Видео браконьеры на сахалине: браконьерство на Сахалине. Вести. Дежурная часть

Содержание

Южно-Сахалинск | На сахалинской реке Пугачёвка браконьеры забыли сети

Фото: Instagram @rybalkasakhalin

Оставленные браконьерами рыболовные сети обнаружили на реке Пугачёвка в Макаровском районе сахалинские рыбаки. На видео, опубликованном на тематической инстаграм-странице @rybalkasakhalin, неравнодушные сахалинцы пытаются вытащить их из воды.

«Так вот брошенные сетки ребята достают», – говорит автор видеозаписи. Пользователи сети злятся такому поведению нерадивых рыбаков: «Совсем охренели бракаши, итак пакостят, ещё и сети свои бросают!». Некоторые отмечают, что подобное происходит на Пугачёвке каждый год.

Видео: Instagram @rybalkasakhalin

Ранее сахалинские рыбаки удивлялись поведению браконьеров, которые самостоятельно минировали свои сети в нерестовых реках – на снасти нарушители закона навешивали гранаты и ставили растяжки.

Напомним, в начале сентября стало известно о могильнике с распотрошенной рыбой на берегу реки Лазовая в Макаровском районе.  Браконьеры вылавливали горбушу , распарывали ее прямо на месте, вынимали икру, а тушки кидали кучами в одно место. Горбылей же нарушители просто выбрасывали. Вместе с тем на этой реке ловить рыбу запрещено даже обычным любителям, так как она относится к нерестовым. Правда в конце августа горбуши на нересте было очень много, браконьеры не сдержались и ради собственного обогащения нанесли тяжкий ущерб природе.

Анастасия Тинина

Ещё новости о событии:

Сахалинцы нашли на реке забытые браконьерами сети, полные рыбы

Жители Сахалина наткнулись на брошенные сети на реке Пугачёвка в Макаровском районе.
13:00 10.10.2021 News.Astv.Ru — Южно-Сахалинск

На сахалинской реке Пугачёвка браконьеры забыли сети

Фото: Instagram @rybalkasakhalin Оставленные браконьерами рыболовные сети обнаружили на реке Пугачёвка в Макаровском районе сахалинские рыбаки.
10:33 10.10.2021 РИА Сахалин-Курилы — Южно-Сахалинск

Экологический шок: на Сахалине браконьеры выпотрошили 100 тонн горбуши ради икры

Активисты “Экологической вахты Сахалина” обследовали 2 сентября реку Лазовую в Макаровском районе Сахалинской области и были потрясены увиденным: берег завален гниющей рыбой.

В сезон 2021 года в Макаровском районе промышленный вылов горбуши был запрещен, за исключением открытых в конце августа нескольких участков. В результате река Лазовая наполнилась рыбой, ставшей легкой добычей для браконьеров.

Рыбу они потрошили ради икры и тут же выбрасывали. Только на небольшом участке русла реки экологи обнаружили семь крупных могильников, в которых, по оценкам экологов, гниет не менее 100 тонн горбуши.

Красная икра: кого называют производителем и как делают деликатес

Судя по степени разложения рыбы, браконьерский промысел продолжался более недели. Скорее всего, работали несколько бригад одновременно. В могильниках много рыбы, убитой буквально накануне рейда экологов.

Любопытно, что экологи сразу наткнулись на государственных инспекторов рыбоохраны Макаровского района, которые с пристрастием начали расспрашивать, кто их сюда прислал и зачем.

Руководитель общественной организации “Экологическая вахта Сахалина” Дмитрий Лисицын сообщил СМИ:

Мы уже несколько лет не сталкивались со столь масштабным и варварским браконьерством на реках Сахалина. Это зона ответственности макаровской инспекции рыбоохраны, и, конечно, к ней возникают серьезные вопросы.

“Экологическая вахта Сахалина” надеется, что правоохранительные органы найдут виновных в разгуле массового браконьерства на реке Лазовой.

Примечательно, что за несколько дней до рейда экологов во время незаконной добычи лосося был задержан заместитель начальника управления Росгвардии Сахалинской области Назар Архангельский, о чем мы ранее сообщали. В задачи соответствующих подразделений Росгвардии входит в том числе пресечение браконьерства и незаконного оборота водных биоресурсов.


В августе сахалинские полицейские сообщили о 18 фактах незаконного вылова лосося читать далее

Инженер с Сахалина предложил выслеживать янтарщиков дронами

14.09.2021 12:49    © Фото: Пётр Старцев 3 мин   

Артур Берендяев показал, что янтарщиков можно выслеживать как и браконьеров.

На Дальнем Востоке выдали свой рецепт борьбы против нелегальных добытчиков янтаря в Калининградской области. Сахалинский инженер Артур Берендяев рассказал «Русскому Западу, что расхитителей недр и биоресурсов можно выслеживать и даже распугивать с помощью дронов. 

«У вас в Калининградской области браконьеры ориентируются на янтарь, у нас – на рыбу, — сказал Артур Берендяев, инженер, преподаватель южно-сахалинского «Кванториума». – Мой летательный аппарат заметил двух молодых людей, занимавшихся незаконным выловом рыбы. Люди выходили из моря с сетями. Как только они увидели беспилотник, сразу убежали. Их испугало не то что кто-то их окликнул, а сам факт наблюдения с воздуха. То есть, вполне можно распугивать браконьеров и расхитителей янтаря беспилотниками». 

Видео Артура Берендяева с мыса Птичьего 

Инженеры и пилоты дронов из Южно-Сахалинска участвуют в проектах по борьбе с незаконными свалками и борщевиком.

Только за первый день акции «Чистые острова» беспилотные летательные аппараты Артура Берендяева обнаружили 9 нелегальных точек складирования мусора.


Для управления беспилотниками сахалинский инженер использует как заводские решения, так и собственные ноу-хау 

«Русский Запад» побывал на Сахалине в рамках пресс-тура победителей конкурса для региональных журналистов «Вместе в цифровое будущее». Наш материал «На чём строится кибербезопасность предприятия и организации» признан одним из лучших в России. Организаторы конкурса – «Ростелеком» и Schneider Electric. 


Победители конкурса «Вместе в цифровое будущее» на сахалинском аэродроме Пушистый

© ИА Русский Запад / Пётр Старцев

Сахалинская облава арестовала браконьеров тайменя

 Операция по борьбе с браконьерством на реке Набиль защищает важную среду обитания дикого лосося, в которой обитает сахалинский таймень, находящийся под угрозой исчезновения.

На острове Сахалин пограничники, рыбаки, нефтяники и наши партнеры из Экологической вахты Сахалина объединились две недели назад, чтобы разгромить браконьерский лагерь, занимавшийся незаконным промыслом исчезающего сахалинского тайменя. Рейд произошел на прошлой неделе в заливе Набиль, на северо-восточном побережье Сахалина, в устье реки Набиль.Это важный лососевый поток, в котором водятся горбуша, кета и азиатская вишня, и где наши партнеры охраняют охраняемую территорию.

Группа по борьбе с браконьерством обнаружила на берегу и в сетях 28 тайменя. Только три были в достаточно хорошем состоянии, чтобы их можно было спустить обратно в воду. | © Сахалинская экологическая вахта

Трое браконьеров были пойманы с поличным рано утром, когда они выгружали на берег последнюю добычу: 22 сахалинских тайменя. Опрос, проведенный ранее бригадой по борьбе с браконьерством, подтвердил, что браконьеры вели незаконную деятельность.Группа по борьбе с браконьерством также обнаружила в реке еще шесть тайменя в сетях. Три рыбы были в относительно хорошем состоянии и были выпущены обратно в воду.

В ходе рейда группа также сняла браконьерские сети с остальной части залива Набиль.

Браконьеры жили в доме на юго-восточном побережье бухты Набиль в неформальном поселении на месте старой нефтеразведочной скважины и вылавливали до 30 тайменя в день. Они участвовали в организованной незаконной рыбной ловле, которую другие члены организации регулярно снабжали топливом, сетями, едой и алкоголем.По крайней мере двое из этих организаторов были установлены в ходе рейда. Лодку, запасной мотор, сети и оставшуюся рыбу у браконьеров изъяли, а браконьеров доставили в местное отделение милиции.

На браконьеров возбуждено уголовное дело. В соответствии с законодательством Российской Федерации запрещены отлов, приобретение, хранение, перевозка или продажа особо ценных диких животных, занесенных в Красную книгу России, в том числе сахалинского тайменя. Сахалинский таймень также занесен в список находящихся под угрозой исчезновения Международным союзом охраны природы.

Их численность сократилась до остаточных популяций на японских островах Хоккайдо, Сахалин и материковом Хабаровске. В мае 2017 года в Сахалинском государственном университете завершилась двухгодичная программа по изучению сахалинского тайменя в реке Набиль и заливе Набиль. Исследователи пришли к выводу, что если существующий уровень браконьерства сохранится, популяция набильского тайменя не проживет дольше 12 лет.

Антибраконьерский рейд уникален тем, что в нем объединились сахалинская пограничная служба Российской Федерации, нефтяная компания «РН-Сахалинморнефтегаз», местное рыболовецкое предприятие «НХ Кайган» и Сахалинская экологическая вахта.Большой вклад в дело внес и известный ногликский бизнесмен Олег Путинцев.

Центр дикого лосося и сахалинские партнеры также работают над созданием федеральной рыбоохранной зоны в заливе Набиль в соответствии с новым российским законодательством. В рыбоохранных зонах запрещены деструктивные разработки и методы, такие как добыча полезных ископаемых и лесозаготовки. Закон является еще одним инструментом, который сообщества коммерческого и натурального рыболовства могут использовать для защиты своих средств к существованию.

Спасение реки Тымь на Сахалине от браконьеров

Перевод из рассказа Инессы Доценко «Как сахалинские предприниматели спасли реку Тымь от браконьеров» , Сахалинская область, первоначально опубликовано 21 августа 2020 года в Российская газета, Дальневосточная экономика, №185 (8239)

Нескольким жителям деревни на северо-востоке Сахалина удалось невозможное: они занялись браконьерством в месте, где оно процветало долгое время, с колоссальными незаконными доходами для некоторых и разрушением экосистемы региона.

Прошлым летом горбуша заплыла вверх по течению в притоки реки Тымь. Звучит относительно безобидно, учитывая, что Тымь — многоводная в нерестовом отношении река, вторая по значимости на Сахалине после Пороной.Само название происходит от коренного нивхского слова tymy , означающего «отверстия на дне», куда рыба откладывает икру.

Но в последние годы, после того как браконьеры ободрали реку до последнего лосося, не позволив ни одной рыбе добраться до истоков, о нересте в пустой реке не могло быть и речи. Активисты-экологи работали вместе с правоохранительными органами, чтобы удвоить усилия по защите Тыми, но уголовные дела против незаконных промысловиков разваливались, а оставшаяся горбуша, пытавшаяся заплыть вверх по течению, по-прежнему уничтожалась.

Волонтер Олег Рязанцев и Дмитрий Лисицын, исполнительный директор общественной организации «Экологическая вахта Сахалина», во время антибраконьерского рейда на реке Тымь, о. Сахалин. (ПК: Дмитрий Лисицын)

Однако в этом августе, как пояснил Дмитрий Лисицын, исполнительный директор общественной организации «Экологическая вахта Сахалина», «было совершенно тихо и безлюдно даже в нивхском селе Чир-Унвд, месте, обычно переполненном браконьерами. в это время года. Много горбуши плыло вверх по реке».

Сахалинцы поймут.Это не просто необычно; это непостижимо. Напомним, Лисицын сообщил, что активисты отметили две скромные попытки незаконного лова рыбы на самых отдаленных участках реки. В каждом случае «рыбаки» поспешно удалялись, заметив незнакомую лодку. И произошло это в месте, где бесстрашные браконьеры вообще чувствовали себя как дома!

Речные контрольно-пропускные пункты

Нет, браконьеры не стали вдруг рыться в своих сердцах. Это проще. В этом году подключились мужчины, жители города Ноглики, расположенного на берегу реки Тымь.Олег Путинцев, владелец транспортного бизнеса, присоединился к группе единомышленников и приобрел несколько легких катеров с мощными водометными двигателями, несколько внедорожников УАЗ Патриот и полностью оборудованные кемперы, после чего пригласил 30 пенсионеров к ним присоединяются бойцы спецподразделений. В итоге было установлено пять блокпостов, два наземных мобильных автотранспортных подразделения и несколько речных патрулей. Другая группа патрулирует на борту крейсера в Ныйском заливе, где впадает река Тымь, и еще две команды борются с браконьерами на реке Набиль и в Набильском заливе. Автомобильные группы также патрулируют реки Даги и Вал.

Дмитрий Лисицын уверен, что помощь пришла очень вовремя.

«Во всем этом огромном районе в 2020 году в разгар лососевых ходов работал только один инспектор — начальник Ногликского рыбнадзора», — сообщил эколог. «И ему было небезопасно даже идти к реке в одиночку. Еще двое ногликских инспекторов находятся в СИЗО в ожидании суда по обвинениям в коррупции и «крышевании» браконьеров.

На вопрос, почему он считает необходимым личное участие, Путинцев ощетинился.

Браконьеры нацеливаются на более прибыльную икру и оставляют тысячи гниющих тел лосося. Более 2000 фунтов лососевой икры было изъято во время этого рейда браконьерского лагеря на сахалинской реке Пильнги в 2014 году. (ПК: ШЭВ)

«Но мы живем здесь, в Ногликах, и не собираемся уезжать в ближайшее время! » он ответил. «Что вы можете сделать здесь? Охота и рыбалка. А я рыбак. Я сам вижу, что происходит.Было время, когда косяки лосося заплывали на 150 км вверх по течению от устья реки только для того, чтобы нереститься. Это было невероятное зрелище, и мы каждый год восхищались им. Но сейчас? Браконьер за браконьером, сеть за сетью. Люди живут одним днем. Вскрой рыбу, возьми икру, продай. Они зарабатывают немного денег на данный момент. И они довольны. Но что будет потом, когда лосося не станет? Никто об этом не думает. Примеров этому множество. На юго-западе Сахалина в реке Поронай после облова больше нет рыбы.В заливе Анива осталось всего несколько рыб. Без защиты нерестилища в реках и других водоемах опустеют. Я поговорил об этом с другими ребятами, и мы решили защищать Тымь сами. Наше мнение разделяли представители коренных малочисленных народов – это хорошо. Нам очень повезло, что правоохранительные органы тоже поделились этим. В противном случае это был бы провал. К нашим мобильным патрулям часто присоединяются полицейские».

Объединение с правительственными войсками

Браконьерский рейд 2012 года на реке Тымь.(ПК: SEW)

«Олег Путинцев своими действиями помогает остановить браконьерство», — сказал Самир Кулиев, директор Сахалино-Курильского отделения Росрыболовства. «Когда они сталкиваются с незаконной деятельностью, их наемные работники сообщают об этом в правоохранительные органы».

Они также удаляют незаконные сети, проверяют правильность маркировки сетей, используемых коренными народами, и проверяют, чтобы урожаи были задокументированы в необходимых реестрах. Они, конечно, не арестовывают; это работа правоохранительных органов.Но с помощью этих добровольцев правоохранительные органы уже выписали девять предписаний. В большинстве случаев цитаты излишни — кто захочет доказывать свое право на нелегальную рыбалку бывшему добровольцу спецназа?

Дмитрий Лисицын, исполнительный директор общественной организации «Экологическая вахта Сахалина», убирает незаконную рыболовную сеть на реке Тымь, остров Сахалин. (ПК: Дмитрий Лисицын)

Глава Сахалинского агентства по рыболовству Иван Радченко сказал: «Впервые за 17 лет в реке Тымь наблюдался сильный возврат симы, и теперь мы видим горбушу.Пограничное ведомство ведет активную борьбу с морским браконьерством. Но самая большая проблема Сахалина — это незаконная добыча тихоокеанского лосося на речных нерестилищах». Он продолжил: «За пресечение браконьерства в реках отвечает Федеральное агентство по рыболовству. Но нерестовых рек на Сахалине тысячи, и их инспекторы, иногда выделяемые всего по два человека на район, к сожалению, просто не в состоянии их патрулировать.

К югу от реки Тымь и города Ноклики сахалинский заказник «Восточный» охраняется для горбуши и других видов лососевых.(ПК: SEW)

Чья это работа?

Уникальность истории Ногликов заключается в том, что ни Олег Путинцев, ни его друзья не имеют никакого отношения к промысловому рыболовству. На Дальнем Востоке коммерческие рыболовные компании довольно часто защищают свои речные промысловые территории. Например, в 2016 году на Камчатке была создана Ассоциация «Большая река». Коммерческие рыболовецкие компании объединили свои силы на западной стороне полуострова для борьбы с незаконным промыслом в бассейнах рек Большая и Опала – районах, подвергающихся наибольшему прессу браконьерства. Общественные инспекторы работают вместе с федеральным агентством по рыболовству, пограничниками и правоохранительными органами. За последнюю декаду августа ими было проведено 265 патрулирований и 499 выездных проверок. За последние четыре года им удалось обеспечить вылов лосося на Камчатке на уровне, невиданном очень давно.

Сахалинские промысловые рыболовецкие компании также охраняют нерестовые реки. Но не все и не везде. И эти инициативы являются добровольными там, где они происходят. Сделать их обязательными не удалось.

«Правительство Сахалинской области неоднократно обращалось в Росрыболовство, указывая на необходимость законной охраны рек не только государственными органами, но и пользователями рыбных угодий. На сегодняшний день эти запросы остались без удовлетворения», — кратко сказал Иван Радченко.

