Как приучить ястреба сидеть на руке: Как дрессировать соколов и ястребов

Содержание

Как дрессировать соколов и ястребов

 →  Птицы

Условно дрессировку можно разделить на несколько этапов.

Не преодолев один из них, нельзя приступать к следующему. Как во всякой дрессировке, данное задание Вы должны останавливать на взлете работы птицы и соответственно ее поощрять. Предположим, птица на третий позыв на руку полетела на 50 метров, а на четвертый позыв отказалась. Надо уметь определять по птице, как она сработает в следующий раз – хуже или лучше и соответственно поступать. Заканчивать в данном случае следует на третьем позыве, накармливая при этом птицу. Если вы позвали ее в четвертый раз, но птица не полетела, следует переждать некоторое время (порою час или два) и повторить урок, добиваясь наилучших результатов. Надо еще учитывать так называемую «боязнь новой обстановки». Боязнь заключается тогда, когда птица привыкла работать в одном месте. Скажем в лесу, где нет людей, тогда как при работе в городском парке, она может отказаться работать и взыграть (улететь), боясь чересчур большого оживления. Поэтому ее следует прикормить на руке и походить в новом месте, пока птица не привыкнет окончательно. При охоте с птицей Вы сможете дышать и жить с природой в единении. Подобное ощущение великолепно.

Дрессировка ловчих птиц подразделяется на 4 этапа:

Для ястребов: 1. Выноска 2. Прилет на руку. 3. Притравка. 4. Следование за сокольником.

Для соколов: 1. Выноска 2. Прилет на руку. 3. Притравка. 4. Работа на вабиле.

Первый этап. Выноска. Выноска птиц заключатся в том, чтобы в результате нее птица спокойно реагировала на окружающие раздражители и сидела на руке, а также спокойно реагировала на прикосновение сокольника, когда он ее гладит или надевает клобучек. В первый день после приобретения хищной птицы, ее хорошо помещать в пеленке и носить в оживленных местах. За период носки в пеленке хищная птица немного привыкает к окружающему миру, а затем вечером в полутемной комнате ее распеленывают и сажают на руку. Так как птица устает за период носки, она ведет себя на руке более или менее спокойно: отряхивается, поправляет крылья. Ей сразу же предлагается корм в виде крыла голубя с грудными мышцами. Хорошо при этом направить свет настольной лампы прямо на корм, оставив в тени сокольника и саму птицу (свет должен быть неярким). Обычно птица после раздумывания делает несколько поклевов и начинает есть. При этом хорошо пробовать привлечь ее внимание небольшим подергиванием даваемого корма другой рукой. Если птица все же не стала есть, то ничего страшного в этом нет: можно проделать ту же процедуру на другой день. Кормят ловчую птицу исключительно на руке. После того, как птица посидела немного на перчатке, ее сажают на присаду в садок, так как она должна хорошо отдохнуть и выспаться в спокойном месте. На следующий день, с рассветом, ее берут на руку и носят, выбирая тихие места, периодически предлагая корм. Во время выноски полезно растягивать дачу корма на весь день, так лучше устанавливается связь «сокольник- птица». После того, как Вы носите птицу все утро, примерно до 10-11 часов, ее следует посадить на присаду, которая устанавливается в поле зрения так, чтобы птица постоянно видела Вас и окружающих людей. Птица будет периодически срываться, соответственно присада должна быть таковой, чтобы не было повреждения пера. Время от времени следует брать птицу на руку и носить, затем снова сажать на присаду. Вечером за несколько часов до полной темноты ее следует опять взять на руку и носить, пока не стемнеет. Так следует действовать, пока птица не станет хорошо сидеть на руке и спокойно относиться к окружающим, на что обычно требуется 3-4 дня. Нельзя требовать, чтобы птица сразу вела себя спокойно, когда Вы вносите ее в оживленное место. Все надо делать постепенно. Хорошо ее прикармливать в незнакомой обстановке. Нужно также приручить ее к собакам, а если есть возможность пользоваться лошадью, то и к лошадям. Лошадь также должна не пугаться птицы. Вообще для охоты с ловчей птицей, надо выбирать себе лошадь поспокойнее, без всяких желаний понести, так как будет сложно удержать лошадь одной рукой, тем более, если она вздумает дурить в лесу. После того, как птица стала нормально реагировать на прикосновения к ней, к ее голове, Вы начинаете приучать ее к клобучку. Клобучек должен быть сшит точно по размерам головы птицы. Надеть клобучек Вы должны в первый раз достаточно четко и быстро. Тем не менее, следует помнить, что раз начав надевать клобучек, Вы должны его надеть любым способом, иначе птица быстро привыкнет к тому, что после непродолжительного сопротивления с ее стороны от нее отстанут. И потом она будет практиковать подобный образ действий. Вообще, лучше, если в первый раз клобучек наденет птице опытный сокольник. После съема клобучка , сначала полезно ловчую птицу чуть чуть прикармливать. Итак, Ваша птица хорошо сидит на руке. Вы одеваете ей клобучек и своим появлением вызываете хорошо видимую пищевую реакцию. На этом первый этап можно считать пройденным.

Второй этап. Прилет на руку. Начинать лучше в замкнутом пространстве, можно в комнате. Сначала следует приманить птицу на расстоянии птичьего шага, затем постепенно начинается удлинение расстояния, добиваясь от птицы быстроты прилета на руку. В руке для приманки находится птичий корм в виде небольшого кусочка мяса. Летом можно манить на кузнечика или крупное насекомое (для мелких ловчих птиц и болотного луня). Тренировку следует начинать, когда ловчая птица голодна. Звать птицу нужно 1-2 раза, если же она не идет на руку, то можно отложить тренировку на час- другой. После выполненного задания птица умеренно накармливается. В процессе тренировки птица быстро понимает, что от нее требуется. Когда подзывают ловчую птицу, то становятся к ней спиной, протягивают руку от себя параллельно земле и издают условный звук- свист или голосовой позыв (можно кличку из минимума слогов) Птица быстро привыкает к специфичному позыву . Постепенно удлиняется расстояние в комнате до предела. Самое важное это не столько частота прилета, сколько моментальное реагирование на позыв. Затем следует перейти к занятиям в поле. Там все начинается с самого начала. Т.е птица перешагивает на руку, затем постепенно расстояния между ней и Вами удлиняется на длину прилета. Птица должна лететь с первого позыва. Если птица не хочет лететь сразу же, ее не надо уговаривать, лучше отложить работу на час- второй или даже на другой день смотря по упитанности. Необходимо тщательно следить за весом ловчей птицы. Вес проверяется на чашечных или пружинных весах. Записывается вес до начала занятий и после окончания. Опытные сокольники определяют готовность птицы к работе путем ощупывания киля. Если Вы работаете с весами, то будете знать рабочий вес и знать сколько она должна съесть, чтобы вес резко не менялся. Кроме того, по весу всегда можно точно предсказать, как птица будет работать в поле. Следует знать аксиому: ловчая птица работает только тогда, когда голодна. Но замаривать птицу нельзя, иначе она ослабеет и в конце концов умрет. А нам нужен сильный, тренированный охотник. Ловчая птица должна чувствовать себя у человека максимально комфортно, и даже лучше чем на природе. Это спортсмен и от ее состояния зависит успешная охота. Во время обучения ловчей птицы в полевых условиях за опутинки привязывается прочный тонкий шнур или 1 мм леска, намотанная на спиннинговую катушку. Если же, птица в процессе обучения в привязанном виде дурит, т.е отвлекается и срывается в сторону, Вы, сматывая катушку, подходите к ней на достаточно близкое расстояние и опять предлагаете сесть на руку. Если же она опять срывается, повторяете еще раз до тех пор, пока птица не сядет к Вам на руку. Лучше дрессировать ловчих птиц на большом поле. При составлении графика веса птицы можно увидеть динамику дрессировки и веса птицы. Обыкновенно хватает 5-10 дней для обучения птицы прилету на руку хозяину. На этом этапе практикуют подходы к птице. Птицу сажают на дерево и привязывают, а затем внезапно появляются перед ней. Так повторяют до тех пор, пока птица не перестанет срываться при Вашем появлении. После того, как птица летит к Вам на достаточное расстояние и не улетает при появлении сокольника, приступают к следующему этапу.

Третий этап. Притравка к добыче. После того как птица летит к Вам с достаточного расстояния (70-100 м) с различных предметов, ее отстегивают от лески и практикуют прилет без привязи. Но перед спуском со шнура, следует ее притравить к добыче. Притравливать, в первую очередь, следует на добычу, которую Вы будете использовать для сманивания взыгравшего охотника. Обычно это легко доступные голуби. У манной птицы выщипываются маховые перья на одном крыле, после чего она опускается на землю. Обыкновенно ястреб или сокол сразу же бросается на него и давит жертву. С гнездарями приходится помучиться: сначала молодую птицу слетка прикармливают на голубе, а затем на следующих птицах предлагают самому ее поймать, максимально облегчая условия поимки. Затем по мере освоения ловли, манная птица усложняется: от беспомощного состояния до вполовину летного, а затем полностью летного. Следует правильно забирать пойманную добычу. Вы подходите к ловчей птице поймавшую добычу и осторожно подводите под нее перчатку с кусочком мяса. Хищная птица не видя заслоненную перчаткой добычу, садиться на руку, (порой приходится чуть нажимать на добычу- выдирая ее из когтей хищника). На перчатке ловчая птица съедает Ваш презент в виде небольшого кусочка мяса. Во время поедания добычу прячут с глаз охотника в сумку. Обыкновенно на первой пойманной добыче ловчую птицу как следует кормят, чтобы она поняла всю выгодность сосуществования с человеком. В последующих охотах добычу меняют на кусочек мяса. И забирают себе. После поимки добычи, птица опять выпускается для продолжения охоты. Если Вы занимаетесь со слетком ловчей птицы, следует следить, чтобы подбрасываемая добыча не могла повредить Вашего питомца. Для этого вороне на клюв можно одеть небольшого сечения резиновый шланг или замотать клюв скотчем или пластырем. При обучении более крупной добычи, скажем зайца, кряквы, на первых порах следует как следует помогать ловчей птицы умерщвлять. Хотя это и попахивает садизмом, но в природе дело обстоит точно так же, просто Вы замещаете собою родителя. К слову сказать, если Вы такого птенца потеряете во взрослом состоянии на охоте, то можно быть спокойным: птица себе пропитание всегда найдет. После окончания дрессировки следует охотиться с ловчими птицами как можно чаще. Соколиная охота это не хобби, а стиль жизни! Поскольку Вы начали отпускать птицу без привязи, а как иначе? То при взыгрывании ловчей птицы. можно будет ее сманить при помощи одного из двух живых голубей, с ощипанными маховыми. И тогда Вы быстро ее вернете обратно.

Четвертый этап. Работа на вабиле соколов Вабило делается из кожзаменителя или кожи, или крыльев голубей, вороны, чайки. Для беркута – из шкуры лисы, и т. д… Размеры могут варьироваться в зависимости от размеров обучаемой ловчей птицы. Также может варьироваться и вес вабила. Если Вы имеете дело с небольшим соколом, неуверенным в своих силах, следует сделать легкое вабило, скажем из крыльев голубя и работаете сначала на нем. Естественно скорость и маневренность данного вабила будет меньше, чем у соответствующего кожаного. После того, как соколок будет уверенно с ним работать, дается более тяжелое вабило. Цель «игры с вабилом»- тренировка сокола, установление связи «сокол- сокольник» . Сначала следует как и на добыче прикормить птицу, чтобы сокол узнал , что на вабиле можно полакомиться кусочком мяса. Затем, Вы кладете вабило на некоторое расстояние от ловчей птицы, заставляя того слететь на него. Расстояние от вабила до ловчей птицы постепенно увеличивается, при этом нужно добиваться быстроты реагирования сокола. С момента дрессировки на вабило, сокол питается на нем постоянно. Следующее действие: вабило находиться на земле и начинает потихоньку двигаться- птица его берет. Затем, в следующий раз вабило при подлете птицы чуть приподнимается и сокол берет его уже в воздухе. Потом вабило покачивается в воздухе над землей- сокол его берет. Затем медленно вабило прокручивается в воздухе по направлению к птице. При подлете птицы к вабилу его нужно мягко подать прямо в лапы птице. В дальнейшем прокручивается вабило в круговую по направлению к птице. Сокол должен брать его. Затем вабило дается в лапы птице все выше и выше в воздухе, добиваясь от птицы пикирования сверху. Порой, в начале сокол не дает уйти от себя сокольнику, зависая чуть ли не у лица. Тогда приходится бегать, отмахивая сокола вабилом на возможно большее расстояние от себя, и, стараясь поднять того вверх. После того, как сокол нормально ходит вокруг Вас на достаточной высоте, Вы начинаете увеличивать ставки, то есть пикирование птицы на вабило сверху, и соответственно отрабатывая взмывание вверх. Работа с соколом на вабиле напоминает игру. Когда сокольник работает с птицей, то птица сама будет подсказывать своему дрессировщику, что надо делать. Количество ставок у сокола следует увеличивать постепенно от одной- двух в заход. Постепенно достигается количество ставок до 20-30 и более. После обучения можно начинать разгонять сокола, для этого необходим второй сокольник с вабилом. Сокол после таких тренировок налетывается чрезвычайно. С момента работы на вабиле сокола сманивают только на него, лишь изредка пользуясь перчаткой. Также с целью сманивания на вабило птиц тренируются и ястреба-тетеревятники, беркуты, степные орлы. Но эти птицы вабило просто ловят, а если не ловят его и не преследуют, то садятся на какую либо присаду. Поэтому столь красивой как у соколов «игры с вабилом» не получается. Следование за сокольником Для ястребов и орлов более существенно следование за сокольником. Безусловно, ловчая птица уже способна ловить с перчатки, бросаясь с нее в погоне за добычей. Но более перспективно и приятно охотиться с ястребом следующим за хозяином, как собака. Ястреб перелетая за хозяином по деревьям и наблюдая за ним и обстановкой вокруг с большей эффективностью ловит добычу. Если у хозяина есть охотничий пес, то проблема добычи еще более упрощается. Ястреба приучают следовать за сокольником таким образом: птицу зовут на руку с дерева, где она сидит, а когда она подлетает, убирают руку. Ястреб садится на другое ближнее дерево, а вы отходите и повторяете то же самое, после чего ему подпускаете добычу. В следующий раз следует отойти, так чтобы он потерял Вас из виду, птица начинает волноваться и искать Вас ( или по мере отхода сразу же перемещается за Вами). Если Вы опять подпустите добычу, то тем самым закрепите успех следования. Начинать обучать птицу лучше около границы леса с полем, а затем продолжать в лесу. Ястреб поначалу будет с неохотой перелетать через открытые пространства и Вам, для того чтобы перейти поле, придется его сманивать на руку. Но впоследствии ястреб начнет следовать за Вами и через открытые пространства. По достижении такого результата можно охотиться с птицей на различную добычу. Только старайтесь выбрать места с большим количеством дичи. Вы все-таки не с ружьем. И не следует, как ружье, ставить птицу в угол и забывать.

Ловчие птицы не терпят отдыха и любят охотиться. Удачи Вам и приятной охоты!


Опубликовано: 26.11.2009



ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Дрессировка и содержание хищных птиц для соколиной охоты

Также я пользуюсь клобучками некоторые выкройки которых даны в данной книге. Клобучки одеваются на ловчих птиц, с тем , чтобы они не могли чего либо видеть. В первую очередь необходимость ограничения зрительного восприятия диктуется тем , чтобы ловчая птица не видела свою потенциальную жертву, и были поспокойнее при путешествии на транспорте. Если птица постоянно бросается с руки на голубей, ворон и ее при этом удерживают, то охотиться она будет крайне не качественно в дальнейшем. К тому же у мелких птиц происходит растяжение сухожилий.  Такие нюансы прекрасно устраняются наличием клобучка.
Бубенцы изготавливают из листовой меди- под прессом делаются 2 полусферы, выпиливают 2 небольших стальных кубика, помещают их в полусферы. Все составляется и завальцовывается. К верхушке бубенчика припаивается  ушко для прикрепления его к ремешку. Многие сегодняшние сокольники просто покупают готовые бубенцы в рыболовных магазинах, но они значительнее уступают бубенцам сделанные таким вышеописанным способом. Бубенцы помогают находить ловчую птицу, если она улетела от Вас, при поимке добычи. Ловчая птица поймав добычу остается с ней и может сесть в высокую траву или находится в районе кустов. По звону бубенчиков можно ее легко найти. Бубенцы прикрепляются к обеим лапам за цевки и, при помощи кожаной пластинки на центральные рулевые перья.
Сокольничья перчатка изготавливается из прочной кожи – она предохраняет руку от острых когтей хищной птицы. На ней сокольник кормит птицу, и на нее-же манит. Сокольничья сумка используется для держания в ней прикормки птицы, атрибутики, а также туда может складываться мелкая добыча.

Кормление хищных птиц

Хищных птиц следует кормить естественными кормами: это могут быть голуби, вороны, воробьиные птицы, мыши, крысы. При кормлении выловленными  птицами из городских популяций, следует внимательно осматривать добычу на предмет различных болезней. Не секрет – городские популяции животных более подвержены различным эпизоотиям, нежели  их полевые собратья. Внешние проявления болезней могут быть в виде пятнышек, изменений структуры внутренних органов, таких как печень, легкие. Также различные разрастания или экссудаты могут быть  в пищеводе, ротовой полости птиц. Наличие гельминтов в кишечнике и даже в грудобрюшной полости птиц. Все подобные экземпляры не должны использоваться в пищу. Если у Вас нет живого корма( недавно добытого), то можно использовать изредка постную говядину или курицу.  В принципе вопрос о кормлении хищных птиц на сегодняшний день стоит не только среди сокольников, но и перед любителями содержащих в  условиях неволи таких птиц как совы, мелких соколков и другие виды хищных птиц. Я не буду в этих строках дискуссировать о полезности подобного содержания. Но факт остается фактом, все больше и больше людей имеют дома хищную птицу. Поэтому, скорее следует рассказать, как их правильно содержать и конечно кормить. Глубокое сожаление у меня вызывают те птицы, которых кормят пшенной кашей и яйцами, с колбасой. Печальное зрелище! В первую очередь следует уяснить, что мы имеем дело с хищником, и он, кроме мяса ничего не ест и есть не обязан. Хотя многие хищники могут поживиться как дополнением насекомым или лягушкой. Основным рационом для сов является мыши и мелкие крысы ( живые или неживые но со шкуркой), и уже как вспомогательным кормом служит нами любимая постная телятина. И все. Хищные птицы питаются 1 раз в день, Следует им устраивать 1 раз в неделю полное голодание и один раз в неделю давать половину рациона. Рацион- это то количество, которое хищная птица съедает без остатка.

Те же соображения касаются и других видов, не использующиеся как ловчие.

Только к примеру сычиков следует кормить и мелкими воробьиными птичками, и добавлять насекомых. Соколов и ястребов следует кормить голубями и воронами.  По поводу ловчих птиц- способ дачи корма имеет свою специфику, которую я приведу ниже. Что касается пищи, то она такая же как и для других особей хищных птиц. Кстати хищные птицы в умеренную погоду не пьют. Но любят купаться, и в жаркую погоду могут попить воды.  После съедания корма хищная птица сбрасывает погадку из непереваренной шерсти и костей. Это норма.

Повреждение оперения

При надломе маховых и рулевых перьев ловчих птиц подперивают. Надлом или поломка пера происходит из за неправильного содержания или на охоте. Для подперивания необходимо иметь комплект рулевых и маховых перьев. Некоторые сокольники из за отсутствия родных перьев подперивают перьями других видов птиц. Родные перья обыкновенно собираются при линьке Вашей птицы. Или выстригаются щадяще у вольноживущих собратьев. Поврежденное перо отрезают в районе очина или ствола затем подбирают надставляющее перо по расположению, выстругивают бамбуковую палочку или используют металлическую спицу по размеру внутреннего отверстия пера, затем иплантант смазывают клеем ( к примеру Момент) и надставляют перо. Перо в месте скрепления больше ломаться не будет.

Дрессировка ловчих птиц

После того, как у Вас все готово для содержания и обучения хищной птицы, надо подумать о том, где и какую именно брать птицу для того, чтобы из нее сделать ловчую. Вариантов весьма много. Сокольник выбирает себе птицу в соответствии со своими возможностями и с планируемой добычей. Для охоты на перепелов, мелких куликов, дроздов, голубей подходит ястреб-перепелятник, чеглок, дербник. На более крупную добычу- чирков, крякву, тетеревов, зайцев – подойдет ястреб-тетеревятник, балобан, сапсан. Для охоты на зайцев, лис, косуль можно приобрести беркута.
Самые оптимальные птицы для дрессировки в возрасте от птенца до 1 года. Птицы старше 1 года представляют для дрессировки определенные трудности, с которыми может справиться только опытный сокольник. Поэтому  данная группа птиц рассматриваться здесь не будет. Для начинающих, по моему мнению, самая подходящая птица- ястреб-тетеревятник. Эта птица обладает большим запасом прочности, позволяющим нивелировать ошибки дрессировки и содержания. К тому же эта птица имеет великолепные ловчие качества, наиболее полно раскрывающиеся в наших лесных районах.
Так как у всех хищных птиц самка превосходит самца по размерам и соответственно силе, и существует кроме того различие в скорости полета – более быстроходная у самца- как наиболее легкого из супружеской четы, сокольник выбирает еще и пол птицы, с которой он будет заниматься охотой.
Если мы заговорили о ястребах тетеревятниках, то позвольте мне привести некоторые цифры: Вес самки- 950- 1400 а то и 1600 гр. Вес самца от 600 до 900 гр. Самка хорошо пойдет на зайца, боровую дичь, крякву, ворону. Самец – на голубей, чирков, рябчиков.  Следует отметить , что самка дербника берет добычу до голубя, а самец до дрозда. Должен предупредить — не все птицы одинаково хорошие охотники и одинаково хорошо поддаются дрессировке. Хотя как говорят- «нет плохой птицы- есть плохой сокольник», аспект дрессируемости и ловкости птицы должен учитываться.

В начале я рекомендую придерживаться ниже приведенных правил, затем сокольник по мере накопления собственного опыта сможет сам подбирать метод воздействия на птиц и индивидуализируя птицу наиболее эффективно воздействовать на нее.


Итак, вы вязли птицу. Условно дрессировку можно разделить на несколько этапов. Не преодолев один из них, нельзя приступать к следующему. Как во всякой дрессировке, данное задание Вы должны останавливать на взлете работы птицы и соответственно ее поощрять. Предположим, птица на третий позыв на руку полетела на 50 метров, а на четвертый позыв отказалась. Надо уметь определять по птице, как она сработает в следующий раз – хуже или лучше и соответственно поступать. Заканчивать в данном случае следует на третьем позыве, накармливая при этом птицу. Если вы позвали ее в четвертый раз и птица не полетела, следует переждать некоторое время- порою  час или два, и повторить урок- добиваясь наилучших результатов. Надо еще учитывать так называемую «боязнь нового бассейна». Боязнь заключается тогда, когда птица привыкла работать в одном месте. Скажем в лесу, где нет людей, тогда как при работе  в городском парке, она может отказаться работать и взыграть (улететь), боясь чересчур большого оживления. Поэтому ее следует прикормить на руке и походить в новом месте, пока птица не привыкнет окончательно. Хвастаться, особенно сначала, работой своей птицей не следует — она  может уйти от Вас в самый неподходящий момент. Вообще то охота с птицей напоминает более беседу двух собеседников, где третий — лишний. При охоте с птицей Вы сможете дышать и жить с природой в единении. Подобное ощущение великолепно, и не нужно его менять на пустую похвальбу.

Дрессировку ловчих птиц я условно подразделяю на 4 этапа:

Для ястребов: 1. Выноска 2. Прилет на руку. 3. Притравка. 4. Следование за сокольником.
Для соколов: 1. Выноска 2. Прилет на руку. 3. Притравка. 4. Работа на вабиле.

Первый этап. Выноска.

Выноска птиц заключатся в том, чтобы в результате нее птица спокойно реагировала на окружающие раздражители и сидела на руке, а также спокойно реагировала на прикосновение сокольника- когда он ее гладит или одевает клобучек. В первый день после приобретения хищной птицы ее хорошо помещать в пеленке и носить в оживленных местах. За период носки в пеленке хищная птица немного привыкает к окружающему миру, а затем вечером в полутемной комнате ее распеленывают и сажают на руку. Так как птица устает за период носки, она ведет себя на руке более или менее спокойно- отряхивается, поправляет крылья. Ей сразу же предлагается корм в виде крыла голубя с грудными мышцами. Хорошо при этом направить свет настольной лампы прямо на корм, оставив в тени сокольника и саму птицу (свет должен быть неярким). Обычно птица после раздумывания делает несколько поклевов и начинает есть. При этом хорошо пробовать привлечь ее внимание небольшим подергиванием даваемого корма другой рукой. Если птица все же не стала есть, то ничего страшного в этом нет- можно проделать ту же процедуру на другой день.
Кормят ловчую птицу исключительно на руке. После того, как птица посидела немного на перчатке, ее сажают на присаду в садок, так как она должна хорошо отдохнуть и выспаться в спокойном месте. На следующий день, с рассветом, ее берут на руку и носят, выбирая тихие места, периодически предлагая корм. Во время выноски полезно растягивать дачу корма на весь день- так лучше устанавливается связь « сокольник- птица». После того, как Вы носите птицу все утро, примерно до 10-11 часов, ее следует посадить на присаду, которая устанавливается в поле зрения — так, чтобы птица постоянно видела Вас и окружающих людей. Должен предупредить — птица будет периодически срываться, соответственно присада должна быть таковой- чтобы не было повреждения пера. Время от времени следует брать птицу на руку и носить, затем снова сажать на присаду. Вечером за несколько часов до полной темноты ее следует опять взять на руку и носить, пока не стемнеет. Таким образом так следует действовать, пока птица не станет хорошо сидеть на руке и спокойно относиться к окружающим, на что обычно требуется 3-4 дня. Главное о чем надо помнить — о постепенности увеличения психологической нагрузки. Нельзя требовать, чтобы птица сразу вела себя спокойно, когда Вы вносите ее в оживленное место. Все надо делать постепенно. Хорошо ее прикармливать в незнакомой обстановке.
Нужно также приручить ее к собакам, а если есть возможность пользоваться лошадью, то и к лошадям. Лошадь также должна не пугаться птицы.  Вообще для охоты с ловчей птицей, надо выбирать себе лошадь поспокойнее, без всяких желаний понести, так как будет сложно удержать лошадь одной рукой, тем более если она вздумает дурить в лесу. Тут можно потерять птицу, если только ее не спустив с руки.  После того, как птица стала нормально реагировать на прикосновения к ней, к ее  голове, вы  начинаете приучать ее к клобучку. Клобучек должен быть сшит точно по размерам головы птицы .Одеть клобучек  Вы должны в первый раз достаточно четко и быстро, к сожалению практика одевания достигается  со временем- нужно набить руку. Те не менее, следует помнить, что раз начав одевать клобучек — Вы должны его одеть любым способом, иначе птица быстро привыкнет к тому, что после непродолжительного сопротивления с ее стороны от нее отстанут.  И потом она будет практиковать подобный образ действий. Вообще, лучше, если в первый раз клобучек оденет птице опытный сокольник. После съема клобучка , сначала полезно ловчую птицу чуть чуть прикармливать.
Итак Ваша птица хорошо сидит на руке. Вы одеваете ей клобучек и своим появлением вызыв

Как приручить ястреба: фрагмент «Я» значит «Ястреб» Хелен Макдональд

В издательстве АСТ выходит одна из самых ожидаемых переводных книг года — автобиография натуралиста Хелен Макдональд «Я» значит «Ястреб», получившая премию Costa в 2014 году. «Афиша Daily» публикует шестую главу — «Звезды в ящике».

Хелен Макдональд

Орнитолог, поэт, иллюстратор. Помимо Costa Book Award ее книга «Я» значит «Ястреб» завоевала на менее престижную премию имени Сэмюэла Джонсона.

© facebook.com/helenmacdonaldwriter/

«Все тебе нипочем! — воздев руки к небу с выражением мольбы, смешанной с раздражением, сказал мой давний друг Мартин Джонс. — Это все равно что биться головой об стену. Откажись от этой идеи. Иначе с ума сойдешь». Я вспоминала его слова по дороге домой. Сцепление, четвертая передача. Поворот на сто восемьдесят градусов. Переключение передачи. Быстрый набор скорости. Легкая обида. Не хотелось думать обо всем, что он мне наговорил. «Ты с ума сойдешь. Оставь тетеревятников парням, которые всю жизнь ими занимаются. Выбери кого-то более подходящего».

Я знала, что воспитывать ястреба будет нелегко. Всем известно, что тетеревятники плохо поддаются дрессировке. «Дрессуре», как скажут специалисты. Кречета можно натренировать за несколько дней. В свое время мне удалось обучить ястреба Харриса за четыре. А вот тетеревятники нервозные, легковозбудимые птицы, и на то, чтобы убедить их, что вы не враг, уходит немало времени. Нервозность, конечно, не совсем правильное слово: просто дело в том, что их нервная система имеет повышенную возбудимость, потому что нервные пути от глаз и ушей, идущие к двигательным нейронам, отвечающим за деятельность мышц, имеют непрямые связи с соответствующими нейронами мозга. Тетеревятники нервозны, потому что они живут в десять раз быстрее, чем мы, и реагируют на раздражители буквально не раздумывая. «Из всех ястребов, — писал сокольник семнадцатого века Ричард Блум, — тетеревятник, несомненно, наиболее боязливый и робкий по отношению как к человеку, так и к собакам, и ему требуются скорее ухаживания хозяйки, чем власть хозяина, ибо птица склонна запоминать любые случаи недоброго или грубого обращения. Но если отнестись к ней ласково, она проявит послушание и доброту к своему владельцу». Значит, доброта. Будем на нее рассчитывать и надеяться.

Доброта и любовь. Помню, имея массу времени по дороге домой, я размышляла о внезапном приступе любви, охватившем меня на причале. Она относилась к человеку, который держал птицу, испугавшуюся непонятного ей мира. Мне пришлось проехать много миль, неторопливо анализируя свои чувства, прежде чем я догадалась, что эта любовь была связана с отцом. В течение долгих недель после его смерти я сидела у телевизора и снова и снова пересматривала британский телевизионный мини-сериал «Шпион, выйди вон!» — несколько часов на зернистой шестнадцатимиллиметровой пленке семидесятых годов, мягкой и черной, в старой кассете VHS. Психологически мне было очень уютно в этих темных интерьерах, правительственных кабинетах, мужских клубах. Это была история шпионажа и предательства, которые всегда идут рука об руку. Медленная, как плывущий лед, и прекрасная. Но это был еще и рассказ о мальчике по имени Джамбо, ученике приготовительной школы в Квонток-Хиллз. О Джамбо-неудачнике. Тучный, близорукий, страдающий приступами астмы, он терзался из-за ужасного ощущения собственной никчемности и трагедии своей распавшейся семьи. Когда в школе появился новый учитель французского — горбатый, похожий на пирата человек по имени Придо, — Джамбо принял его за своего. За того, кто способен его понять. «Ты хороший наблюдатель, — сказал ему Придо. — Вот тебе, старина, мое мнение, причем совершенно бесплатно. Мы, одиночки, все такие». Но Джамбо не знал, да и не мог знать, что Придо был шпионом, что его больная спина — это последствия попадания русской пули и что у Придо имелись и другие раны — предательство друга и бывшей возлюбленной. Мир Джамбо был слишком мал, чтобы вместить такие вещи, но мальчик все равно чувствовал, что учитель потерял близкого человека. И Джамбо решил занять место этого человека, пока тот не вернется. Он нашел, как стать полезным. В фильме мне нравился Придо, нравился пейзаж вокруг школы — погруженные в туман горы, гомонящие в вязах грачи, матчи регби и белый пар изо рта у ребят на поле зимним утром. Эти картины стали местом действия многих моих снов, навеянных горем в ту весну.

То, что происходит с сознанием после утраты, понимается позже. Но уже смотря фильм, я почти знала, что Придо занял для меня место отца. Впрочем, на тех северных дорогах мне следовало бы еще понять, что после потери отца сознание не просто выбирает новых отцов из окружающего мира, но находит и новые «я», которые бы их любили. В первые недели, пустые и беспросветные, я примерила на себя роль Джамбо. А на шотландском причале на какой-то момент, не понимая, почему, решила стать ястребом. Я ехала дальше и дальше, дорога убегала из-под колес, и небо прокаливалось, точно в печи, до образования бело-голубой тверди.

Я начала беспокоиться. В ящике было слишком тихо. Я уныло заехала на очередную станцию обслуживания. Кристина побежала купить мороженого, а я присела на корточки перед дырочкой, проделанной для доступа воздуха в стенке картонного ящика. Поскольку мне в течение нескольких часов пришлось смотреть на залитый солнцем асфальт, мое зрение никуда не годилось. Я вообще ничего не могла разглядеть, да и не хотела, потому что ястреб, конечно, умер. И вдруг — Боже мой! — в ящике засверкали звезды.

Когда-то давно в художественной галерее я увидела чемодан — небольшой коричневый кожаный чемодан, лежавший на боку на белом столе. Это был самый обыденный предмет, какой только можно себе вообразить, и он вызывал некоторую печаль, словно его оставили здесь по дороге и забыли взять. Художник вырезал в коже маленькую круглую дырочку. «Загляните внутрь», — гласила приклеенная табличка. В замешательстве от того, что мне придется стать частью произведения искусства, я наклонилась, прильнула глазом к дырочке и от удивления вздрогнула. Снова посмотрела. И вдруг стала королевой бесконечного пространства, ошеломленной, восхищенной, глядящей на глубокий звездный покров, протянувшийся в бесконечность. Сделано было здорово: художник прикрепил к крышке и ко дну чемодана два зеркала с прожженными кислотой точками и осветил их гирляндой маленьких лампочек. Отражение пятнышек и дыр на стекле и светящиеся точки превратили внутренность чемодана в горящую огнями холодную вселенную, у которой не было конца.

Свернувшись на заднем сиденье машины и погрузившись в воспоминания о чемодане, я смотрела на звездное поле, которое открылось мне в темноте. Постепенно я сообразила, что это частички перьевой пыли, мелкие соринки раскрошившегося кератина, защищающего растущие перья ястреба. Эти пылинки отслоились от молодого оперения птицы и попали в случайные лучи света, проникшие сквозь щель в крышке коробки. Мои глаза и мозг вновь вернулись к действительности, и теперь я могла различить тусклое сияние полуосвещенной ястребиной лапы, лимонно-желтой, с когтями, и дрожавшие от страха еле заметные перья. Птица знала, что за ней наблюдают. Меня тоже затрясло.

— Она в порядке? — спросила, вернувшись, Кристина и откусила мороженое.

— В порядке, — ответила я. — В полном порядке.

Повернула ключ зажигания. И мы отправились дальше. Ястребов продают и покупают не одно столетие, ругала я себя. Конечно, птица жива. Семь часов езды — ерунда. Достаточно вспомнить торговцев ловчими птицами семнадцатого века, которые привозили диких ястребов французскому двору из самой Индии. А пятый граф Бедфордский, которому доставляли птиц из канадской Новой Шотландии и американской Новой Англии! Ряды ястребов с клобуками на головах, неподвижно сидящие на жердочках в трюмах деревянных кораблей. И мычание скота, который перевозили в качестве пищи для этих хищников. Мы ехали вперед, и я размышляла о тетеревятнике Уайта. Насколько его путешествие было хуже, чем это! Сначала из гнезда к немецкому сокольнику, потом на аэроплане в Англию, потом на поезде из Кройдона к сокольнику Незбитту в Шропшир, после этого к другому сокольнику в Шотландии как часть торговой сделки, которая, судя по всему, не состоялась, потому что птица была возвращена Незбитту. Передышка в несколько дней на просторном чердаке — и снова на поезд, на этот раз идущий в Бакингем, небольшой рыночный городишко с домами из красного кирпича, в пяти милях от Стоу. Там-то Уайт и купил ястреба. Сколько всего миль? По-моему, около полутора тысяч. И много-много дней пути. Я вообще понять не могу, как птица выжила.

Маленькие существа, отправленные в опасное путешествие. На первых страницах книги «Ястреб-тетеревятник» Уайт описывает ужасную дорогу своего только что оперившегося птенца: его вырвали из родного гнезда, засунули в корзину и послали в неведомые земли для обучения. Автор предлагает нам представить себе, каково было птице перенести такое, вообразить себя на месте молодого, сбитого с толку птенца, почувствовать жару и шум, сумятицу и ужас путешествия, завершившегося у писательского порога. «Должно быть, оно было смерти подобно, — писал Уайт, — но какая она, смерть, мы никогда не узнаем раньше положенного часа».

Подсмотренная жизнь животных — это уроки, которые нам преподносит мир. Не так давно в желтом жестяном ящике в библиотеке колледжа я нашла фотографии Уайта, где он изображен еще совсем малышом. Снимки пыльного пакистанского города Карачи — дерево, длинные тени, ясное небо. На первом снимке мальчик сидит на осле и смотрит в объектив. На нем широкие шаровары и детская шляпа от солнца, круглое личико не выражает никакого интереса к ослу — он просто на нем сидит. Мать, красивая и скучающая, стоит позади сына в безупречно белом платье времен Эдуарда VII. На втором снимке мальчик бежит к фотоаппарату по высохшей земле. Он бежит изо всех сил: на снимке его коротенькие ручки размазаны, потому что он ими размахивает, а такого выражения лица — ужас, смешанный с радостью, — я у детей никогда больше не видела. Радость, оттого что он покатался на осле, и облегчение, что катание закончилось. На лице у ребенка читается отчаянное стремление найти тепло и защиту и вместе с тем понимание, что ни тепла, ни защиты не будет.

Их никогда и не было. Брак родителей с самого начала оказался неудачным. Констанс Астон было уже почти тридцать, когда постоянные язвительные намеки матери о тяготах содержания взрослой дочери стали для нее совершенно невыносимы. «Я выйду за первого, кто попросит моей руки», — как-то раз огрызнулась дочь. Таким человеком оказался Гаррик Уайт, районный комиссар полиции в Бомбее. Молодожены отправились в Индию, и, как только родился Теренс, Констанс отказалась спать с мужем. Тот начал пить, и семейная жизнь превратилась в бесконечные скандалы и драки. Через пять лет семья переехала в Англию к родителям Констанс в курортный город Сент-Леонардс на южном побережье Англии. Перед возвращением обратно в Индию родители оставили сына в Сент-Леонардсе. Мальчик был брошен, но таким образом получил передышку от постоянного страха. «То время было слишком прекрасно, чтобы описать словами» — так говорит Уайт о своей жизни в Сент-Леонардсе в беллетризованном автобиографическом отрывке, написанном местами голосом маленького мальчика, который отчаянно хочет добиться внимания и уже пробует примерить на себя другие, более безопасные «я»: «Посмотри на меня, Рут! Я главарь шайки пиратов! Посмотри, я самолет! Посмотри, я белый медведь! Посмотри! Посмотри! Посмотри!» В Сент-Леонардсе у мальчика было много радостей: ядовитая моль, черепахи, кладовка, а в ней банки с шоколадом и сахаром, и бесконечные игры с двоюродными братьями и сестрами.

Но так не могло продолжаться вечно. «Нас забрали из этой жизни, — написал Уайт кратко, — и отослали в школы». Идиллия закончилась, ребенок был вновь брошен в мир, полный страха и насилия. Его воспитателем в Челтнеме стал «холостяк-садист средних лет с мрачным одутловатым лицом», у которого в подручных ходили старшие ученики. Эти избивали младших ребят после вечерней молитвы. Каждый день мальчик молился: «Господи, сделай так, чтобы меня сегодня не били». Но, как правило, его все-таки били. «Подсознательно я понимал, что это сексуальное надругательство, — позже размышлял Уайт, — хотя еще не мог найти слов для подобного обвинения». Неудивительно, что он так глубоко сопереживал ястребу. Мальчика вырвали из единственного места на свете, которое он считал родным домом, и отправили для обучения в мир, где процветала казарменная жестокость. Это предательство оставило в нем неизгладимый след. И такое же предательство оставило след на его ястребе.

Дикий. Волшебный. Свободный. Тим Уайт сидит за кухонным столом и заполняет авторучку зелеными чернилами из бутылочки, стоящей на клеенчатой скатерти. Чернила — вещь гадкая, второстепенная, но коварная. Он пишет о своей новой жизни цветом чернил — как называет его Хэвлок Эллис? Любимый цвет «инвертированных». Ястреба привезут завтра. Скоро в доме их будет трое: сам Том, собака и ястреб. От этой мысли Уайт испытывает приятное возбуждение. Он любит свой дом. Называет его своей мастерской, барсучьей норой, убежищем. Снаружи свет и тени от листьев движутся по высоким серым фронтонам. Жилище довольно скромное — воду надо брать в колодце, уборная во дворе — но, по мнению Уайта, прекрасное. Да, он его снимает за пять шиллингов в неделю, но зато впервые живет в собственном доме. И делает его своим. Он покрыл лаком потолки, все покрасил в яркие цвета. Блестящая красная краска. Синяя краска «Роббиалак». На каминной полке птичьи крылья. Ваза для щепок и обрывков бумаги, чтобы разжечь огонь. Узорчатые обои. Зеркало. Везде книги. Он потратил шестьдесят шесть фунтов на ковры с длинным ворсом, купил обтянутое штофом глубокое кресло и запасся мадерой. На втором этаже он превратил гостевую спальню в сказочную комнату тайного романтического изобилия: зеркала и позолота, голубое постельное белье и золотое покрывало, а вокруг — свечи. Правда он не может заставить себя здесь спать. Ему хватит и складной кровати в соседней комнате с коричневыми занавесками. Ястреба он поселит в сарае. И они оба назовут это место своим домом.

Викторианская терраса неясно маячила в летних сумерках. С ящиком в руке я подошла к своей двери. Не помню, как я открывала ящик в ту ночь. Но помню, как мои босые ноги ступали по ковру, помню тяжесть ястреба на руке. Силуэт птицы, большой и испуганной, нервное подергивание ее плеч, когда она отступила назад, в тень присады на полу в гостиной. Помню, мне пришел на ум отрывок из книги «Меч в камне», в котором сокольник сажает ястреба-тетеревятника обратно на согнутую ладонь, успокаивая его, «так хромой прилаживает свою потерянную и вновь найденную деревянную ногу». Да, когда носишь ястреба первый раз, чувствуешь себя именно так. Ничего не говоря, я забралась вверх по лестнице и свалилась в кровать. Ястреб со мной, путешествие закончилось.

В ту ночь мне приснился папа. Это был не тот сон, который мне снился обычно, — как вся наша семья снова оказалась вместе. На этот раз я что-то искала в доме — пустом доме с бледными квадратами на тех местах, где на стенах должны были быть картины. Я не могу найти то, что ищу. Открываю дверь на втором этаже, ведущую в комнату, не похожую на другие. По трем стенам стекает вода, а дальней стены вообще нет. Просто отсутствует. Один лишь воздух бледно-лилового городского вечера. Подо мной разбомбленный участок города. Кругом тонны кирпича и битого камня, между палками и перекладинами, оказавшимися поломанными стульями, в кучах мусора цветет иван-чай. Тени среди всех этих предметов начинают сгущаться к ночи. Но я смотрю не туда. Потому что на самой высокой куче кирпичей стоит маленький мальчик с рыжеватыми волосами. Лицо повернуто в сторону, но я сразу его узнаю — и не только потому, что на нем те же короткие брюки и вязаная серая курточка, как на фотографии в семейном альбоме. Папа.

Увидев его, я моментально понимаю, где нахожусь. Это Шепердс-Буш, куда отец однажды сбежал, когда был мальчишкой. Карабкался с друзьями по руинам разбомбленных домов, собирал, что мог найти, спасал вещи, прятал их, разглядывал. «Мы бомбили кирпичи бомбами, сделанными из кирпичей, — рассказывал он мне. — Больше нам не с чем было играть». Потом мальчик поворачивается, поднимает глаза вверх и смотрит на меня, стоящую в разрушенном доме, и я понимаю, что он собирается что-то сказать. Но слов нет. Вместо этого он показывает куда-то рукой. Куда-то вверх. Я смотрю. Там вверху на высоте нескольких километров летит самолет. Это так высоко, что фюзеляж и крылья все еще освещены заходящим солнцем. Шума двигателя не слышно, до меня не доносится ни единого звука, никакого движения. Лишь светящаяся точка, летящая по небу, пока она не скрывается за горизонтом, уходя в тень мироздания. Я снова смотрю вниз, но мальчик, который был папой, исчез.

Издательство АСТ, 2017, Москва, пер. Н.Жутовской

Об опыте работы с ястребом-тетеревятником

На протяжении более чем тридцати пяти лет мне приходилось содержать и тренировать ястребов-тетеревятников для охоты

Вначале это было просто хобби, а впоследствии переросло в профессию и стало работой. Тетеревятника содержал больше, чем других ловчих птиц, потому что это самая доступная птица для Москвы и Московской области: ее очень легко отловить, легко найти гнездо и достать птенца, а отлетевшую птицу всегда можно быстро заменить другой. Поэтому на тетеревятнике проще было отрабатывать различные методики тренировок.

Попробую коротко рассказать о тех людях и книгах, которые повлияли на мою работу с ястребом-тетеревятником.

В детстве я проживал в Липецкой области, где хищных птиц у меня было достаточно, а знаний никаких. В районной библиотеке нашел только рассказ М.М. Пришвина «Орел». И первой была попытка обучить птиц по тому методу, который описал автор. Это, конечно, была детская глупость.

Позже через журнал «Охота и охотничье хозяйство» я узнал адрес Г.А. Деменчука, и мы с другом В.В. Аладиковым написали ему в питомник «Семиз-Бель» письмо. Ответил нам А. А. Шална: «Чем смогу, тем помогу». Но чем тогда он мог нам помочь? Была середина семидесятых годов, мы с ястребом «в деревне» Липецкой области, а он в горах Киргизии. Тогда мне все приходилось придумывать и делать самому – и ловушки, и клобучки. Содержать и кормить было легко, а дальше – тормоз, не хватало знаний и негде было получить хоть какую-то информацию.

Первыми книгами, которые нашел, уже приехав в Москву, после службы в СА, в 1980 году, были «Календарь природы» Л.П. Сабанеева и «Охота с ловчими птицами» Г.П.Дементьева. Для меня тогда это был единственный источник информации. Уже потом, перечитав все, что смог найти в библиотеках по соколиной охоте, понял, что Г.П. Дементьев и Л.П.Сабанеев в основном использовали книги В.Левшина, Н.П.Данилова, К.П.Галлера и некоторых других авторов.

При обучении птицы упор делался на выноску. Она отнимала много времени. С птицей нужно было ходить по людным местам до тех пор, пока не привыкнет. Это было бестолковое занятие, и только спустя годы я понял смысл выноски.

Птиц я тогда содержал в квартире – или на присаде, или в ящике. Но от ящика быстро отказался после одного случая.

Мы жили в трехкомнатной коммуналке. В каждой комнате – по молодой семье, и у всех были дети. «Иди, забери своего ястреба», – постучав в нашу комнату, сказал мне сосед. Зайдя в их комнату, я обомлел от страха. Молодая самка тетеревятника сидела в кроватке на грудном ребенке. Быстро переманив ястреба на руку, я унес его к себе и больше в ящиках птиц не содержал, а только на присадах, чтобы всегда были на виду.

В начале восьмидесятых годов мы с другом каждый выходной ездили к ближайшей ферме и ловили там ястребов. Володя выбирал себе самую крупную самку для охоты на зайцев. А я, будучи студентом-охотоведом, начитавшись «Птицы России» М.А.Мензбира и «Птицы Советского Союза». Г.П. Дементьева, делал у ястребов самые разные промеры – длину крыла, длину хвоста, емь и прочее. В удачные дни ястребов ловилось пять-восемь, мы с женой делали замеры до самой полуночи. Потом всех выпускали на волю через окно.

В 1984 году пришел из армии брат моей жены, и с того времени он в большинстве случаев работал со мной, став самым лучшим помощником во всех моих начинаниях.

Я работал в ЦНИЛ Главохоты, в отделе учета охотничьих ресурсов. Б.В. Новиков, в то время начальник отдела, узнав, что я занимаюсь охотой с ловчими птицами, рассказал об этом в «Зоообъединении». Представитель «Зоообъединения» приехал в ЦНИЛ и спросил меня, смогу ли я поймать тетеревятника и за сколько дней. «Поймаю за один, второй день для подстраховки на случай непогоды», – ответил я ему. В ближайшую субботу поймал трех ястребов. В понедельник, созвонившись с представителем «Зоообъединения», сказал, что есть три, чем его удивил. После этого случая мне выписывались разрешения на отлов тетеревятников для «Зоообъединения», и я официально стал заниматься живоотловом для этой организации. С этого же времени пришлось отлавливать ястребов и для орнитологической службы Кремля.

Однажды мне в руки попала перепечатанная брошюрка Н.П.Данилова. Это уже была не переписанная «вода», а практическое руководство, которое, как говорится, читалось еще и «между строк». Для меня многие рекомендации Н.П. Данилова оказались очень полезными. Автор делал сильный упор на отбор птиц по длине крыла – чем длиннее, тем лучше. Суть обучения – носка в пеленке по людным местам и контроль кормления, короткое втравливание и охота.

Выноска в пеленке высвобождала время. И я начал подключать к обучению всю свою семью. Обычно тетеревятник в пеленке укладывался или на кухне, где хлопотала жена, или в комнате, где играла с подружками младшая дочь. Это значительно облегчало и убыстряло процесс приручения. Конечно, при такой выноске нужно уметь правильно пеленать. Арабский вариант пеленки для длительной носки тетеревятника мало пригоден. Еще есть и опасность уплотнения каловых масс.

В конце восьмидесятых годов мне пришлось работать в одном из частных питомников. Птиц было около сорока, самых разных видов. По понятным причинам тренировали в основном ястребов-тетеревятников. Я начал опробовать различные методики. Носку частично пытался компенсировать применением качалки. На этой работе мне пришлось увидеть, как у парня, занимавшегося выноской тетеревятника, не выдержали нервы. Он носил молодого отловленного самца. Ястреб, постоянно срывающийся с руки, видимо «достал» его так, что парень не выдержал и, крутанув его пару раз на должике, ударил о землю. Была густая высокая трава, и птица не пострадала. Мне же повезло с нервной системой, при работе с животными не срываюсь. Даже когда закогтят, терплю это спокойно.

Во время учебы во ВСХИЗО, при написании дипломной работы, посвященной тренировке ловчих птиц, пришлось проходить практику в Киргизии, в питомнике «Семиз-Бель» у Г.А. Деменчука. При первой встрече спросил у него, почему он не ответил на наше письмо. Геннадий Аркадьевич сказал, что писем приходило очень много и у него не было даже времени их читать. Конечно, откуда взяться времени, когда он один содержал двадцать восемь балобанов, восемь тетеревятников и перепелятника! Любимой ловчей птицей Г.А. Деменчука был тетеревятник. «Какая охота без тетеревятника», – говорил он. Г.А. Деменчук учился у киргизских сокольников и перенял их методы обучения. Суть – очень короткая мощная носка, подзывы на руку и сразу на охоту. Он даже спал с ястребом на руке, когда вынашивал.

«Птица должна сохранять дикость», – говорил он. Поэтому его птицы были резкие, диковатые, но свое дело знали хорошо. Также они отлично знали время и места охот и абсолютно не боялись собак. То, что птица отлетит, Деменчука мало волновало, под рукой всегда была замена.

Тогда мне стало ясно, что нужно заниматься сразу с несколькими птицами. Подсказал он мне и то, что нужно уметь самому изготовлять фурнитуру. На охоту мы выезжали каждый день. На чиликов и кекликов пускали балобанов. Тетеревятники пускались на фазанов и зайцев. Иногда на кекликов пускался и старый самец тетеревятника.

Коронным номером у Геннадия Аркадьевича был напуск сразу трех птиц, самки тетеревятника, самки и самца балобана на зайца-толая, которого поднимали его собаки – тайган и ирландский сеттер. При этой охоте он нам с А. Ганиевым давал по балобану, а сам всегда брал самку тетеревятника. «А если ястребуха задавит балобана?» – зная нрав тетеревятников, спросил я как-то у него. «Киргизы завтра же еще притащат», – был ответ. Что киргизские сокольники его очень уважали, мне было хорошо известно.

После такой практики дальше у меня все пошло легко. Теперь уже знал, какими должны быть охотничьи птицы, и не забивал себе голову всякой ерундой.

Мощная отработка обучения как птенцов, так и отловленных ястребов-тетеревятников проводилась мною при работе в частном охотничьем хозяйстве, в Смоленской области. Основным моим помощником в то время был брат жены. Кроме биотехнических мероприятий, мы занимались и тренировкой разных ловчих птиц для охот. Возможности для этого в охотничьем хозяйстве были большие. Охотничья база находилась вдали от населенных пунктов, на берегу Днепра, с большим искусственным водоемом в пойме. Содержалось в среднем десять-пятнадцать птиц, основу составляли тетеревятники.

Здесь в систему тренировок я ввел подзывы тетеревятников издали на вабило. Еще отрабатывал упрощенную тренировку гнездарей. Жили на охотничьей базе, и все отрабатывалось на месте, без дальних выездов. Охоты также проводились в окрестностях. Птицы хорошо знали территорию вокруг базы. Отлетов не было совсем. Отпущенные тетеревятники подолгу жили у базы, охотясь или на озере на уток, или на кроликов в искусственной колонии. Результативной была охота зимой на уток. Подкармливали их на незамерзающей узкой лесной речке.

При подходе ястреб обычно раньше меня замечал уток и срывался с руки. Увидев ястреба, утки не успевали вылететь на открытое пространство и набрать скорость, а иногда даже взлететь с воды. Также хорошо получались напуски с моторной лодки ранней весной. Попытки охот на тетеревов не увенчались успехом. Собаки не было, и поэтому напускали издали. Обычно взлетевшие не в меру тетерева уходили над лесом и уводили за собой тетеревятника. Приходилось или ждать, когда вернется, или разыскивать, применяя телеметрию.

В то время мы много переписывались с Р. Соришом, простым в общении, без мании величия, четко знающим свое дело украинским сокольником. У него была выработана своя, довольно эффективная, система обучения тетеревятника. Основа, видимо, взята у азиатских сокольников и разбавлена личными наработками. Он умело использовал качалку, хорошо приучал тетеревятника к клобучку и еще многое другое.

На одной из очередных соколятен мне пришлось работать в основном одному. Птиц, как обычно, содержалось больше десятка. Отличие от предыдущих мест работы было в том, что для охоты на фазанов приходилось выезжать. Отрабатывалась перевозка в пеленках.

Живя в Шушенском у Ю.Носкова и выезжая с ним на охоту, я видел, как он таким образом перевозил своего легендарного беркута Алтая. Проживающий в г.Камышине Ю. Коноваленко также перевозил к местам охот спеленатых тетеревятников, орлов-карликов, могильника, беркута и успешно с ними охотился. Для таких перевозок им была разработана оригинальная пеленка. Но они оба, выезжая, брали с собой только одну птицу. Мне же приходилось брать сразу три-пять птиц. Мало хорошего в таких выездах. Распеленав после дороги и усадив на присады птиц, даешь им отдохнуть час-полтора, и на охоту. Однажды, вернувшись с очередной охоты на фазанов и разговаривая по телефону с изрядно подвыпившим московским сокольником, рассказал ему, что брал с собой пять птиц, четырех из них перевозил в пеленках, а одну на руке. «Так у птиц будет стресс!» – возмутился он. «Стресс будет у меня, я останусь без работы», – ответил я ему.

Постоянно что-то пересматривая, я выработал свой подход к содержанию и обучению. Мне обычно приходилось тренировать сразу нескольких птиц, да еще при нехватке времени. Упрощая тренировку, растягиваешь ее во времени.

Лично для себя можно обучить отловленного тетеревятника за десять дней и начать с ним охотиться. Но когда тренируешь птиц для охоты с разными людьми, то моделируешь и прорабатываешь различные ситуации, которые могут возникнуть. Птицы должны знать эти ситуации и не пугаться их. В связи с этим нормально обучить тетеревятника мне удается в среднем месяца за два.

Птенцов обычно обучаю по следующей схеме. Взятых из гнезда, пока подрастут, содержу и кормлю в вольере. Подросших и окрепших, но еще с не доросшими маховыми и рулевыми перьями пересаживаю на присады. На присадах начинаю кормить, подзывая на руку и давая корм из тарелочки или подбрасывая им половину тушки голубя, галки, вороны. Время от времени тушка заменяется вабилом. Когда у ястребят полностью отрастут маховые и рулевые перья и они будут смело брать брошенное вабило, начинаю выносить в ближайшее поле. На поле отрабатываю напуски на подвязанного голубя и подзывы издали на вабило. Далее моделируются ситуации, возникающие при охоте.

Отловленный тетеревятник первый день до вечера находится в пеленке, видя людей. Вечером, распеленав его, даю пробную кормежку и, заклобучив, усаживаю на присаду. Это проверка. Если есть выбор, то оставляю ту, которая берет корм и ведет себя спокойнее. Лучше потратить время на отлов и отбор, чем возиться с истеричной птицей. Далее ястреб содержится в клобучке и после его снятия кормится вечером в помещении. В это время стараюсь носить ночью хотя бы по полчаса. Когда обсидится и успокоится при ночной выноске (на это уходит примерно неделя), начинаю носить днем и кормить на улице. Делается пробный напуск на улице на подвязанного голубя. Если проходит все нормально, высаживаю уже на улицу на присаду. Лучше высаживать так, чтобы проходить постоянно мимо ястреба. Продолжаю напуски с чередованием подзывов и ноской по полчаса в день. Замечу, что утренняя носка эффективнее вечерней. Как и при обучении птенцов, моделируются и отрабатываются различные ситуации.

При напусках на манных голубей хорошо сразу приучать ястреба искать дичь. Обычно говорю птице: «Ищи, ищи…». Ястреб быстро соображает, что при таких словах должно что-то взлететь, сидит на рукавице, вытянувшись, ища взглядом дичь, готовый в любой момент сорваться в погоню.

Описанные схемы условны. Тренировка каждой птицы индивидуальна и обычно зависит от многих факторов. Бывают сбои и по причинам, не зависящим ни от тренера, ни от самой птицы. Сама тренировка довольно проста, если знаешь, что хочешь получить от птицы и не вводишь ее в заблуждение.

Для контроля весы не использую. Считаю это своим упущением, но привык обходиться без них. Кондицию определяю прощупыванием, а также обращая внимание на время сбрасывания погадки. Аппетит, поведение и помет.
На начальной стадии обучения очень хорошо помогает собака, отвлекая внимание от человека и переключая его на себя. Для птицы человек становится врагом номер два.

На ворон не притравливаю специально. Есть службы, которые занимаются отпугиванием ворон и других птиц в аэропортах и на прочих объектах. Это их работа. В охотничьих хозяйствах, за редким исключением, напуски на ворон никому не нужны. Поэтому вместе с хищными птицами, чтобы они не реагировали на врановых, содержу черного ворона. Пока срабатывало.

Свистком практически не пользуюсь. Он помогает, когда охотишься в лесу и птица, не видя сокольника, летит на свист. Отлетевший далеко ястреб все равно свиста не услышит. А хорошо обученный, даже залетевший в лес обычно возвращается на опушку. Поэтому приучаю птиц возвращаться издали на вабило. В бесснежное время лучше применять вабило, сделанное из белых крыльев, а в снежное – наоборот, из темных. Для этой же цели привязываю к вабилу яркие красные ленточки.

Телеметрия далеко не панацея. Она хорошо помогает отыскивать уже заловившего дичь тетеревятника. Это важно при проведении коммерческих охот с клиентами или с другими посторонними людьми. Сокращается время на поиски ястреба с добычей, и вся охота выглядит динамичнее. Если кто-то сильно напугает птицу, чаще всего люди или собаки, то никакая телеметрия не поможет.

Естественно, что ловчие птицы улетали и будут улетать. Всего невозможно учесть и предвидеть. Обычно интуитивно предчувствуешь или знаешь, что нельзя пускать, но пускаешь. Чаще всего это делаешь под давлением со стороны работодателей. Бывает это и от незнания посторонними людьми, как вести себя с птицами. Птиц пугают. А иногда устаешь и поступаешь по принципу: «Была не была». Работа есть работа, приходится идти на риск. Вообще, в моих охотах было столько казусных ситуаций, что из них получилась бы целая книжка в юмористическом ключе. Обычно такие случаи хорошо запоминаются.

Однажды на выездной охоте один из участников пошел со своей молодой борзой собакой отвязать самку тетеревятника. Они с собакой так ее напугали, что пущенная ястребуха пронеслась над фазаном через все поле и скрылась в лесу. Когда я нашел ее по телеметрии, она, не подпустив меня, сорвалась и улетела. Я опять нашел ее, и опять она улетела. Так повторялось раз десять. Птицу упустил, а охота была сорвана.

Как пример приведу еще интересный случай отлета, хотя и не тетеревятника. Во время одного из праздников я «гонял на вабиле» при собравшейся толпе балобана. Неожиданно начали стрелять из ракетниц. Балобан, который прожил у меня три года и был абсолютно ручным, рванул по прямой и скрылся из виду. Поиски в течение нескольких дней никаких результатов не дали.

Какой ястреб лучше? Часто среди сокольников можно слышать обсуждение этой темы. Г.А. Деменчук осадил меня крепкими словами, когда я, показывая на двух молодых самок, привезенных ему из Москвы, говорил, что лучше та, которая светлее. «Откуда ты это знаешь? Болтун. Сначала обучи, поохоться с ними обеими, а потом говори, какая из них лучше», – были его слова. После этого у меня на всю жизнь пропала охота вести разговоры на данную тему. Могу сказать только одно, что лично я не люблю белых тетеревятников за их постоянное попискивание (сигнал тревоги в соколятне) и маркое оперение. Из наших обычных серых люблю жадных к еде и спокойных.

Просматривая на дисках слеты зарубежных сокольников, я сделал вывод, что процент тех, кто содержит тетеревятников, за последние два десятилетия сильно сократился. Основная причина, видимо, в том, что ястреб отбирает слишком много времени для поддержания его в рабочем состоянии. В Европе с тетеревятником в основном охотятся на дикого кролика. Все чаще для этих охот там заводят или краснохвостого канюка, или ястреба Харриса. Хорош тетеревятник в Азии для охоты на зайца-толая и фазана. У нас, на мой взгляд, довольно результативно можно охотиться на ручьях по днищам балок на уток со второй половины лета. Также и на зимующих уток, если их привадить к определенному месту подкормкой. Зимой можно «охотиться» на подсадного фазана. Тетеревятник берет практически каждого поднятого. Но это уже на любителя.

В заключение замечу, что я рассказал о своем личном опыте. У кого-то он может быть абсолютно противоположным в силу сложившихся жизненных обстоятельств.

Николай Санин 5 ноября 2008 в 15:03

Как поймать ястреба в домашних условиях: ловушки и способы

  • 8 Ноября, 2019
  • Охота
  • Просто журналюга

Ястребы – это род хищных птиц, обитающих в Европе, Азии и в Америке. Существует множество видов этих хищников. Среди них ястреб-тетеревятник является самым крупным представителем рода. По своим габаритам они примерно такие, как курица. Отдельные самки могут вырасти до размеров петушка. Масса пернатого хищника достигает двух килограмм. Эта птица является целью многих охотников, которых волнует вопрос, как поймать ястреба.

Описание птицы

Ястреба можно встретить в хвойных и лиственных лесах Европы, Азии и Америки. Птица делает гнезда на очень старых и больших деревьях, растущих вблизи опушек. Там пернатые хищники охотятся на птиц и животных незначительного размера.

Размах крыльев ястреба составляет 1 метр и более. Этот показатель у самок примерно на 20 см больше, чем у самцов. Масса ястреба-самца тоже меньше, чем у самок. Цвет оперения верхней части туловища имеет темные оттенки. Отдельные перышки ястреба серо-бурые с незначительным лазурным отливом. Клюв птицы черного цвета. Только его основание желтое. Такой же цвет имеют лапы и глаза птицы.

Оттенок перьев взрослых птиц и птенцов различается. Молодняк можно отличить по окрасу оперения. Верхняя часть тела у них имеет бурый оттенок с небольшими пятнами, а края перьев ржаво-желтого тона. Оперение нижней части тела имеет бурые пятна удлиненной формы на ржаво-красном фоне.

Образ жизни

Ястребы живут обособленно. Они составляют пары только в пору размножения. Хищник является довольно мощной, коварной, однако трусливой птицей. Невзирая на крупные габариты, ястреб летает стремительно. Перемещаться по земле он не любит. Тем, кто хочет знать, как поймать ястреба, следует учесть это.

Данный хищник нападает на разных птиц – от самых маленьких до крупных. Однако ястреб не ограничивается пернатой дичью, он способен атаковать ласку, белку и зайца, охотится на голубей. Любопытно, что парочка ястребов-тетеревятников может разворотить всю голубятню. Если хищник видит не одну, а несколько жертв, то сперва он уничтожает всех птиц, которых удастся поймать, а уже потом приступает к трапезе.

Некоторые животные не являются беспомощными перед суровым хищником и способны дать ему отпор. К примеру, вороны довольно часто бросаются на ястребов сами. Кроме того, не опасаются хищников ласточки и соколы. Охотникам, интересующимся, как поймать ястреба-тетеревятника, следует знать, что в жаркий период эта птица любит пребывать в тенистых лесных местах. На охоту отправляется в вечерние и утренние часы. В холодные времена ястребы летают на небольшой высоте, а в жару поднимаются выше.

Ловля с участием человека

Чтобы поймать хищную птицу, нужно использовать специальную сеть. Лучше осуществлять охоту осенью.

Ловушку на ястреба ставят на опушке леса или в иных местах, где приманка хорошо просматривается со всех сторон. Охотник нав

МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ ЖИЗНИ НА ВОЛЕ ПТЕНЦОВ ЯСТРЕБА-ТЕТЕРЕВЯТНИКА (Accipiter gentilis)

к.б.н.Романов В.В Госпиталь птиц «Зеленый попугай», г. Балашиха, Московская область

Возвращение птенцов хищных птиц в природу – актуальная задача в настоящее время. Эта программа должна действовать в рамках ветеринарной медицины в реабилитационных центрах. Возврат ли птенцов после реанимации и реабилитации в условиях стационаров ветеринарных клиник, или возврат, как в нашем случае, птенцов ястребов-тетеревятников после конфискации, или возврат в природу взрослых птиц после их лечения, представляет огромную проблему в современной орнитологической медицине. Для возврата хищных птиц в природу оказались применимы некоторые методы их подготовки к соколиной охоте. Однако в специальной литературе, посвященной соколиной охоте, мы не обнаружили приемлемой описанной методики дрессировки хищных птиц, ориентированной на выпуск  обученных птиц на волю. С этой целью автором и другими сотрудниками нашего госпиталя птиц была предпринята попытка, создать для конфискованных ястребов–тетеревятников оптимальную методику приручения и последующего обучения охоте, а затем выпуска птиц на волю, с целью обогащения существующего лесного биоценоза в Окском государственном биосферном заповеднике.

Этапы подготовки ястребов к возврату жизни на воле

Первый этап: дрессировка птиц, в которую входит вынашивание птиц на руке в перчатке, приучение кормиться с руки, и с вабила. Выноска птицы необходима для того, чтобы она начала спокойно реагировать на окружающие раздражители и сидеть на руке, а также спокойно реагировать на прикосновение оператора. В первый день после начала работы ястреба пеленали и носили в условиях стационара госпиталя птиц и за его пределами на улице. За этот период ястреб привыкал к окружающему миру, а затем, вечером в полутемной комнате его распеленывали и сажали на руку. Так как птица устает за период выноски, она ведет себя на руке более или менее спокойно: отряхивается, поправляет крылья. Ей сразу же предлагается корм в виде мяса крысы, мыши. При этом следует направлять свет настольной лампы прямо на корм, оставляя в тени оператора и саму птицу (свет должен быть неярким). Как правило, птица после адаптации делала несколько поклевов и начинала есть. Внимание ее привлекали небольшим подергиванием даваемого корма другой рукой. Если птица, все же, не ела, то всю процедуру повторяли на другой день. Кормили ястребов исключительно на руке или на вабиле. После того, как птица посидела немного на перчатке, ее сажали на присаду в садок, так как она должна хорошо отдохнуть в спокойном месте. На следующий день, с рассветом, ее брали на руку и носили, выбирая тихие места, периодически предлагая корм. Во время выноски полезно растягивать дачу корма на весь день – так лучше устанавливалась связь «оператор – птица». После того, как птицу носили все утро, примерно до 10-11 часов, ее  сажали на присаду, которая устанавливалась в поле зрения так, чтобы она постоянно видела оператора и окружающих людей. Время от времени  брали птицу на руку и носили, а затем снова сажали на присаду. Вечером, за несколько часов до полной темноты, ее опять брали на руку и носили, пока не стемнеет. Действовали таким образом, пока птица не начинала хорошо сидеть на руке и спокойно относиться к окружающим, на что потребовалось 3-4 дня. Психологическую нагрузку постепенно увеличивали. Ястреба прикармливали в незнакомой обстановке. После того, как оператор своим появлением вызывал хорошо видимую пищевую реакцию, переходили к следующему этапу. Второй этап: позыв птицы на руку, позыв птицы на вабило в помещении. Начинали в замкнутом пространстве. Сначала приманивали птицу на расстояние птичьего шага, затем постепенно удлиняли расстояние, добиваясь от птицы быстроты прилета на руку. В руке для приманки находится птичий корм в виде небольшого кусочка мяса. Тренировку  начинали, когда ястреб был голоден. Звали птицу на свист, а также на односложное восклицание – «Айфа!» 3-7 раз, если же она не шла на руку, то  откладывали тренировку на час-другой. После выполненного задания, птицу умеренно накармливали, тренировку проводили 2 раза в день – утром и вечером. Когда подзывали ястреба, то становились к нему спиной, и протягивали руку от себя параллельно земле и издавали позывной звук. Птица быстро привыкала к специфичному позыву. Постепенно увеличивали расстояние в комнате до предела. Добивались при этом не столько частоты прилета, сколько моментального реагирования на позыв. Аналогично действовали с вабилом. Сначала птица прикармливалась на нем, затем подманивали ее на вабило. Третий этап: позыв птицы на руку, позыв птицы на вабило на воле.  Переходили к занятиям с ястребом в поле. Там все начинали с самого начала — т.е. птица перешагивает на руку, затем постепенно удлиняли расстояние прилета. От птицы добивались полета с первого позыва. Если птица не летела сразу же, откладывали работу на час-другой или даже на следующий день, смотря по состоянию ее упитанности. Тщательно следили за упитанностью ловчей птицы, путем прощупывания киля, оценивая ее по 6-ти бальной шкале. Во время обучения ястреба в полевых условиях, за опутинки привязывали прочный тонкий шнур или 1 мм леску намотанную на спиннинговую катушку. С помощью шнура постепенно увеличивали расстояние взаимодействия птицы с оператором.  Если же, птица в процессе обучения в привязанном виде отвлекается и срывается в сторону, оператор, сматывая катушку, подходил к ней, на достаточно близкое расстояние и опять предлагал сесть на руку. Если же она опять срывалась, повторяли еще раз до тех пор, пока птица не садилась  на руку оператору. Дрессировали ястребов на большом поле. Большинству ястребов  хватало 10-15 дней для обучения прилету на руку хозяину и на вабило. На данном этапе практиковали подходы к птице. Птицу сажали на дерево и привязывали, а затем оператор внезапно появлялся перед ней. Так повторяли до тех пор, пока птица не переставала срываться при  появлении оператора. После завершения этого цикла приступали к следующему этапу. Четвертый этап: следование за оператором. Ястреба приучали следовать за оператором таким образом: звали его с дерева, где он сидит, на руку, а когда он подлетал, убирали руку. Ястреб садился на другое ближнее дерево, оператор отходил и повторял то же самое, после чего ему подпускали добычу. В следующий раз отходили, так, чтобы он потерял оператора из виду, птица начинала волноваться и искать оператора (или, по мере отхода, сразу же перемещалась за ним). После этого подпускали добычу, тем самым, закрепляя успех следования. Начинали обучать птицу около границы леса с полем, а затем продолжали в лесу. Пятый этап: выпуск на волю. После того, как птицы прилетали к оператору с достаточного расстояния (70-100 м) с различных предметов, и следовали за ним, их выпускали в свободное существование в природе. Во время свободной жизни на воле ястреба сначала находились на различных возвышенностях (крышах дома, сараев, столбов) перелетая с одного предмета на другой. Затем ястреба перемещались в лес и далее по деревьям к заболоченному участку. Возвращались ястреба за кормом утром к 5 часам, к 10 часам и вечером к 19-20 часам. В остальное время ястреба начинали самостоятельную охоту за мелкими воробьиными птицами. Шестой этап: выпуск на волю. В процессе выпуска молодых птиц (слетков) прикармливали в выпускной вольере на подходящем корме, а затем открывали выпускную вольеру предлагая той самой охотиться, а в случае неуспешной охоты возвращаться  обратно в выпускную вольеру. По мере освоения жизни на воле ястреба уходили обратно в природу — создавая новую популяцию диких птиц. Выводы 1.     Апробированная методика оказалась весьма эффективной для приручения птиц, а затем и обучению к жизни на воле. 2.     Дальнейшее постепенное одичание, с возвратами хищных птиц за кормом, при условии неэффективной охоты, оказалось оптимальным для постепенного возвращения птиц в естественный биоценоз, что существенно повысило процент успешно реинтродуцируемых птиц. 3.     Данную методику можно рекомендовать для реабилитации дневных хищных птиц в природные местообитания. Литература Алискеров С.В. 2005. Зависимость результатов охоты от физического состояния ловчей птицы // Хищные птицы и совы в зоопарках и питомниках. Вып.14, — М.: Московский зоопарк, с. 73. Галушин В.М.  2005. Проблемы сохранения балобана и других крупных соколов России. // Хищные птицы и совы в зоопарках и питомниках.  Вып. 14, -М.: Московский зоопарк, с. 9-23 Романов В.В. 2002. Лечение, содержание и дрессировка птиц. Монография. Summary Romanov .V.V.  Teaching Young Goshawks (Accipiter gentilis) the Skills of Survival in the Wild. The paper describes the original techniques of training Goshawks to accept food from the hand in a definite location.  The goal of this training is to ensure the bird’s regular return to the feeding location until it is able to hunt by itself.

Дальнейшее постепенное одичание, с возвратами хищных птиц за кормом, при условии неэффективной охоты, оказалось оптимальным для постепенного возвращения птиц в естественный биоценоз, что существенно повысило процент успешно реинтродуцируемых птиц.

Как приучить кошку сидеть

Thinkstock

Научить кошку сидеть по команде не так сложно, как кажется.

Дрессировка кошек может показаться невозможной — в конце концов, мы любим наших кошек за их независимый характер, — но ваша кошка умен, и ее можно научить делать всевозможные крутые трюки. Один из самых полезных — научиться сидеть по команде. Приучите кошку сидеть — и оставаться — значит, она с меньшей вероятностью будет постоянно находиться под ногами или стоять у вас на пути, когда вы готовите ужин или меняете ребенка.


И подумайте, как будут впечатлены ваши друзья!

Я рекомендую два метода обучения кошки сидению: приманка и кликер.

Использование приманки для обучения сидению

Первый метод заключается в том, чтобы заманить кошку в сиденье с помощью мягкого лакомства, которое можно намазать ложкой или палкой-мишенью. Консервы для кошек, сливочный сыр, пастообразный сыр, спрей конг, детское питание на мясной основе (убедитесь, что в нем нет чеснока или лука), консервы из тунца или другой мягкой рыбы или йогурта могут стать идеальным лакомством.


Медленно поднимите вашу приманку (ложку с намазанным на нее лакомством) над ее лицом, двигаясь мимо ее носа к ее лбу. Она будет следовать за приманкой головой и заканчиваться в сидячем положении. Как только она сядет, предложите пару лизаний и затем поднимите ложку.

Поощряйте кошку за то, что она следует за приманкой носом, отметив это движение кликером и предложив быстро лизнуть лакомство. В конце концов, вы можете начать формировать поведение, подождав, пока ваша кошка не приблизит свою задницу к полу, чтобы щелкнуть.Цель состоит в том, чтобы добраться до точки, в которой вы будете щелкать только тогда, когда зад вашей кошки касается пола.


Как только ваша кошка научится сидеть, пора ослабить приманку — исключить приманку из дрессировки — и заменить ее словом или сигналом рукой. Чтобы приманка исчезла, используйте ее, чтобы усадить кошку, но наградите ее сладким лакомством или кусочком лакомства с другой ложки или миски. Со временем переходите к использованию чистой ложки без угощения, чтобы соблазнить кошку сесть, продолжая предлагать угощение из руки или миски.

Вы также можете заменить приманку словесным кием или сигналом рукой. Одна из стратегий — поднять руку так же, как вы держали приманку. При необходимости первые пару раз подержите угощение в руке. Вы также можете начать с парного сигнала руки или слова, такого как «сесть», с приманкой. После нескольких повторений этой пары ваша кошка сможет предвидеть, что ее просят сделать, когда она услышит реплику или увидит сигнал, и она должна начать реагировать на этот сигнал, а не на приманку.

.

Как приручить мужа

Внимание, разочарованные жены: если вы хотите, чтобы муж начал вас слушать и перестал оставлять носки на полу, все, что вам нужно, — это немного терпения и много макрели. Таков предполагаемый совет относительно взаимоотношений Эми Сазерленд, журналистки, которая провела год в школе дрессировщиков и решила применить методы дрессировщиков к раздражающим привычкам своего мужа. По словам Сазерленда, ключом к семейному счастью является игнорирование негативных привычек и поощрение позитивных — тот же подход, который используют дрессировщики животных, чтобы заставить косаток выпрыгнуть из своих резервуаров, а слонов встать на голову.Поэтому, чтобы научить своего мужа Скотта перестать бродить по дому, когда он не мог найти свои ключи, она практиковала то, что тренеры называют сценарием наименьшего усиления, что означает, что она игнорировала его вспышки и не предлагала помощь с поисками. Чтобы Скотт не парил над ней, пока она пыталась готовить, она придумала «несовместимое поведение», поставив тарелку чипсов и сальсы в другом конце комнаты. Вскоре у нее появился друг, который стал искать ключи и ел сальсу, и, по ее словам, брак стал более счастливым.

Сазерленд впервые написала о своем эксперименте в «Нью-Йорк Таймс» в 2006 году, где он стал самой рассылаемой по электронной почте историей года.На этой неделе выходит ее книга «Что Шаму научил меня о жизни, любви и браке», и в разработке находится фильм. Сазерленд признает, что ее идеи не являются новаторскими: в 1890-х годах Иван Павлов экспериментировал с собаками, чтобы изучить стимулы и реакцию. В 1930-е годы Б. Ф. Скиннер использовал крыс и голубей для разработки своей теории «оперантного поведения» — идеи о том, что на поведение влияют его последствия. Это не означает, что стратегия не вызывает споров: критики возмущаются идеей, что людьми так же легко манипулировать, как собаками или морскими млекопитающими, и утверждают, что такие книги, как книга Сазерленда, усиливают стереотипы о войне полов о женщинах, использующих свои женские уловки. манипулировать простодушными людьми.

Идея о том, что женщины тренируют простых мужчин, — это уже давно зашитый образ поп-культуры. В фильме 1963 года «Если мужчина отвечает» мать Сандры Ди вручает ей руководство по дрессировке собак с советом: «Если вы хотите идеального брака, относитесь к своему мужу как к собаке». Совсем недавно в реалити-шоу BBC «Приведи мужа к пятам» был показан профессиональный дрессировщик собак, который учил жен, как заставить их мужей сидеть и оставаться.

В то время как Сазерленд утверждает, что методы дрессировки животных работают для обоих полов, в другой новой книге «Соблазнение клуба мальчиков» Нина ДиСеса защищает гендерный подход к изменению поведения людей.ДиСеса, которая была первой женщиной-председателем рекламного агентства McCann Erickson, утверждает, что женщины должны использовать свою женственность, чтобы манипулировать мужчинами, с которыми они работают, и продвигать свою карьеру. Вместо того чтобы критиковать рекламное предложение сотрудника, она льстит ему за его «блестящую» идею, а затем ласково спрашивает, есть ли у него какие-либо другие источники вдохновения. «Женщины используют эту тактику с мужчинами все время», — говорит она. «Мы матери, жены, подруги, сестры. Мы знаем, как обращаться с мужчинами, мы просто не делаем этого на работе».

Хотя тактика DiSesa может шокировать феминисток, привлекательность подхода Сазерленда очевидна: никаких слезливых сеансов терапии для пар, никаких истерик по поводу неудовлетворенных ожиданий.Но Сазерленд говорит, что это не быстрое решение. Фактически, именно она оказалась той, кто переучился, поскольку она научила себя не принимать действия своего мужа лично и не реагировать, когда он делает то, что ее раздражает. ДиСеса также говорит, что она переучилась, чтобы перестать критиковать и противостоять мужчинам, с которыми работала, и вместо этого использовать «S и M», соблазнение и манипуляции, чтобы добиться своего.

И, по ее словам, мы не должны признаваться в своих манипуляциях. «Если люди думают, что я лукавлю, то это так», — говорит она.«Но если люди видят это приближающимся, они уклоняются». В конце концов, муж Сазерленда понял ее эксперимент (не помогло то, что она написала книгу о школе дрессировщиков животных), и даже начал использовать эти техники на ней. Теперь они используют слово «шаму» как глагол, например, «Ты только что шаму меня?».

Шамуинг может помочь вашему мужу перестать оставлять носки на полу в ванной, говорит психотерапевт Марлин Поташ, автор книги «Скрытые планы: что на самом деле происходит в ваших отношениях».«В малых дозах это действительно хорошая идея», — говорит она. Но она скептически относится к идее, что эта техника будет работать с реальными семейными проблемами, такими как отсутствие общения или сексуальная несовместимость: «Я действительно не верю, что изменение этих маленькое поведение — это то, как можно преобразовать брак ». Сазерленд не претендует на звание эксперта по отношениям. И она не против терапии, хотя, судя по восторженным откликам на ее эссе, говорит:« Психологи могут захотеть рассмотреть вопрос о привлечении большего количества животных в микс.»

Сидеть, умолять, переворачиваться, оставаться
Дрессировщики животных используют множество приемов для обучения своих подопечных. Попробуйте описанные ниже методы дома.

Поощряйте позитивное поведение: Если ваш помощник подбирает только один грязный носок не спрашивая, хвалите много. Или вкусную рыбу. .

Дон t Примите это лично: Прачечная — это просто стирка, а не символ того, насколько ваша супруга любит вас или ценит ваш брак.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о