Жизнь в чуме зимой видео: Тамбейский дневник. Откровенная история про оленеводов и таящемся в тундре ужасе

Содержание

как ненцы празднуют День оленя

Когда живешь в городе и каждый день начинаешь с проверки социальных сетей, чашечки кофе, выбора наряда, даже не думаешь о том, что где-то есть совсем другая жизнь. Реальность, в которой нет интернета, воду нужно греть на костре, а одежду шьют из шкур животных. Где приходится переезжать с места на место в поисках еды и тепла. Где вечная мерзлота – это не термин с урока по географии, а привычная среда обитания. Сегодня в тундре за полярным кругом кочует почти 16 000 человек, десятки общин. Это люди, которые в 21 веке сохраняют традиционный уклад жизни и ни за что не променяют арктическое лето и зиму, чумы и оленьи упряжки на бетонные коробки в душном городе.

Маршрут в небе

Ненецкий автономный округ по размеру как две Франции. И на его территории ни одного шоссе или автомагистрали. Все маршруты проложены в небе. Чтобы попасть на праздник оленя в одну из общин ненцев, нужно пролететь 500 километров из единственного города в Заполярье – Нарьян-Мара, а дальше провести четыре часа в пути. Температура здесь на 10 градусов ниже, чем в городе. Дует промозглый ветер с Баренцева моря. Вертолет жестко садится на болотистую почву тундры, тебя встречает пестрая толпа. Кто в национальных костюмах, а кто в современных куртках и штанах.

Это община Ямб-То. Вдалеке виднеются два чума, как выясняется после – гостевых. Их поставили специально для праздника. Люди преодолели сотни километров в оленьих упряжках. Многие из них не виделись целый год. День Оленя – самый главный для ненцев. Праздник встреч, веселья и день, когда заканчивается лето.

«Умчи в свою страну оленью … »

Олень – священное животное для этих людей. О нем слагают легенды, поют песни. На все праздники лучший подарок – олененок. Это только со стороны кажется, что великолепные животные подчиняются человеку. После разговора с пастухом становится ясно, что вся жизнь кочевников крутится вокруг стада. Олень знает, когда надо покинуть место стойбища, потому что подкрались холода или наступают жаркие дни. Ему известно, где найти еду и укрыться от ветров. И община послушно следует за ним.

«Олень…  Это транспорт. Круглый год на нем ездят. Зимой, летом, осенью. Это мясо. Это наша еда. Это одежда. Она греет нас, когда холодно. Это наш дом. Из шкур мы делаем накидки для чумов», – рассказывает оленевод Евгений Тайберей.

Олени в стаде делятся на два типа. Аука – ручной олень. Он живет совсем рядом с человеком. Это домашнее животное кочевника. Может зайти в чум, спать у входа, играть с детьми. Точно кошка или собака.

Остальные олени пасутся в стаде в нескольких километрах от поселения. Среди них также есть особенная категория – ездовые. Транспорт кочевника – упряжка. Ее мощность составляет шесть оленьих сил. Два отвечают за левый поворот, два – за правый, посередине – ведущие. Поездка часто занимает несколько часов. Поэтому опытный ездок всегда знает, когда пришло время поменять местами «поворотники».

«Надо менять. Иначе они натрут себе плечи. А это боль. С болью оленя далеко в тундре не уедешь. Мальчиков обучаем этому мастерству – управлять упряжкой – с детства. Потому что общине нужно много водителей», – рассказывает оленевод Афанасий Семенович.

День оленя – день встреч

Праздник имеет символическое значение. Это последний день лета. Начинаются заморозки, подступает зима. Следовательно, кочевникам пора собираться в путь. Ненцы широко отмечают начало кочевого сезона.

На Дне оленя проходят тундровые «олимпийские игры». Мужчины соревнуются в силе, ловкости, меткости. Все состязания тоже связаны с оленем – метание аркана, прыжки через нарты, гонки в оленьих упряжках.

Женщины к празднику готовят традиционное заполярное угощение – похлебку из оленины. Некоторые кочевники едят сырое мясо. Это своего рода деликатес. Самыми вкусными считаются глаза, почки и печень оленя.

Праздник можно сравнить с крупной вечеринкой. В этот день могут образовываться пары. Девушки и юноши присматриваются друг к другу. И только на следующий год может быть объявлено о свадьбе. Если, конечно, семьи молодых людей дадут свое родительское благословение. Но не стоит думать, что кочевники совсем оторваны от нашей действительности. Например, Аня с прошлого Дня оленя переписывалась в социальной сети с молодым человеком из соседней общины. За несколько дней до праздника он намекнул ей в сообщении, что хочет сделать предложение.

Девушка ответила согласием. Но брак так и не состоялся. Беспечный юноша много километров проехал в оленьей упряжке, но забыл о традициях. Прибыл свататься без старшего представителя своей семьи. И тундровый Ромео покинул праздник без дамы сердца.

День оленя перетекает в ночь, а затем наступает утро оленя. Кочевники могут покинуть праздничный лагерь не раньше следующего дня. Они разъезжаются по своим поселениям, чтобы собрать чумы, вещи, погрузить все в упряжки и отправится путешествовать по тундре в поисках нового жилья.

Там тоже не будет ни названий улиц, ни номеров квартир. И если кто-то захочет отправить им открытку, то адрес будет «не дом и не улица», а «Россия, тундра, второй чум слева от полярной звезды».

Фото: Иван Поситко

Владимир Аронович Хавкин. Самый неизвестный учёный России

Информация о материале
Опубликовано: 11 августа 2021
Просмотров: 8676

На фото: Владимир Аронович Хавкин

В течение столетий едва ли не самыми смертоносными недугами на планете считались холера и чума. В наше время эти грозные болезни продолжают своё шествие по странам земного шара, но из всего числа инфицированных теперь умирает лишь малая часть.

Однако ещё полтора века назад от них погибали целые селения и города: жертвы исчислялись миллионами по всему свету. Найти причину и остановить трагедию пытались многие учёные, но создать первые предохранительные вакцины удалось только микробиологу из России Владимиру Ароновичу Хавкину

*Очерк подготовлен в рамках проекта «Русское зарубежье. Великие соотечественники», второй том которого готовится к выходу в 2022 году в издательстве «Яуза»..

Его метод «убитых клеток» холерного вибриона до сих пор составляет основу приготовления современных препаратов для борьбы с заболеванием. Вакцину, остановившую чуму, современники учёного назвали просто «лимфой Хавкина».

Человеческая память избирательна, и многие герои своего времени потом забываются. Несмотря на выдающиеся достижения в медицине и микробиологии, имя В.А. Хавкина редко звучит в научных кругах и почти не упоминается в мировой научной литературе. Его пример самопожертвования и безграничной любви к людям мало известен и в нашей стране.

Но память этого выдающегося человека чтят там, где он спас многие жизни, — в Индии. Уже более ста лет в Мумбаи (Бомбее) существует исследовательский центр, носящий его имя, — Haffkine Institute, в котором продолжают изучение иммунитета человека.

…5 марта 1860 года в Одессе в большой семье Арона Хавкина родился младший сын. Его назвали в иудейских традициях — Маркус-Вольф, а впоследствии он взял имя Владимир. Через некоторое время семья перебралась в Бердянск, где отец устроился учителем в еврейскую школу. Младший Хавкин начал своё образование в хедере (еврейская национальная младшая школа), затем поступил в мужскую гимназию. Сведений о детстве и юности Владимира почти не сохранилось, но в редких воспоминаниях современники отмечали его врождённую скромность, незаурядные умственные способности и тягу к наукам.

После окончания гимназии в 1879 году молодой человек отправляется в Одессу, где поступает на естественный факультет Новороссийского университета.

Ему повезло учиться у лучших учёных того времени — И.И. Мечникова, Н.А. Умова, И.М. Сеченова, А.О. Ковалевского. Благодаря своим способностям и трудолюбию Владимир Хавкин стал любимым учеником Ильи Мечникова. Под его научным руководством студент познакомился с микромиром и увлёкся биологией простейших организмов.

Студенческая жизнь молодого человека складывалась нелегко. Непростые времена наложили свой отпечаток на его судьбу. Революционные настроения в студенческих рядах привели Владимира в кружок народовольцев. За участие в революционной организации Хавкина арестовали, держали в Одесской тюрьме. В 1881 году его отчислили из университета и установили за ним полицейский надзор, который длился много лет. Мечников переживал за своего ученика. Вскоре благодаря ходатайству профессора бывшему студенту разрешили закончить обучение на правах слушателя. И вот в 1884 году Владимир Хавкин экстерном сдал все выпускные экзамены и защитил диссертацию на звание кандидата естественных наук.

Казалось, теперь можно было свободно заниматься любимой наукой, но к этому времени его учитель и наставник покинул страну. Полицейский надзор продолжался, и «неблагонадёжному» молодому человеку сложно было устроиться на достойную работу. В должности музейного препаратора он получал гроши, но возможность продолжать исследовательскую деятельность была важнее. В конце концов уставший от нищеты и преследования полиции Хавкин решает покинуть родную Россию. В 1888 году он переезжает в Швейцарию и устраивается на должность приват-доцента в университете Лозанны.

Полученное вскоре из Франции письмо от Ильи Мечникова решило дальнейшую судьбу Хавкина. Учёный пригласил своего ученика переехать в Париж и продолжить научную деятельность в Пастеровском институте, где исследования были направлены на изучение возбудителей инфекционных болезней и создание сохраняющих жизни вакцин. С большим воодушевлением Владимир принял приглашение наставника.

Должность помощника библиотекаря была непрестижной и малооплачиваемой, но Хавкин в 1889 году с энтузиазмом начинает работу в одном из самых известных институтов Европы — бок о бок с учёными, получившими признание во всем мире. Именно в этом институте в 1885 году Луи Пастер применил вакцину против бешенства, спасая мальчика, покусанного собаками. Теперь здесь молодой и талантливый российский учёный начинает свой поиск спасительной вакцины от холеры.

1889 год. Эпидемия холеры охватывает новые территории. Из Индии она расползается по всему миру, на кораблях проникает в Европу, через Туркестан приближается к границам России… Владимир Хавкин упорно ищет «слабое место» холерного вибриона. И вот первые успехи! Опасный микроб ослабляется при нагревании! Опыты на кроликах прошли успешно. Вакцина почти готова. Теперь очередь за человеком. Владимир решается испытать её на себе. Учёный сам делает себе инъекцию.

Как организм отреагирует? Что будет дальше? Неизвестно…

Все свои ощущения и наблюдения после укола Хавкин тщательно записывает. Успех! В 1892 году в Институте Луи Пастера молодой российский учёный Владимир Хавкин первым в мире создал вакцину против холеры. «Браво русскому врачу!», — писали парижские газеты.

С разрешения руководителя института Владимир в первую очередь предлагает помощь российским властям. Холера в то время уже распространилась на юге страны, унося тысячи жизней. Но предложение «неблагонадёжного гражданина» было отклонено. Российские власти не рискнули первыми применить ещё не известную миру вакцину. Отказ Хавкин получил и от правительства Франции. Европейские страны недоверчиво отнеслись к его открытию. Только в Англии рассмотрели предложение учёного. Ему дали разрешение на проведение массовой вакцинации среди местного населения колониальной Индии, в которой в это время свирепствовала эпидемия. Командировка государственного бактериолога В. Хавкина была одной из административных мер заботы о населении.

Доктора Чехова возмущала недооценка в России открытий бактериолога Хавкина:

«Чума не очень страшна. Во-первых, она не захватит особенно большого района, будет всё держаться на отдельных пунктах, во-вторых, как сила опустошительная она не страшнее дифтерита или брюшного тифа, в-третьих, мы имеем уже прививки, оказавшиеся действительными и которыми мы, кстати сказать, обязаны русскому доктору Хавкину, жиду. В России это самый неизвестный человек, в Англии же его давно прозвали великим филантропом».

А.П. Чехов. Письмо А.С. Суворину. 19 августа 1899 года. Москва.


В 1893 году Хавкин отправляется в Калькутту для борьбы с холерой в самом сердце Индии. На месте пребывания была организована лаборатория по производству противохолерной вакцины. Население с опаской и недоверием встретило белого врача. Какие только способы не использовали Хавкин и его помощники: уговоры, подкуп, угрозы… Но самой действенной оказалась демонстрация вакцинации Хавкиным на самом себе. Он молча разделся и сделал себе инъекцию прямо на глазах недоверчивых индусов.


В. Хавкин делает индийским крестьянам прививки от холеры

Конечно, на прививку соглашались далеко не все. Но со временем люди стали замечать, что вакцинированные болеют реже и ещё реже умирают от этого недуга. Слухи среди местного населения распространялись с огромной скоростью. И спустя некоторое время люди стали приходить к врачам добровольно. Сквозь джунгли, деревня за деревней, селение за селением… Путь противохолерной экспедиции проходил вначале вдоль Ганга, затем по долинам Инда. Владимир Хавкин и его помощники вакцинировали более сорока тысяч человек за два года.

Тяжёлые условия труда, жара, ядовитые змеи и насекомые, конфликты с местным населением, малярия и другие болезни — вот цена спасения человеческих жизней в Индии…

Помимо вакцинации, в Индии учёный вел постоянные наблюдения за привитым населением. Ещё в самом начале своего пути он сильно сомневался в действии вакцины. Как прививка будет сказываться на здоровье людей в дальнейшем? Сколько будут продолжаться защитные свойства? На эти вопросы ответ появится только со временем. И Владимир продолжал научную деятельность, наблюдал за вакцинированными, вёл подробные записи, обучал индийских врачей.


Фотография главного фасада здания Института Пастера в Париже

После успешной работы в Индии Хавкин возвращается в Европу. Им восхищаются, он читает лекции, публикует научные статьи.

В скором времени в Индии началась новая эпидемия, и доктор Хавкин снова отправляется на борьбу с невидимым врагом — чумой, прозванной «чёрной смертью»

В октябре 1896 года Хавкин прибыл в Бомбей. Для его работы была создана небольшая лаборатория и назначены помощники. Времени было очень мало. Чума захватывала район за районом. Заразившийся человек умирал буквально в три дня. Люди в ужасе бросали дома и уезжали из «чумных» мест.


В. Хавкин (в центре) с сотрудниками Лаборатории по борьбе с чумой, 1902 год

Работа над созданием вакцины началась. Каждый день по 12–14 часов Хавкин проводил в лаборатории в поисках слабого места возбудителя болезни — чумной палочки. Метод, которым он воспользовался при создании противохолерной вакцины, на этот раз не сработал. Нужно было начинать всё с начала, с изучения опасного врага. Множество стеклянных колб с «заразой» (название чумы в переводе с латинского) — живыми носителями «чёрной смерти» — окружали людей, работающих здесь. Заражённые животные, трупы для исследования — всё это в любой момент могло погубить учёных.

Некоторые помощники Хавкина не выдерживали нервного напряжения и уходили.

И вот вакцина прошла успешное испытание на крысах. Снова очередь за опытами на людях. Но время не ждёт, поиск добровольцев — непозволительная роскошь. Хавкин поступает так же, как и раньше: испытывает противочумную вакцину на себе. Опять блокнот и подробная запись наблюдений. Результат отличный! Всего за три месяца зимой 1897 года вакцина была получена.

Для первого массового вакцинирования власти Бомбея разрешили Хавкину сделать инъекции заключённым. Предполагалось, что это будет обязательная мера, но Владимир, как истинный гуманист, воспитанный Мечниковым, делал прививки только добровольцам. Результат был превосходным. Прививки стали делать всем желающим.


На фото: В. Хавкин, Бенгалия, 1896 год

Весной 1897 года в Индию прибыла делегация иностранцев, среди которых были и русские врачи. Для Владимира это была огромная радость. Много лет он не видел земляков и не слышал родную речь. Исследователи дали очень высокую оценку работе, проделанной создателем противочумной вакцины. В рекомендациях, отправленных в Петербург, говорилось, что «лимфа Хавкина» действительно спасает жизни. Но в ответ из России пришёл отказ.

А.П. Чехов, с досадой комментируя эту ситуацию, писал в 1897 году журналисту А.С. Суворину:

«Насчёт чумы, придёт ли она к нам, пока нельзя сказать ничего определённого… Карантины мера не серьёзная. Некоторую надежду подают прививки Хавкина, но, к несчастью, Хавкин в России не популярен; «христиане должны беречься его, так как он жид»».


В том же 1897 году Владимиру Хавкину было пожаловано британское подданство и вручён орден Индийской империи. За проведённую работу по вакцинации против холеры в 1909 году учёный был удостоен премии Парижской медицинской академии. Он стал почётным членом многих научных обществ в Европе, был важным гостем на приёмах. В Индии же Хавкин стал героем. Исследователя-чужеземца назвали «махатма Хавкин» («великая душа Хавкин»).

В 1915 году Владимир окончательно возвращается в Европу. Более двадцати лет длилась его командировка. За это время спасены тысячи жизней. Хавкин всегда верил в науку. Он посвятил спасению людей лучшие годы, пожертвовал семейным счастьем. Всегда один. Замкнутый, молчаливый, сдержанный.

После выхода на пенсию Владимир Хавкин стал бороться за права евреев во всем мире. Он посещал еврейские общины и поселения в других странах. Вместо научных статей Владимир стал писать о важности религии для своего народа, о проблемах евреев в мире, о сохранении иудейских традиций и языка. Одна из самых известных публикаций «Апология ортодоксального иудаизма» раскрывает тайну возвращения Хавкина к вере. В своём завещании Владимир Аронович оставил всё состояние для поддержки талантливой еврейской молодёжи Восточной Европы.


На фото: Бюст В.А. Хавкина возле здания Бердянского государственного педагогического университета

Рождённый в России, ученик лучших русских умов, он спас миллионы жизней, но на родине остался изгоем; по каким-то причинам даже его учитель И.И. Мечников не упомянул Хавкина в своих воспоминаниях. В 1926 году он ненадолго приехал уже в Советскую Россию, навестил всех, кто его помнил, и попрощался с родной Одессой. В 1928 году Владимир Хавкин переезжает в Швейцарию — провести последние годы жизни в покое. Умер он в 1930 году и был похоронен на еврейском кладбище Лозанны.

Мария Малунова,
сотрудник Института физиологии растений
им. К.А. Тимирязева РАН

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Бойцы невидимого фронта. История борьбы человечества с инфекционными заболеваниями

Об истории российского лидерства в области вирусологии

В Доме РИО обсудили историю передовых отечественных медицинских технологий

Как живут оленеводы в тундре? Сколько зарабатывают? Как моются?

Ямальские ненцы освоили северные рубежи задолго до того, как сюда пришли газодобытчики. Они бороздили тундру во времена, когда о нефти еще даже не знали. И с тех пор их жизнь почти не изменилась. Они все так же со стадом оленей кочуют по бескрайним снегам и стараются ужиться с нефтяными вышками и рыночной экономикой, не забывая о своих традициях.

Зимой лютые северные ветра и морозы в -50, летом комары и болота. Для любого горожанина такие условия считаются экстремальными, и он вряд ли сможет в них выжить. Для аборигенов севера — это привычные будни.

Как живут оленеводы в тундре?

Как и сотни лет назад, ямальские оленеводы ведут кочевой образ жизни. Живут в чуме. Это такое сооружение из деревянных шестов, которое обтягивают оленьими шкурами. Самое что ни на есть доступное жилье. Собирается оно буквально за полчаса. При этом ставить чум — исключительно женская работа. Хотя некоторые современные оленеводы временами отходят от этой традиции и помогают своим спутницам устанавливать дом.

А делать это приходится часто. Оленеводы не сидят на месте дольше двух-трех дней. За это время оленье стадо съедает и вытаптывает весь мох в округе — нужно идти дальше, чтобы животным было чем питаться.

Как правило, в одном чуме проживает около 5-10 человек. Это одна или две семьи. Несмотря на тесноту в этом жилище есть много правил, нарушение которых прощают разве что только приезжим гостям, не знающим традиций. Например, есть мужская половина чума. Женщинам на нее вход воспрещен. Обходить печь сзади тоже нельзя. Прислоняться к некоторым шестам, на которых держится чум, категорически запрещается. Не меньше ограничений и снаружи. Женщинам, к примеру, нельзя заходить за чум.

Как современные технологии изменили жизнь кочевников?

Современные технологии не могли повлиять на жизнь оленеводов. В каждом чуме непременно есть электрогенератор. Заводят его нечасто — нет необходимости. Но когда появляется электричество — вокруг розеток собираются многие чумовые обитатели. Как правило, молодежь спешит зарядить свои мобильные телефоны. А если они находятся недалеко от фактории или какого-то поселка и есть связь, то все спешат в интернет: узнать, как дела у друзей, почитать новости. В некоторых чумах есть даже небольшие плоские телевизоры и спутниковые тарелки. Вечерами они собираются у экрана, чтобы вместе посмотреть фильмы.

Всех детей коренных народов Ямала на зиму собирают в специальные школы-интернаты, где они получают образование. Там они узнают о том, что есть другая жизнь: теплые дома, электричество, телевизоры и прочие блага цивилизации. «Потом они вырастают, получают образование и не все хотят возвращаться обратно в тундру», — говорит старый оленевод.

Как они моются и ходят в туалет?

Чумовая жизнь накладывает свои отпечатки на быт. Об этом агентству рассказал один из оленеводов Александр Салендер. «Здесь же нет душа, как в поселке. У нас в чуме ручной умывальник висит. Воду греем на печи, моемся. Летом в озерах купаемся, вещи стираем», — рассказывает оленевод.

Туалета в тундре, кстати, тоже нет. Поэтому у оленеводов очень просторные широкие одеяния. «Выйдешь подальше от стойбища. Ямку в снегу натопчешь и садишься там. Малица [длинная одежда ненцев] со всех сторон закрывает, чтобы не продувало. Она как маленький чум, — смеется Александр, — главное, чтоб олени не набежали. Им соли не хватает. Поэтому они сразу набрасываются на „желтый снег“. Приходится на них орать, чтобы отогнать от себя».

На что живут?

Несмотря на жизнь в тундре оленеводам тоже нужны деньги. Часть ямальских кочевников работает на местные оленеводческие компании и за зарплату выпасает совхозных оленей, из которых потом сделают колбасу и прочие ямальские деликатесы. Другие пасут только собственное стадо и зарабатывают на сдаче мяса и продаже оленьих рогов и пантов (последние, рога молодого оленя, особенно ценится в Китае).

Александр говорит, что доходы в совхозах небольшие — 30-40 тысяч в месяц на семью. Деньги нужны, чтобы купить топливо для генераторов и снегоходов, крупы и макароны, хлеб, накопить на новый снегоход. А с продажи мяса на забойных комплексах можно откладывать на квартиру в поселке, чтобы было куда переехать из тундры при необходимости.

Но, как и много веков назад, в тундре богатство оленевода до сих пор измеряют размером его стада. Например, у зажиточного кочевника может быть стадо из двух-трех тысяч оленей — тогда его можно считать настоящим миллионером. Тех, у кого стадо меньше 500 голов, уже считают бедными.

У Салендера всего несколько сотен собственных оленей, а остальные — колхозные. Он говорит: чтобы прожить в тундре, на обычную семью нужно не меньше трехсот голов. «Олени для ненца — это и транспорт, и питание, и одежда, и покрытие для чума. То есть олень — наш дом, получается. Из рогов поделки мастерим, украшения, ножи из кости оленя делаем, но сейчас только сувенирные. Пользуемся уже современными, железными», — делится наш герой.

Как ненцы ориентируются в тундре?

У ненцев фантастические навигационные навыки. Представьте, что вы посреди тундры: вокруг до самого горизонта только бескрайнее снежное поле. Горожанин сгинул бы в этих снегах, и его никто бы не нашел. Кочевники же знают каждый холмик, каждый кустик, как свои пять пальцев. Для них тундра — как одно большое общежитие. Они всегда точно знают, где находятся сами и знают, где кочуют друзья и родственники несмотря на расстояния и отсутствие связи. Отправиться за сотню километров в гости в чум к друзьям им все равно, что нам сходить к соседям. И несмотря на отсутствие каких-либо видимых горожанину ориентиров они всегда приезжают точно туда, куда ехали.

Как женятся оленеводы?

Дружеские и семейные связи вообще имеют особенное значение для оленеводов. Брачные союзы считаются божественными и нерушимыми. Конечно, в современном мире девушки часто стали выходить замуж за мужчин другой национальности, а парни выбирают себе в жены девушек из городов. Но старшими это не возбраняется. Однако есть и семьи, которые до сих пор чтят старые традиции. Бывает, что юноша и девушка могли встретиться где-то в тундре, познакомиться в поселке, когда приезжали за провизией, или на каком-то празднике. А есть и случаи, когда отцы решают, за кого отдать дочь — сами подыскивают достойного жениха. В таких случаях молодые впервые могут встретиться уже на своей свадьбе.

Свадьба, как и любое торжество здесь, сопровождается забитием оленя. Тундровые жители привыкли есть сырое мясо и запивать его еще теплой кровью животного. Самому почетному гостю вручают деликатес — свежую кровавую почку оленя. Делается все быстро, пока мясо не замерзло.

Текст: Артем Кювелли

Фото: jimmynelson.com

Почему люди, которые всю жизнь провели в чуме, могут стать бездомными

https://ria. ru/20210314/olenevod-1601029111.html

Почему люди, которые всю жизнь провели в чуме, могут стать бездомными

Почему люди, которые всю жизнь провели в чуме, могут стать бездомными — РИА Новости, 18.03.2021

Почему люди, которые всю жизнь провели в чуме, могут стать бездомными

Они — оленеводы и дети оленеводов. Тундру покидали, только когда учились в школе: родители отвозили детей в интернат, а сами шли вслед за стадом. Но в прошлом… РИА Новости, 18.03.2021

2021-03-14T08:00

2021-03-14T08:00

2021-03-18T16:40

общество

ямальский район

тюменская область

ямал

ямало-ненецкий автономный округ (янао)

олени

тундра

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/03/0e/1601126099_0:151:1008:718_1920x0_80_0_0_0b81c6983febc74efae0c4fc23ceb586.jpg

МОСКВА, 14 мар — РИА Новости, Мария Семенова. Они — оленеводы и дети оленеводов. Тундру покидали, только когда учились в школе: родители отвозили детей в интернат, а сами шли вслед за стадом. Но в прошлом году, уже после того как лег снег, полили дожди. Ягель, которым питаются олени, оказался под ледяной коркой. Животные разбрелись в поисках пищи, смешались с дикими, многие погибли. Люди, которые провели всю жизнь в чуме, не знают, что делать: у них нет ни крыши над головой в поселке, ни образования, ни профессии.Тетя Тамара, по паспорту НямсьнеВ чуме в Тамбейской тундре живет ненка тетя Тамара — так ее зовут знакомые и вся родня. По паспорту — Нямсьне Латандер. Она не помнит, какое имя у нее было с рождения до школьного возраста, но, когда попала в интернат, педагоги назвали ее Тамарой. Никто уже не знает почему. Может быть, учительница, тоже ненка по национальности, нашла такую замену секретному имени девочки.»У нас в тундре раньше были тайные имена, про которые не должны знать окружающие. Наверное, Нямсьне было одним из них. А потом так записали в паспорт», — рассказывает тетя Тамара. После школы она вернулась в тундру — там и провела всю жизнь, кочуя с оленями. Ее быт и сейчас такой же, как в детстве, с той лишь разницей, что раньше для печки-буржуйки собирали плавник (куски дерева, выброшенные на берег), а теперь топят дровами. Зимой и летом семья Латандер располагается в трех чумах: в одном — Нямсьне с мужем, в другом — младший сын, в третьем — старший с семьей. Еще трое детей Латандеров перебрались в поселки и города.И чум ничуть не изменился: два слоя оленьих шкур на шестах, только сверху его теперь накрывают дорнитом — непромокающим нетканым материалом. Летом мех меняют на брезент. С комфортом не очень. «Мыться зимой в тундре невозможно. В чуме холодно, раньше такого не было. Мерзну. А если печку сильнее топить, шкуры пересохнут», — объясняет Латандер.Тундра, школа, тундраРаз в несколько дней чум разбирают, кладут на нарты (сани) и перевозят на другое место, ближе к стаду. Животные кочуют в поисках ягеля, с ними движутся и люди. В поселок оленеводы заглядывают несколько раз в год на пару дней: «Закупаемся, крупы берем, кондитерские изделия, хлеб». Одежду шьют сами из шкур. Нямсьне говорит, что летом в тундре можно встретить человека в фабричной куртке, но зимой — никогда. Серийные изделия не выдержат суровых морозов.Осенью сдают животных на мясо. Рога меняют на бензин. «Цена упала. Бочка бензина 15 тысяч стоит, если рогами, то пятьдесят килограммов за 200 литров, а в прошлом году было тридцать пять», — замечает Нямсьне.Ее дети и внуки повторяют тот же путь: тундра — школа — тундра. «Тяжело отдавать детей в интернат. Сейчас там внучка, которая со мной росла, я хотела к ней сходить в школу, но не получилось, потому что была пурга. Она мне говорит: «Мам (меня все внуки мамой зовут), я плакала, потому что ты не могла ко мне прийти». Это не страшно — мы про своих родителей вообще ничего не знали. Не было ни связи, ни почты. На девять месяцев уезжали, потом возвращались в тундру».Через спутниковую антенну Тамара переписывается и созванивается с детьми, мобильной связи здесь нет. Телефоны заряжает бензогенератор.»Одни сдохли, другие разбрелись»Традиционный образ жизни семьи Латандер, типичный для оленеводов, оказался под угрозой. Осенью, когда уже лег снег, над Тамбейской тундрой шли дожди. Ягель, который олени добывают, разрывая белый покров копытами, покрыла ледяная корка. Начался падеж животных.»Осенью, отлавливая оленей на забой, уже точно знали, что будет гололед», — говорит Нямсне.Но рогатых не уводили. Между местными действует негласное соглашение, где чей участок, — на территорию другой семьи заходить с животными нельзя. Вся тундра поделена.»Некуда вести, дорогая, некуда, — переживает Латандер. — Стойбищ мало. Бессмысленно все это. Олени передохли бы в пути».Раньше каждый день животных сгоняли к чуму — объезжали стадо на оленях, снегоходы — только если нужно в поселок. Сейчас все разбрелись, смешались с дикими и теми, что принадлежат соседям. Сколько удастся собрать весной — неизвестно. Своих оленей кочевники отличают по чипу в ушах, да и просто «знают в лицо», уточняет Нямсьне.Оленевод Виктор Баринов (имя изменено по его просьбе) вздыхает: «Остался без оленей». «Было 250 голов. Не знаю, где их искать. Одни пали, другие разбрелись по тундре в поисках пищи. Я их уже не могу собрать. Непонятно, что делать. Приехал в стадо — насчитал около десяти погибших, это только то, что я нашел. Другие в овраге валяются, наверное. Сначала молодняк вымер, теперь — быки (взрослые самцы), важенки (самки)».Виктор живет в тундре с женой, братьями и отцом. В поселок Сеяха наведывается два-три раза за зиму. Летом, когда вскрываются реки, из тундры и вовсе не выбраться.»Сколько собирали оленей, устали уже. Снег твердый был, со льдом, у оленей копыта ломались, когда они пытались добраться до ягеля. Последние годы этого не было: гололед — да, но не в таких масштабах. Животные обессилели», — рассказывает тундровик Алексей Салиндер (имя изменено по его просьбе).Алексей с женой и внуком сменил чум на балок на полозьях — его перегоняют с места на место на снегоходах. Оленевод приехал в поселок — у двух из трех транспортных средств сломались двигатели, нужен ремонт. Балок в тундре — 250 километров от ближайшего жилья. Впрочем, лето Алексей все равно проводит в чуме — по голой земле дом не повозишь. «От бочки бензина легче не станет»Местная администрация пыталась помочь оленеводам. «Нам выделили по две бочки бензина, комбикорм. Но уже поздно было. Олени разбрелись, я так их и не подкормил. Да и не коровы же они, чтобы комбикорм есть. Всегда только на ягеле. Весной буду искать. Если мало найду, не знаю, что дальше. Чиновники что-то обещают, но мне от бочки бензина легче не станет», — в голосе Виктора слышна обреченность.Впрочем, Нямсьне за помощь благодарна. Раньше и на это рассчитывать не приходилось. «В 2000 году, когда тоже гололед был, не помогали. Тогда у нас «Буранов» даже не было, ходили на оленях — они были еле живые, с трудом тащили чум. Мы не садились, шли рядом. Дети подгоняли этих уставших немощных животных хореем (шест для управления упряжкой. — Прим. ред.). Жуть. Сейчас бензин выдали — хорошо: оленей на «Буране» собираем. Комбикорм выделили. Но много им нельзя. Один человек привязал девять быков, вывалил им чересчур еды — они все умерли: переели».Мой адрес — не дом и не улицаНекоторые оленеводы прописаны непосредственно в Тамбейской тундре. Например, Виктор. Но у большинства есть адрес, один на всех: село Сеяха, улица Бамовская, 16. Там находится администрация.Все тундровики в один голос твердят: нет оленевода без оленя. Если не удастся собрать разбежавшиеся стада, придется искать работу и крышу над головой в ближайшем поселке Сеяха или городах.У Алексея есть квартира, выделенная по договору социального найма. Виктор может только снимать: «А на что, если у меня оленя не осталось? Денег мне никто не даст. Образования нет: девять классов окончил, а дальше не пошел, родителям надо было помогать».Но выживут ли оленеводы в Тамбейской тундре — покажет только весна.

ямальский район

тюменская область

ямал

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/03/0e/1601126099_177:133:1008:756_1920x0_80_0_0_5dce9e169a8f50cc5611b34a9fe38945.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, ямальский район, тюменская область, ямал, ямало-ненецкий автономный округ (янао), олени, тундра

МОСКВА, 14 мар — РИА Новости, Мария Семенова. Они — оленеводы и дети оленеводов. Тундру покидали, только когда учились в школе: родители отвозили детей в интернат, а сами шли вслед за стадом. Но в прошлом году, уже после того как лег снег, полили дожди. Ягель, которым питаются олени, оказался под ледяной коркой. Животные разбрелись в поисках пищи, смешались с дикими, многие погибли. Люди, которые провели всю жизнь в чуме, не знают, что делать: у них нет ни крыши над головой в поселке, ни образования, ни профессии.

Тетя Тамара, по паспорту Нямсьне

В чуме в Тамбейской тундре живет ненка тетя Тамара — так ее зовут знакомые и вся родня. По паспорту — Нямсьне Латандер. Она не помнит, какое имя у нее было с рождения до школьного возраста, но, когда попала в интернат, педагоги назвали ее Тамарой. Никто уже не знает почему. Может быть, учительница, тоже ненка по национальности, нашла такую замену секретному имени девочки.

«У нас в тундре раньше были тайные имена, про которые не должны знать окружающие. Наверное, Нямсьне было одним из них. А потом так записали в паспорт», — рассказывает тетя Тамара.

После школы она вернулась в тундру — там и провела всю жизнь, кочуя с оленями. Ее быт и сейчас такой же, как в детстве, с той лишь разницей, что раньше для печки-буржуйки собирали плавник (куски дерева, выброшенные на берег), а теперь топят дровами. Зимой и летом семья Латандер располагается в трех чумах: в одном — Нямсьне с мужем, в другом — младший сын, в третьем — старший с семьей. Еще трое детей Латандеров перебрались в поселки и города.

И чум ничуть не изменился: два слоя оленьих шкур на шестах, только сверху его теперь накрывают дорнитом — непромокающим нетканым материалом. Летом мех меняют на брезент. С комфортом не очень. «Мыться зимой в тундре невозможно. В чуме холодно, раньше такого не было. Мерзну. А если печку сильнее топить, шкуры пересохнут», — объясняет Латандер.

Тундра, школа, тундра

Раз в несколько дней чум разбирают, кладут на нарты (сани) и перевозят на другое место, ближе к стаду. Животные кочуют в поисках ягеля, с ними движутся и люди. В поселок оленеводы заглядывают несколько раз в год на пару дней: «Закупаемся, крупы берем, кондитерские изделия, хлеб». Одежду шьют сами из шкур. Нямсьне говорит, что летом в тундре можно встретить человека в фабричной куртке, но зимой — никогда. Серийные изделия не выдержат суровых морозов.

Осенью сдают животных на мясо. Рога меняют на бензин. «Цена упала. Бочка бензина 15 тысяч стоит, если рогами, то пятьдесят килограммов за 200 литров, а в прошлом году было тридцать пять», — замечает Нямсьне.

Ее дети и внуки повторяют тот же путь: тундра — школа — тундра. «Тяжело отдавать детей в интернат. Сейчас там внучка, которая со мной росла, я хотела к ней сходить в школу, но не получилось, потому что была пурга. Она мне говорит: «Мам (меня все внуки мамой зовут), я плакала, потому что ты не могла ко мне прийти». Это не страшно — мы про своих родителей вообще ничего не знали. Не было ни связи, ни почты. На девять месяцев уезжали, потом возвращались в тундру».

Через спутниковую антенну Тамара переписывается и созванивается с детьми, мобильной связи здесь нет. Телефоны заряжает бензогенератор.

«Одни сдохли, другие разбрелись»

Традиционный образ жизни семьи Латандер, типичный для оленеводов, оказался под угрозой. Осенью, когда уже лег снег, над Тамбейской тундрой шли дожди. Ягель, который олени добывают, разрывая белый покров копытами, покрыла ледяная корка. Начался падеж животных.

«Осенью, отлавливая оленей на забой, уже точно знали, что будет гололед», — говорит Нямсне.

Но рогатых не уводили. Между местными действует негласное соглашение, где чей участок, — на территорию другой семьи заходить с животными нельзя. Вся тундра поделена.

«Некуда вести, дорогая, некуда, — переживает Латандер. — Стойбищ мало. Бессмысленно все это. Олени передохли бы в пути».

Раньше каждый день животных сгоняли к чуму — объезжали стадо на оленях, снегоходы — только если нужно в поселок. Сейчас все разбрелись, смешались с дикими и теми, что принадлежат соседям. Сколько удастся собрать весной — неизвестно. Своих оленей кочевники отличают по чипу в ушах, да и просто «знают в лицо», уточняет Нямсьне.

Оленевод Виктор Баринов (имя изменено по его просьбе) вздыхает: «Остался без оленей». «Было 250 голов. Не знаю, где их искать. Одни пали, другие разбрелись по тундре в поисках пищи. Я их уже не могу собрать. Непонятно, что делать. Приехал в стадо — насчитал около десяти погибших, это только то, что я нашел. Другие в овраге валяются, наверное. Сначала молодняк вымер, теперь — быки (взрослые самцы), важенки (самки)».

Виктор живет в тундре с женой, братьями и отцом. В поселок Сеяха наведывается два-три раза за зиму. Летом, когда вскрываются реки, из тундры и вовсе не выбраться.

«Сколько собирали оленей, устали уже. Снег твердый был, со льдом, у оленей копыта ломались, когда они пытались добраться до ягеля. Последние годы этого не было: гололед — да, но не в таких масштабах. Животные обессилели», — рассказывает тундровик Алексей Салиндер (имя изменено по его просьбе).

Алексей с женой и внуком сменил чум на балок на полозьях — его перегоняют с места на место на снегоходах. Оленевод приехал в поселок — у двух из трех транспортных средств сломались двигатели, нужен ремонт. Балок в тундре — 250 километров от ближайшего жилья. Впрочем, лето Алексей все равно проводит в чуме — по голой земле дом не повозишь.

«От бочки бензина легче не станет»

Местная администрация пыталась помочь оленеводам. «Нам выделили по две бочки бензина, комбикорм. Но уже поздно было. Олени разбрелись, я так их и не подкормил. Да и не коровы же они, чтобы комбикорм есть. Всегда только на ягеле. Весной буду искать. Если мало найду, не знаю, что дальше. Чиновники что-то обещают, но мне от бочки бензина легче не станет», — в голосе Виктора слышна обреченность.

Впрочем, Нямсьне за помощь благодарна. Раньше и на это рассчитывать не приходилось. «В 2000 году, когда тоже гололед был, не помогали. Тогда у нас «Буранов» даже не было, ходили на оленях — они были еле живые, с трудом тащили чум. Мы не садились, шли рядом. Дети подгоняли этих уставших немощных животных хореем (шест для управления упряжкой. — Прим. ред.). Жуть. Сейчас бензин выдали — хорошо: оленей на «Буране» собираем. Комбикорм выделили. Но много им нельзя. Один человек привязал девять быков, вывалил им чересчур еды — они все умерли: переели».

Мой адрес — не дом и не улица

Некоторые оленеводы прописаны непосредственно в Тамбейской тундре. Например, Виктор. Но у большинства есть адрес, один на всех: село Сеяха, улица Бамовская, 16. Там находится администрация.

Все тундровики в один голос твердят: нет оленевода без оленя. Если не удастся собрать разбежавшиеся стада, придется искать работу и крышу над головой в ближайшем поселке Сеяха или городах.

«Жилье не дают. С 2005 года стою в очереди. Прописали нас в поселке, в здании администрации, но живем мы в тундре. Когда приезжаю, останавливаюсь у дочки, они с мужем и тремя детьми — в двухкомнатной квартире», — пожимает плечами Нямсьне.

У Алексея есть квартира, выделенная по договору социального найма. Виктор может только снимать: «А на что, если у меня оленя не осталось? Денег мне никто не даст. Образования нет: девять классов окончил, а дальше не пошел, родителям надо было помогать».

Но выживут ли оленеводы в Тамбейской тундре — покажет только весна.

Национальное жилище — ЧУМ — Музей истории и этнографии города Югорска

Коренные народы Севера с древних времён живут в чумах. Для них — это центр всей жизни семьи, который воспринимается как целый мир. Это каркасное переносное жилище, состоящее из шестов, брезента или бересты летом и меховых покрышек зимой.

Чум оленеводов – ур-хот (в переводе с хантыйского означает «лесной дом»). Зимний чум-тал хот, летний лун хот.

Место для нового стойбища определяет мужчина, втыкая в землю или снег хорей. Зимой для стойбища подыскивают закрытое от ветра пространство, летом, наоборот, открытое и хорошо продуваемое.

Площадка вокруг чума должна быть относительно ровной (для загона оленей), иметь источник чистой воды, но главное находиться среди хорошего пастбища. Именно состояние кормов в первую очередь проверяет глава кочевья. Если кочевник в точности повторяет пути своих касланий и останавливается на местах прежних стоянок, он старается не ставить чум ровно на то же место.

Обычно стойбище на одном месте может находиться от двух недель. Собирается чум быстро, впрочем, и разбирается тоже. Для его установки не требуется дополнительных приспособлений. Делают это в основном женщины, но пакуют нарты, перевязывают их и расставляют в аргиш — мужчины. Весь чум, вместе с его содержимым, упаковывается в несколько нарт. А чтобы установить или разобрать чум женщины тратят около часа времени.

Установка чума.

Место для основного чума, если это зима, – хот вол (место для стоянки) первоначально хорошо утаптывается ногами. По всему периметру укладывается лапник. Первую вещь в основание жилища — железный лист – кладет женщина.

Сооружение чума начинается с очага — это костер или железная печь-буржуйка. Он расположен точно под верхушкой чума, там, где скрестились шесты, имеется отверстие, через которое проникает свет и выходит дым. Это вертикальный центр жилища. Он объединяет вокруг себя всех домочадцев и одновременно связывает землю с небом. По мнению коренных жителей очаг-центр чума — это центр вселенной.

Чум мог принадлежать одной семье, а иногда и двум, часто даже не связанных родством. Чум четко делится на две половины, и у каждой половины есть своя хозяйка. Кроме того, нужно знать, что установка чума, ее основа, это обязанность женщины. Поэтому при перекочевке шесты и доски для пола везут в женском оленьем аргише-обозе. Если хозяек было две, то каждая везла шесты и доски той половины жилища, где живет ее семья.

Справа и слева от печи укладываются по три доски пола — каждая хозяйка на своей половине. Затем по другую сторону от досок на каждой половине чума расстилают норы-спальные места. Зимой кладут деревянную решетку (тахар), сплетенную из березовых прутьев и связанную веревками с трех сторон. Летом для предотвращения сырости вниз кладут бересту или куски толя, полиэтилена, а затем уже тахар из прутьев. Циновки изготавливали из тонких пучков вейника или осоки, и укладывали их поверх тахар. Поверх подстилок из травы кладут оленьи шкуры. К изголовью подкладывают большие пучки травы. Потом кладут длинную подушку сверху обшитую сукном, с лицевой стороны украшенную орнаментом из суконной аппликации. В длинных узорных подушках летом хранятся и ненужные пока зимние шубы из оленьих шкур.

По всей длине постелей натягивают полог, служащий защитой от комаров летом и дополнительным утеплением зимой. В дневное время полог сворачивают. У дверей находится мешок с женскими кисами, тут же лежит крыло утки (служащее в качестве веника), запас топлива (летом хворост, зимой дрова), а также доска у входа – овхар сохл.

Каждый человек, живущий в чуме, поддерживает установленный веками порядок и предписания, у каждой вещи есть свое место.

Сверху чум покрывают брезентовым полотнищем в форме трапеции, с «ушами» и веревками по углам. Снаружи чум у основания закрепляют камнями, шестами, снегом. Для летнего чума в настоящее время используют покрышки из брезента и грубого сукна. В старину покрышки для летнего чума делали из бересты. Берестяные покрышки е намокают от дождя и хорошо пропускают воздух, поэтому чум хранит прохладу летом.

Чум представляет собой сборно-разборное жилье, простое, органичное и универсальное. Здесь все под рукой, всего достаточно, и нет излишеств.

Чума / Хабр

Автор: Сергей Ветров

Начинать лучше сначала

Пятнадцать тысяч лет назад (датировки сильно разнятся, но нам оно и не принципиально) на территории современной Монголии в глубоких темных и теплых норках собрались три главных действующих лица: сурок тарбаган, блоха и псевдотуберкулезная палочка Yersinia pseudotuberculosis.

Палочка эта — анаэробная (кислород не нужен) морозостойкая бактерия-сапрофит, потребитель мертвой органики. Она живет в экскрементах, разлагает захоронённые в земле трупы и, при случае, может паразитировать в кишечнике теплокровных, для чего имеет запасной набор свойств, запускающихся при температуре 37 градусов. На солнце и от высушивания ей быстро плохеет. От организма к организму не передается, вызывает понос, при попадании в кровеносную систему — убивается фагоцитами, туберкулез не вызывает. Короче, вот этот вот скучноватый поедатель трупов и сурочьего навозика — прямой предок Yersinia pestis, чумной палочки. В сурочьей норе ему живется вполне нормально: темно, зимой выше ноля, и сурок выкопал у себя там специальную отводку под туалет. Копал под туалет, а для Pseudotuberculosis это столовая. Там же в норе живёт огромная колония блох: для них тарбаган — еда, транспорт и дом родной. Взрослые блохи живут на блоховозе-сурке, а личинки ползают по подстилке. Зимой в Монголии холодно, и у тарбагана, впавшего в спячку, в норке настоящий мороз. Единственное теплое место — нос, согреваемый лапками и время от времени испускающий токи еле тёплого (температура тела в спячке около 5 градусов) воздуха из маленьких ноздрей. Там и собирается вся блошиная тусовка, покусывающая спящего сурка за нос и облизывающая выступающую кровь. А лапы, греющие сурочью мордочку, все в застарелом помете, в котором живёт псевдотуберкулезная палочка.

И так, сезон за сезоном, тысячелетие за тысячелетием, бактерию, не умеющую бороться с защитниками кровеносной системы, прямо в морду толкают к этим защитникам, ослабленным низкой температурой, предлагая в награду питательные клетки крови. А те, кто не умер зимой, раз за разом проходят экзамен на выживаемость у защитных систем проснувшегося и потеплевшего сурка. Постепенно был приобретен набор генов, позволяющих блокировать сигналы тревоги иммунных клеток, хитро проникать в лимфатическую систему, пожирать все вокруг и активно размножаться.
Страшная болезнь, унёсшая жизни сотен миллионов человек и неоднократно менявшая историю многих стран, возникла только потому, что где-то в безлюдных степях Забайкалья местные сурки ложатся в зимнюю спячку с немытыми лапками.

Привееет,это я создал биологическое оружие. Много свободного времени было

«На вопрос — кто прогрессивнее: чумная бацилла или человек — до сих пор нет убедительного ответа»

Генетик, доктор биологических наук Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский.

Человек, несомненно, устроен в миллион раз сложнее, но если посмотреть на ситуацию с точки зрения именно эволюционной успешности, то лидера выделить уже не так просто.

Чумная бацилла — молодой, активно развивающийся вид, за сравнительно короткое время распространившийся по всему шару и диверсифицировавший себя на множество животных, бесконечно далекий от вымирания, несмотря на все усилия противоэпидемиологических служб ведущих мировых стран. Задачу полного уничтожения чумы современная медицина даже не берется ставить, в то время как чума пару раз замахивалась на человечество в целом.

Yersinia pestis

Чумная палочка тысячелетиями использовала популяции человека как источник питания, временами нанося им страшный урон. Сейчас это пресечено благодаря антибиотикам и продуманным глобальным эпидемиологическим мерам. Но сама по себе чума продолжает процветать — у неё ведь есть и другие хозяева.

Их борьба

Работает всё это примерно следующим образом: вас кусает инфицированная чумной палочкой блоха и срыгивает чутка юшки в кровь. Палочка чумы двухконтурная, и внешний контур сообщает первому встречному фагоциту (боец иммунной системы), что он имеет дело с не очень-то опасной бактерией-нарушителем, которую необходимо срочно съесть. После того, как фагоцит поглощает бактерию, должен, по-хорошему, начаться процесс фагоцитоза («переваривания»), но не в случае с Yersinia pestis. Она выпускает антиген (здесь есть врач? Приди и объясни, как это все происходит!), который блокирует этот процесс, и сама начинает разлагать защитную клетку на плесень и липовый мёд. Нажравшись, сытно отрыгнув токсины — продукты распада, палочка замирает в ожидании следующего «охотничка». Фактически, чумная палочка является внутриклеточным паразитом: в отличие от своего предка, вне клетки питаться и перемещаться она не может. Прикол в том, что пока Pestis весело резвится внутри фагоцита, тот не спеша дрейфует к лимфоузлу, где должен получить целеуказания и пройти техобслуживание. И когда с этим фагоцитом будет покончено, она окажется в окружении клеток, каждая из которых обязана её поглотить – и погибнуть. Pestis жрёт, делится, жрёт, делится — и так до бесконечности. Бубоны в паху, на шее, под мышками — это лимфатические узлы, переполненные гноем – мёртвыми останками лимфатической системы, и кишащие миллионами чумных палочек. Если бубоны прорвутся наружу, пациент может выжить, если повезет. Если они прорвутся внутрь, выплеснув всю эту дрянь в кровь и мягкие ткани, то, в общем-то, без вариантов: общий сепсис, система регулирования свертываемости крови разваливается, в одних сосудах дырки, в других — тромбы, давление падает, и жить осталось меньше суток. Симптомы интоксикации нарастают на глазах: сильнейший озноб, мышечные боли, спутанное сознание. Но и это ещё не самое худшее: у кого-то чумная палочка успеет достигнуть легких, где вызовет некроз тканей и острую пневмонию. У человека начнётся кашель с кровью — и количество выделяемой мокроты и крови огромно. Он сгорит в течение пары суток, но при этом как пульверизатор будет непрерывно выхаркивать в пространство сиропчик «чума-гной-кровь», заражая окружающих сразу же лёгочной формой чумы. Находясь рядом с больным без защитного костюма не заболеть невозможно, а летальность легочной формы составляет около ста процентов. Как верховой пожар, лёгочная форма неслась по средневековью, превращая города и деревни в набитые трупами пустоши. Правда, именно стопроцентная летальность, (и примерно такая же сметрность) и мешала этой форме чумы завершить начатое: убив население замкнутой общины в кратчайшие сроки, она затухала, как костер без топлива, и те, кто жил от этого места более чем в пяти днях пути, могли чувствовать себя в относительной безопасности, пока…

Пока к этим соседям не приползала на крысиных шкурах бубонная форма: не такая быстрая, не такая эффективная – с летальностью «всего» около 60 %, она, тем не менее, могла на месяцы задержаться в поселении, убивая и заставляя инфицированных разбегаться по окрестностям. Сам больной бубонной формой был не очень-то и опасен, если его не трогать и сжечь труп – но спасаться он мог на ослике, в котором ехали «пассажиры». Кроме того, мысль о том, что с лежащего у дороги покрытого язвами трупа опасно снимать одежду и сапоги, была не для всех очевидной.
Вообще говоря, чумная палочка может проникнуть в организм человека через любые слизистые оболочки: например, невидимая капелька попала в глаз или через воду, с едой, через ранки на коже, но абсолютное большинство заражений чумой происходит блошиным или легочным путем.

Чумное захоронение в Марселе. Из зубов умерших археогенетики смогли извлечь фрагменты ДНК и по ним реконструировать геном чумной палочки, в 1720-1722 годах погубившей больше 100 тысяч жителей Марселя и окрестностей

Зуб – самая плотная часть тела человека, отлично сохраняется после смерти и имеет кровеносные сосуды. Именно там велика вероятность найти остатки бактерий, и именно изучение зубов людей в древних захоронениях позволяет проследить историю возникновения и развития чумы в человеческих сообществах.
Самые старые чумные зубы найдены в Армении и принадлежат человеку, умершему примерно пять тысяч лет назад. Кстати, я говорил, что чуме свойственен полиморфизм и большое количество штаммов? Так вот, уведомляю параноиков: чума меняется, приобретая новые свойства. Например, та, самая первая Yersinia pestis передавалась воздушно-капельным путем, не умела взаимодействовать с блохами, не поражала лимфатическую систему, не вызывала такую массовую смертность — короче, на минималках.

В зубах человека, умершего 3800 лет назад на территории современной самарской области, была найдена уже немного другая чумная бацилла. Она лишилась жгутиков, которые ещё сохранялись у нее от предка-псевдотуберкулеза, потеряв возможность двигаться, но зато научилась жить в желудках у блох, вызывать бубоны и прочая прочая.
Считается, что обе эти формы существовали и развивались параллельно какое-то время, но все современные штаммы чумы имеют самарских предков. Эй, Самара! Чем не повод для гордости?!

Изучение зубов умерших людей позволило точно определить, что «чума Антонина» во втором веке нашей эры была на самом деле оспой, афинская чума в VI веке до нашей эры – тифом, но, не вызывая до определенного момента эпидемий, отраженных в письменных источниках, чума существовала и эволюционировала.

У Yersinia pestis medievalis, вызвавшей впоследствии Юстинианову чуму, черную смерть и последующие вспышки, добавился очень интересный механизм взаимодействия с блохами, приглядимся к нему.

Проведём мысленный эксперимент

Представьте себе молодого, жизнерадостного и энергичного суслика по имени Руперт, на котором живет и размножается большая дружная колония блох. В порядке эксперимента заразите Руперта бубонной чумой, добавив ему в кровоток несколько чумных бактерий с помощью инъекции. Пару дней его организм будет успешно сопротивляться болезни, теряя бойцов иммунной системы и накапливая чумные палочки, но на третий день бедняга Руперт, ослабевший от высокой температуры, решит не пойти на работу и останется в норке. К этому моменту его колония блох также инфицирована Yersinia pestis — у каждой блохи в желудке уже содержится некоторое количество чумных бактерий, но блохи чувствуют себя хорошо, полны оптимизма и уверенности в завтрашнем дне.

И совершенно зря: несчастный Руперт умрет в своей норке ближе к вечеру, обрекая всю блошиную семью на смерть на двухметровой глубине, а следом за ним погибнут и все чумные палочки.
Нет, серьезно???! Вы мысленно убили суслика инъекцией смертельных бактерий, просто ставя мысленный эксперимент??!!? Ребята, это всего лишь чума, мы все о ней и так всё знаем, вон сколько книг написано! Спросили бы у меня, я бы вам и так кучу всего рассказал. Бедняга Руперт умер ни за что.

Ладно, используем его как наглядное пособие — я расскажу, почему именно штамм 1346 года был настолько истребительно успешен. Видите ли, пока Руперт (мир праху его) был жив, и только раздумывал, не взять ли ему больничный — он блох вполне устраивал, и они сохраняли ему верность вплоть до самого последнего момента, пока он не умер у себя в норе. Таким образом, крохотная искорка чумного пожара угасла, не дав пламени, как это бывало уже миллион раз. Даже если бы несчастный Руперт окончил свои дни не в норке, а где нибудь в поле — какой процент блох нашли бы себе новых хозяев? Сколько времени бы это отняло? Эффективность блох, как средства доставки чумы была довольно высока — но потенциал для модернизации, как оказалось, имелся.

технология образования «чумного блока». П — пищевод, ПЖ— пищеводожелудок (как сложно устроена блоха! у людей такого нет) Ж — желудок

Встречайте — Yersinia Pestis (Medivalis), результат бесконечной череды эволюционных итераций и огромного, фундаментального невезения жителей четырнадцатого века. На своем внешнем контуре эта зараза получила выступы, которые как репей сцеплялись с такими же выступами соседних бактерий, образовывая в пищеводе и входной части блошиного желудка «плотину», вроде тонкой белой пленочки. Вся полученная кровь этой плотиной задерживалась, и основная часть — срыгивалась обратно, обогащенная живительными бактериями чумы, часть шла на прокорм жителям плотины, и лишь незначительное количество попадало в желудок.
Блоха «чумела». Не в силах насытиться, она кусала снова и снова, меняла хозяина, кусала нового, потом ещё одного, и ещё и так далее. Блоха в конце концов умирала от голода, когда пищевод оказывался полностью перекрыт, но до этого момента она служила делу распространения чумы с максимальной эффективностью.

Впереди у героини нашей статьи долгая история, полная побед и завоеваний. Наконец, в 541 году нашей эры, во времена правления византийского императора Юстиниана I, её время пришло, и началась первая всеевропейская бойня.

Продолжение следует, не переключайтесь, мойте лапки, остерегайтесь сусликов.

Его зовут Чумной. Герой комиксов Мистера Морти (https://vk.com/morty_comics)

Автор: Сергей Ветров

Оригинал

Ненецкий чум — Минус 51 градус по Фаренгейту

Ненецкий чум — Минус 51 градус по Фаренгейту

Главная  /  Фотографии  /  Путешествия  /  Заметки  /  Графика  /  ASCII

→  Минус 51 градус по Фаренгейту

Февраль 2015

Нарьян-Мар  ←  Ctrl  →  Катастрофа и эвакуация

Коренное население Ненецкого АО — ненцы. Издревле они вели кочевой образ жизни, занимаясь оленеводческим хозяйством и путешествуя по бескрайней тундре. В наши дни ничего не изменилось. Только в чумах ненцев появились сотовые телефоны, интернет и спутниковое телевидение, а вместо открытого очага по центру располагается буржуйка на дровах. Это обусловлено особенностью разведения и естественного выпаса оленьего стада: каждые 1−2 месяца приходится перемещаться, чтобы его прокормить.

Кочевые ненцы живут обособленно, но в целом плотно связаны с администрацией округа — как с точки зрения бизнеса, так и в смысле образования своих детей. Ежегодно в конце августа вертолёт забирает всех учащихся в школы-интернаты, а в конце декабря возвращает назад. Часто вместе с детьмя в посёлок улетают и женщины.

Ненецкий чум — это место жительства оленевода. То есть в сущности — центр «колхоза». У чума есть хозяин, который отвечает за стадо. Владельцев стада может быть несколько. Периодически в чум выезжают хозяева голов, чтобы забить тушу и привезти из колхоза мясо.

Не знаю, есть ли в городе специально построенный чум для туристов — со значками, сувенирами и ненцами в национальной одежде. В колхозном чуме всё гораздо прозаичнее. Одежда ненца — ватник и валенки. На экстренный случай есть одежда из оленьей шкуры. Это один из самых тёплых материалов — унты, шерстяной свитер, верхняя одежда из шкуры с капюшоном. Даже в самый лютый мороз и пургу одежда из шкур сохраняет тепло. Ещё непременными атрибутами настоящего ненецкого чума являются баклажки со спиртом; моргающий свет от неровной работы генератора; хаски; пьяный ненец; очень пьяный ненец и ненец, убитый в ссанину.

1.

Наше «чумовое» путешествие в оленеводческое хозяйство началось рано утром. Чум располагался в 60 километрах от Нарьян-Мара. Погода с самого утра была солнечная и мы весело летели на «Скидушках» по тундре.

2.

В 33−градусный мороз ехать на снегоходе со скоростью полсотни километров в час — чертовски холодно. Ехать же пассажиром сзади — пиздец, как холодно. От встречного ледяного ветра водителя кое-как закрывает лобовое стекло. Пассажира водитель закрывает только условно. Но дело совсем не в том, что холодно лицу. Проблема с руками — приходится изо всех сил держаться за боковые ручки, и примерно через 15 минут езды по морозной тундре пальцы уже не двигаются. Причём перчатки не спасают, нужны специальные лыжные варежки с внешней ветровой защитой. Также существует реальная угроза простудить коленные суставы, которые никуда не спрячешь.

3.

Дорога пролегала мимо Пустозёрска — города-призрака.

4.

По центру — каменная стела, пямятник Пустозёрску. Сложена в 1964 году из камней разобранной Преображенской церкви. Чуть дальше (справа) — обелиск «Пустозёрцы на защите родины», установленный в память об участниках Великой Отечественной войны. К 1945 году всё мужское население города участвовало в боевых действиях. 17 из 39 фронтовиков не вернулись с войны.

В наше время города уже не существует. Основан он был в 1499 году князем Иваном III, и стал первым русским городом за полярным кругом. Название происходит от озера Пустое, на мысе которого он был расположен. Вплоть до 1780 года Пустозёрск являлся административным, торговым, культурным и религиозным центром Печорского края.

Город служил местом ссылки и заключения. Сюда был сослан старообрядец протопоп Аввакум, приговорённый к сожжению в 1682 году.

5.

Часовня и трапезная имени протопопа Аввакума. Была освящена в 2012 году в честь 330−летия гибели Пустозёрских узников.

6.

Время в пути тянулось бесконечно. Это, пожалуй, было одно из самых тяжёлых испытаний выносливости на тот момент.

7.

В конечном счёте мы достигли цели. Чум издалека приятно дымил буржуйкой и источал изнутри живительное тепло. Проводники пригласили нас внутрь и попросили часок подождать, пока они съездят чуть дальше за мясом.

8.

9.

10.

Деревянные сани. Летом ездят по тундре не хуже, чем по снегу зимой.

11.

12.

Это стадо насчитывает около 250 оленей.

13.

Лайки не мёрзнут. Они спят, окапываясь в снегу, и иногда весело резвятся на трескучем морозе. А мороз крепчал. По ощущениям было заметно холоднее, чем утром.

14.

Конструкция чума простая — деревянные направляющие, на них кладётся войлочный утеплитель, а сверху — оленья шкура в несколько слоёв. Если не топить печку — будет холодно, поскольку всё тепло мгновенно выходит наверх. Но учитывая одежду ненцев и их привычку, им подогрев требуется не в таком количестве, как нам. Главное — укрыться от пурги.

15.

16.

17.

Идеи для вашего дома.

18.

19.

20.

Когда рычание снегоходов стихло, с постеленных на полу шкур приподнялось человеческое тело и заплетающимся языком сказало: «Сссаня». Удовлетворившись знакомством, Саня вернулся в исходное состояние и, как исправный хронометр, каждые 40 минут повторял действие.

21.

Второй ненец Ваня был более бодрым, но менее словоохотливым. Поэтому мы начали пить спирт, закусывая его остывшим оленьим языком и запивая чаем, который слабо подогревался на еле тлеющей буржуйке.

22.

Вечерело. Мороз становился крепче, по ощущениям было около -38 — выйдя на улицу, всё тело мгновенно сжималось, и с каждым разом надежда согреться отдалялась всё дальше. Буржуйка почти потухла, как и взгляд Вани; генератор начал издавать голодные икающие звуки; а Саня снова поднялся знакомиться.

23.

Пора было налаживать быт самостоятельно. Мысль о перспективе заночевать в остывшем чуме мгновенно вывела из крови весь алкоголь. Генератор быстро заполнили бензином, напилили и накололи дров и кое-как растопили буржуйку сырой древесиной.

24.

Через какое-то время вернулись наши проводники. Судя по их состоянию и отсутствию мяса, доехать до места у них не получилось — на пути сломалась одна «Скидушка». Проведя несколько часов по пояс в снегу на лютом морозе в тщетной попытке его починить, они решили вернуться назад. Суровый Север не жалеет никого.

Наше возвращение в город было ещё более интересным. К чуму мы ехали на двух снегоходах. Теперь снегоход был один, но к нему были привязаны металлические сани для перевозки мяса. Трёхместное транспортное средство к нашим услугам: двое на моторе, третий — лёжа в алюминиевом «эцихе» (хорошо, без гвоздей).

25.

Ночь. Мороз под -40. Ехать домой около 2,5 часов. В эцихе ехали поочерёдно. Дважды заезжали на попутные электростанции, чтобы немного прийти в себя.

26.

27.

Лёжа в эцихе, можно было о многом подумать: и о происходящих с нами событиях, и о суровом северном крае, и о людях, которые здесь живут, работают и выживают.

Ещё периодически думалось о том, зачем мне сейчас бьют по спине железной битой, а по лицу хлещут колючей ледяной крапивой. Страха не было — большая часть нашей жизни состоит из борьбы за выживание. Было ощущение прикосновения к чему-то неизведанному. «Никогда в жизни не ездил в мясном эцихе! Даст Бог, доеду до дома целый и расскажу другим, каково это. А это хуёво, братцы, очень хуёво! Кажется, я больше не чувствую щёк, рук и ног. Надеюсь, я ничего не отморозил».

Вот сейчас я пишу этот текст и думаю, что же можно добавить к вышесказанному? Определённо, не стоит ездить в мороз в железной ванне для сырой оленины.

Прибыв домой, отогревшись и посчитав на руках волдыри от обморожения, нам казалось, что всё самое сложное уже пройдено. Нужно было готовиться к дороге домой. У нярьянского товарища Саши появились срочные дела на «материке», поэтому решено было завтра ехать вместе наугад. Зимник по-прежнему был закрыт, мороз -38 и пурга, но возможно, у нас будет шанс.

Оглавление

  1. Минус 51 градус по Фаренгейту (Главная страница)
  2. Техника и поломки (Выводы о надёжности)
  3. Иллюзии севера (Цели и рекомендации)
  4. За полярным кругом
  5. Нарьян-Мар
  6. Ненецкий чум
  7. Катастрофа и эвакуация
  8. Снова поломка
  9. Вокзал Воркуты
  10. Улицы Воркуты
  11. Шахты Воркуты
  12. Люди Воркуты
  13. Дорога домой

Что Шекспир на самом деле писал о чуме

Шекспир всю свою жизнь прожил в тени бубонной чумы. 26 апреля 1564 года в приходской книге церкви Святой Троицы в Стратфорде-на-Эйвоне викарий Джон Бретчгердл сделал запись о крещении некоего « Gulielmus filius Johannes Shakspere ». Через несколько месяцев в том же реестре викарий отметил смерть Оливера Ганна, ученика ткача, и на полях рядом с этой записью нацарапал слова « hic incipit pestis » (здесь начинается чума).Тогда эпидемия унесла жизни около пятой части населения города. К счастью, он сохранил жизнь младенцу Уильяму Шекспиру и его семье.

Фотография из Алами

Такие вспышки бушуют не вечно. С помощью строгих карантинов и перемены погоды эпидемия потихоньку пойдет на убыль, как это было в Стратфорде, и жизнь вернется в свое обычное русло. Но через несколько лет чума вернулась в города и поселки по всему королевству.Обычно он появлялся на сцене почти без предупреждения и был ужасно заразен. Жертвы просыпались с лихорадкой и ознобом. Чувство крайней слабости или истощения сменяется диареей, рвотой, кровотечением изо рта, носа или прямой кишки, а также характерными бубонами или увеличением лимфатических узлов в паху или подмышками. Почти неизбежно последует смерть, часто в мучительных муках.

Были предложены бесчисленные профилактические меры, большинство из которых были бесполезны или, в случае убийства собак и кошек, более чем бесполезны, поскольку болезнь на самом деле распространялась блохами, переносимыми крысами.Считалось, что дым сушеного розмарина, ладана или лаврового листа, горящего в жаровне, помогает очистить воздух от инфекции, и, если этих ингредиентов не было в наличии, врачи рекомендовали сжигать старую обувь. По улицам ходили люди, нюхая апельсины, начиненные гвоздикой. Достаточно плотно прижатые к носу, возможно, они служили своего рода маской.

Ранее было установлено, что уровень инфицирования в густонаселенных городах намного выше, чем в сельской местности; те, у кого были на это средства, бежали в сельские убежища, хотя часто приносили с собой заразу.Гражданские чиновники, понимая, что скопление людей усиливает заражение, приняли меры по введению того, что мы сейчас называем социальным дистанцированием. Собирая данные из приходских книг, они тщательно отслеживали каждую неделю смертей, связанных с чумой. Когда число смертей превысило тридцать, они запретили собрания, пиршества, соревнования по стрельбе из лука и другие формы массовых собраний. Поскольку считалось, что заразиться во время богослужения невозможно, церковные службы не подпадали под запрет, хотя инфицированным не разрешалось их посещать.Но лондонские публичные театры, которые обычно собирали две-три тысячи человек в замкнутом пространстве, были закрыты. Может пройти много месяцев, прежде чем уровень смертности снизится настолько, чтобы власти разрешили вновь открыть театры.

Будучи акционером и иногда актером в своей компании, а также ее главным драматургом, Шекспир на протяжении всей своей карьеры сталкивался с этими неоднократными экономически разрушительными закрытиями. Особенно сильные вспышки чумы были в 1582, 1592—93, 1603—04, 1606, 1608—09.Историк театра Дж. Лидс Бэрролл III, тщательно проанализировав сохранившиеся записи, пришел к выводу, что в период между 1606 и 1610 годами — периодом, когда Шекспир написал и поставил некоторые из своих величайших пьес, от «Макбета» и «Антония и Клеопатры до «Зимней сказки» и «Бури» — лондонские театры вряд ли были открыты в общей сложности более девяти месяцев.

Тем более поразительно, что в своих пьесах и стихах Шекспир почти никогда прямо не изображает чуму.Он не написал ничего, даже отдаленно похожего, не говоря уже о столь же сильном, как навязчивая «Литания во время чумы» его современника Томаса Нэша:

Богатые люди, не надейтесь на богатство,
Золото не может купить вам здоровье;
Сам физик должен исчезнуть.
Все к концу сделано,
Чума быстро проходит;
Я болен, я должен умереть.
  Господи, помилуй нас!

Красота всего лишь цветок
Который морщины пожрут;
Яркость падает из воздуха;
Королев умерли молодыми и прекрасными;
Пыль закрыла Елене глаза.
Я болен, я должен умереть.
  Господи, помилуй нас!

У Шекспира эпидемическая болезнь присутствует по большей части как устойчивый, низкий оттенок, наиболее ярко проявляющийся в речах его персонажей в метафорических выражениях ярости и отвращения. Смертельно раненный в ссоре между Капулетти и Монтекки, Меркуцио призывает «чуму на оба ваших дома». «Ты нарыв, — говорит Лир дочери Гонерилье, — чумная язва, или рельефный карбункул / В моей испорченной крови.«Вот золото, — предлагает своему посетителю человеконенавистник Тимон Афинский. «Будь планетарной чумой, когда Юпитер / Над каким-нибудь городом с высоким пороком повесит свой яд / В больном воздухе». «Вся зараза юга светит на вас / Вы, позоры Рима», — плюет Кориолан плебеям:

Вы, стадо — фурункулов и чумы
На вас накладывают пластырь, чтобы вы могли гнушаться
Дальше, чем видно, и один заразит другого
Против ветра верста!

Чума постоянно появляется во всех произведениях Шекспира в виде бытовых восклицаний: «Чума на то, когда воры не могут быть верны друг другу»; «Чума вздохов и горя! Он надувает человека, как мочевой пузырь»; «Чума на этот вой»; «Чума этих маринованных сельдей!» Но это признак не столько экзистенциального ужаса, сколько глубокого знакомства, принятия чумы как неизбежной черты обычной жизни.Таким образом, это можно превратить в комический эффект, например, когда Беатрис насмехается над тем, что значит дружить с Бенедиктом:

О Господи! Он будет висеть на нем, как болезнь. Он скорее пойман, чем чума, и похититель вскоре сходит с ума. Боже, помоги благородному Клаудио. Если он поймал Бенедикта, это будет стоить ему тысячи фунтов, прежде чем он вылечится.

Его можно использовать даже с чем-то вроде веселой покорности, как, например, когда графиня Оливия в «Двенадцатой ночи» восхищается скоростью, с которой она влюбилась:

Как теперь?
Можно ли так быстро заразиться чумой?
Мне кажется, я чувствую совершенства этого юноши.
Невидимой и тонкой скрытностью.
Чтобы подкрасться к моим глазам.Ну пусть будет.

Зараза, продолжавшая уносить столько жизней, превратилась в счастливый образ тоски по любви: «Ну, пусть будет».

Чума как реальное событие занимает видное место только в одной из пьес Шекспира. Брат Лоуренс в «Ромео и Джульетте» попросил своего товарища-монаха передать важное сообщение изгнанному Ромео в Мантуе, сообщив ему об умном наркотике, который заставит Джульетту умереть. В нескольких строках гонец передает огромное количество информации, гораздо больше, чем кажется строго необходимым для требований сюжета:

Иду искать босоногого брата,
Один из наших орденов, ассоциировать меня,
Здесь, в этот город в гостях у больных,
И найдя его, искатели города,
Подозревая, что мы оба в доме
Где царила заразная зараза,
Запечатали двери и не выпускали нас,
Чтоб мой скорость до Мантуи была остановлена.

Правда о продуктивной чуме Исаака Ньютона

25 июля 1665 года пятилетний мальчик по имени Джон Морли из прихода Святой Троицы в Кембридже, Англия, был найден мертвым в своем доме. Когда городские власти осмотрели его труп, они заметили у него на груди черные пятна, безошибочный признак бубонной чумы. Морли был первым известным случаем и смертью от болезни в Кембридже в том году: сигнал о том, что лондонская вспышка той весной распространилась на город.Почти сразу же горожане бросились изолироваться в сельской местности. Среди беглецов: молодой ученый Тринити-колледжа по имени Исаак Ньютон. Дом Ньютона, ферма под названием Вулсторп, находилась примерно в шестидесяти милях к северу от университета. Достаточно далеко от ближайшего города, именно здесь, почти в полном одиночестве, он изобрел исчисление, создал науку о движении, разгадал гравитацию и многое другое. Чума создала условия, в которых могла быть создана современная наука. Или так история идет.

Идея о том, что бубонная чума пробудила гениальность Исаака Ньютона, неверна и вводит в заблуждение. Иллюстрация из Оксфордского научного архива / Getty

Теперь, когда распространение коронавируса навязывает свою собственную изоляцию, чудо-год Ньютона рекламируется как модель. Эта веселая статья в Washington Post типична для многих статей, циркулирующих прямо сейчас: «Итак, если вы будете работать или учиться дома в течение следующих нескольких недель, возможно, вспомните пример, который подал Ньютон». Социальные сети, естественно, были более экстремальными.Напишите этот роман или сценарий, и, если вы этого не сделаете, вы должны, по крайней мере, переориентировать свою жизнь и найти свое предназначение. Если нет, вы провалили домашний экзамен на эпидемию. Ньютон мог сдвинуть Вселенную. Разве мы не можем навести порядок в своих шкафах?

Нет. Отчасти потому, что никто из нас, как и почти все в истории человечества, никогда не приблизится к его уровню достижений. Но на более глубоком уровне идея о том, что чума пробудила в Ньютоне гениальность, неверна и вводит в заблуждение как мера того, насколько хорошо мы применяем себя во время нашей собственной чумной весны. Элемент «яблоко, падающее на голову» является частью проблемы. Через переулок от входной двери Ньютона действительно росла яблоня; небольшой фруктовый сад все еще растет там. Сам Ньютон в очень позднем возрасте рассказал эту историю. Однажды он созерцал свое дерево, когда понял, что луна на своей орбите и яблоко на ветке подвержены действию одних и тех же сил в природе. Легко перейти от воспоминаний об этом старике к представлению о том, что тишина сельской местности вызвала рождение целых новых областей знания.Это популярная сказка о гении: великие идеи не требуют утомительной работы постоянного внимания и напряженного мышления; они приходят в виде молний вдохновения, которое, в свою очередь, приходит только при правильных обстоятельствах, таких как вынужденная изоляция во время эпидемии.

Во многом это правда: за почти два года работы на ферме Ньютон добился невероятного количества выдающихся результатов. Он создал важные новые идеи в жизненно важных областях математики — что стало исчислением, математикой изменений и аналитической геометрией. Он создал новую физику, используя свои математические открытия для анализа движения в пространстве и времени. Он провел эксперименты по измерению гравитационного притяжения, а затем начал формировать свою самую известную идею: вселенскую гравитацию, теорию, которая свяжет каждый объект в космосе с полетом знаменитого яблока с ветки на землю. Он также воткнул иголку себе в глаз, пытаясь понять, как работают свет и линзы. И все это в уединении на отдаленном участке земли в Линкольншире.

Но правдоподобной является идея о том, что Ньютон высвободил свой разум для решения этих проблем после того, как чума дала ему дар одиночества. Как подробно описал его биограф Ричард Уэстфолл в книге «Никогда не отдыхай», Ньютон начал думать о самых насущных вопросах науки, еще готовясь к экзаменам в своих комнатах в Тринити-колледже за год до того, как разразилась чума. В документе, написанном рукой Ньютона, перечислены проблемы, которые он пытался решить.Среди них, как пишет Вестфолл, были «материя, место, время и движение… космический порядок, затем… свет, цвета, видение», и этот список продолжался вопросами, которые он будет исследовать в течение следующих двух десятилетий. За год до чумы, 1664 год, Ньютон впервые начал глубоко задумываться о математике и открыл в себе исключительный талант к абстрактным рассуждениям, который расцвел, когда он добрался до своего фермерского дома. Осенью и зимой он решал ключевые проблемы, которые должны были привести к математическому анализу, и в то же время проделал некоторый путь к изобретению нового подхода к геометрии за все месяцы до отъезда из Кембриджа.

Точно так же, когда эпидемия, наконец, утихла, в 1666 году, Ньютон продолжал заниматься той же работой, когда вернулся в свои комнаты справа от Великих Троицких ворот. Его решающие эксперименты с призмами, которые показали, что «белый» солнечный свет на самом деле состоит из различных цветов радуги, начались в конце 1660-х годов. Он продолжал революционизировать геометрию; он будет развивать свою теорию гравитации урывками в течение многих лет, прежде чем полностью реализовать ее, только в 1680-х годах.Что бы ни позволяло Ньютону создавать эпические гениальные произведения во время, до и после его вынужденной изоляции, само отступление в деревню не могло быть решающим отличием. Об этом же говорил и сам Ньютон. Когда его спросили, как он вычислил гравитацию, он ответил: «Постоянно думая о ней».

Важно было выполнять работу, и Ньютон занимался ею, будучи студентом в Кембридже до чумы, он упорствовал в Вулсторпе и продолжал работать по возвращении в колледж. Гораздо позже он написал, ссылаясь на годы чумы, что он был «в расцвете сил для изобретательства и больше всего интересовался математикой и философией, чем когда-либо с тех пор.«Этот расцвет длился как минимум полвека. Ньютон смог сделать то, что он сделал, не из-за того, где он оказался во время чумы, а из-за того, кем он был — одним из немногих величайших математиков и естествоиспытателей всех времен, который в течение нескольких лет смог почти ничего не делает со своим временем, кроме как думает, рассуждает и вычисляет. Вопреки этой истории говорить себе, прячась на месте, что сейчас самое время подражать амбициям Ньютона, не так уж полезно. Не потому, что это невозможный стандарт (хотя это так), а потому, что настоящий урок состоит в том, чтобы помнить, какой аспект вашей жизни разжигал вашу страсть до этого беспорядка, и продолжать разжигать его сейчас.

Миллионы грызунов спускаются на восточную часть Австралии

СИДНЕЙ — После одного из худших сезонов лесных пожаров и глобальной пандемии Австралия столкнулась с последним вызовом конца дней: «монументальной» чумой мышей.

Миллионы грызунов бесчинствуют в некоторых частях восточных штатов Австралии, а жители ежедневно делятся ужасными столкновениями.

С эпицентром в сельской местности Нового Южного Уэльса фермеры загрузили в социальные сети видеоролики о мышах, покрывающих их землю, повреждающих урожай и поселяющихся в домах.

Гай Рот, работающий на обширной исследовательской ферме Сиднейского университета недалеко от города Наррабри в Новом Южном Уэльсе, сказал, что мыши заполонили территорию.

«Я знаю, что у нас было две мыши на квадратный метр в наших загонах на пике… [итак], если я правильно рассчитываю, это 20 миллионов мышей. Это больше мышей, чем население большинства крупных городов», — сказал он.

 Рот сказал, что в какой-то момент он и его семья каждый день ловили и избавлялись от около 100 мышей в своем доме и офисе.

«Они повсюду вокруг дома. Каждый раз, когда вы открываете ящик, вы потенциально его найдете», — сказал он. «Будешь сидеть за столом, а по нему пробежит мышь».

Он сказал, что мыши поедали урожай хлопка, а также зерно, хранящееся в силосах.

Рот, который всю свою жизнь провел в регионах и сельской местности Австралии, сказал, что это была «худшая мышиная чума, которую я когда-либо видел».

«Они точно пахнут. Вот чем я буду помнить об этом — запахом», — сказал он.«Запах дохлых мышей в доме и вокруг него, на ферме».

Несмотря на то, что воздействие на здоровье людей не было серьезным, было по крайней мере одно сообщение о редком заболевании, связанном с мышами, лимфоцитарном хориоменингите.

И по крайней мере три человека были укушены мышами в больницах Нового Южного Уэльса, когда они были госпитализированы по поводу проблем, не связанных с мышами.

Представитель департамента здравоохранения штата Новый Южный Уэльс заявил, что эти укусы были «незначительными» и «было предоставлено соответствующее лечение».

«Персонал здравоохранения Нового Южного Уэльса принимает соответствующие меры контроля», — сказал представитель, перечислив меры, включая усиление травли и ловушек, репелленты от запаха и блокирование доступа.

Представитель добавил: «Нынешнее заражение мышами в западном Новом Южном Уэльсе является естественным явлением».

Что вызывает чуму?

Стив Генри проводит исследования на мышах совместно с национальным научным агентством Австралии, Организацией научных и промышленных исследований Содружества.

Генри сказал, что вспышка, вызванная неместной домашней мышью, является «монументальной» и продолжает иметь серьезные экономические и социальные последствия.

«Некоторые фермеры отказываются от летних посевов… потому что мыши так сильно их повредили, так что это, по сути, полная потеря урожая», — сказал он. «И в некоторых сценариях, когда фермерам удавалось довести урожай до сбора урожая, они отказывались от него, потому что он был полон мышиного экскремента».

Стаи мышей бегают по ферме в Гилгандре, Новый Южный Уэльс, Австралия, 12 марта 2021 года.Мелани Моэрис / Reuters

Но он сказал, что нашествие мышей может происходить в Австралии каждые 5-10 лет из-за сочетания факторов.

«У нас была серия засушливых лет, и [теперь] засуха практически прекратилась, поэтому мыши переключаются на это изменение условий окружающей среды и начинают размножаться», — сказал он. «Фермеры получили хороший урожай, и это добавляет в систему много продовольствия. Итак, у вас есть благоприятные климатические условия, хорошее питание в системе, много хорошего укрытия, много влаги.

И он сказал, что мыши являются плодовитыми размножителями, так как они могут «начать размножаться, когда им исполнится 6 недель, а затем у них может быть помет от шести до 10 детенышей каждые 19–21 день после этого».

Но Генри сказал, что мышиная чума обычно резко заканчивается «крахом популяции», хотя трудно предсказать, когда это произойдет.

Озимые посевы

Фермеры в районах, пораженных чумой, теперь присматриваются к озимым культурам, которые в этой части Южного полушария обычно сеют в апреле и мае.

Промышленная группа NSW Farmers «серьезно обеспокоена» тем, что некоторые фермы потеряют все посеянные семена из-за мышей.

Президент фермеров NSW Джеймс Джексон сказал, что правительство штата должно принять срочные меры, включая разрешение на использование фосфида цинка пестицида и финансовую помощь через малую программу даров.

«Управление мышью стоит очень дорого. Серьезность нынешней чумы привела к необходимости многократного применения воздушных и наземных приманок в районах возделывания… Действия необходимы сейчас», — сказал он.

По данным группы, проливные дожди в последние дни сократили численность мышей в некоторых районах, но они все еще «неумеренно» обитают на центральном западе и северо-западе Нового Южного Уэльса.

«Я слышал, что дождь загнал их в дома и машины», — сказал представитель группы Майкл Берт.

А пока такие австралийцы, как Рот, надеются, что чума скоро закончится.

«Все терпят, но с нас и в самом деле достаточно», — сказал он.

Черная смерть: величайшая катастрофа всех времен

Катастрофическая смертельная болезнь, известная как Черная смерть, распространилась по Европе в 1346–1353 годах.Пугающее название, однако, появилось только через несколько столетий после его посещения (и, вероятно, было неправильным переводом латинского слова «atra», означающего одновременно «ужасный» и «черный»)». Хроники и письма того времени описывают ужас, вызванный болезнью. Во Флоренции великий поэт эпохи Возрождения Петрарка был уверен, что им не поверят: «О счастливое потомство, которое не испытает такого бездонного горя и не воспримет наше свидетельство как басню».

Все горожане мало чем занимались, кроме переноски трупов для захоронения […] При каждой церкви рыли глубокие ямы до уровня грунтовых вод; Таким образом, бедняков, умерших ночью, быстро завязывали и бросали в яму. Утром, когда в яме было найдено много тел, они взяли немного земли и засыпали ее сверху; а позже поверх них клали другие, а затем еще один слой земли, точно так же, как делают лазанью со слоями макарон и сыра.

Счета удивительно похожи. Летописец Аньоло ди Тура «Толстяк» рассказывает из своего родного тосканского города, что 90 007

…. во многих местах Сиены были вырыты большие ямы и завалены множеством мертвых […] И были также те, кто был так редко засыпан землей, что собаки вытащили их и пожрали множество тел по всему городу.

Трагедия была необыкновенной. Всего за несколько месяцев от чумы умерло 60% населения Флоренции и, вероятно, столько же в Сиене. В дополнение к голой статистике мы сталкиваемся с глубокими личными трагедиями: Петрарка потерял из-за Черной смерти свою возлюбленную Лауру, которой он написал свои знаменитые любовные стихи; Ди Тура говорит нам, что «я […] собственноручно похоронил моих пятерых детей».

Черная смерть была эпидемией бубонной чумы, болезни, вызванной бактерией Yersinia pestis, которая циркулирует среди диких грызунов, где они живут в большом количестве и плотности. Такой район называют «очагом чумы» или «резервуаром чумы». Чума среди людей возникает, когда заражаются грызуны в человеческом жилище, обычно черные крысы. Черная крыса, также называемая «домашней крысой» и «корабельной крысой», любит жить рядом с людьми, и именно это качество делает ее опасной (напротив, коричневая или серая крыса предпочитает держаться на расстоянии в канализации и подвалах). ).Обычно проходит от десяти до четырнадцати дней, прежде чем чума уничтожит большую часть зараженной крысиной колонии, из-за чего большому количеству блох, собравшихся на оставшихся, но вскоре умирающих крысах, будет трудно найти новых хозяев. После трех дней голодания голодные крысиные блохи набрасываются на человека. Из места укуса инфекция стекает в лимфатический узел, который в результате набухает, образуя болезненный бубон, чаще всего в паху, на бедре, в подмышечной впадине или на шее. Отсюда и название бубонная чума. Инкубация инкубации у людей занимает три-пять дней, прежде чем они заболеют, и еще три-пять дней, прежде чем в 80% случаев пострадавшие погибнут. Таким образом, от занесения чумной заразы среди крыс в человеческое сообщество проходит в среднем двадцать три дня до того, как умрет первый человек.

Когда, например, незнакомец по имени Эндрю Хогсон умер от чумы по прибытии в Пенрит в 1597 году, а следующий случай чумы последовал двадцать два дня спустя, это соответствовало первой фазе развития эпидемии бубонной чумы. И Хобсон был, конечно, не единственным беглецом из пораженного чумой города или района, прибывающим в различные общины региона с заразными крысиными блохами в одежде или багаже.Этот тип распространения называется «скачковым распространением» или «метастатическим распространением». Таким образом, чума вскоре вспыхнула и в других городских и сельских центрах, откуда таким же скачком болезнь распространилась в деревни и волости окрестных районов.

Чтобы стать эпидемией, болезнь должна распространиться на другие крысиные колонии в местности и таким же образом передаться жителям. Потребовалось некоторое время, чтобы люди осознали, что среди них вспыхнула страшная эпидемия, и летописцы заметили это. Шкала времени варьируется: в сельской местности до наступления рассвета понадобилось около сорока дней; в большинстве городов с несколькими тысячами жителей от шести до семи недель; в городах с населением более 10 000 человек — около семи недель, а в немногих мегаполисах с населением более 100 000 человек — целых восемь недель.

Бактерии чумы могут вырываться из бубонов и переноситься током крови в легкие и вызывать разновидность чумы, которая распространяется зараженными каплями от кашля больных (легочная чума).Однако, вопреки тому, что иногда считают, эта форма не заражается легко, обычно распространяется только эпизодически или случайно и поэтому обычно составляет лишь небольшую часть случаев чумы. Теперь становится ясно, что человеческие блохи и вши не способствовали распространению, по крайней мере, незначительно. Кровоток человека не заражается чумными бактериями из бубонов, или люди умирают при таком малом количестве бактерий в крови, что кровососущие паразиты человека становятся недостаточно зараженными, чтобы стать заразными и распространить болезнь: кровь зараженных чумой крыс содержит 500-1000 раз больше бактерий на единицу измерения, чем в крови больных чумой людей.

Важно отметить, что чума распространялась на значительные расстояния крысиными блохами на кораблях. Зараженные корабельные крысы умирали, но их блохи часто выживали и находили новых крысиных хозяев, где бы они ни приземлялись. В отличие от человеческих блох, крысиные блохи приспособлены к езде со своими хозяевами; они также охотно заражают одежду людей, входящих в пострадавшие дома, и перемещаются с ними в другие дома или населенные пункты. Это придает эпидемиям чумы своеобразный ритм и темп развития и характерный характер диссеминации.Тот факт, что чума передается крысиными блохами, означает, что чума является болезнью теплого времени года, исчезающей зимой или, по крайней мере, утрачивающей большую часть своей способности распространяться. Своеобразный сезонный характер чумы наблюдался повсюду, и он также является систематической чертой распространения Черной смерти. В истории чумы в Норвегии от Черной смерти 1348–1349 годов до последних вспышек чумы в 1654 году, насчитывающей более тридцати волн чумы, никогда не было зимней эпидемии чумы. Чума сильно отличается от заразных болезней, передающихся воздушно-капельным путем, которые передаются непосредственно между людьми воздушно-капельным путем: они процветают в холодную погоду.

Эта бросающаяся в глаза особенность является доказательством того, что Черная смерть и чума в целом являются болезнями, переносимыми насекомыми. Кембриджский историк Джон Хэтчер отметил, что после 1348 г. в сезонной структуре смертности в Англии произошла «замечательная трансформация»: если до Черной смерти самая высокая смертность приходилась на зимние месяцы, то в следующем столетии она была самой высокой в ​​период с конца июля до конца сентября. Он указывает, что это убедительно указывает на то, что «трансформация была вызвана вирулентностью бубонной чумы».

***

Еще одна очень характерная черта эпидемий чумы и чумы вообще, как в прошлом, так и во время крупных вспышек в начале ХХ века, отражает их основу в крысах и крысиных блохах: гораздо большее количество жителей заболевает чумой и умирает от нее. в сельской местности, чем в городских центрах. В случае английской истории чумы эту особенность подчеркивал оксфордский историк Пол Слэк. Когда около 90 процентов населения проживало в сельской местности, только болезнь с этим свойством в сочетании с чрезвычайной летальной силой могла вызвать исключительную смертность от Черной смерти и многих более поздних эпидемий чумы.Все болезни, распространяющиеся путем перекрестного заражения между людьми, напротив, приобретают все большую силу распространения с увеличением плотности населения и вызывают самые высокие показатели смертности в городских центрах.

Наконец, можно упомянуть, что ученым удалось извлечь генетические доказательства возбудителя бубонной чумы, ДНК-код Yersinia pestis, из нескольких чумных захоронений на французских кладбищах периода 1348-1590 годов.

Раньше считалось, что Черная смерть зародилась в Китае, но новые исследования показывают, что она началась весной 1346 года в степном районе, где от северо-западных берегов Каспийского моря до юга России протянулся чумной резервуар. Даже сегодня там иногда заболевают чумой. Два современных летописца идентифицируют устье реки Дон, где она впадает в Азовское море, как район первоначального всплеска, но это могло быть просто слухом, и возможно, что он начался в другом месте, возможно, в районе устья реки. река Волга на Каспийском море. В то время эта территория находилась под властью монгольского ханства Золотой Орды. Несколькими десятилетиями ранее монгольское ханство обратилось в ислам, и присутствие христиан или торговля с ними больше не допускались.В результате караванные пути Шелкового пути между Китаем и Европой были отрезаны. По той же причине Черная смерть не распространилась с востока через Русь в сторону Западной Европы, а резко остановилась на монгольской границе с русскими княжествами. В результате Россия, которая могла бы стать первым европейским завоеванием Черной Смерти, на самом деле была его последним, и была захвачена болезнью не с востока, а с запада.

Эпидемия фактически началась с нападения монголов на последнюю факторию итальянских купцов в регионе, Каффу (сегодня Феодосия) в Крыму. Осенью 1346 года чума вспыхнула среди осаждающих и от них проникла в город. Когда пришла весна, итальянцы бежали на своих кораблях. И Черная Смерть незаметно проскользнула на борт и поплыла вместе с ними.

***

Масштабы заразной силы Черной смерти почти загадочны. Центральное объяснение лежит в характерных чертах средневекового общества в динамичной фазе модернизации, предвещающей переход от средневекового европейского общества к раннему Новому времени.Раннее промышленное рыночно-экономическое и капиталистическое развитие продвинулось дальше, чем это часто предполагается, особенно в северной Италии и Фландрии. Новые, более крупные типы кораблей перевозили большое количество товаров по разветвленным торговым сетям, связывавшим Венецию и Геную с Константинополем и Крымом, Александрией и Тунисом, Лондоном и Брюгге. В Лондоне и Брюгге итальянская торговая система была связана с оживленными судоходными линиями Немецкого Ганзейского союза в странах Северной Европы и Балтийского моря с большими судами с широким животом, называемыми винтиками. Эта система торговли на дальние расстояния была дополнена сетью оживленной торговли на короткие и средние расстояния, которая связывала воедино население всего Старого Света.

Сильный рост населения в Европе в Средневековье (1050-1300) означал, что преобладающие сельскохозяйственные технологии были недостаточны для дальнейшего расширения. Чтобы приспособиться к росту, леса были вырублены, а горные деревни заселены везде, где люди могли зарабатывать на жизнь. Людям пришлось выбрать более одностороннее хозяйство, особенно в животноводстве, чтобы создать излишек, который можно было обменять на такие основные продукты, как соль и железо, зерно или муку.Эти поселения действовали в рамках оживленной торговой сети, протянувшейся от побережья до горных деревень. А с торговцами и товарами заразные болезни достигли даже самых отдаленных и изолированных деревень.

На этом раннем этапе модернизации Европа также находилась на пути к «золотому веку бактерий», когда наблюдался значительный рост эпидемических заболеваний, вызванных увеличением плотности населения, торговли и транспорта, в то время как знание природы эпидемий , и, следовательно, возможность организовать эффективное противодействие им была по-прежнему минимальной. Большинство людей считали чуму и массовые заболевания Божьим наказанием за их грехи. Они отвечали либо религиозным покаянием, направленным на умерение гнева Господня, либо пассивностью и фатализмом: уклоняться от воли Божией было грехом.

Много нового можно сказать о схемах территориального распространения Черной смерти. Особое значение имело внезапное появление чумы на огромные расстояния, обусловленное быстрой ее транспортировкой на кораблях. Корабли путешествовали со средней скоростью около 40 км в день, что сегодня кажется довольно медленным.Однако такая скорость означала, что Черная смерть легко перемещалась на корабле на 600 км за две недели: распространяясь, говоря современным языком, с поразительной скоростью и непредсказуемостью. По суше среднее распространение было намного медленнее: до 2 км в день по наиболее загруженным шоссе или дорогам и около 0,6 км в день по второстепенным коммуникациям.

Как уже отмечалось, темпы распространения сильно замедлились зимой и полностью остановились в горных районах, таких как Альпы и северные районы Европы. Тем не менее, Черная смерть часто быстро создавала два или более фронта и завоевывала страны, наступая с разных сторон.

итальянских корабля из Каффы прибыли в Константинополь в мае 1347 года с «Черной смертью» на борту. Эпидемия разразилась в начале июля. В Северной Африке и на Ближнем Востоке он начался примерно 1 сентября, прибыв в Александрию с корабельным транспортом из Константинополя. Его распространение из Константинополя в торговые центры европейского Средиземноморья также началось осенью 1347 года.Он достиг Марселя примерно на второй неделе сентября, вероятно, на корабле из города. Затем итальянские купцы, по-видимому, покинули Константинополь несколько месяцев спустя и прибыли в свои родные города Геную и Венецию с чумой на борту где-то в ноябре. По пути домой корабли из Генуи также загрязнили морской порт Флоренции Пиза. Распространение Пизы характеризуется рядом метастатических скачков. Эти крупные торговые города также служили плацдармами, откуда болезнь покоряла Европу.

В средиземноморской Европе Марсель функционировал как первый крупный центр распространения. Относительно быстрое продвижение как на север вверх по долине Роны к Лиону, так и на юго-запад вдоль побережья в сторону Испании — в холодные месяцы с относительно небольшим судоходством — поражает. Уже в марте 1348 года средиземноморское побережье Лиона и Испании подверглось нападению.

По пути в Испанию Черная смерть также распространилась из города Нарбонна на северо-запад по главной дороге к торговому центру Бордо на атлантическом побережье, который к концу марта стал критическим новым центром распространения.Примерно 20 апреля корабль из Бордо, должно быть, прибыл в Ла-Корунья на северо-западе Испании; пару недель спустя другой корабль оттуда выпустил чуму в Наварру на северо-востоке Испании. Таким образом, два северных фронта чумы были открыты менее чем через два месяца после того, как болезнь вторглась в южную Испанию.

Еще один чумной корабль отплыл из Бордо на север в Руан в Нормандии, куда прибыл в конце апреля. Там, в июне, еще один фронт чумы двинулся на запад в сторону Бретани, на юго-восток в сторону Парижа и на север в направлении Нидерландов.

Еще один корабль с чумой покинул Бордо через несколько недель и прибыл примерно 8 мая в южно-английский город Мелкомб-Реджис, часть современного Уэймута в Дорсете: эпидемия разразилась незадолго до 24 июня. Значение кораблей для быстрой передачи инфекции подчеркивается тем фактом, что в то время, когда «Черная смерть» приземлилась в Уэймуте, в Италии она все еще находилась на ранней стадии. Из Уэймута Черная смерть распространилась не только вглубь суши, но и новыми метастатическими скачками на кораблях, которые в некоторых случаях должны были плыть раньше, чем признанные вспышки эпидемии: Бристоль был заражен в июне, как и прибрежные города оседлости. в Ирландии; Лондон был заражен в начале августа, поскольку вспышка эпидемии привлекла внимание в конце сентября.Торговые портовые города, такие как Колчестер и Харвич, должны были быть заражены примерно в то же время. От них Черная смерть распространилась вглубь страны. Теперь также ясно, что вся Англия была завоевана в течение 1349 года, потому что поздней осенью 1348 года корабельный транспорт открыл северный фронт в Англии для Черной смерти, по-видимому, в Гримсби.

***

Раннее прибытие Черной смерти в Англию и быстрое распространение в ее юго-восточных регионах во многом определило характер распространения в Северной Европе.Чума, должно быть, прибыла в Осло осенью 1348 г. и прибыла с кораблем из юго-восточной Англии, имевшей оживленные торговые связи с Норвегией. Вспышка чумы в Норвегии произошла до того, как болезнь успела проникнуть в южную Германию, что еще раз продемонстрировало большое значение морской транспортировки и относительную медлительность распространения по суше. Вспышку в Осло вскоре остановили с наступлением зимней погоды, но ранней весной она вспыхнула снова.Вскоре он распространился из Осло по основным дорогам вглубь страны и по обеим сторонам Осло-фьорда. Еще одно самостоятельное занесение заразы произошло в начале июля 1349 г. в г. Бергене; оно прибыло на корабле из Англии, вероятно, из Кингс-Линн. Открытие второго чумного фронта послужило причиной того, что в течение 1349 г. удалось завоевать всю Норвегию. С наступлением зимы он полностью исчез, последние жертвы умерли на рубеже года.

Раннее распространение чумы в Осло, подготовившее почву для полномасштабной вспышки ранней весной, имело большое значение для темпов и характера дальнейшего завоевания чумой Северной Европы.Морской транспорт снова сыграл решающую роль, на этот раз в основном ганзейские корабли, бежавшие домой со своей торговой станции в Осло с товарами, приобретенными за зиму. По пути в начале июля морской порт Хальмстад недалеко от пролива, по-видимому, был заражен. Это было отправной точкой для завоевания чумой Дании и Швеции, за которым последовало несколько других независимых заносов чумы позже; к концу 1350 г. большая часть этих территорий была разорена.

Однако путешествие на родину, в ганзейские города на Балтийском море, началось значительно раньше. Вспышка чумы в прусском городе Эльбинг (ныне польский город Эльблонг) 24 августа 1349 года стала новой вехой в истории чумы. Корабль, покинувший Осло в начале июня, вероятно, пройдет через пролив около 20 июня и достигнет Эльбинга во второй половине июля, чтобы развязать вспышку эпидемии около 24 августа.Другие корабли, вернувшиеся в конце навигационного сезона осенью с торговых станций в Осло или Бергене, принесли Черную смерть в ряд других ганзейских городов как на Балтийском, так и на Северном морях. Наступление зимы сначала остановило вспышки, как это произошло в других местах, но заражение распространилось с товарами в торговые города и города вглубь северной Германии. Весной 1350 г. образовался северогерманский чумной фронт, который распространился на юг и встретился с чумным фронтом, сформировавшимся летом 1349 г. в южной Германии с завозом заразы из Австрии и Швейцарии.

***

Наполеону не удалось завоевать Россию. Гитлеру не удалось. Но Черная смерть сделала это. Он вошел на территорию Новгородского города-государства поздней осенью 1351 г. и перед наступлением зимы достиг города Пскова и временно подавил эпидемию; таким образом, полная вспышка началась только ранней весной 1352 года. В самом Новгороде Черная смерть разразилась в середине августа. В 1353 году Москва была разорена, и болезнь дошла и до границы с Золотой Ордой, на этот раз с запада, где и затихла.В Польшу вторглись эпидемические силы, пришедшие как из Эльбинга, так и с северного германского чумного фронта, и, по-видимому, с юга зараза, проникшая через границу из Словакии через Венгрию.

Исландия и Финляндия — единственные регионы, которые, как мы знаем наверняка, избежали Черной смерти, потому что у них было крошечное население с минимальными контактами с заграницей. Кажется маловероятным, что какому-либо другому региону так повезло.

Сколько человек пострадало? Знание общей смертности имеет решающее значение для всех дискуссий о социальных и исторических последствиях чумы. Поэтому исследования смертности среди обычного населения гораздо полезнее, чем исследования особых социальных групп, будь то монашеские общины, приходские священники или социальная элита. Поскольку около 90% населения Европы проживало в сельской местности, исследования смертности в сельских районах гораздо важнее, чем в городских.

Раньше исследователи сходились во мнении, что Черная смерть унесла 20-30 процентов населения Европы. Однако до 1960 г. было проведено лишь несколько исследований смертности среди простых людей, поэтому основания для такой оценки были слабыми.С 1960 г. было опубликовано большое количество исследований смертности в различных частях Европы. Они были сопоставлены, и теперь ясно, что более ранние оценки смертности необходимо удвоить. В разоренных мусульманских странах не было найдено подходящих источников для изучения смертности.

Имеющиеся данные о смертности отражают особый характер средневековой регистрации населения. В паре случаев источниками являются настоящие переписи, регистрирующие всех представителей населения, включая женщин и детей. Однако большинство источников представляют собой налоговые регистры и поместные регистры, регистрирующие домохозяйства в форме имен домовладельцев. Некоторые реестры были направлены на регистрацию всех домохозяйств, а также бедных и обездоленных классов, которые не платили налогов или арендной платы, но большинство регистрировало только домохозяев, которые платили налог городу или земельную ренту лорду поместья. Это означает, что они в подавляющем большинстве регистрировали состоятельных взрослых мужчин населения, у которых в силу возраста, пола и экономического положения показатели смертности при эпидемиях чумы были ниже, чем у населения в целом.По дошедшим до нас полным спискам всех дворов, рентные или податные сословия составляли около половины населения как в городе, так и в деревне, другая половина была слишком бедна. Регистры, дающие информацию об обеих половинах населения, показывают, что смертность среди бедняков была на 5-6% выше. Это означает, что в большинстве случаев, когда регистры регистрируют только более обеспеченную половину взрослого мужского населения, смертность среди взрослого мужского населения в целом можно вывести, прибавив 2. 5-3 процента.

Другим фактом, который следует учитывать, является то, что в семьях, где выживал домовладелец, другие члены часто умирали. Смертность от чумы у женщин и детей по разным причинам выше, чем у взрослых мужчин. Пара переписей, проведенных городами-государствами в Тоскане для определения потребности в зерне или соли, все еще существует. Они показывают, что домохозяйства в среднем сократились в сельской местности с 4,5 до 4 человек, а в городских центрах — с 4 до 3,5 человек. Все средневековые источники, позволяющие изучать размер и состав домохозяйств среди простого населения, дают сходные данные, от Италии на юге Европы до Англии на западе и Норвегии на севере Европы.Это означает, что смертность среди зарегистрированных домохозяйств в целом была на 11-12,5% выше, чем среди зарегистрированных домохозяйств.

Подробное изучение доступных данных о смертности указывает на две заметные особенности в отношении смертности, вызванной Черной смертью: а именно, крайний уровень смертности, вызванный Черной смертью, и удивительное сходство или постоянство уровня смертности в Испании. в южной Европе до Англии в северо-западной Европе. Данные достаточно распространены и многочисленны, чтобы предположить, что Черная смерть унесла около 60 процентов населения Европы.Принято считать, что численность населения Европы в то время составляла около 80 миллионов человек. Это означает, что во время Черной смерти погибло около 50 миллионов человек. Это поистине ошеломляющая статистика. Это затмевает собой ужасы Второй мировой войны и вдвое превышает число убитых сталинским режимом в Советском Союзе. Как часть населения, погибшего, Черная смерть вызвала непревзойденную смертность.

Это резкое сокращение населения Европы стало прочной и характерной чертой позднесредневекового общества, поскольку последующие эпидемии чумы смели все тенденции роста населения.Это неизбежно оказало огромное влияние на европейское общество и сильно повлияло на динамику изменений и развития от средневековья до раннего Нового времени. Исторический поворотный момент, а также огромная человеческая трагедия, Черная смерть 1346–1353 годов не имеет аналогов в истории человечества.

Оле Дж. Бенедиктов — заслуженный профессор истории Университета Осло, Норвегия.

Дальнейшее чтение:

  • Черная смерть, 1346-1353. Полная история (Бойделл и Брюэр, 2004)
  • Оле Дж.Бенедиктов, «Чума в позднесредневековых странах Северной Европы», Epidemiological Studies (1996)
  • MW Dols, Черная смерть на Ближнем Востоке (Принстон, 1970)
  • J. Hatcher, Plague, Population and the English Economy 1348-1530 (Basingstoke, 1977)
  • Дж. Хэтчер «Англия после Черной смерти» ( Прошлое и настоящее , 1994)
  • Л. Ф. Херст,  Победа над чумой (Оксфорд, 1953).

Чума (черная смерть) бактериальная инфекция, информация и факты

Чума — одно из самых смертоносных заболеваний в истории человечества, уступающее только оспе.Бактериальная инфекция, обнаруживаемая в основном у грызунов и связанных с ними блох, чума легко передается людям при тесном контакте. Вспышки чумы — самые известные эпидемии в истории, вызывающие опасения по поводу использования чумы в качестве биологического оружия.

Сегодня случаи чумы все еще спорадически возникают по всему миру, в том числе в Соединенных Штатах или Китае, где недавно был зарегистрирован подозрительный случай заболевания в районе Внутренней Монголии. Но болезнь уже не так смертельна, как ее можно лечить с помощью антибиотиков, когда они доступны.

Вот что вам нужно знать о чуме, в том числе о том, как она распространяется, о разнице между бубонной и легочной чумой, о самых печально известных пандемиях чумы в истории и о том, почему современные случаи заболевания не так уж необычны.

Стадии чумы

Что такое чума? Сколько людей умерло от Черной смерти и других пандемий чумы? Узнайте о бактериях, вызывающих чуму, о том, как такие факторы, как торговля и урбанизация, привели к ее распространению на все континенты, кроме Антарктиды, и как три разрушительные пандемии помогли сформировать современную медицину.

На протяжении сотен лет то, что вызывало вспышки чумы, оставалось загадкой и окутывалось суевериями. Но тщательные наблюдения и достижения в области микроскопии в конце концов помогли раскрыть истинного виновника. В 1894 году Александр Йерсен открыл бактерию, вызывающую чуму: Yersinia pestis .

Y. pestis — чрезвычайно вирулентная палочковидная бактерия. Y. pestis выводит из строя иммунную систему своего хозяина, вводя токсины в защитные клетки, такие как макрофаги, которым поручено обнаруживать бактериальные инфекции.После уничтожения этих клеток бактерии могут беспрепятственно размножаться.

Многие мелкие млекопитающие являются хозяевами бактерий, включая крыс, мышей, бурундуков, луговых собачек, кроликов и белок. Во время энзоотического цикла Y. pestis может циркулировать с низкой скоростью в популяциях грызунов, в основном незамеченными, поскольку не вызывает вспышек. Когда бактерии переходят к другим видам, во время эпизоотического цикла, люди сталкиваются с большим риском заражения бактериями чумы.

Долгое время считалось, что крысы являются основным переносчиком вспышек чумы из-за их тесной связи с людьми в городских районах. Совсем недавно ученые обнаружили, что блоха, живущая на крысах, Xenopsylla cheopis , , в первую очередь вызывает случаи чумы у людей. Когда грызуны умирают от чумы, блохи переходят к новому хозяину, кусают его и передают Y. pestis . Передача также происходит при контакте с тканями или кровью больного чумой животного или при вдыхании инфицированных капель.

Бубонная чума, наиболее распространенная форма заболевания, связана с контрольными бубонами — болезненно увеличенными лимфатическими узлами, которые появляются вокруг паха, подмышек или шеи. Язвы на коже становятся черными, что привело к прозвищу во время пандемий «Черная смерть». Начальные симптомы этой ранней стадии включают рвоту, тошноту и лихорадку.

Легочная чума, наиболее заразный тип, является поздней стадией чумы, которая проникает в легкие. На этом этапе болезнь передается напрямую, от человека к человеку, через воздушно-капельные частицы, выбрасываемые из легких инфицированного человека при кашле.

При отсутствии лечения бубонная и легочная чума могут прогрессировать в септицемическую чуму, поражая кровоток. При отсутствии лечения легочная и септицемическая чума убивает почти 100% инфицированных.

Печально известные эпидемии чумы

Прежде чем была обнаружена причина чумы, произошли три особенно известные пандемии. Первым хорошо задокументированным кризисом была Юстинианова чума, которая началась в 542 году нашей эры. По данным древних историков, пандемия, названная в честь византийского императора Юстиниана I, убивала до 10 000 человек в день в Константинополе (современный Стамбул, Турция).Современные оценки показывают, что половина населения Европы — почти 100 миллионов смертей — была уничтожена до того, как чума утихла в 700-х годах.

Возможно, самой печально известной вспышкой чумы была так называемая Черная смерть, многовековая пандемия, охватившая Азию и Европу. Считалось, что он зародился в Китае в 1334 году, распространился по торговым путям и достиг Европы через сицилийские порты в конце 1340-х годов. От чумы погибло около 25 миллионов человек, почти треть населения континента.Черная смерть длилась веками, особенно в городах. Вспышки включали Великую лондонскую чуму (1665-66), от которой умерло 70 000 жителей.

Причина чумы не была обнаружена до самой последней глобальной вспышки, которая началась в Китае в 1860 году и официально прекратилась до 1959 года. Пандемия унесла жизни примерно 10 миллионов человек. Чума была завезена в Северную Америку в начале 1900-х годов на кораблях, а затем распространилась среди мелких млекопитающих по всей территории Соединенных Штатов.

Высокий уровень смертности во время этих пандемий означал, что умерших часто хоронили в быстро вырытых братских могилах.По зубам этих жертв чумы ученые составили генеалогическое древо Y. pestis, , обнаружив, что штамм Юстинианской чумы был связан с другими штаммами чумы, но отличался от них. (Прочитайте, как современные штаммы чумы произошли от штамма, возникшего во время пандемии Черной смерти. )

Чума в современном обществе

Чума все еще существует в различных частях мира, время от времени вспыхивая и активно отслеживаемая Всемирной организацией здравоохранения и Центры по контролю и профилактике заболеваний.Большинство случаев появилось в Африке с 1990-х годов.

В период с 2004 по 2014 год большинство случаев чумы в мире было зарегистрировано в Демократической Республике Конго: 4630 случаев заболевания людей и 349 случаев смерти. Распространенность чумы в Демократической Республике Конго ученые связывают с экосистемой — прежде всего с горным тропическим климатом. Совсем недавно, в 2017 году, на Мадагаскаре вспыхнула чума, в результате которой заболело более 2300 человек.

Соединенные Штаты, Китай, Индия, Вьетнам и Монголия входят в число других стран, в которых за последние годы были подтверждены случаи чумы среди людей.В США ежегодно регистрируется в среднем семь случаев чумы среди людей, в основном в Калифорнии и на юго-западе.

Сегодня большинство людей выживают после чумы благодаря быстрой диагностике и лечению антибиотиками. Надлежащие методы санитарии и борьбы с вредителями сводят к минимуму контакты с зараженными блохами и грызунами, что помогает предотвратить пандемии чумы.

Чума классифицируется как патоген категории А, поскольку она легко передается между людьми и может привести к высокой смертности, если ее не лечить.Эта классификация помогла разжечь опасения, что Y. pestis может быть использован в качестве биологического оружия при распространении в виде аэрозоля. Как небольшая частица, переносимая по воздуху, она вызывает легочную чуму, наиболее смертельную и заразную форму.

Вызывает озабоченность природоохранная деятельность, черноногие хорьки, находящиеся под угрозой исчезновения на федеральном уровне, заражаются другой формой чумы, лесной чумой, от близлежащих луговых собачек. Чума может уничтожить популяции луговых собачек, которые являются важным источником пищи для черноногих хорьков.Ученые начали вводить вакцину для предотвращения вспышек чумы у луговых собачек и черноногих хорьков.

История обновлена. Первоначально он был опубликован 20 августа 2019 года.

Две самые смертоносные эпидемии чумы в истории были связаны друг с другом, что может привести к еще одной вспышке

Две самые смертоносные эпидемии в истории, охватившие Европу с разницей в сотни лет, были вызваны разными штаммами одного и того же вируса. смертельный микроб, говорят ученые.

Находка повышает вероятность того, что новый штамм чумы может снова заразить человечество в будущем.

Юстинианова чума разразилась в шестом веке и, по оценкам, унесла жизни от 30 до 50 миллионов человек — около половины населения мира в то время — когда она распространилась по Азии, Северной Африке, Аравии и Европе.

Чёрная смерть разразилась примерно 800 лет спустя, унеся жизни 50 миллионов европейцев только между 1347 и 1351 годами.

Оба вида чумы были переданы людям грызунами, чьи блохи перенесли бактерии.

Грызуны вроде этой сони способствовали распространению чумы.

Фотография Bettmann/Corbis

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

«Эти штаммы чумы, эндемичные среди грызунов по всему миру [сегодня], столь же смертоносны, как и штаммы, вызвавшие [ранее] пандемии», — сказал Дэйв Вагнер, доцент Университета Северной Аризоны во Флагстаффе. один из авторов нового исследования, опубликованного в журнале Lancet Infectious Diseases.

«Таким образом, потенциал [современной] пандемии все еще существует, потому что штаммы есть», — сказал он.

Раскопки общего происхождения

Вагнер и его команда подтвердили связь между двумя эпидемиями после выделения крошечных фрагментов ДНК бактерии Yersinia pestis, ответственной за Юстинианову чуму, из 1500-летних скелетов двух жертв, которые были похоронен в Баварии, Германия.

Поскольку чумная бактерия живет в крови своих жертв, исследователи сосредоточились на зубах скелетов. «В ваши зубы входит множество кровеносных сосудов», — сказал Вагнер, работающий в Центре микробной генетики и геномики Университета Северной Аризоны. «Так что это хорошее место, чтобы найти [ДНК Y. pestis]».

Выделив древнюю ДНК и затем восстановив ее, ученые сравнили ДНК с ДНК других штаммов той же бактерии, содержащейся в базе данных.

«Мы взяли штамм Юстиниана и сравнили его с полногеномными последовательностями 130 современных штаммов, а также штаммом Черной смерти», для которого другие ранее сделали полногеномные последовательности, сказал Вагнер.

Ученые обнаружили, что штамм, ответственный за Юстинианскую вспышку, был связан со всеми другими известными штаммами Y.pestis, в том числе ответственных за Черную смерть и третью пандемию в 19-м и 20-м веках, которые, по мнению ученых, возникли в Китае, а затем распространились по всему миру, в том числе в Соединенных Штатах.

Штамм, стоящий за Юстинианской чумой, был эволюционным «тупиком», который не дожил до наших дней.

Угроза повторного появления

Y. pestis присутствует примерно у 200 видов грызунов по всему земному шару, поэтому возможно повторное появление чумы в современном мире, считают ученые.

«Оно время от времени будет распространяться на людей», — сказал руководитель исследования Хендрик Пойнар, специалист по молекулярной эволюции из Университета Макмастера в Онтарио, Канада.

Однако, если он ударит снова, он, скорее всего, не будет таким разрушительным, как в прошлые века, по двум причинам, говорят ученые.

«Во-первых, мы значительно улучшили гигиену со времен великих пандемий, — сказал Вагнер, — которые контролировали популяции крыс в этих крупных городских центрах, где, как вы ожидаете, начнутся эти пандемии.

«Другое дело, что теперь у нас есть антибиотики, — сказал он, — а чума чувствительна ко всем антибиотикам».

Подписывайтесь на Кер Тана в Твиттере.

Дети зимы. Мой роман о чуме в Эйаме. Берли Доэрти Троим братьям и сестрам приходится выживать в одиночестве в сарае во время Великой чумы 1666 года. Они жаждут узнать, что происходит в их деревне. Должны ли они держаться подальше?

Доступно на Amazon.

Иллюстрировано Яном Ньюшемом. Опубликовано Catnip, ноябрь 2019 г. ISBN 978-1-84647-026-4. Первоначально опубликовано Метуэном в 1985 г. (HarperCollins в мягкой обложке).

Он также был доступен в виде кассеты BBC Jackanory, прочитанной Сильвестрой ле Тузель, видео: Инсценировка Bookbox школ Channel 4 и сокращенное чтение школ BBC4.

Этот сайт содержит партнерские ссылки. Если вы покупаете товары по этим ссылкам, я получаю комиссию без каких-либо дополнительных затрат для вас.

Казалось, она знала, и все же не знала.Она как будто представила себе эту прогулку, борясь с ветром с узлами одежды и мешками с едой. Более трехсот лет назад.

Отрывок из «Детей зимы», прочитанный автором


Это видео встроено с YouTube и будет загружаться только при нажатии кнопки «Воспроизвести», после чего будет применяться политика конфиденциальности Google. См. мою собственную политику конфиденциальности для более подробной информации.

Зарубежные издания

Дети зимы  также был издан в Дании и Нидерландах.

Ярко и чувственно реализовано .

Хранитель

Дети зимы   – исторический роман, действие которого происходит во время Великой чумы 1666 года. своего населения к этой чуме. В реальной жизни жителей деревни Эйам убедил их викарий Момпессон отрезать их деревню от остальной части Дербишира. Они закрылись, как мы это сейчас называем, чтобы никто не мог уйти, никто не мог войти в деревню.Таким образом они предотвратили распространение чумы в других местах Дербишира. Это было удивительно смелое решение.

Что происходит в «Дети зимы»?

В моей истории троих детей мать уводит в сарай, подальше от деревни, подальше от других людей. Она хочет, чтобы они остались там сами по себе, чтобы выжить. Я попытался представить, каково им было бы быть так близко от дома и не иметь возможности туда поехать, и не знать, что происходит с их семьей и друзьями в деревне.Речь идет о чуме, но это может быть и о беженцах с войны или какой-либо катастрофы. Это о выживании.

Мое вдохновение для «Дети зимы»

Идея написать этот рассказ пришла мне в голову, когда я работала с группой детей из школы в Шеффилде, сочиняя с ними рассказы. Мы провели день в очень старом амбаре, Боузен-амбаре, недалеко от Хай-Брэдфилда. Таких амбаров много по всему Йоркширу и Дербиширу. В этом амбаре царила очень сильная атмосфера прошлого, и дети использовали его как декорации для некоторых замечательных историй о привидениях.В конце дня, когда мы читали друг другу наши рассказы при мерцающем свете газовой лампы, я сказал: «У меня такое чувство, что когда-то здесь кто-то жил, давным-давно. Как вы думаете, кто это мог быть?» Один из детей сказал: «Это мог быть кто-то, кто укрывался от Великой чумы».

Я сразу понял, что напишу об этом рассказ и поставлю его в том самом сарае. На самом деле в сарае были подсказки, которые я использовал в книге; корзины для еды, клочки соломы, которые когда-то могли служить насыпью для сна.Сзади амбара протекал ручеек, ставший струйкой моего романа, а впереди стояло бревно — бревно мое мышление! Также на пороге стоял камень с вырезанными на нем числами. Это натолкнуло меня на идею рисунка Дэна на доске.

Эям, историческая чумная деревня

Если вы когда-нибудь побываете в Эяме, вы увидите имена некоторых людей, которые умерли там во время Великой чумы, написанные на дверях их коттеджей. На одной из табличек упоминается кто-то, кто прятался в хижине на холмах над Эйамом, совсем как дети в моей истории.Недалеко от Эйама есть ограждение, обозначающее место, где женщина похоронила всю свою семью — шестерых детей и мужа. Представляете, как невыносимо это должно было быть для нее? Они известны как могилы Райли, так как похоронены на поле Райли, но семью звали Хэнкок. Иногда я посещаю Райли Грейвс и думаю, какое ужасное время, должно быть, пришлось пережить.

Именно это вдохновило меня на представление персонажа по имени Мэгги Хоггс, которая тоже теряет всех своих детей.Она полна горя и гнева, и когда она видит детей Теббутов, она хочет причинить им вред, потому что они «сбежали», и все ее дети погибли.

Дети зимы — выдуманная история, но, как и уличный ребенок, она уходит своими корнями в реальное прошлое, в настоящие жизни, и, надеюсь, поможет нам вспомнить их.

Берли передает это правильно. У нее фантастический стиль прозы, а также прекрасное чувство персонажей и ситуаций. Это моя самая любимая из всех ее книг.

Иэн Макмиллан, Семейная книга месяца Daily Telegraph, июнь 2007 г.Это был продолжительный сериал, очень популярный среди детей и взрослых. Каждую неделю в нем появлялась новая книга, состоящая из пяти 15-минутных серий, которую читал известный актер. Чтения сопровождались иллюстрациями, которые они называли «титрами», и этот один из детей в сарае взят из чтения Сильвестры Ле Тузель « Дети зимы ».

Одна из картин Сью Бродли для «Детей зимы» на BBC Jackanory

Вопросы

Q В чем разница между Черной смертью, бубонной чумой и Великой чумой?

A Нет ни одного.Это разные названия одной и той же чумы, которая появлялась с интервалами с 1300-х до середины 1600-х годов. Она до сих пор встречается в некоторых частях мира. Это была вторая глобальная пандемия, приведшая к огромному количеству смертей во всем мире.

Q На что была похожа бубонная чума?

A У него были симптомы очень тяжелого гриппа – головная боль, тошнота, слабость, лихорадка. Иногда это сказывалось на дыхании. Основными признаками были вздутия, называемые бубонами, некоторые размером с яйцо. Многие люди умерли от этого.В то время, хотя было опробовано множество лекарств, лекарства от чумы не существовало. Не было ни вакцин, ни NHS, ни общенациональных советов через СМИ. Лучшее, что могли сделать люди, — это изолировать себя, чтобы попытаться предотвратить передачу чумы от одного человека к другому. Никто не знал, как он распространяется. Обычно считалось, что он находится в воздухе.

Q Как распространилась бубонная чума?

A Распространяется блохами, переносчиками которых являются крысы. Блохи прыгали на людей, кусали их и вызывали у них чуму.

Q Что вызвало Эйамскую чуму?

A Пакет с тканью был отправлен из Лондона портному в Эйам в конце 1665 года. Когда портной по имени Джордж Виккарс открыл пакет, зараженные блохи, переносящие лондонскую чуму, выпрыгнули и укусили его. В мгновение ока чума распространилась по деревне. Он был первой жертвой чумы в Эйаме.

Q Сколько людей погибло от эпидемии ямской чумы?

A На самом деле цифры различаются в каждом отчете, но погибло 260 человек, что более чем в два раза превышает количество погибших в Лондоне в то время.

Q Где я могу узнать больше об Eyam?

A Если вы можете посетить Эйам, начните с превосходного Музея Эйама на автостоянке. Если не можете, на BBC есть очень хорошая статья: Чума Эйама, Деревня Проклятых.

Q Чему нас может научить Эйамская чума?

A Деревня принесла огромную жертву, и многие ее жители погибли. Но самоизолировавшись, они предотвратили распространение чумы по всему Дербиширу, а оттуда в близлежащие графства — Стаффордшир, Йоркшир, Ноттингемшир — и так далее. Торговцы постоянно переезжали из деревни в деревню. Не было бы Великого лондонского пожара, который уничтожил бы всех крыс. Изоляция деревни таким образом была эквивалентна тому, что мы делали во время пандемии Ковида — изоляции. Это был очень важный урок для нас. Но, возможно, более того, Эйам научил всех нас поддерживать друг друга, уважать все человечество и заботиться.

Q Так правильно ли поступила миссис Теббут, когда отправила своих детей жить в сарай?

A Может быть, вы сможете ответить на этот вопрос.

«Дети зимы» — это классическая сказка Берли Доэрти, автора книг, чьи книги очень любят школьники. Как правило, они достаточно длинные, чтобы их было легко изучать в течение семестра, и обычно затрагивают темы, которые являются отличным материалом для дальнейшего обсуждения и изучения в классе… История полна крошечных ежедневных подробностей о том, каково это для детей заботиться друг о друге и жить без родителей, при этом зная, что их дом и семья находятся в нескольких минутах ходьбы. Страх, который несет с собой чума, красиво нарисован и разыгран, и вся книга чудесно атмосферна.

Создание блога для читателей

Телевизионная постановка

Прекрасные телевизионные видеоролики Children of Winter в настоящее время доступны на YouTube. Он сериализуется в двух сериях.

Ресурсы

Национальный центр детской книги составил обширный блог о Детях Зимы .Он содержит фотографии Эйама и Боузен-амбара, которые я сделал, мои рукописные ранние наброски книги, письма между мной и моим редактором, письмо, которое я написал в Совет, информирующее их о недавнем вандализме в Боузен-амбаре, обзоры и производственные фотографии короткометражный телефильм по книге. Национальный центр детской книги находится в Ньюкасле, и там хранятся и курируются архивные материалы моих книг и книг многих других авторов.

Комплект для чтения с инструкциями также можно приобрести в TES.Это бесплатная загрузка для школьного использования.

Школьное радио BBC также предоставляет этот PDF-файл, который представляет собой очень подробное исследование Children of Winter с кратким изложением, интервью со мной и полезными материалами для работы в классе.

Черная смерть никогда не была более жуткой, чем в этой истории, написанной автором Street Child . Какая судьба постигнет Кэтрин и ее братьев и сестер, когда они перенесутся в странно знакомый сарай, а вокруг бушует Черная смерть?

Книжный клуб Scholastic

Если вам понравилось читать «Детей зимы»…

Вам также могут понравиться другие мои исторические романы.

Написание идей

Дети зимы — это история с промежутком времени, в которой трое современных детей входят в сарай и очень быстро оказываются втянутыми во времена Великой чумы 1665 года. Амбар — это своего рода портал. в этой истории, и вы найдете много других видов порталов в книгах, которые вы читаете — например, Нарния и Северное сияние . Портал может перенести вас в разные времена или в разные места, в прошлое, в будущее, в открытый космос, в Пустыню.Попробуйте написать историю о портале/временном сдвиге.

Вот некоторая помощь:

В Дети Зимы Пэтси и Эндрю на самом деле берут новые имена, Тесса и Дэнни, а Кэтрин нет.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.