Глухариный ток это: Как найти глухариный ток

Содержание

Как найти глухариный ток

глухарьДавно собирался написать статью о том, как найти глухариный ток, и поделиться своим опытом и наблюдениями. Да, в интернете подобных статей — пруд пруди, но регулярно на охотничьих сайтах или в блогах фотоохотников появляются вопросы: как найти ток, где искать глухаря и т.п. Поэтому тоже решил внести свой маленький вклад в общее дело smile .

О глухаре я знал с самого детства — мой отец любил эту охоту. В пятнадцать лет я сам впервые побывал на глухарином току, услышал и увидел токующего глухаря, и навсегда заболел этой охотой. За последующие пятнадцать лет было найдено самостоятельно (и у компании коллег-охотников) шесть глухариных токов, два потенциальных тока и три перспективных места. К тому же мне показали еще два тока, на которых я много наблюдал и на последнем току мне удалось поснимать токующего мошника. Плюсом ко всему, за жизнью глухаря я периодически наблюдал и в другое время года — в основном летом и осенью (во время походов за ягодами и грибами и просто прогулок в лес).  Я не ставил себе задачу взять как можно больше глухарей. За семь полноценных весен, проведенных с ружьем на глухариных токах, я взял всего три птицы. Мне всегда было интереснее искать новые тока, нравился сам процесс поиска, эмоции, испытываемые в процессе охоты. Трофей для меня был не так важен, хотя была возможность добыть и больше птиц. А потом меня затянула фотоохота, и я с головой окунулся в нее.

Я периодически читаю охотничьи форумы и блоги фотоохотников — вопрос «как найти глухариный ток» задают довольно часто. Крупные птицы привлекают фотоохотников – дневные хищники, совиные, глухарь, тетерев и т.п.. Глухарь – желанный трофей многих фотоохотников. Но как снимать птицу, если даже не знаешь, где ее искать и как к ней «подступиться»? И, переварив все имеющуюся информацию, я все же решил поделиться опытом — возможно, кому-то это пригодится.

            Итак, давайте по порядку…

1) Местообитания глухаря или где искать мошника?

Глухарь  – птица оседлая, обитает преимущественно в сплошных высокоствольных хвойных лесах, а также в смешанных. Однако глухаря можно встретить и в лиственных лесах, особенно вблизи границ хвойных и смешанных лесов. Глухарь любит моховые болота в лесу, богатые ягодами. Он привязан к хвойным лесам, потому что в зимний период основу питания составляет хвоя сосны и лиственницы, реже – хвоя ели и пихты, а также ягоды можжевельника.

Токование у глухарей начинается с начала марта и заканчивается в начале второй декады мая. С наступлением первых оттепелей глухари перемещаются от места зимовки к току, где начинают проводить больше времени – пробуют голос, спускаются на землю и бродят по снегу, опустив крылья и оставляя так называемые «чертежи» — цепочки следов, окаймленные полосками от крыльев. Наибольшей активности ток достигает примерно ко второй декаде апреля, когда снег большей частью стаивает, и на ток начинают прилетать глухары. ПО моим наблюдениям, самый активный ток протекает примерно с 10-го по 20-е апреля в нашей полосе, хотя все зависит от погодных условий. К концу апреля старые глухари, как правило, заканчивают токование и покидают тока, молодые же продолжают токовать еще неделю-полторы.

Глухарь – птица оседлая, и, как правило, не делает больших перелетов, а всю жизнь проводит на участке радиусом 5-6 км (иногда чуть больше). Поэтому, если на определенном участке леса часто встречаются глухари – нет сомнения, что в этом районе есть ток. Даже в летне-осенне-зимний период петухи нечасто удаляются от токовища далее, чем на 2-3 км, хотя есть научные подтверждения (например, радиоисследования Дмитрия Шамовича) того, что глухарь после окончания токования отлетел от места тока на 6км и жил на том участке.

Чтобы найти глухариный ток, желательно хоть немного знать местность. Если же местность незнакомая, то помогут расспросы местных жителей, грибников (иногда – охотников) – где начинается высокоствольный хвойный лес, где есть моховые болота, возможно, кто-то из местных жителей сможет подсказать, где и когда он встречал в данной местности глухарей. Здесь могут помочь и топокарты – по ним можно узнать состав леса и возвышенности, расположение болот. Иногда сфагновые болота можно определить по картам Гугла – такие болота при внимательном рассмотрении выделяются из остального рельефа. Такое болото – это нечетко обозначенное пятно на массиве однородного леса (так как обычно на таком болоте растительность чуть ниже, чем основной лес).глухариный ток на карте

Хотя здесь тоже не всегда удается угадать, и нужен определенный опыт. Следует избегать больших «чистых» болот, практически лишенных растительности, а искать болотца поменьше в густом массиве леса, удаленные от основных лесных дорог. Если в исследуемой местности есть обширные моховые болота, практически лишенные растительности, то имеет смысл обойти их по периметру, осмотреть окраины. Часто бывает так, что к такому болоту прилегает болотце поменьше, на котором может оказаться ток. Нередко тока бывают на островках леса на гривах посреди больших болот. Такие места тоже хорошо видны на Гугл-картах, их нужно брать на заметку, чтобы потом обследовать. Часто бывает так, что высокоствольный сосновый лес на окраине крупного мохового болота – это сплошное токовище, которое может быть вытянуто вдоль окраины или располагаться на так называемом «языке» болота – месте, где заросший участок болота вдается в лесной массив. Мысков леса, врезающихся в болота, глухари как правило избегают. Дальняя окраина мохового болота, грива-перешеек между двумя болотами, возвышенность на краю болота возле массива высокоствольного соснового леса – такие места, как правило, выбирают глухари для своих токовищ. Глухарь всегда предпочтет сосну другому дереву, и даже если в районе тока растут преимущественно ели и березы, глухарь выберет тот участок, где есть сосны – пусть даже незначительный участок, и будет токовать там. Места токов неизменны, и есть тока, на которых слушают глухарей более ста лет. Уничтожить тока могут только пожары или деятельность человека – вырубка лесов.

Все подобные места, где были найдены такие болота, окаймленные гривами, прилегающие к участкам старого высокоствольного (преимущественно – соснового леса) необходимо запомнить, а лучше – отметить на карте навигатора. Сюда вы поедете весной – по-настоящему проверять, есть ли здесь глухариный ток или нет. Только песня глухаря в предрассветных сумерках – стопроцентное подтверждение тока! Пока вы не услышите в потенциальном месте песню – нельзя утверждать, что в этом месте есть глухариный ток.

 

2) Когда лучше ехать искать? Весна, лето или осень? Поговорим о преимуществах каждого времени года.

Самое лучшее время для поиска глухариных токов – это, несомненно, весна. Но давайте представим, что по каким-то причинам вы не смогли  (не успели) в марте-апреле найти глухариный ток. Не нужно отчаиваться, его можно отыскать и летом, и осенью, и даже зимой. Вот только подтвердить свои надежды вы сможете только весной, когда услышите на току глухариную песню.

Итак, на дворе июнь. На поиски можно выезжать во второй половине месяца. В это время молодые глухарята уже умеют летать, но держаться рядом с глухаркой. Как правило, первое время глухариный выводок держится неподалеку от тока, поскольку глухара часто устраивает гнездо в непосредственной близости от тока. В это время с утра (желательно не с самого рассвета, а часа через 1,5-2, когда уже немного обсохнет роса) пройтись по окраинам перспективных болот, прочесать ягодники по бровкам. Если будет поднят выводок – это место нужно брать на заметку. Если поблизости есть моховое болотце с гривами – это место нужно запомнить. С большой долей вероятности на этом болоте весной могут токовать глухари.

В июле созревает черника, и глухари начинают кормиться ей. В это время большую часть дня они проводят на черничнике, и с большой долей вероятности можно поднять птицу с ягодника. Хотя, по наблюдениям орнитологов, глухарь в летний период может удаляться на 5-6 км от тока, подобные наблюдения все равно хорошо помогают при поиске. Всегда есть смысл прочесать местность в радиусе до трех километров, поискать перспективное моховое болотце с гривами.

Со второй половины августа и в сентябре глухари перед закатом начинают вылетать на осинники, где они кормятся осиновым листом. Здесь принцип такой же, как и на ягодниках – если на осиннике был спугнут глухарь, необходимо исследовать прилегающую местность, отметить перспективные болотца с гривами, чтобы весной уточнить – есть ли в этом районе ток. Хотя, тут тоже бывают промахи. Мне приходилось встречать осенью глухарей на осинах как в километре от тока, так и в четырех. Также по мере перехода глухарей осенью на грубую пищу (сосновая хвоя) птицы начинают вылетать на лесные дороги и берега лесных ручьев и речек в поисках гальки. Здесь принцип такой же – если в данной местности мы регулярно вспугивали глухарей «на гальке» — начинаем активно исследовать район. Ищем перспективные болота и примечаем их.

 

3) Признаки глухариного тока:

А теперь самое интересное. Наконец-то, позади долгая зима, с январскими морозами и февральскими метелями, короткими днями и долгими холодными ночами. На дворе —  март. Утром разогревает, а ночью мороз хорошо прихватывает верхнюю корочку снега. Иногда образуется наст, прочный как асфальт. Самое время идти на поиски глухариных чертежей. Если наста нет, следует идти на лыжах. Если есть наст – то порой можно обойтись и без лыж, если район поисков находится не так далеко. Нужно выходить еще затемно, так как после восхода солнца наст начинает плохо держать, и обратная дорога может оказаться трудной. Если погода такая, что наст образуется каждую ночь, имеет смысл выйти на поиски на целый день – уйти затемно, чтобы добраться пешком по насту до исследуемого района, до того, как наст начнет подтаивать, обежать и исследовать как можно больше мест, а часов в одиннадцать утра или в полдень встать на дневку. Обратно в таком случае возвращаются по насту с наступлением темноты, когда морозец снова прихватывает верхнюю корочку.

Глухариные чертежиВ марте найти глухариный ток можно по набродам птиц на снегу – так называемым «чертежам». В это время петухи начинают прилетать на ток, и, спускаясь на землю, начинают бродить по снегу с опущенными крыльями. При этом на снегу образуется цепочка следов, окаймленная черточками от крыльев. Если на перспективном болоте найден такой след – то с большой уверенностью можно сказать, что вы отыскали ток. Хотя бывает, что глухари чертят и вне тока. В любом случае это место берется на заметку – тут с большой вероятностью может быть глухариный ток.

Также следует обращать внимание на глухариный помет. Длинные колбаски, состоящие целиком из переваренной хвои – это зимний помет на местах кормежки. А вот более короткие, с темными и белыми вкраплениями – это уже весенний помет. По помету можно определить количество глухарей на участке леса. Если помет находится строго под деревом – то это, скорее всего, просто кормовое место. А вот если помет разбросан широко – то это уже токовой помет. В таком месте петух токовал и крутился на дереве. Хотя, по помету тоже не всегда можно с уверенностью сказать о наличии тока – иногда глухари в весенний период поют на кормежке. Зато если таких деревьев с токовым пометом под ним несколько, и они располагаются рядом – это уже с большой вероятностью ток. Сосны глухари предпочитают старые, разлапистые и присадистые – на таких удобно побродить по сучкам во время токования.хвост веером

Представим, что мы выбрались на поиски в апреле. Замечательное время для поисков – снег в лесу почти весь сошел, днем тепло, да и ночью температура колеблется в районе -3 — +5 градусов. Самое то для комфортной ночевки возле костра или с межсезонным спальником в палатке. Глухариные тока в самом разгаре. Конечно же, не забываем взять с собой компас или навигатор , чтобы не заплутать в незнакомой местности (см. статью «Как не заблудиться в лесу«). В такие походы я обычно выходил в районе 11-13 часов – нужно время дойти до места и успеть обследовать местность, не забывая оставить час-полтора до наступления темноты на обустройство бивака. Ищем перспективные места – старые моховые болота в обрамлении грив, желательно поросшие взрослыми соснами, прилегающие к массивам высокоствольного соснового леса. Здесь нужно быть внимательным, внимательно изучать землю в поисках весеннего помета. Изредка найти глухариный ток можно по перьям, которые петухи оставляют во время ожесточенных драк (один ток мы с отцом нашли именно так). Иногда удается проследить вечерний полет глухарей. Как правило, глухари в токовой период находятся неподалеку от тока, и, если в данной местности был спугнут глухарь – нужно активно искать в этом районе.

Вечерний подслух.

Итак, перспективное место найдено. Теперь вечером стоит отправиться сюда на вечерний подслух. Глухари прилетают на ток с вечера и ночуют на току. «Показания» о времени прилетов глухарей на ток разнятся. Ко мне глухари прилетали и в полшестого, и перед наступлением темноты. Хотя подмечено, что основной прилет начинается незадолго до того, как сядет солнце и продолжается до сумерек. Глухарь прилетает шумно – грузно садится на дерево, устраивается поудобнее, зачастую прилеты сопровождаются крэканьем. По количеству прилетов нельзя судить о численности глухарей на току, потому что часто вечером птицы начинают перелетать с места на место. Самые активные начинают токовать вечером – весной 2016 года у меня на току первый глухарь прилетел раньше шести вечера, а после восьми вечера активно токовали четыре петуха.

на подслухеНа подслухе не стоит забираться в самый центр токовища, иначе потом в сумерках будет сложно покинуть ток – есть опасность подшуметь устроившихся на ночлег глухарей. Лучше устроиться на окраине тока – закрайка моховой гривы, какая-нибудь возвышенность, откуда видна часть болота, и заранее подготовить «пути отступления». Уходить с подслуха лучше уже в темноте, когда глухари устроятся на ночлег и умолкнут последние вечерние песни.

Если место тока пока не известно, иногда помогает вечернее шатание по перспективным местам (незадолго до заката и до наступления темноты). В это время можно спугнуть глухаря, прилетевшего на токовище. Некоторые охотники иногда уже ночью ходят по перспективным местам. Если вспугнули спящего глухаря – то здесь точно есть ток.

Ну, и как уже писали выше, главное подтверждение находки – это утренняя песня глухаря. Глухарь начинает токовать рано, еще в полной темноте, когда все кругом спит. Токование продолжается как правило до 7-8 часов утра, хотя отдельные особи могут токовать и до десяти утра. Если ток еще не найден, то может также помочь утреннее шатание по перспективным места. Тут, как правило, нужно двигать довольно быстро, но тихо, останавливаясь каждые 50-70 метров и слушая. Глухариную песню в темноте можно услышать метров за 300, позже, когда просыпается лес, глухаря услышать сложнее. Встреча петухов до 8 утра – это процентов на 90 токовище, особенно если глухаря подняли с земли.

После рассвета также место тока может выдать квохтанье копалух. Ну, и весь остальной день после окончания токования глухарь держится неподалеку от тока, что тоже следует иметь в виду при поиске тока.

      Ну вот и все, друзья. Желаю вам непременно найти свой ток. Всем удачной фотоохоты!) smile

P.S. Здесь можно почитать, как я фотоохотился на глухаря в 2016-м году… 

Глухариный ток

Весна. Чуть брезжит рассвет, и на фоне разгорающейся зари отчетливо вырисовываются темные силуэты сосен. Но что это? С мохового болота донеслись волнующие каждого страстного охотника звуки: «ка-ду, ка-ду», и как оборвались. Затем снова участившиеся щелканье, вдруг перешедшее в металлически-щипящее: «скжиги, скжиги, скжиги». Охотник вздрогнул и, влекомый неведомой силой, быстро сделал два-три шага вперед к токующему глухарю… Впрочем, мы на этом кончим. Наша охотничья беллетристика насчитывает, вероятно, десятки великолепных описаний глухариного тока, кончающихся ударным выстрелом. Наша задача — осветить биологию глухариного тока, основываясь на наблюдениях, проведенных весной 1950 года в запаведно-охотничьем хозяйстве Беловежская пуща.

Ареал обыкновенного глухаря в Европе и Азии не случайно совпадает с границами распространения сосны. За немногими исключениями, годовой цикл жизни этой птицы повсеместно связан с сосновыми лесами, в которых он и сформировался как вид. Особенно охотно глухари держаться в тех местах, где имеются сфагновые болота с редкими деревцами «карликовой» сосны, окруженные высокоствольными сосновыми борами. Именно в таких угодья, представляющих массив леса площадью не менее 300-400 гектаров, глухари находят себе круглый год корм, защиту и условия для размножения.

В Беловежской пуще глухарь обитает в сосняках по болоту и в сосновых борах, занимающих в общей сложности площадь 24 тысячи гектаров. В 1950 году на этой площади было учтено 24 токовища. В среднем на одно токовище приходилось 1000 гектаров соснового леса. Глухари явно предпочитали устраивать тока в сосняках по сфагновому болоту (75 процентов токов) и реже в чистых сосновых борах по суходолу (25 процентов).

Для тока птицы выбирают сравнительно чистые участки леса, почти лишенные подроста и кустарников, с полянами. Такой выбор не случаен и соответствует требованиям токующих птиц, которые нередко бегают и дерутся на земле. Имеет значение и то обстоятельство, что на чистых местах токующие птицы быстрее реагируют на приближение врагов.

Размеры токов, как по количеству токующих самцов, так и по площади токовищ крайне разнообразны. Это, прежде всего, зависит от численности глухарей в данном урочище или участке леса. В пуще количество самцов на отдельных токах варьировало от 4-6 до 20-25. В первом случае токовища занимали участки леса в 8-9 гектаров, во втором — до 80 гектаров. В литературе есть указания, что в некоторых таежных районах на один ток собирается до сотни и более самцов. Вероятно, и площади токовища составляет несколько сот гектаров. Нам удалось установить, что в пуще крупные тока состоят как бы из дву-трех более мелких токов, разобщенных между собой на 400-500 метров. С приближением весны вся популяция беловежских глухарей как бы распадается на отдельные стаи, которые постепенно концентрируются вокруг токовищ.

Токовище, на котором мы проводили наблюдения, занимало площадь в 12-15 гектаров. Столетний сосновый бор здесь с понижением рельефа постепенно переходил в заболоченный сосняк с багульником и сфагнумом. В центре находилась вырубка площадью в 5-6 гектаров, поросшая молодым сосняком. В хозяйстве это был ток средний по «мощности», весьма удобный для наблюдений, так как число токующих самцов здесь не превышало десятка. Ежедневные наблюдения за глухарями велись в течение 50 дней (с 22 марта по 10 мая), утром и вечером из скрадков, устроенных близ токовища.

Весенний ток глухарей по своему характеру и биологической сущности разделяется на три периода. Первый период характерен тем, что ранней весной на току собираются несколько наиболее взрослых самцов (которые, очевидно, и выбирают место для токования). Если позволяет погода, они токуют и без участия самок. В 1950 году этот период длился с 4 по 26 марта — 23 дня. Однако глухари появляются в районе тока значительно раньше, в начале февраля, когда в лесу еще всюду лежит снег. В это время иногда по-весеннему начинает пригревать солнце, и старые петухи в тихое утро появляются на месте будущего тока. Возбужденные, они прохаживаются по снегу, чертя по нему опущенными крыльями. В первом периоде глухари токуют только утром и на деревьях, довольно вяло и недолго, от 47 минут до 1 часа 52 минут, в среднем 1 час 11 минут. Число самцов колебалось в разные дни от 1 до 6 штук, причем токовали из них только один-два.

Начало токования глухарей зависит от характера весны и может колебаться в разные годы в пределах 20 дней. Чем севернее, тем позднее глухари начинают свои тока. По наблюдениям О.С. Семенова-Тянь-Шанского, на юге Кольского полуострова глухари начинают токовать лишь с третьей декады апреля, т.е. почти на полтора месяца позже, чем в Западной Белоруссии.

Второй, наиболее важный, период в токовании глухарей начинается с момента вылета самок на ток. Этот период можно охарактеризовать как разгар глухариного тока, так как происходит спаривание птиц. Самцы токуют весьма азартно, и поведение птиц отличается крайней возбужденностью. Разгар тока на контрольном токовище продолжался с 27 марта по 1 мая, т.е. 35 дней. В это время на току отмечалось также максимальное количество самцов — до 10 штук. Глухари играли не только утром, но и нередко вечером, причем утреннее токование становилось более продолжительным и часто сопровождалось драками самцов на земле. В среднем петухи токовали утром 2 часа 3 минуты, но в отдельные дни — до 4 часов 55 минут, когда уже над лесом поднималось солнце. Азартно токующих глухарей в одиночку или попарно нам приходилось наблюдать даже в 12 часов дня при ярком солнце.

