Желчь кабана при онкологии: Лечение сложных форм рака: новые достижения российских ученых

Содержание

Лечение сложных форм рака: новые достижения российских ученых

https://ria.ru/20201008/mifi-1578630937.html

Лечение сложных форм рака: новые достижения российских ученых

Лечение сложных форм рака: новые достижения российских ученых — РИА Новости, 08.10.2020

Лечение сложных форм рака: новые достижения российских ученых

Согласно данным ВОЗ, каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина рано или поздно заболевают раком. Благодаря исследованиям ученых сегодня возможным становится… РИА Новости, 08.10.2020

2020-10-08T09:00

2020-10-08T09:00

2020-10-08T11:09

наука

первый мгму имени сеченова

национальный исследовательский ядерный университет «мифи»

навигатор абитуриента

университетская наука

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/151809/35/1518093544_0:87:2100:1268_1920x0_80_0_0_5b0d3493270f60732da9440cf0be439b.jpg

МОСКВА, 8 окт — РИА Новости. Согласно данным ВОЗ, каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина рано или поздно заболевают раком. Благодаря исследованиям ученых сегодня возможным становится лечение даже самых тяжелых форм этого заболевания — рака печени, желудка, мозга. О своих уникальных наработках в этой области рассказали ученые Национального ядерного исследовательского университета «МИФИ» (НИЯУ МИФИ).Одним из наиболее эффективных и безопасных методов лечения рака, по мнению специалистов НИЯУ МИФИ, сегодня является фотодинамическая терапия (ФДТ). Она широко используется для борьбы со злокачественными опухолями кожи, ротоглотки, печени, легких, мозга, мочевого пузыря, органов желудочно-кишечного тракта.Принцип ФДТ основан на использовании фотосенсибилизаторов — веществ, повышающих светочувствительность биологических тканей. На подготовительном этапе терапии фотосенсибилизатор накапливается в опухолевой ткани. Воздействие лазера на очаги накопления запускает производство активных форм кислорода в клетках опухоли, в результате чего наступает их некроз, апоптоз или же остановка клеточного цикла с последующим запуском в «здоровом» режиме.Прежде всего — точностьОдной из главных проблем лечения рака методами ФДТ является сложность точного определения границ опухоли. Последствие возможной неточности — неполная обработка раковых клеток, приводящая к рецидиву заболевания.Для решения этой проблемы ученые НИЯУ МИФИ создали уникальную эндоскопическую видеофлуоресцентную систему, позволяющую визуализировать очаги накопления фотосенсибилизатора в труднодоступных участках при раке головы и шеи.Уникальность системы в том, что она непосредственно во время операции позволяет четко определить границы новообразований, в которых накоплен фотосенсибилизатор, а также количественно оценить его концентрацию в тканях, утверждают ученые.Возбуждение флуоресценции по этому методу происходит при помощи красного лазера. В красном диапазоне спектра, как объяснили специалисты НИЯУ МИФИ, поглощение и рассеяние света в биологических тканях минимально, что увеличивает глубину проникновения и точность анализа.Как спасти печень?Одним из самых сложных органов для лечения по методу ФДТ является печень. Именно через нее, как объяснили ученые НИЯУ МИФИ, происходит вывод большинства фотосенсибилизаторов из организма, поэтому в печени пациента в любом случае содержится огромное количество этих веществ. Это сильно осложняет корректное выявление патологических клеток.Проанализировав спектрально-флуоресцентные свойства тканей гепатобилиарной системы дикого кабана, оптические свойства которых близки к человеческим, специалисты НИЯУ МИФИ разработали новый метод количественной оценки концентрации фотосенсибилизатора в тканях желчных протоков.С заботой о желудкеЕще одно направление, развиваемое в НИЯУ МИФИ, — спектральная и видеофлуоресцентная диагностика при ФДТ рака желудка. Как подчеркнули ученые, применение ФДТ в этой области особенно перспективно ввиду высокой сложности хирургического вмешательства.Спектроскопическое исследование слизистой желудка по новой методике позволило определить опухоль на глубине трех-четырех миллиметров, что, по словам ученых НИЯУ МИФИ, вдвое превосходит аналоги. Ключевые элементы методики — уникальная эндоскопическая видеофлуоресцентная система и фотосенсибилизатор 5-АЛК.Клинические исследования новых методик проводились в Институте кластерной онкологии имени Л. Л. Левшина на базе Университетской клинической больницы № 1 Сеченовского университета. Разработанные в НИЯУ МИФИ методы и оборудование для ФДТ и флуоресцентной диагностики уже сейчас, как отметили создатели, активно внедряются во многие клиники России.

https://ria.ru/20200907/tyumgu-1576777744.html

https://ria.ru/20200915/mifi-1577199786.html

https://ria.ru/20201005/urfu-1578094489.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/151809/35/1518093544_0:0:1868:1401_1920x0_80_0_0_258b6bea4a404390746c62454b7ed0c8.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

первый мгму имени сеченова, национальный исследовательский ядерный университет «мифи», навигатор абитуриента, университетская наука

МОСКВА, 8 окт — РИА Новости. Согласно данным ВОЗ, каждый пятый мужчина и каждая шестая женщина рано или поздно заболевают раком. Благодаря исследованиям ученых сегодня возможным становится лечение даже самых тяжелых форм этого заболевания — рака печени, желудка, мозга. О своих уникальных наработках в этой области рассказали ученые Национального ядерного исследовательского университета «МИФИ» (НИЯУ МИФИ).

Одним из наиболее эффективных и безопасных методов лечения рака, по мнению специалистов НИЯУ МИФИ, сегодня является фотодинамическая терапия (ФДТ). Она широко используется для борьбы со злокачественными опухолями кожи, ротоглотки, печени, легких, мозга, мочевого пузыря, органов желудочно-кишечного тракта.

7 сентября 2020, 03:00НаукаДешевый аналог платиновых препаратов от рака создали ученые

Принцип ФДТ основан на использовании фотосенсибилизаторов — веществ, повышающих светочувствительность биологических тканей. На подготовительном этапе терапии фотосенсибилизатор накапливается в опухолевой ткани. Воздействие лазера на очаги накопления запускает производство активных форм кислорода в клетках опухоли, в результате чего наступает их некроз, апоптоз или же остановка клеточного цикла с последующим запуском в «здоровом» режиме.

Прежде всего — точность

Одной из главных проблем лечения рака методами ФДТ является сложность точного определения границ опухоли. Последствие возможной неточности — неполная обработка раковых клеток, приводящая к рецидиву заболевания.

Для решения этой проблемы ученые НИЯУ МИФИ создали уникальную эндоскопическую видеофлуоресцентную систему, позволяющую визуализировать очаги накопления фотосенсибилизатора в труднодоступных участках при раке головы и шеи.

Уникальность системы в том, что она непосредственно во время операции позволяет четко определить границы новообразований, в которых накоплен фотосенсибилизатор, а также количественно оценить его концентрацию в тканях, утверждают ученые.

«Точное определение границ опухоли — решающий фактор эффективного лечения. Интраоперационная флуоресцентная диагностика позволяет добиться этого, что повышает эффективность ФДТ и увеличивает медиану выживания пациентов с раком головы и шеи», — объяснил руководитель кафедры лазерных микро-, нано- и биотехнологий Инженерно-физического института биомедицины (ИФИБ) НИЯУ МИФИ, профессор Виктор Лощенов.

Возбуждение флуоресценции по этому методу происходит при помощи красного лазера. В красном диапазоне спектра, как объяснили специалисты НИЯУ МИФИ, поглощение и рассеяние света в биологических тканях минимально, что увеличивает глубину проникновения и точность анализа.

15 сентября 2020, 09:00НаукаУченые нашли способ безопасно уничтожить раковые клетки в шейке матки

Как спасти печень?

Одним из самых сложных органов для лечения по методу ФДТ является печень. Именно через нее, как объяснили ученые НИЯУ МИФИ, происходит вывод большинства фотосенсибилизаторов из организма, поэтому в печени пациента в любом случае содержится огромное количество этих веществ. Это сильно осложняет корректное выявление патологических клеток.

Проанализировав спектрально-флуоресцентные свойства тканей гепатобилиарной системы дикого кабана, оптические свойства которых близки к человеческим, специалисты НИЯУ МИФИ разработали новый метод количественной оценки концентрации фотосенсибилизатора в тканях желчных протоков.

«Исследуя собственную флуоресценцию тканей печени, мы усовершенствовали методы спектральной и видеофлуоресцентной диагностики злокачественных опухолей, возникающих в этом органе. Это позволило разработать оптимальный подход к лечению рака печени методами ФДТ», — рассказал аспирант ИФИБ НИЯУ МИФИ Канамат Эфендиев.

С заботой о желудке

Еще одно направление, развиваемое в НИЯУ МИФИ, — спектральная и видеофлуоресцентная диагностика при ФДТ рака желудка. Как подчеркнули ученые, применение ФДТ в этой области особенно перспективно ввиду высокой сложности хирургического вмешательства.

Спектроскопическое исследование слизистой желудка по новой методике позволило определить опухоль на глубине трех-четырех миллиметров, что, по словам ученых НИЯУ МИФИ, вдвое превосходит аналоги. Ключевые элементы методики — уникальная эндоскопическая видеофлуоресцентная система и фотосенсибилизатор 5-АЛК.

«Исследование показало, что спектральный и видеофлуоресцентный анализ с применением 5-АЛК может быть рекомендован в качестве метода экспресс-диагностики, включая раннюю диагностику желудка, а также для оценки распространения опухоли и выявления канцероматозных очагов при лапароскопии», — заявил хирург, онколог Института кластерной онкологии имени Л. Л. Левшина Сеченовского университета Артем Ширяев.

Клинические исследования новых методик проводились в Институте кластерной онкологии имени Л. Л. Левшина на базе Университетской клинической больницы № 1 Сеченовского университета. Разработанные в НИЯУ МИФИ методы и оборудование для ФДТ и флуоресцентной диагностики уже сейчас, как отметили создатели, активно внедряются во многие клиники России.

5 октября 2020, 03:00НаукаВ России разработали противовирусное средство с уникальным действием

лечение, симптомы, диагностика – клиника ЛИСОД в Киеве, Украине

Молекулярные механизмы, играющие важную роль в развитии опухоли желчного пузыря, сегодня находятся в процессе изучения. Как показали последние исследования, фактор роста соединительной ткани играет определенную роль в патологических процессах и является более активным в клетках опухоли желчного пузыря. Фактор роста соединительной ткани постепенно и прогрессивно активируется от хронического холецистита до дисплазии, а затем – до ранней и поздней стадии рака желчного пузыря.

Читать полностью

Ученые считают, что дальнейшее изучение и понимание столь тонких механизмов послужит толчком для развития новых методов лечения рака желчного пузыря.

Скрыть

Рак желчного пузыря (РЖП) – редкое заболевание, которое развивается при желчнокаменной болезни, хроническом холецистите. Среди злокачественных опухолей органов желудочно-кишечного тракта рак желчного пузыря находится на пятом месте. Выявляют опухолевый процесс в большинстве случаев у женщин после 50 лет. В 70% случаев рак желчного пузыря представлен аденокарциномой, в остальных случаях – папиллярным или плоскоклеточным раком.

Опухоль располагается на шейке и дне пузыря. Болезнь необходимо диагностировать и начать лечить как можно раньше, т. к. опухоль может быстро прогрессировать и поражать другие органы. Особенность РЖП именно в его выраженной злокачественности и местном распространении в печень. По путям лимфооттока происходит метастазирование в ближайшие ткани, париетальную брюшину, поджелудочную железу, парааортальную клетчатку. Прогноз в таких случаях, как правило, неблагоприятный. Чтобы не запускать болезнь, необходимо обратиться к онкологу при первых тревожных признаках. Специалисты LISOD владеют современными методами лечения рака желчного пузыря.

Диагностика

В LISOD для диагностики рака желчного пузыря применяют методы, соответствующие мировым медицинским стандартам.

  • Лабораторные исследования проводят в клинической лаборатории, оснащенной современным оборудованием. Для диагностики используется специальная спектральная система, позволяющая получать результаты с высокой точностью. На наличие заболевания печени или желчного пузыря, в том числе и рака желчного пузыря, указывает повышение уровня билирубина. Также исследование уровней щелочной фосфатазы и аспартат аминотрансферазы помогает выявить заболевание желчного пузыря.
  • УЗИ позволяет не только обнаружить опухоль, но и ее распространение на стенки желчного пузыря и печень. Этот метод особенно эффективен, если применяется во время эндоскопии или лапароскопии. Такая методика дает возможность исследовать желчный пузырь с близкого расстояния.
  • Компьютерная томография (КТ) используется как при первичной диагностике, так и при определении стадии опухоли. Кроме того, уточняется состояние поджелудочной железы и печени. Это позволяет специалистам LISOD правильно планировать оперативное лечение.
  • Холангиография (контрастное исследование желчных ходов) также помогает в диагностике опухолей желчного пузыря.
  • Лапароскопия. Через небольшой разрез в передней брюшной стенке вводится лапароскоп в брюшную полость для осмотра внутренних органов, включая желчный пузырь. Во время этого исследования делают биопсию (взятие подозрительного участка ткани для микроскопического исследования) и уточняют стадию (распространенность) опухоли.
    В LISOD при проведении подобных операций используется современное эндоскопическое и лапароскопическое оборудование, на котором работают ведущие специалисты – эндоскопические хирурги, владеющие данными методиками (как диагностики, так и выполнения оперативных вмешательств в полном объеме). Лапароскопический метод позволяет поставить точный и правильный диагноз, определиться с объемом и стадией процесса, а также выбрать тактику лечения.

Проведение всестороннего обследования дает возможность специалистам LISOD подтвердить или опровергнуть диагноз рака желчного пузыря.

Лечение

Полную информацию о диагностике и лечении этого вида рака Вам предоставят консультанты Информационной службы LISOD:

  • 0-800-500-110 (бесплатно для звонков
    со стационарных телефонов по Украине)
  • или +38 044 520 94 00 – ежедневно
    с 08:00 до 20:00.  

Хирургический метод является основным в лечении рака желчного пузыря.

При раке желчного пузыря проводят холецистэктомию – хирургическое удаление желчного пузыря и окружающих его тканей. Возможно также удаление регионарных (соседних) лимфатических узлов. При оперативных вмешательствах на желчном пузыре в LISOD применяют лапароскопический метод. Лапароскопия желчного пузыря заключается в том, что через небольшие разрезы (0.5 – 1.5 см) специальным оптическим прибором лапароскопом (телескопическая трубка, содержащая систему линз и присоединенная к видеокамере) проникают в брюшную полость. Таким образом, на экране монитора хирург видит операционное поле и имеет возможность очень тонкими специальными инструментами новообразования иссечь. Затем иссеченные ткани помещаются в специальные мешочки-контейнеры и удаляются. Лапароскопия желчного пузыря – метод малотравматичный, легче переносится пациентами, меньше возникает побочных реакций.

При неоперабельных случаях проводят химиотерапевтическое лечение, а иногда, по показаниям, назначают радиотерапию.

Симптомы

Частыми признаками рака желчного пузыря являются боль, увеличение печени, пальпируемое опухолевидное образование в животе. Иногда наблюдается желудочная диспепсия, болезненность в области желчного пузыря. Боль локализуется в правом подреберье и подложечной области, отдает в правое плечо. Аналогичные боли встречаются при каменном и бескамерном холецистите. В большинстве случаев рак желчного пузыря сочетается с желчнокаменной болезнью и холециститом.

Вследствие закупорки общего желчного протока появляется желтуха, которая, в отличие от закупорки протока камнем, развивается без предшествующей печеночной колики и повышения температуры. Анемия наблюдается редко, не бывает заметного похудания.

Факторы риска

В настоящее время известны некоторые факторы риска, которые повышают вероятность возникновения рака желчного пузыря. Однако наличие одного или даже нескольких таких факторов еще не означает обязательное развитие рака.

  • Камни желчного пузыря и его воспаление. У 75-90% больных опухолями желчного пузыря имелись камни или признаки хронического воспаления данного органа. У людей с крупными камнями желчного пузыря вероятность развития опухоли была выше по сравнению с больными, имевшими несколько мелких камней. Однако нужно иметь в виду, что у большинства людей с камнями желчного пузыря рак никогда не возникнет.
  • «Фарфоровый» желчный пузырь. У больных с тяжелым воспалением желчного пузыря его стенки могут быть покрыты кальциевыми наложениями, что значительно повышает риск развития рака. Поэтому мы рекомендуем удаление такого желчного пузыря.
  • Брюшной тиф. У людей, инфицированных бактерией сальмонеллой, вызывающей брюшной тиф, риск развития рака желчного пузыря повышен в 6 раз. Однако брюшной тиф является редким заболеванием.
  • Кисты общего желчного протока содержат желчь, могут увеличиваться в размерах и содержать участки предопухолевых изменений, что повышает риск развития рака желчного пузыря.
  • Курение сигарет также повышает риск возникновения рака желчного пузыря.
  • Профессиональные вредности. У работников резиновой и металлургической промышленности имеется повышенный риск развития рака желчного пузыря в результате воздействия ряда химических веществ, например нитрозаминов.
  • Пороки развития панкреатобилиарной зоны в области слияния протоков печени, желчного пузыря и поджелудочной железы повышают риск развития рака желчного пузыря.
  • Возраст. Большинство больных раком желчного пузыря старше 70 лет.
  • Полипы желчного пузыря в размере 1 см и более нередко превращаются в злокачественную опухоль. Поэтому мы рекомендуем удаление желчного пузыря у этой категории людей.
  • Ожирение также является фактором риска возникновения рака желчного пузыря.
  • Диета. Высокое содержание углеводов и низкое клетчатки повышает вероятность возникновения опухолей желчного пузыря.
  • Helicobacter pylori. Наличие такой инфекции увеличивает риск развития как язв желудка и 12-перстной кишки, так и возникновения камней и рака желчного пузыря.

Профилактика

В большинстве случаев предотвратить развитие рака желчного пузыря невозможно. Однако некоторых факторов риска можно избежать.

  • Сохранение нормального веса – одна из возможностей снижения риска возникновения как рака данной локализации, так и других опухолей (толстой кишки, предстательной железы, матки, почек, молочной железы).
  • Достаточное потребление овощей и фруктов и ограничение потребления животных жиров могут снизить риск развития рака желчного пузыря.
  • Ежедневная физическая активность – еще один путь снижения риска возникновения рака желчного пузыря.
  • Отказ от курения также снижает риск развития рака желчного пузыря.
  • Лечение камней желчного пузыря уменьшает вероятность хронического воспаления и риск развития рака.

Вопросы и ответы

В разделе публикуются вопросы пациентов и ответы наших специалистов. Вопрос каждого человека касается конкретной проблемы, связанной с его заболеванием. Пациентам отвечают израильские клинические онкологи и главный врач LISOD, д.м.н., профессор Алла Винницкая.

Ответы специалистов основаны на знаниях принципов доказательной медицины и профессиональном опыте. Ответы соответствуют исключительно предоставленным сведениям, имеют ознакомительный характер и не являются врачебной рекомендацией.

Основная цель раздела
– дать информацию пациенту и его семье, чтобы вместе с лечащим врачом принять решение о виде лечения. Предложенная Вам тактика лечения может отличаться от принципов, изложенных в ответах наших специалистов. Не стесняйтесь задать лечащему врачу вопрос о причинах отличий.  Вы должны быть уверены, что получаете правильное лечение.

Здравствуйте. Моей матери 50 лет. В 2004 был подтвержден диагноз «Саркоидоз легких» и «сахарный диабет». В последнее время ее состояние сильно ухудшилось. На протяжении одного месяца врачи не могли поставить диагноз, кроме «сахарного диабета» ( провели пять УЗИ, три томографии, много других анализов). На основе последней томографии с контрастом поставили диагноз — рак желчного пузыря четвертой стадии с метастазами в печень и забрюшинные лимфоузлы. Альфа-фетопротеин — 0,5 ед/мл; СА-19-9 — 4 ед/мл. Подскажите, пожалуйста, подтверждает ли анализ крови диагноз «Рак желчного пузыря четвертой стадии»? Есть ли надежда что диагноз поставлен неверно?

Данный анализ крови не подтверждает и не исключает онкологическое заболевание. Необходима биопсия для постановки окончательного диагноза.

Здравствуйте! Моему мужу (37 лет) поставили диагноз: умеренно-дифференцированная аденокарцинома гепатикохоледоха (опухоль Клацкина IV степень). Заключение последнего КТ (30.03.2012): . Вторичная инфильтрация сегментов печени. Признаки биллиарной гипертензии. Портальная гипертензия. Гепатоспленомегалия. Явления тазового асцита. Вторичная брюшная лимфоаденопатия. Послеоперационные изменения. Назначена химиотерапия препаратами «Кселода» и «Гемзар». Врачи не дают ни единой надежды на выздоровление. Подскажите, пожалуйста, может есть какой — нибудь шанс на выздоровление?

К сожалению, в подобной стадии болезнь неизлечима. Химиотерапия назначена правильно.

Добрый день. Моему отцу 72 года. 14.09.10 г. его прооперировали (ничего не сделали). Диагноз — рак холедоха 4 степень (опухоль перекрыла желчный проток). Метастазы в малом тазу. Сопутствующая болезнь — язва желудка. Болей нет. При выписке билирубин — 290. Чем можна помочь отцу, возможно есть продукты, травы, лекарства которые уменьшат опухоль. Больно понимать,что теряеш очень дорого человека. Заранее благодарю за внимание и помощь. Светлана

К сожалению, если диагнозз установлен правильно, то эта опухоль плохо реагирует на лечение. Если состояние пациента позволяет, то можно попробовать химиотерапию Кселодой или Гемцитабином. На первом месте надо обеспечить отток желчи; это можно сделать или хирургическим путем, или эндоскопическим, или чрезкожным дренированием желчевыовдящих путей (если это возможно).

дренирование и стентирование желчных протоков

МЫ ПОМОЖЕМ ВАМ СПРАВИТЬСЯ С МЕХАНИЧЕСКОЙ ЖЕЛТУХОЙ БЕЗ РАЗРЕЗОВ И ОПЕРАЦИЙ

Несмотря на современное развитие онкологии, до сих пор отсутствует тенденция к уменьшению количества пациентов со злокачественными новообразованиями гепатопанкреатодуоденальной зоны.

Опухоли данной локализации, ввиду анатомических особенностей часто осложняются развитием механической желтухи, вследствие сдавления или прорастания опухолью печеночных протоков и прекращения физиологического оттока желчи в кишечник.

Желтуха часто является первым клиническим симптомом болезни, который заставляет пациента обратиться в лечебное учреждение. При этом в 80–90% она свидетельствует о запущенности процесса и невозможности проведения радикального хирургического лечения (нерезектабельности опухоли).
Длительная механическая желтуха приводит к постоянному нарастанию концентрации билирубина в крови. При этом высокий уровень билирубина оказывает выраженное токсическое действие практически на все органы и системы организма и приводит к нарушениям в системе коагуляции крови, снижению иммунологического статуса больного, возникают предпосылки для развития инфекции в желчных протоках. Дальнейший рост концентрации билирубина может привести к развитию печеночно-почечной недостаточности и гибели пациента.

Кроме того, при наличии механической желтухи невозможно ни хирургическое, ни химиотерапевтическое лечение основного заболевания.

В настоящее время наиболее эффективной тактикой борьбы с механической желтухой, обусловленной сдавлением желчных протоков опухолями являются дренирующие вмешательства на желчных протоках.

Активное внедрение в клиническую практику нового современного медицинского оборудования (эндоскопии, ультразвука, цифровой рентгеноскопии с контрастированием) привело к тому, что дренирование желчных протоков возможно осуществить при помощи малотравматичных интервенционных методик, не требующих применения общего обезболивания.

Такими современными малоинвазивными методами дренирования желчных путей являются:
1. Эндоскопический
Производится при помощи введения эндоскопа через рот в двенадцатиперстную кишку и последующей катетеризацией желчных протоков через большой дуоденальный сосочек (устье их впадения в кишечник).
2. Чрескожный чреспеченочный
Производится под контролем ультразвука, путем прокола иглой через кожу в межреберье в проекции печени справа и последующем проведении через ткань печени дренажного катетера в просвет желчных протоков при помощи контрастирования под контролем цифрового рентгеновского аппарата.

Различают несколько вариантов дренирования желчных протоков:
Наружное — при этом вся желчь из желчных протоков выводится через просвет катетера наружу в специальную емкость.
Наружно-внутреннее — при котором дренажный катетер устанавливается таким образом, что желчь эвакуируется как наружу, так и в естественном направлении — в кишечник.
Наружно-внутреннее дренирование является более физиологичным способом дренирования желчных протоков, поскольку при этом в кишечник вместе с желчью попадают многие важные вещества, которые необходимы для нормальной жизнедеятельности организма.

Дренирование желчных протоков позволяет эффективно справиться с механической желтухой. В то же время оно, к сожалению, несколько ограничивает качество жизни пациента – дренажный катетер требует постоянного ухода, есть риск его смещения или даже случайного удаления, возможно развитие инфекционных осложнений. Играет роль также психологический фактор: катерер постоянно напоминает человеку о его болезни.

Для преодоления этих недостатков была разработана методика, позволяющая восстановить сдавленный просвет желчных протоков и восстановить физиологический отток желчи в кишечник — стентирование желчных протоков.

Стент представляет собой тонкий металлический или пластиковый каркас. Он доставляется в непроходимое место в сложенном виде, а затем расправляется принимая вид цилиндрической трубочки. В расправленном состоянии стент за счет большой радиальной жесткости выполняет каркасную функцию, тем самым не давая стенкам желчных протоков спадаться под сдавлением опухолью из вне, в результате чего сохраняется проходимость.

Установленный ранее дренажный катетер можно удалить совсем, а отток желчи будет осуществляться в нормальном физиологичном направлении по желчным протокам в кишечник, просвет которого поддерживается при помощи стента. При этом снаружи у пациента нет никаких катетеров и человек может вести привычный образ жизни. 

Наиболее часто используются металлические (нитиноловые) стенты. Это связано со несомненными преимуществами этих стентов:
• Лучшая проходимость и редкая закупорка по сравнению с пластиковыми стентами. Как правило, нитиноловые стенты остаются проходимыми до конца жизни пациента
• Возможность установки за одну процедуру
• Снижается травматичность и риск возникновения осложнений во время вмешательства

Наши специалисты проходили обучение современным методикам лечения механической желтухи как в Украине, так и в странах Восточной и Западной Европы (Словения, Хорватия, Германия, Франция, Италия). Опыт работы, применение малотравматичных методик, а также использование современного оборудования позволяет успешно проводить вмешательства в том числе и у ослабленных больных. Если у Вас есть вопросы по данному методу лечения Вы получить консультацию по телефону или по электронной почте [email protected]

Желчь диких животных / Сибирский охотник

В странах Юго-Восточной Азии, в Сибири и на юге Дальнего Востока в народной медицине лекарства из желчи диких животных широко используют при лечении заболеваний печени и желудка, желтухи, дизентерии, воспалении глаз, злокачественных нарывов и язв, ревматизма и заболеваний суставов, а также с целью дегельминтиации. Формы лекарств самые разнообразные — порошки, пилюли, мази, настойки.

Одной из важных физиологических функций печени и желчного пузыря является расщепление жиров пищи до усвояемых организмом фракций. Поэтому у плотоядных животных, пища которых наиболее богата жирами, относительные размеры печени и желчного пузыря значительно больше, чем у травоядных. У всеядных животных размеры желчного пузыря более близки к плотоядным. У диких животных, накапливающих к зиме большие запасы жира и использующих его в период бескормицы или зимней спячки, желчь в процессе эволюции приобрела исключительно важное значение. Этим объясняется более высокая концентрация и активность желчных пузырей у таких видов, как медведь, кабан и другие. При этом, как подметили врачеватели древности, лечебные свойства желчи более высоки у особей, добытых в осенне-зимний период. У самок, обладающих более интенсивным обменом веществ, целебная сила желчи выше, чем у самцов.

Однако, как справедливо заметил В. Размахнин (1988), до изучения особенностей химического состава желчи диких животных и разработки получения из нее разнообразных медицинских препаратов у наших отечественных исследовате¬лей до сих пор «не дошли руки». А между тем спрос на желчь из года в год растет, что очевидно связа¬но с общим ухудшением экологической обстановки и возрастающей потребностью людей в биоло-гически активных средствах природного происхождения.

Медвежья желчь

Наибольшей популярностью в народной и тибетской медицине пользуется желчь медведей. В нашей стране обитает три вида медведей — бу-рый, белогрудый и белый. Два последних занесены в Красные книги и добыча их запрещена, хотя ряд специалистов считает, что придание статуса редкого вида для белогрудого медведя сделано поспешно, и в ряде районов он мог бы еще быть объектом строго контролируемого промысла.

Из всех видов наиболее ценной считается желчь белогрудого медведя, хотя в размерах она и уступает таковой бурого медведя. Об использова-нии желчи белого медведя в литературе сведений нет, хотя, в принципе, она тоже может служить источником для лекарственных средств.
Свежая медвежья желчь — желеобразное, липкое, красновато-желтое вещество, темнеющее при высыхании. На вкус она горькая и обладает особым: ароматом. Наибольшую лекарственную ценность представляет желчь, полученная от медве¬дей, добытых в осенне-зимний период. В другие сезоны года желчь по консистенции более жидкая и при консервировании плохо сгущается. Особые качества медвежьей желчи в осенне-зимний период связаны с обменом веществ зверя, залегающего в спячку, и с качеством запасов жира, содержащего в это время больше, чем обычно, непредельных жирных кислот.

Обработка и консервирование

Желчный пузырь от добытого зверя можно извлечь сразу, как только сделан длинный разрез шкуры по брюху от анального отверстия до нижней губы (это в случае снятия шкуры пластом или ковром, что делается у медведя, кабана), или после снятия шкуры до грудной клетки (соболь, барсук и др. чтобы не повредить внутренности, и затем сам пузырь отделяется от печени. Чтобы не поврерить при этом желчь, желчную протоку пережимают большим пальцем и отрезают часть печени вместе с желчным пузырем. Стенки желчного пузыря, состоящие из трех оболочек — слизистой, мышечной и серозной, достаточно прочные, но все же при отделении пузыря от печени нужно проявлять осторожность и действовать в основном пальцами рук. После отделения желчного пузыря и протоки последний перевязывают мягким шнуром или шпагатом, а при достаточной длине желчного протока его можно завязать простым узлом. Тут же следует удалить кусочки печени, если они еще остались на желчном пузыре или протоке. Дальнейшую обработку можно сделать в зимовье, охотбазе или дома.

В разных местностях и районах используют различные способы консервирования желчи. Все их можно отнести к двум основным — пассивно¬му способу (завяливанию), получившему наиболь¬шее распространение в связи с простотой выпол¬нения, или активному — он же, по выражению В. Янковского (1970), «классический» тибетский способ.

Пассивный способ

Поверхность желчного пузыря и протоки тщательно и осторожно очищают от жира, крови и за шнурок, которым была перевязана протока, его подвешивают сушить или в отапливаемом помещении (в холодное время года) или в тени на сквозняке (в теплые сезоны года). Необходимо проследить, чтобы в процессе сушки желчный пузырь не соприкасался с предметами, имеющими специфический запах. При этом ‘способе испарение влаги из желчи через поры пузыря продолжается в течение 20—40 дней. Для более равномерного прохождения процесса и час¬тичной защиты от пыли некоторые охотники подвешивают над желчью экран — кулек из чистой бумаги, при этом он должен своей широкой частью как бы прикрывать висящую желчь, но касаться ее не должен. Консервацию считают законченной, когда содержимое на ощупь приобретает консистенцию пластилина. В процессе завяливания (сушки) желчному пузырю пальцами стара¬ются придать удлиненную и уплощенную капле¬видную форму (рис. 2).

Однако большой знаток охотничьего промысла В. Янковский (1970), в принципе не отрицая применения пассивного способа, считает, что он слишком прост и не может служить правильному сохранению этого сырья, особенно в случае дли¬тельного хранения, так как при сушке-завялива¬нии некоторые обстоятельства могут привести к потере веществ более чем наполовину. Поры желчного пузыря неизбежно дают течь и низ такого товара маслянистый на ощупь и блестит. В связи с этим он рекомендует использовать активный способ сохранения, которым всегда пользовались старые охотники и аптекари из стран Азии.

Активный способ. Желчный пузырь извлекается так же, как и при пассивном способе. При воз¬вращении в зимовье или домой желчный пузырь осторожно подвешивают в тепле, но не близко к его источнику, чтобы он оттаял. На угли печки или слабый огонь устанавливают небольшую ме-таллическую посудину — алюминиевую кружку или поварешку. Корейские промысловики всегда с собой для этой цели носили медную чашечку тина глубокого блюдца (пиалы), так как при такой форме желчь, когда она готова, легче выбиать ложкой или ножом.

У оттаявшего желчного пузыря в месте сужения срезают шейку и содержимое его выливают в подготовленную посуду. Темная, зеленовато-ко-ричневая жидкость начинает пузыриться, медлен¬но кипеть и испаряться. Этого опасаться не сле¬дует, так как испаряется только содержащаяся в желчи вода. Постепенно масса густеет, и когда она достигает состояния тягучей мастики, чашечку снимают с огня. А пока желчь выпаривается, охотник должен обработать пустой желчный пузырь Его слегка подсушивают перед огнем, осторожно соскабливают и снимают излишки пленок с притавшим мясом и жиром, мнут руками до состояния полусухого эластичного мешочка. Затем за¬густевшую в посудине желчь выбирают ложкой или ножом, скатывают из нее шарик или колбаску и закладывают в подготовленный желчный пузырь. Присохшую и затвердевшую на стенках посуды желчь аккуратно соскребывают ножом и скатывают вместе с шариком и колбаской — эти кусочки хорошо прилипают. Затем всему пузырю вместе с помещенной в него затвердевшей желчью придают форму плоской котлетки, излишки кожи отрезают, выход завязывают крепкой ниткой и товар готов — его масса равна 3—5 г. При таком способе он долгие годы не подвергается ни усыханию, ни плесени, ни порче.

Сгущенная желчь

При необходимости заготовить впрок желчь для собственных нужд В. Размахнин (1988) рекомендует третий способ — технологию консервации, применяемую на заводах медицинской промышленности. Для консервации свежей желчи по этому способу ее необходимо профильтровать через 2—3 слоя марли, затем добавить к ней 10% (по ее объему) 96е-ного этило¬вого спирта, 1% спиртового раствора фурааилина (его получают путем растворения 0,5 г фурацили-на в 0,75 л 70°-ного спирта и 1% ароматической отдушки (фруктовая эссенция). Эту смесь пастеризуют при температуре 60°С в течение 30 минут, а затем разливаютв стерильные флаконы. Из этой смеси можно приготовить сгущенную желчь. Для этого смесь фильтруют, а затем упаривают на огне в эмалированной или из нержавеющей стали посуде при температуре 60—70вС в течение 12—16 часов. Выпаривание продолжают до десятикрат¬ного уменьшения объема массы сырой желчи. Сгущенную таким образом желчь разливают в стерильные флаконы. При хранении в прохладном и за-щищенном от света месте консервированная или сгущенная желчь сохраняет свои лечебные свойтва в течение 2,5—3 лет.

Народные рецепты. Наиболее часто в настоящее время охотники готовят из желчи средство, применяемое при желудочно-кишечных расстрой-ствах и заболеваниях. Готовят его следующим образом: среднюю по величине (примерно 50 г) кон¬сервированную (сухую) желчь размельчают в по-рошок или режут на маленькие кусочки, помещают в бутыль темного стекла и заливают 0,5 л воки. Настойку выдерживают в темном месте при комнатной температуре не менее недели, содержимое периодически взбалтывают. При хроническом гастрите, холецистите и кратковременных рас-стройствах пищеварения берут 5—7 капель настойки, слегка, по вкусу, но не более трети стакана, разбавляют холодной кипяченой водой и прини-мают внутрь натощак 2 раза в день в течение 2—5 дней в зависимости от самочувствия. Иногда быает достаточно одного приема.

В ряде районов Сибири и Дальнего Востока используется мазь из желчи для лечения пролежней, наружных язв и ран. Чтобы приготовить эту мазь, берут свежий желчный пузырь и до самого верха наполняют его жиром с околопочечной обо¬лочки. Через сутки при периодическом помешивании жир полностью растворяется желчью и получается желтая сметанообразная мазь. Повреженные участки кожи аккуратно смазывают тонким слоем этой мази. Хранят ее в затененном и прохладном месте.

Желчью можно лечить и артриты — болезни суставов, которые обычно проявляются в пожилом возрасте. Для этого 20—30 г сгущенной жел¬чи растворяют в 0,5 л 60-ного спирта. Настойку выдерживают в течение недели при периодичес¬ком встряхивании и хранении в темном месте. Применяют ее наружно в виде компрессов, растираний, как обезболивающее и рассасывающее средство. Таким образом, можно снимать ревма-тические боли, облегчить мучения при радикулите и отложения солей в суставах.

При хроническом гастрите и холецистите используют настойку следующего состава: 5 г сухой желчи растворяют в 0,5 л 40°-нот спирта или в водке. Принимают по чайной или с головой ложке три раза в день перед едой в течение 2—3 недель.

О желчи других животных

У местных охотников юга Дальнего Востока (русских, бурятов, китайцев, корейцев) в недалеком прошлом наряду с медвежьей желчью чшсоким спросом пользовалась желчь диких кабанов. В ряде случаев при лечении болезней она действовала более радикально (Янковский, 1970), а корейские и китайские купцы скупали ее по довольно высокой цене. По размерам желчный пузырь крупных кабанов почти не уступает медвежьим, консистенция содержимого более жидкая, чем у медведя, цвет коричневато-зеленоватый. На вкус — горькая, запах — спещгфический. При консервации желчь кабанов также темнеет.

Обработка, консервирование, хранение и применение желчи диких кабанов проводится так же, как выше описано для желчи медведей.

В ряде районов Якутии и в Приамурье местные охотники и население используют желчь соболя (Размахнин, 1988). В связи с тем, что размеры желчного пузыря у соболя небольшие, консервирование проводят только пассивным способом (сушкой) или замораживают. По массе 20 желчных пузырей соболя приравнивают к одному желчному пузырю медведя.

Очень немногие охотники и специалисты знают о том, что медвежьей желчи не уступает по Своим свойствам желчь такого зверя, как барсук. Обрабатывать, консервировать, хранить и применять ее нужно так же, как это описано выше для медвежьей желчи.

Вообще необходимо отметить, что в старину именно русская народная медицина использовала для лечения желчь практически всех видов зверей и птиц. Вот некоторые сведения, которые дошли до наших дней. Желчью ворона лечили глухоту, некоторые болезни глаз лечили желчью козы, совы, лебедя, крупного рогатого скота. Бельмо сводили желчью, полученной от живой щуки. Таким образом, вопросы изучения лекарственных свойств желчи различных видов животных открывают широкое поле деятельности современным специалистам.

«Сибирский промысел» №2 1996г.

Информацию предоставил gorlvol

 

 

 

Южно-Российский онкологический журнал/ South Russian Journal of Cancer

Цель. Оценить состояние почечной функции при применении лечебного плазмафереза с целью коррекции нарушений, сопровождающих развитие преклинической стадии острого повреждения почек (ОПП) у больных после резекции почки в условиях тепловой ишемии (ТИП).

Материалы и методы. Обследовано 119 больных (средний возраст 57,6±7,8 лет), которым с 2018 по 2019 год по элективным показаниям выполнена открытая или лапароскопическая резекция почки по поводу рака с применением стандартной методики ТИП длительностью 15–21 минут. Больные, имеющие высокий риск развития клинической стадии ОПП (n=21), были разделены на 2 группы: в группе I (n=10) больные продолжили получать стандартную нефропротективную терапию, в группе II (n=11) спустя 24 часа после операции проводили лечебный плазмаферез по протоколу ТРЕ (therapeutic plasma exchange). В течение 7-и суток после операции у больных обеих групп ежедневно осуществляли контроль скорости почасового диуреза, сывороточного креатинина, скорости клубочковой фильтрации (СКФ) по креатинину. Наличие достоверности различий в группах оценивали при помощи программного пакета STATISTICA 12.6, различия между выборками считали достоверными при р<0,05.

Результаты. Развитие клинической стадии ОПП в группе I выявили в 80,0% случаев, во II группе в 9,0% случаев (р=0,0019). Скорость диуреза во II группе была значимо выше: более чем в 2 раза к 3-им суткам, на 90,0% на 4-е сутки, на 81,4% на 5-е сутки, на 36,8% на 6-е сутки и на 25,4% на 7-е сутки (p<0,05). Средний прирост креатинина в I группе был значимо выше: более чем в 5 раз на 5-е сутки и более чем в 4 раза на 6-е и 7-е сутки исследования (p<0,05). СКФ во II группе была значимо выше на 3-и (на 65,3%), 5-е (на 54%), 6-е (на 39,2%) и 7-е (на 50%) сутки (p<0,05).

Заключение. Лечебный плазмаферез обладает высокой эффективностью в коррекции нарушений почечной функции после резекции почки в условиях ТИП и демонстрирует преимущество в снижении рисков развития клинической стадии ОПП в сравнении с профилактическими мероприятиями, включающими в себя проведение стандартной нефропротективной инфузионной терапии. 

Рак желчного пузыря и желчевыводящих путей

Факторы риска рака желчного пузыря

Наличие желчекаменной болезни повышает риск рака желчного пузыря, поэтому его удаление, таким образом, является превентивной мерой. В большинстве случаев рак желчного пузыря обнаруживается в ходе операции по удалению желчных камней. К факторам риска заболевания относят избыточный вес и женский пол. Риск холангиокарциномы значительно возрастает при хроническом воспалении желчевыводящих путей, вызванном либо аутоиммунным заболеванием, либо инфекцией (последняя встречается в Финляндии крайне редко).

Симптомы рака желчного пузыря

Желтизна кожи, боль, повышение температуры тела, тошнота и рвота могут являться симптомами рака. Чаще всего они указывают на то, что болезнь находится на поздней стадии. Некоторые симптомы могут быть вызваны непроходимостью желчных протоков из-за опухоли (желтизна кожи, зуд) или являться общими симптомами (потеря веса, аппетита, усталость). Аутоиммунное заболевание желчных протоков может быть выявлено в ходе общего медицинского осмотра (в частности, по анализам крови) на основании повышенных показателей состояния печени или при обследовании на другое аутоиммунное заболевание (например, язвенный колит).

Диагностика рака желчного пузыря

Диагноз «Рак желчного пузыря» не может быть поставлен только на основании лабораторных анализов. Обычные рентгенологические исследования также не помогают в диагностировании рака желчного пузыря. Частые и плохо поддающиеся лечению воспаления желчного пузыря могут быть признаком наличия в нем опухоли. УЗИ или компьютерная томография (КТ) может показать утолщение стенки желчного пузыря и/или увеличенные лимфатические узлы. Различить изменения, вызванные воспалением, может быть весьма сложно.

При обследовании на предмет распространенности рака УЗИ и КТ используют в качестве дополняющих друг друга процедур. Для диагностики рака зачастую прибегают к осмотру желчных протоков с помощью контрастного вещества. На сегодняшний день эту манипуляцию чаще всего проводят с помощью эндоскопии (внутреннего исследования) двенадцатиперстной кишки (ERC-исследование). Такое исследование, как магнитно-резонансная холангиография (МР-холангиография) на аппарате МРТ хорошо определяет непроходимость желчных протоков и показывает её локализацию.

Лечение рака желчного пузыря

Рак желчного пузыря лечится хирургическим путем. Во время операции удаляется сам желчный пузырь и зачастую также соседние лимфатические узлы и окружающая печеночная ткань. По возможности при раке желчных протоков, которые находятся внутри печени, всегда проводится операция. Однако очень часто на момент диагностирования рака опухоль уже успевает распространиться в такие места, откуда хирургическим путем её удалить невозможно. Операция по удалению опухоли внешних желчевыводящих путей напоминает операцию по удалению опухоли поджелудочной железы, при которой приходится удалять желчные протоки, желчный пузырь, часть поджелудочной железы, двенадцатиперстную кишку и соседние лимфатические узлы. Операция дает шанс на выздоровление только в том случае, если удается удалить раковую опухоль вместе с окружающей ее здоровой тканью, что является весьма сложной задачей, особенно когда речь идет о печени.

Рак желчного пузыря и желчевыводящих протоков по-разному реагирует на химиотерапию. То же самое можно сказать и о скорости роста таких опухолей – он сильно варьируется. В определенных случаях химиотерапия дает хорошие результаты на долгое время, что значительно продлевает жизнь пациента.

Кафедра общей хирургии — Северо-Западный государственный медицинский университет имени И. И. Мечникова

Кафедра общей хирургии

Информация для поступающих в ординатуру

Режим работы: 8:00 — 16:00 (пн-сб)

Адрес:

  • Народная ул., д.21б. Госпиталь для ветеранов войн
  • Пискаревский пр., д.47, пав.17

Телефон:

E-mail: [email protected][email protected]

 

Научная деятельность

Лечебная деятельность

Образовательная деятельность

Клинические базы

Сотрудники

История кафедры

Кафедра сегодня

 

Направления деятельности:

  1. Подготовка студентов 3 курса по разделу «Общая хирургия».
  2. Целевая подготовка ординаторов 1-го и 2-го года обучения по специальности «Хирургия».
  3. Высшее образование (аспирантура).
  4. Дополнительное профессиональное образование.

 

Научная деятельность

В рамках реализации комплексной темы НИР «Разработка и внедрение новых реконструктивно-восстановительных, малоинвазивных и реабилитационных технологий при хирургической патологии» ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова кафедрой проводятся научные исследования по теме «Оптимизация профилактики и лечения заболеваний органов пищеварения и сердечно-сосудистой системы с учетом возрастных изменений и осложненного течения».

 

Лечебная деятельность

Внедрение современных технологий в лечебный процесс на городских и областных базах:

  • Миниинвазивные методы лечения хирургических заболеваний органов брюшной полости и забрюшинного пространства
  • Современные технологии в улучшении результатов панкреатодуоденальной резекции
  • Эндоскопические методы лечения желудочно-кишечных кровотечений
  • Высокотехнологичные методы лечения заболеваний сосудов

 

Образовательная деятельность

Додипломное образование. Проводятся занятия на одной из основных баз кафедры в павильоне № 17 больницы имени Петра Великого, студенты 3 курса «Общая хирургия».

Высшее образование (ординатура). С учетом требований Федерального государственного образовательного стандарта практической подготовки ординаторов кафедрой активно используются крупные городские медицинские учреждения и центральные районные больницы Ленинградской области.

Программа обучения в ординатуре:

  1. Абдоминальная хирургия
  2. Хирургия органов грудной клетки и молочной железы
  3. Сердечно-сосудистая хирургия
  4. Хирургия органов эндокринной системы
  5. Гнойная хирургия
  6. Основы травматологии
  7. Основы нейрохирургии
  8. Острые урологические и гинекологические заболевания
  9. Основы оперативной хирургии и топографической анатомии
  10. Основы реанимации
  11. Основы трансфузиологии

Высшее образование (аспирантура).

Дополнительное профессиональное образование

Куратор циклов — д.м.н. профессор Насер Надежда Рамезовна, тел. 730-31-72,

эл. почта: [email protected]

Обучение слушателей проводится на циклах «Актуальные вопросы хирургических инфекций с позиции доказательной медицины» и на циклах системы непрерывного медицинского образования (НМО) (36 час.): «Хирургические инфекции», «Сепсис», «Осложненные интраабдоминальные инфекции», «Хирургические инфекции мягких тканей и опорно-двигательного аппарата».

Программа обучения включает следующие темы:

  • Сепсис (современные представления с позиций доказательной медицины)
  • Актуальные вопросы хирургических инфекций
  • Вопросы рациональной антимикробной терапии
  • Хирургический и не хирургический сепсис
  • Инфекции в абдоминальной хирургии
  • Хирургические инфекции кожи и мягких тканей
  • Ожоговый сепсис
  • Генерализованные инфекции и инфекционные осложнения различных органов и систем

Актуальность программ обусловлена необходимостью совершенствования теоретических знаний и практических навыков врачей различных специальностей в вопросах диагностики и лечения различных форм и видов хирургической инфекции, септических реакций, оказания специализированной помощи пациентам с хирургическими инфекциями, сепсисом, тяжелым сепсисом и септическим шоком, основанной на принципах доказательной медицины, международных и национальных рекомендациях по лечению сепсиса.

Кафедральные 36-часовые циклы ДПО ПК представляют огромный научно-практический интерес для врачей хирургических специальностей, терапевтов, анестезиологов-реаниматологов, эпидемиологов. В конце обучения зачисляется 36 баллов (кредитов) системы НМО (непрерывного медицинского образования).

 

Клинические базы кафедры:

Санкт-Петербург

  • СПБ ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн»
  • Клиническая больница им. Петра Великого СЗГМУ им. И.И. Мечникова, 17 павильон
  • СПБ ГБУЗ «Городская больница № 26»
  • СПБ ГБУЗ «Больница святой преподобномученицы Елизаветы»
  • СПб ГБУЗ «Городская Мариинская больница»
  • СПб ГБУЗ «Городская больница Святого Великомученика Георгия»
  • ГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи имени И.И. Джанелидзе»

Ленинградская область

  • ГБУЗ ЛО «Тосненская клиническая межрайонная больница»
  • ГБУЗ ЛО «Волховская межрайонная больница»
  • ГБУЗ ЛО «Кировская межрайонная больница»
  • ГБУЗ ЛО «Выборгская межрайонная больница»

 

Сотрудники кафедры

 

Глушков Николай Иванович – заведующий кафедрой.

Доктор медицинских наук,  профессор, Заслуженный врач Российской Федерации.

Автор и соавтор более 360 научных работ, 6 монографий, 50 учебных пособий, 9 патентов на изобретения.

Тема докторской диссертации: «Реконструктивные и восстановительные операции при рубцовых стриктурах и повреждениях желчных протоков», 1995 год.

Сфера научно-практических интересов:

  • реконструктивно-восстановительная хирургия желудочно-кишечного тракта и желчевыводящих путей;
  • миниинвазивная хирургия органов брюшной полости и забрюшинного пространства;
  • колопроктология;
  • онкология.

Общественная деятельность. Член редколлегии журналов «Вестник СЗГМУ им. И.И. Мечникова» и «Профилактическая и клиническая медицина»;  член Общероссийской общественной организации «Медицинская лига России».

Мельников Михаил Викторович

Доктор медицинских наук профессор.

Автор и соавтор более 250 научных работ, в том числе 3 монографий, 25 учебных пособий.

Тема докторской диссертации: «Прогнозирование клинического течения, оптимизация тактики лечения и реабилитация больных с эмболиями аорты и магистральных артерий конечностей».

Сфера научно-практических интересов:

  • реконструктивно-восстановительная хирургия абдоминальной аорты и магистральных артерий конечностей;
  • хирургия острой артериальной непроходимости;
  • флебология.

Общественная деятельность. Член Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов. Действительный член Российской академии естествознания.

Горбунов Геннадий Михайлович

Доктор медицинских наук, профессор.

Автор и соавтор более 170 научных работ,  2  монографий, 20 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • флебология;
  • Заболевания гепатопанкреатобилиарной зоны.

Тема докторской диссертации: «Диагностика и лечение осложненных дивертикулов двенадцатиперстной кишки».

Общественная деятельность. Член Пироговского общества хирургов, ассоциаций эндовидеохирургов и гепатохирургов России и стран СНГ. Член Российского общества хирургов.

Лобжанидзе Арчил Алексеевич

Доктор медицинских наук, профессор. Заслуженный врач Российской Федерации.

Автор и соавтор более 200 научных работ,  5 монографий, 5 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • хирургическая травматология;
  • общественное здоровье.

Тема докторской диссертации: «Методические подходы к формированию системы управления качеством медицинской помощи населению пожилого и старческого возраста на основе комплексного медико-социального мониторинга (на примере Ленинградской области).

Общественная деятельность. Депутат Законодательного собрания Ленинградской области. Заместитель председателя постоянной комиссии по здравоохранению Законодательного собрания Ленинградской области. Член Российского общества хирургов,  Хирургического общества им. Н.И. Пирогова.

 

Сусла Петр Антонович

Доктор медицинских наук, профессор.

Тема докторской диссертации: «Современные возможности этиопатогенетической терапии разлитого гнойного перитонита с учетом клинико-иммунологического статуса».

Автор и соавтор  более 260 научных работ, 8 учебных пособий, 2-х сборников тестовых заданий.

Сфера научно-практических интересов:

  • хирургия желудочно-кишечного тракта и желчевыводящих путей;
  • ангиология.

Общественная деятельность. Председатель профсоюзной группы клиники.

Кабанов Максим Юрьевич

Доктор медицинских наук, профессор.

Автор и соавтор более 200 научных работ,  9  монографий, 7 учебных пособий, 5 патентов.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • абдоминальная онкология;
  • заболевания гепатопанкреатобилиарной зоны;
  • лапароскопическая хирургия.

Тема докторской диссертации: «Моторно-эвакуаторные нарушения в патогенезе хронических заболеваний гепатопанкреатодуоденальной зоны».

Общественная деятельность. Начальник СПб ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн» Член Пироговского общества хирургов, ассоциаций эндовидеохирургов и гепатохирургов России и стран СНГ Член Российского общества хирургов. Награжден ведомственными медалями и орденом.

Иванов Михаил Анатольевич

Доктор медицинских наук, профессор.

Автор и соавтор более 100 научных работ, 12 учебных пособий, 2-х патентов.

Сфера научно-практических интересов:

  • хирургия желудочно-кишечного тракта;
  • онкология;
  • ангиология.

Тема кандидатской диссертации: «Анастомоз при правосторонней гемиколэктомии».

Тема докторской диссертации «Анастомоз при гастрэктомии».

Общественная деятельность. Ответственный за работу СНО на кафедре общей хирургии; член КИЛИ по хирургии СЗГМУ им. И.И. Мечникова, эксперт Министерства обороны в СЗГМУ.

Павелец Константин Вадимович

Доктор медицинских наук,  профессор, Заслуженный врач Российской Федерации.

Автор и соавтор более 270 печатных работ, в том числе 15 учебно-методических пособий, 4 монографий, 14 патентов.

Сфера научно-практических интересов:

  • хирургия желудочно-кишечного тракта;
  • онкология.

Тема докторской диссертации: «Возможности улучшения результатов хирургического лечения больных раком пищевода».

Общественная деятельность: Заведующий 6 хирургическим отделением СПб ГБУЗ «Мариинская больница». Член Российского общества хирургов,  Хирургического общества им. Н.И. Пирогова.

Насер Надежда Рамезовна

Доктор медицинских наук, профессор.

Автор и соавтор:  более 60 печатных работ, в том числе 8 учебно-методических пособий для врачей.

Сфера научно-практических интересов:

  • хирургические инфекции, генерализованные  хирургические инфекции, сепсис;
  • рациональная антибактериальная терапия, подбор антимикробной терапии в сложных случаях;
  • гнойная хирургия, вопросы  нозокомиальных инфекций, проблемы инфекций области хирургического вмешательства;

Тема докторской диссертации: «Оптимизация эмпирической антибактериальной терапии больных с хирургическими инфекциями в многопрофильном стационаре»

Общественная деятельность. Член Региональной общественной организации «Санкт-Петербургское общество специалистов по сепсису», член Российского общества хирургов.

Кветный Михаил Борисович

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 50 научных работ, 10 учебных пособий.

Тема кандидатской диссертации: «Клинические и морфофункциональные особенности пилоросохраняющей резекции желудка», 2001 год.

Сфера научно-практических интересов:

  • реконструктивно-восстановительная хирургия желудочно-кишечного тракта и желчевыводящих путей;
  • малоинвазивная хирургия органов брюшной полости и забрюшинного пространства;
  • колопроктология;
  • онкология.

Общественная деятельность. Член общественного совета Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга; Член общественного совета Комитета по здравоохранению Ленинградской области; Руководитель Северо-Западного отделения Общероссийской общественной организации «Всероссийское общество редких (орфанных) заболеваний»; Заместитель председателя Межрегиональной общественной организации «Содействие инвалидам с детства, страдающим болезнью Гоше, и их семьям».

Кулагин Владимир Иванович

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 150 научных работ,  3-х монографий, 2 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • онкология;
  • хирургическая панкреатология.

Тема кандидатской диссертации: «Хирургическое лечение скользящей грыжи пищеводного отверстия диафрагмы».

Общественная деятельность. Заведующий отделением панкреатологии ГБУ СПб НИИ СП им. И.И. Джанелидзе. Член Российского общества хирургов,  хирургического общества им. Н.И. Пирогова.

 

Андрусенко Анастасия Владимировна

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 35 научных работ, 4 учебных пособий, 1 монографии.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия,
  • абдоминальная онкология,
  • малоинвазивная хирургия брюшной полости.

Тема кандидатской диссертации: «Выбор метода хирургического лечения желчнокаменной болезни у больных пожилого и старческого возраста».

Сафин Малик Гайнисламович

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 100 научных работ,  2-х монографий, 3 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • онкология;
  • хирургическая гепатология.

Тема кандидатской диссертации: «Особенности хирургической тактики при гемангиомах печени».

Общественная деятельность: Заведующий отделением гепатохирургии СПб ГБУЗ «Больница № 26». Член Российского общества хирургов,  хирургического общества им. Н.И. Пирогова.

Скородумов Анатолий Васильевич

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 90 научных работ, 10 учебных пособий.

Тема кандидатской диссертации: «Ультразвуковая диагностика закрытой сочетанной абдоминальной травмы, сопровождающейся шоком».

Сфера научно-практических интересов:

  • реконструктивно-восстановительная хирургия желудочно-кишечного тракта и желчевыводящих путей;
  • малоинвазивная хирургия органов брюшной полости и забрюшинного пространства;
  • экстренная хирургия острых заболеваний и травм груди и живота, магистральных сосудов;
  • ультразвуковая диагностика и диапевтика.

Семенцов Константин Валерьевич

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 60 научных работ,  3х монографий, 2 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • абдоминальная онкология;
  • заболевания билиопанкреатодуоденальной зоны;
  • лапароскопическая хирургия.

Тема кандидатской диссертации: «Интраоперационная санация толстой кишки в лечении опухолевой толстокишечной непроходимости».

Тема докторской диссертации: «Современные технологии в улучшении непосредственных результатов панкреатодуоденальной резекции».

Общественная деятельность: Член Российского общества хирургов,  Хирургического общества им. Н.И. Пирогова, Европейско-африканской ассоциации гепатопанкреатобилиарной хирургии

Горшенин Тимофей Леонидович

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 100 научных работ,  3-х монографий, 3 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • абдоминальная онкология;
  • заболевания билиопанкреатодуоденальной зоны;
  • лапароскопическая хирургия.

Тема кандидатской диссертации: «Эндоскопическая спленотерапия в лечении длительно незаживающих язв двенадцатиперстной кишки».

Тема докторской диссертации: «Современные технологии в улучшении непосредственных результатов лечения рака ободочной кишки у больных пожилого и старческого возраста».

Общественная деятельность. Заведующий 7 хирургическим отделением СПб ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн». Член Российского общества хирургов,  хирургического общества им. Н.И. Пирогова.

Чернышев Денис Александрович

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 50 научных работ, 3 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • абдоминальная онкология;
  • заболевания билиопанкреатодуоденальной зоны;
  • лапароскопическая хирургия.

Тема кандидатской диссертации: «Диагностика и лечение гнойно-септических осложнений катетеризации подключичной вены».

Общественная деятельность. Заместитель главного врача по хирургии СПб ГБУЗ «Елизаветинская больница». Член Российского общества хирургов, Хирургического общества им. Н.И. Пирогова.

Кошелев Тарас Евгеньевич

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 50 печатных работ, 3 учебных пособий

Тема кандидатской диссертации: «Адъювантная интраоперационная внутрибрюшинная химиогипертермическая перфузия при раке желудка»

Сфера научно-исследовательских интересов:

  • общая хирургия;
  • абдоминальная онкология;
  • эндоскопия в хирургии;
  • организация хирургической помощи.

Бояринов Дмитрий Юрьевич

Кандидат медицинских наук, доцент.

Автор и соавтор более 30 печатных работ, 1 учебного пособия, 1 монографии.

Тема кандидатской диссертации: «Клинико-морфологическая диагностика и тактика лечения воспалительных заболеваний пищевода и их осложнений, ассоциированных с гастроэзофагеальным рефлюксом».

Сфера научно-исследовательских интересов:

  • абдоминальная хирургия;
  • хирургия диафрагмальных грыж;
  • хирургия гепатопанкреатодуоденальной зоны;
  • онкология желудочно-кишечного тракта;
  • оперативная эндоскопия;
  • эндовидеохирургия.

Дулаева Сабина Казбековна

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 25 печатных работ: соавтор 8 учебно-методических пособий, автор 2-х свидетельств о государственной регистрации программ для ЭВМ, соавтор 1 патента.

Тема кандидатской диссертации: «Оптимизация хирургического лечения пилородуоденального стеноза у пациентов пожилого и старческого возраста в условиях полиморбидности».

Сфера научно-исследовательских интересов:

  • хирургия заболеваний органов желудочно-кишечного тракта; 
  • миниинвазивные методы лечения острой абдоминальной патологии;
  • эндовидеохирургические методы лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Общественная деятельность. Член Российского общества хирургов; член Хирургического общества Пирогова.

Сотников Артем Владимирович

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 80 печатных работ.

Тема кандидатской диссертации: «Хирургическое лечение посттромботической болезни развившейся вследствие одностороннего подвздошно-бедренного тромбоза».

Сфера научно-практических интересов:

  • клапаносохраняющие операции на митральном клапане;
  • миниинвазивная хирургическая реваскуляризация миокарда;
  • реконструкция левого желудочка при постинфарктных аневризмах;
  • хирургическая профилактика кардиогенных эмболий.

Общественная деятельность. Член Российской ассоциации сердечно-сосудистых хирургов, Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов.

Яковлев Дмитрий Александрович

Кандидат медицинских наук, врач высшей категории, ассистент.

Автор и соавтор более 20 печатных работ.

Тема кандидатской диссертации: «Оценка динамики состояния ишемизированного жизнеспособного миокарда после операций аортокоронарного шунтирования».

Сфера научно-исследовательских интересов:

  • аутоартериальная реваскуляризация при ишемической болезни сердца;
  • хирургическое лечение приобретенных пороков сердца;
  • торакоскопическая деструкция аритмогенных зон сердца с «выключением» ушка левого предсердия.

Общественная деятельность. Член Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России.

Панфилов Павел Васильевич

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 10 научных работ, 3 учебных пособий.

Тема кандидатской диссертации: «Предупреждение осложнений при наружном дренировании ран и полостей в абдоминальной хирургии».

Сфера научно-практических интересов:

  • экстренная хирургия острых заболеваний и травм груди и живота, магистральных сосудов;
  • ультразвуковая диагностика и диапевтика.

Перцев Александр Владимирович

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 25 научных работ, 5 учебных пособий

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия;
  • гнойные заболевания;
  • лапароскопическая хирургия.

Тема кандидатской диссертации: «Нарушение минерального обмена у больных пожилого и старческого возраста, перенесших резекцию желудка, и их коррекция».

Общественная деятельность. Член Российского общества хирургов.

Пиханова Жанна Максудовна

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 15 научных работ, 2 учебных пособий

Сфера научно-практических интересов: 

Флебология: в том числе ультразвуковая диагностика заболеваний венозной системы, оперативное лечение с применением всех видов современных малоинвазивных флебологических вмешательств.

Тема кандидатской диссертации: «Оптимизация лечебной тактики у больных с хронической венозной недостаточностью нижних конечностей на фоне метаболического синдрома»

Общественная деятельность: Член научного совета Ассоциации Флебологов России.

Кожевников Виталий Борисович

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 30 печатных работ, 1 учебного пособия.

Сфера научно-исследовательских интересов:

  • гнойная хирургия, гнойная остеология;
  • лечение ран, трофических язв;
  • сепсис;
  • организация хирургической помощи.

Тема кандидатской диссертации:

«Новые возможности лечения инфекционно-воспалительных ран локальным отрицательным давлением».

Вагнер Денис Олегович

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 30 научных работ, 2 учебных пособий

Сфера научно-практических интересов:

  • ожоги;
  • анестезиология-реаниматология;
  • желудочно-кишечные кровотечения;
  • применение биотехнологических методов лечения.

Тема кандидатской диссертации: «Профилактика гастродуоденальных кровотечений у пострадавших с шокогенной термической травмой».

Тема докторской диссертации:  «Система хирургического лечения обширных ожогов как путь коррекции заболеваний органов брюшной полости у пострадавших с тяжелой термической травмой».

Общественная деятельность. Член Общероссийского общественного объединения комбустиологов «Мир без ожогов» и Европейской ожоговой ассоциации (European Burns Association).

Орлова Ольга Викторовна

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 80 научных работ, из них 10 учебных пособий, 2 главы в монографиях, 3 патента.

  Сфера научно-практических интересов:

  • анестезиология-реаниматология;
  • ожоги, ожоговая болезнь;
  • инфекционные осложнения, сепсис, органная дисфункция;
  • интенсивная терапия критических состояний;
  • нутритивно-метаболическая терапия.

Тема кандидатской диссертации: «Нутриционная поддержка в интенсивной терапии пострадавших с тяжелой термической травмой», 2004 г.

Тема докторской диссертации: «Органная дисфункция и инфекционые осложнения у пострадавших с тяжелой термической травмой. Патогенез, диагностика, варианты коррекции».

Общественная деятельность. Член Федерации Анестезиологов-реаниматологов России, член СПбНОАР, член Общероссийского общественного объединения комбустиологов «Мир без ожогов», член организации «Врачи Санкт-Петербурга».

Алексеев Валентин Валериевич

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 20 научных работ,  2 патентов,  2 учебных пособий.

Сфера научно-практических интересов:

  • общая хирургия, онкология;
  • заболевания билиопанкреатодуоденальной зоны;
  • лапароскопическая хирургия.

Тема кандидатской диссертации: «Совершенствование метода внутрибрюшинной химиогипертермической перфузии в системе комплексного лечения больных с канцероматозом брюшины».

Общественная деятельность. Член Российского общества хирургов.

Савченков Дмитрий Константинович

Кандидат медицинских наук, ассистент.

Автор и соавтор более 20 печатных работ.

Тема кандидатской диссертации: «Обоснование хирургической тактики при опухолях гепатопанкреатодуоденальной зоны у пациентов старшей возрастной группы»

Сфера научно-исследовательских интересов:

  • хирургия при заболеваниях органов гепатопанкреатобилиарной зоны; 
  • миниинвазивные методы лечения механической желтухи;
  • эндоскопические методы лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Общественная деятельность. Член Российского общества хирургов; член Общества эндоскопических хирургов России; член ассоциации «Эндоскопическое Общество «РЭндО»; член Хирургического общества Пирогова; член Европейского общества гастроинтестинальной эндоскопии (ESGE).


 

История кафедры

Кафедра общей хирургии ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова образована (2011 год) в результате объединения двух хирургических кафедр с богатой историей: кафедры общей хирургии СПбГМА им. И.И. Мечникова и кафедры общей хирургии СПб МАПО. Кафедру возглавляет ученик профессора А.Г. Земляного, Заслуженный врач Российской Федерации, д.м.н. профессор Глушков Николай Иванович.

Датой основания кафедры общей хирургии СПбГМА им. И.И. Мечникова считается 8 декабря 1911 года. Первым заведующим кафедрой был назначен профессор Дмитрий Петрович Кузнецкий. Научные интересы профессора Д.П. Кузнецкого не ограничивались общехирургическими проблемами; вопросы урологии, туберкулеза, онкологии почек занимали немалое место в его практической деятельности.

В разные годы кафедру возглавляли такие известные хирурги-профессора, как Николай Николаевич Петров (1914-1917), Семен Семенович Гирголав (1917-1925), Эрик Романович Гессе (1925-1933), Константин Константинович Введенский 1933-1934), Савелий Миронович Рубашов (1934-1941), Александр Васильевич Смирнов (1941-1945), Израиль Моисеевич Тальман (1945-1960), Анатолий Яковлевич Иванов (1961-1977), Александр Матвеевич Карякин (1978-1988), Александр Емельянович Барсуков (1988-2008), Михаил Викторович Мельников (2008-2011). В 2010 году кафедра удостоена звания «Золотая кафедра России».

Кафедра общей хирургии СПб МАПО была основана 1933 году на базе ЛенГИДУВа. Первым заведующим кафедрой была профессор Цицилия Соломоновна Каган (1933-1951). В последующем кафедру возглавляли профессора: Николай Ильич Блинов (1951-1969), Анатолий Григорьевич Земляной (1969-1992), Александр Иванович Бугаев (1992-1995), Николай Иванович Глушков (1995-1998 гг. и 2002-2011 гг.). Значимый вклад в развитие кафедры внес профессор А.Г. Земляной. Приоритетными направлениями в научной работе кафедры под руководством Анатолия Григорьевича явились вопросы хирургического лечения острой кишечной непроходимости, осложненной язвенной болезни, дивертикулеза желудочно-кишечного тракта, постгастрорезекционных и постваготомических синдромов, желчнокаменной болезни и ее осложнений, сочетанной хирургической патологии ЖКТ. Им создано учение о дивертикулах желудочно-кишечного тракта. Многие сотрудники кафедры сегодня являются учениками профессора А.Г. Земляного и достойно продолжают традиции хирургической школы.

 

Цицилия Соломоновна
Каган
Николай Ильич
Блинов
Анатолий Григорьевич
Земляной
Александр Иванович
Бугаев

 

Кафедра сегодня

Кафедра общей хирургии сегодня – это, прежде всего, коллектив единомышленников, включающий как опытных, высококвалифицированных профессоров и доцентов, так и молодых преподавателей, кандидатов медицинских наук. Всего на кафедре трудится 9 профессоров, 11 доцентов и 11 ассистентов. Многие сотрудники кафедры являются учениками профессора А.Г. Земляного, достойно продолжают традиции хирургической школы, обеспечивая связь поколений.

Сфера научно-практических интересов кафедры затрагивает различные разделы хирургии, такие как: реконструктивно-восстановительная хирургия желудочно-кишечного тракта и желчевыводящих путей; миниинвазивная хирургия органов брюшной полости и забрюшинного пространства; хирургическая панкреатология; реконструктивно-восстановительная хирургия абдоминальной аорты и магистральных артерий; хирургия острой артериальной непроходимости; хирургические инфекции.

Учебная работа кафедры представлена четырьмя направлениями: специалитет (студенты 3-го курса лечебного факультета, медико-профилактического, стоматологического факультета и факультета иностранных обучающихся), высшее образование (ординатура), подготовка кадров высшей квалификации (аспирантура) и дополнительное профессиональное образование. По всем разделам подготовки кафедрой широко применяются интерактивные формы с применением методов дистанционного обучения, использования электронных библиотек, поисковых медицинских и общеобразовательных систем, видеоконференцсвязи.

Обучение в ординатуре проводится с учетом требований Федерального государственного образовательного стандарта. С 2002 года кафедра являлась целевой по подготовке интернов и клинических ординаторов по специальности «Хирургия». Сегодня кафедра продолжает совершенствовать основные учебные программы подготовки в ординатуре и аспирантуре по специальности «Хирургия» и «Сердечно-сосудистая хирургия» в соответствии с современными требованиями образовательных стандартов.  Практическая подготовка ординаторов проходит в крупных городских медицинских учреждениях и центральных районных больницах Ленинградской области. Это позволяет оптимизировать практическую направленность обучения ординаторов и вырабатывать у них самостоятельность. Одним из элементов оптимизации подготовки молодых специалистов является их заинтересованность в конечном результате. С этой целью ординаторы активно привлекаются к научной работе, многие выполняют диссертационные исследования, участвуют в конференциях молодых ученых, имеют возможность дальнейшего обучения на кафедре в аспирантуре. Для освоения ординаторами высокотехнологичных вмешательств в хирургии на кафедре создан современный учебный класс новых технологий, где отрабатываются практические навыки выполнения эндовидеохирургических, пункционно-дренирующих эхоконтролированных и минилапаротомных вмешательств. Ежегодно на кафедре обучается 50-60 молодых специалистов из различных регионов России, Ближнего и Дальнего Зарубежья. Все они дают достаточно высокую оценку уровню и качеству подготовки на кафедре и передают эту информацию студентам вузов.

В рамках дополнительного профессионального образования кафедра осуществляет совершенствование теоретических знаний и практических навыков врачей хирургических специальностей в вопросах диагностики и лечения различных форм и видов хирургической инфекции, септических реакций, оказания специализированной помощи пациентам с тяжелым сепсисом и септическим шоком на принципах доказательной медицины, Международных и Национальных рекомендаций. Кафедральные циклы ДПО представляют огромный научно-практический интерес и включены в систему непрерывного медицинского обучения.

Научная работа на кафедре проводится по теме: «Совершенствование методов диагностики и лечения хирургических заболеваний органов брюшной полости и сердечно-сосудистой системы». Особое внимание уделяется подготовке научных разработок, обладающих инновационными характеристиками, такиx как: современные технологии в диагностике и лечении заболеваний поджелудочной железы и осложненного рака ободочной кишки, механической желтухи различного генеза, многоуровневого поражения при периферическом атеросклерозе, изучение патогенеза и совершенствование методов лечения и профилактики эмболии аорты и конечностей, а также оптимизация эмпирической антибактериальной терапии больных с неотложной хирургической патологией.

В течение последних 10 лет под руководством сотрудников кафедры защищены 2 докторские и 20 кандидатских диссертаций. Подготовлены к защите 3 докторских и 8 кандидатских диссертаций. Получено 10 патентов на изобретения. Опубликовано более 150 статей в журналах, рекомендованных ВАК, а также в международных изданиях. Издано 11 монографий и 80 учебных и учебно-методических пособий по актуальным вопросам абдоминальной и сердечно-сосудистой хирургии. Сотрудники кафедры успешно выступают на Всероссийских и международных конференциях, симпозиумах и различных хирургических обществах.

Большое внимание кафедрой уделяется работе Студенческого научного общества (руководитель – профессор Иванов М.А.). Студенты СНО неоднократно являлись призерами и победителями российских и международных олимпиад по хирургии, занимали первые места в смотре-конкурсе «Лучший студенческий кружок Университета» и «Лучшая студенческая научная работа».

 

 

Члены СНО кафедры активно участвуют в работе как российских, так и международных конференций, и симпозиумов, а их научные работы высоко оцениваются авторитетными хирургическими школами. Ежегодно в центральных российских и зарубежных журналах публикуются научные статьи с участием студентов СНО. Большой популярностью в Университете пользуются мастер-классы по аорто-коронарному шунтированию и протезированию клапанов сердца, организуемые студентами СНО. Студенческие научные достижения реализуются в виде патентных разработок в различных областях хирургии. По инициативе участников СНО кафедры ежеквартально организуются круглые столы и межкафедральные конференции с привлечением студентов других кафедр хирургического, кардиологического и неврологического профиля.

Таким образом, кафедра общей хирургии имеет более чем вековую историю развития. Её прославляли великие хирурги – иконы отечественной науки, чьи имена навеки будут в памяти. Сотрудники кафедры будут достойно нести эту историю, сохранять и приумножать хирургическую доблесть своих учителей.

 

 

 

 

 

 

 

 


Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Анализ желчных кислот при раке желчных путей

Реферат

Этиология рака желчных путей неясна, но есть доказательства того, что желчная кислота играет роль в канцерогенезе. Чтобы найти связь между раком желчных путей и желчной кислотой, в этом исследовании сравнивали концентрацию и состав желчных кислот у пациентов с раком желчных путей, камнями желчных путей и отсутствием заболеваний желчных путей. Желчь сравнивалась у пациентов с раком желчных путей (n = 26), камнями желчных путей (n = 29) и контрольной группы без заболевания (n = 9).Образцы были получены с помощью чрескожного чреспеченочного дренажа желчных путей, эндоскопического дренажа через нособилиар или пункции желчного пузыря и проанализированы на содержание холевой, дезоксихолевой, хенодезоксихолевой, литохолевой и урсодезоксихолевой кислоты. Общая концентрация желчных кислот была ниже в группе рака, чем в группе желчных камней и контрольной группе; пропорции дезоксихолевой (2,2% против 10,2% и 23,6%, p <0,001 и p <0,001, соответственно) и литохолевой кислоты (0,3% против 0.6% и 1,0%, p = 0,065 и p <0,001 соответственно) также были ниже. Этот результат был аналогичным, когда очаг заболевания ограничивался желчным протоком или желчным пузырем. Анализ случаев с билирубином ≤ 2,0 мг / дл также показал более низкую общую концентрацию желчных кислот и состав дезоксихолевой кислоты в группе рака по сравнению с контрольной группой (5,7% против 23,6%, p = 0,003). Хотя наличие обструкции желчных протоков объясняет некоторые различия в общей концентрации и составе желчной кислоты, существуют и другие механизмы.Мы подозреваем, что изменение транспорта желчных кислот может снизить выведение желчных кислот и вызвать накопление канцерогенных желчных кислот в эпителии желчных протоков.

Ключевые слова: Желчь, желчная кислота, рак желчных путей

ВВЕДЕНИЕ

Рак желчных протоков возникает из эпителия желчных протоков; он подразделяется на внутрипеченочную холангиокарциному, рак внепеченочных желчных протоков и рак желчного пузыря. Известные факторы риска включают застой желчи, хроническое воспаление, хронический гепатит, канцерогенное воздействие, кисту холедоха, печеночную двуустку (особенно в Азии) и, в западных странах, первичный склерозирующий холангит.Однако в большинстве случаев трудно найти фактор риска. 1

Желчная кислота является общим знаменателем всех факторов риска. Желчь состоит из первичных желчных кислот, таких как холевая и хенодеоцихолевая кислота, полученных непосредственно из холестерина, вторичных желчных кислот, таких как дезоксихолевая и литохолевая кислота, и третичных желчных кислот, таких как урсодезоксихолевая кислота. Физиологически эти кислоты образуют комплекс с таурином или глицином. 1 Известно, что гидрофобные кислоты, такие как дезоксихолевая кислота, связаны с канцерогенезом.Напротив, гидрофильные кислоты, такие как урсодезоксихолевая кислота, обладают защитными эффектами, такими как предотвращение образования камней в желчном пузыре за счет десатурации желчи и уменьшения клеточных изменений, наблюдаемых при заболеваниях печени и желчных путей. 2 6 В моделях на животных холевая и дезоксихолевая кислота участвовали в развитии рака желчных протоков. 7 , 8 Повышенные уровни концентраций дезоксихолевой и литохолевой кислоты также были зарегистрированы у пациентов с кистой холедоха и аномальным сращением панкреатобилиарного протока. 9 Хотя исследования показали, что желчная кислота может быть канцерогенной, имеется мало сообщений об оценке состава желчных кислот при раке желчных путей, вероятно, из-за редкости этого заболевания. Таким образом, роль желчной кислоты в развитии рака желчных путей остается неясной.

В этом исследовании сравнивали концентрацию и состав желчи у субъектов с раком желчных путей, камнями желчных путей и контрольной группы. Кроме того, отдельно сравнивались пациенты с заболеваниями желчного пузыря и желчных протоков.Основываясь на различии в составе желчи у пациентов с раком желчевыводящих путей, желчнокаменной болезнью и отсутствием желчевыводящих путей, мы попытались выяснить роль желчной кислоты в развитии рака желчных путей.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Пациенты

В период с апреля 2003 г. по октябрь 2004 г. пациенты с раком желчных путей, диагностированным с помощью онкомаркеров, эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ), компьютерной томографии (КТ) или магнитно-резонансного изображения (МРТ) и подтверждено клиническим течением, цитологией и биопсией ткани.Последовательно включили 26 пациентов с подтвержденным диагнозом, давших информированное согласие.

Для сравнения была включена группа пациентов с желчнокаменной болезнью, состоящая из пациентов с желчнокаменной болезнью, холедохолитиазом или внутрипеченочными камнями, и контрольная группа, состоящая из доноров трансплантата печени без заболевания желчевыводящих путей. Исключались пациенты с хроническим заболеванием печени, включая билиарный цирроз, заболевания тонкой кишки или сахарный диабет. Все пациенты предоставили информированное согласие, и одобрение было получено Этическим комитетом клинических исследований Институционального наблюдательного совета Медицинского центра Йонсей, Корея.

Методы

Сбор желчного сока

Желчь собирали после воспаления в случаях, когда выполнялся чрескожный чреспеченочный дренаж желчи (PTBD) или эндоскопический назобилиарный дренаж (ENBD). Пост-воспаление определялось как отсутствие лихорадки и лейкоцитоза. Однако, поскольку сбор желчного сока был неэтичным, чтобы мешать лечению, было разрешено собирать желчный сок у пациентов с лейкоцитозом, если они получали лечение антибиотиками и не имели лихорадки.В хирургических случаях собиралась желчь (10 см3) путем пункции желчного пузыря. Образцы хранили при -70 ℃ сразу после сбора до анализа. Перед сбором у всех пациентов был проведен химический анализ сыворотки и полный анализ клеток крови.

Анализ желчной кислоты

Желчные кислоты были разделены жидкостной хроматографией высокого давления (ВЭЖХ) и проанализированы с использованием системы ВЭЖХ Nanospace SI-2 (Shiseido Co., Ltd, Токио, Япония) и детектора на фотодиодах (Thermo Electron Co. , Ltd, Уолтем, Массачусетс, США).Другие условия ВЭЖХ приведены в.

Таблица 1

Условия ВЭЖХ для определения желчной кислоты

Среди желчных кислот были проанализированы холевая кислота (CA), хенодезоксихолевая кислота (CDCA), дезоксихолевая кислота (DCA), литохолевая кислота (LCA) и урсодезоксихолевая кислота (UDCA). . Стандартные реагенты были получены от Sigma-Aldrich (Сент-Луис, Миссури, США). Ацетонитрил объединяли как с триэтиамином, так и с 2,4-дибромацетофеноном для получения ТЭА и реагента для дериватизации, соответственно. Стандартный раствор каждой кислоты готовили путем нагревания смеси разбавленной коммерчески купленной кислоты с TEA и реагентом для дериватизации при 80 ° C в течение 40 минут; затем каждый раствор охлаждали при комнатной температуре и фильтровали с 0.Мембранный фильтр 45 мкм. Для оценки состава желчи был создан тестовый раствор. NaOH (4 н., 3 мл) добавляли к образцу желчи (1 мл), гидролизовали при 100 ℃ в течение 3 часов, охлаждали при комнатной температуре, затем смешивали с HCl (6 н., 3 мл) и смешивали с эфиром (6 мл. ). Высушенный супернатант (3 мл) затем растворяли в метаноле (2 мл), а элюат (1 мл) смешивали с TEA (1 мл) и реагентом для дериватизации (1 мл) и нагревали на водяной бане при 80 ° C в течение 40 минут. Затем его охлаждали до комнатной температуры и фильтровали с 0.Мембранный фильтр 45 мкм. Раствор анализировали с помощью ВЭЖХ и измеряли концентрацию каждой желчной кислоты. Рассчитывали долю каждой желчной кислоты по отношению к сумме всех желчных кислот.

Статистика

Результаты были представлены в виде средних значений (± стандартное отклонение) и диапазонов. Результаты химического состава сыворотки, общей концентрации желчных кислот и соотношения компонентов желчных кислот в каждой исследуемой группе сравнивались с использованием U-критерия Манна-Уитни. SPSS (Windows 11.0) использовался для статистического анализа; значение p меньше 0.05 считалось значительным.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Демографические характеристики

Из 64 пациентов 26 имели рак желчных путей, 29 — желчно-каменную болезнь и 9 были контрольной группой. Соотношение мужчин и женщин было 34:30; средний возраст составил 56 ± 16 лет. Среди 26 пациентов с раком желчных путей у 20 был рак желчных протоков, а у 6 — рак желчного пузыря; операция, PTBD и ENBD были выполнены в 3 (11,5%), 18 (69,2%) и 5 ​​(19,2%) случаях соответственно. Четырнадцать из 26 пациентов имели цитологическое или гистологическое подтверждение диагноза рака.Среди 29 пациентов с желчнокаменной болезнью операция, PTBD и ENBD была выполнена 17 (58,6%), 5 (17,2%) и 7 (24,1%) соответственно. Все 9 контрольных подверглись хирургическому вмешательству ().

Таблица 2

Значительные различия в тесте функции печени были обнаружены как между пациентами с камнями желчных путей, так и между контрольной группой по сравнению со случаями рака. Уровни билирубина, щелочной фосфатазы, аспартаттрансаминазы и аланинаминотрансферазы были значительно выше в группе рака, чем у пациентов с камнями желчных путей и контрольной группы.Уровни альбумина были ниже в группе больных раком по сравнению с контрольной группой. Не было различий в количестве лейкоцитов или уровне холестерина между испытуемыми ().

Таблица 3

Биохимические характеристики

Анализ желчных кислот

Сравнение концентрации желчных кислот при раке желчных путей, камнях желчных путей и нормальных контрольных группах

Общая концентрация желчной кислоты и доля DCA в раке желчных путей , желчный камень и контрольные группы — 1800.7 частей на миллион, 4005,4 частей на миллион и 12569,1 частей на миллион и 2,2%, 10,2% и 23,6% соответственно. В группе рака была значительно более низкая концентрация общей желчи ( p = 0,001, p <0,001) и доля DCA ( p <0,001, p <0,001). Доля LCA также была значительно ниже в группе рака по сравнению с контролем (0,3% против 1,0%, p <0,001) ().

Таблица 4

Сравнение желчных кислот между раком желчных путей, камнями и контрольными группами

Сравнение между раком желчного пузыря, холелитиазом и контрольными группами

Анализ был повторен, ограничивая поражение желчных путей участком желчного пузыря для групп рака и камней .Как общая концентрация желчных кислот, так и доля DCA были ниже в группе рака по сравнению с группой камней и контрольной группой; концентрации и пропорции составляли 1346,3 ppm, 5125,5 ppm и 12569,1 ppm ( p = 0,073, p = 0,001) и 6,2%, 14,2% и 23,6% ( p = 0,047, p = 0,031) соответственно. LCA была значительно ниже в группе рака по сравнению с контролем (0,2% против 1,0%, p = 0,016) ().

Таблица 5

Сравнение желчных кислот между раком желчного пузыря, холелитиазом и контрольными группами

Сравнение между раком желчных протоков, холедохолитиазом и контрольными группами

Результаты анализа, ограничивающие заболевания желчных путей до желчных протоков, были получены в 1936 году.9 ppm, 2805,3 ppm и 12569,1 ppm для общей концентрации желчи в группе рака, камня и контрольной группе соответственно. В группе рака была значительно более низкая общая концентрация ( p = 0,006, p <0,001). Доля СА в группе рака была значительно выше, чем в контроле (45,0% против 33,8%, p = 0,021). DCA был ниже в группе рака по сравнению с камнями и контрольной группой (1,0% против 5,8% против 23,6%, p = 0,027, p <0.001 соответственно). LCA также была значительно ниже в группе рака, чем в контрольной группе (0,3% против 1,0%, p <0,001) ().

Таблица 6

Сравнение желчных кислот при раке желчных протоков, холедохолитиазе и контрольных группах

Сравнение необструктивных заболеваний желчных путей

Для исключения эффекта обструкции желчных протоков, случаи с билирубином ≤2,0 мг / дл, без поддержки процедур дренирования желчи. Анализ включал 3 случая рака желчного пузыря, 13 случаев холелитиаза, 7 случаев рака желчных протоков, 9 случаев холедохолитиаза и 9 случаев контрольной группы.Между группами рака и камней различалась только щелочная фосфатаза. Сравнение между онкологическими и контрольными группами было аналогично результатам до исключения. (данные не показаны) Общая концентрация желчных кислот в группах рака, камней и контрольной группе составляла 3298,6 частей на миллион, 4522,8 частей на миллион и 12569,1 частей на миллион, соответственно. В группе рака была значительно более низкая общая концентрация ( p = 0,001), более высокая доля CA (50,9% против 33,8%, p = 0,009), более низкая доля DCA (5,7% vs.23,6%, p = 0,003) и более низкую долю LCA (0,3% против 1,0%, p = 0,009) по сравнению с нормальной контрольной группой ().

Таблица 7

Сравнение желчных кислот среди незараженных раковых заболеваний, камней и контрольных групп

ОБСУЖДЕНИЕ

Желчь состоит в основном из воды, а также желчной кислоты, желчного пигмента, холестерина, минералов и жира. Желчная кислота вырабатывается в гепатоцитах в результате метаболизма холестерина и способствует образованию желчи, выведению холестерина и всасыванию жирной пищи и липофильных витаминов. 1

Самым основным исследованием для оценки роли гидрофобной желчной кислоты при раке желчных путей было бы измерение каждой желчной кислоты в желчи пациентов с раком желчных путей. Однако таких исследований немного. Strom et al. сообщили о различиях в составе желчи среди субъектов с раком желчного пузыря, желчнокаменной болезнью и без заболевания, но не обнаружили значительных различий в предполагаемом канцерогене, LCA. 10 Ли и др. сообщили об увеличении DCA у пациентов с раком желчных протоков, но не обнаружили существенных отличий от пациентов с камнями желчных путей. 11 Эти исследования, однако, изучали ограниченный спектр заболеваний и не имели надлежащего контроля. В нашем исследовании была проанализирована общая концентрация желчных кислот при раке желчных путей, желчных камнях и контрольных группах, а также оценены различия в зависимости от локализации заболевания (желчный пузырь и желчный проток). Поскольку DCA связана с образованием камней в желчном пузыре, желчь здоровых субъектов использовалась в качестве контроля. 12

Мы обнаружили, что доля вторичных желчных кислот, наиболее предполагаемых канцерогенов, была низкой в ​​желчи субъектов с раком желчных путей.Теоретически это связано с тем, что первичная желчная кислота не может достичь участков кишечника, где происходит преобразование во вторичную желчную кислоту. Однако есть свидетельства того, что это не может быть единственной причиной. Анализ, который исключил случаи обструкции протоков, также показал более низкие доли DCA в группе рака. Strom et al. обнаружили аналогичные результаты этого снижения желчных кислот в случаях рака, даже после устранения клинической непроходимости. 10 Кроме того, общая концентрация желчных кислот была ниже в группе больных раком.В противоположность этому результату известно, что обструкция желчных протоков увеличивает синтез желчной кислоты. 13 Кроме того, повышение уровня желчной кислоты в сыворотке, вызванное обструкцией, должно было привести к увеличению уровня желчной кислоты в желчи. 14 Следовательно, одна только обструкция не может объяснить снижение общего и вторичного желчных кислот.

Помимо обструкции, наблюдаемые различия могут быть вызваны снижением выведения желчных кислот эпителием желчных протоков. 10 Известно, что in vivo как воспаление, так и обструкция изменяют экспрессию переносчика желчных кислот. 15 В моделях на животных перевязка желчного протока вызывает снижение экспрессии насоса экспорта желчных солей и белков, связанных с множественной лекарственной устойчивостью, тем самым уменьшая выход желчных солей. 16 18 Различные эндотоксины и воспалительные цитокины также снижают выведение солей с желчью. 19 Кроме того, снижение содержания желчной кислоты связано с накоплением желчных кислот в печени. 20 Изменение пути транспорта желчных кислот может вызвать снижение экскреции желчной кислоты и накопление токсичных и даже канцерогенных желчных кислот в эпителии желчных протоков.

Поскольку билиарные эпителиальные клетки постоянно транспортируют сильно цитотоксические компоненты желчи, вероятно, существует химический канцерогенез в системе желчных протоков, вызванный изменениями состава желчи. Есть интересные сообщения о том, что вторичная желчная кислота, DCA, не вызывает дисплазию только за счет цитотоксического процесса, а, скорее, усиливает действие канцерогенов. 3 Например, было обнаружено, что таурохолевая кислота способствует канцерогенезу рака внутрипеченочных желчных протоков на моделях хомяков, а таурохолевая кислота и DCA участвуют в индуцированном диизопропанолнитрозамином раке желчных путей. 21 , 22 Также хорошо известна роль вторичных желчных кислот, таких как DCA и LCA, вместе с экологическими и генетическими факторами при раке толстой кишки. 23 , 24 Эти косвенные ассоциации, однако, затрудняют доказательство канцерогенного процесса, вызванного желчной кислотой.

Несмотря на то, что существует не так много исследований, которые фактически измеряли желчную кислоту у пациентов с новообразованиями желчных путей, в отличие от нашего исследования, в некоторых из них сообщалось об увеличении вторичной желчной кислоты.Различия в методах могут способствовать этому несоответствию. Во-первых, Стром и др. Полагали, что может быть разница в точности между старыми методами и жидкостной хроматографией высокого давления, которая также измеряла желчную кислоту в нашем исследовании. 10 Еще есть проблема с концентрацией. Многие факторы могут повлиять на концентрацию желчной кислоты. Простое сравнение концентрации вторичной желчной кислоты при злокачественных и доброкачественных заболеваниях может быть ненадежным. Мы скорее сравнили пропорции каждой желчной кислоты.Наконец, есть контрольная группа. Lee et al. Сообщили об увеличении вторичной желчной кислоты в желчном соке у пациентов с раком желчных протоков. 11 Однако в этом исследовании пациенты с холедохолитиазом составляли контрольную группу. Мы не думали, что пациенты с желчными камнями были хорошими кандидатами в контрольную группу.

Не наблюдалось существенной разницы по УДХК между раком и доброкачественным заболеванием. Ранее сообщалось, что доля УДХК при заболеваниях желчного пузыря была намного выше, чем в наших результатах. 10 Связь между раком и УДХК противоречит другим исследованиям. 2 6 Однако есть исследование, которое продемонстрировало, что урсодезоксихолат дополнительно усиливает пролиферативный ответ клеток желчных протоков, вызванный частичной перевязкой желчных протоков у крыс. 25 Для выяснения роли УДХК в канцерогенезе необходимы дополнительные исследования.

Хотя в нашем исследовании была предпринята попытка собрать образцы в контролируемых условиях, различий в функции печени между группами избежать не удалось из-за редкости новообразований желчных путей. 10 Неизвестно, повлияли ли различия на концентрацию и долю желчных кислот. Количество лейкоцитов в группе рака и камней имело довольно большое стандартное отклонение, потому что не всегда было возможно собрать желчный сок после полного исчезновения воспаления. Кроме того, контрольная группа была значительно моложе, чем группы с заболеванием. Методы сбора у разных испытуемых были разными, и желчь, собранная при пункции желчного пузыря, могла быть более концентрированной, чем другие методы. Кроме того, на концентрацию желчной кислоты могут влиять такие состояния, как нефункционирующий желчный пузырь, сфинктеропластика, голодание и т. Д. 26 , 27 Несмотря на то, что в этом исследовании были такие ограничения, результаты были сопоставимы с предыдущими результатами, которые также показали, что общая концентрация желчи и доля DCA были значительно ниже в группе рака. 10 Несмотря на то, что это не было значимым, сравнение при необструктивных заболеваниях показало тенденцию к снижению общего количества желчной кислоты и DCA в группе рака по сравнению с группой камней, и не было различий в тесте функции печени, за исключением щелочной фосфатазы.

В заключение, в этом исследовании общие концентрации и состав желчных кислот были измерены и сравнены среди субъектов с раком желчных путей, патологией желчных камней и контрольной группой. Общая концентрация желчи и доля DCA были ниже в группе больных раком. Обструкция желчных протоков способствовала, но не полностью объясняла различия в общей концентрации и составе желчи. Мы подозреваем, что изменение транспорта желчных кислот может снизить выведение желчных кислот и вызвать накопление канцерогенных желчных кислот в эпителии желчных протоков.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы доказать связь между составом желчных кислот и канцерогенезом.

Нацеливание BRAF / MEK на рак желчных путей

Кэролайн Хелвик
25 февраля 2019 г.


ОБЫЧНОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ на мутаций BRAF V600E у пациентов с раком желчных путей может оказаться хорошей идеей, основываясь на результатах исследования фазы II, в котором лечение дабрафенибом плюс траметиниб показало активность. 1 Результаты показывают, что тестирование пациентов с раком желчных путей на наличие действенных мутаций драйвера может оказаться полезным, одной из которых является BRAF V600E.

Зев Вайнберг, MD

«Дабрафениб плюс траметиниб продемонстрировал клиническую пользу у пациентов с мутантным по BRAF V600E раком желчевыводящих путей и должен рассматриваться как значимый терапевтический вариант для этих пациентов», — сказал Зев Вайнберг, доктор медицинских наук , Школа Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. медицины, на симпозиуме по раку желудочно-кишечного тракта 2019 г.Он отметил, что это исследование представляет собой первую проспективно проанализированную группу пациентов с BRAF V600E – мутантным раком желчных путей, получавших комбинацию ингибиторов BRAF и MEK.

По описанию доктора Вайнберга, рак желчных путей — это агрессивное заболевание с плохими клиническими исходами. Большинство пациентов поступают с запущенным заболеванием, а 5-летняя выживаемость составляет примерно 15%. По его словам, выявление ряда генетических мутаций этого заболевания «открывает возможность целевого лечения».Мутации в гене BRAF были обнаружены в 5% желчных опухолей, и они могут быть обогащены внутрипеченочными формами рака.

Пробная корзина ROAR

THE ROAR — это комплексное исследование, в котором участвовали 9 различных групп из 178 пациентов с редкими злокачественными новообразованиями, все из которых имели мутации BRAF V600E. Когорта желчного рака включала 35 пациентов, получавших комбинацию ингибитора BRAF дабрафениба и ингибитора MEK траметиниба.

В когорту вошли 74% больных аденокарциномой желчных путей, 17% — гепатохолангиокарциномой и 9% — холангиокарциномой. У большинства пациентов (74%) на момент включения в исследование было заболевание IV стадии, и все 35 пациентов ранее получали химиотерапию; 80% когорты получили как минимум 2 предыдущие линии. Средняя продолжительность лечения составляла 6 месяцев, и 86% пациентов лечились более 3 месяцев. Средний срок наблюдения составил 8 месяцев.

Частичные ответы наблюдались в 42% когорты по оценке исследователя и в 36% по результатам независимого обзора.Стабильность заболевания была достигнута у 45% и 39%, соответственно, а у 12% лучшим ответом было прогрессирование заболевания (по любой оценке). По оценке доктора Вайнберга, медиана выживаемости без прогрессирования заболевания составила 9,2 месяца, а средняя общая выживаемость — 11,7 месяца.

«Дабрафениб плюс траметиниб продемонстрировал клиническую пользу у пациентов с мутантным раком желчных путей BRAF V600E и должен рассматриваться как значимый терапевтический вариант для этих пациентов.”

— Зев Вайнберг, MD


Твитнуть эту цитату

«Эффективность в этой популяции с запущенным заболеванием была сопоставима с эффективностью химиотерапии первой линии гемцитабином и цисплатином», — заметил он.

Через 6 месяцев 66% пациентов все еще отвечали на лечение. Из 14 пациентов 7 имели продолжительность ответа, превышающую 6 месяцев, а 5 пациентов имели продолжающийся ответ на момент анализа.

Генетический анализ 16 пациентов выявил гетерогенность и низкую мутационную нагрузку опухоли у всех людей, что согласуется с предыдущими наблюдениями о генетическом ландшафте рака желчных путей.Уровни экспрессии генов MAP-киназного пути были выше у двух пациентов с прогрессирующим заболеванием как их лучший ответ по сравнению с пациентами со стабильным заболеванием. «Необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить любую связь этого с клинической пользой», — прокомментировал доктор Вайнберг.

Все пациенты испытали по крайней мере одно нежелательное явление любой степени; 57% имели событие 3 или 4 степени. Наиболее частыми побочными эффектами, связанными с лечением, были гипертермия (40%), сыпь (29%) и тошнота (23%).■

РАСКРЫТИЕ ИНФОРМАЦИИ: Доктор Вайнберг является консультантом / советником компаний Aduro Biotech, Array BioPharma, Bristol-Myers Squibb, Five Prime Therapeutics, Genentech, Lilly, Merck, Novartis и Sirtex Medical; получил дорожные расходы от Genentech; и получил институциональное финансирование исследований от Five Prime Therapeutics, Merck, Novartis, Pfizer и Plexxikon.

ССЫЛКА

1. Вайнберг З.А., Лассен ООН, Элез Э. и др.: Эффективность и безопасность дабрафениба и траметиниба у пациентов с раком желчных путей с мутацией BRAF V600E: когорта исследования корзины ROAR.Симпозиум по раку желудочно-кишечного тракта 2019 г. Аннотация 187. Представлено 18 января 2019 г.


Протоколы лечения рака желчных путей: протоколы лечения

  • [Рекомендации] Гомес-Испания, М.А., Монтес А.Ф., Гарсия-Карбонеро Р., Меркаде TM, Маурел Дж., Мартин А.М. и др. Клинические рекомендации SEOM по раку поджелудочной железы и желчных путей (2020). Клин Транс Онкол . 2021 Май. 23 (5): 988-1000. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Marks EI, Yee NS.Иммунотерапевтические подходы при карциноме желчных путей: текущее состояние и новые стратегии. World J Gastrointest Oncol . 2015 15 ноября. 7 (11): 338-346. [Медлайн].

  • Reid KM, Ramos-De la Medina A, Donohue JH. Диагностика и хирургическое лечение рака желчного пузыря: обзор. Дж Гастроинтест Сург . 2007. 11: 671-81.

  • Fong Y, Jarnagin W, Blumgart LH. Рак желчного пузыря: сравнение пациентов, поступивших первоначально для окончательной операции, с пациентами, поступившими после предшествующего неизлечимого вмешательства. Энн Сург . 2000. 232: 557-69.

  • McMasters KM, Tuttle TM, Leach SD, et al. Неоадъювантная химиолучевая терапия при внепеченочной холангиокарциноме. Am J Surg . 1997 г., декабрь 174 (6): 605-8; обсуждение 608-9. [Медлайн].

  • Кобаяши С., Томокуни А., Гото К., Такахаши Х., Акита Х., Марубаши С. и др. Ретроспективный анализ клинических эффектов неоадъювантной комбинированной терапии с полной дозой гемцитабина и лучевой терапии у пациентов с раком желчных путей. евро J Surg Oncol . 2017 апр. 43 (4): 763-771. [Медлайн].

  • Rosen CB, Heimbach JK, Gores GJ. Трансплантация печени при холангиокарциноме. Transpl Int . 2010 г., 23 (7): 692-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Руководство] NCCN Руководство по клинической практике в онкологии: гепатобилиарный рак. V 2.2013. Национальная всеобъемлющая онкологическая сеть. Доступно на http://bit.ly/leKxOv. Версия 3.2021 — 15 июня 2021 г .; Дата обращения: 16 июня 2021 г.

  • Fuller CD, Wang SJ, Choi M, et al. Мультимодальная терапия локорегиональной внепеченочной холангиокарциномы: популяционный анализ. Рак . 2009 15 ноября. 115 (22): 5175-83. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Borghero Y, Crane CH, Szklaruk J, et al. Аденокарцинома внепеченочного желчного протока: пациенты с высоким риском местного рецидива, получавшие хирургическое вмешательство и адъювантную химиолучевую терапию, имеют эквивалентную общую выживаемость по сравнению с пациентами со стандартным риском, получавшими только хирургическое лечение. Энн Сург Онкол . 2008 15 ноября (11): 3147-56. [Медлайн].

  • Lim K, Oh D, Chie E, et al. Что лучше у пациентов с радикально удаленным раком внепеченочных желчных путей? Одновременная адъювантная химиолучевая терапия (CCRT) по сравнению с CCRT с последующей поддерживающей химиотерапией. Тезисы собрания ASCO . 2008. 26: 15659.

  • Лин Л.Л., Пикус Дж., Дребин Дж. А. и др. Исследование фазы II чередования циклов разделенного курса лучевой терапии и химиотерапии гемцитабином для неоперабельной карциномы поджелудочной железы или желчных путей. Ам Дж. Клин Онкол . 2005 июн. 28 (3): 234-41. [Медлайн].

  • Das P, Wolff RA, Abbruzzese JL, et al. Хорошо переносится одновременная терапия капецитабином и лучевой терапией верхних отделов брюшной полости. Радиат Онкол . 2006 24 октября, 1:41. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Валле Дж., Васан Х., Палмер Д.Х. и др. Цисплатин плюс гемцитабин в сравнении с гемцитабином при раке желчных путей. N Engl J Med . 2010 апр. 8. 362 (14): 1273-81. [Медлайн].

  • Eckel F, Schmid RM. Химиотерапия при распространенной карциноме желчных путей: объединенный анализ клинических испытаний. Br J Рак . 2007 26 марта. 96 (6): 896-902. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Андре Т., Турниганд С., Росмордук О. и др. Гемцитабин в сочетании с оксалиплатином (GEMOX) при распространенной аденокарциноме желчных путей: исследование GERCOR. Энн Онкол . 2004 15 сентября (9): 1339-43. [Медлайн].

  • Нокс Дж. Дж., Хедли Д., Оза А. и др.Комбинирование гемцитабина и капецитабина у пациентов с распространенным раком желчных путей: исследование фазы II. Дж Клин Онкол . 2005 г., 1. 23 (10): 2332-8. [Медлайн].

  • Nehls O, Oettle H, Hartmann JT, et al. Капецитабин плюс оксалиплатин в качестве терапии первой линии у пациентов с распространенной аденокарциномой билиарной системы: проспективное многоцентровое исследование фазы II. Br J Рак . 2008 29 января, 98 (2): 309-15. [Медлайн].

  • LIM JY, JEUNG и др.Фаза II испытания оксалиплатина в сочетании с лейковорином и фторурацилом при рецидивирующей / метастатической карциноме желчных путей. 2008.

  • Chen JS, Chao Y, Yang TS, et al. Фаза II испытания оксалиплатина раз в две недели с упрощенным графиком 48-часовой инфузии высоких доз 5-фторурацила и лейкорвина при распространенной карциноме желчных путей. Cancer Chemother Pharmacol . 2009 декабрь 65 (1): 151-7. [Медлайн].

  • Ким Т.В., Чанг Х.М., Кан Х.Дж. и др.Исследование фазы II капецитабина плюс цисплатин в качестве химиотерапии первой линии при распространенном раке желчных путей. Энн Онкол . 14 июля 2003 г. (7): 1115-20. [Медлайн].

  • Ducreux M, Rougier P, Fandi A, et al. Эффективное лечение распространенной карциномы желчных путей с использованием непрерывной инфузии 5-фторурацила с цисплатином. Энн Онкол . 1998 июн.9 (6): 653-6. [Медлайн].

  • Шибата Т., Эбата Т., Фудзита К.И., Симоката Т., Маеда О., Мицума А. и др.Оптимальная доза гемцитабина для лечения рака желчных путей или поджелудочной железы у пациентов с нарушением функции печени. Науки о раке . 2015 23 ноября [Medline].

  • Park JS, Oh SY, Kim SH и др. Одноместный гемцитабин в лечении распространенного рака желчных путей: исследование фазы II. Jpn J Clin Oncol . 2005 Февраль 35 (2): 68-73. [Медлайн].

  • Валле JW. Достижения в лечении метастатического или неоперабельного рака желчных путей. Энн Онкол . 21 октября 2010 г., приложение 7: vii345-vii348. [Медлайн].

  • Салуджа С.С., Гулати М., Гарг П.К., Пал Х, Пал С., Сахни П. и др. Эндоскопический или чрескожный дренаж желчных путей при раке желчного пузыря: рандомизированное исследование и оценка качества жизни. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2008 6 (8) августа: 944-950.e3. [Медлайн].

  • Аль-Адра Д.П., Гилл Р.С., Аксфорд С.Дж., Ши Х, Кнетеман Н., Лиау СС. Лечение неоперабельной внутрипеченочной холангиокарциномы радиоэмболизацией иттрием-90: систематический обзор и объединенный анализ. евро J Surg Oncol . 2015 г., 41 (1): 120-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Донохью JH, Стюарт AK, Menck HR. Отчет Национальной базы данных по раку о раке желчного пузыря, 1989–1995. Рак . 1998 15 декабря. 83 (12): 2618-28. [Медлайн].

  • Patt YZ, Hassan MM, Aguayo A, et al. Капецитабин для перорального применения для лечения гепатоцеллюлярной карциномы, холангиокарциномы и рака желчного пузыря. Рак . 2004 г. 1 августа.101 (3): 578-86. [Медлайн].

  • Corvera CU, Blumgart LH, Akhurst T, et al. Позитронно-эмиссионная томография с 18F-фтордезоксиглюкозой влияет на управленческие решения у пациентов с раком желчных путей. J Am Coll Surg . 2008 Январь 206 (1): 57-65. [Медлайн].

  • Czito BG, Hurwitz HI, Clough RW и др. Адъювантная дистанционная лучевая терапия с одновременной химиотерапией после резекции первичной карциномы желчного пузыря: 23-летний опыт. Int J Radiat Oncol Biol Phys .2005 г. 15 июля. 62 (4): 1030-4. [Медлайн].

  • de Aretxabala X, Roa I, Burgos L, et al. Предоперационная химиолучевая терапия в лечении рака желчного пузыря. Am Surg . 1999 марта 65 (3): 241-6. [Медлайн].

  • Раков

    Члены рецензента выбираются из всех Раков рецензентов для регулярное предоставление своевременных качественных отчетов о представленных рукописях. Обязанности рецензенты доступны здесь.

    Д-р Мюриэль Аббаси
    Веб-сайт

    1: Гюстав Русси, Plate-forme Imagerie et Cytométrie, UMS 23/3655, Université Paris-Saclay, Villejuif, France
    2: Université Paris-Saclay, CEA, CNRS, Inserm, Laboratoire d’Imagerie Biomédicale Multimodale, Orsay, Франция
    , Франция Интересы: рак; флуоресценция; формирование изображений в ближнем инфракрасном диапазоне; Индоцианин зеленый; эндомикроскопия; оптическая когерентная томография

    Д-р Карим Александр Абид
    Веб-сайт

    Лаборатория катехоламинов и пептидов, Служба клинической фармакологии, Госпитальный университет Водуа, 1011 Лозанна, Швейцария
    Интересы: Метаболизм катехоламинов в мозговом веществе надпочечников и феохромоцитома; Измерение катехоламинов и метаболитов для диагностики нейроэндокринных опухолей; Оптимизация захвата и связывания радионуклеидов (MIBG и аналоги соматостатина) в раковых клетках

    Доктор.Раша Абу Ид
    Веб-сайт

    Отделение наук о жизни, Институт стоматологии, Школа медицины, медицинских наук и питания, Университет Абердина, Абердин, Шотландия, AB25 2ZD, Великобритания
    Интересы: рак головы и шеи; рак ротовой полости; оральная патология

    Д-р Абхинав Ахреджа
    Веб-сайт

    1. Биомедицинская инженерия, Мичиганский университет, Анн-Арбор, MI 48109, США
    2. Институт биоинтерфейсов, Мичиганский университет, Анн-Арбор, MI 48109, США
    Интересы: метаболизм рака; анализ метаболических потоков; системная биология; Биоинформатика; Машинное обучение; точная медицина; персонализированная медицина

    Отделение нейрохирургии и центра киберножа, Charité Universitätsmedizin Berlin, Берлин, Германия
    Интересы: Многоформная глиобластома; ангиогенез; радиохирургия; радионекроз; радиационная биология; ДОМАШНИЙ ПИТОМЕЦ; моямоя; 3D изображения

    Доктор.Альфредо Аддео
    Веб-сайт

    Отделение онкологии, Университетская клиника Женевы, 1205 Женева, Швейцария
    Интересы: НМРЛ, МРЛ, биомаркеры, Бремя опухолевых мутаций, Мутации драйвера онкогенов, иммунотерапия

    Д-р Шайлеш Адвани
    Веб-сайт

    Группа исследований социальной эпидемиологии, Национальный исследовательский институт генома человека, 10 Center Drive, Bethesda, MD 20892-1063, США
    Интересы: Эпидемиология рака, профилактика рака, выживаемость, исследования результатов в отношении здоровья

    Доктор.Франческо Агостини
    Веб-сайт

    Отделение стволовых клеток , Centro di Riferimento Oncologico di Aviano (CRO) IRCCS, 33081 Aviano, Италия
    Интересы: Мезенхимальные стволовые клетки; рак; доставки лекарств; хорошая производственная практика; клеточная терапия; Средние добавки-заменители; Микрожидкостные условия

    Д-р Марк Агостино
    Веб-сайт

    Школа фармацевтики и биомедицинских наук, Исследовательский институт инноваций в области здравоохранения Кертина и вычислительный институт Кертина, Университет Кертина, Перт, Вашингтон, 6102, Австралия
    Интересы: Компьютерный дизайн лекарств; оптимизация лидов; Молекулярное распознавание; Структурная биология; Молекулярный докинг; виртуальный просмотр; Молекулярная динамика; Привязка расчетов свободной энергии; сигнализация wnt; гликобиология

    Программа молекулярной визуализации, Национальный институт рака / Национальные институты здравоохранения, Бетезда, Мэриленд 20892, США
    Интересы: рак; глиобластома; рак простаты; противоопухолевые средства; метаболомика; Гиперполяризованный метаболизм и метаболизм. молекулярная визуализация; Радиоуглеродное отслеживание; открытие биомаркеров; Первичная и трехмерная клеточная культура

    Доктор.Атиф Али Ахмед
    Веб-сайт

    Детские больницы и клиники милосердия, Отделение патологии, Канзас, Миссури, США
    Интересы: Рабдомиосаркома, саркома Юинга, нейробластома, секвенирование следующего поколения, миРНК, точность иммуногистохимии, клаудины, сигнальные пути, рецепторы тирозинкиназы, клеточная биология

    Д-р Шафик У Ахмед
    Веб-сайт

    Школа фармации и фармацевтических наук, Факультет медицинских наук и благополучия, Университет Сандерленда
    Интересы: глиобластома; Клеточный цикл; гибель клеток; Повреждение ДНК; гипоксия

    Доктор.Таслим Ахмед Аль-Хилал
    Веб-сайт

    Фармацевтическая школа Техасского университета в Эль-Пасо, Техас 79902, США
    Интересы: ангиогенез рака; сигнализация фактора роста; фиброз рака; раковый тромбоз; биоинженерные модели рака; мирофлюидика и рак

    Проф. Лоредана Альбоничи
    Веб-сайт

    Департамент клинических наук и трансляционной медицины, Медицинский факультет Римского университета, Tor Vergata, Via Montpellier 1, 00133 Rome, Италия
    Интересы: анализ молекулярных механизмов, связанных с ростом и прогрессированием опухоли, связанных с ангиогенезом; Анализ молекулярных механизмов, связанных с поляризованными иммунными клетками в микроокружении опухоли

    Доктор.Елена Александрова
    Веб-сайт

    Лаборатория молекулярной медицины и геномики, кафедра медицины, хирургии и стоматологии «Scuola Medica Salernitana», Университет Салерно, 84081 Барониси (SA), Италия
    Интересы: рак груди; рак яичников; эндокринная резистентность; противораковые препараты; таргетная терапия; Модуляторы эстрогеновых рецепторов; геномика рака; Эпигенетика

    Доктор Бриттани Аллен-Петерсен
    Веб-сайт

    Департамент молекулярной и медицинской генетики, Орегонский университет здоровья и наук, Портленд, OR 97201, США
    Интересы: рак поджелудочной железы; фосфатазы; сигнализация раковых клеток; ячеистая пластичность; PP2A, терапевтический ответ; 3d культура; мышиные модели рака

    Доктор.Пьерпаоло Алонги
    Веб-сайт

    Отделение ядерной медицины, Fondazione Istituto G. Giglio,

    Чефалу, Италия
    Интересы: пет / кор; ОФЭКТ; рак простаты; молекулярная визуализация; Нейровизуализация

    Д-р Серхио Алонсо
    Веб-сайт

    Institut d’Investigació Germans Trias i Pujol (IGTP), Campus Can Ruti, 08916 Бадалона, Испания
    Интересы: эпигенетика рака; генетика рака; колоректальный рак; Метилирование ДНК; Эпигеномика; рак желудочно-кишечного тракта; Геномика; Биоинформатика и вычислительная биология

    Доктор.Вероника Алонсо
    Веб-сайт

    Лаборатория костной физиофатологии, Отделение фундаментальных медицинских наук, Университет Сан-Пабло CEU, Университеты CEU, Campus Monteprincipe, 28925 Алькоркон, Испания
    Интересы: метастазы в кости, миндин, рак простаты, предметастатическая ниша; pth2r; костная сигнализация

    Доктор Хашем Алсааб
    Веб-сайт

    Департамент фармацевтических наук, Государственный университет Уэйна, Детройт, штат Мичиган, 48201, США
    Интересы: Иммунотерапия рака, Солидные опухоли, Наномедицина, Гипоксия, Ангиогенез опухоли, Сигнализация рака, Точная медицина; Персонализированная медицина, Chemoresistance

    Рост стволовых клеток рака прямой кишки за счет диеты с высоким содержанием жиров и измененного профиля желчных кислот

    Исследования ученых Института Солка показали, как диета с высоким содержанием жиров может способствовать раннему развитию колоректального рака у людей с общей генетической мутацией.Результаты исследований на мышиных моделях и клетках человека, представленные в Cell , показывают, что сочетание диеты с высоким содержанием жиров и генетики изменяет баланс желчных кислот в кишечнике, что, в свою очередь, влияет на гормональную передачу сигналов желчных кислот стволовым клеткам и клеткам. позволяет потенциально злокачественным клеткам выжить. Команда, возглавляемая Рональдом Эвансом, доктором философии, который возглавляет кафедру Марша Даймов Солка в области молекулярной биологии и биологии развития, кроме того, показала, что химическая активация передачи сигналов рецептора фарсеноида X (FXR) в кишечнике нейтрализует эффект несбалансированных желчных кислот у обеих мышей. модели органов и клеточные линии рака толстой кишки человека.

    Исследования намекают, что диета с высоким содержанием жиров может помочь объяснить, почему растет число смертей от колоректального рака среди людей в возрасте до 55 лет, хотя общие показатели смертности от рака снижаются. «Может случиться так, что когда вы генетически предрасположены к раку, вторым хитом станет что-то вроде диеты с высоким содержанием жиров», — добавила Рут Ю, доктор философии, научный сотрудник Лаборатории экспрессии генов в Солке и соавтор книги. опубликованная работа команды. «Это исследование предоставляет новый способ снизить воспаление, восстановить здоровье кишечника и резко снизить прогрессирование опухоли», — предположил Эванс, который также является директором Лаборатории экспрессии генов, и исследователь Медицинского института Говарда Хьюза.Опубликованная исследователями статья озаглавлена ​​«FXR регулирует пролиферацию стволовых клеток рака кишечника».

    Диеты с высоким содержанием жиров, отсутствие физических упражнений, ожирение, диабет и высокий уровень токсичных желчных кислот в сыворотке крови — все это факторы риска развития колоректального рака (CRC). Группа ученых отметила, что желудочно-кишечный тракт содержит популяцию кишечных стволовых клеток (ISC), которые пополняют клетки, выстилающие кишечник, но этот процесс может быть нарушен диетой. «Диетические жирные кислоты участвуют в повышении способности к самообновлению ISC и клеток-предшественников, а также способности раковых стволовых клеток (CSC) инициировать опухоль.”

    Мутации в гене аденоматозного полипоза (APC), который обычно действует как опухолевый супрессор в этих стволовых клетках, могут лишить гена контроля над репликацией стволовых клеток и позволить им стать злокачественными, объяснили авторы. Фактически, большинство пациентов с CRC несут мутации APC. «Хотя большинство случаев CRC носят спорадический характер, ~ 85% пациентов имеют мутации в гене аденоматозного полипоза кишечной палочки (APC), важном негативном регуляторе передачи сигналов Wnt», — написали ученые.

    Лаборатория Эванса в течение последних 40 лет исследовала роль около 30 желчных кислот, которые помогают переваривать пищу и поглощать холестерин, жиры и жирорастворимые питательные вещества.Исследователи обнаружили, что желчные кислоты посылают гормональные сигналы стволовым клеткам желудочно-кишечного тракта через рецептор FXR, который действует как «главный регулятор гомеостаза БА, регулирующий синтез, отток, приток и детоксикацию по всей оси кишечник-печень», — писали они. Новая работа исследователей основана на их предыдущих выводах и демонстрирует, как диета с высоким содержанием жиров может повлиять на эту гормональную сигнализацию.

    Работа докторанта Солка Тинга Фу, доктора философии, который является первым автором опубликованной статьи, была сосредоточена на модели мыши с мутацией APC, которая приводит к развитию раннего колоректального рака.Она обнаружила, что уровни желчных кислот, которые взаимодействуют с FXR, увеличиваются одновременно с началом развития рака у животных. Наличие дополнительных желчных кислот еще больше ускорило прогрессирование рака. «Мы увидели очень резкое увеличение роста рака, связанного с желчной кислотой», — сказал Майкл Даунс, доктор философии, старший научный сотрудник Salk и соавтор исследования. «Наши эксперименты показали, что поддержание баланса желчных кислот является ключом к снижению роста рака».

    Рост рака толстой кишки, который измеряется количеством делящихся клеток, показанных зеленым, резко увеличивается, когда регулируемая FXR генная сеть нарушается определенными желчными кислотами или диетой с высоким содержанием жиров.[Институт Солка] Добавление в смесь диеты с высоким содержанием жиров еще больше ускорило прогрессирование рака. Диеты с высоким содержанием жиров привели к повышению уровня двух желчных кислот, в частности, T-βMCA и DCA, что подавляло активность FXR, позволяя определенным популяциям стволовых клеток размножаться без контроля и накапливать повреждения ДНК. «Общие уровни BA и уровни T-βMCA и DCA, отслеживаемые с опухолевой нагрузкой, предполагают причинную связь», — заявили исследователи.

    Дальнейшие исследования in vivo показали, что T-βMCA является основным двигателем прогрессирования CRC.«Эти данные предполагают, что T-βMCA может эффективно воспроизводить способность HFD способствовать прогрессированию CRC», — добавили они. «Мы знали, что диета с высоким содержанием жиров и желчные кислоты являются факторами риска развития рака, но мы не ожидали, что они оба влияют на FXR в стволовых клетках кишечника», — отметила Аннетт Аткинс, доктор философии, научный сотрудник Salk and co. -автор исследования.

    На модели мутантных мышей APC обычно развиваются аденомы, которые очень медленно, если вообще развиваются, развиваются в злокачественные аденокарциномы.Было обнаружено, что этот процесс преобразования аденомы в аденокарциному происходит намного быстрее у животных, получавших пищу с высоким содержанием жиров. Затем исследователи использовали разработанную Солком молекулу агониста FXR под названием FexD для активации рецептора. Введение FexD обращало действие несбалансированных желчных кислот на органоиды мышей и органоиды, происходящие от рака толстой кишки человека. Введение FexD также задерживало прогрессирование опухоли в мышиной модели CRC и увеличивало выживаемость. «… Избирательная активация кишечного FXR замедляет прогрессирование аденом и аденокарцином», — заявили они.«… Исследования выживаемости показали значительные улучшения при лечении FexD».

    Исследователи пришли к выводу, что FXR действует как «точка схождения факторов риска наследственности (H) и окружающей среды (E) для CRC… Наши исследования демонстрируют, что мутация APC и диета с высоким содержанием жиров независимо и совместно увеличивают пул BA, что приводит к подавление передачи сигналов FXR в стволовых клетках кишечника ».

    Слева направо: Аннетт Аткинс, Тэ Гю О, Тинг Фу, Рональд Эванс, Эйдзи Йошихара, Фриц Каябиаб, Майкл Даунс и Рут Ю.[Институт Солка] Результаты исследования также намекают на возможность использования лекарств для сдерживания развития рака толстой кишки. «Хотя рак толстой кишки считается« неизлечимым », работа Тинга открывает совершенно новые горизонты в понимании и лечении этого заболевания», — сказал Эванс. Исследователи признают, что перед рассмотрением возможности тестирования FexD на людях потребуются дополнительные тесты, но они указывают, что один агонист FXR уже одобрен, а другие проходят клинические испытания для лечения заболеваний печени, поэтому «быстрый перевод этих результатов» в пациентов с CRC.”

    Мышьяк, Кабанья желчь и три столовые ложки сока болиголова


    Я по натуре чрезвычайно любопытный (некоторые сказали бы любопытный) человек, поэтому меня все еще немного удивляет, что я не был вынужден узнавать все, что можно, о раке груди. Я провел небольшое первоначальное исследование; это казалось ответственным делом. Но я был поражен огромным объемом доступной информации, не говоря уже о том факте, что мои глаза тускнели каждый раз, когда я выбирал какую-либо статью для чтения, потому что у меня не было базы знаний о науке и медицине или словарного запаса, необходимого для понимаю, на что я смотрел.Так что я отказалась от попыток стать экспертом по раку груди и отдала себя в руки моих очень хороших врачей, узнав лишь то, что позволяло мне задавать разумные вопросы о моем собственном лечении.

    Пытаясь представить происходящее в перспективе, я разговаривал с друзьями, которые лечились от рака груди на протяжении многих лет; Я прочитал несколько мемуаров о раке, в том числе откровенно честную книгу Яна Лукаса Гримма My Beautiful Leukemia . Я тоже читал об истории рака груди.

    Вкратце (и не очень научно)…

    Гиппократ (460 г. до н.э. — 380 г. до н.э.) назвал рак «каркиномой» (карцинома), что по-гречески означает «краб», потому что опухоль своими расширениями напоминала ему тело и ноги краб. Он считал, что тело состоит из четырех жидкостей: крови, мокроты, желтой желчи и черной желчи. Когда человек заболел, это произошло потому, что один из этих юморов был разбалансирован. Рак, по словам Гиппократа, был вызван избытком черной желчи. Это можно было вылечить только на самых ранних стадиях, с помощью кровопускания, которое, как полагали, очищало пациента от плохого настроения, и применения различных видов паст, большинство из которых содержало мышьяк, на область, где появилась опухоль.Пасты вызвали некроз тканей, которые отслоились, и рана зажила за счет образования новой ткани.

    Во втором веке представление о раке было таким же, как и у Гиппократа. Но римский врач Гален писал о хирургических методах лечения рака груди в тех случаях, когда опухоль могла быть удалена на очень ранней стадии. Однако хирургические инструменты были примитивными — скальпели, щипцы, крючки и инструменты для прижигания, которые, должно быть, наводили ужас в сердце пациента, просто глядя на них.А вот рецепт анестезии, который, возможно, тоже заставил ее задуматься: «Желчь кабана, 3 ложки сока болиголова, дикий брайон, салат, опийный мак, беленовый уксус. Смешать, немного вскипятить, перелить в стеклянный сосуд, хорошо закрыть пробкой. Добавьте 3 ложки хорошего вина или эля, хорошо перемешайте ». Пациентка должна была выпить всю бутылку рядом с теплым огнем, где она засыпала и ее можно было прооперировать. Смесь соли и уксуса использовалась, чтобы разбудить ее, когда операция была закончена — при условии, что потеря крови или анестезия не убили ее.

    Те же самые обычаи и верования должны были послужить основой для лечения женщины с диагнозом рака груди еще в шестнадцатом веке, когда была опубликована первая книга по анатомии. Анестезия в том виде, в каком мы ее знаем, была изобретена только в середине 1800-х годов. Только в конце двадцатого века, когда биохимия и технологии объединились, чтобы создать область молекулярной биологии, ученые начали понимать, что вызывает рак груди , что привело к тому виду лечения, которое я прохожу сегодня.

    Поговорим о перспективе! В конце концов, из-за этой небольшой дозы истории лампэктомия и умеренные курсы химиотерапии и облучения выглядели не так уж плохо. Тем не менее, я знаю, что этот опыт изменит меня — и с момента постановки диагноза я знал, что в конце концов все, а может и все, от маленьких, казалось бы, незначительных деталей до сути переживаний, попадет в роман.

    Писательница Мюриэл Спарк сказала о писательстве: «Ничего не потеряно», во что я верю абсолютно — и что иногда заставляет меня задаться вопросом: что люди, не являющиеся писателями, делают с радостями и горестями своей жизни?

    7 ужасающих методов лечения рака из истории

    Современные методы лечения рака — это не просто пикник; Химиотерапия, например, имеет множество ужасных побочных эффектов.Но современные больные раком могут немного утешиться тем фактом, что до 20-го века все было намного, намного хуже. В зависимости от эпохи и места, в котором в истории человечества родился больной раком, их, вероятно, поощряли прижимать мертвых котят к их коже, сжигать крабов живьем, глотать свинец и морозник или вводить себе кровь зараженных бактериями. овца, все сию минуту надеются, что это принесет пользу. Как вы, возможно, догадались, очень немногие из этих предложенных исторических методов лечения рака принесли хоть какую-то пользу, и только в современную эпоху рак в некоторых обстоятельствах стал менее смертным приговором.

    Мы до сих пор многого не знаем о раке, что неудивительно, учитывая огромное разнообразие видов; их так много, что Национальный институт рака должен вести список от А до Я. (Вот почему, когда кто-то обсуждает «лекарство от рака», они не совсем точны; не существует такой вещи, как комплексное лечение.) Но чем больше мы знаем, тем больше мы можем быть абсолютно уверены в том, что Подношения по обету, измельченные в порошок кость кабана и легкие лисы — , а не .Хотя, конечно, сейчас, когда я это говорю, на следующей неделе кто-нибудь опубликует исследование о полезности ткани легких лисицы при лечении лимфомы. Кто знает?

    Будем надеяться, что однажды химиотерапия покажется такой же странной и в прошлом, как эти исторические методы лечения рака.

    1. Хирургия с использованием лука-порея и хлеба

    Практика удаления раковых опухолей и новообразований существует уже довольно давно; есть свидетельства его рекомендации еще в Древней Греции. Однако проблема относительно простой хирургии в том, что могут возникнуть осложнения.

    Однако у римлян были идеи, как с этим справиться. Римский писатель-медик Архиген из Апамеи дал подробные хирургические советы по удалению раковых опухолей, в том числе о том, куда двигать нервы и как ставить лигатуры; но когда все стало плохо и у пациента началось кровотечение, хирург должен был прижечь эту область горячим утюгом (обратите внимание, что это было до анестезии), зашить ее, а затем попытаться помочь заживлению, наложив полезную припарку из лук-порей, хлеб и соль, которые должны были уменьшить кровотечение.

    2. Подношение богам раковой конечности

    Если традиционные лекарства не помогали, и вы не решались попробовать операцию, древние греки, как правило, рекомендовали просить божественного вмешательства. Например, женщины с раком груди в Греции обычно подвергались сильному кровопусканию, потому что считалось, что их рак был связан с каким-то скоплением застойной менструальной крови в их груди; но если это не сработает, они могут попросить помощи у божества Асклепия.Однако, чтобы подать апелляцию к упомянутому божеству, вы должны были следовать определенному формату: изготовить или купить модель раковой конечности или части тела из глины и отнести ее в его храм, оставив ее в качестве подношения по обету. (В зависимости от типа рака ваша модель имела разные формы: грудь и уши, например, имели отверстия для подвешивания, а головы были сложены на полках.)

    3. Горящие крабы живы и носят пасту

    Сам термин «рак» происходит от греческого писателя-медика Гиппократа, который назвал его карциномой, греческим термином для крабов, в отношении опухолей с твердой оболочкой, которые могут «расползаться» с места на место.И, вероятно, благодаря этой идее у нас есть одно из самых странных предложенных лекарств древнего мира от последователя Гиппократа Галена, который значительно продвинул наше понимание рака в огромных трактатах на эту тему.

    Гален был большим поклонником клизм и слабительных средств для лечения рака, но в крайнем случае он рекомендовал сжечь кучу крабов заживо, превратить пепел и кусочки обожженного краба в пасту с маслом, а затем нанести ее на раковый опухоль с птичьим пером. Что вы сделали после этого, было непонятно; больным раком, возможно, приходилось носить эту смесь, пока она не слилась.(Интересно, что паста из глаз краба 17 века была в магазинах для лечения рака, что указывает на то, что эта идея осталась в сознании врачей.)

    4. Очистка токсичным черным морозником

    Перспективы медицинского лечения рака были почерпнуты из Гиппократ, Гален и писатели, следующие за ними, вплоть до раннего Нового времени. Для древних греков и средневековых европейцев рак, вероятно, был вызван дисбалансом четырех «юморов», которые составляли состав тела и определяли личность и здоровье: черной желчи, желтой желчи, мокроты и крови.Чтобы восстановить равновесие, больных раком обычно заставляли проходить изнурительную программу слабительных, кровопускания и насильственной рвоты, хотя некоторые медицинские специалисты услужливо предлагали травяную помощь для очищения. Французский врач 15 века Лазарь Ривериус бодро отстаивал «корень черного чемерицы, наиболее эффективный при очищении от меланхолии» — еще один термин для обозначения черной желчи. К несчастью для пациентов Ривериуса, черный морозник очень токсичен для человека.

    5. Применение свежеубитого котенка для вытаскивания волка

    Англия раннего Нового времени была особенно странным местом для рака, если судить по сообщениям о предлагаемых методах лечения.Аланна Скуз в книге Constructions of Cancer in Early Modern England сообщает об одном особенно очаровательном методе: прижимать мясо только что зарезанного кролика, щенка, котенка или ягненка к раковой язве. Это «мясное лекарство», как его называет Скуз, не имело ничего общего с целебной силой мясных соков; он был разработан, по-видимому, для того, чтобы вытащить «волка», жившего в теле и постепенно пожирающего пациента изнутри.

    Это была народная медицина, а не официальная медицинская доктрина, но Скуз пишет, что доктор из 18 века Дэниел Тернер с явным раздражением сообщает, что женщина сказала ему после визита к врачу, что «когда [врач] Держа кусок сырой плоти на расстоянии от язвы, Волк выглядывает, обнаруживает свою Голову и зияет, чтобы получить ее.»

    6. Проглатывание легких лисиц и навоза крокодила

    Коллекция аптечных препаратов, предназначенных для лечения рака в 17-19 веках, по-видимому, основывалась на одном принципе: чем токсичнее, тем лучше. В отмеченном наградами документе The Император всех болезней: биография рака. грубая слоновая кость, лущеный касторовик, молотый белый коралл, ипекака, сенна…. козий навоз, лягушки, гусиные лапки, собачий фенхель, печень черепахи «и этот список можно продолжить. Другие историки 1800-х годов обнаружили свидетельства наличия хлебных пилюль, крови ящерицы и помета крокодила. Чувствуется, что, возможно, лечение было хуже, чем

    7. Использование сывороток для мозга инфицированных овец и кроликов

    В начале 1900-х годов появилось множество новых научных методов лечения рака, но одним конкретным методом, который, к сожалению, так и не сработал, была идея «антисыворотки»: «что-то, что может использовать инфицированных или больных раком людей и животных для изготовления вещества для лечения рака.Список «Новейших лекарств», опубликованный в 1908 году, содержит антиканкрин, сыворотку для лечения рака, очевидно сделанную из «овец, зараженных культурами рожи». (Рожистое воспаление — это бактериальная инфекция кожи, которая чаще всего встречается у свиней. Его отношение к раку остается совершенно неясным.) Более многообещающая антисыворотка была создана в начале 1900-х годов чешским ученым Альбертом Адамкевичем. , которые утверждали, что раковый материал, полученный из головного мозга кролика, может вылечить рак, но сыворотка никогда не давала никаких сообщений о лечении.Эти бедные животные.

    Изображения: Gemeiner Lauch, Anagoria, Hans Hillewaert , Amédée Masclef, Internet Archive Book Images, St.

    Ответить

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *