Промысловая охота в сибири: Особенности охоты в тайге — статья на сайте оружейного салона Арсенал

Содержание

Особенности охоты в тайге — статья на сайте оружейного салона Арсенал

29.03.2021

Сибирские леса невероятно богаты дичью, поэтому каждый увлеченный охотник хоть раз думал про охоту в тайге. Для местных мужчин – это тяжелая работа, а для приезжих гостей – испытание на выносливость.


Отличие охоты в сибирской тайге

Таежная охота – это настоящее испытание для охотника, и способ доказать свою мужественность и выносливость. Обычно она не ограничивается одним днем и требует от участников максимум сил, терпения и серьезную подготовку. 

В тайге легко заблудиться, и чем гуще заросли, тем выше вероятность. Вдали от городов и поселений нет даже мобильной связи. Поэтому, если Вы гость в регионе, обязательно наймите проводника или заручитесь поддержкой местных охотников. 

Одному идти в тайгу опасно и рискованно. Даже профессиональные охотники чаще ходят парами. Да и для загона некоторых видов дичи лучше применить командную работу. Поэтому организуйте группу из 2 – 5 охотников, с обязательным присутствием одного местного жителя или наемного проводника. Также очень желательно участие специально натасканных на различных зверей охотничьих собак.

Сибирь – это дики и суровый край. Летом здесь довольно жарко и охотника атакуют несметные полчища кровососущих насекомых. Зимой выпадает устойчивый глубокий снежный покров. А о сибирских морозах известно всем.

Многие сибирские животные опасны. Отправляясь в лес за зайцем или перепелом, можно столкнуться со стаей волков. Опасны даже олень или лось в период гона. Особой свирепостью отличаются потревоженные или раненые вепри. Поэтому охота в таежном лесу требует серьезной подготовки.


Переходы в тайге

Таежные вылазки всегда состоят из отдельных переходов. Путь по лесу и сам по себе сложный, но часто он сочетается с преодолением преград: ручьев, оврагов, заболоченных низин и густых зарослей.

Чтоб не потерять направление рекомендуется регулярно сверяться с компасом и картой. Охотникам в пути следует запоминать ориентиры или оставлять отметки – поломанные ветки или зарубы на стволах. Из возможных вариантов выбирайте самый безопасный путь, даже если он в разы длиннее. Любую опасность лучше предусмотреть заранее.

Двигаться нужно в умеренном темпе, не выкладываясь. Каждые 1 – 2 часа делайте небольшие привалы для отдыха и восстановления сил. Минимум 2 раза за день следует сделать продолжительные остановки для длительного отдыха и питания. Разведите костер, приготовьте горячую еду и восстановите силы и энергию.

Во время охоты в Сибири ночные переходы опасны. В темноте легко сбиться с пути или не заметить приближение опасного хищника. Еще до наступления темноты выберите сухую возвышенную поляну и разбейте лагерь.  Костер – обязательное условие ночевки, он отгоняет диких животных и насекомых. Если группа большая, можно назначить дежурных и график смен.


Одежда для похода в тайгу

Собираясь на охоту в тайгу в первую очередь позаботьтесь о соответствующей сезону одежде и обуви:

  • В зимний период охотник одевается, соблюдая правило трех слоев: термобелье, утепляющая одежда и верхняя защитная одежда. Заранее приготовьте охотничьи рукавицы и шапку.
  • В летний период тоже не забудьте о теплой одежде. Ночью в лесу бывает довольно прохладно и сыро. А легкая ветровка защитит и от ветра, и от насекомых.
  • В межсезонье положите в рюкзак дождевик и наденьте непромокаемую обувь.

Независимо от сезона возьмите с собой минимум 2 пары сменного нижнего белья и несколько пар носков. Рекомендуется продублировать и утепляющий слой, на случай, если одежда на охотнике намокнет или порвется. Для этого же с собой берется крепкая нить и игла.

Обувь выбирают в зависимости от погоды, но обязательно непромокаемую, на толстой подошве с глубоким протектором. В рюкзак положите пару легкой обуви для отдыха на привалах. Она же в случае форс-мажора станет запасной.


Оружие и экипировка для таежной охоты

Выбор оружия и экипировки – не менее ответственный этап любой охоты. Для охоты в тайге подготовьте:

  • Ружье, обязательно в чехле и с ремнем. Также позаботьтесь о материалах и инструментах для экстренного обслуживания: смазка, обжимка, ручной экстрактор для стреляных гильз, шомпол со сменными насадками.
  • Патроны к охотничьему оружию в герметичной упаковке.
  • Заплечный рюкзак, патронташ, подвеска или сумка для дичи. 
  • Топор, охотничий нож, желательно не один, и точило.
  • Охотничьи спички или зажигалка.
  • Палатка, спальный мешок или термоодеяло.
  • Снасти для рыбной ловли, хотя бы леску и пару крючков.
  • Веревка или паракорд.
  • Посуду: котелок, ложку, кружку.
  • Мусорные пакеты.

При сборе аптечки не пренебрегайте обязательным списком:

  • Кровоостанавливающие, обеззараживающие и перевязочные материалы, а также жгут. 
  • Жаропонижающее и обезболивающее средство, антибиотик общего действия.
  • Сорбенты, средства от расстройства желудка и для улучшения пищеварения. 
  • Регулярные лекарства, если охотник их принимает.
  • Средства личной гигиены, салфетки, антисептик.

Репеллент к лекарствам не относится, но в походной сумке таежного охотника в теплый период присутствует обязательно.

Также у охотника с собой должны быть личные документы, или хотя бы их ксерокопии. Получите заранее лицензию на охоту, без нее Вы – браконьер. Не забудьте и о наличных деньгах: даже если забыли что-то важное, это можно купить по дороге. 

На каких зверей можно охотится в тайге

Таёжные экосистемы богаты и многообразны. Здесь природа позволяет охотнику добыть самые ценные и интересные трофеи.

Бурый медведь. 

Это крупное и грозное животное обитает в глухих лесах, но часто выходит к населенным пунктом, создавая угрозу для местных жителей. Охота на медведя сопряжена с рядом опасностей. Поэтому рекомендуются метод ведения отстрела с вышек или участие специально натасканных собак. 

Дикий кабан.

Вепри – самая распространенная и желанная добыча для охотников. Они обитают даже в лесных посадках. Но только таежные кабаны обладают крупным размером и при этом прославились своим агрессивным характером. Охота на кабана эффективна при групповом загоне. Кабана добывают одиночным и парным скрадом, или с вышки в местах кормления. 

Лисица.

Благодаря дорогому меху охота на лис распространена в зимний период. Если популяция серьезно выросла и лисы угрожают другим видам, или на территории зарегистрировано бешенство, то сезон может быть открыт и в другое время. Зимой на лис устраивают охоту в местах дневного кормления.

Летом добычу из нор выгоняют при помощи натасканных собак.

Соболь и куница.

Добыча ценного меха – выгодное занятие. За один сезон удачливый охотник обеспечивает себе безбедную жизнь до следующего сезона. Однако охота на соболя сложна, ведь ценятся целые шкурки без повреждений. Поэтому для ловли устанавливают силки, сети, капканы.


Современная промысловая охота в тайге

Промысловая охота – это способ регуляции поголовья диких животных и одновременно средство контроля за процессом охоты. Она регулируется законодательством и накладывает на охотников ограничения: добывать можно только разрешенные виды дичи и в определенный сезон. Промысел таежных животных ведется исключительно в охотничьих угодьях. 

Промысловая охота, это уже не хобби и не развлечение, а официальный способ заработка. Вся добыча, а это в основном ценный мех и шкуры идет на продажу. Реже промысел ведется ради мясных продуктов.

Участвовать в промысле могут только юридические лица или частные предприниматели, при условии получения лицензии на добычу определенных видов животных.

В Восточной Сибири главный объект охоты – пушной зверь: соболь, куница, горностай, бобер. Здесь охота – источник заработка для местных мужчин и прибыльное хобби для приезжих охотников.

В лесах западной Сибири добывают кабана, медведя, лису. Нормы охоты здесь рассчитываются по приросту популяции этих животных и угрозе, которую они несут другим видам или людским поселениям.

За нарушение правил и лимитов промысловой охоты браконьеры штрафуются в крупных размерах.

Промысловая охота в тайге Западной Сибири (видео)

Промысловая охота в тайге Западной Сибири (видео)
Автор: Administrator   

Фильм, который вы сейчас увидите – не  художественный, а самый настоящий документальный о реальной жизни промысловых охотников в Западной Сибири. Еще есть люди, для которых охота – это жизнь! Жизнь интересная, насыщенная, увлекательная.

Каждый из нас, любителей природы, наверное, мечтал, чтобы наша работа так или иначе была связана с природой. Промысловому охотнику, про которого пойдет речь в этом видео, удалось воплотить мечты в реальность.

Давайте и мы сейчас вместе с ним погрузимся в интересный мир охоты, побродим по тайге,  посмотрим, какие трудности приходится преодолевать на промысловой охоте.

Желаю приятного просмотра видео!

Промысловая охота. Тайга кормит — Охотничий портал

Ещё относительно недавно промысловая охота была одной из довольно серьёзных составляющих нашей социалистической экономики. Но вот, как говорится, и глазом не успели моргнуть, а пролетела почти целая эпоха экономических преобразований, которые забросили промышленное добывание пушнины на одну из последних ступеней человеческой трудовой деятельности.

Однако, невзирая на все эти преобразования, явно не способствовавшие сохранению наших промыслово-охотничьих традиций, охота эта сохранилась и, более того, продолжает быть для многих наших охотников вполне осязаемым способом зарабатывания денег.

Естественно, портрет современного промысловика заметно отличается от той картинки, которую нам рисовали фильмы и статьи, снятые и написанные три-четыре десятилетия назад. Современный промысловик сильно отличается от своего недавнего предшественника. И всё-таки, несмотря на эти отличия, основная цель, ведущая человека в тайгу на промысел, остаётся прежней – заработок. От нечего делать или от желания развлечься охотой в тайгу может пойти только охотник-любитель, для которого финансовая составляющая этого процесса исчисляется исключительно суммой, потраченной на удовольствие. У охотника-промысловика такой роскоши нет. Он всегда старается получить от охоты больше, чем на неё тратит. Правда, это вовсе не означает, что, в отличие от охотника-любителя, промысловик не испытывает эмоционального возбуждения от самого охотничьего процесса. Как ни крути, а любой охотник – это прежде всего человек с обострённой потребностью тесного, я бы даже сказал, интимного, общения с природой. К сожалению, а может быть, и к счастью, без этой потребности охотником не стать. И вот тут я вполне обоснованно могу сказать, что бытующее порой мнение о том, будто промысловик – это некий «профессиональный механизм», приспособленный только для извлечения денежной прибыли от эксплуатации природы (охоты), является глубочайшим заблуждением.

За всю свою жизнь мне ни разу не пришлось встретиться с охотником-промысловиком, который бы занимался добычей пушнины без врождённой или приобретённой страсти к этому охотничьему ремеслу. Все те люди, с которыми я встречался в тайге, были настолько увлечены охотой, что подавляющее их большинство просто-напросто не мыслили себя без этого занятия. Справедливости ради следует отметить, что не все они были штатными работниками промысловых хозяйств. Многие из них занимались промыслом пушнины в свободное от основной работы время, т. е. брали отпуск и отправлялись на пару месяцев в тайгу. В советское время они заключали с промхозами договоры и промышляли на выделенных участках. В наше время такие промысловики тоже есть. Работая основную часть года где-нибудь, например, в котельной или сторожем при школе, с началом промыслового сезона они непременно уходят в тайгу на свои участки и начинают привычную и такую манящую их весь год охотничью жизнь. Традиция эта в сибирской глубинке настолько сильна, что ей не противится даже начальство, отпуская работников в тайгу.

Есть среди моих знакомых и «чистые» промысловики. Эти люди живут исключительно тайгой и, большей частью, добычей соболя. Говорить о том, насколько это сейчас выгодно или невыгодно, я не возьмусь, ибо не понаслышке знаю, как разнится добыча соболя даже в ближайших угодьях одного района, а уж про соседние районы одной области и говорить нечего. И, тем не менее, промысел в современных условиях если не кормит, то довольно неплохо подкармливает, ежели, конечно, не пропивать всё добытое тяжким трудом, что случается нередко.

Говоря о современной промысловой охоте, хочется затронуть тему преемственности поколений. Сейчас довольно часто можно слышать или читать о том, что молодёжь не идёт на промысел. Лично я не стал бы так драматизировать ситуацию. За последнее время на промысле я встречаюсь с охотниками, едва переступившими рубеж тридцатилетия. Разве это не молодое поколение? Пожалуй, самым ярким моим впечатлением была встреча на Нижней Тунгуске с охотником по имени Константин Боковиков. Ему чуть больше двадцати лет. Парень так «болеет» тайгой и охотой, что, по словам своего родного деда, уже три раза бросал учёбу в городе и возвращался в тайгу ради промыслового сезона. Кстати, тут вам и ярчайший пример преемственности поколений. Дед Кости, Юрий Константинович Грязнов, ещё в советское время был одним из лучших охотников Катангского района Иркутской области, удостоен многих званий и наград за успехи в промысле соболя. Теперь он охотится вместе с внуком, который уже мало в чём уступает своему знаменитому деду.

Конечно, живя в непосредственной близости от тайги и имея перед собой целую плеяду предков-охотников, встать на стезю промысловой охоты не так-то сложно. Гораздо труднее окунуться в эту жизнь и в эту работу человеку со стороны. И всё-таки в тайге много и таких охотников, которые пришли в тайгу по влечению сердца своей индивидуальной дорогой. Так, в посёлке Ванавара (Эвенкия) уже много лет живёт Виктор Черний. Его промысловый участок находится на далёкой таёжной реке Хуги. Как рассказывает сам Виктор, приехал он в Восточную Сибирь более трёх десятилетий назад с Западной Украины с одной только целью – заработать охотой денег на машину. Так вот, пока зарабатывал заветный «рупь», так прикипел к тайге и охоте, что уже не смог уехать. Он и по сей день меряет эвенкийскую тайгу своими небольшими шагами, уже не в состоянии оторваться от её очарования и притягательной силы. А участок у Виктора немаленький – около 100 тысяч гектаров. Да и у соседей не меньше. У многих тут «свои пенаты» исчисляются сотнями тысяч гектаров непроходимой и почти неизведанной тайги.

В таких условиях, естественно, и характер закаляется особый, и навыки нарабатываются такие, что неискушённому человеку очень легко спутать их с подвигом. Промысловая охота – это ведь не только ловля зверей и стрельба птиц. Это целый комплекс умений, навыков и знаний, позволяющий человеку не только примитивно выживать в тайге, но и эффективно в ней работать. Надо уметь и избушку подправить, а если потребуется, и новую срубить, и сеть связать, и ружьишко подремонтировать, и хлеб испечь, и одежду сшить. Всех этих умений, которые требуются охотнику на промысле, и не перечислить. Честно говоря, у меня для этого даже фантазии не хватит. Мне самому несколько раз приходилось попадать в такие ситуации, когда моих знаний и опыта не хватало для исправления ситуации, и нужно было выходить из положения только интуитивно. Ведь отлично известно, что всего знать человек не может, поэтому порой приходится проявлять такие чудеса изобретательности, что сам себе удивляешься.

В тех далёких таёжных местах, в которых мне посчастливилось побывать, вся жизнь и весь быт местного населения просто пропитаны охотой и рыбалкой. Там это не просто работа или увлечение, там это образ жизни. Тайга и кормит, и лечит, и калечит, и заработок даёт. Она же нередко становится местом последнего пристанища для любящей её человеческой души. Здесь никому и в голову не придёт назвать человека, ходящего в тайгу за ягодой, грибом, мясом, рыбой и тем более пушниной (соболем) бездельником или безработным. Как ни крути, как ни пристраивайся куда-нибудь на работу, а тайга была и остаётся для местного населения главным источником дохода. Даже несмотря на то, что теперь финансовое и техническое обеспечение процесса добычи соболя лежит на плечах самого охотника, это редко кого останавливает. Каждую осень, как только окрестная тайга начнёт расцвечиваться рыже-багровыми красками, из посёлков и деревень начинается большой отход местных мужиков в тайгу. Именно в это время хорошо заметно, как редеют вдоль берегов ещё совсем недавно тесные вереницы приткнутых в берег моторных лодок. Скоро их тут почти не останется. Ускользнут они по ранним утренним туманам вверх или вниз по магистральным рекам, а потом шмыгнут в какую-нибудь неширокую речушку, поднимутся вверх до заветного зимовья и пристроятся там на отдых до весеннего паводка.

Там, где нет дорог, лодки и снегоходы (как правило, «Бураны») для промысловиков являются основными видами транспорта. Всё сообщение идёт либо по рекам, либо по накатанным вдоль геологических профилей «буранкам» – нешироким дорожкам, пробитым снегоходами. Зимой такие «буранки» тянутся в тайгу от деревень на сотни километров. Как огромные нити паутины, расходятся они по безлюдной тайге. При таких расстояниях каждый охотник должен не просто быть уверенным в своём «Буране», но и уметь в случае необходимости отремонтировать его в любых погодно-климатических условиях. Мне приходилось видеть обожжённые сорокаградусным морозом руки охотников, которым пришлось крутить гайки снегохода где-нибудь на перегоне от одного зимовья к другому. Зрелище, доложу вам, не для впечатлительных. На таких длительных переездах у промысловиков чаще всего обмораживаются не руки, а лица. Встречный поток морозного воздуха в сочетании с влажным дыханием человека довольно быстро «выжигает» кожу на лице. Страдают щёки, нос, веки, губы. Чтобы избежать этих неприятностей, охотники Нижней Тунгуски придумали довольно оригинальный способ: они повязывают на лицо детские памперсы. Влага, выдыхаемая человеком, отлично ими впитывается, оставляя лицо сухим и защищённым от ветра. Как только памперс пресыщается влагой и начинает смерзаться, мешая полноценно дышать, его выбрасывают и цепляют новый.

Для защиты ног от обмораживания местное население использует особые носки, которых я больше не встречал ни в одной местности. Эти носки вяжут местные женщины (обычно эвенкийки). В толстую шерстяную нить они вплетают конский волос. Когда надеваешь такие носки, возникает ощущение, что ногу покалывают сотни иголочек. Буквально через пять минут вся ступня словно огнём горит.

Наверное, кто-то думает, что главное качество промысловика – это умение развести костёр в сырую погоду, обустроить ночлег или суметь точно выстрелить в зверя и птицу. Конечно, всё это, и даже значительно больше, таёжник умеет. Однако, несмотря на колоссальную приспособленность местных охотников к жизни в тайге, главным и самым необходимым качеством для этой жизни остаётся способность не сойти с ума от многомесячного одиночества, в условиях которого и протекает сам процесс промысловой охоты на соболя. Тут уже неважно, как это качество у тебя появилось – выработалось со временем или было врождённым. Главное, это качество должно быть, ибо без него в тайге на промысле просто не выжить. Именно неумение воспринимать одиночество как абсолютно нормальное психологическое состояние не позволило многим страстным охотникам перейти из категории любителей в разряд промысловиков.

Наверное, мне повезло? Моя психика не страдает в уединении, и я довольно легко ощущаю себя в отрыве от цивилизации. Понял я это давно, и, наверное, именно тогда поманили меня к себе бескрайние таёжные просторы с их безлюдностью, непуганностью зверя и птицы и бесконечной свободой, где ты зависишь только от себя самого. И есть в этом ощущении «свободного полёта» какая-то особая притягательная сила, суть которой объяснить невозможно. Всё это где-то там, на подсознательном уровне.

Начав плотно общаться с промысловиками, я понял, что это ощущение единения человеческой души с тайгой присуще не только мне. Практически все таёжники, с которыми меня свела судьба, больны той же неизлечимой «болезнью». В этом отношении очень показательна жизнь ныне уже покойного Павла Лысенко, который жил в деревне Преображенка на Нижней Тунгуске. Был он неисправимый пропойца, не имел ни семьи, ни паспорта, ни дома, но охотничий участок на реке Алтыб имел. Пил Паша весь год, спал где придётся, ел что дадут. Но вот заканчивался август, и Паша словно преображался. Он бросал пить, шёл в магазин и отоваривался в долг для предстоящего промыслового сезона. Не было у Павла ни моторной лодки, ни снегохода. На свой участок он добирался на маленькой лодке-погонке, которые местные охотники мастерят из двух досок (на борта) и двух раскатанных бочек (днище). Почти неделю он поднимался на шестах вверх по реке к своему участку, а потом весь сезон работал там, что называется, от души. Вернувшись после сезона в деревню, он очень быстро спускал все оставшиеся после возврата магазину кредита деньги и уже через месяц опять бродяжничал и побирался до конца очередного августа, когда традиционно бросал пить и начинал собираться на промысел. Он и умер-то во время очередного захода на свой охотничий участок.

Завершая повествование, хочется отметить, что пока существует тайга, пока в ней водится зверь и живёт человек, промысловая охота останется частью жизни многих и многих людей, населяющих необозримые просторы нашей страны. Мне кажется, что даже если рухнет вся экономика, а пушнина перестанет быть предметом международного торга, промысел мяса, рыбы и мехов не прекратит своего существования. Люди, как и прежде, пойдут в тайгу промышлять зверя и птицу, будут ловить рыбу, собирать ягоду, а потом обмениваться всем этим друг с другом. Фраза «тайга кормит» и в XXI веке имеет для огромного числа наших граждан фундаментальное значение.

Русский охотничий журнал

16331

Промысловая охота во время войны

Миша-Туба был парень очень спокойный, уравновешенный. Его трудно было вывести из себя какими-то насмешками. В ответ он лишь улыбался, поводил плечами и опускал глаза. Но силой обладал недюжинной. Еще будучи юнцом, как раз перед войной, довелось ему пережить один случай.

Зимовье у Мишкиного отца было одно, а значит, все путики были круговыми, рассчитанными на дневной
переход.
ФОТО [email protected]/DEPOSITPHOTOS.COM

Еще с лета мужики вели разговоры о том, что в этом году может прибавиться волков. По осени, до заброски в тайгу, они стали встречать серых разбойников то на реке во время рыбалки, то в полях. Видно было, что зверь этот расплодился и живет вольготно, чувствуя себя хозяином.

А зимой, уже по малому снегу, волки стали приходить к деревне. Усядутся темными тенями за огородами и ну тянуть свою песню. Аж мороз по коже.

Собаки дворовые, не таежные, лежали по кутухам и делали вид, что спят, не слышат волчьего воя. А когда снега подвалили, разбойники осмелели. Начали крайние деревенские стайки пробовать на прочность, овечек резать.

Без труда раскрывали крышу, раздвигали жерди и устраивали разбой. Чуть не каждое утро то здесь, то там голосили бабы, обливаясь слезами по скотине, испорченной волками.

Дошла очередь и до Федуловых. Мария, мать Миши-Тубы, каждую ночь выходила, слушала скотину. И вот однажды утром прибежала в дом и с порога благим матом:

— Волки! Волки!

Миша тут же подхватился (на лавке спал, не в горнице), пимы надернул, телогрейку уже на улице натянул — и в стайку. Дед на печке проснулся:

— Ружье-то! Ружье возьми! Вдруг стрельнет?

А Мишка уже в пригон ворвался, а там большой хоровод. Скотина перегородки снесла и друг за другом в бешеном галопе. В потолке дыра светится, в дальнем углу овечка хрипит. Двух волков Мишка сразу увидел.

Один в шею корове влип и тащился за ней, стараясь свалить. А второй другую овцу резал. Парень не раздумывал — схватил того, что на корове висел, за шкуру, отдернул от жертвы и с разворотом об опорный столб головой врезал. Развернулся и еще раз. Бросил здесь же, ко второму кинулся, да тот, видно, почуял неладное, маханул так, что и не задержался в дыре. Удрал…

Дед, рассматривая добычу, определил, что это волчица. Матерая.

— Ловко ты ее приложил. Ни единой целой косточки в голове. Молодец внучок!

Мишкин дед раньше был знатным охотником. Это он обустраивал, обихаживал тот участок, где теперь отец Мишкин охотится. Избу рубил, ловушки делал, все надеялся, что с сыном там промышлять будет. А получилось так, что всего один сезон и отохотились вместе-то.

Уже выходили из тайги после промысла, дед и провалился под лед. И костер быстро сварганили, и отогрелся вроде бы, и одежду высушили, а простуда засела. Летом ноги распухли и отказали. Вся охота насмарку. Да что там охота! Жизнь кончилась. Ведь для настоящего промысловика тайга — это и есть жизнь…

Несколько ночей караулил Миша волков, устроившись в сугробе с дедовским ружьем. Звезды считал, любовался, как они беззвучно перемигиваются. Но волки больше не приходили в деревню.

Видно, не простую волчицу добыл парень. Она и правда была огромная, не меньше самого охотника. Отец, вернувшись по весне с промысла, долго любовался растянутой на сарае шкурой волчицы. Ощупывал, измерял четвертями и даже принюхивался к мездре.

— Значит, говоришь, убил одним замахом?
— Так, батя, она же корову… Я и напугался малость.
— Напугался? Значит, так. На тот сезон вместе пойдем.

Мать услышала этот разговор и вмешалась:

— Нашел охотника! Чего он тебе поможет? Ему только десять лет. За ним же глаз да глаз!
— Сказал — пойдет. Лыжи надо делать.

 


ИЛЛЮСТРАЦИЯ ТАТЬЯНЫ ДАНЧУРОВОЙ.

Но война смешала все планы. Многих луковчан, парней да мужиков, сразу забрали, а кого-то только «подписали». Это значит, они жили в деревне, работали в колхозе, а котомку наготове держали. Зимой слух прошел, что старших ребят будут посылать в тайгу. Попада́́л в этот список и Мишка.

Когда Мишу записали в бригаду, дед стал каждый вечер обучать его таежным хитростям: как правильно плашку заряжать, как не заблудиться в падеру, как зимовье содержать, когда приходишь уставшим и надо быстро обогреться приготовленными заранее дровами. Учил, как прокормиться в тайге тем, что добудешь, как ремонтировать лыжи и где хранить добытую пушнину, чтобы не досталась мышам…

Отца на фронт долго не брали, загнали на лесозаготовки, а уже оттуда прямиком на фронт. Успел только сказать, что ружье оставил у Сереги, друга, и уехал. Мать потом к этому Сереге ходила несколько раз.

И плакала, и угрожала, и уговаривала — нет, говорит, ничего не оставлял. Недаром твердят, что предать может только близкий человек. Ладно хоть Мишка дорогу на свой участок хорошо знал. Три сезона помогал отцу, даже проходили по путику вместе. Так что основы охоты уже были в голове у парня…

Через какое-то время всех ребят собрали в правлении. Прочитали бумагу, где говорилось, что все, кому исполнилось двенадцать лет, становятся трудообязанными. Мишке было только одиннадцать, и он стоял с малолетками, возвышаясь над ними на целую голову.

Дядька из района спросил:

— А ты что стоишь? Сколько лет?

Мишка, стушевавшись перед чужим человеком, промямлил еле слышно:

— Одиннадцать. Скоро….
— Одиннадцать? Ты что, не хочешь помочь быстрее одолеть врага?
— Хочу.
— Тогда переходи в эту группу. Вон какой вымахал верзила!

С этого дня он стал работать в колхозе. Его друг Толя-Чиля был старше на целый год, хотя ни ростом, ни весом похвастать не мог. Но был настырным, въедливым и очень упертым. Если ему давали какое-то задание, разбивался в лепешку, но задание выполнял. ..

Решение о добавке пушного плана пришло, когда сезон уже подходил к концу. Оставалась только весёновка. Было решено организовать несколько бригад из детей, хоть как-то знакомых с промыслом. Конечно, ребятишки направлялись в ближние тайги, только Миша-Туба отправлялся на отцовский участок. Ему в напарники был определен Толя-Чиля.

Дед, сидя на печи, сотрясал кулаками от бессилия, узнав, что внук идет в тайгу без ружья. Уже который раз укладывал себе на колени старую кремневку, оглаживал ее безвольной ладонью и снова бубнил себе под нос:

— Не работает она, не работает….

Мишка успокаивал и деда, и мать, постоянно всхлипывающую:

— Да ладно! На кой оно, ружье-то? Только мешать будет. Плашник поднимем и будем работать.

Дед вздыхал, ворочался.

— Там под крышей, на чердаке, Миша, там пальма лежит. Отец-то твой вместо посоха таскал. Слышишь?

Пальма, или рогатина, была грозным оружием и представляла собой огромный нож с толстым обухом, встроенный в крепкий посох. Этой пальмой легко было срубить сучок или жердь, продолбить дырку во льду, а при необходимости добить раненого зверя или защититься от него. Правда, в последнем случае охотник должен быть достаточно крепким и умелым.

Весёновка начиналась с появлением первых признаков наста, когда снег на солнышке начинал жухнуть и превращаться в корку, которая на ночь становилась почти что льдом, а за день опять оттаивала. У многих охотников это было самое любимое время промысла. Перелом зимы на весну сам по себе радует любое живое существо, в том числе и человека.

Лесные обитатели (белка, соболь, колонок, горностай, лисичка), зачуяв удлиненный день, становились более активными, пронырливыми, легче попадали в ловушки. Одно огорчало: мех становился тусклым, неблескучим. Такая пушнина стоила дешевле зимней. Но ребята понимали, что вряд ли получат что-то за нее. Хорошо, если поставят несколько трудодней в журнале учета…

По рассказам деда, по каким-то отрывочным воспоминаниям самого Миши, по затёскам старым, заплывшим смолой, они быстро отыскали все путики и, как могли, насторожили ловушки. На приманку использовали поначалу принесенных с собой вяленых рыбешек. Работа началась…

 


ИЛЛЮСТРАЦИЯ ТАТЬЯНЫ ДАНЧУРОВОЙ.

В плашки попадались одни белки. В самом начале весёновки сработала пара кулемок. В одну попала маленькая рыжая соболюшка, в другую — крупный, светло-коричневый колонок. Белок приносили в зимовье, оттаивали и снимали шкурки при тусклом свете жирника, заменяющего дорогую свечу. Тушки аккуратно потрошили, кишки чуть проквашивали и использовали на приманку для следующих белок. Тушками питались.

После постных домашних щей варево из белок казалось царской пищей. Что-то доставалось и Чернышу. Но пса не баловали, так как от него работа не требовалась. Его взяли с собой только для охраны: а вдруг ранний медведь объявится? Миша вместо посоха таскал по тайге отцовскую пальму. Таскал просто так, для важности. Но помнил наказ деда…

Глаза слепило ярким весенним солнцем и невыносимо белым снегом. Тепло стояло — хоть раздевайся да загорай. Самое доброе время в тайге: ни комаров тебе, ни гнуса, любую работу можно ладить. Именно в такое время охотники обихаживали свои угодья. Готовили лес для зимовья и даже ставили сруб, чтобы просыхал.

Строили кулемки, готовили и растаскивали на нартах плашки, которые стояли одна от другой на расстоянии «глаза». А если путик был дневной, вот и считай, сколько надо ловушек по тайге растащить. Забота о ловушках ребят не беспокоила. У Мишкиного отца путики были отлажены и работали исправно. Только не ленись, бегай по насту да собирай добычу.

А один раз отдых себе устроили. Нагрели воды и банились в тазу. Мишка выглядел здоровым, как настоящий мужик, а вот Толик был худосочным, как ребенок. Он радостно плескался в тазике и даже смешно гукал. Миша, когда увидел, как Чиле просторно в тазике, невольно пожалел его, подумал: «Мне было тяжело, а в нем, в этом Чилимёнке, где еще и мышцы-то не выросли, откуда сила?»

Силы и правда не было. Были воля и желание победить. Победить если не супостатов, то хотя бы себя. И поверить в эту свою победу. Мишка вспомнил, как он заставлял Чилю таскать чурки к зимовью и ворчал на него, что тот не таскал их, а катал.

Вспомнил, как он посылал его на путик одного, а сам в это время уходил на другой, как тот замолкал, хмурился, но молчал. Уходил, опустив плечи и тяжело подтаскивая лыжи, неумело подшитые камусом. И каким радостным он возвращался, пройдя этот путик, преодолев расстояние, поборов, может быть, страх! Как задорно он потом рассказывал все до мелочей, что видел за день, о чем думал!

А думал он все больше о том, как убежать на фронт. Казалось, что именно там, на войне, его ждет настоящая работа, что там, на самом переднем крае, он непременно совершит подвиг. И бабка будет плакать и гордиться своим внуком…

Ночью Мишка просыпался от всхлипываний Чили.

— Ты чего ревешь?

Тот замолкал на какое-то время, но потом снова корчился и всхлипывал.

— Ноги… Судорога ноги выворачивает…

Мишка перебирался на нары к другу, нащупывал сведенные судорогой ноги и начинал разминать их, гладить. Постепенно боль отступала, разрешала поспать. До следующей ночи. Мишка, вспоминая, как он сам тяжело тащил отцовские лыжи, завершая длинные путики, невольно думал: «Как же Чиля шагал за мной? И ведь не ныл, не плакался на усталость»…

Между ребятами уже не первый раз начинались разговоры о том, что скоро надо будет закрывать плашки, кулемки, готовиться к выходу из тайги. Дни становились теплыми, снег за ночь не успевал промерзнуть, и ближе к обеду охотники начинали проваливаться в снежную кашу.

— Если на путике пятый раз, а путиков всего пять, значит, сколько дней мы охотимся?
— Так мы же еще отдыхали, баню делали.
— Да. И еще два дня падера была, тоже не ходили.
— Получается, месяц живем. Даже больше.

 


Медведь остановился. Шерсть на его загривке приподнялась, из раскрытой пасти выкатился глухой рокот. ФОТО LUAAR/DEPOSITPHOTOS.COM

Так, неспешно переговариваясь, ребята шли по лыжне. И вдруг почувствовали, как что-то изменилось. Словно кто-то притаился и наблюдает за ними. Откуда-то наплыла тревога. Приостановились, покрутили головами в разные стороны. Мишка увидел первым.

— Вон на склоне стоит. Видишь?

На краю склона, широко расставив лапы, стоял огромный медведь. Он задирал кверху нос и втягивал в себя сырой весенний воздух. Ребята замерли в нерешительности. Страх медленно заползал за ворот, втаскивая с собой ледяной холод.

— Он нас сожрет! Сожрет, гадина!
— Заткнись, Чиля! Тебя не тронет. Что там у тебя жрать? Одни мослы!

Медведь покатился по склону на всех четырех лапах, стаскивая за собой подтаявший на солнцепеке снег. Скатившись, попытался выбраться на снежный наст, но тут же провалился. Начал тяжело прыгать, с каждым прыжком обрушиваясь в снег.

Ребята видели, какой он большой, тяжелый. Чиля, сдерживая рыдания, кинулся к ближнему кедру, но запутался в лыжах и упал на коленки. Затем вскочил, увидев, как остервенело ощетинился рогатиной в сторону медведя друг и напарник Миша-Туба, подошел к нему на деревянных ногах и, ухватившись за ту же пальму, замер.

Медведь тоже остановился. Он всматривался в ребят своими маленькими, не привыкшими после берлоги к яркому свету глазками, принюхивался. Шерсть на загривке приподнялась, из раскрытой пасти с оттопыренными губами выкатился глухой рокот. У ребят задрожали колени, но они продолжали стоять, не отводя глаз от зверя.

В эти события вихрем ворвался Черныш и так стремительно налетел на медведя, хватая его сзади и отхаркивая выдранную шерсть, что тот, забыв о ребятах, стал отбиваться от собаки. Вскоре он развернулся и, отфыркиваясь и ухая, побежал в сторону крутого склона.

Там, под горой, медведь и собака долго гонялись друг за другом, пока зверь не поднялся по своему следу и не скрылся за бруствером. Ребята, расслабившись, уселись на снег под кедром. Чиля рассматривал пальму и трогал пальцем острие.

— Надо наточить.
— Угу. Надо…

Три дня выходили ребята до деревни, ночуя в переходных зимовьях, голодные, мокрые от жидкого снега и пота, заливающего глаза, в раскисших, развалившихся ичигах. Но впереди был дом, и это придавало сил…

Чиля жил с бабкой, болезненной, сварливой старухой. Родителей он не имел и знать о них не хотел. Мишку прямо на крылечке встретила мать и, повиснув на нем, заголосила на всю деревню. Здесь же, не входя в дом, он узнал, что дед помер вскорости, как они ушли в тайгу. А через какое-то время принесли похоронку на отца.

— Так что теперь одни мы! Ой одни остались! — выла мать.

Миша почти волоком затащил ее в дом. Не успел раздеться, как в окно брякнули. Хромой сосед, дядя Коля, служащий при колхозной конторе посыльным или сторожем, сообщил, что из района прибыл уполномоченный, требует немедленно пушнину.

Мишка сам не пошел, отдал мешок. Дядя Коля, не задержавшись и минуты, пошагал обратно, широко припадая на одну ногу. Крикнул только:

— Денек отдохни и на работу! Война!

На другой день ни свет ни заря прибежал Толя-Чиля. Так и светился от радости.

— Мы больше всех пушнины сдали! И нас наградят за это ружьем. Одностволка. Новенькая.

Он крутился по избе, и радость хлестала из него через край. И уже уходя, с порога, как бы себе самому, сообщил:

— Завтра на работу. Повезут на лесозаготовки. Пойду ичиги штопать.

Так и потянулись военные годы для ребят в тяжелейших работах. После весёновки они попада́ли на лесозаготовки. На посевной они уже не были прицепными, а уверенно ходили за плугом. Потом косили сено, городили заездки для выполнения плана по рыбозаготовке. И делали множество другой работы, нужной в тылу и необходимой для фронта. Для Победы.

Андрей Томилов 7 марта 2017 в 14:45

Промысловая охота у разных народов — презентация на Slide-Share.ru 🎓

1

Первый слайд презентации: Промысловая охота у разных народов

Латыпов Ролан

Изображение слайда

2

Слайд 2: Промысловая охота

Промысловая   охота   производится   для  добычи мяса, жира, меха, кож, костей, рогов, пуха, пера и прочих продуктов животного происхождения. Её целью может быть также уничтожение опасных, вредных либо чрезмерно расплодившихся животных.

Изображение слайда

3

Слайд 3: Промысел в Восточной Сибири

Охота в Восточной Сибири с давних времен является основным занятием, а в районах с малочисленным населением она является источником пропитания и заработка средств существования. Широкое распространение получила любительская охота.

Изображение слайда

4

Слайд 4

Объектами становятся кабаны, лоси, косули, медведи, зайцы, а так же различные виды водоплавающей и лесной дичи. Промысловая охота ведется на соболя, горностая, белку.

Изображение слайда

5

Слайд 5: Промысловая добыча соболя

Соболь — хищный зверек, являющийся предметом промысла благодаря своему ценному меху. Обитает в темнохвойной тайге.

Изображение слайда

6

Слайд 6

Охотник вырубает часть дерева, образуя дыру, и устанавливает на выходе сетку. Затем, стуками по дереву выгоняет соболя из дупла, заставляя его бежать к образованному проходу. Когда зверек попадает в сетку, его необходимо сразу схватить за шею, чтобы он не укусил за руку. При этом шкурка зверька остается без повреждений. Так же соболя добывают с помощью капканов и самоловок.

Изображение слайда

7

Слайд 7: Промысел в Западной Сибири

Промысловая охота в Западной Сибири нацелена на регулирование численности животных. Групповая охота подходит на косулю или лося. При таком способе добычи нужны загонщики, стрелки, разводящие и обязательно человек, руководящий группой.

Изображение слайда

8

Слайд 8: На кабана

На кабана обычно охотятся методом облавы или загона. Очень важную роль играет маскировка. Если промысел производится в зимний период, то одежда стрелка должна быть белой. В летний период одежда должна быть темно зеленого или черного цвета.

Изображение слайда

9

Слайд 9: На лису

На лису обычно охотятся с собаками.

Изображение слайда

10

Слайд 10: Промысел на Урале

Охота на Урале дает возможность охотникам пополнить свои трофеи. Это может быть бурый медведь, северный олень, лось, горностай, лиса, волк, косуля. А так же пернатые – беркут, орлан. Трофеи, добытые на Урале, очень высоко ценятся.

Изображение слайда

11

Последний слайд презентации: Промысловая охота у разных народов

Изображение слайда

Рыбалка и охота вместе с ТурИстГрупп в 2021 году

Прибайкалье и Забайкалье называют модельными регионами для охоты и рыбалки. На территориях Иркутской области и республики Бурятия доступна охота и рыбалка на большинство известных в России животных и рыб. Особое место для проведения охотничье-рыболовных туров занимает озеро Байкал, известное своей неповторимой красотой.

