Смотреть онлайн природа россии бесплатно: ( ). National Geographic: Wild Russia. .

Содержание

Дикая природа России (2008) смотреть фильм онлайн бесплатно в хорошем качестве HD1080

Премьеры: 02 мар. 2009

Совершите уникальное путешествие в самые отдаленные и неизведанные уголки России, поражающие богатством дикой природы, где можно побывать в огнедышащих кратерах вулканов и в ледовых пустынях, встретить белого медведя и амурского тигра.Простираясь на 11 часовых поясов и расположившись на территории двух континентов, от центра Европы до Тихого океана, эта огромная страна поражает своим размахом и нетронутыми природными богатствами, которые в их первозданной красоте таят необъятные Российские просторы, раскинувшиеся вдали от шумных и тесных мегаполисов — Москвы и Санкт-Петербурга.

Получив уникальную возможность впервые показать Дикую природу России во всем ее многообразии, мы совершим кинопутешествие с востока на запад, через горы, пустыни, вулканы, озера, и арктические льды. Наш удивительный шести серийный документальный фильм, снятый с использованием самой современной кинематографической техники, ярко и красочно расскажет об уникальных природных богатствах и заповедниках этой огромной страны.

Дикая природа России серии

Громкая премьера фильма «Дикая природа России» произошла в 2008 году и увлекла огромное внимание как телезрителей по всему миру, так и кинокритиков. Резонансные кинофильмы в жанре документальный всегда обладают особым подходом к построению сюжета и системы образов; особенно, когда речь идет о работах знаменитых, заслуженных режиссеров, таких как Генри Микс, известных своим желанием создать нечто оригинальное и непревзойденное. Такие профессионалы, как правило, привлекают к работе в своих фильмах только великих актеров, способных покорить зрителя своей фантастической способностью перевоплощаться в придуманного человека и делать его абсолютно реальным на экране. Фильм снимался в стране Германия, что объясняет колоритность окружающей героев обстановки и общее настроение.

«Россия от края до края. Волга». Документальный фильм

Великое нередко рождается из малого. Это в полной мере относится и к Волге. Небольшой ручеек, который легко можно перешагнуть, превращается в могучую реку, самую большую в Европе и одну из крупнейших рек на Земле.

Протяженность Волги — более 3,5 тысячи километров. На ее берегах расположено четыре города-миллионника, построено восемь электростанций, она дала название целому региону. У огромной реки более 200 притоков, а бассейн ее занимает третью часть европейской территории России. Но главная особенность Волги состоит в том, что это единственная большая река, которая впадает во внутреннее море — Каспийское, не являющееся частью Мирового океана.

Авторы фильма задаются вопросом: как и где собирает Волга такое огромное количество воды, откуда она черпает свою силу? Чтобы ответить на него, они приглашают зрителей в увлекательное путешествие по великой русской реке. Волга прокладывает свой путь через леса и поля, тайгу, степи и полупустыни. Поэтому растительный и животный мир прибрежных территорий очень разнообразен.

Зрители увидят уникальные кадры, запечатлевшие диких животных и птиц в их естественной среде обитания. Вы когда-нибудь видели, как лоси переплывают полноводные реки? Как бобры строят свои плотины? Как глухари «ухаживают» за глухарками? Как неясыть кормит своих детенышей? Как ящерицы-круглоголовки защищают свою территорию?

Авторам фильма удалось запечатлеть с очень близкого расстояния выдр и выхухолей, степных лис и сайгаков, каспийских нерп и американских норок, пеликанов и степных орлов. Даже такие всем нам знакомые животные и птицы, как кабаны и белки, синицы и дятлы, удивят зрителей своими совершенно неожиданными способностями. Съемочной группе удалось «подсмотреть» за их жизнью в разных жизненных ситуациях и в разное время года.

В устье Волга превращается в бесконечную камышовую дельту — уникальнейшую экосистему, где встречается множество редких растений. Самое знаменитое из них — лотос. Лотосовые поля волжской дельты считаются биосферным заповедником. Как могло это тропическое растение оказаться рядом с Каспийским морем? Это лишь одна из множества загадок, связанных с великой русской рекой.

Съемки фильма заняли три года. Его создатели, вооруженные самой современной кинематографической техникой, ярко и увлекательно рассказали об уникальных особенностях великой русской реки, о животных и птицах Волжского региона, многие из которых не встречаются больше нигде в мире.

Россия от края до края / Дикая природа России / Wild Russia: medvedevphoto — LiveJournal

nbsp;У этого великолепного произведения много имён и воплощений: «Wildes Russland», «Wild Russia», «Дикая природа России», «Россия от края до края», а недавно, в 2011 году, в кинотеатрах Германии, вышел даже полнометражный фильм «Russland». Ввиде сериалов он имеет не меньше трёх незначительно различающихся версий, созданных для показа по National Geographic, Animal Planet и для выпуска на дисках Blu-ray. И вот сейчас, наконец, фильм вернулся на свою Родину, в версии для Первого телеканала.

  Такое многообразие вариантов, на мой взгляд, свидетельствует как о неподдельном интересе западных зрителей к дикой природе России, так и об уникальности материала, который удалось собрать авторам фильма.

∙ 
  Меня всегда удивляло, что изумительная природа России так долго оставалась за кадром качественной документалистики. Я был уверен, что с западными возможностями и большим опытом съёмок, можно сделать потрясающий фильм, и этот сериал оправдал мои ожидания!

  Съёмки проводились 10 отдельными операторскими командами в совершенно различных условиях. От острова Врангеля на севере страны, до острова Фуругельма в Японском море, от Кабардино-Балкарии на Западном Кавказе, до Камчатки на дальнем востоке.

  Создатели фильма работали в труднодоступных местах, куда подчас можно добраться лишь на вертолёте. Сложнейшие съёмки продолжались в течении 3,5 лет в экстремальных условиях от -50 градусов в Якутии до +40 в Дагестане.

  Сериал разбит на 6 частей, каждая из которых рассказывает о наиболее интересных местах и событиях каждого региона:

∙ Kamchatka / Камчатка
∙ Arctic/ Арктика
∙ Primorye / Приморье
∙ Siberia / Сибирь
∙ Caucasus / Кавказ
∙ Urals / Урал

  Съёмки в России дело не простое, поэтому не удивительно, что этот фильм является продуктом сразу нескольких ведущих телекомпаний: немецких NDR, WDR, американских National Geographic и Animal Planet, и британского S4C.


Кто с первого взгляда догадался, что это промокший совёнок? 🙂

  Когда у режиссёра в интервью (на немецком) просили, что было самое неприятное в съёмках фильма, Jörn Röver ответил: «общение с органами власти и руководителями на местах». 🙂 Впрочем, он также отметил, что такие проблемы возникают и в других странах. А ещё, по его словам, это были самые опасные съёмки в его карьере. Больше всего их пугали устаревшие транспортные средства преклонного возраста :)))) Один вертолёт упал сразу после съёмок, воздушный шар врезался в гору и оператор упал с высоты 10 метров…

  На момент интервью только в Германии фильм посмотрели более 100 000 человек (что является огромным успехом для документального кино), и Jörn Röver очень бы хотелось, чтобы и в России зрители могли посмотреть фильм в кино.

  В отличие от предыдущих фильмов, о которых я рассказывал в этой рубрике, фильм «Дикая природа России» сопровождается закадровым текстом. Тем не менее, это не мешает использовать саундтрэк высокого качества, который даже вышел отдельным изданием на CD.

  Уже сейчас сериал идёт по первому каналу. В прошлую субботу, 5 февраля, прошла серия «Камчатка», а уже завтра будет показан следующий эпизод, посвящённый Арктике (в 15:50 по московскому времени). Прошедшия в прошлые выходные серия, своим высоким рейтингом поразила даже самих телевизионщиков! Если Вам нравятся документальные фильмы, порекомендуйте посмотреть «Россия от края до края» своим друзьям и знакомым, давайте покажем, что хочет видеть по телевизору современный российский зритель! 

  Небольшой трейлер полнометражного фильма (в HD качестве) www. youtube.com

  Немного про съёмки фильма рассказанно в 4-м ролик на сайте первого канала


Приятного просмотра!

Дикая Россия — смотреть документальные фильмы онлайн бесплатно

Дикая Россия — смотреть документальные онлайн бесплатно — ihavenotv.com

Раскинувшись на 11 часовых поясов и расположившись на территории двух континентов, от центра Европы до Тихого океана, эта огромная страна поражает своими масштабами и нетронутыми природными богатствами, которые в своей первозданной красоте гавани бескрайних просторов, которые лежат вдали от шумных и многолюдных городов — Москвы и Санкт — Петербурга. Имея уникальную возможность впервые показать дикую Россию во всем ее многообразии, мы проведем рассказчика с востока на запад через горы, пустыни, вулканы, озера и арктические льды.Наш удивительный шестисерийный документальный фильм, снятый с применением новейших кинематографических технологий, ярко и красочно рассказывает об уникальных природных богатствах и запасах этой огромной страны.

Камчатка

Вулканический полуостров Камчатка расположен на Дальнем Востоке России. Из-за частых извержений вулканов и оползней рельеф постоянно меняется. Но, несмотря на то, что отдаленный камчатский край считается опасным, он необычайно богат и плодороден. Исследуя богатства этой волшебной земли, наш фильм ничего не упускает.В кадре — парящие в небе беркуты, росомаха, падальщик, целое семейство рыжих лисиц и даже хозяева этих мест — бурые медведи, с удовольствием купающиеся в природных горячих источниках.

1/6 • 2009 • Природа

Таежный край

Нередки зрелища висящих на деревьях азиатских черных медведей, бурундуков, снующих в поисках пищи, а также пятнистых оленей, грациозно спускающихся к воде, чтобы пополнить свой рацион бурыми водорослями.Само присутствие оленей и оленей привлекает самого крупного хищника в этом регионе – амурского тигра. Но самая большая в мире дикая кошка тоже находится в опасности. Браконьерство и уничтожение мест обитания тигров в уссурийской тайге в России на протяжении многих лет создавали реальную угрозу исчезновения этого редкого животного.

2/6 • 2009 • Природа

Сибирь

Сибирь — На ее долю приходится 10% суши на нашей планете. Сибирь известна своими морозами и известна во всем мире как одно из самых холодных мест на земле.Однако в Сибири обитают многочисленные виды крупных диких животных, зверей и других существ, в том числе кабарга, верблюд, джейран и редкий вид ящерицы — сибирская углозуб, которые могут несколько лет находиться в замороженном состоянии при температуре -40градусов С и выживать. От холодного севера до южных степей — вся Сибирь во всем ее великолепии. Камчатка – земля извергающихся вулканов и ледников, страна льда и огня.

3/6 • 2009 • Природа

Кавказские горы

От белоснежных вершин до палящего солнца пустынь — весь Кавказ.Кавказские горы — не просто горный хребет. Это богатая среда обитания для многих видов флоры и фауны, которые прекрасно себя чувствуют и на лесистых склонах, и на альпийских лугах, и даже на солончаках. Здесь хорошо устроились кабан, европейская рысь, европейский зубр и редкая хрупкая ящерица-змееносец. Кавказ – еще одна жемчужина в короне дикой природы России.

4/6 • 2009 • Природа

Арктика — Крайний Север

Арктический регион России считается самым негостеприимным местом для жизни.А вот белые медведи, лемминги, песцы и тюлени — Арктика — просто рай. В конце августа, с наступлением сезона размножения, самцы мускусов собираются для проведения традиционных соревнований за право лидерства в спаривании с самками. Вес взрослого быка может достигать 400 килограммов. В стычке с соперником овцебык для нанесения решающего удара убегает со скоростью 40 миль в час. Звук от удара рогов дерущихся самцов можно услышать на расстоянии более одного километра.

5/6 • 2009 • Природа

Урал — первобытная долина

Совершите путешествие по величественным дремучим лесам Урала.Эти заповедные места известны своими экстремальностями, где и прекрасные соседствуют, и гигантские олени, и гигантские левиафаны, весом в полтонны, и крошечные животные.

Сюда же, в поисках пищи, совершают свои сезонные набеги евразийские лоси. В отличие от других видов лосей, евразийские лоси живут поодиночке, поэтому для беременной самки стресс от встречи с другими животными обычно приводит к драке. Как только в лесу начинает таять снег, обнажая землю, одинокий волк отправляется на поиски пищи, не брезгуя замерзшими останками животных

6/6 • 2009 • Природа

Мировое исследовательское сообщество осуждает вторжение России в Украину

украинских солдата идут по центру Киева, который обстреливают российские войска.Фото: Сергей Супинский/AFP/Getty

Неспровоцированное вторжение России в Украину вызвало поток осуждения со стороны ученых и исследовательских организаций во всем мире. Некоторые организации в западных странах быстро разорвали связи с Россией, прекратив финансирование и ресурсы и прекратив сотрудничество с российскими учеными. И от Маврикия до Латвии национальные академии наук и группы исследователей выступили с заявлениями, резко критикующими конфликт и поддерживающими своих украинских коллег.