Рыболовное судно у берегов острова Сахалин. (ПК: SEW)

Браконьеры бороздят море тайн

Русские моряки называют его «пауком» — циклон на карте погоды по факсу. Перед тем, как Петр Яковлев вышел в море одним холодным днем ​​пять месяцев назад, товарищ капитан передал ему паук, и друг убеждал его не идти.

У Яковлева было плохое предчувствие по поводу путешествия, но компания сильно настаивала на том, чтобы он отплыл. Впервые с тех пор, как его жена знала его, она умоляла его не уходить. Он попрощался с ней, как русские моряки: «Жди меня».

Книга Себастьяна Юнгера «Идеальный шторм» с ее мореходными лодками и хорошо оснащенной спасательной службой ярко описывает, что значит умереть американским рыбаком в море.

Но чтобы написать русскую версию, надо спасательную службу брать.Вы бы описали лодки, покрытые волдырями от ржавчины, с неисправным двигателем и нехваткой батарей для аварийного радио, и вы бы рассказали о ужасающих кораблекрушениях, которые испытал почти каждый моряк здесь.

Вы бы установили его в разрушенном городе, название которого переводится как «Крабовая фабрика», в нелегальной промышленности, пронизанной преступностью и коррупцией, — месте, где вдове капитана угрожают смертью, а люди говорят загадками, боясь рассказать правду о браконьерстве с высокими ставками.

«Русские лодки выглядят совершенно дикими», — сказал 41-летний моряк Владимир Смелый, друг, который убеждал Яковлева не совершать то, что стало его роковым путешествием. «Это старые рабочие лошадки. Вы заходите в порт в Японии и видите, что там плавает этот ржавый кусок металла, и он весь покрыт водорослями, и там есть этот старый морской волк, русский капитан. И его лодка пришвартована рядом с этими блестящими белыми японскими шхунами, блестящими и чистыми, которые скользят по воде, как чайки».

Брови Смелия взлетели вверх от собственного описания, обнажая татуировки на каждом веке.

Взгляните в атлас, и трудно поверить, что Курильские острова, ютящиеся, как детеныши, под крылом Хоккайдо, самого северного острова Японии, являются частью России. Захваченные Советским Союзом после Второй мировой войны, они до сих пор являются спорной территорией.

Рыбаки, живущие на окраине Московской империи, делают почти все свои дела в Японии, нелегально гоняя свои лодки с контрабандой в японские порты, такие как Немуро и Кусиро, бойко продавая свой улов за иены, собирая припасы, ремонтируя и выпивая саке и японское пиво в портовых барах. Они привозят японские телевизоры, видео- и стереосистемы и дешевые сувениры, чтобы повесить их дома на стены.

В индустрии, основанной на преступной браконьерской охоте на крабов, морских ежей и других морепродуктов, а также на незаконных поставках в Японию, исчезновение Петра Яковлева и пяти других мужчин вызвало неудобные вопросы для коррумпированных властей, вовлеченных в этот бизнес. Не было ни надлежащих поисков затонувшего судна, ни тщательного расследования, ни мемориала погибшим.

«Как только эта лодка коснулась дна моря и поверхность моря стала плоской, все как будто просто забыли об этом», — сказал Смелый.«Этому делу нужно было позволить кануть в Лету, и оно кануло в Лету».

Вдова Яковлева Светлана, льясь гневными потоками со слезами, сказала: «Здесь все коррумпировано. Когда мой муж исчез, кто-то позвонил мне домой и сказал, что если я буду слишком много говорить, они убьют меня и моих детей».

Она полна ярости по отношению к мужчинам из Паллада Итуруп — компании, владевшей маленькой шхуной ее мужа, — которые пришли в семейный дом утром 1 января. 9, вынуждая своего мужа отправиться в Японию для ремонта прокладок.

Позже в тот же день, когда Смелый уговаривал Яковлева не идти, Валерий Садовников из Паллады Итуруп был на борту, призывая капитана поторопиться и выйти в море, чтобы переждать непогоду.

Владелец компании Владимир Манаков отрицает, что фирма приказала Яковлеву выйти в море, утверждая, что капитан вышел в море без разрешения.

«Все напуганы; все молчат, потому что все браконьерствуют», — сказала Светлана Яковлева.«Рыбная промышленность здесь прогнила насквозь. Везде ложь».

Хотя немногие открыто называют его своим именем, это заклинание снова и снова слышится от моряков и владельцев лодок здесь, на Курилах, известных в Японии как Северные территории.

В Крабозаводском, на острове Шикотан под Японией, над холмами густо висит туман, словно пелена тайны. Воздух наполняется мяуканьем чаек, а над головами низко и быстро пролетают вороны, словно вестники зла, иногда клюя людей в головы.

Ступая на Курильские острова, первое впечатление — крах и безысходность. Ржавые корпуса кораблей украшают берег. Ветхие дома и руины зданий, разрушенных землетрясением 1994 года, угрюмо стоят на холмах.

Взятки вместо налогов

Но из запустения, как муравьи-солдаты, выползают мощные Land Cruiser и их богатые водители. На береговой линии быстро возводятся новые перерабатывающие заводы и холодильные установки.

Там куча людей и денег. Но это все серые деньги, таящиеся в теневой экономике, обходя официальные налоги, как браконьерские суда шныряют вокруг патрульных катеров пограничников.

Официально российские суда могут заходить в Японию для продажи улова только при наличии разрешения и уплате налогов с прибыли. Вместо этого корабли получают разрешение на сбор морских водорослей, затем занимаются браконьерством и пробираются со своим уловом в Японию.

Так что налоги здесь неофициальные. Один из инсайдеров перечисляет все ведомства, с которых нужно расплачиваться: во главе списка стоят пограничники, которые контролируют доступ к голодающему японскому рынку морских ежей, крабов, креветок и других морепродуктов. Инсайдеры говорят, что за каждый незаконный переход нужно давать пограничникам взятку в размере 1000 долларов.

Кроме того, есть несколько государственных рыбоинспекционных агентств, ответственных за проверку судов на предмет браконьерства. И требуется от 5 000 до 10 000 долларов, чтобы убедить агентство, ответственное за регистрацию и проверку судов, не обращать внимания на ржавчину и пропустить судно.

Самым острым предметом споров в отрасли является система квот на улов. До прошлого года квоты распределялись рыбохозяйственными органами, часто на несправедливой основе.Сейчас многие квоты выставлены на аукционы в Москве, но местные жители жалуются, что цены сейчас настолько высоки, что их закрыли от отрасли, а единственный способ прибыльно работать — переманивать.

Но раньше российские рыбаки не могли выполнить норму, потому что все были заняты браконьерством.

38-летний капитан Александр Мальченко, начальник штаба Шикотанской пограничной службы, сказал, что браконьеры обходятся государству в целое состояние, уклоняясь от уплаты налогов и сборов, а также истощая популяции рыбы, морских ежей и крабов.

Ежегодный законный улов вокруг Курил, 474 000 тонн, стоит 700 миллионов долларов. По оценкам Мальченко, ежегодно в этом районе крадут рыбы на 500 миллионов долларов больше.

Последняя просьба капитана о помощи была отвергнута

Петр Яковлев был без ума от маленьких рыбацких шхун. Ему пришлось нагнуться, чтобы войти в узкий мостик своего судна, известного только как RSH 20-12, потрепанной японской шхуны длиной около 15 ярдов, с клиренсом над водой немногим более фута при полной загрузке.

Последняя миссия Яковлева не была браконьерством, говорит его жена, хотя, как и почти все здесь, он зарабатывал на жизнь этим.

Это был не идеальный шторм 14 января, но он был слишком сильным для такой лодки, как Яковлев, по словам Смелого, который в тот день был в море в ту же погоду. Летящий по воздуху снег обледенел веревки, превратив их в бревна. Волны достигали около 20 футов.

Вероятно, в последние часы большая часть экипажа была бы забита на мостике вместе с капитаном. Только механик отчаянно трудился внизу над двигателями.

Но беда с прокладкой Яковлева оказалась губительной. Поврежденный вибрирующий приводной вал продолжал стряхивать изоляцию с корпуса, и ему приходилось каждые 40 минут останавливать двигатель, чтобы устранить течь.

— Эта шхуна была предназначена только для того, чтобы высунуть нос из бухты и устремиться обратно, а не для выхода в море, — сказал Смели. «Для этой лодки даже небольшая волна была бы проблемой, потому что трюмные люки были бы выбиты, и все трюмы были бы затоплены.Добавьте к этому обледенение и проблемы с двигателем. . . ».

Перед тем, как его корабль затонул, Яковлев установил последнюю радиосвязь с другим капитаном во второй половине дня 14 января. Зная, что у его хрупкого корабля мало шансов уцелеть, Яковлев подошел к большему судну и умолял привязать к нему свое судно во время движения. из бури. Другой капитан отклонил просьбу, заявив, что маленькая шхуна разобьется о его судно.

«На сегодняшний день ничего не ясно о лодке [Яковлева] — почему она вышла из порта, куда направлялась, что собиралась делать и что с ней произошло», — заявил начальник Госинспекции по маломерным судам Владислав Юциус. , Сахалинская область.

«Владелец лодки говорит, что не отдавал экипажу приказа покинуть порт. Полная остановка. Ему больше нечего сказать, — сказал Юциус. «Капитана нет рядом, чтобы изложить свою версию произошедшего».

Пограничным сторожевым катерам было приказано следить за обломками судна — через четыре дня после его исчезновения.

Ни российские власти, ни судоходная фирма не сообщили Светлане Яковлевой о том, что ее муж пропал без вести в море. Она услышала новости от своих товарищей-моряков.

— Мы хотели знать, кто главный и кто его послал, — сказал Смели. «Он был моим хорошим другом, и мне было важно это узнать, потому что всем наплевать».

Рыболовец Юрий Скуратов ловкими пальцами развернул веером одну из незаконно добытых креветок, смачно засосал ее икру, оторвал панцирь и ножки, откусил кусочек сладкого и залпом запил теплым пивом Асахи .

«Мы поймали их, но мы не должны их ловить», — похвастался он с небрежной ухмылкой.Когда теплый креветочный сок стекал по его запястьям, он брезгливо вытирал руки между глотками.

Скуратов живет на краю пропасти, перевозя украденные морепродукты между Россией и Японией на своих двух шхунах.

В этой работе смерть грызет локоть, как голодная рыба. Когда он начинал пять лет назад, японская шхуна случайно протаранила его арендованную лодку. Вода залила его, и через три минуты на плаву оказалась лишь небольшая часть носовой части.

Единственным способом позвать на помощь был японский мобильный телефон, который он носил с собой.

Чтобы не попасть в черный список, нужны деньги

Мальченко, капитан пограничной службы, говорит, что одна из лодок Скуратова, «Александрия», находится «в нашем черном списке» как частый браконьер.

Все в бизнесе знают о черном списке пограничников. Но поскольку почти все лодки занимаются незаконным браконьерством, большинство рыбаков и моряков не верят, что список имеет какое-либо отношение к обеспечению соблюдения закона.

— Это те, кто взяток не дает, — сказал Смелый. «У Скуратова был хороший прошлый год. Скорее всего, в этом году он забыл заплатить кому-то, кому должен был».

Скуратов заявил, что власти преследуют его за то, что он не давал взятки. По его словам, было так много проверок со стороны пограничников и различных рыбинспекторов, что «нельзя сообразить, кому платить».

«Они много берут. Ну и кто такие пограничники? У них нет денег. Мы заботимся о них».

Охранники не единственные, о ком заботятся. 43-летний Виктор Зуев, рыбинспектор, вооруженный полуавтоматом Макарова, сказал, что все инспекторы берут взятки.

«Нам платят за то, что мы закрываем глаза на то, что они делают», — сказал Зуев. «Все боятся, когда я в море. Мы никому не отвечаем. Мы большая заноза для всех, но никто не может нас тронуть. Мы делаем все, что нам нравится».

В фильме «Идеальный шторм» обреченный капитан лодки-меч-рыбы Билли Тайн описывает радость и прилив адреналина, когда вы выходите в море, трубите в воздушный гудок, машете сыну смотрителя маяка и плывете на север, солнце светит вам в лицо и птицы кружатся над лодкой.

Рыбалка на Курилах — это специфически русский азарт. Ваши карманы полны иен. Вы выгрузили свою контрабанду в Японию. Вы мчитесь к дому с пустым трюмом, и остается единственная проблема — прокрасться через границу незамеченным.

— Тебе все равно, — сказал Смели. «Ты возвращаешься домой, ты пустой. Вы проверяете радар, и в радиусе пяти миль нет ни одного патрульного корабля. Вы рывком пересекаете границу и знаете, что теперь можете сказать, что пришли к границе с любой стороны.

На выходе из российских вод, с трюмом, полным незаконной контрабанды, ситуация гораздо более деликатная, потому что рыбацкие суда должны регулярно передавать свои позиции пограничникам, расставленным по Курилам.

Светлана Яковлева говорит, что ее муж забирал электронные товары в Японии, чтобы смазывать ладони пограничникам, что подтверждают и другие участники бизнеса.

Но для тех, кого заметили патрульные катера, начинается игра в кошки-мышки. Преследуемые пограничниками судно-нарушитель мчится прочь, затягивая погоню как можно дольше, выбрасывая улики за борт так быстро, как только может экипаж.

«Это ручная работа. Ящики весят от 38 до 40 кг [от 84 до 88 фунтов] каждый. Но если постараться, то за час можно свалить 10 тонн», — сказал Смелый.

Слишком поздно для взяток, которые тайно заранее оговариваются между владельцами рыболовных компаний или их агентами и чиновниками из различных агентств. Иногда погони становятся неприятными. Заброшенное судно под названием «Родино» застряло в порту Малокурильское на Шикотане после его конфискации в середине апреля судами после сумасбродной 24-часовой погони.Пограничники открыли огонь и непрерывно обстреливали судно, но судно не останавливалось, пока власти Москвы не прислали военный самолет с приказом открыть огонь. Контрабанды на борту обнаружено не было.

21 февраля шхуна ушла от сторожевого корабля из района Шикотана на север в сторону Берингова моря, где военный самолет открыл огонь. Когда лодка пошла ко дну, команда вскарабкалась на спасательные плоты.

Экипаж настаивал на том, что капитан затонул вместе с кораблем. Власти утверждали, что корабль затонул не из-за артиллерийского огня, а потому, что капитан затопил его, замаскировавшись под обычного члена экипажа, чтобы спастись.

Для более крупных судов, работающих дальше на север от полуострова Камчатка и перевозящих 70 или 80 тонн нелегально добытых крабов, дешевле затопить лодку с уликами, чем платить огромный штраф, зависящий от размера груза, и грозить тюрьмой. — сказал Смели.

«Конечно, это огромный риск для экипажа», — сказал он. «Ты получаешь приказ с самого верха — не от капитана, а от представителя компании — и ты должен подчиняться».

В городе, где украденная рыба стоит больше, чем человеческие жизни, Светлана Яковлева остается одна с дочерью Валентиной, 11 лет, и сыном, Семеном, 14 лет, которые нужно воспитывать.

Пока она пытается смириться с тем, что больше никогда не увидит Петра, сын убеждает ее не терять надежду, говоря: «Давай подождем. Он вернется».

Каждые несколько дней мать Петра, 63-летняя Валентина Банникова, звонит, чтобы узнать новости о сыне, и каждый раз Светлана Яковлева отвечает, что он все еще в море.

«Я не могу продолжать лгать ей, — сказала она, — но я не могу сказать ей правду».

*

Алексей Кузнецов из Московского бюро «Таймс» подготовил этот отчет.

Рог носорога NFT выставлен на аукцион в Южной Африке

ЙОХАННЕСБУРГ (AFP) .- Первый в мире рог носорога NFT будет выставлен на аукцион в Южной Африке на этой неделе для сбора средств на природоохранные мероприятия, сообщила в понедельник компания, создавшая цифровую копию.

Организаторы надеются, что богатые коллекционеры захотят открыть свои кошельки для виртуального рога носорога, предназначенного для финансирования усилий по защите настоящих носорогов.

Торговля настоящими рогами носорога в Южной Африке является законной, но на аукционе в четверг в Кейптауне будет продана цифровая копия рога, которая заперта для сохранности.

Невзаимозаменяемые токены (NFT) произвели огромный фурор среди коллекционеров произведений искусства, которые потратили миллионы долларов на цифровые рисунки, анимацию, музыкальные произведения, фото или видео.

Подлинность NFT подтверждается технологией цепочки блоков, которая считается неизменной, что делает цифровые объекты чем-то, что можно покупать и продавать.

«Нам пришла в голову идея. Что, если вместо создания NFT искусства мы возьмем ее и создадим NFT в области сохранения и наследия», — сказал Морис Креспи, генеральный директор Virtual Nation Builders, AFP.

Ведущая организация по охране носорогов Black Rock Rhino поручила компании создать виртуальную копию рога, который заперт в хранилище, чтобы предотвратить контрабанду.

«Нам было поручено помочь в усилиях по сохранению, чтобы попытаться найти способы собрать деньги для защиты носорогов, потому что носорогов убивают слева направо и в центре, на самом деле нет никакого способа собрать деньги», — сказал Креспи.

Black Rock Rhino является домом для более чем 200 носорогов. Аукцион, проводимый как лично, так и онлайн, соберет деньги на охрану природы.

NFT устроен так, что если покупатель в четверг продаст виртуальный рог позже, природоохранная организация будет получать комиссию с каждой будущей сделки.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.