Охота — традиционное занятие жителей Восточной Сибири. В тайге много зимовий и богатых зверем мест. Основные промысловые виды животных и птиц: баран снежный, белка, волк, горностай, заяц-беляк, изюбр, кабан, кабарга, козел горный, косуля сибирская, лиса, лось, медведь бурый, олень северный, росомаха, соболь, глухарь, тетерев.

  Особенности охоты  и рыбалки.

Утиные зори.

Традиционно под открытием охоты понимается открытие охоты на водоплавающую и боровую дичь в конце августа. Сезон начинается 22-26 августа. В Дельте р. Селенга – с 1-7 сентября, это связано с нерестом омуля. Весенняя охота на селезня открывается в начале мая. Основные утиные места — это только места самые доступные: вдоль рек Ангара, Ока, Белая, дельта Селенги, Баргузинская долина.

Боровая дичь.

Весной 1-15 мая традиционно с открытием охоты на селезня -охота на глухаря и тетерева на току. С конца августа начинается  осенняя охота на боровую дичь-рябчика, глухаря, тетерева, куропатку. Все эти виды встречаются повсеместно и в нетруднодоступных местах. Глухаря и рябчика больше- в горной тайге, тетерева- вдоль полей.

Изюбрь, лось, косуля,  кабан, кабарга.

Охота  на изюбря на панты (неокостеневшие рога) открывается в мае и продолжается весь июнь и июль. После августовского перерыва с сентября следует охота на изюбря и лося на реву, и охота на кабана. С  1 ноября начинается сезон охоты на копытных с подхода: на лося, косулю, изюбра, кабаргу, северного оленя.

Пушные виды.

В сентябре открывается охота на медведя, ондатру, барсука. В октябре открывается сезон охоты на пушных зверей.

Наша компания предлагает  удивительную рыбалку  на оз. Байкал и  оз. Хубсугул.

В Байкале насчитывается около 50 видов рыб, из них к числу промысловых относится лишь 15. Это сиг, белый хариус, черный хариус, ленок, таймень, осетр, налим, окунь, щука, сорога (плотва),  даватчан и карась.

 Малое море облюбовали для отдыха туристы, рыболовы-любители.  В июле-августе до 18-20С прогреваются мелководные бухты и заливы южной конечности пролива, что обеспечивает прекрасные условия для размножения окуня, сороги (плотвы),ельца, щуки. Эти виды  рыб обитают здесь круглогодично. Если в летнее время у залива Мухур, бухт Базарная, Куркутская, Загли и других можно не только отдохнуть и испытать все прелести рыбной ловли на поплавочную удочку и спиннинг, то в зимний период эти уголки Малого моря- настоящий рай для рыболовов. Суровые, более холодные летом, средние и северные участки Маломорского Прибайкалья манят к себе любителей рыбной ловли на хайрюзов  и омулей. Именно здесь можно через  рыболовные проруби-лунки вживую увидеть омуля и сига, поднимающихся в подледный слой воды навстречу бормашу, который служит хорошей приманкой для омуля, сига и хариуса.

Чивыркуйский залив бывалые рыбаки считают рыбным местом на  Байкале. Окунь, хариус, щука — пойманные своими усилиям, окажутся впоследствии самым необыкновенно вкусным и оригинальным яством. В этом мы Вас уверяем!  

Рыбалка в Монголии.

Интерес для рыбака в этих местах представляет ловля хариуса, тайменя, ленка.  

Хариус ловится в озёрах, крупных реках и мелких речках – можно выбрать любимый способ ловли. Рыбалка на хариуса идёт на муху, на червя/кузнечика и на блесну. Как правило, клюёт хорошо и часто. Хариус – рыба, средний размер которой 30-50 см., вес 0,6-1,5 кг. В озере Хубсугул ловятся и великаны до 80 см. и 3,5 кг. Ловля хариуса распространена в северо-западной Монголии, в районе озера Хубсугул и на северо-востоке Монголии.Рыбалка на рыбу ленок идет такими же способами как и на хариуса. Ленок – рыба, размеры которой достигают 1 м. и 4-5 кг.

Компания ТурИст Групп с радостью подарит Вам незабываемую рыбалку-охоту. Такие впечатление Вы запомните надолго! 

 


«Охота в Сибири» охотничье хозяйство

Предоставление маршрутов по рекам: Тольдокс, Малый Тольдокс, Чуйкика, Качепча, Хайчес.
Что ловится в этих реках: таймень (от 5 до 20 кг), щука, хариус, язь, сиг, окунь и др.
Хочу отметить, что является самой красивой рекой Тольдокс.
Река течет на левой стороне реки Келлог с красивыми высокими ярами и небольшими порогами, берега реки усыпаны красивыми полями цветов.
На реке хорошо ловится таймень, стоящий под ручьями, которые впадают в реку Тольдокс.
Так же отлично ловится хариус и щука, которая стоит в тихих местах Тольдокса.
Есть одна особенность, которая удивляет отдыхающих:
По реке Тольдокс, есть место, на котором ловится сиг на спиннинг с особым подходом для рыбалки.
Многих отдыхающих это сильно заинтересовало.
Это река оставляет незабываемые эмоции для отдыхающих.
На вершине реке Тольдокс имеется база отдыха для отдыхающих.

Малый Тольдокс.

Река отличается своей небольшой шириной и бесконечными порогами.
Эта река нравится тем, кто любит трудности с экстремальной рыбалкой, так же на реке ловится щука, хариус.
На устье этой реки всегда стоит таймень, что и важно для рыбаков.
40 км от устья расположена база отдыха Тундровая с лучшими апартаментами для отдыхающих.

Река Чуйкика, река Качепча.

Эти реки являются вершиной реки Келлог.
Там рыбаки могут почувствовать дикость нашей природы и незабываемую атмосферу.
По этим рекам можно увидеть оленя, лося и конечно же хозяина тайги медведя
И даже волка, что является редкостью в наших краях.
Ловится на этих речках таймень, щука, хариус, ленок (редко), окунь, язь.

Река Келлог.

Река считается основной, поскольку в нее впадают все вышеперечисленные реки.
Келлог красив своей смешанной по берегам тайгой и устьями разных рек, где конечно же хороший улов и ее невозможно объехать за один проведенный тур.
В эту речку впадает много рек, о которых я не рассказал вам, так же с этой речки можно заехать в множество красивых и спокойных озер.
На этой реке ловится легендарный и считается самой сильной рыбой таймень,
Так же ловится щука, окунь, язь, сиг, ленок (редко) хариус.
По реке расположены 2 базы отдыха: Кордон, Юторма, где отдыхающие могут насладиться спокойным отдыхом и прекрасным сном.

Примечание.

Отдыхающий должен иметь с собой:
спиннинг, снасти, спальник, легкие сапоги, предметы личной гигиены, сменную одежду.
Так же все это может предоставить организатор тура (по договоренности).

Стоимость тура

6 дней, 6 ночей.
Группа из 4 человек (60 тысяч с человека)
Группа из 4-6 человек (55 тысяч с человека)
Группа из 6-8 человек (50 тысяч с человека)

В стоимость не входит: билеты на воздушное судно, алкоголь по желанию отдыхающего,
проживание в гостинице.

Тур берет свое начало со встречи с организатором в поселке Келлог.
Либо же с базы отдыха Кордон на арендованном вертолете.

Питание предоставляется организатором тура.

В течение тура отдыхающим будет предложено традиционное блюдо (щука на рожне, уха из хариуса, уха из тайменя, уха из щуки, рыбьи потроха, строганина и др.)

Водный транспорт по желанию отдыхающих:

Лодка «Солар»
Габариты лодки: 3,80х1,75м.,
Мотор 20-25 л.с.
Плотность ПВХ-ткани баллона, 1000гр/м
Гарантия 24мес.
Грузоподъемность 600кг
Высота транца 381 мм
Цвет синий
Пассажировместимость 4 чел

«Чайка»
Габариты лодки 12х1,2м.
Грузоподъемность 2500 кг
Вес 1000кг
Высота транца гидраподъем
Изготовлена металл
Цвет зеленый
Максимальная скорость 25-30 км/ч
Пассажировместимость 8 человек.

Лучшее время для рыбалки

25 июня- 10 июля.
25 июля- 10 августа.
25 августа- 5 сентября.

Лыжных охотников Сибири: Департамент рыболовства и дичи Аляски

Лыжные охотники Сибири:


Самостоятельность в Средней Азии Горный Алтай

Джеймс М. Ван Ланен

Поднимаясь на традиционных самодельных лыжах, лыжник Мульчен приближается к вершине высокой вершины Горного Алтая.Все фото Джеймса Ван Ланена

Мы катаемся на лыжах по альпийскому хребту, холодно, ветер может быть -35f, но я не могу знать наверняка. Далеко внизу простирается замерзшая речная долина, обсаженная ивами, окруженная обширным лесным массивом ели и березы, который соединяется с большими насаждениями осины и лиственницы, когда северный лес поднимается на 4000 футов вверх по горному склону, в конечном итоге уступая место безлесной альпийской зоне путешествуют сейчас.

Впереди вижу на снегу следы, не наши, какого-то дикого зверя.Переходим рельсы и останавливаемся, глядя вниз. Мой разум быстро замечает — определенно волк. Я смотрю на человека, за которым езжу на лыжах, и он громко кричит — аааааахвооооооо . Я киваю в ответ — волк. Счастливы, мы улыбаемся друг другу; больше не о чем говорить — универсальный язык диких праздников, который мы оба понимаем, хотя ни один из нас не знает ни единого слова на родном языке другого.

Мужчину зовут Мульчен. Его язык — диалект тувинского языка, на котором говорят представители культуры коренных сибирских народов, примерно известных как урянгхай, или «лесные люди», которые, вероятно, населяли этот горный хребет тысячи лет.Мульчен, его отец, и отец его отца — охотники, звероловы, рыбаки и пастухи. Они тоже лыжники. Лыжники на всю жизнь. Серьезные лыжники, рожденные культурой, навсегда укоренившейся в лыжном спорте. В первую очередь, «горные лыжи», но в нем переплетается чистая любовь к ежедневному удовольствию от свободного катания по снегу.

Горный массив — это Алтай, расположенный в самом сердце Центральной Азии. Он простирается от юго-западной Монголии на север и запад до самой западной и самой дикой провинции Китая, Синьцзянь, на дальний восток Казахстана и, в конечном итоге, пересекает границу с Россией и попадает в республику Алтай на юге Сибири.

Горный хребет, по которому мы катаемся, находится в Китае, но вдалеке я вижу горы, расположенные как в России, так и в Монголии. В долинах внизу есть небольшие поселения, в основном зимние стойбища для выпаса лошадей, а в главном бассейне находится деревня приличных размеров, насчитывающая около 200 домов: небольшие домики, отапливаемые дровами, сделанные из ели и покрытые мхом сфагнумом.

Истоки лыжного спорта

Группа антропологов, археологов и историков, в основном китайцев, собрала значительные доказательства в поддержку теории о том, что лыжи ручной работы возникли в качестве зимнего транспорта и инструмента для охоты где-то в Горном Алтае не менее 10000 лет назад. .В частности, цитируются несколько наскальных изображений эпохи палеоохотников, найденных на Китайском Алтае, на которых изображены люди, путешествующие и охотящиеся на крупную дичь на лыжах [i].

Если бы меня спросили, чем я больше всего увлекаюсь, главными вопросами, в произвольном порядке, были бы охота, катание на лыжах, дикая природа и антропология. Поэтому, когда я начал слышать о лыжниках Горного Алтая, у меня возник острый интерес к тому, чтобы увидеть эти горы воочию, а также, возможно, лыжников и их лыжи.По крайней мере, я хотел прокатиться на лыжах по этим горам, ощутить во плоти место, где лыжи, возможно, существуют дольше, чем где-либо еще на земле.

Катаюсь на лыжах с тех пор, как научился ходить. Путешествие зимой по заснеженным горам на лыжах заняло бесчисленное количество часов в моей жизни и является основной частью меня. Когда человек оставляет позади подготовленные ухоженные лыжные трассы, а также суету, суету и коммерческий ажиотаж горнолыжных курортов, выходя за пределы трассы, чтобы стать лыжником и лыжником-альпинистом, открываются новые перспективы. Многочасовые решительные и по большей части бесшумные поездки по снегу с мощными мускулами дают много места для мысленных размышлений.

В частности, в моем размышлении было уменьшение прежнего внимания к катанию на лыжах для отдыха и получения адреналина и новое внимание к практической роли катания на лыжах для зимнего транспорта и натуральной охоты, отлова и даже рыбалки. Поскольку, как мы увидим, это практические вещи, для которых лыжи использовались на протяжении большей части своей истории, это причины, по которым наш вид изобрел лыжи.Но, как и коренные жители Гавайев, чье изобретение доски для серфинга также основано на жизненном пути, тяжелый и кропотливый труд жизни на суше (или море) всегда сопровождался одновременной потребностью человека в счастье, радости и человеческом товариществе. , и играй.

И доска для серфинга, и лыжи являются яркими примерами этого кросс-культурального развития культурного образа жизни, сосредоточенного вокруг инструмента, который очень практичен, а также доставляет чувство радости от использования, и, как утверждают многие лыжники и серферы, переживание чистого, почти неопосредованного блаженства.Здесь древний серфер плыл бы на деревянной доске в море, чтобы охотиться на рыбу, черепах или тюленей, или собирать моллюсков с внешнего рифа, в конечном итоге поймав волну, чтобы вернуться на берег. В какой-то момент морской охотник-рыболов-собиратель решал попробовать встать на прогулку. Мы легко можем представить результат его успеха в катании на этой первой волне — огромные улыбки и смех как серфера, так и всех присутствующих — чистое блаженство. С этого момента ежедневная охота, рыбалка и собирательство в тропическом море стали более приятными и желанными, чем когда-либо прежде.И как только потребности общины были удовлетворены, люди продолжали грести, чтобы поймать больше волн. Практика превратилась в ритуал спорта и стала основной частью гавайской культуры.

Этот же процесс, вероятно, происходил в культурах Алтая, которые развили лыжный спорт. Возможно, они начали с инструмента типа снегоступов, но очень гористая территория, на которой они жили, означала, что во время путешествия по снегу им часто приходилось спускаться с горы, и поэтому меньший инструмент типа снегоступов был преобразован в две более длинные и более тонкие доски. дерево, которое будет скользить вниз с большей маневренностью и большей скоростью.Это скольжение мгновенно стало приятным. Как и гавайцы, можно представить себе улыбки и смех, которые происходили среди алтайских банд, когда они кувыркались по снегу, обучаясь эффективно использовать этот новый инструмент. Блаженство от катания на лыжах началось на этом этапе, а затем переросло в настоящее возбуждение, когда охотники отточили свои навыки катания на лыжах и стали опытными лыжниками-вездеходами — вполне вероятно, первыми опытными горнолыжниками в истории, которые успешно прошли свой путь по крутой горной местности несколькими тысячами много лет назад.

Набор инструментов «Алтай» состоит, прежде всего, из еловых лыж. Выбирают прямослойное дерево и рубят топором, а затем раскалывают на доски клиньями из твердой древесины (таким же традиционным способом, как ель на Аляске [ii]). Доски строгают, придавая им правильную форму, а затем сгибают кончики паром и удерживают в тисках, сделанных из колотой ели и полос сыромятной кожи. В основании лыж просверливаются отверстия для вставки сыромятной кожи, используемой для крепления. Затем, как и в современных лыжах для бэккантри, прикрепляются шкуры для сцепления в гору.

В то время как скалолазные шкуры, используемые современными лыжниками, сделаны из синтетических материалов, на протяжении большей части истории лыжного скалолазания шкуры были сделаны из настоящих шкур животных. В современном или традиционном формате волоски, направленные вниз, создают сопротивление, которое обеспечивает сцепление с дорогой при подъеме на лыжах. Шкуры прикрепляются к лыжам таким образом, чтобы направление спуска совпадало с волосами, а направление подъема — против них, позволяя лыжнику плавно подниматься и спускаться. Сегодня алтайские лыжники в основном используют шкуру с ног лошади для альпинистской шкуры.Вероятно, это очень давняя традиция, но шкуры ног лося, лося и карибу наверняка использовались в качестве скалолазных шкур людьми, охотящимися на лыжах по всей Сибири и Скандинавии, с тех пор, как у этих людей были лыжи.

Сегодня шкуры, используемые горнолыжниками, прикрепляются к лыжам резиновым синтетическим клеем для подъема и затем удаляются при спуске, но шкуры постоянно прикрепляются к традиционным лыжам. Сначала кожу животного смачивают, затем плотно натягивают на дно лыжи и дают полностью высохнуть на месте.Раньше постоянное крепление к лыже производилось путем плетения длинных полос сыромятной кожи (бабиче) через отверстия на краю кожи, но современные алтайские лыжники используют небольшие гвозди для отделки, чтобы прикрепить края кожи к верху лыж. Завершающий компонент комплекта — одинарная лыжная палка из березы.

Традиционные лыжные технологии очень эффективны в горах, и ни их, ни уровень подготовки алтайских лыжников нельзя недооценивать. Дети начинают кататься на этих самодельных лыжах в очень раннем возрасте, и в зимние месяцы их жизнь наполнена лыжным спортом.Мой первый лыжный опыт в деревне был свидетелем того, как дети совершают на лыжах трюки, с которыми иногда сталкиваются многие взрослые аляскинские лыжники. Вскоре я объясню это подробнее; Сначала я должен довести до конца свою историю.

Никаких полетов через кусты, никаких снегоходов: это не Аляска, это Китай!

Алтайский юноша устанавливает тропу на склоне в березовом лесу.

В конкретную алтайскую деревню, в которой я останавливался, до 2015 года было невозможно добраться на моторизованном транспорте зимой (снегоходы не существуют в этом отдаленном районе Синцзянь, а в изолированных алтайских деревнях, конечно же, нет взлетно-посадочных полос и нет рейсов самолетов).Единственным способом добраться до деревни в то время было четырехдневное путешествие на санях, запряженных лошадьми, под названием «Chanas», ночевка в небольших заставах по пути. Летняя грунтовая дорога, пригодная для автомобильных путешествий, существует уже несколько лет, но зимой ее не вспахивали. Однако благодаря большему импульсу быстрого развития в Китае, движимому как моими военными, так и коммерческими интересами, летняя дорога теперь «обслуживается» и используется для зимних путешествий.

В зависимости от состояния снега поездка по этой дороге зимой занимает от 6 до 9 часов, если вся дорога проходима, что может быть неизвестно до выезда.Дорога узкая, извилистая и не обязательно вспаханная. Некоторые участки представляют собой просто глубокие колеи, поддерживаемые постоянным движением транспортных средств. Здесь есть крутые перевалы и крутые обрывы, по которым путешественники должны буквально «скользить». Транспортные средства часто застревают или блокируются обломками лавин, когда все путешественники работают вместе, как команда, чтобы выкопать землю, а затем продолжить путешествие в караване. Более того, все это происходит в субарктическом северном зимнем климате со средней температурой -20f. Сказать, что совершить путешествие с китайским водителем, который не говорит по-английски, — это несколько утомительно, — значит ничего не сказать.

Эквивалент этой дороги на Аляске был бы, если бы небольшая зимняя дорога от Уайзмана до перевала Анактувук была построена, но не обслуживалась и не регулировалась DOT, в сочетании с отсутствием возможности спасения самолета или снегохода в случае возникновения проблем. Имейте в виду, что сначала западный путешественник также должен прибыть в отдаленное место далеко в северном Синцзяне, где начинается зимняя дорога. Для меня это путешествие началось в Анкоридже. Прилетев в Сиэтл, я пересел на прямой рейс в Шанхай.Оказавшись в Китае, мне нужно было добраться до самого дальнего северо-западного городского центра Китая, Урумчи (думаю, лететь из Нью-Йорка в Сиэтл в США). Из Урумчи мне пришлось сесть на самолет в часе езды на север до нефтяного городка под названием Карамай, а оттуда проехать пять часов на общественном автобусе до небольшого городка Буркин, а затем нанять водителя для оставшейся поездки по зимней дороге в глубины Горного Алтая.

В тот день, после нескольких остановок, чтобы помочь выкопать машины и наш собственный автомобиль, который также съехал с дороги на крутом повороте, мы прибыли в деревню сразу после наступления темноты.Я поселился в семье, живу в алтайской семье, с которой я не мог эффективно разговаривать, но которая, тем не менее, кормила меня и, по сути, сохраняла мне жизнь во время моего пребывания. Во многом этот опыт, вероятно, напоминает приезд в отдаленную деревню коренных жителей Аляски 100 лет назад. В деревне есть прерывистое электричество, но в остальном в ней нет водопровода и не используется ископаемое топливо: дома отапливаются дровами, которые рубят и раскалывают ручной пилой и топором. Я провел достаточно времени в сухих хижинах и в деревнях на Аляске зимой, чтобы легко ко всему этому приспособиться.Более того, я был счастлив жить в таких условиях. Это было похоже на шаг назад во времени, чтобы испытать, какой всегда была зимняя жизнь в субарктических бореальных лесах, вплоть до недавней истории.

После холодной, но комфортной ночи я встал рано и увидел совершенно чистое небо. Я не терял ни секунды, собирая свое лыжное снаряжение, я не только стремился найти хоть какие-нибудь следы традиционных лыжников, я был очень взволнован тем, что покатался на лыжах — погода была идеальной, снег был глубоким и сухим и во всех направление я мог видеть идеальные склоны для катания на горных лыжах.Для заядлого лыжника бэккантри это было все равно что проснуться на небесах.

Катание на лыжах с легендами

В то первое утро, просматривая горы, я быстро заметил свежие лыжные трассы. Горнолыжники Алтая! Я направился к двери и начал кататься на лыжах к реке и быстро натолкнулся на след, по которому я пошел. Переходя реку и выходя из леса, я увидел двух детей на традиционных алтайских лыжах, направляющихся по трассе. Когда я подошел, они посмотрели на меня, как на инопланетянина, сказали что-то по-тувински и начали хихикать.Это были две очень молодые девушки на лыжах, лет 8 или 10. Их тропа на склоне была крутой, с поворотами, которые опытные лыжники должны были пройти осторожно. А девушки были быстрыми скалолазами, такими же быстрыми, как лучшие лыжницы, которых я знаю на Аляске. Сказать, что я был впечатлен, — значит ничего не сказать. Я не мог поверить своим глазам. Но потом я успокоился и вспомнил контекст того, что видел. Эти девочки родились здесь, воспитывались как представители лыжной культуры и с самых ранних лет обучали навыкам, которым их предки практиковали тысячелетиями.Склон был крутым, но коротким, около 400 футов по вертикали. Девушки снимали шкуру, поворачивали направление и спускались на лыжах, давая мне первый настоящий взгляд на горнолыжников Алтая в действии.

Алтайские лыжники спускаются с горы не так, как западные. Они используют свой единственный шест как руль направления, помещая его позади и между двумя ногами, оказывая давление как на замедление, так и на помощь в повороте. Лыжи Altai длинные и широкие, без боковых и металлических кромок. Поэтому алтайские лыжники не делают короткие и крутые повороты, как большинство современных горнолыжников, их повороты очень длинные, и когда они набирают обороты, они едут очень быстро, и им также нужно много места для остановки.Тем не менее, они являются опытными лыжниками на деревьях, которые путешествуют по заросшим порошком березовым и еловым лесам со стильной грацией. Они также являются экспертами в перемещении над линией деревьев по открытым склонам и крутым склонам.

Возвращаясь к моему вступительному рассказу: когда в тот день я следовал за Мульченом по восхождению на высоту 4500 футов к высокому гребню, я был потрясен уровнем мастерства и осведомленности, с которыми он прокладывал тропу на гору. Стало очевидно, что Мульчен использовал свои собственные протоколы поиска маршрутов, ориентированные на лавинную осведомленность.Когда мы сталкивались с подозрительно нагруженной ветром областью, Мульчен закидывал свой шест в снег и осматривал слои, как в нашем собственном современном « поспешном тесте на столб », и он тщательно выбирал нераскрытые места, чтобы останавливаться и ждать меня, следуя за ним . Очевидно, Мульчен никогда не обучался в западных классах лавинного образования. Его предки усвоили эти навыки и правила за тысячи лет катания на лыжах в этих горах. И они, несомненно, столкнулись с лавинами и другими опасностями.На самом деле известно, что некоторых алтайских лыжников исторически хоронили и убивали на горках.

Известно, что в холодном внутреннем снежном покрове Алтая часто бывают лавины, но во время этого визита снег был устойчивым, и жители деревни спускались по одним из самых больших склонов в окрестностях в течение нескольких дней. Но еще никто не проложил тропы на вершину, на которую мы поднимались, самую большую и крутую из всех, что были рядом с деревней. Когда мы поднимались выше границы деревьев, я немного нервничал и был удивлен, увидев, что Мульчен начал делать серию спусков, поднимаясь по крутой каменистой местности, которая могла бы составить конкуренцию любому из самых сложных лыжных маршрутов Аляски.Я, конечно, изучал лыжников Алтая перед поездкой, но я никогда не слышал, чтобы они катались на горных лыжах по «экстремальной» местности. Когда мы достигли гребня, мягкий снег сменился обдуваемой ветром твердой набивкой и участками льда, которые всегда утомительно пересекать во время снятия шкуры. Но Мульхен мчался боком по обледенелым трассам, используя странную технику давления пяткой своей стопы в сочетании со своими лыжами без кромок, еще одним древним приемом алтайских лыжников.

Вскоре после встречи с волчьими следами мы достигли вершины горы и поздравили друг друга улыбками и смехом. Я жил мечтой; на пороге катания на горных лыжах Алтая в реальном времени вместе с настоящим алтайским лыжником. Мульхен начал спуск, и я своими глазами стал свидетелем древней и высококвалифицированной практики примитивного катания на лыжах. Контролируемое, рассчитанное, скоростное блеск: без модных лыжных ботинок, только походные туфли на ногах, прикрепленные к лыжам ремнями из сыромятной кожи на свободном каблуке.Никаких металлических краев, выпуклости или бокового выреза. Тем не менее, Мульчен может грамотно спуститься с большой горы на лыжах ручной работы и испытать такое же блаженное удовольствие, как и любой современный западный лыжник, все это проявляется в его очевидной жизнерадостности, когда он показывает мне, как это было сделано, и ведет меня вниз по одному из его любимых снежных склонов. лыжные трассы.

Алтайский юноша спускается по осиновой роще на традиционных алтайских лыжах, сделанных вручную, используя единую палку из березы.

После спуска мы вернулись в деревню и небольшую хижину Мульхена, чтобы отпраздновать это кусками мяса, жира и горячим масляным чаем.На горе мы научились общаться друг с другом, используя простые жесты руками (а также крики волков, улыбки и смех). Сидя у костра, попивая чай, мы пытались общаться, рисуя изображения лыж, гор и животных. Перед тем, как я вернулся в свою квартиру на ночь, Мульчен нарисовал для меня изображение, похожее на оленя с рогами, указал на него, а затем указал вверх, в сторону горы. Затем он указал на меня и обратно на себя и пошевелил указательным и средним пальцами вместе, изображая движения лыжника, за которым следует поднятие рук к макушке и разведение пальцев, изображающих рога.Затем он сложил обе руки вместе и склонил на них голову — универсальный знак сна, который я легко интерпретировал. Затем он повторил все предыдущие приметы. Я понял. Он говорил, что сначала мы должны немного поспать, а потом утром снова поедем кататься на лыжах, на этот раз в погоню за лосем.

Лыжная охота, прошлое, настоящее и будущее

Наскальные изображения эпохи палеолита в Горном Алтае изображают лыжников, охотящихся на рогатых животных и овец [iii]. На некоторых изображениях лыжники держат лук и стрелы.Таким образом, существует большая вероятность того, что происхождение лыжного спорта тесно связано с охотой на крупную дичь, и хорошо известно, что как исторические, так и современные алтайские лыжники использовали свои лыжи в первую очередь в качестве охотничьего инструмента. Даже по сей день у алтайских лыжников нет огнестрельного оружия, и они продолжают делать свои традиционные длинные луки [iv]. Кроме того, похоже, что их основной метод поимки крупной дичи — это, прежде всего, очень древняя тактика настойчивой охоты: догонять животных до изнеможения, а затем отправлять их с близкого расстояния.

Животные могут быть быстрыми спринтерами, но ни одно другое животное не обладает выносливостью на большие расстояния, равной Homo sapiens . Вот почему некоторые исследователи говорят, что мы «рождены бежать» [v]. Фактически, мы, вероятно, сначала научились охотиться, упорно охотясь в африканской саванне, преследуя канны до изнеможения, — практика, которая потребовала бы нескольких часов настойчивой погони [vi]. Первоначальные алтайские охотники применяли это древнее упражнение на глубоком снегу, в среде, в которой лоси и лоси быстрее умирают, валяясь по грудь в темно-белом.Лыжи позволяли охотникам плавать по снегу, а лось барахтался и падал. Затем охотники стреляли в лося со стрелами или, как было недавно задокументировано, заколачивали шею или рога валяющегося животного с помощью толстой сыромятной веревки, и, пока один или несколько охотников на лыжах удерживали животное веревкой, другой ворвался внутрь. и отправил животное с ножом [vii].

Судя по этим свидетельствам, весьма вероятно, что горные лыжи зародились в палеолите, когда охотники преследовали в горах монгольского лося, сибирского лося, аргали, карибу, диких лошадей и крупный рогатый скот.Когда снег был глубоким, человек спускался на лыжах быстрее лося. Люди, которые изобрели лыжи, не только хорошо ели, но и ловили мясо на лыжах с порошком. И, если современные алтайцы являются представителями своих предков, после того, как вся еда была убрана, они не закончили наслаждаться лыжным спортом.

Именно знание этой истории вдохновило меня на это путешествие на Алтай. Я никогда не ожидал, что столкнусь с такими легендами, как настоящие алтайские лыжники, и не ожидал, что пойду с ними на охоту.Итак, когда накануне вечером у меня возникло впечатление, что Мульхен может пригласить меня на охоту на лося, я был в восторге, а утром, когда мы начали кататься на лыжах, я не мог поверить, что это могло происходить на самом деле. Но у меня не было возможности задать подробные вопросы или получить ответы, все, что я мог сделать, это последовать за Мульхеном, когда он прокладывал новую тропу через долину в смешанный лес из ели, лиственницы, березы и осины.

Когда мы вошли в осину, я внезапно почувствовал, что нахожусь в Скалистых горах: деревья, местность и даже воздух напоминали атмосферу катания на лыжах в сельской местности Вайоминга или Колорадо: страну лосей.Дальше Мульчен остановился. Когда я подошел, он махнул мне рукой и указал на снег: знак оленя, следы и куча гранул, отчетливо лосиных. Мы продолжили, и знак стал более плодовитым, больше треков и гранул. При входе в красивую осиновую рощу повсюду на снегу были свежие грядки. Обладая элегантным опытом местного охотника, о котором можно прочитать в рассказах исследователей Старого Запада или в этнографиях африканских бушменов, Мульчен бесшумно привел нас на лыжах прямо в царство лосей.Мое сердце колотилось, между нами была дана тишина: ни на одном языке, кроме понимания взаимного охотника, которым мы с Мульчен поделились, ни звука, кроме шороха наших лыж по кристально-сухому северному снегу и шороха оставшихся коричнево-желтых листьев, которые все еще цеплялась за ветви осины. Я начал думать о том, насколько тихо преследовать дичь на лыжах по сравнению с попыткой это сделать пешком в сухом лесу.

Я не знал, что впереди, все, что я знал, это то, что мы выслеживали лося и что я был свидетелем древней алтайской практики преследования лося на лыжах, я был в восторге.Не было никаких сомнений в том, что Мульчен был прав на эту группу лосей, поскольку мы продолжали кататься на лыжах, я даже начал улавливать свежий лосиный запах от замороженных ячменем гранул. По мере того, как склон становился круче, и лосиная тропа начиналась под пологим траверсом, Мульчен расходился в противоположном направлении и начал укладывать скошенную тропу под большим углом прямо вверх по линии падения склона. Даже если бы мы вдвоем могли поговорить с одним и другим, этот шаг не нужно было обсуждать. У меня было хорошее представление о том, что он делал.Хотя мы не заметили лося мельком, мы выследили их с очень близкого расстояния и вместо того, чтобы позволить им завести нас, отправив их в бегство, мы направились в противоположном направлении, спеша набрать высоту и перехватить их с подветренной и подветренной стороны. сверху. Это была классическая охотничья стратегия, переданная Мульхену через многовековой опыт его предков.

Крутые и узкие повороты, которые Мульхен и его примитивные лыжи поставили на склон, были ходами для навигации по маршруту лыжного туризма профессионального уровня, которые впечатлили бы любого современного профессионального лыжника бэккантри.Современные западные лыжники, занимающиеся бэккантри, также будут впечатлены скоростью, с которой Мульчен поднимается на гору. Он был подобен гималайскому шерпу, рожденному для быстрых и эффективных горных путешествий. Когда я оказался брошенным из-за отсутствия у меня таких навыков и физической подготовки, я задавался вопросом, почему он двигается так быстро. Что случилось с медленным и бесшумным стеблем? Неужели он решил не преследовать лося? Нет. Он знал этих лосей, их повадки, как они пересекали эти горы. Его поспешность представляла собой движение охотника, который вступил в момент полной приверженности к последнему стеблю, который часто должен быть быстрым, чтобы иметь наилучшие шансы перехватить удаляющуюся дичь, прежде чем она исчезнет за гребнем и спустится вниз. далекая долина, из-за чего охотнику было непрактично продолжать погоню.

Запыхавшись, я не мог угнаться за Мульхеном. Время замедлилось, и казалось, что его след постоянно поднимается все выше и выше. Когда тропа Мульчена начала подниматься над линией деревьев и переходила в более открытые альпийские снега, она внезапно начала пересекать, поднимаясь по краю крутой полосы скал. Когда я повернул за угол, я увидел Мульчена, пристегнутого ремнями к лыжам, который остановился и смотрел в бинокль на гору. Я осторожно поднялся на лыжах вверх, чтобы добраться до его позиции, и он указал вниз, протягивая мне стакан.В двухстах ярдах ниже в снегу у гряды скал стоял бык-монгольский лось. Это был великолепный момент. Я видел много рогатых оленей на расстоянии двухсот ярдов раньше, но никогда не преследовал их, путешествуя в гору на лыжах, никогда не попадал на стебель первобытной сущности древнего охотника, путешествующего на лыжах, который он сделал сам с помощью топора, из елового дерева, срубленного в том же лесу, в котором мы стояли, с альпинистскими шкурами с ног местной лошади, размельченными, растянутыми и высушенными самим лыжником.

Мульчен выследил быка и двух лосей на лыжах в Горном Алтае.

Мы сели и еще несколько минут понаблюдали за лосем. Вскоре к быку присоединилась пара коров. Затем, не зная, что кто-то наблюдает за ними сверху, троица начала двигаться, пересекая склон горы, медленно набирая высоту и снова исчезая в лесу. Я не был уверен, что будет дальше. Мульхен улыбнулся и протянул мне немного вяленого мяса, почти полностью состоящего из жира, и кубик застывшего масляного чая, чтобы я пережевал его.Мы выпили немного воды, а затем Мульчен встал, сунул бинокль в рюкзак, взвалил его на плечо и жестом показал мне вперед.

Мы держались высоко, продолжая двигаться по той же траектории, что и лоси, когда они исчезли в лесу. Вскоре мы достигли большого оврага, русла летнего ручья, теперь покрытого глубоким снегом. Я последовал за Мульхеном, пока он спускался в канализацию. На полпути вниз, на небольшом боковом гребне над руслом ручья, он остановился. Мы только что увидели лосиные следы.Лось двинулся вверх, взойдя прямо вверх по ущелью, направляясь к линии деревьев. Должно быть, они миновали это место всего за несколько минут или секунд до нашего прибытия. Когда мы просканировали тропу, ведущую вверх, появилось небольшое стадо монгольских лосей, поднимавшееся из оврага на снежный склон выше, направляясь к одинокому участку ели. Появился величественный бык, более крупный, чем тот, которого мы видели раньше. Он остановился, повернулся и посмотрел прямо на нас. Нас сделали. Мы смотрели, как группа снова исчезает.Мульчен посмотрел на меня, улыбнулся, указал лыжной палкой вниз, и, оставив лося позади, мы спустились по чудесному снегу и живописным березовым и осиновым рощам к долине главной реки.

Рано в тот день у меня возникло предчувствие, что мне, возможно, не повезет на самом деле увидеть, как лыжник с Алтая убивает лося. У Мульхена не было оружия (но, возможно, у него в рюкзаке была веревка для лассо), и никакие другие местные лыжники не присоединились к нам. Насколько я понимаю, упорная лыжная охота на Алтае обычно проводится в команде, когда несколько лыжников гонят лося с разных направлений в конечную точку отсечения.Более того, до этой поездки я также знал, что китайское правительство фактически сделало охоту в этом регионе незаконной, и хотя мне сказали, что почти наверняка алтайские лыжники продолжают охотиться стратегически, было очень маловероятно, что они позволили бы иностранцу, которого они только что встретили, засвидетельствовать это.

Мульхен, очевидно, точно знал, что делал. Он хотел показать мне лося, а также показать мне, что если жители деревни хотят поймать лося, они обычно могут легко найти их, выследить и преследовать их с близкого расстояния на лыжах [viii].Теперь для меня также очевидно, что, когда Мульчен остановился на скалах над лосем, он достиг стадии, когда, если охотник на лыжах решился на добычу, он и его товарищи-охотники начали свое полномасштабное преследование. , спустившись на лосей и загнав их в лес, пытаясь истощить хотя бы одного из них до такой степени, что они сдаются и позволяют охотникам за лыжами схватить себя. Мне очень повезло, что я пережил этот процесс до этого этапа.

В тот вечер, вернувшись в хижину Мульхена, я попытался с помощью сигналов рук и зарисовок расспросить его об охоте.Мне удалось установить, что люди сохраняют большой интерес к охоте и, вероятно, продолжают ею заниматься, но очень боятся наказания за это. В какой-то момент один из местных мужчин, пьющих чай с нами, протянул две руки, сжав внутреннюю часть запястий, имитируя наручники, которые будут прикреплены к нему, если его арестуют за охоту. Этот страх, вероятно, был вызван открытием дороги и присутствием китайской военной полиции в деревне.

Один из немногих американцев, побывавших в этой деревне, выразил мне свою большую озабоченность тем, что, хотя ежедневное катание на лыжах является важным общественным занятием просто для удовольствия, запрет на охоту с большой вероятностью может привести к Вскоре алтайцы отказались от древней практики изготовления лыж. Таким образом, было высказано мнение, что для сохранения тысячелетнего опыта лучше всего было бы лоббировать китайское правительство, чтобы разрешить ограниченную ежегодную охоту на лося в алтайских деревнях.Различные компоненты законов о существовании на Аляске, включая определения обычного и традиционного использования (C&T), суммы, необходимые для определения средств к существованию (ANS), а также системы выдачи разрешений на сбор урожая в церемониальных и образовательных целях, могут быть лучшими существующими структурами в мире для использования в качестве модели для потенциально возможного использования. создание для алтайских охотников в Китае законных средств для продолжения устойчивого промысла лосей в будущем [ix]. С этой целью я предоставил всю необходимую справочную информацию о законе о проживании на Аляске людям, которых я знаю, которые сейчас работают над решением этой дилеммы.Таким образом, существует вероятность того, что созданный здесь, на Аляске, прецедент культурного сохранения местных охотничьих традиций посредством юридического продолжения их практики на местах может внести важный вклад в установление и поддержание прав на охоту за натуральным хозяйством в Китае. Если бы это произошло, у жителей Аляски был бы большой повод для гордости. Кроме того, мы, жители Аляски, можем черпать вдохновение у алтайских лыжников.

Дух сибирских лыж на последнем пересечении Берингова моря

До появления снегоходов зимние перевозки в северных регионах Северной Америки выполнялись в основном на снегоступах и собачьих упряжках.Хотя прошлые атабаски, безусловно, известны как мастера по изготовлению снегоступов, нет никаких свидетельств того, что коренные жители Аляски или какие-либо другие коренные американцы использовали лыжи для зимних путешествий до прибытия в Европу. Если лыжи были изобретены на Сибирском Алтае, кажется, что технология не была импортирована в Северную Америку кем-либо из людей, перебравшихся из Азии в Северную Америку. Вместо этого лыжные технологии были привезены через Россию в Скандинавию, а затем распространились оттуда на юг, в регион Альп и за его пределы.Фактически, предположение о том, что лыжи возникли на Алтае, опровергается некоторыми, которые утверждают, что лыжи были изобретены в Скандинавии. Однажды, посещая Тромсё на севере Норвегии, я смог увидеть пару лыж, выкопанных из торфяного болота, возрастом более 6000 лет. Таким образом, нет никаких сомнений в том, что лыжи имеют долгую историю в Скандинавии, России и большей части Европы [x]. Конечно, лыжи могли возникнуть независимо. Независимо от места происхождения, как мы знаем, верно для алтайских лыжников, это использование, вероятно, всегда было сосредоточено как на практическом существовании, так и на практическом удовольствии.

Сегодня лыжи широко используются жителями Аляски для зимнего отдыха. Будь то катание на коньках, скоростной спуск или традиционный кросс-кантри, каждый год после того, как выпадает снег, многие жители Аляски испытывают маниакальное желание кататься на лыжах. Аляска известна во всем мире катанием на лыжах мирового класса, экстремальными лыжами, а также чемпионами по скоростному спуску и лыжным гонкам. И, несомненно, лыжи исторически использовались жителями Аляски для практических целей зимнего транспорта и жизнеобеспечения. Например, я знаю нескольких человек, которые использовали лыжи для зимней охоты на Нельчину, Сорок миль и Центрального Арктического Карибу, с отличными результатами, и я уверен, что существуют и другие случаи [xi].Итак, за катание на лыжах на Аляске!

И давайте также черпать вдохновение у наших сибирских соседей по северным лесам, которые делают большую часть того, что им нужно для катания на лыжах, своими руками из местных материалов и которые продолжают перемещаться по своему ландшафту для пропитания без доступа к деньгам, моторам , или топливо. Это была здоровая и блаженная уверенность в своих силах, в основе которой были наши первые занятия лыжным спортом и охотой, и теперь, когда я сажусь на лыжи или плечаю на плече свой охотничий рюкзак, я не могу не задуматься над этим.

Джеймс Ван Ланен (James Van Lanen) — специалист по натуральным ресурсам Департамента рыбы и дичи Аляски. В сентябрьском номере этого журнала за 2016 год он написал руководство по дублению шкур.


[i] Zhaojian S. and Bo W. eds. 2015. Первоначальное место катания: префектура Алтай, Синьцзян, Китай . Народное спортивное издательство / Синьцзянское народное издательство, Урумчи. Чтобы заказать эту необычную книгу, перейдите на сайт www.altaiskis.com. Здесь также можно приобрести современные лыжи, созданные по образцу концепций горнолыжного Алтая.

Поселок в самом сердце Горного Алтая.

[ii] Например, см. Мою предыдущую статью «Выживание на сигах Кускоквим, рыболовных ловушках и каменистой реке Дена’ина » в июльском выпуске журнала Alaska Fish and Wildlife News за 2015 г. /index.cfm?adfg=wildlifenews.view_article&articles_id=722

[iii] Zhaojian and Bo 2015.

[iv] Те, кто живет в Китае, с которыми я катался на лыжах, не имеют огнестрельного оружия, но вероятно, что те, кто живет на у российской стороны будет лучший доступ к ружьям для охоты.

[v] См. Либерман Д. 2013. История человеческого тела: эволюция, здоровье и болезни . Пантеон и Макдугалл К. 2009. Рожденные бежать: скрытое племя, суператлеты и величайшая раса, которую мир никогда не видел . Кнопф.

[vi] Например, см. Thomas E.M. 2006. Старый путь: история первых людей . Пикадор.

[vii] Наиболее известная документация об этой практике была опубликована National Geographic в 2013 году: Jenkins M.2013. По следам первых лыжников: древняя культура в китайских горах Алтая дает представление о том, как эволюционировал лыжный спорт . National Geographic, декабрь 2013 г. http://ngm.nationalgeographic.com/2013/12/first-skiers/jenkins-text

Зимняя охота по типу настойчивости также была задокументирована на Аляске, где, как известно, многие атабаскане использовали снегоступы для преследования. лосей и собирайте их, когда они устали в глубоком снегу. Например, см. Simeone W.E. 2006. Некоторые этнографические и исторические сведения об использовании крупных наземных млекопитающих в бассейне реки Медь .Министерство внутренних дел США. Служба национальных парков. Аляска.

[viii] Хотя в цитированной выше статье National Geographic задокументирована лыжная охота народов Алтая и представлены фотографии лося, удерживаемого в снегу рогами на веревке, люди, знакомые с этой документацией, говорят, лось, изображенный на фотографиях, был впоследствии выпущен, в частности, из-за намерения охотников и автора исследования следовать действующим законам об охоте.

[ix] AS 16.05.258. Статуты Аляски. Использование для жизнеобеспечения и распределение рыбы и дичи . 5 AAC 92.019, 92.033, 92.034 и 99.025. Административные кодексы Аляски. Взятие крупной дичи для определенных религиозных церемоний, разрешение в научных, образовательных, пропагандистских целях или в целях общественной безопасности, разрешение на добычу и использование дичи в культурных целях, а также обычное и традиционное использование охотничьих популяций .

[x] Фритьоф Нансен, знаменитый норвежский исследователь Арктики, похоже, получил информацию, подтверждающую теорию о том, что лыжи действительно возникли в Горном Алтае и оттуда распространились в Европу.В книге Нансена « Первое пересечение Гренландии», , опубликованной в 1890 году, есть карта, показывающая известное историческое распространение лыж. На карте Центральная Азия обозначена как географическое происхождение лыжных технологий, а использование лыж распространяется в Европу и север Сибири от перекрестка у Горного Алтая. Нансен Ф. 1890. Первое пересечение Гренландии . Лонгманс, Грин и компания. Лондон и Нью-Йорк.

[xi] Рассказ о моих занятиях лыжной охотой на Аляске см. В моей предыдущей статье Зимняя охота на карибу: катание на лыжах с шоссе Далтон, уроки, предложения и награды в DHCMA в январском выпуске журнала Alaska Fish and Wildlife за 2013 год. Новости http: // www.adfg.alaska.gov/index.cfm?adfg=wildlifenews.view_article&articles_id=586

[1] Чжаоцзян С. и Бо В. ред. 2015. Первоначальное место катания: префектура Алтай, Синьцзян, Китай . Народное спортивное издательство / Синьцзянское народное издательство, Урумчи. Чтобы заказать эту необычную книгу, перейдите на сайт www.altaiskis.com. Здесь также можно приобрести современные лыжи, созданные по образцу концепций горнолыжного Алтая.

[1] Например, см. Мою предыдущую статью « Пропитание на сига Кускоквим, рыболовных ловушек и каменистой реки Дена’ина » в июльском выпуске журнала «Новости рыбы и дикой природы Аляски» за 2015 год http: // www.adfg.alaska.gov/index.cfm?adfg=wildlifenews.view_article&articles_id=722

[1] Zhaojian and Bo 2015.

[1] Те, кто живет в Китае, с которыми я катался на лыжах, не имеют огнестрельного оружия, но оно есть. Вероятно, что у тех, кто живет на российской стороне, будет лучший доступ к ружьям для охоты.

[1] См. Либерман Д. 2013. История человеческого тела: эволюция, здоровье и болезни . Пантеон и Макдугалл К. 2009. Рожденные бежать: скрытое племя, суператлеты и величайшая раса, которую мир никогда не видел .Кнопф.

[1] Например, см. Thomas E.M. 2006. Старый путь: история первых людей . Пикадор.

[1] Самая известная документация об этой практике была опубликована National Geographic в 2013 году: Jenkins M. 2013. По следам первых лыжников: древняя культура в китайских горах Алтая дает представление о том, как кататься на лыжах Развитый . National Geographic, декабрь 2013 г. http://ngm.nationalgeographic.com/2013/12/first-skiers/jenkins-text

Зимняя охота по типу настойчивости также была задокументирована на Аляске, где, как известно, многие атабаскане использовали снегоступы для преследования. лосей и собирайте их, когда они устали в глубоком снегу.Например, см. Simeone W.E. 2006. Некоторые этнографические и исторические сведения об использовании крупных наземных млекопитающих в бассейне реки Медь . Министерство внутренних дел США. Служба национальных парков. Аляска.

[1] Хотя в цитированной выше статье National Geographic задокументирована лыжная охота народов Алтая и представлены фотографии лося, удерживаемого в снегу рогами на веревке, люди, знакомые с этой документацией, рассказали мне, что лось, изображенный на фотографиях, был впоследствии выпущен, в частности, из-за намерения охотников и автора исследования следовать действующим законам об охоте.

[1] AS 16.05.258. Статуты Аляски. Использование для жизнеобеспечения и распределение рыбы и дичи . 5 AAC 92.019, 92.033, 92.034 и 99.025. Административные кодексы Аляски. Взятие крупной дичи для определенных религиозных церемоний, разрешение в научных, образовательных, пропагандистских целях или в целях общественной безопасности, разрешение на добычу и использование дичи в культурных целях, а также обычное и традиционное использование охотничьих популяций .

[1] Фритьоф Нансен, известный норвежский исследователь Арктики, похоже, получил информацию, подтверждающую теорию о том, что лыжи действительно возникли в Горном Алтае и оттуда распространились в Европу.В книге Нансена « Первое пересечение Гренландии», , опубликованной в 1890 году, есть карта, показывающая известное историческое распространение лыж. На карте Центральная Азия обозначена как географическое происхождение лыжных технологий, а использование лыж распространяется в Европу и север Сибири от перекрестка у Горного Алтая. Нансен Ф. 1890. Первое пересечение Гренландии . Лонгманс, Грин и компания. Лондон и Нью-Йорк.

[1] Историю о моей охоте на лыжах на Аляске см. В моей предыдущей статье Зимняя охота на карибу: катание на лыжах с шоссе Далтон, уроки, предложения и награды в DHCMA в январском выпуске журнала Alaska Fish and Wildlife за 2013 год. Новости http: // www.adfg.alaska.gov/index.cfm?adfg=wildlifenews.view_article&articles_id=586


Подпишитесь, чтобы получать уведомления о новых проблемах

Получайте ежемесячные уведомления о новых выпусках и статьях.

  • Facebook
  • Твиттер
  • Google+
  • Reddit

7 российских животных, обитающих в Сибири

Амурский тигр | © 3Dinaani / Pixabay

Сибирь, самая большая в мире природа с горными хребтами, лесами, огромными озерами и длинными реками, является домом для некоторых из самых удивительных и красивых животных на земле.Эти невероятные существа, впечатляющие и устрашающие в равной степени, поистине замечательны. Вот все, что вам нужно знать.

Получив свое название от цвета шерсти, серый волк является крупнейшим в своем роде и единственным волком, обитающим в Северной Америке, Азии и Европе. Умные и общительные животные, они охотятся стаями, обычно состоящими из товарищей и их взрослого потомства. Буквально лучшие собаки, они могут охотиться и убивать животных, намного больших, чем они сами — единственные животные, которые представляют для них угрозу, — это люди и тигры.

Серый волк | © Дэвид Осборн / Shutterstock

Великолепные, но находящиеся под угрозой исчезновения, по оценкам, в дикой природе осталось всего 500 или около того этих красивых зверей, их численность сокращается из-за браконьерства и вырубки леса в местах их обитания. Эти одинокие животные, также известные как амурский тигр, живут в самых отдаленных березовых лесах и лесных массивах на юго-востоке Сибири. В 1940-х годах в дикой природе осталось всего около 40 особей. Россия стала первой страной, предоставившей животным полную защиту.Вырастая до 3 метров (10 футов) в длину, эти массивные животные из семейства кошачьих могут весить до 300 килограммов (661 фунт).

Амурский тигр | © Pixel-Mixer / Pixabay

Не путать с Хью Джекманом, сибирская росомаха — сильный и коренастый падальщик, который также получил неудачное имя «медведь-скунс» из-за своего грязного понга. Также в упадке росомахи следуют по следам волков, рысей и других хищных животных в надежде найти брошенную добычу, но они также могут охотиться на животных более крупных, чем они, благодаря своей свирепости.Забавный факт: у росомахи появились зубы, чтобы разрывать замороженную плоть.

Росомаха | © Daniel Brachlow / Pixabay

Конечно, не дикое животное, а рабочая собака из северо-восточной Сибири. Первоначально выведенные как ездовые собаки и пасти северных оленей чукчами, коренным племенем, обитающим в этом регионе, сибирские хаски имеют шерсть, предназначенную для сохранения тепла даже при падении температуры до ледяных от -50 до -60 ° C (-58 до -76 ° F). Социальные, дружелюбные животные с независимой жилкой, они сохранили инстинкт охоты и бродяжничества со времен чукчей.

Хаски | © Widerstroem / Pixabay

Из девяти видов бурых медведей, обитающих в России, жители Евразии и Восточной Сибири называют Сибирь своим домом. Фактически, самая большая в мире популяция евразийского бурого медведя живет к востоку от Урала. Будучи символом России и Советского Союза, бурые медведи использовались как часто повторяющийся символ в русской литературе и культуре с 16 века. На Олимпийских играх 1980 года в Москве в качестве талисмана выступил Миша, созданный иллюстратором детских книг Виктором Чижиковым, и, хотя он и не был бурым медведем, осиротевший белый медведь Ника был выбран в качестве животного-оракула на чемпионате мира по футболу 2018 года.

Сибирский бурый медведь | © Александр Шер / Shutterstock

Это животное не убьет вас, если только оно не будет миловидным. Как единственный бурундук, обитающий за пределами Северной Америки, эти крошечные зверушки вырастают всего до 25 см (9,8 дюйма) за свою короткую жизнь, в среднем около 2-5 лет. Еще один интересный факт: сибирские бурундуки — одно из немногих млекопитающих, поведение, физические характеристики и черты которых не различаются между самцами и самками.

Сибирский бурундук | © Frank Vassen / Flickr

Самцов кабарги легко отличить от самок по их двум выступающим и очень заметным клыкам.Не имея рогов, которые можно использовать во время брачного сезона, самцы кабарги используют свои клыки, чтобы отбиваться от других самцов. Браконьерство представляет собой угрозу для этого животного из-за производимого им мускуса. Последний забавный факт: этот мускус, который используется в ароматах, косметике, благовониях и медицине по всему миру, на самом деле происходит из железы в прямой кишке оленя.

Кабарга сибирская | © Erik Adamsson / Wikimedia

Одомашнивание животных в арктических широтах: охота и разведение северных оленей на полуострове Иджамал, северо-запад Сибири

Основные моменты

Анализ фосфатов и липидов показывает, что домашние олени стояли на этом участке с 5 th век нашей эры.

Копрофильные споры грибов намекают на домашнее оленеводство еще в 3 году века нашей эры.

Rangifer Этология и возможности ландшафта указывают на сложные отношения между людьми и оленями.

Пыльца и результаты дендрохронологии связывают транспортировку северного оленя с заметным изменением климата.

Анализ захороненных палеозолей указывает на многократное использование классического археологического памятника.

Abstract

История одомашнивания животных в Арктике часто представляется как маргинальная или слабая копия более сложных пасторальных ситуаций в южных странах. В этой статье проводится переоценка классического археологического памятника I͡Arte 6 на полуострове I͡Amal в Северо-Западной Сибири на предмет выявления признаков раннего Rangifer , а также приручения собак и появления транспортного оленеводства в начале железного века. Мы критически изучаем опубликованные и неопубликованные русскоязычные материалы об этом памятнике первого тысячелетия и оцениваем интерпретации в сравнении с тремя этноархеологическими моделями: преследование стада, охота с использованием приманки и транспортное оленеводство.Используя новые этнографические, геоархеологические, ботанические и палинологические данные, а также пересмотренную хронологию участка, мы демонстрируем, что I͡Arte 6, вероятно, был домом для нескольких различных типов адаптации в течение гораздо более длительного периода времени, чем предполагалось ранее. Это заставляет нас подвергать сомнению стандартные модели оленеводства и приводить доводы в пользу возобновления внимания к способам, которыми Rangifer удерживаются и вовлекаются в долгосрочные отношения с людьми, возможность того, что приручение собак также могло быть ключевой фактор, и как эти отношения оставляют отпечаток в экологической документации.

Ключевые слова

История антропологии

Российская Федерация

Сибирь

I͡Amal

Rangifer

Одомашнивание

Геоархеология

Фосфатный анализ

Анализ липидов

Анализ липидов

Анализ липидов

(0)

Просмотреть аннотацию

© 2019 Elsevier Inc.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Русские «сказочные» сибирские тигры преодолевают большие шансы на возвращение

Глубоко в замерзших лесах Дальнего Востока России, одной из природных самые неуловимые — и, безусловно, самые величественные — хищники тихо возвращаются.

Сибирские тигры, также известные как амурские тигры, являются крупнейшим подвидом великих кошек Азии. Они пережили войны, браконьерство и обширную потерю среды обитания, чтобы пробиться обратно от горстки животных к обновленной жизнеспособности.

В вольере размером с футбольное поле, примерно в часе езды от Владивостока, Елена и Павлик являются хорошими примерами того, почему это происходит.

На данный момент 15-месячные братья и сестры — единственные жители Центра «Амурский тигр» возле села Алексеевка.

Директор реабилитационного центра Виктор Кузьменко следит за продвижением двух молодых взрослых тигров через серию камер и мониторов. (Pascal Dumont / CBC)

Центр включает в себя большую природную территорию, имитирующую среду обитания тигра, с типичными деревьями, кустарниками и ландшафтом. Он огорожен забором, а внешний мир закрыт зеленым брезентом.

«Они научились выслеживать добычу, ловить и убивать, а главное, полностью избегают людей», — сказал Виктор Кузьменко, курирующий уникальный объект.Он был создан в 2013 году на грант правительства России и других неправительственных организаций, таких как Всемирный фонд дикой природы, для сохранения, изучения и увеличения популяции амурского тигра.

Tiger rehab

Молодых тигров прошлым летом забрали к себе представители службы охраны дикой природы после того, как их мать неоднократно посещала местную деревню и ела домашних животных.

Убийство проблемных тигров в России незаконно, поэтому единственным выходом было поймать ее и перевезти в зоопарк.

Этот снимок, сделанный камерой, наблюдающей за молодым тигром в Центре реабилитации амурского тигра, показывает последствия успешной охоты. (Паскаль Дюмон / CBC)

«В этом возрасте детеныши не выжили бы без своей матери», — сказал Кузьменко CBC News, поэтому их привезли в центр.

С тех пор цель состояла в том, чтобы научить их охотиться и выживать самостоятельно.

Во время еды, обычно ближе к вечеру, олень, кабан или другое существо выпускается в их область, и тигры мгновенно привлекают внимание.

На телевизионных мониторах можно увидеть, как молодые хищники подкрадываются к ничего не подозревающему животному и молниеносно набрасываются на него, впиваясь зубами в его шею и ожидая, пока пораженное животное истечет кровью.

«Их поведение почти идеальное», — сказал Кузьменко, который ожидает, что пара выйдет на волю этой весной и у нее будет большой шанс выжить самостоятельно.

Сокращающаяся среда обитания

Столетие назад амурские тигры обитали на западе, вплоть до Каспийского моря, и на просторах России и Китая до берегов Тихого океана.

Но на них безжалостно охотились ради их меха и частей тела. К концу Второй мировой войны в дикой природе осталось всего несколько десятков животных.

Специалист по охране природы Андрей Захаров возглавляет одну из 14 бригад по борьбе с браконьерством, патрулирующих места обитания тигра. (Pascal Dumont / CBC)

Советский Союз ввел строгие правила охоты, и численность населения несколько восстановилась, прежде чем снова упасть после краха коммунизма в 1990-х годах, когда охотникам было легче пересекать границу с Китаем и прибыльный черный рынок возродился.

С 2010 года российское правительство приняло меры по борьбе с браконьерством и реализовало ряд природоохранных мер, благодаря которым популяция дальневосточных тигров России выросла примерно до 500 взрослых особей и, возможно, до 100 детенышей, согласно переписи населения 2018 года, проведенной Министерством природы России.

Хотя цифры вряд ли являются надежными — амурские тигры внесены в список находящихся под угрозой исчезновения, по данным Всемирного фонда дикой природы, — линия тренда растет. Российские власти полагают, что в течение четырех лет популяция тигров вырастет до более чем 700 особей.

По данным Всемирного фонда дикой природы, во всем мире около 5000 тигров остаются в дикой природе, включая популяцию в России, а также другие подвиды в Индии, Бангладеш, Непале и Южной Азии.

Мифологический зверь

В российском Приморье, где Китай граничит с западом и Северной Кореей на юге, к животным относятся почти с мифологическим почтением.

«Войдя в лес на Дальнем Востоке, вы почувствуете сказку и ощущение неизвестности, потому что это дом тигра», — сказал Сергей Арамильев, биолог, который является директором Центра «Амурский тигр». управляет реабилитационным центром и занимается другой природоохранной деятельностью.

«Он невидимо присутствует везде — везде следы его энергии».

На Дальнем Востоке России почитают тигров. Группа статуй встречает посетителей, покидающих аэропорт Владивисотока. (Corinne Seminoff / CBC)

Во Владивостоке и его окрестностях есть фрески, рекламные щиты и статуи тигров, подчеркивающие связь животных с самобытностью региона.

Президент России Владимир Путин, которого часто фотографируют в дикой природе России в компании диких животных, часто позировал для фотосессий с амурскими тиграми, большинство из которых были связаны с реабилитационным центром.

Правительство России оплатило многие другие природоохранные мероприятия, в том числе полукилометровый так называемый Тигровый туннель, который был открыт на дороге в Хабаровск два года назад. Это позволяет тиграм переходить дорогу, которая пересекала важные места обитания тигра.

Угроза браконьерства

Но, пожалуй, самые важные усилия были сосредоточены на незаконной охоте, которая по-прежнему представляет наибольшую угрозу для животных, — сказал Арамилиев.

Команда по охране природы на военной машине патрулирует территорию недалеко от границы России с Китаем, наблюдая за незаконной охотой.(Паскаль Дюмон / CBC)

«Законы ужесточились», — сказал он CBC News, отметив, что восемь лет назад от 50 до 70 тигров в год погибали из-за браконьерства. Сейчас, по его словам, это число приближается к 15–20.

Рынок их меха и частей тела, используемых в традиционной медицине и церемониях, почти полностью связан с Китаем, сказал он.

«Если у семьи в Китае есть кожа, это считается престижным. Но поймите, [Китай] имеет эту культуру в течение 3000 лет, и ее нельзя изменить за один день.«

Китай также принял закон, запрещающий торговлю такими частями животных, но российские власти заявляют, что незаконные трансграничные сделки продолжаются.

Директор центра« Тигр »Сергей Арамильев демонстрирует шкуру тигра, предназначенную для Китая. (Corinne Seminoff / CBC)

Больше, чем 14 российских природоохранных групп, состоящих из более чем 100 штатных членов, теперь патрулируют ключевые места обитания тигров на бронетранспортерах военного образца в поисках браконьеров.

Во время недавней поездки, как рассказал лидер одной группы Андрей Захаров, CBC News, его офицеры часто ночуют лагерем в глубине леса, высматривая следы тигров на снегу или подозрительные машины.

«Тигр — нечто неземное, — сказал он. «Он может быть всего в 50 метрах от нас, но мы не увидим его, пока он не двинется. Это очень скрытное животное».

Работа с тиграми

По мере того, как популяция тигров восстанавливается, важность другой части работы Захарова также возрастает: работа с населением в рамках так называемой «конфликтной группы».

Ученые и ветеринары Центра реабилитации амурского тигра осматривают тело Тихана, 13-летнего самца сибирского тигра, неожиданно скончавшегося в феврале.(Corinne Seminoff / CBC)

Российское телевидение регулярно транслирует сюжеты жителей села в Приморском крае, у которых тигры убили своих питомцев или сами стали жертвами преследования.

Под Новый год женщина из деревни под Хабаровском показала съемочной группе пятна крови, на которых тигр пытался протащить своего питомца через забор, прежде чем удачливая собака сбежала.

Мать двух молодых тигров, находящихся сейчас в реабилитационном центре, была поймана после того, как неоднократно возвращалась в деревню, съев в общей сложности 10 домашних животных.

«По мере роста численности населения мы оккупировали территорию [тигра]», — сказал Захаров.

Чтобы люди не взяли дело в свои руки во время конфликтов, местные власти теперь предлагают денежную компенсацию за любой убитый скот или домашних животных.

«Бывают случаи, когда тигры нападали на коров, лошадей, собак, но если у человека есть все необходимые документы, мы все возместим. Люди получат материальную компенсацию незамедлительно», — сказал Захаров.

Несчастная смерть

Тем не менее, были неудачи.

CBC News был первоначально приглашен в Центр реабилитации тигров, чтобы присутствовать на медицинском осмотре пожилого тигра по имени Тихан.

Власти установили, что Тихан умер естественной смертью, вероятно, от истощения и обезвоживания. (Corinne Seminoff / CBC)

В начале января 13-летний мужчина вёл себя необычно, подошел к российскому пограничному управлению и напал на солдатских собак. После того, как биологи выследили его и приняли транквилизатор, они обнаружили, что у Тихана проблемы с зубами, поэтому провели стоматологическую операцию.

Это должно было позволить ему вернуться в дикую природу.

Но к тому времени, когда команда Си-Би-Си прибыла в Центр Тигра после долгого перелета из Москвы, Тихан внезапно скончался.

Вместо этого мы стали свидетелями его вскрытия.

«Жалко», — сказал Арамилев. «То, что произошло, было очень неожиданным».

Тринадцать лет — это примерно средняя продолжительность жизни тигров в дикой природе, хотя в неволе они могут дожить до 20 лет.

Тесты показали, что Тихан весил 142 килограмма на момент смерти, что намного меньше обычного веса 300 килограммов для тигра. здоровый кобель.

Как оказалось, ученые узнали, что его тело сильно обезвожено, и он страдал от истощения. Окончательная причина смерти была признана естественной.

Тем не менее, Арамилев сказал, что Тихан сыграл ключевую роль в обеспечении выживания его вида.

«В данном случае единственное, что нас успокаивает, — это то, что тигр прожил долгую жизнь и должен был оставить много потомства».

Пусть богатые туристы охотятся на волков с вертолета, чтобы разобраться с волчьей эпидемией в Сибири

Стоимость составит 10 000 долларов на каждого волка, плюс 5 100 долларов на вертолетный транспорт, проживание и еду.Картина: Денис Адамов

Состоятельным российским и иностранным туристам следует предложить вертолетные туры для охоты на волков в Якутии, где они представляют растущую угрозу для домашнего скота.

12 000 волков в этом регионе наносят ущерб оленям и стадам лошадей в 2,5 миллиона долларов в год. Сообщается, что волки убили более 9000 оленей и более 500 лошадей. Меры, принимаемые властями по уничтожению быстро растущей популяции волков, считаются неэффективными.

Теперь местный депутат Виктор Федоров предложил регион, также известный как Республика Саха, предлагать туристам возможности элитной охоты как средство быстрого сокращения численности без нагрузки на бюджет.Стоимость составит 10 000 долларов на каждого волка, плюс 5 100 долларов на вертолетный транспорт, проживание и еду.

«Таким образом мы сможем сократить поголовье волков и заработать на этом деньги», — сказал он. «В то же время мы могли наблюдать за стадами оленей сверху».

Местный депутат Виктор Федоров предложил Республике Саха предложить туристам элитные возможности для охоты. Картина: Il Tumen

Он сказал: «У нас уже есть туристы, местные и некоторые из-за границы, которые готовы заплатить 10 000 долларов за охоту на одного волка.Искал цены на трофейную охоту в ЮАР. Охота на взрослого льва стоит 30 000 долларов, поэтому 10 000 долларов за волка — вполне приемлемая цена.

‘Китайские туристы летят на охоту в Канаду и на Аляску, что дороже. Харбин (Китай) нам близок, поэтому мне пришла в голову идея коммерциализировать проект ».

Федоров сказал, что выбраковка одного волка обходится региональному правительству примерно в 3400 долларов, в то время как иностранные туристы готовы платить 10 тысяч долларов, что делает эту схему выгодной для якутцев.

«Стоимость проживания, транспорта и питания составит еще 300 000 рублей (5 100 долларов США).



Якутские охотники со своими охотничьими трофеями. Фотографии: Денис Адамов, Hunting.ru, Ykt.ru

‘У нас есть ограничение на убийство 800 волков в год. 400 волков могут быть (убиты) коммерческой деятельностью. Таким образом, департамент экологии получит 120 миллионов рублей (2,06 миллиона долларов). И охотничьему ведомству не нужно будет отстреливать волков — и будет бороться только с браконьерством.’

Он высказался против использования яда как альтернативного способа убийства волков, аргументируя это тем, что он может убить других животных, таких как лисы, барсуки и собаки.

«Итак, нам остаётся охота с воздуха и с суши», — сказал он. «Охота с воздуха, на мой взгляд, самая эффективная. Мы использовали вертолеты Ми-2 и Ми-8.

«Налет Ми-8 составляет от 200 000 до 300 000 тысяч рублей в час (3400-5160 долларов США). А полет на маленьком вертолете Ми-2 стоит от 70 000 до 80 000 (1200 — 1375 долларов).

«Насколько я понимаю, Ми-8 в этом году использовался всего четыре часа. Что можно сделать за четыре часа? Это как стрелять по воробьям из пушки ».

Взлетно-посадочная полоса вертолета А-600. Изображение: rotorway.ru

Предложил: «Для охоты не нужен большой вертолет. Волк весит около 50 кг, вы его убиваете, берете на борт и вперед. Вот, например, вертолет Rotorway A-600, который стоит 98 000 долларов … Он берет на борт двух человек, летит 300 км, со скоростью 160 км / ч.

«Мы можем купить три таких вертолета с бюджетом в 20 миллионов рублей (345 тысяч долларов) и положить конец проблеме волков. Государство предоставляет инфраструктуру, а мы используем ее для туризма.

«Я уверен, что в одной провинции Хэйлунцзян мы найдем достаточно туристов. В провинции 120 миллионов человек, и я уверен, что найду 400 охотников. Кроме того, наши местные охотники довольно богаты ». Он сказал, что, возможно, потребуется изменить закон, чтобы эта схема работала.

‘Весь мир устроен так: на львов можно охотиться, на носорогов.Вы просто приехали в Африку и поохотились на животное. А я сижу в Якутске и не могу получить лицензию на охоту на лося. Вы можете себе это представить? Мне проще поехать в Африку и получить там лицензию ».




Меры, принятые властями по уничтожению быстро растущей популяции волков, считаются неэффективными. Фотографии: Виктор Эверстов

Его спросили о мерах предосторожности, чтобы туристы не стреляли в других животных.

«Во-первых, пилот будет сотрудником заповедника. Во-вторых, поставим фотоаппараты и посмотрим, какое животное было снято. Если было застрелено какое-то другое животное, нам очень жаль, но вам придется заплатить штраф в размере 20 000 долларов и вам запретят возвращаться сюда на охоту ».

Туристу разрешат оставить шкуру волка. Целью не должно быть уничтожение популяции волков. «Если количество животных резко упадет, количество волков, которых разрешено убивать, также должно быть сокращено.’

В Якутии проживает около 12 000 из приблизительно 50 000 в России.

Роль добычи, хищников и социально-политической среды в динамике стада диких северных оленей Таймыра с некоторыми уроками для Северной Америки

Copyright © 2015, автор (ы). Публикуется здесь по лицензии The Resilience Alliance.
Перейти к версии этой статьи в формате pdf

Ниже приводится установленный формат ссылки на эту статью:
Колпащиков Л., В. Махайлов и Д.Э. Рассел. 2015. Роль добычи, хищников и социально-политической среды в динамике стада диких северных оленей Таймыра с некоторыми уроками для Северной Америки. Экология и общество 20 (1): 9.
http://dx.doi.org/10.5751/ES-07129-200109

Синтез, часть специальной статьи о неоднородности и устойчивости человека — Rangifer Системы: Циркумарктический синтез

1 НИИ сельского хозяйства Крайнего Севера, 2 St.Санкт-Петербургский институт информатики и автоматизации, 3 ЦАРМА, Юконский колледж

РЕФЕРАТ

Стадо диких северных оленей Таймыра, то есть карибу ( Rangifer tarandus ), является одним из важнейших ресурсов дикой природы на Крайнем Севере России и может составлять крупнейшее мигрирующее стадо Rangifer в мире. За последние 60 лет стадо восстановилось по сравнению с низкой численностью в 1940-х годах, достигнув высокой плотности к 1970 году, что коснулось менеджеров дикой природы и домашних хозяйств, с 11.Годовой рост 7%. В то время был введен агрессивный коммерческий отлов стада и начат организованный контроль над волками с целью стабилизации численности стада и стимулирования необходимой экономической активности в регионе. Эти действия снизили темпы роста на протяжении 1970-х и 1980-х годов до 3,0% годовых. С 1991 года, после распада Советского Союза и потери финансовых возможностей для поддержания коммерческого промысла и продолжения борьбы с волками, популяция снова увеличилась на 5.6% годового прироста до пика в 2000 году, когда он составит чуть более 1 миллиона животных. С 2000 г. стадо сокращается; увеличился урожай, в основном нерегулируемый; увеличилась популяция волков; и условия выгула ухудшились. Понимание того, что произошло в районе Таймыра, может дать североамериканским менеджерам ценные уроки в понимании больших мигрирующих стад на этом континенте, особенно с учетом того, что социальная и политическая ситуация в России позволила осуществлять интенсивное управление, т.е.е., промысел и борьба с волками, которые, возможно, не удастся повторить в Северной Америке.

Ключевые слова: урожай; Рэнджифер; северный олень; Россия; Таймыр

ВВЕДЕНИЕ

Таймырская популяция диких северных оленей — самый многочисленный и экономически важный ресурс дикой природы на Крайнем Севере России, занимающий более 1,5 млн км² в Центральной Сибири (Колпащиков и др., 2003 a ). Популяция мигрирует с отельных и летних ареалов на Таймырском полуострове по трем основным миграционным путям в таежные зимние районы, которые распределены на западный, центральный и восточный сегменты (рис.1). С начала 1950-х до конца 20-го века население восстановилось после очень низкой численности 1930-х и 1940-х годов. На протяжении этой фазы роста, когда население увеличилось в десять раз, менеджеры столкнулись с множеством проблем и ввели ряд агрессивных правил сбора урожая (Якушкин и др., 1975, a , b ). Первоначально главной задачей было обеспечение восстановления таймырского стада; поэтому охота была ограничена. По мере роста популяции озабоченность сместилась к перенаселенности и конфликтам с домашними оленями; таким образом, промысел активно поощрялся и облегчался (Сыроечковский, 1975).После распада бывшего Советского Союза в начале 1990-х годов коммерческий сбор урожая стал нерентабельным и пришел в упадок, а у государственных органов было мало ресурсов для мониторинга стада и урожая.

Основными целями российской государственной системы управления были (1) защита небольших стад и восстановление популяций, численность которых резко сократилась, (2) максимизация экономической выгоды для местного населения в пределах ареалов больших диких стад, (3) контроль численности, когда стада быстро увеличиваются, чтобы предотвратить чрезмерный выпас и вспышки инфекционных заболеваний, и (4) уменьшить конфликт с домашними стадами, предотвращая распространение диких стад в районы оленеводства (Клоков 2004).Основными инструментами управления дикими оленями в России были хищничество волков и квоты на охоту в совхозах, где натуральные и коммерческие охотники должны были получать разрешения от государственной службы охоты. Из-за того, что охотоведческая служба не была хорошо укомплектована, а регионы были очень малонаселенными, было трудно выдать разрешения всем охотникам за натуральным хозяйством. Следовательно, большая часть натуральной охоты велась без разрешений (Клоков 2004). В пределах Таймырского ареала большая часть уборки урожая в настоящее время ведется в четырех этноэкономических районах, что отражает преобладание этнических народов в каждом регионе: долган, ненцев, нганасан и эвенков (Клоков 1997).

В Северной Америке возможности принятия агрессивных управленческих мер, которые имели место в России в отношении добычи и борьбы с волками, несколько ограничены. Существует ряд проблем, связанных с контролем хищников, таких как неспособность исследований предсказать преимущества борьбы с волками для популяций копытных и тот факт, что общественное мнение все больше поддерживает ценность крупных хищников (Schwartz et al. 2003). Немногие юрисдикции регулярно практикуют борьбу с волками (заметным исключением является Аляска; см. Boertje et al.2010). Подобно ситуации в Северной Америке, коренные народы в России имеют смешанную экономику, основанную на наличных деньгах, и до урегулирования земельных претензий коренных народов большинство нормативных актов были разработаны и реализованы министерствами штата и федеральными министерствами без особых консультаций с местными (Russell and Ulvevadat 2004 ). Однако, в отличие от Северной Америки, большая часть урожая в России носит коммерческий, а не натуральный характер (Klokov 2004, Kofinas and Russell 2004). Таким образом, крупномасштабные программы сбора урожая, описанные в этой статье, вряд ли осуществимы в пределах ареала многих стад в Северной Америке.Фактически, многие урегулирования земельных претензий содержат положения, запрещающие коммерческий вылов крупных стад карибу ( Rangifer tarandus ) (Кофинас и Рассел 2004).

Уроки, извлеченные из изучения того, что было сделано с таймырским стадом и как оно отреагировало, представляют собой ценный пример для Северной Америки. Агентства и административные советы, ответственные за выработку рекомендаций для стад, подверженных значительным количественным колебаниям, должны знать, как сбор урожая влияет на динамику популяции этих больших мигрирующих стад.

В этой статье мы суммируем данные за 50 лет, касающиеся размера популяции, показателей жизнеспособности, уровней добычи, а также борьбы с хищниками и хищниками. Эти данные находятся в разрозненных российских публикациях или в неопубликованных полевых отчетах первых двух авторов. Наша цель состояла в том, чтобы связать воедино существующие данные, чтобы лучше понять динамику и последующие действия по управлению одним из крупнейших в мире мигрирующих стад в тундре.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ И ФОКУС УПРАВЛЕНИЯ

Чтобы сравнить действия менеджмента и реакцию стада, мы разделили период с 1950-х по настоящее время на три фазы: (1) докоммерческий период с 1950-х по 1970 год; (2) коммерческий период с 1970 по 1990 год; и (3) посткоммерческий период с 1991 г. по настоящее время (Михайлов, Колпащиков, 2012).

Предпродажный период с 1950-х по 1970 год

Результаты опросов показывают, что население Таймыра резко сократилось с примерно 400 000 в 1930-х и 1940-х годах, а затем начало увеличиваться в начале 1950-х годов (Якушкин и др. 1975 a ). Первое современное исследование показало, что в 1959 г. насчитывалось около 110 000 оленей (Якушкин и др., 1975, b ). С конца 1950-х до конца 1960-х годов квота на охоту в 5000-6000 голов определялась исходя из потребностей коренных жителей.Разрешения выдавались только коренному населению Таймырского и Эвенкийского регионов. Мониторинг вылова практически не велся, а оценки основывались на количестве выданных лицензий и предполагаемых потерях от браконьерства.

Таким образом, относительно низкий неорганизованный натуральный вылов коренного населения оценивается от 4000 до 5000 животных, в основном на переходах через реки и горных перевалах (Скробов, 1975). Промышленное развитие в регионе было низким и рассредоточенным. Популяция диких северных оленей начала увеличиваться, и, по последующим подсчетам, численность популяции составила 252 000 в 1966 г. и 330 000 в 1969 г. (Якушкин и др.1975 b ), годовой прирост составил 11,7%. В этот период мониторинг показал, что взрослые самки были в отличной форме и очень продуктивны (Якушкин и др., 1975, b, ). На Таймыре коренные жители издавна вели натуральную охоту на переправах через реки. Однако по мере роста стада охота была запрещена на переходах через реки, чтобы предотвратить чрезмерный вылов во время восстановления стада (Nuttall et al. 2102). Этот запрет действовал до коммерческого периода, когда сбор урожая стал инструментом регулирования популяции.

Одновременно с увеличением поголовья диких северных оленей произошло увеличение домашнего оленеводства за счет организованных совхозов и коллективов (Геллер и Боржонов, 1975). В предкоммерческий период было доступно больше средств на исследования и маркетинг домашнего северного оленя, и было мало ресурсов для мониторинга дикой популяции (Сыроечковский, 1975). Однако многочисленные оценки пастбищ (Андреев, 1975) и пищевых привычек (Мухачев, 1975), а также наблюдения за взаимодействием диких и домашних оленей вызвали обеспокоенность по поводу продолжающегося роста дикой популяции в конце 1960-х годов.Эти исследования были использованы для оценки продуктивности Таймырского ареала для диких и домашних северных оленей. Андреев (1975) сообщил, что домашние олени используют ареал гораздо более эффективно, чем дикие собратья, и выразил обеспокоенность тем, что саморегулирующиеся дикие популяции исторически наносили значительный ущерб своему ареалу, требуя длительных периодов времени для восстановления.