На Украине ученые оказывают давление на страны, чтобы они исключили Россию из своих научных программ, и призывают российские институты и научных лидеров осудить вторжение.

«Должен быть полный бойкот российского научного сообщества. Никакого сотрудничества», — говорит Максим Стриха, физик из Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, который находится в центре украинской столицы и сказал, что линия фронта находится в 30 километрах. По его словам, это включает в себя запрет статей, написанных российскими авторами, в западных журналах и запрет на участие российских исследователей в международных исследовательских группах.«Российское академическое сообщество также должно заплатить свою цену за поддержку [президента России Владимира] Путина».

Хор осуждения включает в себя голоса тысяч ученых в России, которые говорят, что они потрясены действиями своего правительства. В письме, организованном исследователями в России и подписанном более чем 5000 человек, ученые резко осуждают боевые действия и говорят, что российское руководство развязало неоправданную войну ради своих «геополитических амбиций».

В письме упоминается около 85 ученых, являющихся членами Российской академии наук — государственного органа, курирующего большую часть национальных исследований. Один академик, биолог Юджин Кунин из Национального центра биотехнологической информации США в Бетесде, штат Мэриленд, отказался от своего иностранного членства, сославшись на бездействие руководства академии. (Российская академия наук не ответила на запрос Nature о комментарии.)

Люди в Санкт-Петербурге, Россия, протестуют против военного вторжения их правительства в Украину.Фото: Валя Егоршин/NurPhoto/Getty

Сотрудничество отменено

Одним из самых решительных действий, предпринятых до сих пор, является решение группы крупнейших немецких спонсоров исследований, включая Немецкий исследовательский фонд, заморозить все научное сотрудничество с Россией. В заявлении от 25 февраля группа — Альянс научных организаций Германии — говорит, что исследовательские фонды страны больше не будут приносить пользу России, не будет проводиться никаких совместных научных мероприятий и не будет начинаться новое сотрудничество. «Альянс осознает последствия этих мер и в то же время глубоко сожалеет о них для науки», — говорится в сообщении.

«Мой бывший студент живет в Германии, и мы до сих пор сотрудничаем. Начальство сообщило ей, что любые контакты с российскими учеными категорически не приветствуются», — говорит Михаил Гельфанд, соорганизатор письма российских ученых и преподаватель биологии в Центре наук о жизни Сколтеха в Москве. «Из того, что я вижу, это происходит во многих местах.

Настроение среди коллег в России «ужасное», говорит он. «Никто не думал, что дело дойдет до прямого вторжения, — говорит он. «Никто не думал, что Россия нападет на Киев». Гельфанд говорит, что надеется, что общие санкции не навредят отдельным ученым, многие из которых публично выступают против войны.

В Соединенных Штатах Массачусетский технологический институт в Кембридже прекратил сотрудничество с фондом «Сколково», базирующейся в Москве некоммерческой организацией, занимающейся инновациями.В 2011 году партнеры запустили Сколковский институт науки и технологий, или Сколтех, в Москве. «Мы принимаем это с глубоким сожалением из-за нашего большого уважения к русскому народу и нашей глубокой признательности за вклад многих выдающихся российских коллег, с которыми мы работали», — говорится в заявлении Массачусетского технологического института от 25 февраля.

А 27 февраля министр науки Великобритании Джордж Фриман написал в Твиттере, что он начал экспресс-анализ финансирования исследований и инноваций от правительства Великобритании для российских бенефициаров.

Тотальный бойкот

Тем временем украинские ученые объединяются, чтобы убедить международные организации принять более решительные меры против России. Более 130 человек подписали открытое письмо в Европейскую комиссию и государства-члены Европейского союза с призывом к срочному прекращению финансирования и международного сотрудничества с российскими учреждениями. «Европейский союз больше не может финансировать учреждения, подчиненные путинскому режиму, если ЕС будет действовать на основе декларируемых ценностей, указанных в договорах ЕС», — говорится в документе.

В письме, инициированном Советом молодых ученых Украины, говорится, что Россия не должна участвовать в программах ЕС, таких как флагманская исследовательская программа Horizon Europe; схема обмена Erasmus+e; международное сотрудничество, такое как исследовательская лаборатория физики элементарных частиц CERN недалеко от Женевы, Швейцария; и международный проект ядерного синтеза ИТЭР. Представитель Еврокомиссии сообщает, что письмо получено и «ничего не подлежит обсуждению». «Европейский Союз поддерживает Украину и ее народ», — сказал представитель.

Еще одна громкая отмена — четырехлетняя конференция Международного математического союза, которая присуждается престижной Филдсовской медалью и должна была состояться в Санкт-Петербурге в июле. После растущего давления со стороны национальных математических обществ и более 100 приглашенных спикеров профсоюз заявил 26 февраля, что в свете конфликта он проведет Международный математический конгресс онлайн.

Дальнейшие действия

Некоторые украинские ученые говорят, что, хотя они и ценят поддержку своих российских коллег, объявленные до сих пор действия не идут достаточно далеко. В частности, российские академические институты не осудили агрессию, говорится в открытом письме Академии наук Высшей школы Украины. Ограничения в отношении российских ученых должны быть всеохватывающими, говорят они: «Мы призываем исследователей, входящих в состав таких учреждений, не допускать в международные грантовые команды, не приглашать на международные конференции и не публиковать в ведущих международных научных журналах».

Редколлегия как минимум одного журнала, Journal of Molecular Structure , приняла решение больше не рассматривать рукописи, авторами которых являются ученые, работающие в учреждениях России.

Александр Кабанов, российско-американский химик из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, который был одним из организаторов письма от российских ученых, живущих за границей, говорит, что поддержка украинских ученых является следующим важным шагом. «Сейчас многие украинцы воюют за свою страну, а некоторые являются беженцами, — говорит он. Западному академическому сообществу следует разработать программы поддержки украинцев, нуждающихся в образовании и научной подготовке. «Я считаю, что лаборатории должны быть открыты для них.

Россия: Доклад о свободе в мире за 2021 год

Поправки к Конституции, принятые в 2020 году, определяют брак как брак между мужчиной и женщиной, что делает невозможным принятие законодательства, легализующего однополые браки. Кремль использовал гомофобную предвыборную рекламу для поддержки принятия поправки.

Домашнему насилию власти уделяют мало внимания. Вместо этого жертвы домашнего насилия, которые убивают насильников в целях самообороны, обычно сажаются в тюрьму; под эту категорию могут подпадать до 80 процентов женщин-заключенных в России.В 2017 году Путин подписал закон, декриминализирующий акты домашнего насилия, не приводящие к необратимому физическому вреду. Новый закон также освобождает полицию от обязанности автоматически открывать дела о домашнем насилии, перекладывая это бремя на пострадавших. Во время карантина в России из-за COVID-19 российские НПО сообщили об удвоении случаев домашнего насилия, в то время как официальная полицейская статистика сообщила о снижении. В декабре 2020 года Минюст причислил НПО «Насилу.нет», борющуюся с гендерным насилием, к «иностранным агентам».

В июле 2019 года Европейский суд по правам человека установил, что Россия нарушила права граждан на свободу от пыток и бесчеловечного обращения. Суд вынес решение в пользу Валерии Володиной, которая в течение нескольких лет подвергалась жестокому физическому и психологическому насилию со стороны бывшего мужа. Трое отдельных судей пришли к выводу, что жестокость обращения приравнивается к пытке, и заявили, что халатность государства в борьбе с насилием в семье равносильна дискриминации в отношении женщин.

Официальная терпимость к домашнему насилию снова подверглась испытанию в 2020 году, когда сестрам-москвичкам Ангелине, Крестине и Марии Хачатурян было предъявлено обвинение в убийстве их отца в 2018 году, несмотря на последующее расследование, выявившее его историю физического и сексуального насилия. Дело вызвало споры в России, вызвав протесты и призывы к правовой реформе. К декабрю двум старшим сестрам, Крестине и Анджелине, были предъявлены обвинения в убийстве, а над Марией предстал отдельный суд; их дела оставались открытыми на конец года.

Жители некоторых регионов, особенно на Северном Кавказе, сталкиваются с более жесткими социальными ограничениями в отношении внешности и отношений, а также сообщается о некоторых так называемых убийствах чести. Чеченский лидер Рамзан Кадыров высказался в пользу полигамии и стремился заставить разведенные пары вступать в повторный брак.

Россия и Украина, разъяснения — The New York Times

Россия разместила около 100 000 военнослужащих вблизи границы с Украиной. Правительство Владимира Путина опубликовало список требований, выполнение которых западными державами крайне маловероятно.А президент Байден вчера заявил, что ожидает от Путина отправки войск через границу. «Но я думаю, что он заплатит за это серьезную и дорогую цену», — добавил Байден.

Сегодняшний информационный бюллетень предлагает вопросы и ответы о рисках войны в Восточной Европе.

«Общая угрожающая риторика из Кремля и движение, которое военные аналитики наблюдают на местах, дают нам много оснований для беспокойства», — сказал Антон Трояновский, глава московского бюро The Times, моей коллеге Клэр Мозес.«Это очень серьезная ситуация».

Госсекретарь Энтони Блинкен и министр иностранных дел России должны встретиться для переговоров завтра в Женеве.

Пять вопросов

1. Почему Путин угрожает войной Украине?

Честный ответ заключается в том, что большинство дипломатов и экспертов не совсем уверены. «Неясно, каково основное требование России», — сказал Блинкен журналистам вчера в Киеве, столице Украины.

Даже высшие советники Путина могут не знать, чего он пытается добиться и насколько серьезно он рассматривает возможность вторжения, как написал Антон.«Экспертное мнение, которое я могу авторитетно заявить, таково: кто, черт возьми, знает?» — сказал Федор Лукьянов, российский внешнеполитический аналитик, консультирующий Кремль.

Эта туманность позволяет Путину объявить противостояние успешным по нескольким сценариям.

2. Почему США так встревожены?

Успешное вторжение сделало бы Россию доминирующей экспансионистской державой в Восточной Европе. Это заставило бы другие демократии (например, Тайвань) беспокоиться о том, что они могут быть уязвимы для захвата соседними авторитарными странами (такими как Китай).

3. Что, по словам Путина, он объясняет?

Пожалуй, самое известное заявление Путина за 20 с лишним лет его пребывания в качестве доминирующей политической фигуры России прозвучало в ежегодном обращении к нации в 2005 году в Кремле. Распад Советского Союза, по его словам, был «величайшей геополитической катастрофой» 20-го века.

Украина была, пожалуй, самой болезненной потерей для Москвы. Это была самая густонаселенная бывшая советская республика, образовавшая отдельное государство помимо России.Теперь их разделяет граница протяженностью 1200 миль, и Путин часто ссылается на их глубокие культурные связи.

Но Украина в последние годы дрейфовала в сторону Запада. США и их союзники увеличили военную помощь Украине, а также заявили, хотя и расплывчато, что Украина однажды вступит в НАТО.

Путин защищает наращивание войск, говоря, что это всего лишь военные учения. Россия также обнародовала свой список требований, в том числе обязательство НАТО никогда не принимать Украину и вывод войск НАТО из Восточной Европы (фактически туда, где они находились в конце 1990-х годов).

Байден, отвечая на вопрос корреспондента The Times Дэвида Сенгера на вчерашней пресс-конференции, сказал, что Украина вряд ли вступит в НАТО «в ближайшее время». Но Байден исключил идею вывода войск НАТО из Восточной Европы.

4. Что не говорит Путин?

Некоторые наблюдатели считают, что наращивание войск — это смесь блефа и отвлечения внимания.

Группа экспертов по России, в том числе Фредерик Каган, который консультировал У. С. военачальники в прошлом — привели этот аргумент в недавнем отчете под названием «Стратегическое неверное направление». Они писали, что полномасштабное вторжение в Украину может быть кровавым и дорогостоящим, что может нанести ущерб экономике России и политическому положению Путина.

Как объяснила Кори Шаке в The Atlantic: «Полмиллиона украинцев имеют военный опыт; 24 процента респондентов в ходе одного из недавних опросов заявили, что будут сопротивляться российской оккупации «с оружием в руках». России может и удастся захватить Украину, но вряд ли она удержит ее.”

Еще одна причина скептически относиться к вторжению: пока Путин, похоже, не готовит россиян к войне. Заместитель министра иностранных дел России вчера продолжил эту модель, заявив: «Мы не будем атаковать, наносить удары, вторгаться, цитировать без кавычек, что угодно, Украину».

Вместо этого Путин, возможно, пытается дать новое определение тому, что Запад считает неприемлемым поведением, утверждают Каган и его соавторы. Делая вторжение возможным, Путин может попытаться добиться других уступок, таких как более полная свобода действий в Восточной Европе.

«В худшем варианте этого сценария Запад будет поздравлять себя с тем, что избежал российского вторжения, которое Путин никогда не собирался начинать, в то время как Путин тихо празднует важную невоенную победу, которую Запад даже не признает», — Каган и его коллеги написали.

(Томас Фридман, обозреватель Times Opinion, утверждает, что угроза войны также помогает отвлечь россиян от их экономических проблем.)

5. Значит, риск войны низок?

Не обязательно.Даже такие скептики, как Каган, признают, что это возможно, учитывая отсутствие прозрачности в отношении мыслей Путина.

Некоторые аналитики, такие как Мелинда Харинг из Атлантического совета, считают, что война является наиболее вероятным исходом. Она написала, что Путин потерял терпение по отношению к Украине, и считает, что США не станут из-за нее воевать. (Вчера Байден сказал, что «незначительное вторжение» не обязательно втянет США в бой.) Путин также жаждет исторического наследия, которое могла бы обеспечить территориальная экспансия, помогая обратить вспять катастрофу распада СССР.

«Очень сложно оценить вероятность», — сказал мне вчера из Киева Майкл Кроули, репортер Times, который освещает европейскую поездку Блинкена. «Это потребует очень творческой дипломатии, чтобы решить, если это может быть решено».

Вирус

Другие важные события

Мнения

Сегодня исполняется год со дня вступления Байдена в должность. Times Opinion попросила 14 независимых избирателей оценить его работу.

Мир должен укрепить свою способность идентифицировать новые варианты Covid — до следующего, Джон Нкенгасонг утверждает.

Аманда Горман пишет, что мы все еще поднимаемся на холм, который описала ее инаугурационная поэма.

Нелиберальные левые реальны. Но нелиберальные правые представляют большую угрозу, говорят Джонатан Раух и Питер Венер .

MORNING READS

Могущественная сила моды

Подход Андре Леона Тэлли к моде лучше всего можно описать словами «больше». Больше гламура, больше декаданса, больше восторга. Он вызывал драму как в своем личном стиле — в плащах и мехах — так и в своих декларациях.«Это голод красоты, дорогая!» — провозгласил он однажды. «Мои глаза жаждут красоты!»

Тэлли, скончавшаяся на этой неделе в возрасте 73 лет, была пионером в мире моды. Используя свои энциклопедические познания в истории моды и сообразительность, он стал редактором, автором, консультантом и телеведущим. В 1980-х он дослужился до креативного директора Vogue и провел там десятилетия в различных ролях.

Профиль журнала New Yorker 1994 года назвал Тэлли «Единственным» — отсылка к тому, что он часто был единственным влиятельным чернокожим редактором в области, которая заведомо известна как белая. Его влияние трудно переоценить: он был наставником супермодели Наоми Кэмпбелл и помогал одевать Мишель Обаму как первую леди.

Выросший на юге Джима Кроу, Тэлли оклеил свою спальню изображениями, вырванными из Vogue. «Я ходил в школу и в церковь, делал то, что мне говорили, и мало говорил, — сказал он Vogue в 2018 году. — Но я знал, что жизнь важнее этого. Я хотел встретиться с Дайаной Вриланд, Энди Уорхолом, Наоми Симс, Пэтом Кливлендом, Эди Седжвик и Лулу де ла Фалез.И я сделал. И я никогда не оглядывался назад». — Санам Яр, утренний писатель

Украина: конфликт на перекрестке Европы и России

Латинская Америка

Академический вебинар: Демократия в Латинской Америке

Патрик Деннис Дадди, директор Центра исследований Латинской Америки и Карибского бассейна и старший приглашенный научный сотрудник Университета Дьюка, ведет беседу о демократии в Латинской Америке. Эта встреча является частью проекта   Диамонштайн-Шпильфогель о будущем демократии . ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью в CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики.Мы рады, что Патрик Деннис Дадди сегодня с нами, чтобы поговорить о демократии в Латинской Америке. Посол Патрик Дадди является директором Центра исследований Латинской Америки и Карибского бассейна Университета Дьюка и преподает в Школе бизнеса Фукуа при Университете Дьюка и Школе государственной политики Сэнфорда. С 2007 по 2010 год он был послом США в Венесуэле при администрациях Буша и Обамы. До своего назначения в Венесуэлу посол Дадди был заместителем помощника госсекретаря по делам Западного полушария, а также работал в посольствах в Бразилии, Чили, Боливии, Парагвае, Доминиканской Республике, Коста-Рике и Панаме. тесно с Гаити.Так что я рад, что он сегодня с нами. Он прослужил почти три десятилетия на дипломатической службе. Он преподавал в Национальном военном колледже, читал лекции в Институте дипломатической службы Государственного департамента и является членом CFR. Итак, посол Дадди, вы привнесли в этот разговор весь свой опыт, чтобы обсудить этот очень маленький вопрос о состоянии демократии в Латинской Америке и о том, какой должна быть политика США. Это широкая тема, но я собираюсь передать ее вам, чтобы дать нам свое понимание и анализ.ДАДДИ: Что ж, добрый день или утро всем, кто подключился, и, Ирина, спасибо вам и другим людям в Совете за предоставленную мне возможность. Я думал, что начну с краткого вступления, частично основанного на моем собственном опыте в этом регионе, а затем оставлю как можно больше времени для вопросов. Для начала давайте вспомним, что президент Байден провел саммит по вопросам демократии в начале декабря, и, открывая этот саммит, он подчеркнул, что для нынешней американской администрации, в частности, защита демократии, по-моему, он сказал, является определяющей задачей. идет вперед.Теперь я, безусловно, присоединяюсь к этому утверждению, и я также хотел бы начать с напоминания людям, как далеко продвинулся регион за последние десятилетия. Я прилетел в Чили во время режима Пиночета, чтобы присоединиться к посольству в самом начале 1980-х годов, и я помню, что рейс Braniff Airlines, который доставил меня в Сантьяго, по сути, останавливался в каждом бурге и дорфе с аэропортом из Майами в Сантьяго. Раньше его называли молочным бегом. И практически в каждой стране, в которую мы приземлились, существовала военная диктатура, и права человека соблюдались скорее на словах, чем на самом деле.С тех пор все действительно существенно изменилось, и на протяжении большей части 80-х годов мы наблюдали довольно постоянное движение в направлении демократии, а несколько позже, в 80-х годах, во многих частях Латинской Америки также охват рыночно-ориентированной экономическая политика. Некоторое отставание было даже в начале нового тысячелетия. Но, тем не менее, тысячелетие открылось 11 сентября 2001 года подписанием в Лиме, ​​Перу, Межамериканской демократической хартии. Госсекретарь Пауэлл фактически находился в Лиме для подписания этого соглашения, которое было одобрено всеми странами региона, кроме Кубы.Это был большой шаг вперед для региона, который был синонимом сильной политики, военного правительства и репрессий. С тех пор отставание было значительным, и действительно, всего год или два назад, во время пандемии, Институт демократии и управления выборами или Избирательная администрация — кажется, он называется IDEA — отметил, что в большей части региона общественность проигрывала. вера в демократию как предпочтительную форму правления. Я бы сказал, более определенно, что реальное значение в последние годы имело ухудшение демократии в ряде стран и неспособность остального полушария что-либо с этим поделать, несмотря на тот факт, что полушарие в целом указали, что полное участие в межамериканской системе требует демократического управления и уважения прав человека.Венесуэла сейчас довольно непримиримо авторитарное правительство. То же самое и с Никарагуа, и в ряде других стран региона также наблюдается реальный спад. Я думаю, что было бы уместно спросить, учитывая прогресс, достигнутый, скажем, с начала 80-х по 2000 год, чем это объясняется, и я бы сказал, что есть ряд ключевых факторов. По большому счету, замечу, факторы внутренние. Иными словами, они проистекают из обстоятельств внутри региона и не обязательно являются следствием внешней подрывной деятельности.Бедность, неравенство, в некоторых случаях клановый капитализм, преступность, незаконный оборот наркотиков — эти вещи продолжают терзать целый ряд стран региона. Повсеместная коррупция — это то, с чем боролись отдельные страны, и в целом не удалось значительно сократить ее. По сути, управляемость как общее понятие, вероятно, объясняет или является тем заголовком, под которым мы должны исследовать, почему некоторые люди утратили веру в демократию. Вы знаете, в последнее время у нас было несколько очень интересных выборов.Давайте на время отложим в сторону тот факт, что, особенно с 2013 года, Венесуэла резко ухудшилась практически во всех отношениях — политическом, экономическом — с точки зрения показателей качества жизни и так далее, как и Никарагуа, и посмотрите, например, в Перу. В Перу были проведены свободные и честные — недавно состоялись свободные и справедливые выборы, которые привели к существенным изменениям в правительстве, поскольку новый президент, учитель, является фигурой левого толка. Теперь, я не думаю, что мы, коллективно или полушарие, в этом, конечно, нет проблем.Но что объясняет тот факт, что в такой стране, как Перу, наблюдались дикие колебания между цифрами левых и правых, и в последнее время, несмотря на десятилетие в основном устойчивого значительного макроэкономического роста, почему они приняли фигуру, которая так — в хотя бы в своей кампании так глубоко бросил вызов существующей системе? Я бы сказал, что это потому, что макроэкономический рост не сопровождался микроэкономическими изменениями — в основном бедные оставались бедными, а разрыв между богатыми и бедными в основном не уменьшался.Возможно, то же самое недавно произошло в Чили, стране, которая на протяжении десятилетий была мерилом, по которому часто оценивали качество демократии во всем остальном полушарии. Новый президент или президент — я думаю, он только что вступил в должность — избранный президент Чили — это молодой политический активист левого толка, который в прошлом выражал энтузиазм по поводу таких фигур, как Уго Чавес или даже Фидель Кастро, а теперь , как избранный президент, стал использовать более умеренную риторику.Но, опять же, в стране, которая, возможно, добилась наибольших успехов в сокращении бедности, тем не менее произошел резкий переход от более традиционной политической фигуры к тому, кто выступает за радикальные перемены, и страна находится на пороге — и в процессе пересмотра своей конституции. Как это объяснить? Я думаю, что в обоих случаях это связано с разочарованием электората в способности традиционных системных партий, можно сказать, обеспечить значительное улучшение качества жизни и значительное сокращение как бедности, так и неравенства доходов, и я отмечаю что неравенство в доходах сохраняется даже тогда, когда бедность иногда сокращается, и это особенно сложная проблема для решения. Так вот, мы также видели, просто чтобы привести третий пример, совсем недавно, в прошлые выходные, выборы в Коста-Рике, которые были хорошо организованы и результаты которых были безоговорочно приняты практически всеми политическими деятелями, и я указываю в Коста-Рику отчасти потому, что я провел там много времени. Я был свидетелем выборов на местах. Но какова реальность? Реальность такова, что на протяжении десятилетий, действительно, начиная с конца 40-х годов во время правления первого «Пепе» Фигераса, страна успешно предоставляла качественные услуги населению.Однако в результате, несмотря на то, что произошли изменения, не произошло серьезного ухудшения отношения страны к демократии или ее энтузиазма в отношении собственных политических институтов. Это делает его не совсем уникальным, но очень близким к уникальному в контексте Центральной Америки. Ряд других вещей, которые я хотел бы просто оставить с вами или предложить, которые мы должны рассмотреть сегодня. Таким образом, мы — на большей части территории Латинской Америки мы наблюдаем своего рода хорошо организованные выборы, но мы часто видим своего рода драматические проблемы, иногда для политических институтов, но часто для экономической политики, и эти проблемы привели к огромным колебаниям маятника в терминах. государственной политики от одной администрации к другой, что временами подрывало стабильность и ограничивало привлекательность региона для прямых иностранных инвестиций.Однако помимо этого мы также наблюдаем своего рода раскол региона. В 2001 году, когда была принята Межамериканская демократическая хартия — была подписана в Лиме — событие, которое, возможно, привлекло бы гораздо больше внимания, если бы в тот же день не произошло других событий — большая часть региона, я думаю, , как мы могли бы понять, был в значительной степени на одной волне в политическом и даже в какой-то степени экономическом, и большая часть региона восприняла идею — извините, я теряю сигнал здесь — большая часть региона приняла более глубокие и продуктивные отношения с Соединенными Штатами.Ситуация в Венесуэле, которая породила более — около 6 миллионов беженцев — это самая большая проблема беженцев в мире после Сирии, — в какой-то степени высветила некоторые изменения в отношении демократии. Первое — и я скоро закончу, Ирина, и дам людям возможность задавать вопросы, — первое — это разочарование и неспособность региона обеспечить, знаете ли, свои собственные мандаты, свое собственное требование, чтобы демократия быть, а демократическое управление и уважение прав человека быть условием участия в межамериканской системе. Кроме того, то, что мы видели, — это распад одной большой группы стран региона, которая пыталась способствовать возвращению к демократии в Венесуэле, известной как Лимская группа. Итак, мы видим, что приверженность демократии как реальности полушария в некоторой степени ослабла. В то же время мы все чаще рассматриваем регион как арену соперничества крупных держав. Вы знаете, только в последние дни, например, президент Аргентины Фернандес ездил на встречи и с российским руководством, и с китайским.Это не является проблемой по своей сути, но, вероятно, подчеркивает, в какой степени Соединенные Штаты являются не единственной крупной державой, действующей в регионе. У нас все еще может быть крупнейший инвестиционный фонд в регионе, но Китай сейчас является крупнейшим торговым партнером Бразилии, Чили, Перу, крупнейшим кредитором Венесуэлы. Я еще не коснулся Центральной Америки, и это особенно сложный набор проблем. Но я хотел бы отметить, что в то время как мы в Соединенных Штатах решаем целый ряд проблем, от беженцев до незаконного оборота наркотиков, мы также одновременно пытаемся углубить наши торговые отношения с регионом, отношения, которые уже очень важны для Соединенные Штаты. И, к сожалению, наше политическое влияние в регионе, я считаю, со временем ослабло из-за невнимательности в определенные моменты и из-за появления или появления новых и разных игроков, игроков, которые часто не особо интересуются местными политическими системами. меньше демократии как таковой. Так что, если позволите, я остановлюсь на этом. Как отметила Ирина, в течение тридцати лет я активно служил в этом регионе, и я был бы рад попытаться ответить на вопросы практически о любой из стран, конечно же, о тех, в которых я служил.ФАСКИАНОС: Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Если бы вы могли включить свой звук и сообщить нам о своей принадлежности, Бабак. Вопрос: Доброе утро, посол. Меня зовут Бабак. Я учусь на третьем курсе UCI, и мой вопрос — вы упомянули ультралевых лидеров, которые приобрели большую популярность и власть в разных частях Латинской Америки. Еще один парень, который приходит на ум, — социалист из Гондураса. Но в то же время вы также наблюдали дрейф к крайне правым с такими президентами, как президент AMLO — у вас есть президент Болсонару — все они, по сути, противоположны людям в Гондурасе и, я бы сказал, в Чили. Так что же такое? Это страны, которые… я знаю, что они сильно отличаются друг от друга, но проблемы, с которыми они сталкиваются, такие как бедность, неравенство доходов, я думаю, незаконный оборот наркотиков, они существуют там, и они также существуют там. Почему возникли эти два разных рода полярностей — политические полярности возникли — возникли, возникли — ДАДДИ: Восстал. (Смеется.) В: — в этих странах? ДАДДИ: Это отличный вопрос. Замечу, во-первых, что я не вижу президента Мексики Лупеса Обрадора в качестве лидера правых.Он, конечно, — он, в основном, левый, во многих отношениях, и, по сути, популист, и я бы сказал, что популизм, а не какая-то правая / левая ориентация, часто является ключевым соображением. Возвращаясь к моему предыдущему комментарию о том, что я вижу народное недовольство правительствами по всему региону, часто президент Болсонару избирался в период, когда общественная поддержка государственных институтов в Бразилии, особенно традиционных политических партий, была на особенно низкий уровень, верно. Было несколько крупных коррупционных скандалов, и его кандидатура казалась — по крайней мере некоторым — своего рода тонизирующим средством для решения проблем, которые преследовали предыдущие правительства от Рабочей партии. Он, безусловно, правая фигура, но я думаю, что ключевой момент в том, что он олицетворял перемены. Я думаю, вы знаете, мой собственный опыт показывает, что в то время как некоторые лидеры в Латинской Америке черпают свои политические рецепты из определенной идеологии, избиратели, по сути, исходят из очень практических соображений.Смогло ли правительство, находящееся у власти, выполнить свои обещания? Жизнь стала лучше или хуже? Президент Пиньера в Чили был правым деятелем, которого многие считали консервативным сторонником рынка. ПТ в Бразилии — Рабочая партия — пришла слева. На смену обоим пришли фигуры с другого конца политического спектра, и я думаю, что это было скорее вопросом разочарования, чем идеологии. Я надеюсь, что это отвечает на ваш вопрос. ФАСКИАНОС: Я собираюсь ответить на следующий письменный вопрос от Террона Адлама, студента бакалавриата Университета штата Делавэр. По сути, можете ли вы обсудить взаимосвязь между изменением климата и будущим демократии в Латинской Америке? ДАДДИ: Ну, это всего лишь небольшое дело, но на самом деле важное. Дело в том, что особенно в некоторых местах изменение климата, по-видимому, подстегивает миграцию и бедность, и здесь в Дьюке есть люди — некоторые из моих коллег — и в других местах по всей стране, которые очень внимательно изучают связи между, в частности, засухой и другими формами изменения климата, восстановление после ураганов и так далее, нестабильность, безработица, снижение качества услуг.Перегруженные страны, например, в Центральной Америке иногда не оправляются от одного урагана до того, как обрушится другой, и это имеет внутренние последствия, но также имеет тенденцию усложнять и, возможно, ускорять перемещение населения из пострадавших районов в другие районы. Иногда эта миграция является внутренней, а иногда трансграничной. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я иду рядом с поднятой рукой, Арнольд Вела. Если вы — вот вам. Вопрос: Добрый день, посол Дадди.ДАДДИ: Добрый день. В: Я Арнольд Вела. Несколько лет я служил на дипломатической службе, а сейчас на пенсии преподаю в правительстве в Northwest Vista College. Я думаю, вы указали на очень важный момент, а именно на экономическое неравенство и бедность, которые существуют в Латинской Америке, и, знаете, в этом случае я думаю, что Шеннон О’Нил приводит хорошие доводы в пользу сосредоточения по экономической политике. И мне было интересно, что вы думаете о том, как мы могли бы сделать это, например, с точки зрения иностранных инвестиций в развитие, которые могут сокращаться из-за тенденции искать внутреннее экономическое развитие в Соединенных Штатах.Но существуют ли другие механизмы, например, через министерство финансов США, финансовые способы борьбы с коррупцией? А как же Межамериканский банк развития? Следует ли расширить его роль не только в развитии инфраструктуры, но и в таких вещах, как микроэкономическое развитие, о котором вы упомянули? Спасибо. ДАДДИ: Вы знаете, как заместитель помощника госсекретаря, у меня фактически был экономический портфель для Западного полушария в течение нескольких лет в Государственном департаменте.Ясно, что торговля важна. Прямые иностранные инвестиции, я думаю, имеют решающее значение. Одна из вещей, которую мы должны помнить, когда говорим о прямых иностранных инвестициях, заключается в том, что, как правило, это частные деньги, правильно — это частные деньги, и это означает, что правительства и сообщества должны понимать, что для привлечения частных денег им необходимо установить условия, при которых инвесторы могут получать разумную прибыль и пользоваться разумной мерой безопасности. Это может быть очень, очень трудно в — Арнольд, как вы, вероятно, помните, в большей части Латинской Америки, например, в энергетическом секторе — а Латинская Америка обладает огромными энергетическими ресурсами — но энергетические ресурсы часто подвергаются своего рода ресурсного национализма.Итак, мой опыт показывает, что в некоторых частях Латинской Америки трудно привлечь инвестиции, которые могли бы иметь очень существенное значение, отчасти потому, что местная политика в значительной степени препятствует расширению прав собственности или участия в прибыли при разработке некоторых ресурсов. Тот факт, что эти вещи изначально не были разрешены в Мексике, привел к изменению конституции, чтобы разрешить как участие в прибылях, так и иностранное владение в некоторой степени определенными ресурсами.Инвесторам нужна определенная мера безопасности, и это включает в себя, среди прочего, уверенность в том, что существует разумное ожидание равного обращения в соответствии с законом, правильно. Таким образом, правовые положения, а также определение для привлечения иностранных инвестиций. Такие места, как — маленькие места, если хотите, такие как Коста-Рика, очень и очень успешно привлекают иностранные инвестиции, отчасти потому, что они усердно работали над созданием условий, необходимых для привлечения частных денег. Я хотел бы отметить — позвольте мне добавить еще одну мысль, и это часть проблемы в — я думаю, в некоторых местах было то, что мы в Соединенных Штатах часто называем клановым капитализмом.Нам нужно сделать так, чтобы конкуренция за контракты и так далее была действительно прозрачной и справедливой. Что касается международных институтов, то в Соединенных Штатах их много, иногда неизвестных в регионе, как, например, Агентство по торговле и развитию, которое продвигает, среди прочего, технико-экономические обоснования, и единственное условие для помощи со стороны TDA заключается в том, чтобы последующие контракты были честными и открытыми, а американским компаниям было разрешено конкурировать.Таким образом, ресурсы есть, и я, безусловно, поддержал бы большую концентрацию на Латинской Америке, и я думаю, что это может иметь реальное влияние. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос — письменный вопрос — от Чейни Ховарда, который изучает бизнес в Университете Говарда. Вы говорили об эрозии демократического толчка в росте Латинской Америки, особенно с Lima Group. Что, по вашему мнению, должно произойти, чтобы новая сила была создана или поощрялась, чтобы помочь нациям объединиться и улучшить демократический рост? ДАДДИ: Ну, Лимская группа, которая была организована в 2017 году специально для того, чтобы выступать за восстановление демократии в Венесуэле, по существу распалась, поскольку страны стали больше смотреть внутрь себя, борясь, в частности, с ранним экономическим кризисом. последствия пандемии.Некоторые из вас помнят, что, например, в самом начале круизные лайнеры в Карибском море, по сути, перестали плавать. Ну, большая часть Карибского бассейна полностью зависит от туризма, верно. Таким образом, пандемия фактически привлекла внимание людей к их собственным внутренним проблемам. Я думаю, что у нас еще есть хорошие институты. Но я думаю, что нам нужно найти другие способы, кроме санкций, для поощрения поддержки демократии. В последние годы США особенно склонны не к интервенционизму, а к санкциям в отношении других стран.Хотя иногда — и я иногда сам выступал за санкции, в том числе в Конгрессе, в очень ограниченных обстоятельствах — я считаю, что мы должны быть готовы не только к санкциям, но и к поощрению. Нам нужна политика, которая предлагает столько же пряников, сколько и кнутов, и мы должны быть готовы к более активному участию в этом, чем мы делали это в последние пятнадцать лет. Некоторые из этих проблем возникли некоторое время назад. Так вот, одним особенно важным источником помощи в целях развития всегда был счет «Вызовы тысячелетия», и здесь есть ключевой вопрос, который, я думаю, в значительной степени ограничивает степень участия Корпорации «Вызовы тысячелетия», и это касается стран со средним уровнем дохода. не имеют права на их крупные программы помощи.Я думаю, нам следует вернуться к этому вопросу, потому что, хотя некоторые страны относятся к странам со средним уровнем дохода, если вы рассчитываете доход на душу населения только с использованием ВВП, страны с серьезными проблемами неравенства доходов, а также с бедностью не подходят, и я думаю, что мы должны рассмотреть формулы, которые позволили бы нам направить больше помощи в некоторые из этих стран. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос от Кеннеди Химмела, у которого нет доступа к микрофону, студента Висконсинского университета в Грин-Бей.Кажется, есть неопровержимые доказательства того, что американский империализм вел как тайную войну, так и сам менял режимы в странах Центральной Америки на протяжении прошлого века и нашего нынешнего. Наиболее заметным случаем стала операция «Кондор», пик которой пришелся на время администрации Рейгана. Вы предположили, что проблемы, которые преследуют эти страны из-за приверженности преимущественно правым диктатурам, являются продуктом кланового капитализма, бедности и коррупции, которые являются внутренними проблемами. Считаете ли вы, что некоторые из этих проблем этих стран являются побочным продуктом вмешательства США и Запада, экономической войны, навязывания западного неолиберализма? ДАДДИ: Что ж, это хороший вопрос. Мой собственный опыт работы в этом регионе относится к началу 80-х годов. Я имею в виду, конечно, что во время холодной войны Соединенные Штаты были склонны поддерживать практически любое правительство, которое мы воспринимали или которое настаивало на том, что оно решительно антикоммунистическое. Вот уже несколько десятилетий США делают поддержку демократии основой своей политики в регионе, и я думаю, что мы в значительной степени вышли из — знаете, нашего более раннего периода либо интервенционизма, либо, в некотором смысле, иногда даже когда мы не были полностью — когда мы не были активны, мы были замешаны в том, что мы не применяли никаких стандартов, кроме антикоммунизма, со странами, с которыми мы были готовы работать.Это была настоящая проблема. Замечу, кстати, для всех интересующихся, что несколько лет назад — лет пять назад, если я не ошибаюсь, Ирина, — в Иностранных делах , издаваемом Советом по международным отношениям, серия статей в одном номере под названием «Что на самом деле произошло?», а для тех, кто интересуется тем, что на самом деле произошло в Чили во время правления Альенде, там есть статья человека по имени Дивайн, который фактически находился в посольстве во время переворота и работал, как он теперь признает, на ЦРУ. Поэтому я отсылаю вас к этому. В последние десятилетия я чувствую, что США, безусловно, пытались продвигать свои собственные интересы, но не занимались подрывом правительств, и большая часть экономического роста, которого добились некоторые страны, напрямую связана с тем фактом, что мы заключили соглашения о свободной торговле с большим количеством стран Латинской Америки, чем с любой другой частью мира. Я очень отчетливо помню, что через пять лет после заключения соглашения с Чили объем торговли в обоих направлениях — и, как следствие, не только занятость, но и вид валового дохода — следовательно, очень существенно увеличился; знаете, более чем на сто процентов.То же самое было и с Мексикой. Итак, вы знаете, у нас есть история в регионе. Я думаю, это во многом объясняется тем, что если посмотреть на политику США и понять, что это было — почти все преломлялось через оптику холодной войны. Но, знаете, прошло уже много десятилетий с тех пор, как это было. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я иду к Элизабет Макдауэлл, у которой поднята рука. В: Привет. Я Элизабет Макдауэлл. Я аспирант факультета государственной политики Университета Дьюка.Посол Дадди, спасибо за ваш разговор. Я хочу задать вопрос о потенциальном компромиссе между хорошим управлением и… ДАДДИ: Я потерял твой звук. Пожалуйста, повторите. Q: Как мой звук сейчас? OK. Мой- ДАДДИ: Тебе придется повторить вопрос. В: Мой вопрос касается важнейших полезных ископаемых и металлов в регионе, и, по сути, эти металлы и полезные ископаемые, включая литий, кобальт, никель, медь и другие, необходимы для перехода к чистой энергии, и есть много стран, которые ввела новую политику, чтобы получить финансовую выгоду от запасов, поскольку эти полезные ископаемые очень распространены в регионе.И мой вопрос: считаете ли вы, что существует компромисс между устойчивым развитием и наличием полезных ископаемых, которые нам нужны по низкой цене, и возможностью стран извлекать экономическую выгоду из своих запасов природных ресурсов? ДАДДИ: Ага. Я не совсем уверен, как бы я охарактеризовал компромиссы. Но, знаете, как я упоминал, например, в отношении нефти и газа, но то же самое относится и к литию, кобальту и так далее, в большей части Латинской Америки ресурсы, которые находятся под поверхностью Земли, принадлежат нации, правильно.Они принадлежат нации. А в некоторых местах — я очень хорошо помню Боливию — в какой-то момент возникло огромное сопротивление строительству иностранной организацией трубопровода, по которому боливийский газ вывозился бы из страны. И это сопротивление уходит своими корнями в историю Боливии в том смысле, в каком оно было у большей части населения — что страна эксплуатировалась в течение пятисот лет, и они просто не доверяли разработчикам в обеспечении того, чтобы страна надлежащим образом участвовала в эксплуатации природных ресурсов. газовые ресурсы страны.Всего несколько лет назад другая — кажется, крупная компания — со штаб-квартирой в Индии открыла, а затем закрыла крупную операцию, которая должна была развиваться — я думаю, это тоже была добыча лития — в Боливии из-за трудностей, вызванных правительство. Я понимаю, почему эти трудности возникают в странах, которые подвергались эксплуатации, но учтите, что эксплуатация многих из этих ресурсов является капиталоемкой, и во многих из этих стран потребуется капитал из-за пределов страны.И поэтому страны должны найти способ как обеспечить разумный уровень компенсации компаниям, так и доход для страны. Так что это вызов, верно. Это вызов. В настоящее время в некоторых местах китайцы могут не только разрабатывать, но и вести бизнес, отчасти потому, что у них практически ненасытный аппетит на эти полезные ископаемые, а также на другие товары. Но долгосрочное развитие должно быть вертикально интегрированным, и это — и я думаю, что это потребует много внешних денег, и, опять же, некоторым странам придется выяснить, как это сделать, когда мы говорим о ресурсах, которые , в очень большой степени, рассматриваются как достояние нации.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь задать следующий вопрос Лии Пэррот, второкурснице Нью-Йоркского университета. Считаете ли вы, что сама глобализация, конкурентные глобальные рынки, борьба за влияние в регионе являются причиной роста популистского разочарования, о котором вы говорите? ДАДДИ: Хм. Интересный вопрос. Я полагаю, что это… вы знаете, связь есть. Просто чтобы дать своего рода интуитивный ответ, факт состоит в том, что существуют культурные различия на определенных рынках и регионах мира.Некоторые страны, вы знаете, по-другому подошли к развитию своих рынков труда, а также к торговой политике. Я бы сказал, что сегодня реальность такова, что мы не можем избежать глобализации, и ни одна страна не контролирует ее. Таким образом, странам, которым до сих пор не удавалось внедрить себя и добиться того же роста, что и в других странах, придется адаптироваться. Что мы действительно знаем из предыдущего опыта в Латинской Америке, так это то, что высокие тарифные барьеры — это не выход, верно, что это привело к слабости отечественной промышленности, повсеместной коррупции и, в конечном счете, к очень, очень хрупким макроэкономическим показателям. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Альберто Нахарро, аспирантом Университета Дюка Куньшаня. ДАДДИ: Ну. В: Привет. Добрый день. Спасибо за уделенное время. Мой вопрос касается Сальвадора. Я из Сальвадора, и я просто предоставлю краткий обзор. С момента вступления в должность президента и особенно в течение последних шести месяцев президент Букеле и Национальная ассамблея, в которой доминируют союзники Букеле, быстро предприняли шаги по ослаблению системы сдержек и противовесов, подрыву верховенства закона и кооптации судебной системы страны, консолидации власти в Исполнительный.Какой, по вашему мнению, должна быть роль Соединенных Штатов, если таковая имеется, в том, чтобы обратить вспять тенденции отступления от демократии в Сальвадоре? Учитывая недавние события, такие как внезапный отъезд временного посла США Жана Манеса из страны, могут ли Соединенные Штаты продолжать взаимодействие с Сальвадором, особенно в связи с тем, что Букеле укрепляет отношения с такими лидерами, как Си Цзиньпин и Эрдоган? ДАДДИ: Ну, во-первых, я помню, что посол Жан Манес, который, кстати, является моим старым другом, вернулся в Сальвадор в качестве поверенного, и я не уверен, что администрация Байдена действительно назначили нового посла. Я склонен думать, что важно помнить, что у нас есть посольства в столицах для продвижения интересов США, и что, когда мы закрываем эти посольства или прекращаем переговоры с принимающим правительством, это причиняет нам столько же вреда, сколько и им. В какой-то степени, я думаю, нас коллективно беспокоит то, что Сальвадор, по сути, находится на пути к авторитаризму. Отмечу, что Гондурас, Сальвадор и Гватемала, ни одна из этих троих, наряду с Никарагуа, не были приглашены на декабрьский Саммит демократии президента Байдена, и, знаете, вполне может быть, что США.С. должен изучить ряд стимулов для правительства, чтобы восстановить независимость судебной системы и уважение к разделению властей. Я, конечно, думаю, что это в интересах Соединенных Штатов, но это также и в интересах — в интересах региона. Вот почему в 2001 году весь регион собрался вместе, чтобы подписать Межамериканскую демократическую хартию. Как именно это должно быть реализовано — как мы должны реализовать — вы знаете, воля региона — это то, что, я думаю, правительства должны решать коллективно, потому что я считаю, что коллективные действия лучше, чем односторонние действия. Конечно, США не собираются вмешиваться, и в Сальвадоре уже действуют многие американские компании. Вы знаете, регион обнаружил, что восстановление демократии — защита демократии, восстановление демократии — очень, очень трудная работа в последние годы, и это не в последнюю очередь потому, что — это не только Соединенные Штаты, это остальные регион — даже санкции эффективны только в том случае, если они широко соблюдаются другими ключевыми игроками. И я не всегда уверен, что санкции — это выход.ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на два письменных вопроса вместе, так как их так много. Первый от Молли Тодд из Технологического института Вирджинии. Там она кандидат наук. Размышляя о роли США в продвижении демократии в Латинской Америке, как вы объясняете поддержку США диктаторов в регионе? А затем Уильям Уикс из Университета штата Аризона — насколько влияние Китая способствует авторитарному правлению и препятствует демократии в Латинской Америке? ДАДДИ: Я в этом не уверен — сначала я отвечу на последний вопрос. Я не уверен, что активность Китая в регионе препятствует развитию демократии, но она позволила выжить некоторым влиятельным фигурам, таким как Николас Мадуро, выступая иногда в качестве альтернативного источника финансирования рынков для товаров местного производства, а также источника технологий и так далее, чтобы Соединенные Штаты и все остальное, что эвфемистически называют Западом, верно. Таким образом, Китай фактически обеспечил спасательный круг. Линия жизни, по моему опыту, не особенно идеологизирована. Вы знаете, русские в регионе часто кажутся заинтересованными в том, чтобы быть немного щепетильными, ткнуть нам пальцем в глаз и напомнить Соединенным Штатам, что они могут проецировать силу и влияние в Западном полушарии так же, как мы можем в Восточном Европы и Средней Азии.Но китайцы немного другие. Я думаю, что их интересы в основном коммерческие, и в целом они не заинтересованы в латиноамериканской демократии. Таким образом, демократичность не является условием для ведения бизнеса с Китаем. В более общем плане, я думаю, я бы сослался на свой предыдущий ответ. США, по сути, не поддерживают сильную фигуру (фигуры), возникшую в Латинской Америке в последние десятилетия. Но, знаете ли, тенденция принимать то, что многие в Латинской Америке называют caciques , или фигурами силачей — верхом на лошадях, — утвердилась в Латинской Америке, верно, — стала очевидной в Латинской Америке еще в девятнадцатом веке.В ХХ веке, начиная, скажем, в частности, после Второй мировой войны, мы, безусловно, смотрели на вещи больше через призму холодной войны, и я уверен, что не я один вспоминаю, что президент Франклин Делано Рузвельт в определенный момент, я думаю, это был 1947 год, сказал Анастасио Сомосе, что он был сукиным сыном, но, ну, он был нашим сукиным сыном. Я думаю, что такой подход к Латинской Америке давно отложен. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Гэри Прево.Вопрос: Посол, я разделяю ваш скептицизм по поводу санкций и задам очень прямой вопрос. Я считаю, что администрация Байдена в данный момент упускает реальные возможности для диалога как с Венесуэлой, так и с Кубой, отчасти из-за этого раздвоения мира на демократию и авторитаризм, чего администрация Обамы действительно избегала и, я думаю, в результате приобрел значительный авторитет и понимание в более широкой Латинской Америке. Поэтому я очень обеспокоен тем, что сейчас в обоих этих случаях упускаются возможности.ДАДДИ: Я не соглашусь с вами в одной части, отметив, что я уже — и, на самом деле, я написал статью для Совета несколько лет назад, в которой я говорил о желательности поиска выхода для Венесуэлы. Но я отмечаю, что многие из санкций, которые есть, были введены в отношении Венесуэлы, в частности, в течение определенного периода времени как республиканцами, так и демократами, и проблема для США, в частности, в отношении Венесуэлы заключается в том, что страна стала менее продуктивной, более авторитарной, они вытеснили 6 миллионов беженцев и легли тяжелым бременем почти на все другие страны субрегиона.Я не уверен, что США в данный момент упускают там возможность, и, если на то пошло, изменения, которые были внесены на Кубу или в политику в отношении Кубы администрацией Обамы, которые я одобрил, по большей части остались в силе. на месте администрацией Трампа, что достаточно интересно. Были некоторые изменения, но они не были столь драматичными, как надеялись многие, кто выступал против реформ Обамы, и которые хотели обратить их вспять. Так что это оба крепкие орешки. Я думаю, стоит хотя бы отметить, что сочетание некомпетентности, коррупции, авторитаризма, в частности, в Венесуэле, превратившей то, что когда-то было самой успешной демократией в регионе, в бессмыслицу или почти бессмыслицу, Я не уверен, понимаете, как мы справляемся с этим в данный момент.Но я, безусловно, поддерживаю идею поощрения диалога и поиска формулы, которая способствовала бы возвращению демократии. И, опять же, вы знаете, пожив в Венесуэле, я чувствую, что многие — вы знаете, венесуэльцы любят свою страну. Большинство из тех, кто уехал, сделали это не по своей воле или, знаете ли, от счастливого сердца, если хотите. Это люди, которые нашли условия на местах в стране невыносимыми. Что касается того, как мы реагируем на этот вызов, я не вижу в последнее время никаких новых мыслей по этому поводу.Но, конечно же, диалог является его частью. Точно так же и с Кубой у нас — вы знаете, мы видели пятидесятилетнюю политику, которая не сработала. Так что я надеюсь, что когда-нибудь в ближайшем будущем увижу свежие мысли о том, как действовать и на этом фронте. Вы знаете, сложно обойти то, что это не страны, которые уважают права человека, свободу слова, свободу прессы. На самом деле они носят репрессивный характер, поэтому сотни тысяч американцев кубинского происхождения живут в Соединенных Штатах, а миллионы венесуэльцев живут за пределами своих национальных границ.Это настоящая дилемма. Я бы хотел, чтобы у меня было решение, но у меня его нет. ФАСКИАНОС: У нас почти нет времени. У нас есть еще много письменных вопросов и поднятых рук, и я приношу свои извинения, что мы не сможем на них ответить. Но я собираюсь использовать свои полномочия модератора, чтобы задать вам последний вопрос. ДАДДИ: Угу. ФАСКИАНОС: Вы служили — о, это хорошо. Вы прослужили большую часть своей карьеры, более тридцати лет, в правительстве США, а теперь преподаете. Какой совет или что вы могли бы дать студентам по призыву о продолжении карьеры на дипломатической службе, и что вы говорите своим студентам сейчас и профессору или своим коллегам о том, как побудить студентов продолжать? Мы видели, что она стала менее привлекательной — стала менее привлекательной в администрации Трампа. Это может быть вверх — больше на подъеме. Но, конечно, опять же проблема с оплатой и частным сектором против государственного. Итак, какие мысли вы можете оставить нам? ДАДДИ: Ну, во-первых, по моему личному опыту, нет ничего лучше, чем быть американским дипломатом за границей. Мой личный опыт — вы знаете, восходит к 80-м годам. На самом деле я очень недолго был офицером ВВС в начале 70-х. Я думаю, что государственная служба по своей сути вознаграждается, в отличие от работы в частном секторе, где вы действительно можете влиять на отношения между людьми и нациями, и я думаю, что это очень, очень интересно.Я происхожу из семьи, знаете ли, состоящей, знаете ли, из юристов, в частности, в моем поколении, даже в следующем, и я знаю, что это может быть — такая работа или работа в частном секторе, в финансовом сообщество, каким бы оно ни было, также может быть очень захватывающим. Но дипломатия уникальна, и у человека также есть смысл делать что-то, что приносит пользу нашей стране и, хочется надеяться, миру. Рискуя снова быть легкомысленным, я всегда чувствовал, что я на стороне ангелов.Вы знаете, я думаю, что мы сделали много ошибок, но в целом наше участие в странах, в которых я работал, было положительным. ФАСКИАНОС: Замечательно. Что ж, на этой ноте, посол Патрик Дадди, спасибо вам за вашу службу этой стране. Большое спасибо за то, что поделились с нами своими мыслями. Я знаю, что это очень широко, чтобы охватить весь регион, и мы не отдали должное всем странам. ДАДДИ: И нам еще предстоит — и нам еще предстоит упомянуть Гаити, о котором я все время беспокоюсь.ФАСКИАНОС: Я знаю. Есть так много вещей, чтобы покрыть. Недостаточно времени, недостаточно часов в сутках. И мы ценим всех за ваше время, за то, что вы с нами, за ваши отличные вопросы и комментарии. Еще раз прошу прощения, что не до всех дошел. Но нам просто нужно, чтобы вы вернулись. Так что еще раз спасибо. Для всех вас наш следующий академический вебинар состоится в среду, 23 февраля, в 13:00. (ET) с Роджером Фергюсоном из CFR о будущем капитализма. Так что, как всегда, следите за нами в Твиттере на @CFR_Academic.Посетите сайты CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для изучения и анализа глобальных проблем. Мы распространим ссылку на издание Foreign Affairs , которое упомянул посол Дадди, чтобы вы могли ознакомиться с ним. И еще раз спасибо за ваше время сегодня. Мы ценим это. ДАДДИ: Было приятно. Спасибо. (КОНЕЦ

Вебинар с Патриком Деннисом Дадди 9 февраля 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

Гражданское общество в России: его роль в условиях авторитарного режима. Часть I: Природа российского гражданского общества

Продуктивное и динамичное гражданское общество с активным участием широкого и разнообразного представительства населения имеет основополагающее значение для развития демократии, роста и процветания любой страны. Обеспечение свободного и беспрепятственного развития гражданского общества должно быть основным национальным интересом демократического государства.

А как же авторитарная страна? Как она видит роль гражданского общества в государстве, в котором доминирует немногочисленная правящая элита? Должны ли деятельность и роль гражданского общества подавляться, чтобы не мешать автократическому правлению? Или роль гражданского общества — посредством манипуляций или других средств — служить интересам правителей, сохраняя при этом контроль? Чем опасен автократический режим, если он потеряет контроль над гражданским обществом?

В этом эссе о гражданском обществе в России я отвечу на эти и другие вопросы.Я рассмотрю эту тему в трех частях. В первой части я рассмотрю природу гражданского общества в России и включу историческую перспективу, чтобы лучше понять текущие проблемы. Во второй части я буду исследовать жизнь, мнения и ностальгию в современном российском обществе. В третьей части я углублюсь в тему лидерства и инакомыслия и предложу некоторые мысли о перспективах более активной роли гражданского общества и возможности развития значительного протестного движения в течение следующих нескольких лет.


Проблемы управления гражданским обществом в авторитарной России

В авторитарном государстве гражданское общество[1] часто воспринимается как противник, а не как партнер, как в демократическом государстве. По этой причине авторитарные государства стремятся сохранить жесткий контроль над населением. Когда народ воспринимается как автономная политическая сила, автократы опасаются, что он может стать разрушительной силой, способной свергнуть режим. В сегодняшнем глобализованном мире автократические режимы сталкиваются с растущим давлением не только внутри страны, но и со стороны внешних сил, будь то иностранные державы, неправительственные субъекты или международные СМИ, которые стремятся содействовать и облегчать трансграничное общение и взаимодействие во все более безудержной и бесконтрольной обстановке. , порой, навязчивыми способами.

Борьба с внутренними и внешними вызовами гражданского общества была главной заботой российских правителей на протяжении веков. Большую часть этого времени Кремль сохранял контроль с помощью запугивания, принуждения и силы. Однако иногда, когда гражданское общество чувствовало себя вопиющим насилием со стороны властей, а власти проявляли слабость в ответ на законные требования общества или действовали жестоко и насильственно, элементы гражданского общества восставали против властей в знак протеста. и даже бунт.

На протяжении веков Россия боролась между центростремительными силами центральной власти, стремящейся удержать страну под жестким контролем, и центробежными силами, представленными региональными лидерами, недовольными элементами гражданского общества и анархистскими силами, которые хотят ослабить или разрушить центральный контроль. Слабость центра привела к усилению сил на периферии и повышению роли некоторых элементов гражданского общества. Сильный центр означал верховенство жесткого самодержавного правления, отмеченное силой, подавлением основных гражданских прав и требованием, чтобы гражданское общество строго подчинялось произволу Кремля.

Россия, за очень немногими исключениями, не знала и не испытывала тех преимуществ, которые может дать стране активное свободное гражданское общество. Эти немногие исключения были отмечены либо хаотическими, анархическими вспышками народного недовольства, либо кратковременными проявлениями свободы, во время которых гражданское общество и национальные лидеры, казалось, преследовали схожие цели. Первую лучше всего иллюстрирует суматоха революций 1917 года. Второй случай иллюстрируется трансформацией, произошедшей в 1990-е годы, когда распался Советский Союз и возникла новая Россия.В противном случае в России доминировали автократы, а гражданское общество стало несчастной жертвой произвольного и репрессивного авторитарного правления.

Проблема в России не в том, что нет понимания того, какими должны быть отношения между лидерами и гражданским обществом на благо страны. Проблема в том, что люди и структуры гражданского общества были в значительной степени бессильны повлиять на то, как должны развиваться эти отношения. Владимир Иноземцев, известный российский экономист, основатель и директор Центра исследований постиндустриальных обществ, входит в число тех россиян, в основном интеллектуалов и лидеров оппозиции, которые утверждают, что

[Т]а проблема [в России] заключается в непонимании того, что народ дает полномочия своим лидерам, а не власть предержащие определяют степень свободы народа.Проблема в непонимании того, что государство можно и нужно строить снизу, через демократические выборы и возможность эффективного контроля над властью через осмысленное местное самоуправление и федерализм.

К несчастью для России, несмотря на то, что эта точка зрения понятна и проявлялась в разное время в прошлом страны, она остается точкой зрения меньшинства. Гораздо более заметной является идеология, поддерживающая превосходство правящей элиты над населением в целом.

Владислав Сурков, в последние годы занимавший руководящие посты в правительстве президента Владимира Путина и получивший прозвище кремлевского «серого кардинала» за ведущую роль идеолога и создателя термина «суверенная демократия» для описания структуры путинского правления, был прямолинеен в определении реальности России как автократического государства. Хотя некоторые критикуют взгляды Суркова, другие находят в них много истины, особенно в его историческом анализе.

11 февраля 2019 года Сурков опубликовал важную статью под названием «Длительное государство Путина» в популярной российской газете «Независимая газета» . В своей статье Сурков описывает истоки Российского государства, которые, по его мнению, определили ход его эволюции на протяжении более чем 1000 лет. Сурков писал(а):

Характер российского государства сыграл центральную роль в формировании российского стратегического мышления. Он никогда не задумывался как эманация общества, созданная для защиты прав граждан, смягчения последствий конфликтов между ними и продвижения общественного благосостояния. Скорее, он выступает как чуждая сила, призванная навести порядок среди непослушных людей. «Земля наша велика и богата, а порядка в ней нет. Приидите царствовать князьями, владычествуйте над нами», — так описывает создание Русского государства «Первая летопись», написанная в XIII веке. Новыми правителями были не родственники местного славянского населения, а нордические варяги, воины-торговцы, которые перемещались по славянским землям в коммерческих целях.

В подтверждение своих доводов Сурков цитирует известного американского историка Ричарда Пайпса, который считал, что «государство [Российское] не выросло из общества и не было навязано ему сверху.Скорее, оно выросло бок о бок с обществом и мало-помалу поглотило его».

Расширяя роль государства, Сурков утверждает, что

Всеохватывающее государство было центральным и решающим действующим лицом в русской истории… Верность государству в лице государя лежала в основе русской идентичности. Не будет преувеличением сказать, что, по крайней мере, в представлении правителей, без государства не было бы России[2]. Следовательно, сохранение и развитие государства было их центральной миссией на протяжении всей истории.Именно восстановление государства после глубокого кризиса первого постсоветского десятилетия [1990-х годов при президенте Ельцине] считают нынешние правители России [президент Путин и его администрация] одним из своих величайших достижений. Их миссия требует защиты государства от врагов внутри страны и за рубежом.

Сурков признает, что Россия переняла у Запада определенные политические термины и институты, которые придают видимость демократии и демократических практик, но на самом деле являются не более чем фасадом, притворством наличия институтов, по сути чуждых российской политической культуре, в качестве практикуется самодержавным государством.Сурков цинично охарактеризовал эту ситуацию так:

Многослойные политические институты, которые Россия переняла у Запада, иногда представляются отчасти ритуальными и созданными для того, чтобы выглядеть «как все», чтобы особенности нашей политической культуры не привлекали лишнего внимания со стороны соседей, не раздражал и не пугал их. Они подобны воскресному костюму, который надевают в гости, а дома мы одеваемся так же, как и дома.

Мы вернемся к природе российских понятий и институтов и их развитию в гражданском обществе на протяжении всего этого очерка.Хотя Сурков выражает мнение, которое, несомненно, разделяется в определенных влиятельных кругах правящей элиты, в гражданском обществе существуют конкурирующие взгляды, которые поднимаются, чтобы бросить вызов консервативной, автократической идеологии и политике власть имущих. Далее будет рассмотрено, как формируются и бросают вызов традициям более влиятельные взгляды лидеров гражданского общества, а также населения в целом.

Путин восстанавливает авторитарное государство, но при чем тут гражданское общество?

1990-е годы были десятилетием перемен.Советский Союз распался. Пятнадцать независимых стран возникли из крупнейшей в мире тоталитарной империи. Каждая из этих стран искала свой собственный путь развития и при этом боролась за построение правительства и гражданского общества. За исключением прибалтийских государств Эстонии, Латвии и Литвы, большинство других бывших советских республик, включая Россию, попали в традиционную модель авторитарного правления со слабым гражданским обществом.

Десятилетия жизни в условиях репрессивной советской системы, в которой жестко контролировалось социальное поведение людей и отношения со всемогущим государством, настолько задушили индивидуальную инициативу и стимул к активной общественной, а тем более политической деятельности, что когда государственный контроль был значительно ослабленное, гражданское общество изо всех сил пыталось превратиться в значимую, влиятельную силу.Всеобщая среда, возникшая в России в 1990-е годы, в которой господствовали в обществе бандитский капитализм, бродячие преступные группировки, повсеместная коррупция, хаос и экономический коллапс, часто во имя «демократии» и «свободы», и российской власти, и общества к одной цели: восстановить стабильность и предсказуемость в экономической, политической и социальной жизни страны. Когда Путин стал президентом, его непреодолимой целью стало восстановление контроля над экономикой, укрепление государства, рецентрализация его власти и восстановление спокойствия в стране.Эти задачи во многом облегчались слабостью российского гражданского общества и стремлением людей практически любой ценой вернуть в свою жизнь стабильность.

Путин открыто признал слабость российского общества. В своем «Манифесте тысячелетия», который был опубликован в газете «Известия » 30 декабря 1999 года, Путин охарактеризовал российское общество как «расколотое и внутренне дезинтегрированное». Он несколько раз возвращался к этой теме в последующие годы, так как твердо верил, что для развития России и восстановления ее позиций в мире ей необходимо гражданское согласие.Как отметила известный российский аналитик Мария Липман, в публичных выступлениях Путина он предпочитал слово «примирение», чтобы описать, как он хочет, чтобы российское общество объединилось. Но на самом деле, указывает Липман, политика Путина была политикой демобилизации и умиротворения.

В течение первых двух сроков своего президентства (2000–2004 и 2004–2008 гг.) Путину удалось добиться своей цели по наведению порядка («дембель») и спокойствия («умиротворение») в российском обществе. Государство оставалось в основном в стороне от спорных вопросов и воздерживалось от восстановления какой-либо официальной идеологии.Люди стали уступчивыми, и стабильность была восстановлена. Липман привел термин «ненавязчивый», который был введен социологом Борисом Дубиным для описания российского государства 2000-х годов. С помощью высоких цен на нефть Путин смог поднять уровень жизни значительной части населения России, которая впервые в жизни перешла в средний класс. Крупные города, такие как Москва и Санкт-Петербург, переживали экономический бум. Многие из их граждан испытали положительные изменения в своей жизни.Городское общество сосредоточилось на удовольствиях улучшенного образа жизни, а кремлевские лидеры консолидировали свою власть.

Но это кажущееся спокойствие, этот кажущийся устойчивый баланс интересов общества и власти оказались эфемерными. Череда потрясений 2008 года — мировой экономический кризис, резкое падение цен на нефть, смена политического руководства России и растущее недовольство в российском обществе — должны были оказать серьезное влияние на Кремль, на характер его правила, его отношения с гражданским обществом и внутри самого гражданского общества.

Последствия этих событий проявились не сразу. Какое-то время их смягчала риторика и нерешительные попытки реформ и модернизации со стороны нового президента России, бывшего премьер-министра Дмитрия Медведева, который в 2008 году поменялся местами с президентом Путиным, потому что последний по конституции не мог баллотироваться на третий срок. Несмотря на многообещающую риторику и появление Медведева как дальновидного лидера с айфоном, ситуация в стране не улучшилась.Восстановление после экономического коллапса 2008 года было медленным. Коррупция от высших эшелонов власти до местных чиновников, злоупотребления со стороны сотрудников правоохранительных органов и произвол судов создавали все более угнетенное настроение среди населения. Когда в сентябре 2011 года президент Медведев объявил, что не собирается баллотироваться на второй срок, чтобы Владимир Путин мог снова баллотироваться на пост президента (законодательный орган внес поправки в конституцию, разрешающие это), гражданское общество зимой взорвалось серией протестов. 2011–2012 гг. в масштабах, беспрецедентных со времен распада Советского Союза.

Реакция новой путинской администрации была быстрой, решительной и беспощадной. Полиция и спецназ подавляли и арестовывали протестующих и даже невинных прохожих. Суды приняли соответствующие меры для осуждения несовершеннолетних правонарушителей к необоснованным срокам лишения свободы. Репрессии заменили «ненавязчивость». Россия начала восстанавливать некоторые из наиболее одиозных черт Советского Союза, теряя при этом многие обнадеживающие, хотя и хаотические признаки движения к более открытому и демократическому обществу ельцинских лет.Народ страдал, а режим процветал. Исчез баланс между растущим благосостоянием и отчужденностью общества от политики. Пересчет и перестройка в отношениях между правителями и управляемыми были неизбежны.

Кремль отреагировал двояко: усилением контроля над гражданским обществом и населением в целом посредством репрессивных мер и развитием официальной квази-идеологии, которая должна была стать основой возрождающейся национальной идентичности в попытке сплотить поддержку для режима . Ни один из них не дал больше, чем временное согласие общества.

Репрессии были стандартной политикой правителей России на протяжении веков. Администрация Путина не исключение. Правоохранительные органы и суды работают в тандеме, чтобы строго и быстро наказать всех, кто участвует в демонстрациях против властей. Ольга Романова, журналист и директор правозащитной организации «Россия за решеткой», в статье для Московского центра Карнеги в сентябре 2019 года выявила несколько важных тенденций в применении репрессий администрацией Путина.«Первая тенденция заключается в том, что власти полностью прекратили расследование (не говоря уже о возбуждении уголовных дел) обвинений в необоснованном применении силы в отношении задержанных». Это стало очевидным после массовых задержаний на протестах, спровоцированных властями, отказавшимися зарегистрировать кандидатов от оппозиции на выборах в Мосгордуму, состоявшихся 8 сентября 2019 года. «Вторая тенденция, — выделяет Романова, — это категорический отказ судей признать (или даже рассмотреть) то, что утверждает защита, является доказательством, оправдывающим ответчика.Более того, Романова отмечает, что дела против политических протестующих, которые ранее относились к категории мелких «административных» правонарушений, теперь рассматривались как более тяжкие преступления, за которые обвиняемых могли приговорить к годам лишения свободы. Было несколько случаев, когда протестующие и даже невинные прохожие оказывались не в том месте и не в то время. Их обвинили в том, что они якобы нанесли ранения полицейским во время потасовок при задержании, и приговорили к нескольким годам лишения свободы. Романова отмечает, что столь жесткие репрессивные меры не могли не найти отклика в гражданском обществе. Она заключает, что «ясно, что фракция [в администрации Путина], призывающая к жестким репрессиям, в настоящее время имеет преимущество. Это повлияет не только на преобладающие протестные настроения, — прогнозирует Романова, — но и на все состояние российской судебной системы, которое и без того было плачевным».

Путинский режим также принял законодательные и административные меры для пресечения деятельности гражданского общества, когда она идет вразрез с официальной политикой. Показательным примером является печально известный закон об «иностранных агентах», принятый российским парламентом и подписанный президентом Путиным в 2012 году.Любая неправительственная организация, которая получает финансирование из иностранного источника и не регистрируется в качестве «иностранного агента», подвергается суровым наказаниям, включая крупные штрафы. Возможно, наиболее важно то, что он называет такие организации «иностранными агентами», что в историческом советском и российском контексте подразумевает, что они являются агентами иностранной разведывательной организации, то есть шпионами. Этот одиозный закон серьезно повлиял на неправительственное сообщество в России, заставив многих закрыть свои двери, и наложил драконовские ограничения на другие, которые выжили, такие как самая влиятельная российская правозащитная организация «Мемориал».Сурков в статье «Независимой газеты» приводит довод в пользу этого закона. Он утверждает, что миссия властей — защищать государство

.

[F]от врагов дома и за границей. В этих условиях они твердо убеждены в том, что имеют право и обязаны строго ограничивать и внимательно следить за деятельностью иностранных и финансируемых из-за рубежа структур, действующих в России, и, в крайнем случае, выдворять их или закрывать. Они по-прежнему полны решимости не поддаваться американской форме гибридной войны.

Президент Владимир Путин обратился к реакции государства на протесты и мотивы закона об «иностранных агентах» в комментарии, сделанном им 2 марта 2020 года:

Если вы хотите высказать свою точку зрения, — сказал Путин, — то получите разрешение на публичную демонстрацию и езжайте в город. В некоторых странах несанкционированные митинги могут стоить вам пять или даже 10 лет. Получить разрешение. А если нет, а ты все равно протестуешь, то тебя ждет жужжание, когда тебя посадят. Разгрузитесь и немного расслабьтесь за решеткой.И статус иностранного агента придумали не мы, это американцы. Сравнивать это с желтыми значками, которые нацисты навязывали евреям, несправедливо. Единственная цель закона об иностранных агентах — защитить Россию от внешнего политического вмешательства.

Российский парламент ввел дополнительные ограничения на свободу выражения мнений граждан России. 6 марта 2019 года был принят закон, позволяющий судам штрафовать и даже сажать в тюрьму людей за «непристойные» посты в Интернете, которые «неуважительно относятся» к представителям власти, в том числе к президенту Путину, и демонстрируют «вопиющее неуважение к обществу, стране, официальной государственные символы, конституция или органы власти.Нарушители этого закона подлежат штрафу до 100 000 рублей (1300 долларов США). Рецидивисты могут быть оштрафованы на двойную сумму или приговорены к 15 суткам ареста.

Вторым важным шагом путинского режима после волны протестов зимой 2011–2012 годов стала разработка квази-идеологии для укрепления национальной идентичности и сплочения людей вокруг набора ценностей, которыми они могли бы гордиться. Для этого Кремль обратился к былой славе и достижениям царской России и Советского Союза, а также к системе ценностей, глубоко укоренившейся в русских традициях и русской православной вере.Согласно квази-идеологии Путина, могучее, всегда бдительное государство защищало нацию от вездесущей угрозы со стороны внешних врагов, которые окружают Россию и хотят уничтожить страну и захватить ее богатства. Внутренние враги, которые выполняли приказы иностранных держав, изображались столь же опасными, и им нужно было не допустить осуществления своих злых планов. Русское общество укреплялось опорой на традиционные, консервативные семейные ценности и нравы. Широко пропагандировались духовность и догматы Русской православной церкви. Безнравственный Запад был осужден за ведение распущенного образа жизни. Слово Гайропа было придумано российской пропагандистской машиной для осуждения Европы за поддержку прав геев и других нетрадиционных (с российской точки зрения) социальных изменений. Он также насмешливо использовался российской молодежью как циничный ответ российским традиционалистам и властям, чтобы продемонстрировать свое несогласие с семейными ценностями, продвигаемыми государством.

Исключительность и сильный патриотизм России получили значительный импульс в связи с захватом (или возвращением, в российской интерпретации) Крыма в 2014 году, а также поддержкой и непосредственным участием России в войне на востоке Украины.Националистический пыл и поддержка президента Путина достигли апогея и помогли поддержать кремлевскую квази-идеологию в течение нескольких лет. Но национализм, патриотические лозунги и телевизионные образы русских православных священников, благословляющих ядерные ракеты, или общественных деятелей, осуждающих все более ориентированный на Запад образ жизни российской молодежи, не могут долго поддерживать спонсируемую государством пропагандистскую кампанию перед лицом ухудшающейся экономики, загнивающей экономики. инфраструктура, неудовлетворенные социальные потребности и растущее гражданское сознание российских граждан.

По мере ослабления идеологического посыла Кремля и растущей зависимости государства от репрессивных мер становится все более очевидным, что государство теряет контроль над социальной повесткой и больше не в состоянии реагировать на запросы общества. Как отмечает Татьяна Становая из Московского центра Карнеги, «на двадцатый год путинская система замыкается в себе и самоизолируется от общества». Далее она поясняет: «Правительство просто разучилось сопереживать обществу и понимать его требования, которые оно все больше воспринимает как чрезмерные и политически несостоятельные.Чтобы понять природу четвертого президентского срока Путина [2018–2024 гг.], взгляните на новый принцип правительства: «Мы вам ничего не должны».

Диалога власти и гражданского общества не существует. Путин и его соратники все больше изолируются от общества — общества, которое само начинает претерпевать собственную трансформацию, вызванную вызовами, навязанными ему изнутри; разрушительным воздействием коронавируса[3]; взрослением нового городского среднего класса; и неспособностью Кремля реализовать смелую и эффективную повестку дня. Что касается будущего, Становая видит его в значительной степени заданным обществом. «То, что произойдет дальше, — утверждает она, — будет в гораздо большей степени определяться политической мобилизацией людей, эффективностью новых лидеров оппозиции и количеством ошибок, которые совершит правительство».

Российское общество и гражданская активность

4 декабря 2019 года Егор Жуков, 21-летний студент вуза, предстал перед московским судом по обвинению в экстремизме за размещение на YouTube видеороликов, в которых он говорил о ненасильственных протестах, проблемах политической власти и своей кампании за депутатское кресло. в Моссовете.На суде он зачитал смелое и мужественное заявление, которое было обвинением российской политической системы и бед, которые она причиняет российскому обществу. Его заявление стало сенсацией в СМИ и символом того, что не так с путинской Россией. В итоге Жуков был приговорен к трем годам условно — необычайно мягкий приговор, основанный на текущей практике российской судебной системы, вероятно, из-за реакции общественности на его заявление.

Слова Жукова были сильными. Его послание было не только политическим, но и эмоциональным.Он говорил о любви; он говорил о доверии; и он говорил о потере обоих. Маша Гессен, российско-американская журналистка, уловила суть заявления Жукова в статье The New Yorker от 7 декабря 2019 года. Привожу основные моменты острого сообщения Жукова.

Непреодолимая преграда разделяет наше общество пополам. Все деньги сосредоточены наверху, и никто наверху не собирается их отпускать. На дне осталось — и это не преувеличение — отчаяние.Зная, что им не на что надеяться, что, как бы они ни старались, они не могут принести счастья ни себе, ни своим семьям, русские мужчины вымещают свою агрессию на женах, или спиваются, или вешаются. …

Теперь я хотел бы поговорить о любви. Любовь невозможна без доверия. Настоящее доверие складывается из общих действий. Совместные действия — редкость в стране, где мало кто чувствует себя ответственным. А там, где все-таки происходят общие действия, стражи государства сразу видят в этом угрозу. Неважно, что вы делаете — помогаете ли вы заключенным, выступаете за права человека, боретесь за окружающую среду — рано или поздно вас либо заклеймят как «иностранного агента», либо просто посадят. Посыл государства ясен: «Возвращайся в свою нору и не участвуй в общих действиях. Если мы увидим более двух человек вместе на улице, мы посадим вас в тюрьму за протест. Если будете вместе работать над социальными вопросами, мы присвоим вам статус «иностранного агента». Откуда в такой стране может взяться доверие и где может вырасти любовь? Я говорю не о романтической любви, а о любви к человечеству.…

Единственной социальной политикой, последовательно проводимой российским государством, является политика атомизации. Государство дегуманизирует нас друг в друге. В глазах государства мы давно перестали быть людьми. Иначе с чего бы ему так относиться к своим гражданам? Почему оно акцентирует свое обращение с людьми посредством ежедневных избиений дубинками, пыток в тюрьмах, бездействия перед лицом эпидемии ВИЧ, закрытия школ и больниц и так далее? …

Посмотрим на себя в зеркало. Мы позволили, чтобы это сделали с нами, и кем мы стали? Мы стали нацией, которая разучилась нести ответственность. Мы стали нацией, разучившейся любить. Более двухсот лет назад Александр Радищев [широко известный как первый русский политический писатель], путешествуя из Петербурга в Москву, писал: «Я огляделся вокруг себя, и душа моя была изранена человеческими страданиями. Затем я заглянул внутрь себя и увидел, что беды человека исходят от самого человека». Где такие люди сегодня? Где люди, у которых так болит сердце за то, что происходит в нашей стране? Почему таких людей почти не осталось?

Получается, что единственный традиционный институт, который Российское государство действительно уважает и оберегает, — это институт самодержавия.Самодержавие стремится уничтожить всех, кто действительно хочет работать на благо Родины, кто не боится любить и брать на себя ответственность. В результате нашим многострадальным гражданам пришлось усвоить, что инициатива будет наказуема, что начальник всегда прав только потому, что он начальник, что счастье может быть и близко, но не для них. И узнав об этом, они постепенно начали исчезать. По данным госстата, россияне исчезают медленно, со скоростью четыреста тысяч человек в год.Вы не можете видеть людей, стоящих за статистикой. Но попробуй их увидеть! Это люди, которые допиваются от беспомощности, люди, замерзающие в неотапливаемых больницах, люди, убитые другими, и те, кто убивает себя. Это люди. Такие люди, как ты и я.

Это слова не ученого социолога, не лидера политической оппозиции, не популярного медийного эксперта. Это слова 21-летнего студента; молодой человек, всю жизнь проживший при режиме Путина; человек, глубоко озабоченный своей страной, ее народом и ее будущим.Его мудрость, его анализ и его страсть могут вдохновить других, могут вдохновить на сдвиг в сторону большей активности в гражданском обществе или, возможно, будут просто заглушены какофонией шумных, недисциплинированных уличных протестов и демонстраций, визгом дубинок. — вооруженная полиция и сирены автозаков. Что бы ни случилось, заявление Жукова перед судом, который должен был решить судьбу этого очень молодого человека, не может не вызывать глубокого беспокойства за будущее России и будущее русского народа.

Жуков рассказал об атомизации общества руками власти. Это, действительно, фундаментальная политика Кремля. Это также закономерное явление, вызванное резким расколом внутри самого российского общества, которым Кремль пользуется в своих целях. Гражданское общество расколото. Один компонент состоит из организаций, которые тесно сотрудничают с правительством, реализуют программы, утвержденные Кремлем, и получают государственную поддержку и финансирование. Некоторые из них закреплены за министерствами и другими государственными учреждениями.Другой компонент состоит из полностью независимых неправительственных организаций, которые борются за выживание без государственного финансирования. Частная благотворительность в России мало распространена и сопряжена с риском, поскольку независимые НПО могут заниматься проектами, против которых выступают власти, вызывая тем самым беспокойство у местных спонсоров, которые не хотят быть на стороне правительства. Иностранное финансирование также исключено из-за закона об «иностранных агентах», что затрудняет выживание независимых НПО. Многие из них находятся в конфликте с властями из-за вопросов, которые они берут на себя. Только самым смелым, стойким и удачливым удается выжить.

Андрей Колесников из Московского Центра Карнеги описывает дилемму, с которой сталкивается российское гражданское общество:

Один из вариантов — заключить сделку с государством и действовать в полном соответствии с его условиями, позволяя организациям продолжать свою ценную деятельность, но де-факто оказывая политическую поддержку Кремлю.Другой вариант — маргинализация, превращение в изгоев, обреченных на постоянный конфликт с государством. В то же время результатом является конфликт и потенциальная поляризация внутри российского гражданского общества.

В более широком спектре российского общества, за пределами сферы деятельности активистов — независимо от того, связаны ли они с государственными институтами и политикой или действуют независимо, пропасть между теми, кто политически, социально, экологически озабочен изменением России к лучшему, и большинством населения, которое либо безразлично, либо даже враждебно относится к усилиям активистов, не может быть острее. Как пишет в твиттере российский аналитик Мария Снеговая: «Опять у нас две России: одну бьют на демонстрациях, другая активно голосует за КПРФ [Коммунистическую партию Российской Федерации]. Ни одна из двух России не верит другой».

Эта двойственная природа российского общества имеет глубокие корни, уходящие далеко в царскую Россию, а также в недавнее советское прошлое России. Егор Жуков в своем выступлении перед судом обозначил многие традиционные слабости и проблемы российского общества.Большая часть населения не хочет настаивать на переменах, которые могли бы улучшить их жизнь. Они предпочитают оставаться в стороне от политической активности и общественной активности, принимая более фаталистический подход к жизни, убежденные, что они ничего не могут сделать против сил власти и могущественного государства.

Хотя многое изменилось к лучшему в повседневной жизни россиян после распада Советского Союза в 1991 году, восприятие и отношение людей к государству и властям меняются медленно. Как объясняет Мария Волкенштейн, президент и главный исполнительный директор Агентства маркетинговых исследований VALIDATA:

Как только государство и власть начинают усиливать давление на общество, как это происходит в последние годы, старые советские навыки сокрытия и уверток приходятся как нельзя кстати. Эта игра в кошки-мышки с государством привычна, и даже если о ней забыли в 1990-е и 2000-е годы, когда власть была менее навязчивой, люди вспоминают ее в мгновение ока. Я помню момент — где-то в 2006–2007 годах, я думаю, — когда люди в фокус-группах вдруг стали бояться говорить.Они сразу запоминают этот навык.

Эта отстраненность от политической жизни страны, это нежелание в нее вмешиваться было традиционной слабостью российского общества и способствовало произволу властей. Людмила Алексеева, самая известная в России правозащитница, одна из основателей Московской Хельсинкской группы наблюдения и одна из последних советских диссиденток, действующих в современной России, обвинила общество в том, что оно допустило существование такой ситуации. Перед смертью в декабре 2018 года она обвинила в том, что «если [правители] ведут себя плохо, то мы виноваты в этом больше, чем они.

К счастью, есть смелые и смелые люди, которым хватило смелости продолжить гражданскую деятельность Алексеевой и ее современников. Эти люди — сегодняшние лидеры в авангарде гражданского общества, готовые рисковать своей частной жизнью и личной свободой ради лучшей жизни российского народа. По иронии судьбы, политическая активность, которую ведет небольшая группа лидеров гражданского общества, помогает неактивистам, аполитичным массам начать, как отмечает Евгений Гонтмахер из Института современного развития, «медленно, но верно подниматься над [свои] колени… и признают [себя] более не частью безликой массы людей, а личностью[ми] с достоинством и личными интересами.Эти интересы включают в себя «делать то, что хочется», иметь «возможность зарабатывать на достойную жизнь для себя и своей семьи» и иметь возможность рассчитывать на «защиту от беззакония и несправедливости в суде».

Это не обязательно поощряет политическую активность, но помогает повысить гражданское сознание. Поэтому, когда в результате произвола властей возникают локальные проблемы, такие как расположение мусорной свалки рядом с населенным пунктом, планирование строительства большой церкви на одном из немногих оставшихся свободных мест в городе, закрытие больниц и поликлиник, или иные действия, вторгающиеся в жизнь простых граждан, все больше и больше людей, которые никогда прежде не выходили на улицы с протестами, готовы сделать это сейчас.В результате нескольких недавних успешных попыток остановить вмешательство государства в жизнь граждан люди начинают ощущать перемены и ощущают, что влияние государства на их частную жизнь ослабевает. Экономические и экологические причины, непосредственно влияющие на жизнь рядовых граждан, набирают поддержку среди гораздо более широких слоев населения, чем политические демонстрации и протестные движения политических активистов. Задача лидеров гражданского общества, желающих сделать Россию лучше, состоит в том, чтобы направить энергию социальной и политической активности на общее дело.

Это должно сильно беспокоить Кремль. Недавний заголовок в московской газете «Московский комсомолец » предсказал, что русский народ не придет на помощь властям «в момент их краха». Популярный таблоид упомянул о судьбе царя Николая II, Иосифа Сталина, Михаила Горбачева и Бориса Ельцина и предупредил, что «народ будет безмолвно поддерживать власть имущих — до тех пор, пока они этого не сделают». Автор и аналитик Марк Галеотти, комментируя эту статью, написал в Твиттере: «[Это] полезное напоминание… что даже русские осознают непостоянство власти и не желают вечно потакать какому-либо лидеру.«Российское общество не раз занимало видное положение либо как поддерживающий элемент, либо как ключевой игрок в решении политической судьбы страны. Россия, похоже, еще не стоит на пороге значительных перемен, но времена наступают все более тревожные, и невозможно предсказать, что может произойти. Значение статьи Московского Комсомольца не должно игнорироваться российскими правителями. Если они это сделают, то на свой страх и риск.

Вашингтон, округ Колумбия
май 2020 г.

[1] Под гражданским обществом я понимаю сообщество граждан, связанных общими интересами и коллективной деятельностью.Гражданское общество традиционно состоит из групп или организаций, работающих в интересах граждан, но действующих вне государственного и коммерческого секторов. В этом эссе я буду время от времени объединять более ограниченную концепцию гражданского общества с населением в целом, когда есть четко определенные взаимные интересы. Когда эти интересы расходятся, я делаю различие.

[2] Аналогичную точку зрения разделяют и другие, занимающие руководящие должности в России сегодня. В октябре 2014 года заместитель руководителя администрации президента Путина Вячеслав Володин заявил международной аудитории, что «сегодня нет России, если нет Путина.

[3] Влияние коронавируса на внутреннюю и внешнюю политику России станет предметом отдельного очерка.

Как смотреть освещение российско-украинского кризиса на KCET

В наших последних новостях о начале войны в Украине и ее важных последствиях для США и всего мира мы хотим подчеркнуть нашу твердую приверженность всестороннему ежедневному освещению некоторыми из лучших журналистских групп на телевидении.

Каждый день мы передаем более 11 часов национальных и международных новостей на KCET, PBS SoCal и Link TV, включая репортажи PBS NewsHour, BBC World News, Deutsche Welle из Германии, France 24, NHK из Японии и других.Команды журналистов, которых мы поддерживаем, усердно работают над освещением сегодняшних новостей, и они готовят дополнительные подробные материалы.

Ниже приведены ключевые программы, из которых вы можете получить ценную информацию.

PBS SoCal

Джуди Вудрафф | PBS NewsHour

КСЕТ

Кристиан Аманпур | Аманпур и компания
  • Отдел новостей Токио (выходит в эфир по будням в 6 утра). м.)
  • Демократия сейчас! (выходит по будням в 7 утра)
  • Amanpour and Company (выходит в эфир по будням в 8:00 и 23:00)
  • PBS NewsHour (выходит в эфир по будням в 15:00 раннего выпуска Восточного побережья)
  • NHK 30312 News (линия новостей 9) по будням в 16:00)
  • DW News немецкой международной телекомпании Deutsche Welle (выходит в эфир по будням в 16:30)
  • BBC World News America (выходит в эфир по будням в 17:00).m.)
  • Франция 24 (выходит по будням в 17:30)
  • BBC World News (выходит по будням в 18:00)

Link TV

Эми Гудман | Демократия сейчас! .

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.