был, по их мнению, слишком опасным противником. Так или иначе, эта семья ежегодно привозила на побережье по несколько тигров в вольерах, а оттуда их вывозили в зоопарки Европы и Америки. Зимой заключенных держали в бревенчатой ​​хижине, весной загоняли в узкие невысокие клетки и увозили.

Второй способ ловли — ловушка. Для этого используется прочная клетка с раздвижной дверцей, внутри которой завязывается живец.Обычно такую ​​ловушку ставят возле села, куда обычно заходит тигр. Говорят, что тигр очень редко попадает в ловушки для других животных, например, медведей. Чаще всего профессиональные охотники поражают тигра из арбалетов, размещенных вокруг убитого животного. Если тигр куда-то поднял добычу, он обязательно к ней вернется. Смелый, настоящий охотник часто успешно использует этот шанс для засады.

Человек, бродящий по тайге, должен остерегаться всяческих хитроумных ловушек.Например, на узких тропинках роют норы для крупных животных. Яма наверху узкая, а книзу расширяется, как перевернутая воронка, поэтому выбраться из нее невозможно. На дно часто вбиваются острые колья, а ямка умело засыпана мхом и тонким кустарником. Часто устанавливаются висячие бревна, похожие на безобидное дерево, сломанное ветром, но замаскированная опора, на которую обязательно наступит кто-то, проходящий под «деревом», автоматически его обрушивает. Такие ловушки часто устанавливают далеко от населенных пунктов, и проверяют их слишком редко, поэтому пойманный зверь часто обращается в пыль.

Из книги Валентин Гафт: … постепенно узнаю … автора Гройсман Яков Иосифович

Из книги автора Кумаонские каннибалы Корбетт Джим

ТИГР С ПИПАЛ-ПАНИ О ранних временах его жизни я знаю только то, что он, в помете из трех человек, родился в глубоком овраге среди предгорья. Ему было, наверное, около года, когда я, обратив внимание на крик оленя, прочитал, ранним ноябрьским утром нашел его следы на песке возле маленькой

Из книги Храмовый тигр автора Корбетт Джим

ХРАМ ТИГР 1 Тот, кто никогда не жил в Гималаях, не осознает, насколько велика сила суеверий над людьми в этой малонаселенной местности.Но различные верования, исповедуемые образованными жителями долин и предгорий, мало чем отличаются от суеверий простых людей

.

Из книги Круги жизни автора Виткович Виктор.

«Отчаянный тигр» Это было в шестидесятых годах прошлого века. В Китае в трех западных провинциях (Шэньси, Ганьсу и Нинся) вспыхнуло дунганское восстание: в китайском «чжун-юань-чжэнь» — «жители средней равнины». Не буду рассказывать о ходе Дунганского восстания: все

Из кн… Постепенно учусь … автора Гафт Валентин Иосифович

ТИГР Если бы его предки знали, что за рвом вода, за сеткой Их редкий родственник мечется, Наступая по обрывкам, Что в пижамах его детей, Что они бросают сладости, Что полосы, как отметины, Тени черного, ужасные

Из книги Воспоминания советского дипломата (1925-1945) автора Майский Иван Михайлович.

Нацистский «тигр» 22 сентября Чемберлен снова встретился с Гитлером, на этот раз в небольшом рейнском городке Годесберг.Смена места встречи была мотивирована с немецкой стороны тем, что фюрер хотел быть добрым к премьер-министру: от Лондона до Годесберга это было намного ближе,

Из книги Красные фонари автора Гафт Валентин Иосифович.

Тигр Если бы его предки знали, Что за рвом, вода, за сеткой Их редкие родственники мчатся, По обрывкам наступают, Не в детской пижаме, Они не едят сладости. И полосы похожи на знаки, Тени чёрные, ужасные

Из книги Раджастанский тигр автора Сингх Кесри.

Осторожный тигр Охота на тигра не приемлет безрассудства — это мое твердое убеждение.Человек, который один или два раза в жизни ходил к тигру и действует поспешно и бездумно, идет на страшный риск и, как правило, остается без трофеев. Профессионалы так себя не ведут

Из книги Собрание сочинений в 2-х томах. Т. II: Рассказы и рассказы. Воспоминания. автора Несмелов Арсений Иванович

Безрассудный тигр Из всех тигров, которых я когда-либо встречал, этот был, пожалуй, самым легкомысленным. Он вёл себя так странно, как будто намеренно решил проигнорировать все меры предосторожности, к которым обычно прибегают дикие животные, когда им угрожают.Он

Из книги Максимализмы [сборник] автора Армалинский Михаил.

НАШ ТИГР. По воспоминаниям о Владивостоке я совершил свое первое морское путешествие на китайском судне «юли-юли» во Владивостоке. Так в этом городе называется сам корабль, а его капитан-китаец (он же и вся команда), который управляет — шумно — кормой

Константин Коровин вспоминает из книги … автора Коровин Константин Алексеевич

Тигр пощечину по губам В последнее время китайцы называют американский империализм «бумажным тигром».«И мы назовем этого американского дурака деревянным тигром. Не зря эту пощечину называют Тайгер Вуд. Был человек, который так хорошо научился размахивать дубинкой, что ударил

Из книги «Дорогами войны» автора Шмаков Александр Андреевич.

Тигр В Москве, по Колокольниковому переулку, во дворе деревянный домик, в котором мы снимаем квартиру. Я помню узкое крыльцо; окно низкое, почти до земли. Всего три маленькие комнаты. Из моего окна виден забор и сад за ним… Здесь мы живем скромно. Отец что-то большее ложь,

Из книги автора Фердинанда Порше Надеждин Николай Яковлевич.

И. Диденко «АМУРСКАЯ МСТИТЕЛЬ» … Лесная поляна залита ярким июльским солнцем. На небе нет облаков. Все вокруг как будто вымерло, надолго затихло. Лишь изредка теплый ветер нежно пробегает по мертвой траве, перекидываясь на березы. Они вздрогнут серебристыми листьями,

Из книги «Тигры» в грязи.Воспоминания о немецком танкисте — Кариус Отто

63. «Тигр» С 1940 по 1942 год конструкторское бюро Фердинанда Порше занималось разработкой танков. Заказ был общим для бюро Porsche, инженеров Эрвина Андерса (он был главным конструктором компании Henschel), Гротте, Гарека и других известных создателей танка

.

Из книги сквозь время автора Кульчицкий Михаил Валентинович.

Как выглядит «тигр» Естественно, на обратном пути мысли были заняты новым танком.Как поведет себя «тигр»? Внешне он выглядел мило и радовать глаз. Он был толстым; почти все ровные поверхности горизонтальные, а только передний пандус приварен почти

Из книги автора

Тигр в зоопарке Ромбическая лепка из мускулов и бронзы — дьявол или идол и уникальное оскорбление для острого и узкого. Древний Китай или Греция, античное искусство и эротика, такая безумная грация в уникальной интерпретации. Когда, пыхтя и проклиная, бог созданий пустил в мир

Охота на тигра

В воскресенье ноябрьским днем ​​Влад и его дед сидели дома и им было скучно.Влад не хотел выходить на улицу. За окном стоял серый, сырой и неприятный пасмурный ноябрьский день. К тому же, когда рука в гипсе, ты не разгуливаешь. Неделю назад Владу наложили гипс. Я побежал за очками деда, споткнулся и упал. Очки моего деда он спас, но руку не спас. Врач посмотрел на рентгеновский снимок руки и отправил Влада вместе с дедушкой и бабушкой в ​​травматологическое отделение наложить гипсовую повязку. А теперь, с гипсовой повязкой на руке, Ваду было грустно дома.Место перелома уже перестало болеть, но рука под гипсом сильно чесалась и доставляла дополнительный дискомфорт. Хорошо, что это была левая рука, и Влад имел возможность рисовать цветными карандашами своих близких: Человека-паука, Бэтмена, черепашек-ниндзя-подростков и других героев мультфильмов. Но сегодня Влад уже рисовал, смотрел мультики по телевизору и не знал, что еще делать. Побродив по квартире и не найдя себе достойного занятия, он сел за стол и уставился в окно грустными глазами.Посидев несколько минут в грустной задумчивости, он вдруг вскочил и радостно закричал — дедушка, у нас есть ружье! Пойдем на охоту. Пистолет действительно был. Его купил папа в не совсем вразумительных целях, то ли в подарок Владу, то ли ради забавы. Это настоящая пневматическая винтовка от Ижевского завода, с черным вороненым стволом, прицельной планкой и мушкой, деревянным прикладом, удобным в руках. Он был заряжен небольшими свинцовыми пулями, которые обычно продаются в тирах по пять рублей за штуку.Когда Влад взял пистолет в руки и положил его прикладом на пол, у его ног, его верх чуть-чуть приподнялся над мушкой пистолета. Но это было так реально и так замечательно, в отличие от своих игрушечных автоматов и винтовок, что Влад чувствовал себя настоящим героем. Он хотел драться, драться, охотиться. Куда угодно с таким чудесным оружием. — Ну что, дедушка, едем ?! — весело и требовательно заявил Влад. — Да ты знаешь, Влад, я не хочу охотиться, — пытался возразить дед, — А на кого мы будем охотиться, на зайцев, что ли? — Нет, кроликов снимать не будем, — категорически возразил Влад. — Хороши.Мы будем охотиться на плохих животных: тигров, медведей и волков. — Ну, — нехотя согласился дед, — так за тигров! И они долго не готовились. Из ящика, которым было заряжено ружье, высыпалась горсть пуль. Само ружье достали из гаража. Тепло оделся и отправился в путь. Их путь пролегал вдоль ручья, который начинался тонкой прозрачной струйкой где-то далеко в холмах, но, проходя через город, терял чистоту и первозданность. Чем дальше ручей протекал по городу, тем грязнее он становился.Люди на протяжении всего своего пути сбрасывали в этот чудесный ручей мусор и отходы. И ручей уже не мог справиться с потоком грязи и нечистот, который он получал от горожан, превращаясь из чистого веселого ручья в зловонный поток. Влад и его дед шли вверх по течению. И чем дальше они удалялись от города, тем меньше мусора встречали на берегах ручья, да и сам ручей становился чище. Наконец они прибыли на место охоты.Они зарядили ружье и начали охотиться на зверя. Большое животное не пошло. Ни тигр, ни медведь, ни даже волк не хотели выходить на тропу войны. Вероятно, они боялись пистолета Владова. И только шумные вороны, сидящие на верхушках самых высоких деревьев, громко и неприятно квакали во все вороньи глотки. Наверное, смеялись воронами смеялись над незадачливыми охотниками. Но как только Влад в ответ на их издевательский каркан направил в их сторону ружье, они с возмущенным шепотом снялись с дерева и улетели к более далеким деревьям.Даже воробьи, сидевшие гроздьями на ветвях деревьев, когда Влад подошел с ружьем, с полифоническим чириканьем, взлетали в облаке и тоже улетали. Никто, ни животные, ни птицы, не хотели становиться добычей на охоте. Влад и его дед, как настоящие охотники, все же скитались в поисках дичи и, убедившись в ее полном отсутствии, отправились в обратный путь. С холма они спустились в «деревню». Поселок Влада и его друзей был районом города, где заканчивались многоэтажки и начинался частный сектор.Они гуляли по пустынной «деревенской» улице и рассказывали о перипетиях охоты. Они были совсем близко от дома, уже в конце «деревенской» улицы показалась дедушка многоэтажка. А потом они заметили дятла, который сидел на дереве, совершенно не обращая внимания на охотников, колотил и долбил дерево. — Могу я выстрелить? — шепотом спросил у деда Влад. — Давай, — согласился дедушка, понимая, что дятлу абсолютно ничего не угрожает.Чтобы поразить цель с двадцати метров из винтовки, ствол, который Влад даже здоровой рукой не мог без остановки вывесить для нормального прицеливания … Влад сел, положил намазанную руку на левое колено, выставил вперед . Вместо упора на него легло дуло пистолета, щека Влада прижалась к прикладу. Совместив прорезь прицела с мушкой, Влад начал подвигать ствол к цели. Ствол ружья, не закрепленный другой рукой в ​​области цевья, совершал колебательные движения.Но Владу на какое-то время удалось это исправить. Щелчок выстрела, и дедушка увидел султана пуха, вздыбившегося между крыльями птицы точно по центру спины. Дятел оторвался от ствола дерева и, расправив крылья, упал на дорогу. Влад подбежал и поднял раненую птицу. — Дед, — в эйфории от удачи крикнул Влад, — мы его заберем, а он будет жить с нами в клетке с нашим попугаем. Дятел в руках Влада молча открывал клюв и хватал ртом воздух.Через несколько минут он перестал дышать, его голова опустилась. — Ну, — огорчился дед — птицу загубили. — Не огорчайся, дедушка, мы сделаем из него чучело, — успокаивал дедушку Влад. Осмотрев мертвую птицу, охотники не обнаружили ни крови, ни пулевого отверстия. «Что убило ее тогда?» — спросил Влад. «Может быть, ее убило болезненное потрясение, а может, ее сердце остановилось от вашего выстрела», — ответил дед. Влад вроде бы не очень огорчился гибелью птицы, охотничий инстинкт предков преобладал над жалостью к необоснованно убитому живому существу.Вот печальная история об охоте на тигров и других медведей и волков. 2

Юрий Михайлович Янковский

Ю. М. Янковский. Корея, 1930-е годы

Читателю

Книга, которую вы держите в руках, уникальна. Изданная в 1944 году в Харбине в издательстве «Т-во Заря» тиражом пятьсот экземпляров книга Юрия Михайловича Янковского «Полвека охоты на тигров» издается впервые в нашей стране.

Им издательство «Уссури» открывает краеведческий цикл «Арсеньевская библиотека», названный в честь выдающегося путешественника, ученого и писателя Владимира Клавдиевича Арсеньева.В.К. Арсеньев тридцать лет своей жизни посвятил изучению нашего Дальнего Востока, став в нем непревзойденным знатоком во всех отношениях.

В Арсеньевскую библиотеку войдут книги известных и малоизвестных авторов, патриотов края, многие из которых никогда не переиздавались после 1917 года.

Издательство благодарит кураторов Приморского музея им. В.К. Арсеньева. краеведа, любезно предоставившего для публикации редкие фотографии семьи Янковских.

Текст книги издан с современной орфографией и пунктуацией, за исключением редких случаев с признаками авторского стиля или охотничьей терминологии, исправлены явные опечатки харбинского издания.

Янковский и Янковский

Мой отец, Юрий Михайлович Янковский, родился в семье польского дворянина пана Михаила Янковского и уроженки Сибири, иркутчанки Ольги Лукиничны, урожденной Кузнецовой, отслужившей за участие в царской каторге. во время Польского восстания 1863 г.Дед, проработав пять лет после каторжных работ управляющим золотым рудником на острове Аскольд, арендовал, а позже приобрел в собственность девственный горный полуостров на берегу Амурского залива недалеко от Владивостока, который теперь носит его имя.

Ферма там началась с нуля. Началом конного завода в 1879 году стал невзрачный русский жеребец Атаман и дюжина крохотных корейских, маньчжурских и монгольских кобылок, четверо из которых вместе со всем потомством были подняты тигром в первую же зиму.Роговое оленеводство — от трех пятнистых оленей перебрались из тайги на полуостров. Первая в России плантация женьшеня возникла из привезенной аборигенами горстки корнеплодов и семян — таз. Они также предположили, что этот полуостров носит старое удэгейское название Сидеми.

За эти годы в семье Янковских появилось четыре сына и две дочери. И все работали вместе. «Судебных приставов», как отмечал дед в своих записях, в хозяйстве не держали, во всем они решали сами.Только пастухи растущего стада были в основном корейскими поселенцами.

С первых же шагов хозяева Sidemi встретили непреодолимые препятствия. В те годы, помимо четвероногих хищников — тигров, леопардов, волков и медведей, поселенцев грабили профессиональные маньчжурские грабители хунхуза: неохраняемая граница проходила всего в пятидесяти километрах. Их жестокое нападение в июне 1879 года убило жену соседа, капитана Гека, его рабочих и его шестилетнего сына. Янковский остался с искалеченной рукой.Однако упрямых первопроходцев это не остановило: Гек снова женился, продолжил китобойный промысел на своей шхуне. Янковский не отказывался от идеи разведения и улучшения любимых лошадей. С одним только помощником я отправился по санной кучерской дороге пять с половиной тысяч миль и своим ходом гнал из Западной Сибири, не раз рискуя жизнью, стадо отличных производителей томской породы, потратив на это десять месяцев. это путешествие! А его сын Юрий, двадцатилетний мальчик, уехал в Америку, где простым ковбоем в Техасских прериях изучал коневодство и на третьем курсе привез на пароходе чистокровных английских лошадей из Сан-Франциско.

К концу XIX — началу XX века усадьба Сидеми стала своеобразным образцом для Уссурийского края. Сотни прекрасных лошадей пополнили конницу и артиллерию, тянули плуг русского крестьянина-переселенца, блестяще выступали на скачках и скачках, украсив серебряными кубками полки гостиной старого дома.

За прошедшие годы стадо оленей превысило две тысячи голов. Плантация женьшеня имела десятки тысяч корней.

Старший сын М.И. Янковский от первого брака Александр рано расстался. Мечтатель и непоседа, он то строил шлюзы на Панамском канале, то добывал золото в Клондайке, то путешествовал по Камчатке. Юрий стал основным владельцем Сидеми. Другой брат, Ян, организовал оленеводство на мысе Гамов, недалеко от Посьета. Младший, Павел, ушел в Германию, воевал на Западном фронте, а затем в составе русского экспедиционного корпуса в союзной Франции. Передав дела Юрию и его жене, Михаил Иванович уехал лечиться сначала в Семипалатинск, а оттуда на Кавказ.Умер от пневмонии в Сочи в 1912 году.

Юрий Михайлович женился на старшей дочери владельца парохода «Владивосток», китаеведа М.Г. Шевелев — Маргарита. Он добавил величественный белый замок с башней к старому дедовскому дому-крепости, где на флагштоке развевался синий флаг с черно-золотым гербом старинного польского рода «Новина» …

Для борьбы с четырьмя- На всех горных вершинах были размещены двуногие и двуногие хищники-егеря, связанные телефонной связью с центральным имением.(Кстати, сейчас, пятьдесят лет спустя, существующее на полуострове Амурское оленеводческое хозяйство до сих пор не имеет телефонов.) Я хорошо помню организацию работы в те годы. Тогда не было утренних пятиминуток, растянутых на часы. Все распоряжения на завтра отдавались вечером, и каждый сотрудник знал, что делать, за что отвечает. Отец с рассвета уже был в седле, объезжая всю работу, часто за пределами полуострова. И двое дежурных вооруженных мужчин каждый день ехали верхом на лошади в объезд полуострова.

Ожогов в этом хозяйстве не было; за десятилетия выросли прекрасные леса, почти все дальневосточные виды. Замковый дом, олений парк, лошади, женьшень, рыбалка постоянно привлекали внимание любителей природы и ученых. Гостями Сидеми были будущий президент Академии наук СССР Комаров, поэт Бальмонт, писатель Арсеньев, натуралисты Дыбовский, Мольтрехт, Десулави. Губернаторы взяли за правило продемонстрировать Янковский полуостров всем высоким гостям Владивостока.Экономика процветала …

Однако к лету 1922 года политические тучи сгущались. Гражданская война подходила к концу, белые армии откатывались в Маньчжурию, Корею, Китай. Юрий Михайлович понимал, что, несмотря на все заслуги перед регионом, он ждал его как помещика. И он решил эмигрировать в Корею. К счастью, он был там в юности, имел много друзей из числа бывших работников имения. Благодаря деду фамилия Янковский была очень популярна в Стране утренней свежести.Также был контакт с японской администрацией этой страны. Так, осенью 1922 года все домочадцы, рабочие и служащие, пожелавшие уехать, пересекли пограничную реку Туманган: кто на лошадях, кто на ледоколе «Призрак».

Первые годы эмиграции в корейский город Сейшин (Чхонджин) были очень тяжелыми. Чтобы обеспечить каждого из беженцев, отец был вынужден продать все, что ему удалось в спешке захватить с полуострова: лошадей, коров, лодку, машину и многое другое.Жили плохо, зарабатывали как могли. Охота стала одной из статей дохода.

Всего через несколько лет Юрию Михайловичу удалось приобрести участок земли у горячих источников Омпо, в пятидесяти километрах к югу от Сейсина. Он создал здесь ферму и дачный поселок, который получил название Новина. Душой Новины была, конечно, наша мама, но, увы, она там и похоронена. Летом этот курорт принимал дачников и туристов из Харбина, Сеула, Тяньцзиня, Шанхая и даже Европы.Приручили пойманного в лесу пятнистого оленя, разбили огород, завели пасеку, дойных коров. Купили пару машин. И все же охота всегда была самым популярным и любимым занятием мужской половины Янковского. На фазанов и гусей, на коз, кабанов, медведей, оленей и благородных оленей, на хищников. Но трофеем номер один всегда был тигр.

.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.