Колпащиков (1974) и Мухачев (1975) отметили, что лишайники составляют лишь 11–22% зимнего рациона диких северных оленей по сравнению с более чем 70% домашних оленей.Они также отметили, что дикий северный олень стал причиной значительного вытаптывания лишайниковых пастбищ. С 1966 по 1970 год более 27 000 домашних оленей присоединились к диким стадам на Таймыре, что еще больше усилило озабоченность по поводу краха отечественной промышленности (Росляков, 1975). Геллер и Боржонов (1975) утверждали, что к концу 1960-х годов 75% домашних пастбищ были перекрыты дикими оленями, но пришли к выводу, что количество домашних оленей, потерянных из-за диких стад, в значительной степени зависело от типа управления и защиты пастухов. использовали для своих домашних стад.Исследования, проведенные в этот период, определили, что в Таймырском регионе есть 450 000 оленей, 116 000 домашних и 340 000 диких (Сыроечковский, 1995).

В докоммерческий период волков считалось около 400, и оленеводы и охотники активно убивали волков, связанных с их стадами и / или деятельностью. В среднем в этот период ежегодно добывалось от 200 до 250 волков. Этот добыча волков в сочетании с ограничениями на вылов дикого северного оленя считалась основной причиной быстрого роста популяции диких оленей.

К концу 1960-х годов популяция диких оленей быстро увеличивалась, и домашняя промышленность испытывала давление. Были признаки того, что дикая популяция достигла емкости ареала из-за значительного сдвига с восточных ареалов на западные и высокой смертности среди взрослых особей (Геллер и Боржонов, 1975). Кроме того, в регионе возросла производственная деятельность человека (Скробов, 1975). В 1974 г. Сыроечковский (1975) учредил комиссию для реализации и надзора за значительным увеличением промысловой добычи дикого северного оленя в таймырской популяции во избежание крупной катастрофы, как выразился Н.Д. Дьяченко, НИИСХ Крайнего Севера:

Если мы не решим проблему диких оленей в ближайшее время, то через семь-десять лет на Таймыре не будет ни диких, ни одомашненных оленей, так как имеющиеся пастбища будут вырублены и потребуются десятилетия, чтобы восстановить их в качестве кормовой базы для оленеводство (Росляков 1975: 237).

Коммерческий период с 1970 по 1990 год

В начале 1970-х годов были предприняты значительные усилия по активному продвижению коммерческого промысла дикого северного оленя Таймыра в ответ на озабоченность по поводу чрезмерной эксплуатации ареала растущей дикой популяцией (Клоков 1997).Такой ответ был сделан, чтобы избежать конфликтов с домашним оленеводством и получить некоторые экономические выгоды от увеличения численности дикой популяции (Сыроечковский, 1975). Большая часть промысла проводилась на переходах через реки охотничьими бригадами, расположенными вдоль рек Пясина и Хета, на расстоянии 15-20 км между каждой бригадой (Клоков 1997).

Чтобы способствовать высокому коммерческому урожаю в 1970-х и 1980-х годах, государство построило и поддержало более 50 бойней, а также 20 подземных ледников и других хранилищ в тундре вдоль рек, где проводился сбор урожая.Зимой, когда река замерзла, охота продолжалась на суше. Во многих местах были сооружены специальные ограждения, чтобы направлять стада диких оленей в загоны, где их собирали (Лаишев и др. 2002, Клоков 2004). Значительное количество диких оленей было отстреляно с вертолетов (Клоков 1997). Хотя часть мяса диких оленей потреблялась коренными народами Таймырского и Эвенкийского автономных округов, большая часть выловленных диких оленей была отправлена ​​в города Норильск и Дудинка, где Департамент торговли Норильского комбината построил холодильники и хранилища для мясных продуктов.Это мясо перерабатывали и употребляли жители Норильского промышленного района. Мясо дикого северного оленя не ввозилось в другие города России и не экспортировалось за границу.

До 1970 г. здесь велась в основном натуральная охота на дикого северного оленя Таймыра со скромным промыслом. После 1970 г. охота стала в основном коммерческой деятельностью, в которой участвовало гораздо больше городских охотников, чем местных (Павлов и др., 1976). Стоимость перевозки мяса, в основном вертолетами, была низкой из-за государственных субсидий.Фактически, в коммерческий период деньги, полученные от добычи дикой популяции, намного превышали объем производства мелких домашних оленеводов Таймыра и Эвенкии (Сыроечковский, 1995). Эта ситуация контрастирует с докоммерческим периодом, когда экономические урожаи домашних и диких северных оленей были сопоставимы (Сыроечковский, 1975). К концу 1980-х годов только около 60 000 домашних оленей оставалось в пределах ареала таймырского стада диких оленей, что на 50% меньше, чем в предыдущие десятилетия (Лаишев и др.2002). Домашнее оленеводство считалось важным только как социально стабилизирующий фактор для коренных народов, которые имели культурную идентичность с оленеводством (Кляйн и Колпашиков, 1991).

Вследствие значительных коммерческих инвестиций и прибылей в популяцию диких оленей мониторинг стада был намного более активным, чем в предыдущие десятилетия. Несмотря на значительный рост урожая на протяжении 1970-х и 1980-х годов, стадо продолжало увеличиваться с 330 000 до 670 000 к 1993 г. (рис.2), ежегодный прирост составляет 3%. Пик вылова пришелся на 1988 год, когда было выловлено 120 000 голов (рис. 3; Колпащиков, Михайлов, 2002).

В рамках поддержки программы коммерческого промысла, управление волками было направлено на резкое сокращение популяции волков в пределах ареала стада. Волков убивали не только во время уборки урожая и оленеводства, но и государственные органы использовали активную программу воздушной охоты для сокращения численности волков. Несмотря на то, что ожидалось, что популяция волков увеличится в ответ на увеличение численности диких оленей, считалось, что программа активного контроля над волками стабилизирует и даже сократит численность волков.В среднем на протяжении 1970-х и 1980-х годов 500-600 волков из предполагаемой популяции в 1500 волков (Клейн, Колпашиков, 1991) ежегодно удалялись в пределах ареала таймырского стада.

Посткоммерческий период с 1991 г. по настоящее время

Цепочка событий, которая в конечном итоге привела к распаду Советского Союза, имела драматические последствия для управления и эксплуатации стада диких таймырских оленей (Баскин 2005). Государственная финансовая поддержка добычи и управления как дикими, так и домашними популяциями была прекращена (Колпащиков и др.2003 b , Баскин 2005). Для коммерческого промысла дикой популяции это изменение означало, что эпоха дешевого транспорта, в основном использования вертолетов, закончилась (Клоков 2004). В то время как оценки численности популяции предпринимались ежегодно в течение коммерческого периода, после 1991 г. не было денег для подсчета популяции до 2000 г., когда было сообщено о более чем 1 млн. Диких оленей (Якушкин и др., 2001). Это представляет собой ежегодное увеличение в период с 1993 по 2000 год на 5.6%. Интенсивный промышленный промысел внезапно прекратился после распада Советского Союза, и наступила эра несубсидированной, нерегулируемой охоты на диких и домашних оленей. По сравнению с коммерческим выловом в 1980-х годах, урожай на Таймыре после 1991 года, по оценкам, снизился на 45-50% на основании лучших оценок исследователей в этой области (Колпащиков и др., 2003 b ). Частный промысел начал увеличиваться в 2000 году. В период с 2005 по 2010 год охотой ежегодно добывалось около 85 000 оленей.Это количество почти вдвое превышает квоту, установленную государством (рис. 3).

Воздушная охота на волков и использование специализированных наземных отрядов для охоты на волков прекращены из-за отсутствия финансирования. В то же время популяция диких северных оленей быстро увеличивалась, улучшая кормовые базы волков. В результате количество волков и уровень хищничества выросли, по данным авиационных и трековых исследований, до 3000-3500 к 2000 г. (Suvorov 2001 a ), при этом ежегодно хищниками становятся от 50 000 до 60 000 диких оленей.Поскольку численность диких северных оленей сокращалась, а численность волков все еще оставалась высокой, менеджеры подсчитали, что к 2009 г. волки были ответственны за более чем 30% ежегодной смертности диких оленей.

МОНИТОРИНГ СТАДА

Демографические тенденции

Оценка численности таймырского стада проводилась в основном в тундре летом, поскольку в результате преследования насекомыми образуются большие скопления. Сейчас предпринимается попытка подсчитать все стадо либо напрямую, либо с помощью аэрофотосъемки.Аэрофотосъемка с 1969 по 2000 год включала разведывательные полеты для обнаружения скоплений животных, за которыми следовали официальные исследовательские полеты. Во время исследовательских полетов для фотографирования летних скоплений использовалось не менее трех самолетов. Разрозненные группы за пределами скоплений оценивались по результатам разведывательных полетов и случайных полетов к формальным обзорным полетам. Включение экстраполяции разрозненных групп привело к доверительному интервалу ± 5% для лет с благоприятными погодными условиями и ± 10% при неблагоприятных погодных условиях.Возрастная и половая структура популяции определялась по цементному возрасту резцов (Laws 1952), собранных во время охоты. Затем были построены таблицы дожития для оценки повозрастных коэффициентов смертности (Колпащиков и Михайлов 2001).

Первоначальное обследование в 1959 г. оценило 110 000 животных. Поголовье росло со скоростью 11,7% в год до 1975 года, когда начался коммерческий период сбора урожая. После 1975 года темпы роста значительно снизились, увеличиваясь в среднем на 3% ежегодно в период с 1978 по 1990 год.В период с 1986 по 1990 год стадо стабилизировалось (рис. 2). В коммерческий период оценка численности населения на основе полевых обследований была невозможна каждый год. Таким образом, в годы между обследованиями численность населения рассчитывалась на основе данных о производительности и смертности.

Прекращение субсидируемой государством охоты, начавшееся в 1991 г., привело к значительному сокращению добычи и быстрому росту численности диких северных оленей. Аэрофотосъемка в 2000 г. проводилась при исключительно благоприятных погодных условиях, и было учтено около 1 миллиона диких оленей, что соответствует ежегодному приросту 5.6% в период с 1993 по 2000 год (Якушкин и др., 2001), что превышает предполагаемую пропускную способность ареала, которая составляла 850 000 — 900 000 особей (Колпащиков и др., 1983). После 2000 г. поголовье начало сокращаться, по оценкам, сделанным в 2003 и 2009 гг. Обследование 2003 г. было неполным. На обследованной территории насчитывалось около 600 000 диких оленей; однако не был охвачен весь диапазон. Судя по заключению наземных экспертов, общее количество животных, скорее всего, составляло от 800 000 до 850 000 (Колпащиков, Мухачев, 2010; L.А. Колпащиков, личное наблюдение ). Точно так же общий подсчет не мог быть завершен во время обследования 2009 года, в первую очередь из-за того, что большие агрегаты начали дезагрегировать. На обследованной территории учтено около 500 000 диких оленей. Первые два автора статьи считают, что общая численность летних ареалов — западного, центрального и восточного Таймыра — составляла не менее 700 000 — 750 000 особей. Аналогичные результаты были получены на основе популяционной модели, разработанной первыми двумя авторами, на основе показателей жизнедеятельности, измеренных на местах.

Тенденции урожая

В коммерческий период 1970-1990 гг. Квота и излишек урожая рассчитывались как разница между пополнением и смертностью, т. Е. Равной потенциальной скорости роста стада. Фактический уровень вылова почти всегда был ниже научно обоснованных квот, поэтому популяция увеличивалась, но гораздо более низкими темпами роста, чем это было бы при отсутствии охоты (Михайлов и др., 2008). После коммерческого периода квоты также основывались на целях управления по стабилизации численности населения.Однако небольшой штат и ограниченные финансовые ресурсы означали, что государство больше не могло следить за стадом и контролировать охоту. Первоначально коммерческая охота резко упала, тогда как натуральная охота, вероятно, увеличилась (Михайлов и др., 2008). По наиболее точным оценкам экспертов, в настоящее время ежегодно добывается от 70 000 до 90 000 диких оленей, включая неразрешенную охоту и гибель животных. Таким образом, текущий общий урожай значительно превышает установленные официальные квоты (рис.4).

Показатели беременностей

Интенсивный мониторинг стада совпал с началом коммерческого промысла. Показатели беременности в среднем составляли более 77% в коммерческий период, но значительно снизились в посткоммерческий период до 64,5% (рис. 5). Снижение числа беременностей после 1990 года объясняется ухудшением состояния пастбищ, что привело к ухудшению физического состояния взрослых женщин. Кроме того, высокий урожай самок осенью привел к ухудшению условий выживания телят, что привело к более старому возрасту первого воспроизводства и / или рождению телят в слабой когорте молодых коров.

Продуктивность стада и излишки урожая

Показатели продуктивности таймырского стада с 1969 по 2009 гг. Определялись по измеренным или смоделированным значениям (Колпащиков, Мухачев, 2010). Потенциальная продуктивность определялась как количество телят в конце лета сразу после оценки годовой популяции; излишки урожая определялись как разница между потенциальной продуктивностью и естественной смертностью; а фактический урожай определялся как зарегистрированный общий и коммерческий урожай (рис.6). В посткоммерческий период мониторинг и контроль возраста и пола урожая больше не проводились; основным критерием была необходимость поставлять мясо на рынок. В настоящее время считается, что забирают слишком много мужчин; таким образом, низкое соотношение быков и коров измеряется в популяции в целом, что вызывает определенные опасения по поводу будущей продуктивности стада.

С точки зрения управления уловом, если бы целью была стабилизация стада, излишки урожая представляли бы общую квоту на коммерческий и натуральный вылов для любого данного года.На Рисунке 6 мы видим, что фактический урожай действительно приблизился к излишкам урожая в коммерческий период 1970-1990 годов. Напротив, после 2000 г. фактический урожай превысил излишки, что совпало с сокращением поголовья (рис. 6).

Отношение излишков урожая к общей численности популяции является мерой урожайности стада. С 1969 по 1978 год процент стада, доступного для вылова, варьировался от 11% до 13% от размера популяции. С 1978 по 1990 год, во время высоких коммерческих уловов и активной охоты на волков, этот процент вырос до 15-17%, что связано с сокращением численности хищников, относительно высокой частотой беременностей (см.рис.5), низкая заболеваемость и хорошие условия выгула. При такой производительности квота на охоту будет составлять около 90 000 животных, при условии достижения стабильной популяции и 600 000 карибу перед выловом.

С конца 1990-х годов отношение излишков урожая к размеру популяции упало до 5–6% населения, в результате чего квота на вылов равнялась 30 000 при численности населения 600 000 (рис. 7). Эта низкая доля связана с увеличением популяции волков, снижением частоты беременностей, ухудшением условий ареала обитания и увеличением заболеваемости.Уменьшение поголовья после 2004 г. было связано с урожайностью, намного превышающей 30 000 устойчивых квот на вылов (см. Рис. 4).

В начале коммерческого периода менеджеры, включая первого автора этой статьи, считали важным поддерживать естественное соотношение возраста и пола в стаде. Для этого охотникам было приказано вылавливать всех животных в группе по мере их встречи. По мере дальнейшего наблюдения за урожаем, увеличивались квоты, если необходимо было ориентироваться на определенный возраст или пол.В настоящее время при нерегулируемом промысле поддержание соотношения полов и возраста с помощью целевой охоты больше невозможно.

Волк: хищничество и контроль

Плотность волков была оценена на основе авиаучетов, проведенных специалистами по охране дикой природы в регионе, главным образом на основе отслеживания зимой в различных регионах и в различные периоды времени в пределах ареала таймырской популяции диких оленей. В тундровых регионах насчитывается примерно 1,5 волка на 1000 км², тогда как в западных лесных районах, где несколько диких оленей летают и мигрируют, их ближе к 2.5 волков на 1000 км². В северных таежных хребтах, где зимует большая часть диких оленей, на 1000 км² приходится около 12,7 волков. Самая высокая плотность волков — 20 волков на 1000 км² — встречается в горах Путорана, хотя плотность может достигать 45 волков на 1000 км² (Суворов, 2003). Чтобы подсчитать количество диких оленей, убитых волками, Суворов (2005) указал, что 1 волк может убить до 14 диких оленей за зиму. Учитывая, что около 50% волков мигрируют в тундру вместе с дикими северными оленями весной, мы подсчитали, что эти волки потребляют в среднем 17 диких оленей каждый.

В 1950-е годы численность волков в Таймырском ареале составляла около 400, большая часть из них, 200–250 волков в год, ежегодно убивалась охотниками и пастухами. Мы считаем, что высокий улов волков сыграл важную роль в быстром восстановлении популяции северных оленей в этот период. В коммерческий период численность волков не увеличилась резко из-за возросших усилий по ограничению численности волков. В течение этого периода ежегодно вылавливалось до 500 волков, что поддерживало популяцию волков на стабильном уровне около 500-600 особей.После 1990 года, когда больше не было финансирования для добычи волков, численность волков значительно увеличилась, по оценкам, до 3000–3500 особей к 2000 году (Суворов 2001 b ).

На протяжении всего промыслового периода, при строгих мерах по борьбе с волками, хищничество волков привело в среднем к 30,6% естественной и 11,2% общей смертности диких северных оленей (рис. 8). После сокращения мер по борьбе с волками этот вклад увеличился до 32,6% и 22,7%, соответственно, к тому времени, когда стадо достигло пика в 2000 году, а впоследствии снизилось, совпадая с ухудшением ареала и увеличением заболеваемости и паразитов.При нынешнем сокращении численности диких северных оленей, доля хищничества волков в общей смертности снова возрастает, превысив 60% естественной и 30% общей смертности в 2010 г. (рис. 8).

Ареалы лишайников

В отличие от многих стад Северной Америки лишайники не являются преобладающим кормом для диких северных оленей, и их доля в рационе обычно не превышает 30%. Однако мы считаем, что состояние лишайниковых пастбищ по-прежнему считается показателем здоровья зимних ареалов диких северных оленей на Таймырском полуострове.В начале промыслового периода, по оценке Щелкунова (1982, 2000), поврежденные ареалы лишайников превышали один миллион гектаров, в первую очередь из-за плохой практики выпаса скотоводов, а также вытаптывания и потребления дикими оленями в регионах, где домашние и дикие олени частично совпадают в зимний период . С этого периода ущерб лишайниковым пастбищам увеличился не только из-за резкого увеличения популяции диких северных оленей, но и из-за возросшей активности человека в регионе (Пикулева, Жиганова, 2003).Загрязнение в результате плавильного производства в Норильске привело к уничтожению растительного покрова с подветренной стороны от Норильска на площади более 565 000 га. Человеческая деятельность также увеличила количество лесных пожаров, уничтожающих лишайниковый подлесок. С 1970 по 2000 год сгорело более 700 000 га. В целом, по данным областного комитета по земельным ресурсам, за тот же 30-летний период около 5 миллионов гектаров лишайниковых ареалов сократились из-за всех движущих сил изменений, которые составляли около 50% дикорастущих территорий Таймыра. олень зимний ассортимент.

ОБСУЖДЕНИЕ

Реакция популяции диких северных оленей Таймыра на борьбу с волками и коммерциализацию добычи полезна для североамериканских менеджеров в понимании динамики людей и больших мигрирующих популяций Rangifer . В течение коммерческого периода этого исследования данные показали, что при высоком урожае в сочетании с высоким удалением волков (1) была зафиксирована самая высокая чистая продуктивность стада, (2) можно было стабилизировать большое стадо, превышающее 600000 голов, и (3) менеджеры могли отсрочить пик численности населения на несколько лет.Последний пункт требует пояснения. Руководители отмечали признаки того, что численность населения Таймыра находилась на грани пика в начале-середине 1990-х годов. Ассортимент быстро истощался; показатели беременности снижались; снижалась средняя масса беременных самок; наблюдались сдвиги ареала, т. е. стадо вернулось к восточным ареалам после перемещения на запад в 1950-х годах; заболеваемость, особенно бруцеллез, возрастала. Однако, несмотря на эти негативные тенденции, стадо быстро увеличивалось в течение 1990-х годов после того, как коммерческий вылов снизился, а борьба с волками перестала получать финансовую поддержку.В отсутствие активного управления стадо, наконец, достигло пика в 2000 году.

Популяции мигрирующих видов Rangifer , как известно, испытывают длительные периоды изобилия и дефицита (Gunn 2003), даже если не предпринимать никаких действий по управлению. Когда стада увеличиваются, в Северной Америке мало примеров агрессивных управленческих действий по контролю над ростом популяции. Однако во время недавнего снижения численности карибу в Северной Америке ожидалось, что менеджеры агентств и административные советы примут меры для того, чтобы либо остановить сокращение поголовья, либо сократить время восстановления.Опыт того периода показал, что при существующих режимах управления реакция была медленной и сдерживалась (1) недоверием к правительственным исследованиям; (2) разногласия между экипировщиками, местными охотниками и охотниками из числа коренных народов относительно того, как следует применять сокращения вылова; и (3) медленные процессы управления для реализации управленческих действий.