Третий период — угасания тока. Он наблюдается, когда глухарки прекращают посещать и приступают к насиживанию яиц. Старые самцы также постепенно кончают токовать и откочевывают на линьку. На току остается небольшое количество взрослых и молодых петухов, которые играют вяло и только на деревьях. Вновь сокращается и продолжительность утреннего токования; глухари в это время токовали в среднем не более 1 часа, изредка дольше — до 1 часа 18 минут. Период этот продолжался 9 дней — со 2 до 9 мая, после чего глухари совершенно перестали токовать. Всего, таким образом, глухари токовали 68 дней, что обуславливается временем наступления и окончания весны в Беловежской пуще.

Общая продолжительность глухариного тока, а следовательно, и продолжительность его отдельных периодов подвержена изменчивости в зависимости от географической широты местности. Чем севернее лежит данная местность, тем в более сжатые сроки токуют глухари. Например, на Кольском полуострове они прекращают токовать в первой декаде июня, т.е. тока их там продолжаются всего 40-45 дней. Зависит это от темпов весны в различных широтах. На севере весна протекает бурно и в более сжатые сроки, чем на юге. Это, естественно, влияет и на темп биологических явлений у птиц. Характерно, что повсеместно глухари прекращают свои тока, как только начинают распускаться листья березы.

В отличие от тетеревов глухари-самцы собираются на токовище вечером. Вечерние прилеты их, или, как образно выражаются охотники, запады, нужно рассматривать как важную биологическую закономерность, тесно связанную со всем циклом размножения этого вида. Глухари-самцы начинают прилетать на токовища за 1-2 часа до захода солнца во все периоды токования. Иногда они появляются вечером очень дружно. Буквально в течение 6-8 минут пять-шесть тяжелых птиц с шумом рассаживаются на деревьях. Но бывают дни, когда глухари западают вечером в продолжение 25-40 минут и более. При посадке на сук дерева глухарь как-то особенно громко хлопает крыльями (лопотит) и затем некоторое время «скеркает» или «крекает». Эту своеобразную повадку птиц на вечерних западах нужно рассматривать как своего рода сигнал самца о том, что данный участок токовища занят.

Иногда глухари вплоть до темна перелетали с дерева дерево, каждый в пределах своего «индивидуального» участка, и кормились хвоей сосны. Самцы рассаживались вечером на токовище в определенном порядке, который более или менее сохранился до середины апреля. Первый глухарь чаще садиться на сосну с земли; очевидно, этот самец держался большую часть суток поблизости токовища. Его индивидуальный участок не превышал в поперечнике 75-125 метров и, как потом выяснилось, это был центр токовища. Другие глухари садились вечером в 120-170 метрах друг от друга, как бы полукругом вокруг поляны. Такой порядок сохранился до следующего утра.

Глухарь просыпается утром одним из первых среди дневных птиц и начинает токовать примерно за 1 час 45 минут до восхода солнца и этот интервал сохраняется во все периоды тока. Такое постоянство объясняется, видимо, тем, что глухарь прекрасно воспринимает и определяет степень освещенности неба задолго до восхода солнца. Однако в разгар тока некоторые глухари поют даже ночью, когда светит полная луна.

Первым обычно начинает играть глухарь первым же прилетевший вечером на токовище, иногда — соседний самец. Токование этих самцов отличается продолжительностью, энергией и страстностью. Глухарки прилетают на ток с грубым квоканьем: «бак-бак», по одной-две, за час — полчаса до восхода солнца, и явно стремятся попасть в центр токовища. Иногда они появляются в сопровождении одного-двух самцов, вероятно молодых. Некоторые самки приходят на токовище по земле. С их появлением глухари начинают токовать азартнее и слетают на землю, где нередко вступают между собой в драку. К центру токовища начинают слетаться и другие самцы, пробуя свои силы в схватках с соперниками. Глухари дерутся с невероятным шумом, ожесточенно нанося удары друг другу крыльями и клювом. Слабейшийlане выдержав натиска более сильного соперника, либо влезает на дерево (молодой глухарь), либо убегает, а победитель начинает токовать на земле еще более азартно. Самки, иногда по 2-4 штуки, группируются возле одного из таких самцов. Как спариваются птицы, нам так и не удалось увидеть, ибо глухарки уводили своих избранников в кусты багульника и голубики.

Известно, что не все глухари токуют активно, часть их сидит все утро молча или время от времени чревовещательно «скерхает» или «крекает». Они занимают окраины токовища, число их довольно велико и закономерно изменяется. В первоначальный период соотношение числа активно токующих самцов и «молчунов» было 5 к 8; в разгар тока число молчунов уменьшилось и было почти равно числу активных самцов. В период угасания тока количество молчунов еще более уменьшилось и его соотношение с числом токующих было как 6 к 10.

Исследования С.В. Кириковым (1952) возрастного состава токующих глухарей на Южном Урале объясняют вышеописанную картину. Глухари «крекатни» и молчуны, занимающие окраины токовища, — это молодые самцы-годовки, которые начинают токовать не сразу и становятся более активными лишь к концу токового периода. На Южном Урале они начинают токовать на месяц позднее старых петухов. Наоборот, центр токовища занимают взрослые и наиболее сильные самцы в возрасте от двух лет и старше, которые собственно и основывают ток с ранней весны.

Такие сложные взаимоотношения самцов на току, обусловленные возрастными признаками птиц, объясняются своеобразным поведением самок. Дело в том, что глухарки сами выбирают себе самцов для спаривания, стремясь попасть в центр токовища. Не исключена возможность, что несколько глухарок спариваются с одним самцом, о чем свидетельствуют неоднократные наблюдения, когда возле одного токовика на земле собирается до четырех глухарок. Биологическая целесообразность сложных взаимоотношений между токующими самцами становиться очевидной. Взрослые и наиболее сильные занимают цент токовища и в турнирных боях отстаивают свое право на спаривание с самками. Глухарки выбирают себе лучших самцов, от которых получают наиболее жизнеспособное потомство и этим самым способствуют прогрессу вида в целом. В тоже время турнирные схватки самцов на току являются мощным фактором полового отбора, в результате которого самцы стали вдвое крупнее самок. Особенности токования объясняют также и половой диморфизм в окраске птиц; сравнительно ярко окрашен самец, токуя на земле, принимает весьма эффектные позы, показываясь самке во всех ракурсах.

Вероятнее всего глухарки отличают самцов прежде всего по их песням. В этом отношении два-три глухаря, занимающие центр нашего контрольного токовища, хорошо отличались от других более энергичным и продолжительным токованием. Однако и молодые самцы-годовики способны к спариванию в первую весну, но реализуется эта потенциальная возможность на первом году редко и, видимо, только в конце токового периода.

Среди многих охотников распространено мнение, что наиболее старый глухарь разгоняет ток, но сам крыть самок не может и этим якобы наносит вред. Это наверно и основано, видимо, на случайных и кратковременных наблюдениях.

Количество самцов на току весьма изменчиво и объясняется рядом причин. Во-первых, число их на току утром всегда больше, чем западало с вечера. В первый период, утром, самцов было больше в среднем в 1,3 раза, во второй период спаривания — в 2,6 раза, в третий — в 1,6 раза. Значительная часть самцов, видимо молодых, прилетает на токовище рано утром, нередко вместе с глухарками. Во-вторых, на численность и токование глухарей угнетающе влияет неблагоприятная погода. Глухари хорошо токуют только в ясную, тихую погоду, даже с морозом, хуже — в тихую пасмурную. Они совершенно не играют, даже если на току присутствуют самки, в ветреную погоду, особенно дождем. Мы неоднократно наблюдали, как начинающийся на рассвете ветер вызывал постепенное прекращение песен у самцов. Глухари, посидев некоторое время на деревьях, бесшумно спускались на землю и прятались.

Случаи токования глухарей в ненастную погоду или метель крайне редки. Объяснить это можно тем, что глухари обладают весьма развитым слухом и чутко реагируют на всякую опасность. При сильном ветре в лесу стоит шум и птицы вдут себя смирно (явление, аналогично повадкам зайца-русака, который редко выходит на жировку в ветреные ночи).

За 50 дней наблюдений глухари из-за плохой погоды совершенно не токовали 14 дней, но не более одного дня кряду. Максимальное количество самцов на току отмечалось в разгар тока, но даже ив это время оно колебалось в отдельные дни от 2 до 10. Непостоянно также было число самок, прилетевших утром на ток. За 28 дней, в течение которых отмечался прилет глухарок, их было учтено 73, причем в отдельные дни количество их на току изменялось от 1 до 6.

Однако число самок было всегда меньше числа самцов — в среднем в два раза. Чем можно объяснить это? По данным В.П. Теплова (1947), в Печорской тайге соотношение самцов и самок в популяции глухаря изменяется с возрастом птиц. В выводках самки преобладают над самцами: 55 и 45 процентов. Наоборот, среди взрослых птиц остается несколько больше самцов (58 процентов), чем самок (42 процента), но не в два раза, как это наблюдается на току.

Считается твердо установленным, что глухарки начинают размножаться с годовалого возраста. Однако старые самки приступают к кладке яиц и вылетают на тока раньше, чем молодые. К тому же глухари, по наблюдениям О.И. Семенова-Тянь-Шанского, откладывают яйца с промежутком более 24 часов (за 6 дней до 5 яиц), и возможны пропуски спаривания в один-два дня. Все это является причиной разновременного прилета самок на ток. Иногда глухарки появляются на току вечером, перед заходом солнца, и самцы слетали к ним на землю. Глухарки, посещающие определенный ток, гнездятся поблизости вокруг него, иногда в 500 метрах от токовища.

Большинство исследователей указывает на чрезвычайное постоянство глухариных токов. В пуще известно несколько участков, где глухари токуют свыше 55 лет. Объясняется это долговечностью и устойчивостью сосновых типов леса, особенно в заболоченных местах. Однако известны случаи, когда естественные изменения растительности, связанные с появлением густого подроста и подлеска (ивняка на болотах), вынуждают глухарей бросить исконное токовище и переместиться в более удобное место.

Какие же можно сделать практические выводы из установленных биологических закономерностей в токовании глухаре? Прежде всего, нужно твердо усвоить следующее. Недопустимо стрелять глухарей ранней весной, так как в этот период убивают в первую голову лучших самцов-производителей, что может привести к разгону тока вообще. Тем более нельзя стрелять токовиков в период спаривания. Наоборот, весй й нужно принять все меры к охране тока, чтобы создать птицам спокойные условия для размножения. В тех же охотхозяйствах, в которых численность глухарей еще достаточно высока, можно разрешить отстрел самцов только в период угасания токов, когда основная масса самок заканчивает кладку яиц.


В.ГАВРИН
кандидат биологически наук
«Охота и охотничье хозяйство»

Все об охоте — Охота на глухарином току

Поддайтесь искушению, сделайте шаг навстречу шикарной и удобной жизни. Духи оптом — это выгода, подтвержденная опытом многих. Меню.

Эромассаж для вас

На тяге вальдшнепа и при стрельбе тетеревов на току из шалаша охотник находится на месте и поджидает, когда на него налетит вальдшнеп или приблизится на верный выстрел токующий косач. Роль охотника на этих охотах, в известной мере, пассивная, в то время как к поющему глухарю надо подойти, преодолевая различные трудности, не подшуметь его, умело скрасть. Здесь охотник — активное, действующее лицо, от его умения и сноровки целиком зависит успех охоты.

Будешь в Питере не забудь зайти к нам

Глухарь начинает токовать очень рано. В средней полосе страны обычно первые, еще кратковременные, тока наблюдаются уже в конце марта, когда в лесу лежит сплошной снег и весна почти не ощущается. За некоторое время до начала токования глухарь, как говорят охотники, начинает «чертить». Он ходит по снегу, распустив крылья, и по бокам его крестообразных следов, в снегу, образуются отчетливо начерченные маховыми перьями неглубокие черточки, или бороздки.

Увидев в лесу такие черточки, охотник безошибочно определяет, что скоро глухарь запоет, начнет токовать.

В это время глухарь с мест зимнего обитания перебирается ближе к будущему токовищу, места которого из года в год, как правило, бывают одни и те же.

Глухарь токует обычно в старом бору на окраинах моховых болот, на пригорках, заросших высокоствольным сосновым лесом с кустарниковым подлеском и в других подобных местах.

Токует глухарь, или, как часто называют его охотники, мошник, обычно на дереве, иногда сидя на его макушке, а иногда вполдерева или даже на нижних его ветвях. К концу тока, когда солнце поднимается над горизонтом, глухарь часто спускается за глухаркой на землю и продолжает токовать, перебегая с места на место.

Прежде чем идти на ток, следует определить его точное месторасположение и примерное количество петухов, прилетающих на токовище. Для этого надо с вечера, еще до захода солнца, тихо подойти к месту предполагаемого тока и, укрывшись в кустах или за деревом, дождаться вечернего вылета глухарей на токовище. Такая разведка называется вечерним подслухом.

Примерно около восьми часов вечера охотник, пришедший на подслух, услышит шумный прилет глухаря и его посадку на дерево. Вслед за первым петухом на токовище прилетает второй, третий и т.д. Довольно часто некоторые из прилетевших глухарей, посидев на дереве и оглядевшись, начинают токовать. Однако этот вечерний ток продолжается недолго; с наступлением темноты глухари обрывают песню и засыпают.

Подходить вечером к токующим глухарям не рекомендуется, так как этим можно разогнать ток и испортить себе утреннюю охоту. Тем более нельзя стрелять по прилетевшему вечером на токовище глухарю, даже в том случае, если он сядет совсем близко, на расстоянии верного выстрела. Надо всегда помнить, что для охотника– спортсмена самое главное — сохранить ток, а вечерний выстрел на месте тока часто настолько сильно пугает глухарей, что они на несколько дней прекращают свой вылет на токовище, а иногда даже меняют его место.

Подслушав подлет глухарей и определив примерное количество петухов и места их расположения на току, охотник должен тихо, стараясь не подшуметь птиц, покинуть токовище и, отойдя от него на один–полтора километра, расположиться на ночлег. Место для ночлега лучше выбрать в глухом, заросшем овраге. Там, незаметно для глухарей, можно разжечь небольшой костер, вскипятить чай, немного поспать.

Глухарь начинает токовать очень рано, задолго до рассвета; поэтому выходить к месту тока с ночного привала нужно затемно, с таким расчетом, чтобы быть на токовище до начала тока.

Подходить к токовищу надо крайне осторожно, чтобы не подшуметь спящих птиц. Не доходя до места, где с вечера расположились глухари, па 150–200 м, следует остановиться и, внимательно прислушиваясь, дожидаться начала тока.

Песня глухаря бывает слышна на расстоянии около 200 м. Глухарь начинает петь после того, как на моховых болотах прокричат журавли, а в темноте протянет первый невидимый вальдшнеп. Песня токующего глухаря весьма своеобразна и состоит из двух колен. Сперва петух издает глухой, как бы металлический, звук «Дак!» и чутко прислушивается; затем он начинает щелкать чаще, азартнее, произнося подряд: «Тэ-кэ, тэ- кэ, тэ-кэ, тэ-кэ». Это первое колено глухариной песни называется щелканьем; во время него охотник должен затаиться на месте и не шевелиться, так как глухарь при исполнении первого колена отлично слышит и малейшее неосторожное движение, треск сучка, шорох стронутой ветки могут спугнуть петуха.

Вскоре петух переходит ко второму колену песни — точению, которое приблизительно можно передать так: «Кичивря, кичивря, кичивря». В это время глухарь абсолютно ничего не слышит.

Сменяя щелканье на точение, которое также называют скирканьем, глухарь входит в азарт и начинает петь почти непрерывно, песню за песней. Дав петуху распеться, охотник должен в момент, когда петух заточил, сделать к нему два–три быстрых шага и снова замереть на месте. Так, подступая под второе колено песни, охотник приближается к поющему петуху. Следует при этом помнить, что глухарь во время точения не слышит, но отлично видит, поэтому если в темноте можно подходить, не укрываясь, то с наступлением рассвета подход должен производиться от укрытия к укрытию без выхода на открытые места.

Прерывать движение вперед следует еще до окончания точения, так как в противном случае глухарь в последний момент может услышать подход охотника. Иногда глухарь неожиданно прерывает свое пение и замолкает — тогда охотник должен оставаться совершенно неподвижным, в каком бы положении ни застала его эта перемолчка, и только после того, как глухарь снова распоется, можно продолжать дальнейшее движение.

Однажды, много лет назад, ранней весной я подходил к поющему на краю мохового болота глухарю. Когда до поющего петуха осталось каких-нибудь семьдесят–восемьдесят шагов, я, не разглядев в темноте, упал в довольно глубокую яму, наполненную водой. В это время глухарь неожиданно замолчал, то ли услышав шум моего падения, то ли отвлеченный чем-то другим. Лежа в яме, я чувствовал, как ледяная вешняя вода заполняет мои сапоги и пропитывает насквозь одежду. Такая ванна была не из приятных, но приходилось терпеть, так как глухарь молчал. Наконец он снова запел, и я, выскочив из ямы весь мокрый, продолжал подскакивать к поющей птице. Столь неприятное купание было щедро вознаграждено отличным старым мошником, к которому мне удалось подойти без дополнительных происшествий.

Часто на глухариный ток вместе с поющими петухами слетаются молодые мошники, еще не умеющие токовать. Таких глухарей охотники называют молчунами, кряхтунами или крякунами. Эти петухи или молчат во время тока, или время от времени издают односложные скрипучие звуки, напоминающие хрюканье поросенка или глухое кряканье уток. Молчуны сильно мешают подходить к поющему глухарю, так как они великолепно слышат подскок охотника, начинают беспокоиться, иногда слетают с дерева и этим заставляют насторожиться поющих петухов. Охотники очень не любят таких молчунов.

Во время пения глухарь ходит по ветке дерева, запрокидывает голову, расправляет крылья и хвост, принимает всевозможные причудливые позы и поворачивается из стороны в сторону. Это сильно обманывает охотника — песня глухаря слышится то ближе, то дальше.

Подходя к глухарю, следует постараться точно определить дерево, на котором он поет. Когда это удается сделать и охотник подходит к дереву на верный выстрел, надо внимательно осмотреть дерево, переходя под песню с места на место. Часто в полумраке нелегко рассмотреть поющего петуха, тем более что с земли он кажется совсем небольшим, обычно не крупнее дикого голубя, даже если поет вполдерева. Рассмотрев глухаря и убедившись, что это действительно он, а не ветка дерева, нужно (только под песню) занять наиболее удобную для стрельбы позицию, поднять ружье и тщательно выделить птицу. Стрелять надо также только под песню, ибо, в случае ошибки или промаха, глухарь (если, конечно, он не задет дробью) не услышит выстрела и не улетит.

Исключение из этого правила допускается только тогда, когда охотник, подходя к первому глухарю, услышал второго и решил подойти к нему после взятия первого. В этом случае стрелять первого глухаря и подходить к убитой птице надо только под песню второго петуха.

Изредка бывает, что поющий глухарь, внезапно замолчав, снимается с дерева и улетает.

Охотник, подходивший к глухарю, недоумевает: в чем же дело? Он шел тихо, по всем правилам, а глухарь все же слетел. Это значит, что его испугал пробежавший невдалеке заяц, прошедший лось или пролетающий филин.

В этом случае охотнику не следует отчаиваться, а надо постараться уловить на слух место, где сел глухарь, и дождаться его пения для нового подхода. Иногда такой слет глухаря бывает даже в пользу охотника.

Это было лет двадцать назад. Подходил я к одиноко поющему глухарю. Его я услышал только на рассвете, а потому подходить пришлось, тщательно маскируясь кустами и низкорослыми деревьями. Около поющего глухаря непрерывно вертелись две–три глухарки, которые великолепно слышали мой подскок и летали с тревожным квохтаньем от меня к глухарю и обратно, стараясь увлечь петуха в глубь леса. Однако глухарь продолжал петь на своем дереве и, казалось, не обращал внимания на старания глухарок, но, в конце концов, им удалось добиться своего. Петух замолчал и стал прислушиваться. Стоя в каких-нибудь пятидесяти шагах от глухаря, я проклинал беспокойных глухарок и мысленно уже поставил крест на сегодняшнюю охоту. Одна из глухарок села почти над моей головой и с тревожным квохтаньем принялась меня рассматривать. После краткой перемолчки глухарь шумно снялся с дерева и полетел… прямо на меня. Вслед за выстрелом, сделанным влет всего метров на двадцать пять, глухарь тяжело рухнул на подтаявшую землю. Так преждевременный слет глухаря помог успешно закончить охоту.

Стрелять глухаря надо крупной дробью, обычно № 1 и 2. Ружье должно иметь кучный бой и обладать большой резкостью. Выцеливать поющего глухаря следует в бок, под крыло, так как выстрел в грудь или в распущенный хвост может привести к тому, что даже смертельно раненный, глухарь улетит на большое расстояние и будет потерян.

Одеваться на глухариную охоту следует тепло, но так, чтобы одежда не стесняла движений стрелка. Снаряжение должно быть хорошо подогнано, ничего не должно бренчать и болтаться. Сапоги нужно иметь высокие, болотные и абсолютно непромокаемые.

Подход к глухарю — дело не легкое. Он требует от охотника напряжения всех сил, исключительного внимания, находчивости, выдержки и осторожности. Во второй период тока прилетающие на токовище глухарки сильно затрудняют подход к поющему глухарю. Перелетая с дерева на дерево, глухарки заставляют глухаря прислушиваться, а иногда, как было сказано, и слетать с дерева. Стреляя по глухарю, надо быть осторожным, чтобы не задеть глухарку, которая часто присаживается совсем близко от поющего петуха.

В самом конце тока, когда солнце уже покажется над горизонтом, глухарь спускается токовать на землю. Подойти к петуху, поющему на земле, значительно труднее, чем к поющему на дереве, потому что токующий на земле глухарь не стоит на месте, а все время перебегает. Но все же изредка удается скрасть и глухаря, токующего на земле.

Я никогда не забуду случая, который произошел со мной в молодости. В тот день мне не везло, я подшумел первого глухаря, а второй петух, к которому я начал подходить слишком поздно, слетел на землю и продолжал петь, бегая по низкорослому густому ельнику. Подойти к нему не было почти никакой возможности, и время было кончать охоту. Внезапно, с сильным лопотом крыльев, недалеко от меня на высокой сосне уселся прилетевший второй глухарь. Посидев несколько секунд на дереве и увидев первого петуха, поющего на земле, второй глухарь камнем слетел вниз, и в густом ельнике я услышал шумные звуки ожесточенной драки возбужденных петухов.

Надо сказать, что бои между токующими глухарями бывают не такими безобидными, как бои тетеревов. В драке глухари нередко изрядно калечат друг друга и даже ломают кости крыльев. Увлеченные дракой, глухари выбежали из ельника на полянку шагах в тридцати от меня и, сцепившись клювами, яростно били друг друга могучими крыльями. Зрелище было настолько великолепным, что вначале я даже забыл, что у меня в руках находится ружье, но потом охотник поборол наблюдателя, и меткий выстрел положил на месте обоих дерущихся мошников.

Трудности охоты на глухарином току полностью окупаются ее красотой, высокой спортивностью и тем удовлетворением, которое получает охотник после удачного подхода и меткого выстрела по поющему глухарю.

Невозможно переоценить красоту весенней ночи в глухом старом бору и таинственной первобытно-дикой песни лесного великана. Непонятные шорохи и звуки ночного леса держат вас в непрерывном напряжении. Ликующие крики журавлиных стай, невидимые в темноте хоркающие вальдшнепы дополняют эту чудесно-сказочную картину весеннего глухариного тока.

Глухариные секреты — Охотники.ру

Глухариный ток начинается с первых проталин в лесу, обычно в начале апреля, и продолжается до появления листьев на березах, а это примерно первая декада мая. Охота на току — самая сложная из весенних, но памятный весомый трофей того стоит.

ФОТО SHUTTERSTOCK

ФОТО SHUTTERSTOCK

Раннее утро.

Еще совсем темно, голосов птиц не слышно, а глухари уже начинают петь, токовать, призывая самок.

На ток слетаются от двух до двадцати петухов.

Они занимают места на токовище еще с вечера, прилетают в сумерках и с шумом садятся в кроны сосен.

Шум садящегося в крону сосны глухаря слышно примерно за 200 метров.

Взрослые самцы располагаются в центре тока, по окраинам сидят молодые «хрипуны» — глухари, родившиеся в прошлом году, полной песни они еще не выдают, только щелкают и подхрипывают.

Песня глухаря состоит из двух частей. Сначала идут звонкие редкие щелчки клювом дэк-дэк-дэк, похожие на удары костяшек друг о друга, которые постепенно учащаются, затем следует двойной удар дэк-дэк и скрипяще-шипящий звук скчжжжж — негромкий, в тихую погоду слышный за 150–200 метров. В сильный ветер глухари не поют.

Когда немного рассветет, на токовище слетаются копалухи. Они садятся на деревья рядом с выбранными петухами и негромко квохчут: квох-квох.

Петух, заслышав призыв, еще ярче начинает петь, затем, слетев с дерева, самец и самка удаляются с тока и «кроются», после чего петух возвращается на ток, садится на свое дерево, но поет уже вяло, неазартно.

Если петухов мало, а копалух много, самец может покрыть в это утро еще одну, а то и двух глухарок. Если же соперников на току достаточно, то петух спускается на землю и начинает отгонять молодых глухарей, устраивая настоящие драки с ударами крыльями.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

«Красавица глухарка в идеальном камуфляже, прижавшись к основанию березы, до последнего не сходила с гнезда, прикрывая собой десяток крупных яиц». ИЛЛЮСТРАЦИЯ АЛЕКСЕЯ СУББОТИНА

Когда встанет солнце, примерно в семь утра, ток заканчивается, все глухари разлетаются, начинают кормиться, а копалухи летят откладывать яйца.

Ток в жизни глухарей — самое уязвимое место. Когда они исполняют второе колено песни, «точат», то ничего не слышат. На этом и основана охота. Неохраняемые и доступные тока охотники сильно выбивают.

Для нормального существования популяции на току должно быть не менее пяти петухов. Взять можно только одного из них, иначе или глухарки останутся непокрытыми, или в кладке будет мало яиц, или начнется близкородственное скрещивание, от которого птенцы рождаются слабыми и не выживают.

Ток может исчезнуть совсем. Если же ток хорошо охранять, или он расположен в труднодоступном месте, то количество токующих самцов может достигать двадцати особей.

Я сам, будучи егерем, три года подряд весной плотно охранял два тока, расположенных неподалеку друг от друга. На одном из них, в чистом сосновом бору, удалось поднять численность с одного петуха до восьми, на втором, в сложном кочкарником болоте, — с трех поющих глухарей до пятнадцати. Но вернемся собственно к охоте, которая начинается с поиска токовища.

Вторая половина марта. После долгой и серой зимы дождался наконец яркого солнца и синего неба. В такие дни всем своим нутром стремишься на волю, в леса. По дорогам текут ручьи, снег осел, но в лесу его еще много, поэтому с утра на лыжах, а бывает, и пешком ходить можно. Самое время искать глухариные тока.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

«Глухарь замер в напряжении на вершине ели, наблюдая за непрошеными гостями в его владении». ИЛЛЮСТРАЦИЯ АЛЕКСЕЯ СУББОТИНА

Много километров порой приходится пройти в поисках заветного места. И охотничью страсть потешишь, и чайку у костерка попьешь. Главное — рассчитать время и выйти на накатанную дорогу, пока наст держит.

Обычно токовища располагаются в спелых сосновых борах, расположенных рядом с моховыми болотами, или в островках леса посередине таких болот. Глухарки не отлетают от тока дальше полутора километров, поэтому ток от тока находится на расстоянии не менее трех километров.

Поиск глухариных токов начинается с обхода предполагаемых подходящих мест. Еще по зиме на разных охотах примечаешь места, где встречаешь глухарей, прикидываешь, где неподалеку есть характерные места для токовищ. Вот их и проверяешь в первую очередь.

В конце марта, когда проталин в лесу еще нет, самцы глухаря, прилетев в район тока, начинают ходить по снегу с распущенными крыльями, оставляя характерные следы, — «чертят». А сосны, на которых токуют глухари, определяешь по характерному токовому помету, который лежит прямо под деревьями.

Он мелкий и брызгами, в отличие от кормового помета, который лежит колбасками.

После того как глухариный ток найден, саму охоту лучше провести, когда в лесу совсем стает снег.

У нас в Тверской области это обычно в конце апреля — первых числах мая. В это время покрытые глухарки уже сидят на гнездах, не мешают охотникам, не уводят петухов с тока, «хрипуны» начинают распеваться, лед под ногами не хрустит.

На охоту выезжаешь с расчетом прийти в район тока к семи вечера. Дорога к току редко бывает легкой. На вездеходном уазике приходится грязь помесить по раскисшим лесовозным дорогам, бывает, и крепко застрянешь, тогда «лебедишься» — вытаскиваешь машину лебедкой.

При подходе к самому току частенько приходится перебираться через разлившиеся ручьи и мелиоративные каналы. Иногда мостки через них приходится делать. Бывало, и резиновую лодку на себе приносил.

Оступиться и черпануть холодной воды запросто можно, так что хороший топор всегда несешь с собой, а заодно и спички, сменные носки, стельки и легкую сменную одежду типа теплого нижнего белья в непромокаемом пакете.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Охота на глухаря состоит из трех этапов: поиска токовища, подслуха и самого процесса, который доставляет удовольствие независимо от результата. Но если трофей добыт, это большая удача. ФОТО ПЕТРА КОЗЛОВА

Примерно за километр до тока на сухом месте надо оборудовать место для ночевки, заготовить дрова, обустроить бивуак. К 9 часам вечера надо быть на самом току, на «подслухе». Лучше подходить по просекам или по валам мелиоративных каналов, а не напрямую. На «подслухе» засекаешь деревья, на которые садятся петухи, и тогда утром идешь к конкретному глухарю.

…Лес потихоньку засыпает, сначала перестают петь мелкие птички, потом на тяге похоркают вальдшнепы, несколько раз чуфыкнет и пробормочет дальний тетерев. Начинает смеркаться, ждешь долгожданного «подсада».

Заранее готовишь несколько палочек, которые выкладываешь в направлении услышанного шума посадки — «подсада» глухаря, чтобы утром быстро сориентироваться. Сидишь тихо до полной темноты, примерно до 22:30.

По «подсадам» определяешь количество петухов на току. Если меньше пяти, то стрелять глухарей на этом току нельзя — он может совсем выродиться и исчезнуть. Если больше, то отлично, можно охотиться.
Глухари после прилета иногда споют несколько песен, но без азарта. Тогда лучше к ним не подходить, если, конечно, петух не сядет прямо над головой.

Бывало и такое: ждешь под сосной, а глухарь садится на нее, шевелится в кроне, гадит прямо на тебя, а потом еще и песню запоет. Вот тут и не выдержишь, выстрелишь, возьмешь его. Тогда утром на ток уже не идешь. Петь все равно не будут.

Дождавшись, когда лес заснет и глухари перестанут шевелиться в кронах, бесшумно уходишь на место ночевки. Если уйти раньше и подшуметь, глухари насторожатся и утром петь не будут.

Обычным фонариком при этом светить нельзя, можно напугать глухарей. Хорошо, если есть слабый красный фонарик, им можно посветить под ноги, и ночное зрение он не нарушает. Придя на бивуак, можно разводить костер и отдыхать. Здесь и пригодится теплое белье из сменки.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Если ток находится на клюквенном болоте, то надо быть осторожным: в это время года медведь кормится клюквой и может проверить, кто ходит по его владениям. По-темному он часто следует за охотником, ждет, когда тот уйдет. Так что вложить пули в стволы ружья не излишняя предосторожность. ФОТО PIXABAY

В два часа ночи надо выходить, чтобы прийти на ток, пока глухари еще спят. Здесь опять пригодится красный фонарик: нужно подойти к месту «подслуха» и затаиться. Примерно в три часа ночи глухари просыпаются, шевелятся в кронах и понемногу начинают петь. Если слышно хорканье вальдшнепа, а глухари еще не поют, значит, их что-то насторожило, надо тихо сидеть, глухари могут успокоиться и распоются.

Во время второго — шипящего — колена песни глухарь, как известно, ничего не слышит. Обычно шипение слышишь дальше щелчков, и без опыта его можно принять за щебетанье маленькой птички.

Оно длится одну-две секунды. За это время надо сделать один-два шага в направлении глухаря. Для верности надо услышать двойной щелчок и сразу за ним начало шипения. В это время и делаешь широкий шаг, замираешь и слышишь конец шипения.

Подход начинаешь к ближнему глухарю. Иногда слышишь песню, а точно направление определить не можешь, кажется то левее, то правее.

Это значит, глухарь сидит к тебе задом, а звуки песни, отраженные распущенным хвостом, сбивают направление. Затягивать с подходом нельзя, рассвет наступает быстро, начинают петь птицы, услышать песню уже сложнее, да и глухарь может тебя увидеть и улететь.

Часто глухарь замолкает или просто щелкает редко, слушает лес. В этот момент надо замереть и не двигаться, хоть и в неудобной позе. Иногда это продолжается довольно долго, пять – десять минут. Если в это время не выдержать и подшуметь, глухарь замолкает окончательно и улетает.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Классический зимний помет петуха глухаря из остатков исключительно сосновой хвои. ИЛЛЮСТРАЦИЯ АЛЕКСЕЯ СУББОТИНА

Если все делаешь правильно, можно подойти прямо под сосну, на которой сидит петух. Надо неподвижно подождать, пока немного рассветет, чтобы увидеть самого глухаря, иначе можно по ошибке выстрелить в густую ветку, а не в птицу.

Поэтому стрелять лучше под песню, тогда в случае ошибки можно повторить выстрел. Если глухарь замолчал и приготовился к слету, значит, он тебя увидел. В таких случаях стрелять надо сразу.

Если глухарь все-таки улетел, то надо начинать все сначала: посидеть, успокоиться, выпить чаю из термоса и идти к следующему глухарю, отслушать песню и начать подход. К этому времени уже светает, подходить надо, прикрываясь деревьями. К тому же копалухи, перемещаясь по току, видят тебя и начинают тревожно квохтать и перелетать. Петух замолкает, а то и слетает. Близко подойти уже не получится.

Когда совсем рассветет, охота превращается в простое хождение по току, глухари тебя видят издалека, замолкают и слетают или просто перелетают с дерева на дерево. Но бывает, какой-нибудь петух, особенно «хрипун», сам налетит на тебя, тогда, считай, тебе повезло.

К «хрипуну» можно попытаться подойти под песню, но он слышит все и только по своей молодости может подпустить на выстрел.

Иногда по свету слышишь песню глухаря, которая перемещается, это значит, петух ходит по земле. В этом случае тоже надо подходить под песню и смотреть уже на земле, между кочек. В такие моменты часто слышно хлопанье крыльев, обычно на краю тока.

Это взрослый петух отгоняет молодых с токовища. Если идти аккуратно, то можно увидеть драку петухов и даже взять одного из них, это большая удача.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Говорят, глухарь — ровесник мамонта. Судя по таким лапам — да. ФОТО SHUTTERSTOCK

После удачного выстрела надо внимательно заметить место падения глухаря, отметить направление сучком, запомнить или отметить место, откуда стрелял, особенно в сумерках или на дальних дистанциях. Можно потерять направление поиска, и тогда придется возвращаться для поправки.

Только после этого следует идти искать трофей. Иногда петух, особенно если бил его перед слетом или вообще влет, на планере, отлетает довольно далеко и там падает, забивается в кочку или под куст.

Бывает, один хвост торчит, тогда хорошо помогают сориентироваться выбитые перышки по пути падения. Оставлять в лесу трофей — последнее дело для настоящего охотника,

С восходом солнца начинают свою весеннюю барабанную дробь дятлы, что означает конец тока. Охота прекращается. Но жизнь в лесу продолжается. Слышен щебет птичек; вдалеке бормочут тетерева; по лужам и ручьям жвякают кряковые селезни и трещат чирки; в ельнике насвистывают рябчики; на болоте курлыкают журавли. Природа радуется.

Не спеша идешь к бивуаку. Здесь все по стандарту: коврик, спальный мешок, тент от дождя, топорик, котелок, кружки, костер, чай и сладкий сон до обеда.

Немного об оружии, снаряжении и экипировке. Глухарь — птица большая. Петухи достигают пяти килограммов. Перья на крыльях жесткие. Дробь применять № 2 или № 1. Патроны пристрелять по стволам. Стрелять не дальше 50 шагов, это 35 метров. Бить желательно в грудь снизу.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Похоже, глухарь принял человека за соперника. Приходится защищаться. ФОТО WOODWALKER/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0)

На такую охоту лучше надевать термобелье, камуфлированную одежду, теплую куртку, на ноги — шерстяные носки и болотные сапоги со сменными стельками, на голову — кепку с ушами, на руки — перчатки. Ночью на току бывает морозно.

В карманах нож, фонарик, лучше налобный с красным светом, компас, карта, навигатор. В рюкзаке в непромокаемых пакетах должны лежать охотничьи спички с сухим горючим, запасные носки со стельками (это если сапогами воды зачерпнешь), подштанники и кофта из легкого флиса.

Все это много места не займет, но может выручить в мороз. Аптечка в термопакете, в ней бинт, йод, лейкопластырь, обезболивающее средство, леденцы от кашля (бывает, в горле запершит и закашляешься в самый ненужный момент), что-нибудь от поноса.

Фляжка со спиртным, чтоб «лесового» поблагодарить за удачу и в сапоги залить, если мокрые ноги будут мерзнуть.

А еще хорошо взять армированный скотч — сапоги заклеить, если на сучке пропорешь; веревку или реп-шнур (метров 10 хватит), полиэтиленовые пакеты под дичь, чтобы рюкзак не пачкать, и, конечно, термосок с чаем 0,75–1,0 литра.

И будет вам счастье!

Петр Козлов 27 июля 2020 в 06:05

Глухариный ток

Мысли с глухариного тока.

Без претензий на истину, в рамках собственных наблюдений.            
Этот ток я посещаю уже в течении трех лет, кроме меня знают его только 3-4 человека из местных. Таким образом, прессинга охотников на ток практически нет.  В 2010 году с тока было взято 2 глухаря, при общем количестве поющих порядка 8-10шт. Почему так мало было добыто? Причин тому достаточно много, но основная причина в том, что ток расположен достаточно глубоко в лесах, в центре болотистой местности на сухой гриве, поросшей молодыми соснами. Подход к глухарю осложняется отсутствием нормальных деревьев, за которыми охотник может спрятаться, и очень часто глухарь при подходе слетает, видя охотника визуально.  2011 год – взят один глухарь, 2012 год – два глухаря. 2013 год – один глухарь. Количество поющих глухарей за три года увеличилось до 14шт. Это не может не радовать, так как ток будет существовать еще долго, потому, что лесозаготовителям данный участок леса не интересен, и нет шансов придя в очередной раз в заветное место обнаружить там вместо тока вырубленную делянку.

Глухарь, погода и сроки охоты.

На току этой весной мне довелось побывать шесть раз в течении двух недель, искал я там не глухарей, а медведя, на которого у меня и была лицензия.  Глухарь, как трофей уже есть в моей охотничьей практике, и больше я их не стреляю, не вижу смысла губить красивую птицу. 
Весна  запоздала почти на месяц, но природу не обманешь.
15 апреля первый поход на ток. На улице тихий безветренный вечер, но морозно, порядка 8 градусов ниже ноля. Были слышны подлеты четырех глухарей, но тока не было. Глухари лишь изредка крэкали, кормились, но не пели.
 18 апреля – ночью намного теплее, от ноля до минус трех. Активные действия глухарей были слышны еще с вечера, подлеты, перелеты, изредка перебежки по земле. Ток начался в 03-35 запели одновременно два глухаря с разных сторон тока, причем очень активно. Всего в это утро токовало 7 птиц. Так же судя по звукам на току было 4-5 копалух и визуально наблюдал в прицел 6 молчунов.
19 апреля – очень тихий безветренный вечер, ночью ноль градусов. Самый активный ток за все годы наблюдений. Два глухаря начали токовую песню в 21-15 вечера, вечерний ток продолжался до самой темноты. Ночью очень активны были глухари на земле – кругом звуки передвижений, хлопанье крыльев. Утром первый глухарь затоковал в 03-45, и практически тут же начался активный ток со всех сторон. Используя активные наушники, я насчитал 14 токующих птиц, порядка 8 копалух. Кроме того, в двух местах на земле были слышны звуки дерущихся глухарей. Молчунов на деревьях 6-8шт. Ток продолжался до 7 часов утра, отдельные птицы токовали и после 8 утра. Именно в этот день, на току был замечен медведь, пытающийся охотиться на дерущихся на земле глухарей.
21 апреля – ночью плюс два, слабый дождь. Тока не было. Причин определенных назвать не могу – возможно, погода повлияла, может быть, медведь разогнал ток. В качестве одной из причин думаю, стоит назвать присутствие на току филина – его крик был слышен в районе тока с вечера. Как бы там ни было – глухари на току были, были перелеты, звуки присутствия птиц, но самого тока не было.
23 апреля – ночью легкий морозец, безветрие. Ток опять начался с вечера около 21-00. Два глухаря токовали до темноты, но очень неактивно. Утром тока не было. Причина опять не понятна. Погода для тока отличная, беспокоящих факторов не было.
25 апреля – безветрие, легкий мороз. Ток начался в 04-00 но был очень неактивный. Пело 6 птиц, с большими паузами в песнях, с частыми перелетами. Беспокоящих факторов не заметил.
С каждым днем шансы успешного подхода к глухарю уменьшались.  Активное токование начиналось все позже, а мелкие птички просыпались все раньше. Уже 25 апреля ток активный начался в 04-15, в 04-25 уже полетели вальдшнепы, в 04-30 проснулись и активно запели мелкие птички, практически полностью заглушающие песни глухарей. В итоге на подход оставалось от 15 до 20 минут времени. Много это или мало?  
Подходить приходилось по замерзшему снегу, под которым вода и болото. Под песню удается пройти всего один – два шага.

Теперь немного о сроках охоты. 

Открытие охоты на все разрешенные виды дичи в этом районе – с 01 мая. 28-30 апреля снег полностью растаял, мелкие пичужки, кажется практически совсем не замолкают на ночь. Старые глухари уже оттоковали, и на току осталась одна молодежь. Токуют очень не активно, при том что слышимость тока вообще очень слабая (главный фактор – песни мелких птиц) даже используя активные наушники мне не удалось расслышать поющего глухаря ближе чем в 70-100 метрах.
Подход на такое расстояние занимает от 10 до 20 минут, именно в это драгоценное время  с каждой секундой усиливается посторонний шум, активно рассветает, что уменьшает шансы подойти к глухарю незамеченным. Официально, охота продолжается с 01 по 09 мая. С наступлением настоящего тепла уже 5-6 мая начинает распускаться листва на деревьях, что полностью исключает успешную охоту на току – глухаря попросту не слышно.
Что из этого следует?  Вывод прост – с данными сроками охоты взять глухаря на току в пределах официальных сроков практически невозможно. Поэтому все местные охотники ходят на ток руководствуясь не официальными сроками а собственными наблюдениями за погодными условиями.
Наблюдения касаются не только текущего, но и трех предыдущих лет. Охоту на глухаря на току открывают слишком поздно и на слишком короткий срок. 
Конечно же, это наблюдения только из одного региона, и с одного тока, но уверен, ситуация везде похожая.  Возможно, необходимо пересмотреть сроки охоты на конкретные виды дичи, и корректировать их исходя из погодных условий и здравого смысла.

КОММЕНТАРИИ0

2706

для печати

Комментарии (0)

Десять шагов к идеальному глухариному току

Для настоящих охотников глухарь – трофей редкий и очень желанный.  Этих птиц в Беларуси осталось мало, не так легко найти глухариный ток, нужны опыт и сноровка, чтобы подойти на выстрел к поющему глухарю.

А сфотографировать с подхода – практически невозможно, поэтому фотоохотник может рассчитывать на удачу, снимая только из засидки, еще лучше – из стационарного шалаша, который необходимо построить  заранее и к которому птицы должны привыкнуть. Когда зимой 1998 года я загорелся фотосъемкой глухарей, ничего этого еще не знал, поэтому  решил обратиться за помощью к профессионалам.

Первая попытка

Апрель 1998 года, Негорельский учебно-опытный лесхоз. Главный охотовед Виктор Ярошук  уже смастерил шалаш. На ток прилетает всего несколько птиц, но мне для начала необходимо сделать хотя бы пейзажный кадр – до сих пор вообще ни разу не видел токующего глухаря. Виктор инструктирует: «Встать мы должны очень рано – птицы прилетают на ток вечером и ночуют на деревьях, поэтому забираться в шалаш необходимо в полной темноте. Сидеть нужно очень тихо, не делать никаких резких движений. И ни в коем случае не фотографировать, когда самец будет петь: «Тэк, тэк, тэк…» А вот когда начнет «точить», делай несколько кадров, и вновь сиди тихо!» Что ж, инструктаж – важное дело, я к нему прислушиваюсь, но сам думаю: «Мне главное его увидеть, а уж сфотографировать…»

Увы, в первую весну увидеть токующего глухаря  так и не удалось. Сначала, как это ни банально звучит, я проспал – вечерний инструктаж, как и положено охотникам, проходил под водочку. Встали в полтретьего, добрались до тока. Я забрался в шалаш, который оказался оборудованным под разлапистой елкой, укутался в спальник, уютно разместился на коврике и подумал: «До рассвета пару часов, надо вздремнуть». И вздремнул. Проснулся от шагов Ярошука.

– Ну что, сфотографировал?

Солнце было уже достаточно высоко, от мокрого мха поднимался пар. Мне ничего не оставалось, как заявить, что сегодня глухари были какие-то неактивные, а возле меня вообще не пели.

Первый результат

Следующей весной я отнесся к фотосъемке серьезнее. Снова был инструктаж, но без излишеств – на этот раз я настроен только на работу! Виктор выбирал место для шалаша наугад, ориентируясь по помету: где его больше, там, вероятнее всего, и находятся токовые места глухарей. А поскольку помет был разбросан по достаточно большому лесному пятаку, то птица могла появиться в любом месте.

К сожалению, мне снова не повезло. Нет, глухарь прилетел, но он был один и токовал в метрах сорока на небольшой сломанной сосне, которую практически полностью скрывали другие деревья. Мне пришлось выдвинуть штатив чуть ли не из шалаша, поставить на него фотоаппарат, смотреть в видоискатель можно было только краешком левого глаза. Тем не менее это уже прогресс! Самец был изящен. Он ходил по своей сосенке, поворачивался то вправо, то влево, и пел, пел, пел. Я наслаждался. 

Безусловно, хотелось, чтобы шалаш находился поближе, чтобы прилетела другая птица, и они столкнулись в равной битве за какую-нибудь достойную самочку. Но желать можно чего угодно. А иметь – только то, чего можешь достичь сам или с помощью друзей. После этой съемки у меня на пленке остался один-единственный сюжет…

Испытание нервов

В апреле 2000 года мы решили усовершенствовать фотосъемку и попытались увеличить шансы на успех: для привлечения соперников мы повесили рядом с шалашом чучело токующего глухаря.

На фотосъемку выехали часа в два ночи, машину оставляем подальше, чтобы не привлекать внимания к току. Приходим в полной темноте, я забираюсь в шалаш, устанавливаю штатив, устраиваюсь поудобнее и вдруг вспоминаю, что аккумулятор-то в фотоаппарат я вчера не поставил! И остался он у меня в машине. Вот это ситуация! Выскакиваю из шалаша, начинаю лихорадочно соображать: что делать? Позвать Ярошука? Он должен быть где-то рядом. Но так можно спугнуть и глухарей. Тихонечко свищу – тишина. Я свищу громче – безрезультатно. Нужно самому искать машину! Я срываюсь, пробегаю метров двести и понимаю, что сбился с курса – по такому лесу мы не шли. Пытаюсь вернуться назад и найти шалаш. Надежда только на чучело глухаря, которое висит рядом с засидкой. Только по нему можно правильно определить направление к машине, так как я помню, с какой стороны его вешали. 

С огромным трудом нахожу шалаш, ориентируюсь по чучелу и двигаюсь в сторону машины. Мой расчет оказывается верным: метров через триста выхожу на просеку, мечусь сначала вправо, потом влево, но машину нахожу. Беру аккумулятор и, стараясь не шуметь, возвращаюсь к шалашу. По дороге натыкаюсь на Ярошука, он выскакивает с ружьем наперевес: принял меня за браконьеров, поэтому не отвечал на свист.

Я вновь занимаю место в шалаше. Тишина, даже сквозь ветки видно, как на востоке начинает розоветь небо, я очень надеюсь на успех. И глухарь действительно начинает токовать. Он находится где-то на дереве, мне не виден, но я слышу характерное «тэк-тэк», а затем шепелявые звуки. Но он снова один…

И хотя самец вскоре слетел с дерева и начал токовать на земле, однако лучшего кадра, чем в прошлом году, мне сделать не удалось…

Проходит год. Зимой мы с друзьями планируем поездку в Витебскую область. По словам  охотоведа Володи Шарепо, там есть тока, на которых собирается до 30 глухарей. Но вырваться на Витебщину удается лишь еще через год, в самом конце апреля – ток уже практически закончился, мы ничего не сфотографировали.

Апрель-2002: пятая попытка в единоборстве с глухарями

Как всегда, у меня страшный цейтнот. Планируем выехать утром, но неожиданно намечается мероприятие, в котором мне необходимо участвовать.  Поэтому выбираемся только часов в двенадцать. По пути в Круглянском районе забираем Андрея Шимчука, в Витебске нас ждет Володя Шарепо, поэтому мы мчимся, сколько есть силы у машины. 

Нас останавливают и штрафуют гаишники, затем спускает колесо, мы сворачиваем на шиномонтаж – и в конце концов к Володе опаздываем часа на полтора. Он уже весь изнервничался, вскакивает в машину, и мы несемся дальше. Наша задача – установить до темноты засидки на току, определить, где садятся на ночь глухари. Мы сворачиваем с асфальта на проселочную дорогу, Володя дает команду увеличить скорость, я нажимаю на газ до плешки и… вижу впереди огромную выбоину. Жму на тормоза, но поздно – на какую-то долю секунды машина отрывается от земли, затем с диким скрежетом ударяется передними колесами прямо в противоположный край выбоины. Мы чуть не разбиваем головами лобовое стекло. Машина заглохла. Выходим – от удара вывернуло левое колесо. Вот это подарочек! А до тока осталось километров двенадцать… Что делать?

Еще раз осматриваем колесо, пробуем сдвинуться вперед или назад.

С ужасным скрежетом машина все-таки ехать может, но как долго? Решаем идти за помощью в ближайшую деревню, находим местного лесничего, он соглашается нам помочь. Конечно, на подслух мы опоздали, но до тока – пусть и в полной темноте – добрались.

Утром попытались фотографировать с подхода – безрезультатно. Вспугнули одного глухаря, после этого другие не токовали. Шарепо предлагает перейти на соседний ток. Мы совершаем 10-километровый марш-бросок, вновь обследуем токовище, выбираем наилучшие точки для засидок. Я устанавливаю свою на поросшем сосной бугре за болотом, выбираю самое красивое место. Ничего, что далеко идти, главное – кадры должны быть очень интересными.

Под вечер идем на подслух – есть такое понятие у охотников. Это когда ты заранее затаиваешься на краю глухариного тока и ждешь, пока прилетят птицы. Зная, на каком дереве сидит ближайший петух, гораздо легче подкрасться к нему в полной темноте. Я забираюсь в засидку, с нетерпением жду прилета птиц. 

Темнеет, возле меня глухари не сели, надо возвращаться в лагерь. Обхожу болото, выбираюсь на дорогу, пытаюсь под лунным светом заметить свой поворот. Прохожу километр, второй – поворота нет, а он давно должен быть! Разворачиваюсь назад, снова километра два – по сторонам однообразный лес, до ближайшей деревни километров двадцать. Где мои друзья? 

Снова поворачиваю, начинаю рассматривать следы, но я их столько натоптал, что ничего уже разобрать невозможно. Кошмар, я заблудился! Лес совершенно незнакомый, где-то рядом токовище, на деревьях должны сидеть глухари, и их никак нельзя спугнуть. Но у меня уже нет другого выхода – начинаю звать ребят. Они откликаются совсем рядом – уже начали меня искать.

Утром мы просыпаемся затемно, я обхожу болото и… вновь теряю ориентацию! Это наваждение какое-то! С огромным трудом нахожу свою засидку. Забираюсь, жду минут двадцать и слышу первые глухариные звуки. Увы – я просчитался, глухарей поблизости от моей засидки нет. Ужас! Мне не остается ничего иного, как сидеть и гадать: удастся ли Гилю с Шимчуком что-нибудь сфотографировать?

А с их стороны болота глухари начали токовать. Но в этот момент раздается какой-то крик. Я не врубаюсь. Понимаю, что ни Миша, ни Андрей не могут кричать, но, может, что-то случилось? Я продолжаю сидеть в засидке, вслушиваюсь в каждый шорох, а слева вновь раздается человеческий крик. Негромко отвечаю – тишина. Затем звучит выстрел, и ко мне подходит Андрей Шимчук:

– Ты кричал?

– Нет.

– А кто?

– Не знаю…

Возвращаемся в Минск с одной мыслью: кому было необходимо пугать птиц?

Перелом

В 2003 году мы подготовились к фотосъемке основательно. Володя заранее съездил и провел несколько вечеров на току. Он определил место основной концентрации глухарей, установил шалаш. Я вырубил все мешающие мелкие деревца, сделал настоящие просеки в багульнике и остался ночевать в шалаше.

И наши приготовления оказались не напрасными: наконец-то мне удалось сделать вполне приличные художественные фотографии токующих глухарей. Не было самок, не было настоящих драк, но зато антураж для поющих птиц был великолепен – за зиму листья багульника не опали, и на их фоне глухари смотрелись весьма колоритно. Во всяком случае профессионалами снимки были оценены достаточно высоко. Но мне все равно хотелось большего.  И после годового перерыва я вновь стал планировать фотоохоту на глухарей, тем более что о такой же съемке мечтал и коллега из Литвы.

Снова преодоление препятствий

Весной 2005 года Володя соорудил уже два шалаша – на случай, если мы приедем с Кястутисом. Однако рабочие графики не совпали, мы опять идем на глухарей вдвоем с Володей.

Проблемы начались сразу же после въезда в лес – из-за резкого таяния снега дорога оказалась труднопроходимой. Из первой лужи мы выкарабкались достаточно легко, со второй помучились, а вот третья… Мой джип так засосало, что ни вперед, ни назад двинуться было невозможно. С содроганием я открывал дверцу – еще сантиметр, и вода полилась бы в салон.

Что делать? Для начала принимаем решение прорыть траншею и слить воду, благо рядом оказалась другая яма. Затем начали домкратом поднимать каждое колесо и подкладывать бревна – безрезультатно: домкрат уходил в грязь, колеса оставались на месте. Володя предложил для поднятия машины использовать рычаг из длинного ствола березы. Мы вырубили еще несколько бревен, положили их на обочине для создания более острого угла, а березу засунули под машину. Получилось весьма действенное приспособление: вдвоем поднимаем машину, затем один всем своим весом наваливается на самый конец березы, а второй быстренько подкладывает под колесо бревно. Четыре подъема – и мы можем двигаться. Но недалеко – метра на полтора. 

Вновь повторяем процедуру – преодолеваем пол-лужи. В общем, настоящее занятие для мужчин. Три часа уходит на последние  полкилометра дороги, но мы ее побеждаем. Правда, совсем не остается времени на подготовку к съемке – вот-вот начнут прилетать глухари. Володя говорит, что возле одного шалаша глухарь токует близко, но в одиночестве, возле другого их больше, но токовые участки далековато. Я выбираю второй вариант. И утром убеждаюсь, что в очередной раз ошибся: птицы токуют действительно далеко. Злюсь на самого себя, но что поделаешь?

Днем пробуем проехать на другой ток, и повторяется та же ситуация: застряли, часа два выбирались, проехали метров пятьсот, снова застряли. Решили повернуть обратно, но так засели, что почти потеряли надежду вообще выехать из этого леса. Собираем последние силы, вырываемся из грязе-водного плена и мчимся к шалашу. Я укладываю коврик на бревна (здесь тоже болото), забираюсь в спальник, Володя едва успевает отойти к машине, как прилетает первый глухарь. Я лежу без движения, слышу, как шумно опускается второй, третий, четвертый. Ну, думаю, теперь главное – хорошее морозное утро.

Однако не проходит и пары часов, как начинают падать первые капли дождя. Я достаю накидку палатки, накрываюсь ею, дождь усиливается. Понимаю, что это катастрофа:  глухари в дождь не токуют, но надежда еще теплится: а вдруг до утра погода изменится?

Дождь усиливается, и я вдруг ощущаю, что лежу в луже – под моим весом коврик прогнулся, накидка где-то лежала неровно, и вся вода стекала мне прямо под спину. Прекрасная ситуация – дождь лупит, я в мокром спальнике, да еще и шансов на удачу практически никаких.

Начинает светать. Тишина. Замечаю неподалеку такого же промокшего глухаря: он уже на земле, лениво что-то поклевывает – хвост опущен, и намека на ток нет.

Мы возвращаемся в Витебск, смотрим прогноз погоды: дожди в ближайшие три дня. Позвонили Кястутису – он едет к нам, у него есть только один день, и по литовским прогнозам завтра в Витебске должно быть хорошее утро. Поколебавшись, я все-таки решаю возвращаться в Минск.

Назавтра звоню Володе:

– Ну как?

– Все прекрасно, Кястутис в восторге, снял глухаря на весь кадр…

Апрель-2006: идеальная фотоохота!

На этот раз на Витебщину мы ехали втроем: Тимур Рафалович хотел сделать фильм, я надеялся снять наконец шедевр,  а Виктор Козловский, несмотря на свой огромный охотничий опыт, на глухарином току вообще ни разу не был, поэтому готов был довольствоваться минимумом – хотя бы посмотреть. Но на всякий случай захватил с собой не только два фотоаппарата, но и маленькую видеокамеру. Володя Шарепо, как обычно, еще по снегу съездил на подслух, определил, где находится центр тока, и установил три шалаша. Нам оставалось их поделить и надеяться на удачу.

Добрались без приключений, хотя наша привычная дорога оказалась непроходимой –  в марте ее полностью разбили лесовозы, из-за этого Володе неделю назад пришлось бросать свою «Ниву» на полпути и идти к току пешком. Хорошо, что к болоту есть подъезд через другую деревню, им мы и воспользовались. Первым делом оборудовали лагерь, затем пошли смотреть ток и шалаши. Два из них оказались практически на том же месте, что и в прошлом году, один совершенно в стороне. Потянули жребий – мне достался именно отдаленный.

Я сразу же забрался внутрь шалаша, сделал бойницы, вырубил все мешающие обзору небольшие сосенки, а затем начал создавать художественные композиции – мне же нужен ток в настоящих дебрях! С одной стороны фоном сделал несколько поваленных сухих сосен, на другую приволок очень колоритный выворотень, укладывал его и представлял, как великолепно на нем будет смотреться токующий глухарь. С третьей стороны старая сосна уже лежала, но я приподнял ее выше, чтобы опять был лучше виден глухарь: обычно они любят токовать на возвышенностях. В общем, к вечеру мои театральные подмостки были полностью готовы к прилету артистов. И они не заставили себя ждать. «Ф-р-р-р!» – еще не стемнело, но уже прилетел первый глухарь,  правда, далековато. «Ф-р-р-р!» – другой присел чуть поближе, пару раз чуфыркнул. «Ф-р-р-р!», «Ф-р-р-р!», «Ф-р-р-р!»…

Я сбился со счета – уже почти стемнело, а глухари все прилетали. Грудь распирали нетерпение и радость, я уже видел свои завтрашние кадры и заранее начинал гордиться ими.

Увы, утро оказалось весьма отрезвляющим: глухари токовали, но не возле меня. В темноте еще была надежда, что хотя бы один из них спустится на землю и подойдет к  шалашу, но когда рассвело, я понял: все мои декорации сделаны зря. Еще грустнее стало, когда в полседьмого птицы, как по команде, вообще перестали петь!

Я не мог понять, что случилось. По времени – самый пик токования, утро великолепное – солнце и легкий морозец, а они молчат, как во время дождя. Я досидел до полдесятого, пока на току не появился Володя Шарепо. На его вопрос: «Ну как?» – я только кисло улыбнулся. Володя тоже не мог понять, что случилось: «Да я насчитал вечером более двадцати прилетов! И возле тебя садились, но в основном летели к тем двум шалашам». 

Подходим к Козловскому, он вылезает из шалаша – на лице улыбка от уха до уха, в глазах восторг: «Я снял такое! На фото – много глухарей, на видео – спаривание глухаря и глухарки!» Шарепо не верит, Козловский тут же достает видеокамеру и начинает нам показывать: «Вот глухарь токует еще в темноте, вот спустился на землю, в метре от меня прошел! А вот прилетела самка, и глухари к ней, как бараны, ринулись со всех сторон. Только я успел снять спаривание, как вдруг все взлетели на деревья и замолкли почему-то…»

Шарепо недоумевает – никогда такого не было!

Ответ на все вопросы мы получаем возле шалаша Тимура – он снял на видео рысь!

«Я сам вначале не поверил: смотрю – котяра какой-то огромный, идет осторожненько, а потом уперся в наши следы и сразу же повернул обратно». Именно рысь и распугала глухарей! Тимур несколько раз прокручивает отснятое, мы смотрим, и у каждого – свои чувства. Какие были у меня, думаю, понятно.

Днем разобрали мой шалаш и перенесли его поближе к ребятам. Мне предоставили право выбирать любой из трех, я решил попробовать счастья на месте Виктора Козловского. Снова проверил все бойницы, убрал мешающие деревца, перенес свои художественные композиции.

Вечером мы еле успели разместиться в шалашах, как глухари повалили валом. Справа, слева, спереди, сзади, прямо над головой – птицы шумно садились на токовые деревья, каждый гордо заявлял о себе: я уже здесь, я самый сильный и красивый!

Глухарей можно было снимать даже вечером, но я боялся пошевелиться – очень надеялся на утро. И  оно оказалось гораздо благосклоннее вчерашнего. Птицы начали токовать на деревьях еще в темноте, затем спустились на землю. Участки трех самцов оказались не так далеко от моего шалаша – чуть-чуть не там, где я планировал, но снимать было можно. 

Однако самое интересное началось, когда на деревьях закудахтали самки. В разных местах самцы запрыгали, как мячики, еще больше растопыривая свои хвосты и издавая характерные звуки, а ближайшие ко мне просто ринулись друг другу навстречу, и начался настоящий бой. Глухари то отступали на полшага, то сшибались грудью, крыльями и клювами, то взлетали один выше другого. Никто не хотел уступать, но победил все-таки сильнейший – в глазах проигравшего, несмотря на выщипанные на шее клочья перьев, еще горел азарт сражения, а самка уже благосклонно спустилась к победителю.


Я тоже увидел интимный момент глухариной любви, но снять его по-настоящему не удалось: уж слишком тяжелым оказался глухарь, под его весом самка просто провалилась в мох, было видно только, как он уцепился ей в загривок, и уже через несколько секунд она взлетела на дерево и начала там прихорашиваться.

 

А ток продолжался. То там, то здесь на землю опускались глухарки, и ближайшие глухари стремглав устремлялись к ним. Кому-то везло больше, кому-то приходилось вновь и вновь драться, все гудело и радовалось жизни и весне. Я сделал портрет глухаря, снял дерущихся, самца с двумя самками, но хотелось чего-то большего! Просто невозможно было уехать с этого тока, не сделав кадр-шедевр. Посовещавшись, мы решаем остаться еще на одно утро. Ребята меняются шалашами, я остаюсь в старом. Исправляю свои художественные композиции, делаю их просто идеальными, снова надеюсь на утро.


Но утром опять везет новичкам – сразу прилетело штук шесть глухарок, и все они приземлились возле Козловского! Что тут началось! Со всех сторон туда побежали глухари – штук пятнадцать, не меньше, мои тоже так рванули, что, казалось, снесут по дороге шалаш. Издали я видел что-то невообразимое: драки, драки, любовь, взлеты, но снять это мне было невозможно. У Козловского же все было перед глазами, но у него не было хорошей оптики…

Мы возвращались в Минск, и я, как всегда, был недоволен. Нет шедевра! Нужно снимать еще!  Через несколько дней приезжаем в Полоцк, работаем над книгой, но меня тянет на глухариный ток. Бросаю все и снова еду. На этот раз один. Тишина и глушь. Тишина – это по-городскому, на самом деле просто буйство диких весенних звуков. 

Я снова хожу в раздумье между шалашами, выбираю «рафаловичский». Ночую в лесу один, и в этом тоже есть своя прелесть. Просыпаюсь от мороза – все болото в инее! Ну, думаю, настал мой день! Были шумные посадки, было робкое вечернее токование, а вот утром!.. Утром выясняется, что пик токования уже прошел, не прилетели самки, и глухари вели себя вяловато. И сделать кадр лучше, чем в прошлый раз, мне не удалось.


Но я снял рассвет на глухарином току! Рассвет был просто идеальным – солнце медленно пробивалось сквозь сосновые стволы и ветви, ласково заглядывало в мою бойницу, словно хотело сказать: не волнуйся, в следующем году и глухарей снимешь, и медведь на ток придет. Так что мои лучшие глухариные кадры еще впереди…


P.S. Текст написан в 2006 году. Рассказ в нем о том самом токе, который сейчас практически прекратил свое существование…

Поделиться в соц. сетях: Предыдущая Следующая

Охота на глухарином току. Охотничьи заметки

ОХОТА НА ГЛУХАРИНОМ ТОКУ

gluhariniy tok1

Глухарь — самая крупная из лесных охотничьих птиц : вес его колеблется обычно в пределах 4 — 6,5 кг. Весенняя охота на самцов глухарей основана на том, что они для токования слетаются в избранные участки леса и в определенный момент токования теряют способность что-либо слышать. Чем руководствуется глухарь при выборе токовой площади? Почему он так прочно привязывается к ней? Автор пытался выяснить этот вопрос, изучая типы токов главным образом в Ленинградской области. Ниже приводятся некоторые выводы из этих наблюдений.

Глухари из года в год токуют на одних и тех же местах. В Лисинском учебно-опытном охотничьем хозяйстве Лесотехнической академии им. С. М. Кирова есть тока, зарегистрированные с 1848 г., на которых глухари поют и в настоящее время. Таким образом, эти тока насчитывают более 100 лет существования.Только вырубка токовой площади, регулярный и неумеренный отстрел самцов, строительство в непосредственной близости от тока могут заставить глухарей покинуть токовище.

Подобное явление можно наблюдать и при значительных изменениях в состоянии насаждений на месте тока. Так, например, лесной пожар или повальное уничтожение древостоя насекомыми-вредителями могут заставить глухарей переместиться для токования в более удобное место.Разделение одного тока на два или даже больше и образование новых, обычно меньших по числу прилетающих птиц, токов происходит тогда, когда глухарей в округе много и на основном большом току их сильно беспокоят. Но стоит этой причине отпасть, как наблюдается обратная картина: птицы снова концентрируются на основном току и прекращают вылеты на недавно образовавшиеся тока. Эта зависимость нашла яркое выражение в последние годы, когда в связи с войной, а следовательно с прекращением отстрела глухарей, произошло их возвращение на большие тока.

Характер избираемой глухарем для весеннего токования лесной площади весьма разнообразен. Чаще всего глухари в нашей области поют на окраинах моховых, сосновых болот, но известны также тока, расположенные в смешанных, чисто еловых, осиновых и даже березовых лесах. Правда, и такие тока расположены неподалеку от окраины мохового болота.Характеризуя рельеф обычной токовой площади, можно сказать, что она может быть сама по себе и совершенно горизонтальной, но располагается чаще всего на переходе к пониженным местам. Эти признаки являются настолько устойчивыми, что, например, соединив прямыми линиями центры известных токов в малонаселенной местности, можно получить нечто вроде карты расположения моховых болот района. И наоборот: зная хорошо расположение торфяных, покрытых сосняком болот в данном лесном хозяйстве, можно с той или иной степенью вероятности предсказать расположение глухариных токов, что, кстати говоря, очень облегчает их розыск.

Отыскивание и проверка глухариных токов производятся в ранневесенний период, по насту; в нашей области это обычно двадцатые числа марта.Определив по хорошей карте предполагаемый маршрут, следует, вооружившись лыжами, выйти еще ночью к месту предполагаемого тока.Надо обстоятельно рассчитать путь с тем, чтобы к 10—11 часам дня быть или дома или, во всяком случае, на наезженной дороге. Как только солнце растопит образовавшуюся за ночь ледяную корку, всякое движение станет затруднительным, и вы рискуете просидеть на снегу до вечера, находясь в нескольких километрах от жилья, не будучи даже в состоянии собрать достаточно материала для костра. Глубоко проваливаются лыжи, пудовые глыбы подлипа не дают хода. Жарко, нога выскальзывает из раскисших ремней, и вы стоите по пояс в снегу, обессиленный, не будучи в состоянии без невероятного напряжения добраться до уже видимой невдалеке бурой ленты лесовозной дороги.

Очень важно в таком походе быть правильно одетым. Лыжный костюм на теплом белье, короткие резиновые сапоги (под снегом — вода!), легкая шапка-финка, а за плечами непременно меховая или ватная тужурка, чтобы в случае остановки просидеть несколько часов на снегу, подложив под себя лыжи. Для этого же случая полезно иметь с собой в заплечном мешке топор и котелок.После нескольких дней морозной вьюги взойдет солнце. Тишину ясного полдня нарушит шорох оползающей по хвойным лапам кухты. Радостно слышать, как скидывают елки подтаявшую снеговую шубу. Покажутся лохматые головы муравейников, обнажатся пни, и первый теплый ветер приветливо забежит в ставший просторным лес.

В такое утро матерый глухарь согреется на рыжем от солнца сосновом суку, слетит на болотную чистинку и будет долго бродить, распустив крылья и продавливая лапами ледяную крупку снега. Упругие перья протянут бороздки вдоль ровных крестиков глухариного следа. Вот и первый чертеж! Но по нему не найти тока, разве только при случайном совпадении места жировки с токовищем.Пройдет неделя, другая, и уже на самом току начнут бродить по насту чернохвостые петухи.

gluhariniy tok2

Сначала они будут прилетать на токовище после кормежки, уже при свете, а потом и с вечера. Сердито, с придыханием щелкнет глухарь, заслышав прилетевшего соседа, и побежит навстречу ему по насту. До драки дело не дойдет—еще не настала пора, соперники только взмахнут траурными хвостами и разойдутся. А потом из-за елки, куда забежал один, послышится сладкое вкрадчивое щелканье, и первая любовная песня лесного отшельника прошелестит над снежным пологом лесной глухомани. Когда глухарь поет «на полу»; он не только бороздит крыльями снег, но, подобно тетереву, часто подлетает свечкой вверх, тотчас садится и продолжает песню.

Если в ночь легкая пороша прикрыла наст, то, придя на ток еще до того как солнце начнет сильно пригревать, можно увидеть типичные следы певшего глухаря. Отпечатки хвоста и неглубокие бороздки от маховых перьев (что охотники и называют «чертежом») пропадают очень скоро, а спаренные отпечатки лап при взлете и посадке остаются надолго, особенно, если птица бродила по талому снегу. Очень часто при розыске токов и приходится руководствоваться именно этими типичными следами токовавшего на земле глухаря. Помогает в этом деле еще и наличие «игрового», разбросанного по снегу или под деревом мелкого помета, а в более поздний период — находка зеленовато-черных перьев из шеи глухаря, которые они выщипывают друг у друга во время драки.

Заметив лесную площадь, на которой находятся перечисленные признаки, нужно дождаться времени, когда начнет сходить снег, и идти уже на окончательную проверку — «на подслух».При этом, однако, надо помнить, что очень часто глухари начинают чертить на сравнительно чистом месте (на болоте, иногда на вырубке или на лесной прогалине), а по мере хода весны перебираются постепенно глубже в лес. Это передвижение тока явление довольно обычное, но не нашедшее еще достаточно точного объяснения. Можно предполагать, что глухари, начинающие петь «на полу», используют более открытые места, где снег крепче схватывается морозом каждую ночь, а затем быстрее и сходит, что представляет удобство для передвижения грузной птицы; быть может, это связано и с пищевым рационом, его переменой в связи с обнажением земли от снежного покрова и появлением растительности.

Среди других способов отыскивания глухариных токов заслуживает некоторого внимания вечернее подкарауливание на рубежах открытых пространств (т. е. вырубок, болот, гарей и т. д.) летящих в направлении тока глухарей; практикуется и определение ранним утром на слух направления полета «копалух» (глухарок) и молодых. Часто обнаружению тока помогает шум крыльев дерущихся на земле самцов, слышный в тихую погоду метров за 400—500.

Но вот в лесу сильно убавился снег, теплый южный ветер ласково перебирает голые, с чуть набухшими почками ветви берез. Над полями льются песни жаворонков, вздулись реки. Малые ручьи веселыми струйками режут ледяную кашу и сердятся у лесных мостиков. Тока в разгаре. Еще не погасли желтые блики уходящего солнца на вершинах деревьев, не затихла бойкая песенка подснежного ручья в низине, как первый глухарь, со свистом разрезая похолодевший воздух, летит через вырубку на заветные сосны.

Затихает лес, туман встает над талым снегом. Много налетело на ток крупных коричневокрылых петухов. Большинство из них до утра затихло, устроившись где-то в потемневшей хвое, и только один долго возился, щелкал, щелкал и. . . запел.Глухариная песня! Сколько о ней писалось и говорилось, сколько охотников, услышав ее впервые, удивлялось несоответствию между мощью крупнейшей в наших лесах птицы и глухими, слабыми звуками ее любовной песни!

gluhariniy tok6

Сколько споров вызвал среди охотников и натуралистов вопрос о том, почему при последнем колене песни глухарь перестает слышать! Эти споры не нашли разрешения и до сих пор. Одни ученые полагают, что причина такой временной глухоты чисто механическая, т. е. что слуховой проход птицы прикрывается при открытом клюве клиновидным отростком челюстной кости или же на бухающими от прилива крови складками внутреннего покрова слухового прохода. Другие считают, что причина глухоты кроется в мозговых явлениях, в возникающем резком торможении слуховых центров под влиянием полового возбуждения.

Спокойно слушая глухариную песню, можно различить в ней четыре колена: ровное, затем учащающееся пощелкивание, напоминающее звук ударов целлулоидных шариков о стол; трель, состоящую из чрезвычайно учащенного, но неравномерного щелкания; звучный переход; «глухую песню» — шипение, длящееся около 4 секунд, в течение которых птица не слышит совсем, не способна воспринимать даже самые громкие посторонние звуки. На очень близком расстоянии можно услышать еще один характерный звук — «пурр» — шелест встряхиваемых перьев.Поет глухарь чаще всего на сосне или елке, реже на осине и еще реже на березе. В темноте он сидит не передвигаясь, а при свете занимающегося утра ходит по суку или поворачивается на одном месте. Позы токующего глухаря разнообразны и очень редко соответствуют изображаемым художниками или чучельниками.

В подавляющем числе случаев во время глухой песни птица задирает высоко, почти вертикально шею и голову и в той или иной степени опускает крылья. Что касается хвоста, то он во время песни чаще всего сильно распускается и ставится почти вертикально, иногда же, распускаясь, остается спущенным вниз и только редко остается неподвижным. Последнее, повидимому, характерно для молодых глухарей и для всех петухов при дождливой погоде.

Видит ли глухарь во время песни? Видит совершенно нормально, но только, как все куриные, он значительно хуже видит в сумерках и плохо различает форму неподвижных предметов.Время пребывания глухарей на токовой площади сильно колеблется в зависимости от хода весны и от погоды. Если в начале весны, после утреннего прилета, глухари проводят на току 1—2 часа, то в разгар тока они прилетают или приходят «пешком» на токовища частью еще до заката солнца, а отлетают утром, когда солнце уже начинает припекать, т. е. проводят на току часов 13—14. В конце токового периода, когда уже довольно сильно развернется листва на березах, прилет самцов обычно происходит поздно, часов в 9—10 вечера, а рано утром они, тут же покормившись и иногда не спев ни одной песни, тихонько разлетаются.

Утренние прилеты характерны для самого начала токового периода, когда в это время прилетает подавляющая часть собирающихся на току глухарей; в дальнейшем преимущественными становятся уже вечерние прилеты, а утром налетают главным образом молодые самцы или же старые, если их что-либо задержало вечером (снеговой шторм, проливной дождь и т. д.). Вопреки некоторым утверждениям, глухарь не налетает на одно и то же дерево ежевечерне; обычно он избирает для этого более или менее обширную группу деревьев, занимающих площадь в 100 метров и более в поперечнике. В таком же порядке, на некотором отдалении друг от друга, обычно рассаживаются и другие певуны. Таким образом, площадь, занимаемая всем током, является весьма обширной. Только в сравнительно короткий период времени, в разгар токов, не посещаемых охотниками, происходит концентрация глухарей с образованием явно выраженного центра токовища.

Глухарки же, как правило, прилетают на ток только утром. Собираются они недружно, вразброд, в теплые зори задолго до восхода солнца, а в холодные — довольно поздно.Самый лучший период для охоты на токах — это начало их «разгара», т. е. сразу после того, как сойдет основная масса снега и установится более или менее теплая погода. В наших условиях это обычно пятнадцатые — двадцатые числа апреля или, при поздней весне, первые дни мая.

gluhariniy tok4

Охота по насту тяжела, редко бывает удачна и зачастую ведет к распугиванию токов. Появление темной фигуры охотника, хорошо видимой на фоне снега, гремящей тяжелыми сапогами по звонкой ледяной корке в течение двух-трех зорь подряд, способно надолго разогнать даже большой и нетронутый ток.
Охота в самый разгар тока очень кратковременна; как только развиднеется и начнут собираться глухарки’ даже самый умелый подход к горячо поющему самцу может окончиться неудачей: или глухарь кинется за пролетающей маткой, или, прервав песню, вступит в горячий бой с соперником на открытой вырубке.

Поздней весной охота также может оказаться неудачной; глухари поют в это время вяло, очень считаются с погодой, а иногда просто промолчат целую зорю по неясным для охотника причинам.Интересно отметить, что в ранневесенний период глухари азартнее поют в теплые зори, а перед окончанием токов, наоборот: промолчат две-три зори и внезапно запоют, если похолодает и поздний утренник посеребрит зеленый мох болота.

На ток полезно приходить задолго до заката солнца. Надо выбрать место для ночлега на сухом бугорке вблизи воды и на расстоянии не менее 300—400 метров от края тока. Следует заготовить дрова на ночь, приготовить растопку, устроить козелки для чайника, набрать воды, нарубить мелкого жердняка и еловых ветвей для постели, разобрать заплечные мешки, чтобы не таскать весь довольно сложный весенний инвентарь охотника на самый ток, а взять только пустой рюкзак. Все это нельзя без шума и с толком проделать в темноте по возвращении с подслуха, а неподготовленная стоянка в течение даже короткой, но часто студеной весенней ночи вместо удовольствия принесет неприятности.

На подслух надо выходить, когда солнце еще не село, т. е. часов около 7—8 вечера. Идти на ток следует не торопясь, особенно если дорога тяжелая. При этом надо хорошо запомнить обратную дорогу. Если путь идет не по тропинке или просеке, а прямо по лесу, лучше делать заломы и затески. В темную ночь легко «сбиться с пути, а тогда прощай дорогая весенняя зорька!

Если вы заслышали глухаря очень далеко, то нет никакого смысла сразу начинать скакать. Лучше осторожно, так, чтобы не слышать собственных шагов, идти на звуки песни. Не выдергивайте ногу сразу всю из размокшей почвы, поднимите сначала пятку, а потом осторожно переступайте. Прежде чем поставить ногу, ощупайте ею место, нет ли там ветки, скользкого корня или замерзшего снега. И так идите, пока не станут ясно слышны оба основных колена песни или же на пути не попадется препятствие в виде нерастаявшего снега, затянутого тонкой коркой льда болота, по которому бесшумно идти нельзя. Тогда надо начинать скакать.

Пропустив одну-две песни, чтобы хорошо определить направление и удостовериться, не поет ли где-либо другой глухарь, возьмите ружье в левую руку и в конце учащенного стрекотанья (в начале глухой песни), выбрав куда ступать, смело делайте два шага и твердо приставьте ногу. Не надо прыгать, если заря еще темная и все кругом спокойно, — времени хватит. Особенно важно каждый раз, пробив ногой поддающийся верхний покров снега, льда или замерзшего мха, встать и в подтверждение правильности подскока, стоя уже неподвижно, услышать конец глухой песни.Скачите на песню не по прогалинам, а заранее прикрываясь стволами деревьев от определенного вами пока на слух места нахождения певца. Чем выше сидит глухарь и чем темнее зорька, тем больше вероятия, что он вас не заметит. К низко сидящей птице при свете подойти чрезвычайно трудно.

Когда вы по звуку песни определите, что глухарь близок, нужно прекратить подскоки и потратить две-три песни на разглядывание. Разглядывать глухаря нужно также во время его песни, потому что птица в это время шевелится и ее легче заметить; кроме того, на близком расстоянии даже самый легкий шум, вроде скрипа ремня от патронташа или звука от случайно задетой вами ветки, может испугать осторожного петуха.

gluhariniy tok3

Но вот вы заметили в сумерках совершенно черный, строгий, как бы «зализанный» силуэт глухаря. Стройная фигура рисуется на темном еще небе сквозь расплывчатые очертания хвойной вершины. Гусь — не гусь, хотя и длинная шея, какие-то серьги у самого горла и веером распущенный хвост.Заметили. Первая же песня должна быть отдана на то, чтобы укрыться от глухаря за стволом дерева. И так, переходя от одного укрытия к другому, скачите дальше. Где-то, неведомо почему, треснул сук. Прошли ли лоси, сгнившая ли ветка свалилась? Замолчал певец и, слоено окаменев, застыл на месте. Но крылья его еще не прижаты к корпусу и хвост не собран Не бойтесь, запоет, только замрите и стойте совершенно неподвижно! Проходит минута, другая, десять минут. «Тэке!.. Тэке! ..» Неужели это он? Как тихо, точно издалека доносится щелканье. Может быть, это другой поет? Но нет, при первой же песне взмах хвостовых перьев выдает певца.

Трудно определить расстояние в сумерках раннего утра. Но вот вы уже близко от дерева, на котором сидит глухарь, он кажется теперь очень большим. Вы слышите не только каждое колено песни, но и шелест перьев, задевающих за ветки. Пора стрелять! Если вы подошли в меру, ружье надежно, а корпус птицы не прикрыт сучьями, стреляйте смело. Разумеется, не следует стрелять, если глухаря видно плохо. Лучше три раза обойти под песню кругом дерева, чем бесполезно изуродовать такую красивую и ценную птицу. Особенно это правило следует соблюдать, если глухарь поет на старой осине, на которой он хотя и виден лучше, но зато защищен толстыми голыми сучьями.Под песню поднимите курки или оттяните предохранитель, под песню цельтесь и под песню стреляйте. Самому последнему правилу можно не следовать, если рядом поет другой глухарь; тогда надо стрелять под песню соседа.

Ломая сухие ветки, тяжело валится грузная птица. Не бегите к ней! Стойте не шевелясь! Выстрел, шум падающего глухаря, даже последнее хлопанье его крыльев заставят только примолкнуть и прислушаться других токующих самцов, но все это в соединении со звуком человеческих шагов может заставить их замолчать на все утро и, может быть, даже улететь с тока.Очень неудачно складывается охота, если глухарь поет на земле. Догнать его под песню невозможно: он передвигается довольно быстро, а вы можете следовать за ним только в короткие промежутки глухой песни. Кроме того, когда глухарь смотрит на охотника с дерева, то плохо различает его фигуру. С земли глухарь заметит вас непременно и сравнительно на далеком расстоянии. Единственно правильный, хотя и требующий большой выдержки выход — это сколько возможно под хорошим прикрытием приблизиться к токующей птице и сесть в ожидании, когда глухарь набежит на стрелка сам или же взлетит на дерево.

Трудно рассказать о всех случаях, встречающихся при этой сложной и трудной охоте. Бывает так, что, подскакивая к невидимому еще глухарю, вы начинаете слышать его песню, доносящуюся будто со всех сторон. Остановитесь! Глухарь над вами.Случается, когда уже немного рассветет, что горячо певший глухарь вдруг начинает примолкать, и когда вы сделаете скачок, долго молчит. Это значит, что он вас хотя и плохо, но видит. Тут надо во что бы то ни стало оглядеть поющую птицу и сразу укрыться.Проход лосей, прилет филина, выпрямившаяся за вами ветка, пролетевшая глухарка — вот немногие из большого числа причин, могущих помешать охотнику.

gluhariniy tok58

Особо важную роль в этой охоте играет еще и погода. Глухарь мало чувствителен даже к резким, но временным ее переменам. Налетит ненадолго снежный вихрь, закружатся, затанцуют крупные, как цветы, снежинки, — поет глухарь, слышно, как отряхивается он через три-четыре песни, но поет! Надвигается гроза, ливень прольется на шумящий лес, — замолкнет певец. Но вот прошла туча, запели птицы, и яростно, точно нагоняя упущенное время, заточит мошник!

Другое дело, когда перед большой переменой погоды ледяной ветерок потянет с севера или с северо-востока и надолго скроется солнце в затуманившемся небе. Лучше на ток и не ходить! Уныло шумит хвойное море, голые ветки осин стукаются друг о друга. Напрасно вы ждете прилета, — глухари могут не вылететь совсем… Отдельно следует упомянуть об охоте на глухарей на токах в период их большой концентрации.Вопреки довольно часто встречающимся в охотничьей литературе утверждениям о злобе и отшельничестве глухарей, заставляющих их рассаживаться на очень больших расстояниях друг от друга, на нетронутых токах в разгар весны они налетают очень густо. На таком току не редкость увидеть двух-трех глухарей на одном дереве или сразу несколько штук, сидящих на виду один от другого или разгуливающих по земле. В этом случае с вечера надо стараться подслушивать не прилетевших в самый центр тока птиц, а посадку одиночек где-либо на его краю. Идти к скопившимся на небольшом участке нескольким, хотя бы и поющим птицам — дело безнадежное: песню легко перепутать, и, подскакивая к одному, вы будете спугивать других, что в конце концов заставит замолчать и «вашего» петуха.

Мне не приходилось слышать хорошего подражания песне глухаря, — настолько хорошего, чтобы можно было поддразнить примолкнувшего мошника; но подражание матке дело очень несложное и дает хорошие результаты, иногда даже совершенно неожиданные.Как-то, уже часов в 9 утра, когда солнце изрядно начало припекать, я шел с тока по вырубке вдоль красивой опушки старого елового леса и практиковался в подражании голосу «копалухи». Я ушам своим не поверил, когда в ответ вдруг услыхал недалекую песню глухаря. Глухарь сидел на самой вершине огромной ели, сверкая белым пятном подкрылья. Он яростно раздувал зеленую шею, тряс краснобровой головой и допустил меня подойти под песню к самому дереву!Охота на глухарином току — трудная, всегда волнующая и юного любителя, и посвященного во все ее тайны мастера.

Сайт группы Глухарь

Размещено: от admin

Как и все артисты, которые должны выступить в течение следующих нескольких месяцев, мы очень разочарованы невозможностью выступить во Франции из-за международной ситуации с вирусом COVID 19. Мы передаем наши сердечные теплые пожелания и шотландские объятия команде, площадкам и, конечно же, публике по всей Франции.

Пожалуйста, оставайтесь в безопасности — тюрьма Морана — Глухарь.

Размещено: от admin

Как и все артисты, которые должны выступить в течение следующих нескольких месяцев, мы очень разочарованы тем, что не можем совершить поездку по Австралии из-за международной ситуации с вирусом COVID 19. Мы посылаем наши сердечные теплые пожелания и шотландские объятия команде Woodfordia, концертным площадкам и, конечно же, публике по всей Австралии.

Пожалуйста, оставайтесь в безопасности — мы очень надеемся перенести расписание, когда будет подходящее для всех время! Moran gaol — Глухарь.

Размещено: от admin

Celtic Connections представляет «Coastal Connections» — впечатляющий разовый фестиваль в рамках фестиваля — однодневное мероприятие с разовым билетом, проходящее в нескольких помещениях и на сценах Королевского концертного зала Глазго.В соответствии с твердой приверженностью фестиваля музыкальным корням фестиваля и вдохновленным этим краем Атлантического океана, в культовом месте проведения фестиваля в Глазго приедут некоторые из величайших прибрежных групп Шотландии и начинающих артистов, а также несколько международных сюрпризов. В течение дня будет насыщенная программа бесед, фильмов, рассказов и семинаров — это уникальная возможность отметить богатое наследие и разнообразную культуру побережий и вод Шотландии.

Coastal Connections представит музыкантов с более чем 20 островов, побережий и полуостровов, включая основанный в Тири Скерривор , основанный Обаном Capercaillie , супергруппу Hebridean Daimh , North Uist Джули Фоулис , группы корней Оркнейских островов Gnoss и Fara , Fiddler Gillian Frame из Аррана и Ceol Nan Eilean из Бенбекулы.Кейп-Бретон соседи Миллер | Макдональд | Появляются Кормье , а также John Somerville Voyage of Hector с Feis Rois , Эстер Свифт The Flood , Lochaber Ingrid Henderson и удостоенный наград дуэт Анна и Майрерад из Блэк-Айл / Вестер Росс.

Путешествие от берега к берегу, совершенное жителями и гостями Шотландии, будет отмечено музыкальным вкладом из спектакля Ferry Tales , который будет поставлен Национальным театром Шотландии при поддержке оператора Clyde and Hebridean Ferries, Caledonian MacBrayne.Воды Шотландии, конечно же, могут быть опасными, и Coastal Connections также представит Launch! : зрелище с эффектом присутствия, в котором кадры из архива Королевского национального института спасательных шлюпок сочетаются с живой музыкой. Мероприятие, организованное удостоенным наград кинокуратором Шоной Томсон и звукооператором / битбоксером Джейсоном Сингхом, , также будет включать выступление певца и автора песен Дженни Стерджен известной альт-фолк-группы Salt. Дом.Откройте для себя Storm , зрелище эпического масштаба на открытом воздухе. Эдинбургский Vision Mechanics представляет собой воплощение 10-метрового фольклорного гиганта, созданного в реальном мире, несущего на своих плечах вес мира и океанов.

https://www.celticconnections.com/event/1/coastal-connections-festival-in-a-day

Размещено: от admin

Тур по Шотландским городам и большим домам с участием глухаря (Шотландия)

https: // www.Bandsintown.com/a/49770-capercaillie?came_from=257

«Самая яркая и захватывающая группа в области кельтской музыки» (Billboard)

«Один из первых актов, изменивших музыкальное наследие Шотландии в контексте мирового музыкального бума» (Sunday Herald)

«Надежно входит в число лучших концертных групп кельтского мира. . . Глухарь шагает по традиции / современной линии с восхитительной уравновешенностью и скрупулезной заботой » (Songlines)

Шотландская фолк-группа Capercaillie выступит в качестве своего оригинального акустического квартета, состоящего из Карен Мэтисон (вокал), Чарли МакКерррона (скрипка), Мануса Ланни (Бузуки) и Дональда Шоу (аккордеон) в специальном квартетном формате для первых шотландских городов. и Grand Houses Tour, новый национальный тур по случаю празднования Года Шотландии в Австралии в 2020 году.

За последние 20 лет группа несколько раз выступала по всей Австралии в театральных турах и на фестивалях. Мы рады вернуться со своим уникальным взглядом на традиционную музыку и гэльские песни. Представленный в великолепных зданиях Австралийского национального фонда и ратушах, где шотландская диаспора поселилась, 20-дневный тур по шотландским городам и грандиозным домам — прекрасная возможность отпраздновать самое лучшее в шотландской гэльской музыке в исторической обстановке, которая является красивой, причудливой или необычной. богатый по очереди.

F От их родных корней Аргайл в высокогорьях Шотландии, Capercaillie считаются главной силой в распространении традиционной кельтской музыки на мировой арене и вдохновением на великое возрождение, столь очевидное сегодня. И даже спустя три революционных десятилетия после Capercaillie впервые выступили подростками в их родном Шотландском Высокогорье; несмотря на то, что они продолжают свое музыкальное путешествие по всему миру, которое привело их из тропических лесов Бразилии к Висячим садам Вавилона, не говоря уже о поп-чартах, — это древняя гэльская культура, которая по-прежнему вдохновляет их больше всего.

С тех пор, как в 1984 году группа выпустила первые новаторские записи, они гастролировали в 30 странах мира (включая Южную Америку, Ближний Восток и Северную Африку), выпустили 10 альбомов, отмеченных наградами (более миллиона продаж по всему миру). выступил и появился в фильме United Artists «Роб Рой» с Лиамом Нисоном и Джессикой Ланж в главных ролях, а также выпустил первый гэльский сингл, попавший в топ-40, «Coisich a Ruin».

В состав

Capercaillie входят одни из самых занятых и востребованных кельтских музыкантов.Ведущая вокалистка Карен Мэтисон , которую Шон Коннери когда-то провозгласил как обладательницу «горла, затронутого Богом», — единогласно признана одной из лучших певиц Шотландии на любом языке, раскрывая свои стилистические крылья в серии высоко оцененных сольных альбомов и всего мира. музыкальное сотрудничество с 1996 года.

Дональд Шоу (аккордеон, клавишные) постоянно пользуется спросом как продюсер и композитор, а недавно получил признание за саундтрек к хиту BBC1. документальный сериал Гебриды — острова на краю .

Чарли МакКеррон , давний скрипач группы на восточном побережье, также известен своими композиционными способностями и сторонними проектами, включая супергруппу Session A9 под руководством скрипачей.

Со своим ирландским гитаристом Gaeltachd Манус Ланни был стержнем ритма группы с момента их основополагающей записи Sidewaulk, , и наряду с сочинением песен и гастролями с группой большую часть своего времени уделяет совместным проектам в своей студии в г. Донегол.

At The Heart Of It All , последний релиз группы 2014 года, пересматривает и оживляет сокровищницу снова, показывая песни, почерпнутые из богатой жилы многовековых народных песен Гебриды, обогащенные неотразимыми современными аранжировками, вместе с множество особых гостей, представляющих все сливки современной процветающей шотландской музыкальной сцены. Это общенациональное достижение представляет собой замечательную трансформацию культурного ландшафта, в котором впервые появились глухари, трансформацию, в которой им повсеместно приписывают основополагающую роль — не в последнюю очередь бесчисленное количество молодых кельтских музыкантов, в том числе многих из гостей нового альбома, которые цитируйте их как новаторские образцы для подражания.

Сами гэльские песни, охватывающие спектр от волнующих жалоб и любовных текстов до ярко ритмичных рабочих песен и puirt-a-beul (вокальная танцевальная музыка), были взяты из семейного репертуара Мэтисона, старых кассетных полевых записей и множества других материалов. , недавно оцифрованный архив Школы шотландских исследований.

35-летняя история глухаря — это невероятное путешествие, отражающее ренессанс Шотландии и возвышение культурной самобытности посредством традиционной музыки.

Будучи впервые замеченной во время выступления на музыкальном фестивале Mull в 1983 году легендарным радиоведущим Иэном Макдональдом, который сразу же заказал их для своего следующего выступления, у молодой группы была неделя, чтобы придумать название, выбрав «Глухарь». , редкая и очень красивая шотландская птица — отчасти чтобы символизировать победную битву против вымирания, с косвенной ссылкой на их гордо отличительный гэльский репертуар. Первоначально набравшись опыта в хайленд-холлах и фестивальных кругах (боевое крещение для любого начинающего коллектива), они начали привлекать к себе более широкое внимание своим дебютным альбомом Cascade (1984).Его преемник Crosswinds (1986) и The Blood Is Strong (1988) — первоначально саундтрек к главному сериалу Channel 4 об истории Scottish Gaels — расширил свою репутацию новой захватывающей силы. , сочетающий глубоко укоренившуюся верность традициям с ритмами и инструментальными текстурами, адаптированными из поп-музыки и танцевальной музыки. После их первого турне по США, когда к ним впервые присоединился Ланни, альбом 1989 года Sidewaulk ознаменовал дальнейший шаг вперед в развитии этого отличительного взаимодействия между необычайно мощным пением Мэтисона, атмосферными клавишными аранжировками Шоу и напористыми грувами Ланни, а также близкими к Шоу и МакКерроном. сплоченное мелодичное партнерство, которое привело к контракту с Survival Records на выпуск пяти альбомов.

Дебют

Capercaillie на мейджор-лейбле 1991 года — Delirium — стал переломным на многих уровнях — для начала, выступление на крупном лейбле, плюс показ первых оригинальных песен группы на английском языке и введение перкуссии в их звучание — но прежде всего, для трека « Coisich a Ruin », блестяще испуганной песни 400-летней давности, которая впоследствии стала первым в истории гэльским хитом Великобритании. Последовавшее за этим безумие средств массовой информации варьировалось от заголовков в Sun до профилей в Times , в то время как живые аудитории росли тысячами, вызывая некоторые довольно диковинные предложения от отдела A&R BMG, в том числе дуэт с Родом Стюартом и переезд в Ирландию. la Waterboys.

К счастью, даже в течение этого загруженного периода своей карьеры — который также видел, как они представлены в 1995 голливудском фильме Роб Роя — Глухарь стойко настаивали на вспашку своей собственную борозды, с последующими альбомами, включая Secret People (1993) , Beautiful Wasteland ( 1997), Live In Concert (2002) и ретроспектива на двух дисках Grace and Pride (2004), отражающие их всегда вдумчивое взаимодействие с популярными и мировыми музыкальными стилями, рука об руку с постоянным пополнением у гэльского источника.И хотя обилие участников других проектов, а также выполнение семейных обязанностей в последнее время означало, что меньше времени на гастроли, репутация Capercaillie как одной из величайших концертных групп кельтского мира в последние годы только возросла.

Scottish Towns and Grand Houses произведено и представлено Woodfordia Inc в сотрудничестве с Национальным фондом Австралии, общинами и частными домами.

Размещено: от admin

ВСЕ В СЕРДЦЕ :

Выпущено 12.08.13 на Vertical Records (VERTCD100)

НОВЫЙ АЛЬБОМ / ЛЕТНИЕ ФЕСТИВАЛИ И ТУР ПО Великобритании

«Самая яркая и захватывающая группа в области кельтской музыки» (Billboard)

«Один из первых актов, изменивших музыкальное наследие Шотландии в контексте мирового музыкального бума» (Sunday Herald)

A t суть всего этого — даже три революционных десятилетия после того, как Capercaillie впервые выступили подростками в их родном Шотландском нагорье; хотя они продолжают свое музыкальное путешествие по всему миру, которое привело их от тропических лесов Бразилии к Висячим садам Вавилона, не говоря уже о поп-чартах, — лежит древняя гэльская культура, которая изначально вдохновляла их.

At The Heart Of It All (Выпущен 12 августа 2013 г. ) , новый юбилейный альбом группы, посвященный 30 -й годовщине , пересматривает и оживляет песни, заимствованные из богатой жилы многовековых народных песен Гебрида. обогащенный убедительными современными аранжировками и множеством специальных гостей, представляющих все сливки современной процветающей шотландской музыкальной сцены.

Шотландская музыка торжественно достигает совершеннолетия в 21 веке, Глухарь (Карен Мэтисон (вокал), Дональд Шоу (Ключи), Чарли МакКеррон (скрипка), Манус Ланни (гитара), Юэн Вернал (бас), Майкл) McGoldrick (флейта / дудки) — это группа, которая выросла на ней и теперь широко известна как основополагающая роль в этой более широкой трансформации.Еще больше укрепив свое положение в международной высшей лиге кельтской музыки, репутация Capercaillie как захватывающего концертного исполнителя с годами только росла: выпуск At The Heart Of It All ознаменовал долгожданное возвращение на гастроли.

Гостями альбома являются вокалисты Джули Фоулис , Кэтлин Макиннес , Даррен Маклин , Синиг Макинтайр и Крис Древер (Лау). Также, легенда ирландского банджо Джерри О’Коннор , головорез Уиллеанн Пайпер Джарлат Хендерсон, Аргайлширский скрипач Эйдан О’Рурк (также из Лау), перкуссионист Джеймс Томонтош и лучший джазовый саксофон 47 Смит .

.

Статья о гусенице по The Free Dictionary

( Tetrao urogallus ), птице семейства Tetraonidae, отряд Galliformes. Самцы весят в среднем 4100 г; суки, 2000 г. У самцов верхняя часть головы, шея и спина серые с темными отметинами, крылья коричневые, клюв черный с зеленым металлическим отливом, а нижняя часть тела темная с большими белыми пятнами. Оперение самки имеет темные и ржавые диагональные полосы охры. Это оседлая птица, но иногда совершает сезонные миграции.Населяет вечнозеленые, смешанные и широколиственные леса Европы и Азии (в Сибири встречается на востоке до Западного Забайкалья, Олекминска, Вилюйска). Зона распространения и численность глухаря резко сократилась за последние два столетия; в некоторых местах они исчезли. Они были истреблены в Великобритании к середине 18 века; в 1837 г. они были завезены сюда из Швеции и акклиматизированы. В СССР глухарь отступает на север по мере вырубки леса; он полностью исчез в ряде областей к югу от лесной зоны (Курская, Воронежская, Тула и др.).Это полигамно.

В течение периода спаривания птицы год за годом собираются в одних и тех же местах спаривания. Спариваются (с марта по май) на земле и на деревьях; иногда они спариваются летом, осенью и даже зимой. Гнездо на земле, от шести до восьми яиц в кладке, редко от 12 до 16 яиц. Сидит только самка, срок 25-28 дней. Летом рацион состоит из побегов, цветов, бутонов и ягод; молодые поедают насекомых и пауков. Осенью глухарь поедает хвою лиственницы; зимой хвоя и почки сосны и ели.Это объект спортивной охоты, а в некоторых местах и ​​промысловой охоты.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Кириков С.В. «Род глухари.» В Птицы Советского Союза , т. 4. Под редакцией Г. П. Дементьева и Н. А. Гладкова. М., 1952.
Теплов В.П. Глухарь в Печерско-Ылычском заповеднике. В Труды Печерско-Ылычского заповедника , вып. 4, ч. 1. Москва, 1947.
Семенов-Тян-Шанский О.И. «Экология тетеревиных птиц». В Труды Лапландского государственного заповедника , вып.5.Москва, 1960.

Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание (1970-1979). © 2010 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

.

глухарь Википедия

Виды птиц

Глухарь ( Tetrao urogallus ), также известный как глухарь , вересковый петух или просто глухарь , относится к семейству тетеревов и является самым крупным его представителем. Самый крупный известный экземпляр, зарегистрированный в неволе, имел вес 7,2 килограмма (16 фунтов). Эта наземная лесная птица, обитающая в Европе и Палеарктике, известна своим брачным шоу.Этот вид демонстрирует крайний половой диморфизм, самец в два раза больше самки. Мировое население относится к категории «наименьшее беспокойство» МСОП, [1] , хотя популяции Центральной Европы сокращаются и находятся под угрозой исчезновения или уже вымерли.

Этимология []

Слово capercaillie является искажением шотландского гэльского capall-coille ( шотландское гэльское произношение: [kʰaʰpəɫ̪ˈkʰɤʎə]) «лесная лошадь». Шотландское заимствование пишется capercailzie (шотландское использование z представляет собой архаичное написание слова yogh и молчит; см. Маккензи (фамилия)).Современное написание было стандартизировано Уильямом Ярреллом в 1843 году. [3]

Название рода происходит от латинского названия дичи, вероятно, тетерева. Название вида, urogallus , является частичным омофоном нового латинского языка от немецкого Auerhuhn , «горный петух». [4]

Таксономия []

Вид был впервые описан Карлом Линнеем в его 10-м ионе 1758 года из Systema Naturae под его нынешним биномиальным названием. [5]

Ближайший родственник — глухарь, Tetrao parvirostris , который гнездится в лиственнично-таежных лесах востока России и некоторых районах северной Монголии и Китая.

Подвид []

Существует несколько подвидов, перечисленных с запада на восток: [6]

  • Т. u. cantabricus (кантабрийский глухарь) — Castroviejo, 1967 : найден на северо-западе Испании
  • т.u. aquitanicus Ingram, 1915 : найдено в Пиренеях Испании и Франции
  • Т. u. crassirostris (син. мажор ) C.L. Брем, 1831 : найдено в Центральной Европе (от Альп до Эстонии)
  • Т. u. rudolfi Dombrowski, 1912 : найден в Юго-Восточной Европе (от Болгарии до юго-запада Украины)
  • Т. u. urogallus Linnaeus, 1758 : найден в Скандинавии и Шотландии (где был завезен)
  • т.u. karelicus Lönnberg, 1924 : найдено в Финляндии и Карелии
  • Т. u. lonnbergi Snigirevski, 1957 : найден на Кольском полуострове
  • Т. u. pleskei Stegmann, 1926 : найдено в Беларуси, центральной европейской части России
  • Т. u. obsoletus Snigerewski, 1937 : найден на севере европейской части России
  • Т. u. volgensis Бутурлин, 1907 : найден на юго-востоке европейской части России
  • т.u. uralensis Назаров, 1886 : найден на Урале и в Западной Сибири
  • Т. u. taczanowskii Stejneger, 1885 : найден в Центральной Сибири до Горного Алтая (северо-запад Монголии и Восточный Казахстан)

Подвид демонстрирует увеличивающееся количество белого цвета на нижней части тела самцов с запада на восток, почти полностью черного цвета с небольшим количеством белых. пятна внизу в Западной и Центральной Европе до почти чисто белого цвета в Сибири, где встречается черноклювый глухарь.У самок разброс гораздо меньше.

Коренное шотландское население, которое вымерло между 1770 и 1785 годами, вероятно, было отдельным подвидом, хотя формально оно никогда не описывалось как таковое; то же самое вероятно с вымершим ирландским населением.

Гибриды []

Западные глухари, как известно, время от времени скрещиваются с тетеревом (эти гибриды известны под немецким названием Rackelhahn ) и близкородственными глухарями.

Описание []

Петушиное пение во время сезона ухаживаний в испанских Пиренеях Скелет Tetrao urogallus

Самцов и самок западного глухаря можно легко отличить по размеру и окраске.Петух намного больше курицы. Это один из самых сексуально диморфных по размеру видов живых птиц, уступающий только более крупным типам дроф и некоторым избранным членам семейства фазановых.

Петухи обычно имеют длину от 74 до 85 см (от 29 до 33 дюймов), размах крыльев от 90 до 125 см (от 35 до 49 дюймов) и средний вес 4,1 кг (9 фунтов 1 унция). [7] [8] [9] Самые большие дикие петухи могут достигать длины 100 см (40 дюймов) и веса 6.7 кг (14 фунтов 12 унций). [10] Самый крупный экземпляр, зарегистрированный в неволе, имел вес 7,2 кг (15 фунтов 14 унций). Было обнаружено, что вес 75 диких петухов колеблется от 3,6 до 5,05 кг (от 7 фунтов 15 унций до 11 фунтов 2 унции). [9] Перья на теле от темно-серого до темно-коричневого цвета, а перья на груди — темно-зеленого цвета с металлическим отливом. Покрытие брюшка и подхвостья варьируется от черного до белого в зависимости от расы (см. Ниже).

Курица намного меньше, весит примерно вдвое меньше петуха. Тело курицы-глухаря от клюва до хвоста составляет приблизительно 54–64 см (21–25 дюймов) в длину, размах крыльев составляет 70 см (28 дюймов) и весит 1 шт.5–2,5 кг (3 фунта 5 унций — 5 фунтов 8 унций), в среднем 1,8 кг (3 фунта 15 унций). [9] Перья на верхней части коричневые с черной и серебряной полосой; на нижней стороне они более светлые и бледно-желтые.

У обоих полов на носовой части крыла есть белое пятно. У них оперенные ноги, особенно в холодное время года, для защиты от холода. Их ряды маленьких, удлиненных роговых гвоздей создают эффект снегоступов, что привело к немецкой фамилии «Rauhfußhühner», что дословно переводится как «цыплята с грубыми ногами».

Эти так называемые «ухаживающие гвозди» оставляют чистый след на снегу. Полы можно очень легко различить по размеру их следов.

Над каждым глазом есть ярко-красное пятно голой кожи. На языке немецких охотников это так называемые «розы».

Маленькие птенцы загадочной окраской напоминают курицу, что является пассивной защитой от хищников. Кроме того, они носят черные коронные перья. В возрасте около трех месяцев, в конце лета, они постепенно линяют в сторону взрослого оперения петухов и кур.Яйца примерно такого же размера и формы, как куриные, но больше испещрены коричневыми пятнами.

Распространение и среда обитания []

глухарь — немигрирующий оседлый вид, гнездящийся в северных частях Европы и Палеарктике в спелых хвойных лесах с разнообразным видовым составом и относительно открытой структурой полога.

Когда-то его можно было встретить во всех таежных лесах Палеарктики в холодных умеренных широтах и ​​в поясе хвойных лесов в горных хребтах умеренно-теплой Европы.Шотландское население вымерло, но было возвращено из шведского населения; в Германии он внесен в «Красный список» как вид, находящийся под угрозой исчезновения, и больше не встречается в нижних горных районах Баварии; в Баварском лесу, Шварцвальде и горах Гарца численность выживших западных глухаря снижается даже при массированных усилиях по разведению их в неволе и выпуску в дикую природу. В Швейцарии они встречаются в Швейцарских Альпах и Юре; они также присутствуют в австрийских и итальянских Альпах.Вид исчез в Бельгии. В Ирландии он был обычным явлением до 17 века, но вымер в 18 веке. В Норвегии, Швеции, Финляндии, России и Румынии популяции велики, и это обычная птица, которую можно увидеть в лесных районах; особенно в Центральной Финляндии, что он встречается на гербе региона и также является региональной птицей. [11]

Самыми серьезными угрозами для этого вида является деградация среды обитания, в частности, преобразование разнообразных естественных лесов в лесные плантации, зачастую состоящие из одного вида, и столкновение птиц с ограждениями, установленными для защиты молодых посадок оленей.Увеличение числа мелких хищников, которые охотятся на глухаря (например, рыжую лисицу) из-за потери крупных хищников, которые контролируют более мелких хищников (например, серый волк, бурый медведь), вызывает проблемы в некоторых районах.

Статус и сохранение []

Следы глухаря в чешском национальном заповеднике Кладские рашелины

Этот вид имеет оценочный диапазон 1 000 000–10 000 000 км. 2 (390 000–3 860 000 квадратных миль), а популяция составляет от 1,5 до 2 миллионов особей только в Европе.Есть некоторые свидетельства сокращения популяции, но считается, что весь вид в целом не приблизится к пороговому значению Красного списка МСОП, согласно которому сокращение популяции более чем на 30% за десять лет или три поколения. Поэтому это оценивается как наименьшее беспокойство. [1]

Как сообщает испанский исследователь Феликс Родригес де ла Фуэнте в своей серии «Фауна», северо-западный испанский подвид T. u. cantabricus — остаток ледникового периода — находился под угрозой в 1960-х годах из-за коммерческого сбора плодовых веток падуба для продажи в качестве рождественских украшений — практика, импортированная из англосаксонских или германских стран.

В Шотландии популяция сильно сократилась с 1960-х годов из-за ограждений на оленей, хищничества и отсутствия подходящей среды обитания (Каледонский лес). Популяция резко упала с 10 000 пар в 1960-х годах до менее 1000 птиц в 1999 году. Ее даже назвали птицей, которая с наибольшей вероятностью вымрет в Великобритании к 2015 году.

В горных лыжных районах плохо обозначенные тросы для подъемников являются причиной смертности. Их эффекты можно смягчить правильной окраской, прицеливанием и изменением высоты.

Поведение и экология []

Западный глухарь приспособлен к своей первоначальной среде обитания — старым хвойным лесам с богатой внутренней структурой и густой наземной растительностью видов Vaccinium под легким пологом. В основном они питаются видами Vaccinium , особенно черникой, укрываются в зарослях молодых деревьев и используют открытые пространства во время полета. Как специалисты по средам обитания, они почти не используют другие типы леса.

Западные глухари — не изящные летуны из-за их массы тела и коротких закругленных крыльев.При взлете они издают внезапный грохот, отпугивающий хищников. Из-за размеров тела и размаха крыльев они избегают молодых и густых лесов во время полета. Во время полета отдыхают короткими фазами планирования. Их перья издают свистящий звук.

Глухарь с птенцами, зарегистрированный в Шотландии.

Глухарь, особенно куры с молодыми цыплятами, нуждаются в ресурсах, которые должны присутствовать в виде частей мелкомасштабной мозаичной мозаики: это пищевые растения, маленькие насекомые для цыплят, заросли густых молодых деревьев или высокой наземной растительности, старые деревья с горизонтальные ветки для сна.Этим критериям лучше всего соответствуют старые лесные насаждения с елью и сосной, густой наземной растительностью и местным подростом деревьев на сухих склонах экспозиций с юга на запад. Эти открытые трибуны позволяют летать вниз по склону, а заросшие деревья дают укрытие.

В низинах такие лесные структуры развивались веками в результате интенсивной эксплуатации, особенно в результате использования подстилки и выпаса скота. В высокогорье и вдоль хребтов горных районов в Европе с умеренным климатом, а также в таежном регионе от Фенноскандии до Сибири бореальные леса демонстрируют эту открытую структуру из-за сурового климата, предлагая оптимальные среды обитания для глухаря без вмешательства человека.Густых и молодых лесов следует избегать, так как нет ни укрытия, ни корма, а полет этих крупных птиц сильно затруднен.

Численность глухаря зависит, как и у большинства других видов, от качества среды обитания. Он наиболее высок в залитых солнцем открытых старых смешанных лесах с елью, сосной, пихтой и небольшим количеством бука с богатым почвенным покровом, насчитывающим видов Vaccinium .

Родниковые территории составляют около 25 гектаров (62 акра) на птицу. Сопоставимое изобилие встречается в таежных лесах.Таким образом, западный глухарь никогда не отличался особой плотностью, несмотря на легенды, о которых могут строить догадки охотники. Взрослые петухи очень территориальны и занимают оптимальную среду обитания от 50 до 60 га (от 120 до 150 акров). Территории для кур составляют около 40 гектаров (100 акров). Годовой диапазон может составлять несколько квадратных километров (сотен гектаров), когда штормы и сильный снегопад вынуждают птиц зимовать на более низких высотах. Территории петухов и кур могут перекрываться.

Глухарь — дневная дичь, т.е.е. их активность ограничена светлым днем. Ночуют на старых деревьях с горизонтальными ветвями. Эти спящие деревья используются в течение нескольких ночей; их можно легко нанести на карту, так как земля под ними покрыта гранулами.

Куры наземные племенные животные и ночуют в гнезде. Пока птенцы не умеют летать, курица проводит с ними ночь в плотном укрытии на земле. Зимой куры редко спускаются на землю, и большинство следов на снегу идут от петухов.

Диета []

Западный глухарь питается разнообразной пищей, включая почки, листья, ягоды, насекомых, травы, а зимой в основном хвою. В помете можно увидеть остатки пищи, которые составляют около 1 см ( 1 2 дюйма) в диаметре и 5–6 см (2–2 1 2 дюйма) в длину. Большую часть года помет имеет твердую консистенцию, но по мере созревания черники он доминирует в рационе, и фекалии становятся бесформенными и голубовато-черными.

Глухарь — высокоспециализированное травоядное животное, которое летом питается почти исключительно листьями и ягодами черники, некоторыми семенами трав и свежими побегами осоки. Молодые цыплята в первые недели своей жизни зависят от пищи, богатой белком, и поэтому в основном охотятся на насекомых. Доступность насекомых сильно зависит от погоды — сухие и теплые условия обеспечивают быстрый рост цыплят, а холодная и дождливая погода приводит к высокой смертности.

Зимой, когда высокий снежный покров препятствует доступу к наземной растительности, глухарь почти весь день и ночь проводит на деревьях, питаясь хвойной хвоей ели, сосны и пихты, а также почками бука и рябины.

Чтобы переварить эту грубую зимнюю пищу, птицам нужен песок: мелкие камни или гастролиты, которые они активно ищут и поедают. Обладая очень мускулистым желудком, камни в желудке действуют как мельница и разбивают иглы и почки на мелкие частицы. Кроме того, у западного глухаря есть два отростка, которые зимой очень длинные. С помощью симбиотических бактерий там переваривается растительный материал. В короткие зимние дни глухарь питается почти постоянно и производит гранулы почти каждые 10 минут.

Ухаживание и размножение []

Tetrao urogallus urogallus — яйца Самец глухаря отмечает свою территорию для путешественника в финском таежном лесу

Сезон размножения глухаря начинается в зависимости от весенней погоды, развития растительности и высоты с марта по апрель и длится до мая или июня. Три четверти этого длинного сезона ухаживаний — это просто территориальное соревнование между соседними петухами или петухами на одном участке ухаживания.

В самом начале рассвета ухаживание за деревом начинается на толстой ветке смотрового дерева. Петух принимает позу с поднятыми и раздутыми перьями хвоста, прямой шеей, клювом, направленным в небо, вытянутыми и опущенными крыльями, и начинает свою типичную арию, чтобы произвести впечатление на самок. Типичная песня на этом дисплее представляет собой серию двойных щелчков, таких как падающий мяч для пинг-понга, которые постепенно ускоряются до хлопка, как будто пробка вылетает из бутылки шампанского, за которым следуют скребущие звуки.

Ближе к концу сезона ухаживания куры прибывают на территорию ухаживания, также называемую «лекс», что по-шведски означает «игра». Петухи продолжают ухаживать на земле: это основной сезон ухаживаний. Петух улетает со своего дерева ухаживания на открытое пространство поблизости и продолжает свою демонстрацию. Курицы, готовые сесть верхом, приседают и издают умоляющий звук. Если на леке больше одного петуха, то в основном это альфа-петух, который вступает в совокупление с курицей. В этой фазе глухари западные наиболее чувствительны к возмущениям.Даже один человек-наблюдатель может заставить кур улететь и предотвратить совокупление в этот очень короткий промежуток времени, когда они готовы к зачатию.

В странах Северной Европы самцы западных глухаря известны своим агрессивным поведением во время брачного сезона, иногда преследуя всех, кто проникает на их территорию. [12] [13] [14] В ходе исследования было обнаружено, что уровень тестостерона у таких «девиантных» мужчин был примерно в пять раз выше, чем у нормальных самцов. [15]

Осенью наблюдается меньший пик ухаживания, который служит для обозначения территорий на зимние месяцы и следующий сезон.

Яйценоскость []

Примерно через три дня после совокупления курица начинает откладывать яйца. Через 10 дней кладка полная. Средний размер кладки составляет восемь яиц, но может доходить до 12, редко только четырех или пяти яиц. Насиживание длится около 26–28 дней в зависимости от погоды и высоты.

В начале сезона высиживания цыплят очень чувствительны к беспокойству и быстро покидают гнездо.В конце концов, они в определенной степени терпят беспокойство, приседая в своем гнезде, которое обычно скрывается под низкими ветвями молодого дерева или сломанной кроной дерева. По мере приближения вылупления куры плотнее садятся на гнездо и вылезут из гнезда, только если потревожить их в непосредственной близости. Гнездящиеся куры редко тратят больше часа в день на кормление гнезда и поэтому у них возникают запоры. На наличие поблизости гнезда часто указывают явно увеличенные и искаженные пометы, известные как «помет часовщика».Все яйца вылупляются в непосредственной близости, после чего курица и кладка покидают гнездо, где они наиболее уязвимы. Заброшенные гнезда часто содержат «слепой» помет; выделения из придатков кур накапливались за инкубационный период.

Вылупление и рост []

После вылупления цыплята зависят от того, чтобы нас их согревала. Как и все преждевременные птицы, птенцы полностью покрыты пуховыми перьями при вылуплении, но не могут поддерживать температуру тела, которая у птиц составляет 41 ° C (106 ° F).В холодную и дождливую погоду цыплят должна согревать курица каждые несколько минут и всю ночь.

Они ищут пищу самостоятельно и охотятся в основном на насекомых, таких как гусеницы и куколки бабочек, муравьи, многоножки, жужелицы.

Они быстро растут, и большая часть потребляемой энергии превращается в белок летательной мускулатуры (белая плоть вокруг груди у кур). В возрасте 3–4 недель они могут совершать первые короткие перелеты. С этого времени теплые ночи начинают спать на деревьях.В возрасте около 6 недель они полностью способны поддерживать температуру тела. Пуховые перья переросли в незрелое оперение, и в возрасте 3 месяцев другая линька привносит их недозревшее оперение; теперь два пола можно легко различить.

С начала сентября семьи начинают распадаться. Сначала расходятся молодые петухи, затем — курочки. Оба пола могут образовывать в течение зимы свободные группы кормов.

Хищничество и охота []

Среди хищников млекопитающих, ловящих глухаря, — евразийская рысь ( Lynx lynx ) и серый волк ( Canis lupus ), хотя они предпочитают добычу несколько большего размера.Между тем куницы сосновые ( Martes martes ), буковые куницы ( Martes foina ), бурые медведи ( Ursus arctos ), кабаны ( Sus scrofa ) и рыжие лисы ( Vulpes vulpes ) поедают в основном яйца. и птенцов, но могут напасть на взрослых, если им удастся устроить засаду на часто настороженных птиц. [16] [17] [18] [19] [20] В Швеции западные глухари являются основной добычей беркутов ( Aquila chrysaetos ). [21] В больших количествах добывают тетеревятники ( Accipiter gentilis ), включая взрослых особей, но обычно молодых, а евразийские филины ( Bubo bubo ) иногда ловят глухаря любого возраста и размера; они обычно предпочитают пищу из млекопитающих. [22] [23] Орланы-белохвосты ( Haliaeetus albicilla ) чаще ловят водоплавающих птиц, чем горные птицы, но в районе Белого моря были зарегистрированы случаи охоты на глухаря. [24]

Традиционная охотничья птица, глухарь, на всю свою территорию в центральной и северной Европе широко охотились с оружием и собаками. Это включает трофейную охоту и охоту за едой. Поскольку охота была ограничена во многих странах, трофейная охота стала туристическим ресурсом, особенно в странах Центральной Европы. В некоторых областях снижение связано с чрезмерной охотой, хотя в целом это не было глобальной проблемой. На птицу не охотятся в Шотландии и Германии более 30 лет. «Проект жизни глухаря». Проверено 25 декабря 2015.

Внешние ссылки []

.

глухарь Википедия

Виды птиц

Глухарь ( Tetrao urogallus ), также известный как глухарь , вересковый петух или просто глухарь , относится к семейству тетеревов и является самым крупным его представителем. Самый крупный известный экземпляр, зарегистрированный в неволе, имел вес 7,2 килограмма (16 фунтов). Эта наземная лесная птица, обитающая в Европе и Палеарктике, известна своим брачным шоу.Этот вид демонстрирует крайний половой диморфизм, самец в два раза больше самки. Мировое население относится к категории «наименьшее беспокойство» МСОП, [1] , хотя популяции Центральной Европы сокращаются и находятся под угрозой исчезновения или уже вымерли.

Этимология []

Слово capercaillie является искажением шотландского гэльского capall-coille ( шотландское гэльское произношение: [kʰaʰpəɫ̪ˈkʰɤʎə]) «лесная лошадь». Шотландское заимствование пишется capercailzie (шотландское использование z представляет собой архаичное написание слова yogh и молчит; см. Маккензи (фамилия)).Современное написание было стандартизировано Уильямом Ярреллом в 1843 году. [3]

Название рода происходит от латинского названия дичи, вероятно, тетерева. Название вида, urogallus , является частичным омофоном нового латинского языка от немецкого Auerhuhn , «горный петух». [4]

Таксономия []

Вид был впервые описан Карлом Линнеем в его 10-м ионе 1758 года из Systema Naturae под его нынешним биномиальным названием. [5]

Ближайший родственник — глухарь, Tetrao parvirostris , который гнездится в лиственнично-таежных лесах востока России и некоторых районах северной Монголии и Китая.

Подвид []

Существует несколько подвидов, перечисленных с запада на восток: [6]

  • Т. u. cantabricus (кантабрийский глухарь) — Castroviejo, 1967 : найден на северо-западе Испании
  • т.u. aquitanicus Ingram, 1915 : найдено в Пиренеях Испании и Франции
  • Т. u. crassirostris (син. мажор ) C.L. Брем, 1831 : найдено в Центральной Европе (от Альп до Эстонии)
  • Т. u. rudolfi Dombrowski, 1912 : найден в Юго-Восточной Европе (от Болгарии до юго-запада Украины)
  • Т. u. urogallus Linnaeus, 1758 : найден в Скандинавии и Шотландии (где был завезен)
  • т.u. karelicus Lönnberg, 1924 : найдено в Финляндии и Карелии
  • Т. u. lonnbergi Snigirevski, 1957 : найден на Кольском полуострове
  • Т. u. pleskei Stegmann, 1926 : найдено в Беларуси, центральной европейской части России
  • Т. u. obsoletus Snigerewski, 1937 : найден на севере европейской части России
  • Т. u. volgensis Бутурлин, 1907 : найден на юго-востоке европейской части России
  • т.u. uralensis Назаров, 1886 : найден на Урале и в Западной Сибири
  • Т. u. taczanowskii Stejneger, 1885 : найден в Центральной Сибири до Горного Алтая (северо-запад Монголии и Восточный Казахстан)

Подвид демонстрирует увеличивающееся количество белого цвета на нижней части тела самцов с запада на восток, почти полностью черного цвета с небольшим количеством белых. пятна внизу в Западной и Центральной Европе до почти чисто белого цвета в Сибири, где встречается черноклювый глухарь.У самок разброс гораздо меньше.

Коренное шотландское население, которое вымерло между 1770 и 1785 годами, вероятно, было отдельным подвидом, хотя формально оно никогда не описывалось как таковое; то же самое вероятно с вымершим ирландским населением.

Гибриды []

Западные глухари, как известно, время от времени скрещиваются с тетеревом (эти гибриды известны под немецким названием Rackelhahn ) и близкородственными глухарями.

Описание []

Петушиное пение во время сезона ухаживаний в испанских Пиренеях Скелет Tetrao urogallus

Самцов и самок западного глухаря можно легко отличить по размеру и окраске.Петух намного больше курицы. Это один из самых сексуально диморфных по размеру видов живых птиц, уступающий только более крупным типам дроф и некоторым избранным членам семейства фазановых.

Петухи обычно имеют длину от 74 до 85 см (от 29 до 33 дюймов), размах крыльев от 90 до 125 см (от 35 до 49 дюймов) и средний вес 4,1 кг (9 фунтов 1 унция). [7] [8] [9] Самые большие дикие петухи могут достигать длины 100 см (40 дюймов) и веса 6.7 кг (14 фунтов 12 унций). [10] Самый крупный экземпляр, зарегистрированный в неволе, имел вес 7,2 кг (15 фунтов 14 унций). Было обнаружено, что вес 75 диких петухов колеблется от 3,6 до 5,05 кг (от 7 фунтов 15 унций до 11 фунтов 2 унции). [9] Перья на теле от темно-серого до темно-коричневого цвета, а перья на груди — темно-зеленого цвета с металлическим отливом. Покрытие брюшка и подхвостья варьируется от черного до белого в зависимости от расы (см. Ниже).

Курица намного меньше, весит примерно вдвое меньше петуха. Тело курицы-глухаря от клюва до хвоста составляет приблизительно 54–64 см (21–25 дюймов) в длину, размах крыльев составляет 70 см (28 дюймов) и весит 1 шт.5–2,5 кг (3 фунта 5 унций — 5 фунтов 8 унций), в среднем 1,8 кг (3 фунта 15 унций). [9] Перья на верхней части коричневые с черной и серебряной полосой; на нижней стороне они более светлые и бледно-желтые.

У обоих полов на носовой части крыла есть белое пятно. У них оперенные ноги, особенно в холодное время года, для защиты от холода. Их ряды маленьких, удлиненных роговых гвоздей создают эффект снегоступов, что привело к немецкой фамилии «Rauhfußhühner», что дословно переводится как «цыплята с грубыми ногами».

Эти так называемые «ухаживающие гвозди» оставляют чистый след на снегу. Полы можно очень легко различить по размеру их следов.

Над каждым глазом есть ярко-красное пятно голой кожи. На языке немецких охотников это так называемые «розы».

Маленькие птенцы загадочной окраской напоминают курицу, что является пассивной защитой от хищников. Кроме того, они носят черные коронные перья. В возрасте около трех месяцев, в конце лета, они постепенно линяют в сторону взрослого оперения петухов и кур.Яйца примерно такого же размера и формы, как куриные, но больше испещрены коричневыми пятнами.

Распространение и среда обитания []

глухарь — немигрирующий оседлый вид, гнездящийся в северных частях Европы и Палеарктике в спелых хвойных лесах с разнообразным видовым составом и относительно открытой структурой полога.

Когда-то его можно было встретить во всех таежных лесах Палеарктики в холодных умеренных широтах и ​​в поясе хвойных лесов в горных хребтах умеренно-теплой Европы.Шотландское население вымерло, но было возвращено из шведского населения; в Германии он внесен в «Красный список» как вид, находящийся под угрозой исчезновения, и больше не встречается в нижних горных районах Баварии; в Баварском лесу, Шварцвальде и горах Гарца численность выживших западных глухаря снижается даже при массированных усилиях по разведению их в неволе и выпуску в дикую природу. В Швейцарии они встречаются в Швейцарских Альпах и Юре; они также присутствуют в австрийских и итальянских Альпах.Вид исчез в Бельгии. В Ирландии он был обычным явлением до 17 века, но вымер в 18 веке. В Норвегии, Швеции, Финляндии, России и Румынии популяции велики, и это обычная птица, которую можно увидеть в лесных районах; особенно в Центральной Финляндии, что он встречается на гербе региона и также является региональной птицей. [11]

Самыми серьезными угрозами для этого вида является деградация среды обитания, в частности, преобразование разнообразных естественных лесов в лесные плантации, зачастую состоящие из одного вида, и столкновение птиц с ограждениями, установленными для защиты молодых посадок оленей.Увеличение числа мелких хищников, которые охотятся на глухаря (например, рыжую лисицу) из-за потери крупных хищников, которые контролируют более мелких хищников (например, серый волк, бурый медведь), вызывает проблемы в некоторых районах.

Статус и сохранение []

Следы глухаря в чешском национальном заповеднике Кладские рашелины

Этот вид имеет оценочный диапазон 1 000 000–10 000 000 км. 2 (390 000–3 860 000 квадратных миль), а популяция составляет от 1,5 до 2 миллионов особей только в Европе.Есть некоторые свидетельства сокращения популяции, но считается, что весь вид в целом не приблизится к пороговому значению Красного списка МСОП, согласно которому сокращение популяции более чем на 30% за десять лет или три поколения. Поэтому это оценивается как наименьшее беспокойство. [1]

Как сообщает испанский исследователь Феликс Родригес де ла Фуэнте в своей серии «Фауна», северо-западный испанский подвид T. u. cantabricus — остаток ледникового периода — находился под угрозой в 1960-х годах из-за коммерческого сбора плодовых веток падуба для продажи в качестве рождественских украшений — практика, импортированная из англосаксонских или германских стран.

В Шотландии популяция сильно сократилась с 1960-х годов из-за ограждений на оленей, хищничества и отсутствия подходящей среды обитания (Каледонский лес). Популяция резко упала с 10 000 пар в 1960-х годах до менее 1000 птиц в 1999 году. Ее даже назвали птицей, которая с наибольшей вероятностью вымрет в Великобритании к 2015 году.

В горных лыжных районах плохо обозначенные тросы для подъемников являются причиной смертности. Их эффекты можно смягчить правильной окраской, прицеливанием и изменением высоты.

Поведение и экология []

Западный глухарь приспособлен к своей первоначальной среде обитания — старым хвойным лесам с богатой внутренней структурой и густой наземной растительностью видов Vaccinium под легким пологом. В основном они питаются видами Vaccinium , особенно черникой, укрываются в зарослях молодых деревьев и используют открытые пространства во время полета. Как специалисты по средам обитания, они почти не используют другие типы леса.

Западные глухари — не изящные летуны из-за их массы тела и коротких закругленных крыльев.При взлете они издают внезапный грохот, отпугивающий хищников. Из-за размеров тела и размаха крыльев они избегают молодых и густых лесов во время полета. Во время полета отдыхают короткими фазами планирования. Их перья издают свистящий звук.

Глухарь с птенцами, зарегистрированный в Шотландии.

Глухарь, особенно куры с молодыми цыплятами, нуждаются в ресурсах, которые должны присутствовать в виде частей мелкомасштабной мозаичной мозаики: это пищевые растения, маленькие насекомые для цыплят, заросли густых молодых деревьев или высокой наземной растительности, старые деревья с горизонтальные ветки для сна.Этим критериям лучше всего соответствуют старые лесные насаждения с елью и сосной, густой наземной растительностью и местным подростом деревьев на сухих склонах экспозиций с юга на запад. Эти открытые трибуны позволяют летать вниз по склону, а заросшие деревья дают укрытие.

В низинах такие лесные структуры развивались веками в результате интенсивной эксплуатации, особенно в результате использования подстилки и выпаса скота. В высокогорье и вдоль хребтов горных районов в Европе с умеренным климатом, а также в таежном регионе от Фенноскандии до Сибири бореальные леса демонстрируют эту открытую структуру из-за сурового климата, предлагая оптимальные среды обитания для глухаря без вмешательства человека.Густых и молодых лесов следует избегать, так как нет ни укрытия, ни корма, а полет этих крупных птиц сильно затруднен.

Численность глухаря зависит, как и у большинства других видов, от качества среды обитания. Он наиболее высок в залитых солнцем открытых старых смешанных лесах с елью, сосной, пихтой и небольшим количеством бука с богатым почвенным покровом, насчитывающим видов Vaccinium .

Родниковые территории составляют около 25 гектаров (62 акра) на птицу. Сопоставимое изобилие встречается в таежных лесах.Таким образом, западный глухарь никогда не отличался особой плотностью, несмотря на легенды, о которых могут строить догадки охотники. Взрослые петухи очень территориальны и занимают оптимальную среду обитания от 50 до 60 га (от 120 до 150 акров). Территории для кур составляют около 40 гектаров (100 акров). Годовой диапазон может составлять несколько квадратных километров (сотен гектаров), когда штормы и сильный снегопад вынуждают птиц зимовать на более низких высотах. Территории петухов и кур могут перекрываться.

Глухарь — дневная дичь, т.е.е. их активность ограничена светлым днем. Ночуют на старых деревьях с горизонтальными ветвями. Эти спящие деревья используются в течение нескольких ночей; их можно легко нанести на карту, так как земля под ними покрыта гранулами.

Куры наземные племенные животные и ночуют в гнезде. Пока птенцы не умеют летать, курица проводит с ними ночь в плотном укрытии на земле. Зимой куры редко спускаются на землю, и большинство следов на снегу идут от петухов.

Диета []

Западный глухарь питается разнообразной пищей, включая почки, листья, ягоды, насекомых, травы, а зимой в основном хвою. В помете можно увидеть остатки пищи, которые составляют около 1 см ( 1 2 дюйма) в диаметре и 5–6 см (2–2 1 2 дюйма) в длину. Большую часть года помет имеет твердую консистенцию, но по мере созревания черники он доминирует в рационе, и фекалии становятся бесформенными и голубовато-черными.

Глухарь — высокоспециализированное травоядное животное, которое летом питается почти исключительно листьями и ягодами черники, некоторыми семенами трав и свежими побегами осоки. Молодые цыплята в первые недели своей жизни зависят от пищи, богатой белком, и поэтому в основном охотятся на насекомых. Доступность насекомых сильно зависит от погоды — сухие и теплые условия обеспечивают быстрый рост цыплят, а холодная и дождливая погода приводит к высокой смертности.

Зимой, когда высокий снежный покров препятствует доступу к наземной растительности, глухарь почти весь день и ночь проводит на деревьях, питаясь хвойной хвоей ели, сосны и пихты, а также почками бука и рябины.

Чтобы переварить эту грубую зимнюю пищу, птицам нужен песок: мелкие камни или гастролиты, которые они активно ищут и поедают. Обладая очень мускулистым желудком, камни в желудке действуют как мельница и разбивают иглы и почки на мелкие частицы. Кроме того, у западного глухаря есть два отростка, которые зимой очень длинные. С помощью симбиотических бактерий там переваривается растительный материал. В короткие зимние дни глухарь питается почти постоянно и производит гранулы почти каждые 10 минут.

Ухаживание и размножение []

Tetrao urogallus urogallus — яйца Самец глухаря отмечает свою территорию для путешественника в финском таежном лесу

Сезон размножения глухаря начинается в зависимости от весенней погоды, развития растительности и высоты с марта по апрель и длится до мая или июня. Три четверти этого длинного сезона ухаживаний — это просто территориальное соревнование между соседними петухами или петухами на одном участке ухаживания.

В самом начале рассвета ухаживание за деревом начинается на толстой ветке смотрового дерева. Петух принимает позу с поднятыми и раздутыми перьями хвоста, прямой шеей, клювом, направленным в небо, вытянутыми и опущенными крыльями, и начинает свою типичную арию, чтобы произвести впечатление на самок. Типичная песня на этом дисплее представляет собой серию двойных щелчков, таких как падающий мяч для пинг-понга, которые постепенно ускоряются до хлопка, как будто пробка вылетает из бутылки шампанского, за которым следуют скребущие звуки.

Ближе к концу сезона ухаживания куры прибывают на территорию ухаживания, также называемую «лекс», что по-шведски означает «игра». Петухи продолжают ухаживать на земле: это основной сезон ухаживаний. Петух улетает со своего дерева ухаживания на открытое пространство поблизости и продолжает свою демонстрацию. Курицы, готовые сесть верхом, приседают и издают умоляющий звук. Если на леке больше одного петуха, то в основном это альфа-петух, который вступает в совокупление с курицей. В этой фазе глухари западные наиболее чувствительны к возмущениям.Даже один человек-наблюдатель может заставить кур улететь и предотвратить совокупление в этот очень короткий промежуток времени, когда они готовы к зачатию.

В странах Северной Европы самцы западных глухаря известны своим агрессивным поведением во время брачного сезона, иногда преследуя всех, кто проникает на их территорию. [12] [13] [14] В ходе исследования было обнаружено, что уровень тестостерона у таких «девиантных» мужчин был примерно в пять раз выше, чем у нормальных самцов. [15]

Осенью наблюдается меньший пик ухаживания, который служит для обозначения территорий на зимние месяцы и следующий сезон.

Яйценоскость []

Примерно через три дня после совокупления курица начинает откладывать яйца. Через 10 дней кладка полная. Средний размер кладки составляет восемь яиц, но может доходить до 12, редко только четырех или пяти яиц. Насиживание длится около 26–28 дней в зависимости от погоды и высоты.

В начале сезона высиживания цыплят очень чувствительны к беспокойству и быстро покидают гнездо.В конце концов, они в определенной степени терпят беспокойство, приседая в своем гнезде, которое обычно скрывается под низкими ветвями молодого дерева или сломанной кроной дерева. По мере приближения вылупления куры плотнее садятся на гнездо и вылезут из гнезда, только если потревожить их в непосредственной близости. Гнездящиеся куры редко тратят больше часа в день на кормление гнезда и поэтому у них возникают запоры. На наличие поблизости гнезда часто указывают явно увеличенные и искаженные пометы, известные как «помет часовщика».Все яйца вылупляются в непосредственной близости, после чего курица и кладка покидают гнездо, где они наиболее уязвимы. Заброшенные гнезда часто содержат «слепой» помет; выделения из придатков кур накапливались за инкубационный период.

Вылупление и рост []

После вылупления цыплята зависят от того, чтобы нас их согревала. Как и все преждевременные птицы, птенцы полностью покрыты пуховыми перьями при вылуплении, но не могут поддерживать температуру тела, которая у птиц составляет 41 ° C (106 ° F).В холодную и дождливую погоду цыплят должна согревать курица каждые несколько минут и всю ночь.

Они ищут пищу самостоятельно и охотятся в основном на насекомых, таких как гусеницы и куколки бабочек, муравьи, многоножки, жужелицы.

Они быстро растут, и большая часть потребляемой энергии превращается в белок летательной мускулатуры (белая плоть вокруг груди у кур). В возрасте 3–4 недель они могут совершать первые короткие перелеты. С этого времени теплые ночи начинают спать на деревьях.В возрасте около 6 недель они полностью способны поддерживать температуру тела. Пуховые перья переросли в незрелое оперение, и в возрасте 3 месяцев другая линька привносит их недозревшее оперение; теперь два пола можно легко различить.

С начала сентября семьи начинают распадаться. Сначала расходятся молодые петухи, затем — курочки. Оба пола могут образовывать в течение зимы свободные группы кормов.

Хищничество и охота []

Среди хищников млекопитающих, ловящих глухаря, — евразийская рысь ( Lynx lynx ) и серый волк ( Canis lupus ), хотя они предпочитают добычу несколько большего размера.Между тем куницы сосновые ( Martes martes ), буковые куницы ( Martes foina ), бурые медведи ( Ursus arctos ), кабаны ( Sus scrofa ) и рыжие лисы ( Vulpes vulpes ) поедают в основном яйца. и птенцов, но могут напасть на взрослых, если им удастся устроить засаду на часто настороженных птиц. [16] [17] [18] [19] [20] В Швеции западные глухари являются основной добычей беркутов ( Aquila chrysaetos ). [21] В больших количествах добывают тетеревятники ( Accipiter gentilis ), включая взрослых особей, но обычно молодых, а евразийские филины ( Bubo bubo ) иногда ловят глухаря любого возраста и размера; они обычно предпочитают пищу из млекопитающих. [22] [23] Орланы-белохвосты ( Haliaeetus albicilla ) чаще ловят водоплавающих птиц, чем горные птицы, но в районе Белого моря были зарегистрированы случаи охоты на глухаря. [24]

Традиционная охотничья птица, глухарь, на всю свою территорию в центральной и северной Европе широко охотились с оружием и собаками. Это включает трофейную охоту и охоту за едой. Поскольку охота была ограничена во многих странах, трофейная охота стала туристическим ресурсом, особенно в странах Центральной Европы. В некоторых областях снижение связано с чрезмерной охотой, хотя в целом это не было глобальной проблемой. На птицу не охотятся в Шотландии и Германии более 30 лет. «Проект жизни глухаря». Проверено 25 декабря 2015.

Внешние ссылки []

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о