Урожай как инструмент хозяйствования

Подавляющее большинство урожая в России обычно коммерческое, с ограниченным натуральным урожаем (Клоков 2004).Хотя карибу в Северной Америке коммерчески вылавливали во время золотой лихорадки и в связи с ранними торговыми точками, в целом эта практика рассматривается как противоречащая местным ценностям (Kofinas and Russell 2004). Хотя практика различается, некоторые юрисдикции, например, Аляска и некоторые районы северной Канады, специально запрещают коммерческую продажу карибу, то есть дикого северного оленя. Для тех юрисдикций, где разрешена коммерческая охота, такая охота делится на три категории; мелкая рыночная охота, организованная общественная охота и крупномасштабная коммерческая охота.Последнее предприятие, которое можно сравнить с коммерческой охотой, практикуемой в Таймырском регионе, имело ограниченный успех в Северной Америке, в первую очередь из-за ограничений в обработке и сбыте мяса, стоимости транспортировки и ограничений, установленных официальными соглашениями о претензиях ( Кофинас и Рассел 2004).

В этом исследовании штат не только поощрял крупномасштабный промышленный вылов, но и способствовал уборке урожая, обеспечивая транспорт, маркетинг и инфраструктуру, в то время как стадо быстро увеличивалось.В Северной Америке добыча обычно не используется в качестве средства контроля роста популяции карибу. Чаще всего вводятся ограничения на вылов, чтобы предотвратить дальнейшее снижение численности или сократить время восстановления популяций. Если в Северной Америке поощряется сбор урожая, он используется как инструмент компенсации урожая падающего стада путем передачи урожая соседнему стаду.

Управление волками

Активный менеджмент волков для снижения хищничества стада карибу в Северной Америке вызывает гораздо больше споров, чем в России (Schwartz et al.2003 г.). Воздушная охота на волков, наиболее эффективный метод, выявленный в районе Таймыра, имеет ограниченное применение в Северной Америке, ограничившись в последние десятилетия Аляской и несколькими юрисдикциями в Канаде. В настоящее время на Аляске есть некоторые параллели с Россией в том смысле, что контроль часто направлен на расширение возможностей добычи копытных в соответствии с Законом об интенсивном управлении, принятым в 1994 году (Van Ballenberghe 2004). Однако в Канаде цель борьбы с волками ограничивается восстановлением хронически невысоких популяций карибу (например,g., см. Hayes et al. 2003 г.). В подавляющем большинстве программ борьбы с волками в Северной Америке целевыми популяциями карибу являются лесные и горные экотипы, в то время как мало программ контроля проводится для увеличения мигрирующих популяций карибу тундровых с низкой плотностью населения. Кроме того, нам неизвестны какие-либо программы, разработанные для содействия агрессивному коммерческому отлову быстро растущей популяции карибу.

Данные этого исследования не были достаточно строгими, чтобы разделить относительное влияние контроля над волками и коммерческого промысла на очевидную стабилизацию таймырского стада в коммерческий период.Рассматривая 24 североамериканских исследования, Адамс и др. (2008) показали, что на темп роста популяции волков не повлияла скорость удаления 30% или ниже. Другими словами, менеджеры не влияют на годовую структуру популяции волков, если не набирают более 30%. Отсюда следует, что для эффективного восстановления популяций карибу менеджеры должны удалить 65% -70% волков в течение как минимум четырех лет (Комитет по управлению популяциями волков и медведей на Аляске, 1997).

Государственное и местное управление

Еще один урок, который следует извлечь из ситуации на Таймыре, — это контраст между строгим управленческим контролем и потерей этого контроля после продолжительного периода экономической зависимости от ресурсов дикого северного оленя.В течение коммерческого периода была построена инфраструктура, созданы средства для эффективной добычи дикого северного оленя, закуплено и развернуто оборудование, и возникла экономическая зависимость. В посткоммерческий период у государства не было возможности ни продолжать прежние уровни управления, ни средств мониторинга того, что происходило с населением. В результате популяция в настоящее время сокращается, и большая нерегулируемая добыча и неконтролируемая популяция волков, по-видимому, являются основными причинами сокращения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таймырская популяция диких оленей представляет собой важнейший природный ресурс в центральной части России. За последние шесть десятилетий менеджеры отреагировали на естественные и политические проблемы в управлении стадом. Период 1950-1970 гг. Характеризовал медленный рост популяции, расширение ареала и конфликты с домашними оленями. Начиная с 1970 года, было принято решение агрессивно управлять стадом, чтобы поддержать местную экономику, предотвратить чрезмерный выпас и уменьшить конфликты с домашними оленями.С 1970 по 1990 годы государственные органы активно контролировали волков и поддерживали коммерческий промысел путем строительства инфраструктуры и субсидирования транспорта и сбыта. После распада Советского Союза в 1990 году агентства потеряли большую часть своего финансирования. В результате были прекращены субсидии на коммерческий промысел, прекращена борьба с волками, а в связи с ограниченным персоналом меры по обеспечению соблюдения были сокращены. В посткоммерческий период с 1991 года по настоящее время стадо первоначально увеличилось от стабильного состояния, которое поддерживалось в период с 1970 по 1990 год, достигнув пика в 1 миллион голов в 2000 году.После этого пика стадо сокращалось, и эксперты утверждают, что хищничество волков и нерегулируемая добыча являются основными факторами этого сокращения. Опыт управления этим большим стадом Rangifer на этапах его увеличения и уменьшения дает некоторые уроки для Северной Америки, особенно в отношении роли добычи и хищничества в регулировании больших мигрирующих стад в тундре.

БЛАГОДАРНОСТИ

Мы благодарны нашим друзьям и коллегам Б.Павлову, Г. Якушкину, В. Куксову и В. Зирджанову за поддержку и поддержку нашей работы. Мы особенно благодарим ЦАРМА за предоставленную российским авторам возможность обсудить результаты изучения популяции таймырского дикого северного оленя с учеными из северных стран. Доктор Гэри Кофинас и анонимные рецензенты предоставили много полезных комментариев при рецензировании этой рукописи. Финансирование большей части этого сотрудничества осуществлялось через Национальный научный фонд США.

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Адамс, Л.Г., Р. О. Стивенсон, Б. В. Дейл, Р. Т. Агук и Д. Дж. Демма. 2008. Динамика численности и характеристики добычи волков в районе Центрального хребта Брукс, Аляска. Монографии по дикой природе 170: 1-25. http://dx.doi.org/10.2193/2008-012

Андреев В. Н. 1975. Состояние кормовой базы оленеводства и проблемы использования пастбищ диким северным оленем. Страницы 60-70 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза . Переведен в 1984 г.С. Департамент внутренних дел. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Баскин Л. М. 2005. Численность диких и домашних северных оленей в России в конце ХХ века. Rangifer 25 (1): 51-57. http://dx.doi.org/10.7557/2.25.1.337

Буртье Р. Д., М. А. Китч и Т. Ф. Параги. 2010. Наука и ценности, влияющие на борьбу с хищниками при управлении лосем Аляски. Журнал управления дикой природой 74 (5): 917-928. http://dx.doi.org/10.2193/2009-261

Комитет по управлению популяциями волков и медведей на Аляске, Национальный исследовательский совет.1997. Волки, медведи и их добыча на Аляске: биологические и социальные проблемы в управлении дикой природой . National Academy Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

Геллер, М. К., и Б. Б. Боржонов. 1975. Миграции и сезонное распределение популяций северных оленей Таймыра. Страницы 71-79 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза . Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Ганн, А. 2003. Полевки, лемминги и карибу — еще раз о циклах популяций? Rangifer 23 (специальный выпуск № 14): 105-111. http://dx.doi.org/10.7557/2.23.5.1689

Хейс, Р. Д., Р. Фарнелл, Р. М. П. Уорд, Дж. Кэри, М. Ден, Г. В. Кузык, А. М. Баер, К. Л. Гарднер и М. О’Донохью. 2003. Экспериментальное сокращение волков на Юконе: реакция копытных и последствия для управления. Монографии по дикой природе 152: 1-35.

Кляйн Д. Р. и Л. А.Колпащиков. 1991. Текущее состояние крупнейшего в Советском Союзе стада карибу. Страницы 251-255 в К. Э. Батлер и С. П. Махони, редакторы. 4-й Североамериканский семинар по карибу, Ньюфаундленд Сент-Джонс, 31 октября — 3 ноября 1989 г. Протоколы . Отдел дикой природы Ньюфаундленда и Лабрадора, Сент-Джонс, Ньюфаундленд, Канада.

Клоков, К. 2004. Страницы 55-94 в Б. Ульвевадет и К. Клоков, редакторы. Семейное оленеводство и охота, состояние и управление популяциями диких северных оленей / карибу [название переведено с русского языка].Арктический совет. Центр саамских исследований, Университет Тромсё, Норвегия.

Клоков К. Б. 1997. Северные олени Таймырского округа как объект хозяйственной деятельности: современные проблемы оленеводства и охоты на диких оленей. Полярная география 21: 233-271. http://dx.doi.org/10.1080/10889379709377629

Кофинас, Г. П., и Д. Э. Рассел. 2004. Северная Америка. Страницы 21-54 в Редакторы Б. Ульвевадет и К. Клоков. Семейное оленеводство и охота, а также состояние популяций диких оленей / карибу и управление ими .Арктический совет. Центр саамских исследований, Университет Тромсё, Норвегия.

Колпащиков Л.А. 1974. О питании дикого северного оленя. Научно-техническая информация 3-4: 63-64.

Колпащиков Л.А., Куксов В.А., Павлов Б.М. 1983. Экологическое обоснование ограничения численности популяции [перевод названия с русского]. Страницы 3-14 в Б. М. Павлов, редактор. Экология и рациональное использование наземных позвоночных Севера Средней Сибири .СО РАСКСН, Новосибирск, Россия.

Колпащиков Л.А., Михайлов В.В. 2001. Естественная смертность таймырской популяции северных оленей [название перевод с русского]. Зоологический журнал 4: 484-493.

Колпащиков Л.А., Михайлов В.В. 2002. Промысловая охота как форма рационального использования и управления популяцией диких северных оленей Таймыра [название перевод с русского]. Страницы 33-43 в К. А. Лаишев, редактор. Экологические проблемы природы Крайнего Севера .СО РАСКСН, Новосибирск, Россия.

Колпащиков Л.А., Мухачев А.Д. 2010. Енисейский север: олени и волки [название перевод с русского]. Страницы 59-66 в В. М. Зеленский, редактор. Биологические ресурсы Крайнего Севера: изучение и использование . ГУАП, Санкт-Петербург, Россия.

Колпащиков Л.А., Якушкин Г.Д., Кокорев Ю.И. 2003 а . Результаты учёта диких северных оленей на Таймырском полуострове 2000 г. Rangifer 23 (Спецвыпуск No.14): 197-200. http://dx.doi.org/10.7557/2.23.5.1701

Колпащиков Л.А., Якушкин Г.Д., Кокорев Ю.И., Михайлов В.В. 2003 b . Современное состояние таймырской популяции северных оленей [название переводится с русского]. Страницы 52-60 в Н. В. Ловелиус, редактор. Таймыр: биологические ресурсы и перспективы их использования . Астерион, Санкт-Петербург, Россия.

Лаишев К.А., Мухачев А.Д., Колпащиков Л.А., Зеленский В.М., И.Н. Пикулева. 2002. Таймырский северный олень [название переводится с русского]. СО РАСКСН, Новосибирск, Россия.

Лоуз, Р. М. 1952. Новый метод определения возраста млекопитающих. Природа 169: 972-973 http://dx.doi.org/10.1038/169972b0

Михайлов В. В., Колпащиков Л. А.. 2012. Три этапа в истории таймырской популяции северных оленей. Зоологический журнал 91 (4): 486-492.

Михайлов В.В., Колпащиков Л.А.,М. Шапкин. 2008. Проблемы контроля и управления популяцией диких северных оленей в современных социально-экономических условиях [название перевод с русского]. Страницы 23-36 в К. А. Лаишев, редактор. Биологические ресурсы Крайнего Севера . ГУАП, Санкт-Петербург, Россия.

Мухачев А.Д. 1975. Некоторые вопросы мофометрических характеристик домашних и диких северных оленей. Страницы 80-89 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза .Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Наттолл, М., Ф. Беркес, Б. Форбс, Г. Кофинас, Т. Власова, Г. Венцель 2012. Влияние изменения климата на коренные народы Севера России. В К. Дж. Кливленд, редактор. Энциклопедия земли . Коалиция экологической информации, Национальный совет по науке и окружающей среде, Вашингтон, округ Колумбия, США. [онлайн] URL: http://www.eoearth.org/view/article/151245/

Павлов, Б.М., Савельев В.Д., Куксов В.А. 1976. Рациональное использование ресурсов оленей. Методические рекомендации № [название переводится с русского]. СО РАСКСН, Новосибирск, Россия.

Пикулева И.Н., Жиганова Е.С. 2003. Динамика лишайниковых пастбищ Таймырского автономного округа [название перевод с русского]. Страницы 129-139 в Н. В. Ловелиус, редактор. Таймыр: биологические ресурсы и перспективы их использования . Астерион, Санкт-Петербург, Россия.

Росляков А.П. 1975. Рациональное использование природных ресурсов Таймыра. Страницы 235-239 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза . Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Рассел Д. Э. и Б. Ульвевадат. 2004. Заключение. Страницы 151-158 в Редакторы Б. Ульвевадет и К. Клоков. Семейное оленеводство и охота, а также состояние популяций диких оленей / карибу и управление ими .Арктический совет. Центр саамских исследований, Университет Тромсё, Норвегия.

Шварц, К. К., Дж. Э. Свенсон и С. М. Миллер. 2003. Крупные плотоядные животные, лоси и люди: меняющаяся парадигма борьбы с хищниками в 21 веке. Alces 39: 41-63.

Щелкунова Р. П. Зональное распределение кормовой фитомассы на Таймыре. Ботанический журнал 62: 479-491

Щелкунова Р. П. 2000. Растительные и кормовые ресурсы таймырского северного оленя [название перевод с русского]. Аграрная Россия 3: 36-38.

Скробов В. Д. 1975. Вмешательство человека и дикие олени. Страницы 90-94 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза . Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Суворов А.П. 2001 а . О стратегии регулирования популяции волков; селективность отлова волков [название перевод с русского].Страницы 45-50 в Королёв В.В., редактор. Научно-технические достижения для освоения регионов Сибири . Эра, Красноярск, Россия.

Суворов А.П. 2001 б . Об экологии северных полярных волков Енисея: итоги и перспективы Сибирского края [название перевод с русского]. Страницы 163-167 в А.П. Демидович, редактор. Материалы научной межрегиональной конференции . Терриологическое общество, Иркутск, Россия.

Суворов А.П. 2003. Эвенкийские волки. Охота и охотничье хозяйство 8: 22-23.

Суворов А.П. 2005. Охота на волка . Эра, Москва, Россия.

Сыроечковский, Е.Е., редактор. 1975. Дикий северный олень Советского Союза . Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Сыроечковский Э.Е. 1995. Дикий северный олень . Переведено библиотеками Смитсоновского института.Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Ван Балленберг, В. 2004. Биологические стандарты и руководства по борьбе с хищниками на Аляске: применение рекомендаций Национального исследовательского совета . Документ представлен на конференции Carnivore 2004, 16 ноября 2004 года в Санта-Фе, Нью-Мексико, США. Защитники дикой природы, Вашингтон, округ Колумбия, США. [онлайн] URL: http: //www.defenders.org/resources/publications/programs_and_policy/wildlife_conservation/imperiled_species/wolf/alaska_wolf/guidelines_and_standards_for_predator_control_in_alaska.pdf

Якушкин Г.Д., Павлов Б.М., Геллер М.К., Зырянов В.А., Савельев В.Д., Куксов В.А., Боржанов Б.Б. 1975 год а . Популяционно-экологические характеристики и перспективы изучения диких северных оленей Таймыра. Страницы 47-53 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза . Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Якушкин Г.Д., Павлов Б.М., Савельев В.Д., В.А. Зырянов, В. А. Куксов. 1975 б . Биологические основы промышленного использования дикого северного оленя в Северном Красноярском крае. Страницы 225-229 в Сыроечковский Е.Е., редактор. Дикий северный олень Советского Союза . Переведено в 1984 году Министерством внутренних дел США. Amerind Publishing, Нью-Дели, Индия.

Якушкин Г.Д., Колпащиков Л.А., Кокорев Ю.И. 2001. Большое население [название перевод с русского]. Охота и охотничье хозяйство 5: 5-7.

Восток Сибири: чистая вода и здоровый образ жизни

Несмотря на почти двадцатилетний опыт работы на Дальнем Востоке России, я однозначно остаюсь здесь аутсайдером. Я неуклюже на лыжах для бэккантри, я ужасный рыбак, и я не могу отремонтировать транспортное средство с помощью обломков, которые я нашел валяющимися (или вообще).

Это вопиющие недостатки характера у любителей активного отдыха в этом регионе; мужчины и женщины, населяющие несколько деревень, разбросанных среди сосновых и дубовых гор в Приморском крае.Но в то время, когда я работаю здесь, чтобы сохранить рыбных сов Блэкистон, амурских тигров и других животных, я наладил связи с местными жителями, которые любят здесь дикую природу с той же целеустремленной решимостью, что и я. Эти биологи, охотники и рыбаки радушно приняли меня; мы работаем вместе, чтобы это место оставалось диким. И сейчас мои недостатки в значительной степени игнорируются.

Цель этой серии блогов — Восток Сибири — пролить свет на этот малоизвестный уголок мира, предлагая короткие виньетки с дикой природой, полевыми исследованиями и жизнью на этой земле захватывающей дух красоты.

Моя первая история связана с зимним полевым сезоном 2009 года, когда мы с моими российскими партнерами разбили лагерь на берегу реки Сайён на севере Приморья, всего в нескольких километрах от западного берега Японского моря.

Мы провели там почти две недели, наблюдая, как постоянная пара рыбных сов Блэкистон охотится на лосося и форель в прозрачных водах. Эти толстые, огромные птицы поджидали бы в засаде на берегу реки, а затем бросались на мелководье с распростертыми крыльями и удивительно нежным прыжком.

Наша цель состояла в том, чтобы наблюдать за поведением как резидентного самца, так и резидентной самки; но поскольку у каждой птицы было свое предпочтительное место для охоты на разных участках реки, мы установили две разные жалюзи для наблюдения. Обычно я управлял слепым сайоном вниз по реке, где охотилась самка, по одной из причин, потому что я предпочитал уединение. Верхняя штора была ближе к нашему основному лагерю, грузовику Камаз промышленных размеров с специально построенным двухкомнатным жилым отсеком, прикрепленным к платформе.

Учитывая, что ночи опускались до середины минус тридцати градусов по Цельсию, те, кто работал в верхней части реки, обычно поддавались соблазну отапливаемых дровами спальных помещений в грузовике для отдыха, когда прекращались наблюдения за рыбой совой.Недостатком этого тепла была толпа; человеческая сардина, банка спальных мешков, храп биологов и всепроникающая вонь от тех, кто долго не принимал ванну.

Я приветствовал тишину нижнего Сайона, где, в одиночестве в километре от лагеря, завернувшись в спальный мешок и потягивая теплый чай, я наблюдал за самкой-рыбой через удаленную инфракрасную камеру, а затем засовывался глубже в свой спальный мешок и уносился в спать, как только она исчезла.

Другой, возможно, менее романтичной причиной предпочтения «слепых» вниз по реке был тот факт, что ряд радоновых горячих источников впадали в реку Сайон рядом с верхним блайндом.Это означало, что любая питьевая вода, собранная поблизости, была радиоактивной. По крайней мере, в нижнем течении реки это излучение было разбавлено километром бурлящей реки.

Наше время в Сайоне преодолело разрыв между зимой и весной, когда снег и лед стали заметно таять с каждым днем. Однажды днем, ближе к концу нашего пребывания, я подошел к своему обычному проруби у шторы вниз по реке и обнаружил, что он значительно расширился из-за весенней оттепели. Теперь, всего в метре или двух выше по течению от того места, где я собирал питьевую воду последние полторы недели, виднелась искореженная туша утонувшей косули.Он явно был там всю зиму.

Низкий гортанный звук жалкого отталкивания вырвался из моего горла. Что было хуже: радиационная вода или вода мертвого оленя?

Я переместился немного вверх по течению и окунул свою чашку.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *