Охотник александр зубов: Фильм про охотника Александра Зубова Прочие фильмы документальные фильмы онлайн смотреть бесплатно

Содержание

Филипп Дик — «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» / Александр Зубов

Прежде чем начать обзор, с Вашего позволения сделаю две вещи:
1. Буду называть этих биологических андроидов — репликантами, дабы не смущать некоторых личностей, та и мне «репликант» звучит куда приятней. И тут то ли косяк переводчиков, то ли в ту эпоху действительно так и было. Мол андроиды — это репликанты…
2. Книгу я буду называть «Бегущий по лезвию», и постараюсь ПО МИНИМУМУ сравнивать её с фильмом. Скажу лишь в двух словах:  книга лучше. И вот почему

Фильму стоит отдать должное (я о новом — Бегущий по лезвию 2049, старый не смотрел), он отлично справляется со своей задачей и задачей следовать канонам книги, нет, не сюжетной, ведь тут подчистую вырезали религиозное направление именуемое Мерсеризмом, а «Здесь кругом дерьма навалом, а они там, над небесами взмыли и смотрят на нас сюда с отвращением». В книге это передали через персонажей, ведь к концу книги я уже мечтал, чтобы Рик Декарт — платный охотник на репликантов уже прикончил этих.

.. этих… силиконовых НеНастоящих. А в фильме это передали через цветовой охват и наличие воды. То есть с помощью декораций. Выводы оставлю на Вас. 

И раз я начал с репликантов, ими я и продолжу.
Суть книги в том, что после третьей мировой случился апокалипсис, абсолютное большинство живых организмов (именно организмов, но об этом чуть позже) подчистую вымерло. Люди (настоящие люди) те что остались в живых поделились на два сектора. Земляне и Марсиане. И те разделились внутри друг друга ещё на два. Земляне на охотников на репликантов и недоумков (шизофреников, называемые здесь аномальными из-за чего им путь на Марс закрыт). Марсиане же на тех кто делает репликантов и на тех кто их использует. 

Отсюда и следует, что на земле репликантов не производят и те, что оказались тут по своей воле — должны быть убиты, ведь они скорее всего прикончили своих хозяев и сбежали на землю. Стоит сразу отметить, нет, на Марсе не живут одни богачи способные позволить себе репликанта. Всё дело в том, что из-за этого самого апокалипсиса эти самые репликанты достаются АБСОЛЮТНО любому АБСОЛЮТНО бесплатно. Стоит лишь сделать заказ. Естественно никто не позволит тебе использовать репликанта как мишень для оттачивания мастерства стрельбы или ещё чего непристойного. Это противозаконно, но, стали бы репликанты бежать от хорошей жизни сюда в кромешный ад из недоумков, радиоактивной пыли, разрухи и зловещих учёных из Ленинграда?

И нет, я не пошутил, учёные из Ленинграда в книге обозначены как те, что научились вычислять самых продвинутых репликантов (Нексусов 6-ых) с помощью специального теста на эмпатию. Репликанты не способны на неё. Также как и прожить дольше 4-ёх лет. 

К сожалению, информации о Марсе крайне мало. Я бы сказал катастрофически мало. Всё подаётся через Дружищу Бастера — репликанта-комика в передаче «Бастер и друзья», вечно оскорбляющего Мерсеризм и ведущий войну с ним.
Но даже этого достаточно, чтобы понять, что по мнению Марсиан на земле остались одни чёкнутые и нет ничего лучше жизни в раю, здесь, над небесами. На Марсе.

И вот, я проведу первое сравнение с фильмом.
В фильме на Земле идиллия, сотни, если не тысячи людей живущих в городах, всюду реклама и различные вывески о том какой товар стоит купить. А по рынку разгуливают разной наружности типы и девочки. И ни одного животного.
В книге же, на Земле полный хаос, ад, забытье и тлен. Всюду разруха, целые города пустеют, а в домах наберётся разве что 3-5 семей, если очень повезёт. Животных то же нет, а те, что продаются стоят целые состояния, от 5 тысяч долларов за козу и немыслимые 10-20 за страуса, про стоимость вымерших жаб я вообще умалчиваю, ведь найди живую и… да.

Когда как та же электрическая коза обойдётся в каких-то 700 баксов, а от реальной не отличишь. И может показаться, а что такого, это же просто животные, да только вот, в этом мире животное определяет твой социальный статус. И если ты можешь позволить себе зоопарк, то ты явно резеденция Роузенов, у которых и Совы и козы…

Но книга очень быстро забывает о животных (естественно периодически напоминая о них) и с первых же строк выливает на Вас депрессию и ссору между Амелией и Риком и многих, скорее всего оттолкнёт такое начало истории и такое представление главного героя.

Но поверьте, дальше будет только хуже. И это первая книга на моей памяти, так умело играющая на нытье… оно уместно. Ведь когда кругом радиоактивная пыль, а солнце как в Ленинграде, а то и ещё реже, не до хиханек да хаханек, поэтому и придумали репликантов, Мерсеризм и ящик настроения. Чтобы хоть как-то скрасить всю ту боль от одиночества и гробовой тишины вокруг. К счастью, всё это раскрывается очень быстро, буквально за первые 5 глав (из 22), благодаря недоумку Джону Изидору, человеку, что и шагу ступить не может вне своей квартиры без специальной коробочки религии Мерсеризма. Ведь в его доме и вокруг него на ближайшие километры ни одной живой души. А тишина и хлам, со слов самого Изидора очень губительны и хлам всегда возьмёт своё. Ведь он ходил по квартирам и видел, старые фотографии, оставленные вещи, мусор разбросанный по квартире, и видел, что хлам всегда берёт своё, как бы ты не ухаживал за квартирой и не убирался в ней, ведь когда все уйдут, хлам возьмёт своё.

Спойлерить книгу я не стану, лишь добавлю. .. книга превосходна. Она имеет свои недостатки — например почему люди не могут просто объединиться в секту? Или ещё какой злой вопрос.
Но книга прекрасно справляется со своей целью — донести мысль. А именно — «Здесь кругом дерьма навалом, а они там, над небесами взмыли и смотрят на нас сюда с отвращением».

Про СПГС внутри книги я умолчу, и о Мерсеризме умолчу, ибо первое не особо люблю, а второе — это уже жирные спойлеры.

Читать книгу? Однозначно да.
Ведь она хоть и про репликантов, но про людей.
Однако, местами она даже сложнее Айзека. Причём местами ЗНАЧИТЕЛЬНО тяжелее.

Читать — да.

Читать «Великие охотники и рыболовы» — Очеретний Александр Дмитриевич — Страница 1

Александр Очеретний

Великие охотники и рыболовы

© Очеретний А. Д., текст, 2015

© ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

I глава. История охоты

Охота от Неолита до Ранней бронзы

Еще не люди

Раз уж мы собрались поговорить об охоте, то никак нам не миновать рассказа об эволюции человека.

Это произошло очень давно. Страшно подумать, насколько давно! Более пяти миллионов лет назад. А началось все с того, что обезьяне захотелось мяса.

Безусловно, доводы вегетарианцев и их выбор заслуживают уважение, но, когда они говорят, что питаться мясом – это, дескать, неестественно для примата, они сильно ошибаются. Большинство обезьян мясо любят. И едят обезьяны мясо при первой возможности, но – увы – таких возможностей у обезьян немного.

Макаки и мартышки часто подбирают падаль, относясь к ней как к нормальной пище. Впрочем, они с удовольствием поймают и ящерку. Или съедят птичьи яйца, а то и птенцов, если доберутся до гнезда.

Собакоголовые обезьяны – павианы – устраивают настоящие сложносоциальные охоты с распределением ролей, примерно так же, как это делают крупные стайные хищники, например волки или львы. Они охотятся на мелких антилоп, сурикатов и прочих небольших зверьков. Описаны случаи, когда стая павианов убивала даже чепрачных шакалов и с удовольствием съедала их мясо. В этом случае возникала удивительная и не слишком частая для природы ситуация, когда потенциальный хищник и потенциальная жертва «легко и непринужденно» менялись местами.

Отлично охотятся и наши наиближайшие родственники – шимпанзе. Они так же, как и павианы, устраивают загонные охоты с распределением ролей. Тут есть и загонщики, и те, кто непосредственно настигает добычу и расправляется с ней. Основной объект охоты стаи шимпанзе – небольшие обезьяны (не отсюда ли каннибализм?).

Дележка добычи, а не свальное ее пожирание, как у многих стайных хищников, – это большой социальный шаг. Самые крупные и вкусные куски идут альфа-самцам, играющим главную роль не только в охоте, но и жизни обезьяньего сообщества. Часть отдается загонщикам, малая толика достается самкам и даже детенышам, уже с малого возраста знакомящимся со вкусом мяса.

Ну а от шимпанзе до человека всего ничего – один эволюционный шажок да парочка генов.

Но – хватит об обезьянах, давайте поговорим о человеке-охотнике древнейших времен.

Камень и только камень

Итак, мы сейчас прояснили, что есть мясо человеку всегда было свойственно. Однако в те далекие-далекие времена оно не было ежедневной пищей. Скорее всего, на первых этапах становления человека как биологического вида мясо было довольно редким, но очень желанным «приварком» к скромному рациону, состоящему из семян, корешков, толики фруктов в сезон, насекомых и так далее.

Люди каменного века сначала – лет эдак миллион назад – не были «чистыми» охотниками. Во всяком случае, большинство ученых считает именно так. Скорее всего, их можно было назвать… падальщиками. Именно падальщиками! Но погодите содрогаться, сейчас я все объясню.

Соседями людей каменного века – а сейчас мы говорим о европейцах – были крупные хищники. Несколько видов саблезубых кошек, пещерные медведи, волки, львы, леопарды, гепарды и гиены – европейская фауна в те времена почти не уступала разнообразием африканской. Люди только группой могли защититься от нападения хищников, однако большую группу, состоящую не только из охотников, но и из женщин, детей, стариков, сложнее было прокормить.

Вовсе не мужчины-охотники были главными кормильцами большой группы. Хлеб насущный – ежедневный – добывали как раз женщины, старики и подростки, которые занимались собирательством. До земледелия люди еще не доросли.

Мужчины уходили в охотничьи походы и возвращались с добычей далеко не ежедневно. Их охотничьим трофеем чаще всего была тушка какого-нибудь не слишком крупного зверька, угодившего в силки. Откуда это известно, да еще в таких подробностях? Это довольно просто. Жизнь некоторых современных племен тропической зоны, которые умудрились еще не слиться с общечеловеческой цивилизацией, до сих пор проходит точно в таком же режиме.

Оптимальным выходом для группы было не разбредаться по лесу в поисках какой-нибудь мелкой добычи, а сплотиться, чтобы пойти на охоту вместе и добыть что-нибудь крупное. Однако не в человеческих силах было догнать оленя или косулю, не мог человек справиться с мамонтом, носорогом, туром или зубром – примитивное его оружие пока не могло тягаться с клыками, рогами и копытами.

Но древние люди были такими же смышлеными, как и современные. Они достаточно быстро додумались, что если поймать и убить лошадь или быка им не по силам, то отнять уже добытую тушу у льва или гиен может и получиться. Надо только вооружиться дубьем, каменьями и действовать нагло, сплоченно, шумно и вызывающе. Следует, правда, признаться, что, скорее всего, люди не сами придумали такую тактику. Здесь им, наверное, помогла наблюдательность: ведь точно так же действуют многие хищники. Отобрать добычу у более сильного, сбившись в агрессивную группу, – это беспроигрышная тактика шакалов, гиен, волков, гиеновидных собак и некоторых других зверей.

Описанная картина представляет собой своего рода «коктейль» из логических заключений и конкретных сведений, добытых в археологических экспедициях. Впрочем, вполне подтвержденных и современными свидетельствами. Так, например, обитающее в Кении племя доробо до сих пор практикует «кражу» (или отъем?) мяса у львиных прайдов. Они дожидаются момента, когда львы добудут антилопу гну или буйвола, а потом, вооруженные трещотками, барабанами и, на всякий случай, копьями, большой толпой подходят к обедающим львам и производят такой шум, что звери не выдерживают, бросают мясо и уходят подальше от этих «бесноватых».

Очень часто на местах стоянок древних людей находят кости крупных копытных со следами каменных орудий, которые были нанесены поверх следов зубов крупных хищников. То есть мясо с костей срезалось уже после того, как тушу начинали есть хищные звери. Древнейшая кость, найденная в Эфиопии, с явными следами каменных орудий, которыми с нее срезали мясо, имеет возраст 3,39 миллиона лет.

Многочисленные современные картинки, изображающие сцены из охоты древних людей (ну вы знаете – там, где табун лошадей гонят к обрыву или попавшего в ловчую яму мамонта забрасывают камнями), не что иное, как фантазии художников, основанные на предположениях ученых. Никто не знает точно, как оно было на самом деле. Но очевидно, что отнять тушу у леопарда – это гораздо проще, чем выслеживать оленя и пытаться взять его при помощи каких-то заостренных палок. Это гораздо легче, чем гнать табун лошадей к какому-то обрыву (неужели лошади не знают, что там обрыв?). Нет пока ни одного доказательства, что охоты проходили именно так. Хотя… нет также ни одного весомого опровержения, что они так не проходили. Но логика и современные аналогии нам подсказывают, что, скорее всего, все-таки чаще отнимали, чем добывали самостоятельно.

Мощь тетивы

Когда был изобретен лук и где его изобрели, точно неизвестно. Однако точно известно, что древнейший на европейском континенте лук найден в селище времен неолита (позднего каменного века) Ла-Драга (Каталония). Лук изготовлен из ветки ягодного тисса, длиной он чуть более метра.

Конклав ночи. Охотник читать онлайн Александр Сивинских

Александр Сивинских

Конклав ночи. Охотник

Меня зовут Родион Раскольник. Я не герой Достоевского, и мой мир прост, как геометрическая фигура. В нем существуют только три вершины: они, вы и я. Вы для них — еда. Они для меня — добыча. Вас я мог бы предостеречь: «Бегите отсюда, пока целы», но вместо этого говорю: «Подходите ближе». Вы мне не нужны, нужна приманка для них. Поэтому, откликнувшись на мое предложение, стойте смирно — и ждите. Скоро вы почувствуете на лице влажное и смрадное дыхание. Это явились к трапезе они. И значит, наступает мое время — время истребителя упырей.

А когда все закончится, я вложу в ваши дрожащие руки лопату и скажу: «Закопай то, что осталось. Закопай поглубже».

Часть первая

Я

Барак вздымался передо мной, будто дом-пожиратель людей из ночного кошмара. Да так оно, собственно говоря, и было. В эту двухэтажную хибару с заколоченными окнами только попади. Большой удачей будет, если назад выйдешь. Тем не менее я собирался именно войти. Более того, я собирался и выйти из него. Живым и по возможности невредимым.

Я попрыгал на месте, попробовал, легко ли ходят кинжалы в ножнах, снял помповый «Моссберг» с предохранителя и спросил Мурку:

— Готова, девочка?

Росомаха посмотрела на меня из-под черных косм и как будто кивнула.

— Тогда входим, — сказал я, включил укрепленный на лбу фонарь, натянул респиратор и поджег шнур вышибного заряда. Отскочил в сторону. Коротко полыхнуло. В тяжелой, обитой изнутри кошмой двери возникла дымящаяся дыра. Я пнул дверь ногой и с ухмылкой сказал: — Да пребудет с нами ярость.

Мурка одобрительно рыкнула и рванулась вперед. Ярости ей было не занимать.

Внутри пахло мокрой землей и прелым деревом. Облупившаяся штукатурка, могильная темень, какие-то звуки, напоминающие постукивание тысяч крошечных коготков, — все как всегда. Никакого разнообразия, никаких неожиданностей. Это хорошо. Мы с Муркой не из тех, кто любит неожиданности на охоте.

Первый кровосос встретился уже в коридоре. Несмотря на позднее утро, он еще не спал. Как ни странно, среди упырей тоже имеются такие вот сомнамбулы, не способные к полноценному сну в каморке уютного гроба. Частью это новообращенные, а частью, наоборот, старцы, мучающиеся бессонницей. Был ли этот старым или молодым, в созданной искусственно тьме барака разобрать не представлялось возможным.

Наверное, это все-таки был желторотик. Опытная тварь почуяла бы нас заранее, а этот лишь хлюпнул, когда Муркины клыки разорвали его жилистую шею. Сделав дело, Мурка резво отпрыгнула в сторону. Тут же все вокруг заволокло горячим паром, бьющим из дыры в глотке кровососа. Издыхающий упырь буквально выкипел дочиста, и через секунду его опустевшая одежда шлепнулась на пол мокрым комком. Даже сквозь респиратор я ощутил жуткую вонь тухлятины. Бедная Мурка, каково сейчас ей, с ее нежным обонянием.

Впрочем, моя четвероногая напарница не стала ждать окончания процесса, а метнулась по лестнице на второй этаж. Следовать за ней смысла не было. Обычно наверху скрываются самые малахольные кровососы. Те, которые в четкой вурдалачьей иерархии соответствуют армейским «духам». «Старики» и «дедушки» спят внизу. «Сержанты» и «старшины» — в подвале. «Офицеры» же, называемые также патриархами и матриархами, в таких хибарах не обитают никогда. Честно говоря, мне пока не приходилось с ними сталкиваться. И слава богу. Даже «старшины» чертовски опасные противники, что уж говорить об упырях, которые способны ходить под солнцем и неслышимым пением приманивать жертвы. Прямиком себе на ужин.

Первый наш крестник, сдохнув, переполошил, разумеется, весь гадюшник. Не успел я решить, в какую дверь войти сначала, как выбор был уже сделан за меня. Из квартиры с сохранившимся номером «три» выперло нечто огромное, пузатое, но довольно проворное. Определенно женского пола. В руке толстуха сжимала кривой, словно ятаган, обломок стекла. Да и орудовала она им как заправский башибузук. Два раза крест-накрест рубанула зубастая тетка, и всякий раз кончик стеклянной сабли проходил в каких-то сантиметрах от моего лица. Оба раза я уклонялся играючи. Реакции мне не занимать, ловкости тоже, но мы ведь не на арене цирка, верно? К тому же моей клоунессе могли прийти на подмогу другие артисты. Поэтому, когда она махнула своей опасной стекляшкой в третий раз, я поднырнул под ее руку и перехватил кисть. Под пальцами оказалась субстанция, мало похожая на человеческую плоть. Что-то вроде пластилина. И только кости, сухожилия да суставы были на ощупь вполне твердыми.

Это ненадолго. По опыту знаю.

Вместе с кулаком противницы я повернул острие стеклянной сабли в обратную сторону, после чего толкнул толстуху-кровопийцу от себя. Инстинктивно сопротивляясь, она подалась вперед — и наделась горлом на стекло, как каплун на вертел. И тут же с чудовищным грохотом рухнула ничком. Я едва успел отскочить в сторону. Гейзер пара, в который превратилась упыриха, с шипением взметнулся до потолка.

Не слишком верьте, когда вас убеждают, будто вурдалака можно прикончить только серебром да осиновым колом. Чем угодно можно. Главное — знать, куда всадить клинок или пулю. Или клыки. Мы с Муркой знаем.

Следующие две квартиры, четвертая и вторая, оказались пустыми. Лишь следы когтей на стенах и полу да кучи неопределенного тряпья в углах. Думать, откуда оно тут взялось, абсолютно не хотелось.

Зато за дверью с номером «один» меня ждал весьма теплый прием. Сразу две твари, находящиеся в превосходной форме — худые, подвижные, зубастые, — рванулись на меня с разных сторон. Синхронно. Одна прыгнула с чудом сохранившегося шкафа, другая — из ближнего угла. Должно быть, они намеревались ошеломить меня суворовским натиском и привести в замешательство внезапностью нападения. Если бы у меня нашлось немного времени, я, возможно, даже пожалел бы их. За отсутствие изобретательности. Как я уже говорил, упыри везде и всегда действуют до скуки однообразно.

Но времени у меня, как обычно, не нашлось.

Я выбросил правую руку с ружьем навстречу тому монстру, что прыгнул сверху. «Моссберг» рявкнул. Свинцовая сорокаграммовая пилюля с начинкой из химически чистой ртути влетела клыкастому прыгуну прямо в пасть. Башку ему оторвало словно кукле, попавшей под трамвай.

Второй тем временем успел не только добраться до меня, но и получить по морде сапогом. Человека такой удар гарантированно отправил бы в нокаут, упырю же хоть бы хны. Впился в икру кошмарными зубами и начал грызть. Не будь на мне сапог с укрепленными кевларом голенищами, остался бы без ноги. Однако кевлар — замечательная штука, способная удержать даже пулю. Не напрасно его используют в бронежилетах. Пока тварь бессильно слюнявила сапог, я пригвоздил ее к полу кинжалом. Проделывать это пришлось буквально наугад. Первый упырь уже вовсю превращался в пар, и даже сильный фонарь на каске не мог толком рассеять туман, заполнивший квартиру. Я не попал кровососу в корпус, голову или шею, а попал в плечо. Он дико заверещал и начал скрести пальцами по кинжалу, по полу и по своему телу, отрывая от пола щепки, а от себя клочья гнилой кожи.

Пристрелить его было делом поистине милосердным. Что я немедленно и проделал.

Дождавшись, пока пар несколько рассеется, я вытащил кинжал из пола и обтер его губкой, нарочно припасенной в кожаном кисете. Губка была смочена ружейным маслом. Лучший, между прочим, дезинфицирующий состав в данных обстоятельствах.

Первый этаж был зачищен. В подпол без Мурки соваться мне было неохота. Я, конечно, парень резкий и настоящий профи по части истребления нежити, но, когда имеешь дело с вурдалачьими «сержантами», лучше перестраховаться. У них резкости не меньше. Да и другие козыри в рукаве припасены.

— Мурка! — крикнул я, выйдя в коридор. — Куда ты пропала? Ты жива?

Последний вопрос был риторическим. Семилетняя росомаха, разорвавшая за свою жизнь раз в двадцать больше упырей, чем я имел подружек, вряд ли могла испытать затруднение с парой-другой кровососов-новобранцев.

Однако леденящего душу воя, который означал: «Все путем, чувак, моя часть работы выполнена на пять с плюсом», — почему-то не раздалось.

Полный скверных предчувствий, я устремился наверх. Я прыгал через три ступеньки, не обращая внимания на угрожающий скрип лестницы, и думал об одном: «Только бы она была жива. Пусть ранена, хрен с ним. Животные этой гадостью не заражаются, и я ее выхожу».

Квартира наверху сохранилась всего одна. Остальные стены обрушились, завалив этаж обломками досок, кусками штукатурки, обрывками обоев. Окна, как и следовало ожидать, были не только заколочены, но и завешены многими слоями одеял, матрасов и спортивных матов. Среди мусора исходили остатками пара две мокрые кучи одежды — останки убитых Муркой упырей. Больше ничего.

И никого.

Я вломился в уцелевшую квартиру и едва не полетел книзу головой в огромный пролом в полу. На первом этаже, точно под дырой, располагалась небольшая клетушка, что-то вроде чулана. Как я его проглядел, находясь внизу, ума не приложу. Наверное, вход был тщательно замаскирован. Кровососы, несмотря на общую тупость, иногда проявляют чудеса сообразительности.

По чулану медленно кружились, выбирая момент для броска, два ночных хищника. Лесной и городской. Росомаха и упырь.

В том, что тварь являлся «сержантом», а то и «старшиной», сомневаться не приходилось. Одежда на нем отсутствовала вообще. Голая синевато-серая, пупырчатая, как кирзовый сапог, кожа. Удлиненный череп, резко выступающая вперед нижняя челюсть, почти полное отсутствие носа и волос, зато поистине гигантские хрящеватые уши. Резко выпирающие лопатки, похожие на зачатки крыльев. Непомерно раздутые суставы плеч, коленей и локтей. Когти. А главное — манера двигаться, напоминающая не то птичью, не то змеиную. Неожиданные ускорения, замедления и порывистые, будто клюющие, перемещения головы.

Опасный, очень опасный противник.

Почти такой же опасный, как Мурка. Даже, может быть, как я.

Опустившись на одно колено, я стал ждать. Когда крадущийся по кругу «сержант» оказался на линии огня, потянул спусковой крючок.

Помповое ружье двенадцатого калибра — страшной убойной силы вещь. Особенно на малых расстояниях. Упыря будто лавиной снесло. Он опрокинулся на пол и заелозил там, пытаясь подняться на четвереньки. Из простреленной грудины толчками выплескивалась пенящаяся жидкость, чертовски похожая на темное пиво. Издыхать он, похоже, не собирался. Как не собиралась Мурка доделывать начатое мною.

Умная девочка, знает, что в нашем деле спешка хуже паники.

Я мягко соскочил в чулан. Передернул затвор «Моссберга». Прицелился в голову упырю.

И тут он прыгнул. Только что валялся на спине, еле шевелился и, казалось, был вполне готов к отправлению в ад — и вот бросился. Стремительно. Такие впечатляющие броски мало кто, кроме нас с Муркой, видал, и слава богу. Потому что выполнить их способны только раненые кровососы высокого ранга. А раненый упырь, как любой раненый хищник, опасен вдвойне.

Вначале поджарое тело «сержанта» собралось в комок, а в конце полета — разжалось. Когтистые лапы замолотили, точно лопасти промышленного вентилятора. Каждый удар, попади он по мне, мог разорвать надвое. Однако я ждал этого прыжка и поэтому за мгновение до него нырнул в сторону и вниз. Упырь врезался в стену. Стена, оказавшаяся всего лишь тонкой дощатой перегородкой, рухнула. Полетела пыль.

Кровосос, нелепый и страшный точно огромное насекомое, зигзагами кинулся прочь. Я выстрелил вдогонку, но не попал. Преследовать его смысла не было. Все равно вернется. Наружу ему нельзя, сгорит как бенгальская свеча. Единственный шанс сохранить не жизнь, нет, существование — это попытаться расправиться с нами. А потом дождаться ночи и отправиться за единственным лекарством, которое требуется упырю.

— Ты все равно вернешься, тварь! — крикнул я.

Он вернулся.

Он был страшен. Ничего человеческого в нем больше не осталось. Семьдесят килограммов перерожденной плоти и сто семьдесят лошадиных сил дикой ярости. Он даже двигался по-звериному, на четырех конечностях. И двигался с такой скоростью, что казалось, бестий здесь несколько.

Я выставил вперед ствол ружья (в трубчатом магазине оставались последние два патрона) и прижался спиной к стене барака. Мурка молча скалилась возле моей ноги. Упырь тенью метнулся вверх, на миг прилип к потолку, а когда я выстрелил, оттолкнулся и полетел на нас. Это было почти красиво. Гигантская тварь с растопыренными лапами и разинутой пастью, несущаяся на нас по воздуху со скоростью атакующего орла. Рассматривать такое зрелище в убогом свете горняцкого фонаря? Кощунство.

Локтем и ногой я ударил назад.

Гвозди я предусмотрительно вытащил еще перед началом операции. Доски, которыми было заколочено окно, держались только на «честном слове». Щит-ставня вывалился наружу. В барак хлынул свет утреннего солнца.

Мы с Муркой прыснули в разные стороны. Вспыхнувший синеватым огнем упырь с пронзительным визгом вылетел в окно и упал на растрескавшийся асфальт тротуара.

Горел он недолго, зато чадно, с треском и обилием искр.

Наружу я выбрался как воспитанный человек, через дверь. Мурка тоже.

* * *

Добравшись до машины, я прежде всего разоружился и сбросил амуницию. Шлем с очками и двухрежимным (видимый свет и ультрафиолет) фонарем, респиратор. Японские доспехи для кэндо — не классические, а современная реплика, изготовленная из высокотехнологичных материалов. Сапоги. Потом напоил Мурку, умылся под переносным рукомойником, укрепив его на запаске «УАЗа», и напился сам. И лишь после этого достал мобильник и позвонил.

Ответили сразу:

— Мордвинова у аппарата.

— Алиса Эдуардовна, — сказал я, — это Колун.

Идиотский псевдоним, по-настоящему идиотский. Впрочем, если судить о собственной физиономии беспристрастно, то довольно точный. Не говоря уж о фамилии. Моя фамилия — Раскольник. Угадайте с двух попыток имя. Впрочем, достаточно и одной.

— Здравствуйте, Колун. Чем порадуете?

— Дело сделано, — сказал я. — Было семь штук, полный прайд. «Сержант», баба «маркитантка» и пять «солдат» разного возраста. Все испарились, старший с фейерверком. Можете высылать уборщиков.

— Вы в порядке?

— В полном.

— Отлично. Гарантируете, что все чисто?

Ненавижу этот вопрос. Уже одно то, что Родион Раскольник (оперативный псевдоним Колун) позвонил и доложился — первейшая гарантия стерильной чистоты очередного объекта. Абонент, с которым я разговаривал, знала это абсолютно точно. Не первый раз контактируем. Но она была обязана задать этот вопрос, так же как я — обязан на него ответить. Наш разговор записывался, особая компьютерная программа определяла, действительно ли мне принадлежит голос. Если он принадлежал именно мне, запись становилась официальным документом.

— Гарантирую, — сказал я.

— Принято. Уборщики выезжают. — После щелчка, сигнализирующего, что запись отключена, Алиса Эдуардовна чуть менее официально добавила: — Благодарим, Родион. Вы молодец. И Мурка молодец. Обязательно погладьте ее за нас.

— Иногда мне кажется, — проговорил я, — что есть люди, втайне желающие, чтоб меня все-таки сожрали. Не упыри, так хотя бы напарница. — И заключил: — Сами погладите при случае. Если руки не жалко.

Алиса Эдуардовна довольно засмеялась и отсоединилась.

— Пора мотать отсюда, — объявил я Мурке, побросал вещички в машину и сел за руль.

Росомаха устроилась по соседству: широко расставленные задние лапы на сиденье, передние на панели, башка выставляется в боковое окно. Требовать у нее пристегнуть ремень безопасности — совершенно бесперспективное занятие. Знаю по опыту.

Я завел мотор, выждал минутку-другую, чтоб он хорошенько прогрелся, и тронул «УАЗ» с места.

* * *

Полагаю, мы с Муркой представляем собой весьма экзотическое зрелище. Судите сами: здоровенный молодой мужик с грубоватым лицом, зверское выражение которого не способна облагородить даже ухоженная «шкиперская» бородка, — и росомаха. Насколько мне известно, считается, что приручить или выдрессировать росомаху невозможно в принципе. Это самый коварный, злобный и независимый хищник на свете, хуже гиен и ягуаров. Так оно и есть. Мурка — коварная, злая, не приручаемая. Да я никогда и не делал попыток приручить ее или выдрессировать. Все гораздо проще. Или сложней, как посмотреть.

Мы дружим. Мы сотрудничаем. Мы целиком и полностью равны.

Началась наша дружба до банальности просто: я нашел в лесу тяжелораненого зверя. Росомаху. Другой бы бросил подыхать или добил, а я решил дать ей шанс. Сильное животное, по-своему красивое; редкое. Пусть со скверной репутацией, но ведь и моя собственная — не из тех, которые ставят в пример подрастающему поколению. К тому же росомаха пострадала в явно неравной схватке. Кроме огнестрельной раны на теле имелись множественные следы от зубов. Тогда я только лишь начинал карьеру охотника на кровососов, не умел отличить упыря-«духа» от вурдалака-«сержанта» и потому решил, что погрызла росомаху охотничья собака.

От потери крови будущая Мурка настолько ослабела, что не могла даже огрызнуться, когда я наскоро бинтовал страшно разорванный бок. Только приподнимала черную губу и еле слышно шипела. Наверное, ей казалось, что она скалится и грозно рычит. Закончив первичную перевязку, я отнес ее к машине и привез домой. А уж там, с помощью знакомого ветеринара, приступил к лечению всерьез. Собственно, ветеринар только извлек картечины и наложил швы. Да с большой изобретательностью обматерил меня за кретиническую идею выходить зверюгу, которая непременно перегрызет мне глотку, если выживет. Впрочем, он был уверен, что росомаха нипочем не выживет.

Закончив операцию, мы очень славно с ним попировали. Ветеринар пил исключительно за то, чтоб пациентка сдохла. Я, разумеется, за то, чтоб выздоровела.

Она выздоровела. И, едва набравшись сил, сполна отплатила мне за милосердие и уход.

Как я уже говорил, тогда моя карьера истребителя упырей только начиналась. Меня не принимали в расчет ни патриархи кровососов, ни те большие люди, которые следят за поголовьем ночного племени. Обе стороны считали, что в самое ближайшее время меня либо прикончат, либо инфицируют, покусав. Подобных мне ухарей, решивших, что их святое предназначение — истреблять вурдалачий род, появляется ежегодно приличное количество. Причины у всех различные. Для кого — месть, для кого — идея борьбы со Злом, для кого — желание экстремальных развлечений. Для многих — деньги. Я сам именно из последних, с небольшой такой, бодрящей примесью идейности.

Так вот, будучи восторженным идиотом (тогда для меня на первом месте стояло желание поразвлечься на грани), я натворил глупостей. Выбил прайд не полностью. И так-то семейка была куцая, всего четыре члена, так я еще умудрился проморгать «маркитантку» и «сержанта». Не заглянул в погреб. Прайд обитал в сравнительно безлюдной местности, в единственной уцелевшей избе давно заброшенной деревни. Питались упыри свиной кровью: недалеко располагалась свиноферма пятачков этак на полста. Свиновод меня и нанял за какие-то смешные деньги.

Чем хороша сельская местность, так это тем, что люди там до сих пор верят в существование нечисти. Они не сомневаются в том, что на земле есть колдуны, ведьмы, лешие и домовые. И, обнаружив поросенка с разорванным горлом, не ударяются в размышления о неизвестных физических законах, вследствие которых произошла трагедия. Они просто ищут охотника на упырей и оборотней. Потому что обычные волки в современный свинарник проникнуть, как правило, не способны.

Репортаж Реального времени с места убийства Деданина в Бугульме — Реальное время

Делом о резонансном убийстве предпринимателя в Бугульме займутся следователи московской команды Александра Бастрыкина

Фото: Лина Саримова

«Евгений был достаточно скрытным человеком и все вопросы и проблемы решал самостоятельно», — рассказал корреспонденту «Реального времени» партнер застреленного накануне в Бугульме бизнесмена Евгения Деданина. Родню предпринимателя до поздней ночи допрашивали в здании местного отдела Следкома. Благодаря молниеносной реакции и отваге родного брата жертвы киллера удалось остановить почти на месте преступления. Однако организаторы охоты на Деданина могут оставаться в тени — очевидцы утверждают, что убийцу кто-то ждал в машине, но успел скрыться. Тем временем выяснилось, что ранее приговоренного к 6 годам заключения третьего фигуранта дела о нападении на дом предпринимателя в 2018 году Бугульминский суд признал не организатором «темы», как настаивало обвинение, а лишь пособником грабежа и отпустил на свободу — буквально несколько недель назад.

«Один стрелял, другой ждал напарника за рулем»

3 сентября Евгения Деданина планируют похоронить на центральном кладбище Бугульмы. Свой 43-й день рождения он отметил всего полтора месяца назад. Убитых горем близких и друзей Деданина до ночи допрашивали в Следкоме — один из взрослых мужчин у входа в здание рыдал навзрыд и не мог вымолвить ни слова. ..

Первое сообщение о расстреле бизнесмена пришло вчера, в 14.32, с тихого переулка Базовский, где находится производственная база торгового дома «Изобилие». Компанией Деданин владел на пару с супругой. Преступник в бейсболке и с пистолетом поджидал жертву на парковке и открыл стрельбу в спину, что подтверждают кадры с камеры наружного наблюдения, которые утекли от силовиков в телеграм-канал Baza.

Все три раны — в сердце, шею и в голову — были смертельными, но Деданин продержался до больницы. Пока одни вызывали подмогу, родственники и сотрудники раненого кинулись вдогонку за стрелком, что запрыгнул в машину и выжал газ.

Очевидец событий рассказал журналисту «Реального времени», что погоня была недолгой — каких-то 100 метров до ресторана «Аристократ» на улице Нефтяников. «Преступников было двое. Один стрелял, другой ждал напарника за рулем», — уверяет данный свидетель. Правда, версию о втором не подтверждают в МВД и Следкоме. Зато и очевидец, и силовики сходятся в том, что иномарка преследователей пошла на таран и заблокировала преступнику пути отступления. Тут подоспела и полиция. У пойманного по горячим следам убийцы отобрали газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми.

Спустя пару часов после тех событий наш корреспондент обнаружил на месте задержания лишь эвакуатор с неразговорчивыми парнями, которым поручили доставить на спецстоянку пострадавшую иномарку, якобы принадлежавшую брату супруги Деданина.

Фото Лины Саримовой

Продавщица соседней мясной лавки успела заметить на машине стрелка самарские госномера. «В прошлый раз тоже самарские были, и вот опять. Это явно заказное убийство», — озвучила она мнение местных жителей. С ее слов, убитого знает со времен его первых шагов в торговом деле — с палатки на рынке.

На месте преступления весьма оживленно. Машины полиции, Следкома, силовики в штатском, эксперты. Ворота базы охраняет сотрудник ТД «Изобилие», заступивший на смену уже после трагедии. Журналисту «Реального времени» удалось было обойти этот кордон, правда, удачи хватило лишь на несколько снимков непосредственно с места убийства.

Фото Лины СаримовойФото Лины Саримовой

В чем признался самарский «мститель»-вымогатель?

Версию продавщицы о самарском следе вскоре подтвердили источники «Реального времени». 54-летний уроженец Армении Араик Мирзоян жил в Самарской области и неоднократно имел проблемы с силовиками — по части миграционного законодательства, пьяной и лихой езды за рулем, азартных игр и торговли лекарствами. По его страничке в соцсетях сложно судить о роде занятий, но фото с ним в вальяжной позе за накрытым столом и подарочные открытки с баксами и слитками золота выдают тягу к легким деньгам и блатной романтике.

На допросе в Следкоме Мирзоян якобы подтвердил версию о преступлении из мести за друга Ивана Нетроголова. По оперативным данным, убийство Евгения Деданина Мирзоян планировал давно, причем хотел заполучить не только жизнь бизнесмена, но и крупную сумму. Якобы в качестве компенсации для родственников Ивана Нетроголова, который два года назад пришел в дом Деданина с оружием в руках и не пережил жесткий отпор хозяина дома.

54-летний уроженец Армении Араик Мирзоян жил в Самарской области и неоднократно имел проблемы с силовиками — по части миграционного законодательства, пьяной и лихой езды за рулем, азартных игр и торговли лекарствами. Фото: t.me/tatmediaofficial

История «крепкого орешка» из Бугульмы 12 сентября 2018-го прогремела на всю страну. Преступники в силиконовых масках, с пистолетами, заготовленным скотчем и пластиковыми хомутами проникли во двор частного дома на улице Добровольского с территории соседнего, заброшенного участка. Дождались ухода детей в школу, проникли через гаражную дверь в дом и, наставив оружие, сковали хомутами-стяжками руки самому Деданину и его другу Эдуарду Абдрахманову за спиной. Хозяйку пожалели — связали, не заламывая рук. Всем залепили рты и стали требовать денег, а еще — удаления записей с дворовых камер.

По дороге из гаража в дом Деданину удалось разорвать пластиковые путы, заскочить на кухню и вооружиться двумя «цептеровскими» ножами. И он пустил их в ход, когда один из преступников попытался открыть стрельбу, а после осечки повалил хозяина на пол.

Скриншот видео с камер наблюдения

Как позже установили эксперты — ни один из пистолетов преступников так и не выстрелил, хотя попытки были. Отбивая атаки Деданин нанес нападавшим 21 удар ножом. В итоге на месте преступления остались лишь тела Ивана Нетроголова и Владислава Колоярцева. Обоих жителей Самарской области посмертно обвинили в разбое, в организации которого МВД поначалу объявило альметьевского фитнес-тренера Андрея Климанова.

Деданина же заподозрили в превышении пределов необходимой самообороны, однако прокуратура Татарстана вмешалась и отменила постановление о возбуждении этого дела. Со слов близких, после той истории Евгений Александрович долго приходил в себя, опасался за свою семью, на какое-то время даже сменил место жительства. Однако позже вернулся к обычной жизни. Ничего необычного его родственники, друзья и соседи в последнее время не замечали. Все уверяют — такой развязки не ожидал никто.

12 сентября 2018 года. Фото vk.com

«Мы потеряли хорошего человека и патриота своего города»

Вчера под вечер у дома Деданиных было очень многолюдно. Женщины утешали вдову во дворе, мужчины хмуро переговаривались. Гадали — можно ли было предотвратить трагедию, вспоминали, каким был Деданин, обсуждали будущие похороны. Общаться с журналистом отказывались наотрез. Чуть разговорчивее были те, кого удалось подловить на выходе из здания Следственного комитета.

У дома Евгения Деданина. Фото Лины СаримовойУ дома Евгения Деданина. Фото Лины Саримовой

— Все говорят — это была месть. Не знаю, правда ли это. Но мы потеряли хорошего человека и друга, серьезного бизнесмена, патриота своего города, — поделился партнер покойного Андрей Сергушев. — Мы сотрудничали по бизнесу, но Евгений был достаточно скрытным человеком и все вопросы, проблемы решал самостоятельно. Я ему о той истории лишний раз напоминать не хотел.

Главу Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ Камияра Байтемирова многое связывает с Бугульминским районом. Лично Деданина он не знал, но считает — силовики могли предвидеть такой сценарий:

— Вот она организованная преступность, которая по всей видимости держала зуб на него, надо было органам искоренять это, делать какие-то выводы… К сожалению, предприниматели находятся в такой ситуации, как разведчики на передовой, и иногда, к сожалению, бывают конфликты. Люди разные, и есть те, которые держат зло. А зло должно быть наказуемо.

Евгений Деданин, март 2020 года. Фото vk.com

Как отпустили третьего участника «охоты на Деданина»

Выяснение всех обстоятельств убийства Деданина взял на личный контроль главный следователь России Александр Бастрыкин, требуя представить ему доклад о первых результатах. Ближе к полуночи он дал команду — передать все собранные в Татарстане материалы в Главное следственное управление СК «для наиболее оперативного, полного и объективного расследования».

Тем временем «Реальное время» выяснило судьбу Андрея Климанова, обвинявшегося в организации разбоя на дом Деданина. Его первый приговор — 6 лет колонии за покушение на грабеж, однако прокуратура посчитала этот приговор слишком мягким, и в январе 2020-го Верховный суд Татарстана отменил его. Материалы вернулись в Бугульминский горсуд, но новый приговор в июне 2020-го оказался еще мягче — 2 года и 8 месяцев колонии общего режима за пособничество в покушении на грабеж со стороны ныне покойных Нетроголова и Колоярцева.

Суд постановил произвести пересчет времени в СИЗО из расчета день за полтора. В результате этого пересчета Климанов вскоре после приговора оказался на воле и оспаривать его не стал. Фото Ирины Плотниковой

Доказательств организации разбоя в деле председательствующий Виктор Бабичев не усмотрел. Суд постановил произвести пересчет времени в СИЗО из расчета день за полтора. В результате этого пересчета Климанов вскоре после приговора оказался на воле и оспаривать его не стал…

P.S. P.S. Cегодня родственникам отдали тело убитого, а на месте преступления силовики провели проверку показаний подозреваемого. Мирзояна привезли в наручниках, а также каске и бронежилете, опасаясь возможного покушения теперь уже на его жизнь.

Лина Саримова, Ирина Плотникова

ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансы Татарстан Бугульминский муниципальный район РТ

Главное – сохранить чувство сострадания.

Promise Not To Fall Human Touch

Мне делали больно.

— Алек, ты не можешь всю жизнь скрывать то, кто ты есть! — кричала Изабель. — Изи… Я не… я не могу сделать это. Ты должна понимать… — Нет! Я не понимаю! Ты смог сорвать собственную свадьбу с Лидией, а признаться, почему не хватает духу? Ты жалок, Алек! И мне жаль тебя. Ты обрекаешь себя на вечное одиночество, на вечную боль. — А может, я хочу этой боли, Изабель? Может, я не заслуживаю ничего большего?! — перешёл на крик охотник. — Я всегда поддерживала тебя, братец… Но впредь… не стану. Мне, правда, жаль тебя. Александр резко распахнул глаза, понимая, что лицо обжигали едкие слёзы. Он дрожал, как тогда в душе, чувствуя всю ту боль…

***

— Ах, дорогуша, я не понимаю, почему ты возишься с этим… щенком, — со скучающим видом протянула Камилла, закусывая губу и наклоняясь ближе к Бейну, демонстрируя во всей красе своё глубокое декольте. — Не называй его так, — притворно безразлично протянул маг, угрожая вампирше заострённым кольцом в виде когтя, мягко проводя им по горлу девушки. Белкур раздражённо закатила глаза и отпрянула от Магнуса. Ей не нужно быть близко к собеседнику, чтобы он её слышал. В том, куполе, в котором сейчас находились эти двое, были слышны лишь отголоски очередной вечеринки Верховного мага Бруклина. — Ну, правда, дорогой, что на тебя нашло? Решил воспитать для себя личного дилера? — ухмыльнулась она, — Или нет… Не в твоём стиле. Идеальную бессмертную шлюху?.. Хотя тогда бы… — Замолчи! — не выдержал чернокнижник, подлетая к девушке и задерживая сверкающую искрами магии руку у неё над лицом, — Если бы не та информация, которой ты обладаешь, я бы уже давно отправил бы тебя в террариум общаться с подругами, — прожигал он взглядом своих золотых глаз почти чёрные сейчас Камиллы. — Никто не захочет быть с кем-то вечно, любовь моя, — улыбнулась Белкур. — Откуда тебе знать? Ты никогда никого не любила, лишь играла и делала больно, — проговорил Магнус, отступая от девушки, качая головой. — Ты так и не понял? Я делала тебя сильнее, дорогуша, — встала вампирша с кожаного дивана, — К тому же, нам ли не знать, что любви не существует? — обошла она, словно хищница, мага кругом, пропитывая его дизайнерскую одежду приторно сладким запахом своих духов. — Повторюсь, дорогуша, откуда тебе знать?.. — задержал несколько печальный и скучающий взгляд на улыбающейся демонице Бейн, — Лучше расскажи мне, почему ты назвала своё творение бракованным. Кто он?.. Только не говори, что тот мальчишка, что ошивается в институте. Что с ним не так?.. — теперь уже Магнус обходил вампиршу, вскинув подбородок. — Ты вроде не за этим сюда пришёл… — ускользнула от ответа Камилла, что не осталось не замеченным магом.

***

— И?.. Изи, что он ответил? — стараясь скрыть дрожь в голосе, спросил Джейс. — Алек мёртв, — протянула безразлично Изабель, смотря в одну точку, — Этого не может быть… Я не понимаю… — бормотала она, пока Эрондейл старался оставаться в трезвом рассудке, размышляя над тем, как помочь сестре, — Здесь явно что-то не так. Мелиорн говорил, что, возможно, знает, что с Алеком. А затем вдруг с твёрдостью объявил, что он мёртв. Словно… Еще он ускользнул от ответа, когда я его спросила, где сейчас может быть тело Алека. К тому, же он признал, что заверения Магнуса Бейна и Рафаэля Сантьяго фальшивки, что в этом не замешены новые демоны. А фэйри не умеют лгать… Ты понимаешь, Джейс? С Алеком явно что-то случилось и в этом виноваты… — глаза девушки загорелись безумным блеском. — Изабель, ты хватаешься за последнюю соломинку… — протянул блондин, не скрывая боли в голосе, — Пора признать это. Его нет… — Ты не понимаешь… Это… — продолжала бормотать охотница.

***

Vor í Vaglaskógi KALEO

— Куда ты ходил? — с вампирской скоростью оказался у двери Алек, напугав этим Мяо, что мирно лежал на нём какое-то время. — Уже проснулся, дорогой? Я думал, после вчерашней бессонницы ты встанешь позже, — улыбнулся нежной и несколько пьяной улыбкой Магнус. — Ты что… был в клубе? Опять?.. — протянул как-то грустно вампир. — Сегодня была вторая часть вечеринки. Мне нужно было на ней появиться, — приблизился к парню вплотную маг, разглядывая его напряжённое сейчас лицо — сведённые ровные брови и поджатые, но всё такие же пухлые, губы. Магнус провёл рукой по спутавшимся волосам Алека, но тот вдруг отшатнулся. — Ты чего, мышонок? — нахмурился Бейн, тут же прошептав заклинание трезвости. Вдруг его воспалённый алкоголем мозг перестал адекватно воспринимать ситуацию… — Ты снова встречался с ней… — С кем? — недоумевал маг. — Со старой во всех смыслах знакомой, — процитировал слова Магнуса Лайтвуд. — Александр, да ты ревнуешь! — улыбнулся Бейн. — Я не… — маг склонил голову и вновь приблизился к вампиру, — Я не могу… забить на это, Магнус. Это важно. Ты говорил, что мы должны быть честны, — посмотрел вампир в глаза напротив. — И я честен… — повёл плечами маг, — И верен своему мышонку, — хохотнул он. — Магнус… — покачал головой Алек, явно смущаясь. — Иди сюда, — потянул на себя вампира Бейн, вновь сталкиваясь с пухлыми губами и острыми клыками. — М-м, вот бы это продолжалось вечность, — протянул блаженно Лайтвуд, а Магнус же вздрогнул, чуть отпрянув от парня. — Мне нужно разобраться с кое-какими обязанностями Верховного мага, — проговорил вдруг полудемон, возвращая Алека на землю. — Может сделать тебе кофе?.. Или ванну? — насторожился Лайтвуд, решив, что должен проявить сейчас какую-то заботу. — Ванну… — улыбнулся Бейн, — Был бы благодарен, — коснулся он щеки Алека, закусив с некой грустью губу. — Хо-хорошо, — утонул в нежности Алек.

***

— Ты сделал правильный выбор, Мелиорн. Это выгоднее для нашего народа. Вот-вот начнётся новая война, в которой нам будут нужны союзники… Вампиры будут очень кстати, — кивнула своему рыцарю её высочество. — Надеюсь, что мы сможем избежать самого страшного, моя королева, — поклонился Мелиорн. — Ах, мой милый рыцарь, — хмыкнула королева благого двора, — Конклав уже давно сделал всё, чтобы самое страшное случилось…

***

— Пена… Сандаловое масло… Всё как я люблю, — ухмыльнулся Магнус, — Откуда ты узнал? — Ну… Став вампиром, я естественно начал более чётко улавливать различные ароматы. И… именно сандал я слышу ярче всего в лофте. — Ты такой внимательный, — улыбнулся маг и подмигнул, начиная раздеваться, из-за чего Алек смутился, ощущая голод и возбуждение настолько, что поспешил отвернуться и долететь на вампирской скорости до двери в ванную комнату. — Я, пожалуй, пойду, нужно питаться… Отдыхай, — проговорил Лайтвуд скороговоркой, не успевая вновь применить свои вампирские силы и попадая в плен золотых глаз и сильных рук Магнуса. — Останься, — почти шептал Бейн, но этот шёпот словно через громкоговоритель долетал до чувствительных сейчас ушей Алека. — Но я… Я голоден, Магнус, я не хочу, чтобы… — Ч-ч-ч, — элегантно коснулся тонким пальцем губ Александра маг, заставляя молчать, — Идём, — потянул он парня ближе к ванной.

Saved Jac Ross

Чернокнижник снял с вампира синее худи, что сам же вчера ему и наколдовал, потому что «Мышонок, оно так восхитительно подчеркнёт твои красивые глаза». Потянул за домашние штаны, оставляя Алека в одних боксерах. Затем маг посмотрел чётко в такие тёмные (из-за чуть пульсирующих красным расширенных зрачков) глаза Лайтвуда, словно спрашивая разрешения, на что вампир, заторможено кивнул. Пока Бейн старался побороть желание взять Александра прямо сейчас, падший ангел уже успел стянуть с Магнуса шёлковый халат, в который он успел переодеться специально для водных процедур. — Ты такой красивый, — протянули парни одновременно, от чего оба же и смутились, но разница была лишь в том, что один из них вообще-то восьмисотлетний, казалось, бесстыдный маг. — Ох, Александр, кажется, только ты можешь заставить меня чувствовать это… — усмехнулся Бейн, закусывая губу и проводя нежно по груди парня. Наверное, раньше на ней было столько рун и шрамов, что Магнусу бы не хватило всей его жизни, чтобы исследовать каждые из них, пройтись поцелуями по ним, оставить на них уже свои метки, — Пойдём, — залез в ванну маг, потянув за собой и без того стушевавшегося вампира, который старался не выглядеть излишне озабоченным, когда задерживал взгляд на голом торсе Магнуса «дольше положенного». Алек устроился между ног Бейна, откидываясь ему на грудь и не забывая по привычке нервно вздыхать. — Расслабься, мышонок, — проговорил Магнус нежно, улыбаясь куда-то в затылок Лайтвуда, опаляя ледяную кожу горячим дыханием. И снова вампир чувствовал это… Чувствовал обжигающее дыхание, ударяющий в нос запах сандала (запах Магнуса), возбуждающие касания, нежные поцелуи. Александр чувствовал, как маг проводит рукой по его груди, оставляя после себя пушистую пену, как он спускался ниже, щекоча пресс, обводя кубики, как его руки сомкнулись на возбуждённой плоти, заставляя забыть сейчас обо всём, даже о том, что когда-то Лайтвуду нужно было дышать… — Магнус… — бормотал бывший полуангел. — Ты такой красивый, — оттянул зубами мочку уха парня Бейн, — Хочу, чтобы твоя красота вечно была со мной, — он старался, чтобы его голос звучал не так отчаянно. Сердце чернокнижника билось всё чаще и чаще, что, конечно, не мог не заметить Алек. Вампир метался между желанием кануть в пучину наслаждения и испробовать горячей пульсирующей в венах крови мага. — Магнус… Я… Я не могу… Я голоден и сейчас… Алек почувствовал, как клыки прорезали дёсны, а изящная рука Бейна сжала его сильнее. Он уже хотел прекратить сладкую пытку, но маг удержал его на месте, возможно, даже с помощью заклинания. — Сделай это, Александр. Пожалуйста. Я хочу этого, мне нужно это, — шептал хрипло полудемон, вскидывая бёдра и не забывая ласкать Алека. — Ты… хочешь?.. — Да… — наклонил голову маг, давая доступ… — Пожалуйста, Алексан… И вампир извернулся и впился в шею мага, получая двойное наслаждение, захлёбываясь эмоциями. Казалось, что Алек парит где-то в небесах и у него есть крылья, о которых он мечтал в детстве. Было так хорошо, что эйфория заполнила каждую клеточку мозга, делая его совершенно неработоспособным. — Тише, сладкий, — шептал какой-то голос вдалеке, — Тебе нужно остановиться, дорогой, — вновь какой-то невнятный шёпот, — Александр, — уже настойчивый голос пробудил в Алеке человечность, заставляя открыть глаза.

I Forget Where We Were Ben Howard

Магнус… Лайтвуд отпрянул от мага, с ужасом и страхом смотря на кровоподтёки, боясь, что Бейн сейчас скажет, что он оставит его… навсегда. — Всё хорошо, дорогой. Мы оба немного увлеклись… Но это было восхитительно. Я… — Бейн вдруг прервался, словно осознал, что только что хотел сказать и тут же передумал говорить это, — Всё хорошо, — лишь вновь проговорил он, — Иди ко мне. Алек не решался приблизиться к своей «жертве» ещё пару мгновений, пытаясь убедиться, что блаженство на лице мага это не симуляция. И только когда Магнус, закатив глаза, избавился магией от капелек крови на своей шее, оставляя лишь шрам от ровных зубов Александра, вампир всё же приблизился вплотную, оставляя какой-то извиняющийся поцелуй на мягких губах Бейна. — Мне жаль, что я забылся. Этого больше не повторится, — протянул он, стараясь не смотреть в глаза мага, всё время натыкаясь взглядом на шрам. Это неправильно. На такой нежной коже не должны быть шрамы. Магнус не какой-то там сумеречный охотник… Хотя Бейн же может его удалить магией со своей бронзовой кожи? Точно. Но почему он этого не сделал?.. — А мне не жаль, Александр. Я наслаждался каждой минутой. — Я тоже, — несмело протянул Алек. — Тогда нам не о чем жалеть, — пожал плечами Магнус. — Я не хочу делать тебе больно, — прошептал Лайтвуд. — Тогда перестань делать такое лицо и поцелуй меня. Алек уже потянулся к сладким губам мага, но тот мягко ушёл от поцелуя, подставляя шею. Лайтвуд медлил всего несколько секунд, а затем нежно коснулся губами шрама, заставляя Верховного мага Бруклина дрожать.

Часть 3 — CONTINUE — Свободный Охотник — Александр Щеголев

Враг атакует первым: «зуб Странника», направляемый экситонным лучом, летит точно в жилой отсек «Универсала-Плюс». Хозяюшка визжит. Свободный Охотник смеется. «Универсал-Плюс» выплевывает из пусковой камеры робот-истребитель (новенький, купленный у гипа Транспорта взамен потерянного), и траектории обоих снарядов смыкаются. Кристалл света входит в пластиковое тело и застревает там, а робот-истребитель уже повернул назад, уже возвращается на положенное ему место. Мембрана пусковой камеры закрывается. Враг тычет экситонным лучом в проекцию корабля, ищет свое исчезнувшее оружие, но поздно, контакт разорван.

И вообще, никакая это была не атака, а нормальный обмен приветствиями, принятый у воинов Центра. Знак уважения друг к другу. Храбрец-одиночка, конечно, запасся достаточным количеством «зубов Странника», чтобы продолжать подобный обмен приветствиями.

Системный кодекс чести требует, чтобы прежде были открыты каналы связи. Чтобы на мгновение были сняты боевые маски.

«Я его помню!  – объявляет Ласковый, обнюхав появившееся во Всеобщей изображение.  – Я знаю этого человека! Он единственный из контрабандистов, кто всегда соглашается пересекать границы Центра! » Поскольку враг молчит, Свободный Охотник начинает первым:

– Мне не хочется убивать тебя, не попробовав разойтись с миром. Ты контрабандист? Или фермер?

Человек выталкивает ответ сквозь неподвижные губы:

– Жаль, что ты не хочешь убивать меня, Неуловимый.

– Кто ты?

– Я тот лоцман, который подарил звероидам заброшенные базы, где они смогли устроить тебе ловушку. Я тот советник, который уговорил Деда обменять тебя на инкубатор. Я тот стратег, который угадал, через какой именно из Прямых Тоннелей ты будешь убегать из гипархата Энергии. Знай это, пока я не убил тебя сам. Ты ненавидишь меня?

Боевые маски дружно надеты.

– Подожди, лоцман,  – говорит Свободный Охотник.  – Подожди бить себя в грудь… – говорит он. Удивительной яркости воспоминание вспыхнуло в его голове, вдруг соединившись с осколками других воспоминаний.  – Не ты ли управлял «Толстяком», который едва не отдал тварям Яйцо?

– Не ты ли привел звероидов в Центр, чтобы они уничтожили секту Белого Странника?

– Я! Ты меня ненавидишь, Неуловимый?

Свободный Охотник не скрывает разочарования:

– Похоже, мирно разойтись нам не удастся… Что ты хочешь?

– Обнулить Слово Состояния в твоей оболочке. Обнулить навсегда.

– Понимаю. Самое время поучить друг друга искусству ввода-вывода. А не сделают ли тебя после этой забавы безмозглым бластомером? Разве не приказали тебе и твоим братьям доставить Неуловимого в целости и сохранности?

– Когда цель моей жизни будет достигнута, пусть я стану простым бластомером.

Враг выстреливает облако боевых цифр. Это капельки, точечки, сгусточки света, вроде тех, что в чет-нечете, лишь размеры и начинка другие. Начинка здесь – не какие-нибудь там мнимые или иррациональные числа, а нули и единицы. Ничего, кроме нулей и единиц. Убийственная простота логической арифметики. Свободный Охотник отвечает тем же, и облака смешиваются, распадаются, разлетаются каплями двоичных кодов по всем плоскостям гостиничного зала.

– Я уведу его отсюда,  – спешит герой предупредить Хозяюшку и Ласкового.  – А вы не зевайте, сразу прячьтесь в привилегированном Входе.

Навигация
[ Часть 3. Глава 20. ]

Атомный подводный крейсер «Казань» вошел в состав ВМФ России — Российская газета

Сегодня, в канун Дня Победы, на подводном крейсере «Казань» подняли Андреевский флаг, а сам корабль официально принят в состав Военно-морского флота России. Этого события давно ждали, и оно, без сомнения, станет рубежной вехой для экипажа, строителей корабля и тех, кто его вынашивал с эскизных чертежей.

Флаг корабля — белое полотнище, осененное диагональным крестом такого же синего, как небо над морем, оттенка — командир экипажа Александр Бекетов принял из рук главкома ВМФ России адмирала Николая Евменова. А заветную «лодочку» — нагрудный знак командира подлодки — Александр получил, по его же признанию, от отца. Тоже подводника и североморца.

Командир АПЛ «Казань» капитан I ранга Александр Бекетов пришел в военный флот по стопам отца-подводника. Фото: Пресса-служба АО «Севмаш»

— Да, мой отец Анатолий Петрович Бекетов — моряк-подводник, проходил службу на дизельных подлодках Северного флота, — поделился капитан I ранга Бекетов в день вывода со стапеля АПЛ «Казань», в экипаж которой он был назначен первым командиром. — Когда выбирал специальность, опирался на опыт отца. А мечтой всей моей жизни было стать командиром подводной лодки — дизельной либо атомной. Свою мечту я реализовал на атомном подводном флоте, чем горжусь и буду нести эту гордость по жизни…

Многоцелевую АПЛ «Казань» вывели со стапеля и спустили на воду в марте 2017-го — в один год с ракетоносцем «Князь Владимир». Оба корабля строились как головные: «Казань» — по проекту 885 «Ясень-М» конструкторского бюро «Малахит», а «Князь Владимир» — по проекту 955 «Борей-А» не менее известного ЦКБ «Рубин».

Рождались эти корабли не просто, их очень строго и в разных режимах испытывали, по ходу дела что-то дорабатывали, заменяли, устраняли и совершенствовали.

Так, чтобы в итоге флот получил не «опытовую» подводную лодку со списком замечаний и доработок, оставленных «на потом», а боеготовую единицу. Чтобы если прикажут — хоть завтра на боевую службу и в дальний автономный поход…

Сказать и написать легко, а попробуй сделать!

Головной ракетоносец серии «Борей-А» испытывали и доводили до ума два года. В июне 2020-го «Князь Владимир» был зачислен в состав 31-й дивизии подлодок Северного флота, поднял Андреевский флаг и ушел к своим в Гаджиево.

У головной «Казани» на такие доводки ушло более трех лет. Что, конечно, превысило ожидания и расчетные сроки. Но всему, и этому тоже, есть объяснение.

5 мая 2021 года. Приемный акт о завершении испытаний АПЛ «Казань» подписывают генеральный директор «Севмаша» Михаил Будниченко и председатель комиссии Государственной приемки кораблей капитан I ранга Алексей Потешкин. Фото: С. Кундывус, М. Воркунков/Пресс-служба «Севмаша»

Председатель комиссии Государственной приемки кораблей капитан I ранга Алексей Потешкин и генеральный директор «Севмаша» Михаил Будниченко подписали Акт о завершении испытаний АПЛ «Казань» 5 мая 2021 года. В тот же день главком ВМФ Николай Евменов приемный акт утвердил. При этом в очередной раз отметил, что это головная АПЛ четвертого поколения, которая построена по усовершенствованному проекту «Ясень-М». А при ее строительстве «внедрены новейшие отечественные технологии и технические решения».

Какая огромная работа стоит за этими обтекаемыми формулировками, лучше других знают генеральный конструктор многоцелевых АПЛ и их систем вооружения Александр Антонов (СПМБМ «Малахит») и ответственный сдатчик «Казани» Алексей Терентьев (ПО «Севмаш»). Но они в силу понятных причин не станут раскрывать такие детали и подробности в открытой печати. А вот генеральный директор «Малахита» Владимир Дорофеев и генеральный директор «Севмаша» Михаил Будниченко с высоты своего должностного положения и в рамках возможного на некоторые вопросы «РГ» отвечали и ответили сейчас, когда испытания завершены и головной корабль передается флоту.

Экипаж АПЛ «Казань»: пока на суше, но уже в едином строю. Фото: Борис Сердюк

Владимир Дорофеев, генеральный директор СПМБМ «Малахит»:

— На кораблях проекта 885 торпедные аппараты вынесены из носовой оконечности, где они обычно находились. В результате была сформирована «акустически чистая» носовая оконечность для размещения крупногабаритных гидроакустических антенн. Скажу больше: произошло превращение таких подводных лодок из преимущественно противолодочных в ударные. Это явилось результатом оснащения АПЛ четвертого поколения универсальными вертикальными пусковыми установками, которые позволяют применять ракетное оружие различного назначения.

Михаил Будниченко, генеральный директор «Севмаша»:

— Атомный подводный крейсер «Казань» — головная АПЛ серии «Ясень-М». Это наукоемкий и технически более сложный корабль, чем подлодки третьего поколения и даже ракетоносец базового проекта «Ясень» — уже переданный флоту крейсер «Северодвинск». Основные сложности, которые возникали, были связаны именно с этими причинами. А вместе с нами в строительстве АПЛ задействована огромная кооперация предприятий-контрагентов. Это более сотни организаций со всей страны.

Что касается конструкторского бюро «Малахит», то у нас давно сложились деловые и дружеские отношения. По проектам этого КБ на «Севмаше» построено 26 атомных подводных лодок, среди которых первая отечественная АПЛ, самая скоростная атомная подлодка, первая ПЛ с баллистическими ракетами.

А за время строительства «Казани» сформировалась отличная команда конструкторов и производственников, возникающие вопросы решались оперативно. Сейчас на предприятии складывается новый институт ответственных сдатчиков. Это молодые амбициозные ребята, которые стремятся к максимальному результату, опираясь на опыт своих предшественников.

Владимир Дорофеев:

— В советские годы при строительстве АПЛ вопрос стоимости имел подчиненное отношение к тому, что касалось достижения высоких тактико-технических характеристик. Сегодня, с одной стороны, ставятся новые задачи и повышаются требования к уже достигнутым показателям АПЛ, а с другой — оценивают проекты по критерию стоимость-эффективность. СПМБМ «Малахит» как проектанту приходится искать баланс между стоимостью предлагаемого к постройке корабля и эффективностью решения с его помощью поставленных задач.

Приоритетная задача проектантов АПЛ — создание кораблей, которые способны применять большую номенклатуру оружия и существенно обновлять ее в течение всего жизненного цикла без существенных переделок конструкции подводной лодки. Все более актуальными становятся интеграция АПЛ в единое информационное пространство Вооруженных сил России, включение радиоэлектронного оборудования в единую интегрированную систему боевого управления корабля, вооружение его робототехническими средствами и увеличение общего срока службы.

На борту АПЛ «Казань» в ходе испытаний. Фото: Пресса-служба АО «Севмаш»

Михаил Будниченко:

— АПЛ «Казань» — это опасный охотник, способный выполнять различные боевые задачи. Как я уже говорил, в этот проект внедрен ряд совершенно новых перспективных решений. К примеру, использование шумопоглощающего резинового покрытия. Оно изготовлено из нового состава, что снижает уровень обнаружения АПЛ под водой. В будущем Военно-морской флот страны будет располагать не одним, а целой серией таких кораблей.

Атомные подводные крейсеры проекта «Ясень-М» — это корабли, за которыми дальнейшее развитие подводного флота. Они имеют совершенно новые качества: улучшены их тактико-технические характеристики, реализованы новые разработки в оптимизации физических полей, систем управления оружием, маневренных свойств. Это огромный шаг в будущее. Это корабли двадцать первого века. После вхождения в состав Военно-морского флота они станут самыми неуловимыми и опасными атомными подводными лодками.

Александр Бекетов, командир АПЛ «Казань», капитан I ранга:

— Большинство в нашем экипаже прошли службу на предыдущих поколениях атомных подводных лодок. Отрабатывали учебные упражнения и курсовые задачи на подводных лодках Северного флота, а также несли службу в различных районах Мирового океана. На мой взгляд, подобран лучший личный состав, который имеет огромную мотивацию… Что касается меня — начинал с командира группы на подводных лодках проекта 671 РТМК. Успел послужить на кораблях и второго, и третьего, и четвертого поколений. Уверен, что этот опыт мне пригодится в командовании принципиально новой подводной лодкой, которой является «Казань».

… В день подписания приемного акта и сегодня, в день подъема на «Казани» Андреевского флага, гендиректор «Севмаша» Михаил Будниченко поблагодарил за работу многотысячный коллектив северодвинских корабелов, коллег-партнеров из конструкторское бюро «Малахит» и коллективы предприятий-контрагентов, которые участвовали в создании подводного ракетоносца. А чтобы перечесть-упомянуть только самые-самые, пальцев на руках не хватит. Поставки в Северодвинск — в заготовительные цеха, непосредственно на стапель и в период достройки корабля у набережной — шли со всех концов России.

И сейчас продолжаются — уже под новые «заказы», что включены в Государственную программу вооружений и следуют за «Казанью». В этом ряду многоцелевые АПЛ того же проекта 885 «Ясень-М» под известными уже именами: «Новосибирск», «Красноярск», «Архангельск», «Пермь», «Ульяновск», «Владивосток» и «Воронеж».

На борту АПЛ «Казань» в ходе испытаний. Фото: Пресса-служба АО «Севмаш»

Тем временем

Не просто тезки

У столицы Татарстана и атомного подводного крейсера «Казань» не просто общее имя. Их связывают давние дружеские отношения. В 2017 году, когда подлодку впервые спускали на воду, на церемонию пригласили казанскую делегацию. Тогда-то власти города и заключили соглашение о сотрудничестве с экипажем корабля под командованием Александра Бекетова. Да и как могло быть иначе, если раньше исполком городского Совета Казани оказывал поддержку «бабушке» этого подводного крейсера — атомной подлодке второго поколения К-403 «Казань». Шефство над ней взяли в 1997 году. Времена для флота, как и для всей армии, тогда были непростые, так что порой приходилось присылать из Казани на подлодку картошку, капусту и прочие необходимые продукты для экипажа.

К счастью, новая АПЛ в таком снабжении не нуждается. Зато для нее потребовалась помощь другого рода.

— Капитан Александр Бекетов сказал: «Нам нужен гимн. Сможете написать?», — вспоминает председатель Комитета по делам детей и молодежи исполкома Казани Айрат Фаизов. — Мы собрали творческую группу из трех человек. Я написал текст, Дмитрий Юдин руководитель казанской рок-группы Silfred Crew, сочинил музыку, а известный татарстанский артист Амир Ахмадишин согласился спеть. Управились за пару вечеров. И теперь это главная маршевая песня экипажа атомного подводного крейсера».

Начинается она так:

«В тишине холодных вод,

Дремлет буйная стихия

Свой дозор «Казань» несет,

Защищая мать-Россию».

А еще экипажу подлодки подарили майки всех известных спортивных команд Казани: «Рубин», «Ак Барс», «УНИКС», «Зенит-Казань» с автографами спортсменов.

Александр Бекетов — частый гость в столице Татарстана. Здесь он встречался со школьниками, рассказывал им о флотской службе. В очередной раз побывал в Казани минувшей зимой — в День защитника Oтечества, и тогда же провел урок мужества для морских кадетов в лицее №78.

«Профессия нашла меня, не я ее. Мое детство проходило в военном гарнизоне, отец был офицером, и я видел его службу, именно поэтому и решил связать свою жизнь с морем», — поделился с ребятами командир атомной подводной лодки. А после урока лично вручил школьникам кадетские нашивки.

Побывал Александр Бекетов и в Парке Победы у рубки-мемориала советской атомной подлодки К-403 «Казань». Размеры памятного знака впечатляют: длина — 22 метра, высота — 6, ширина — 3,5. А весит она более 70 тонн. В столице Татарстана чтут память предшественницы новой АПЛ.

Фото: Олег Кулешов

Хантер, Джон (1728-1793) — Библиотеки

Естественная история зубов человека: объяснение их строения, использования, формирования, роста и болезней. 2 -й выпуск . Лондон: напечатано для Дж. Джонсона, 1778 г.

.

Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранениях . Лондон: Джон Ричардсон для Джорджа Никола, 1794 г.

В 1748 году довольно необразованный и некультурный двадцатилетний Джон Хантер приехал в Лондон из Шотландии, чтобы изучать вскрытие в школе анатомии, которой руководил его брат Уильям Хантер.Всего через год он уже преподавал анатомию и изучал хирургию у экспертов того времени. Позже он был армейским хирургом в британской экспедиции на Бель-Иль во время Семилетней войны. Знания, полученные из этого непосредственного опыта с огнестрельными ранениями, в конечном итоге проявились в его знаменитом Трактате о крови, воспалении и огнестрельных ранениях (1794), оригинальное издание которого принадлежит Библиотеке Рейнольдса-Финли. Эта работа включает в себя одно из первых исследований патологии воспаления.Кроме того, он предлагает удалять омертвевшие ткани из ран и уменьшать кровопотерю, чтобы обеспечить более быстрое заживление ( One Hund. Books 52).

Вернувшись со службы, Хантер поселился в Лондоне и стал трудолюбивым хирургом, учителем, коллекционером образцов и исследователем анатомии и патологии. Он был предан науке, даже пожертвовал своим здоровьем, заразившись венерической болезнью, чтобы наблюдать за ее характером. Он был заинтересованным и вовлеченным преподавателем, был доступен для дискуссий еще долгое время после уроков, читал лекции и устраивал собрания студенческого общества у себя дома, а также поддерживал список известных учеников ( Dict. науч. Био , Том. 5-6, 567). Его обширная коллекция анатомических и биологических образцов была выставлена ​​в образовательном музее. После его смерти коллекция стала знаменитым Хантерианским музеем Королевского колледжа хирургов, часть которого до сих пор сохранилась, несмотря на ущерб от бомбардировки 1941 года. Его классификации зубов до сих пор используются в стоматологии, и его исследования остаются фундаментальными для стоматологии. Объединив хирургию с экспериментальными исследованиями в области физиологии и патологии, он поднял ее из статуса искусства в статус науки (Гарнизон 344–345).Действительно, благодаря влиянию Хантера ремесло парикмахера-хирурга превратилось в профессию.

Компания Hunter первой изучила зубы с научной точки зрения, введя такие классификации, как клыки, премоляры, моляры и резцы. Работа, в которой представлены эти классы, называется Естественная история зубов человека , первоначально опубликованная в 1771 году. Здесь он также отслеживает развитие зубов с рождения и рассматривает структуру и состав зубов. Он предлагает форму трансплантации и устройство для лечения неправильного прикуса.В библиотеке Рейнольдса-Финли хранится второе издание этой работы 1778 года, которое включает приложение под названием Практический трактат о болезнях зубов . Здесь Хантер развивает наблюдения о заболеваниях полости рта, абсцессах, нервных болях в челюсти и кариесе зубов ( Немед. книги 131).

Дикт. науч. Био , Том. 5-6, с. 567; Гарнизон, Исторический. мед., 4 -е издание , стр. 344-348; Гаррисон и Мортон, Мед.нагрудник , 5 -й выпуск , 78, 2283, 3675, 3676; Наследники Гиппократа, 609, 612 и 613; Нет. Мед. Книги, стр. 131; Сотня. Книги, 52; Историческая библиотека Рейнольдса, Редкие книги и коллекции…, 4824 и 2120.

Изображение: Джон Хантер, Коллекция гравюр, Историческая библиотека Рейнольдса-Финли.

Кровопускание, костяные щетки и зубные ключи: приключения белых костяшек в ранней стоматологии

Со всеми этими блестящими инструментами из нержавеющей стали, готовыми к болезненному уколу, мало кто с нетерпением ждет визита к дантисту. Но современная стоматология — это прогулка в парке по сравнению с архаичными методами лечения болезней полости рта: радуйтесь, что вы не ищете лечения от таинственных «зубных червей» или не используете зубные протезы, заполненные сифилитическими зубами мертвых солдат.

«К тому времени, когда Вашингтон был избран президентом, у него во рту остался только один естественный зуб».

«Стоматология в том виде, в каком мы ее понимаем сегодня, появилась как лицензированная профессия только в конце 19-го века, хотя практикующие врачи называли себя стоматологами с конца 1700-х годов», — говорит д-р.Линдси Фитцхаррис, изучающая историю науки, медицины и технологий и создавшая «Ученика хирургеона». До того, как стоматология стала отдельной областью, проблемами, связанными с зубами, занимался любой обычный врач, хотя мало что понимали в отношении здоровья полости рта и причин, по которым зубы могут разрушаться.

Древние не упускали из виду важную роль здоровых зубов: по крайней мере с 3000 г. до н.э. люди в регионе Месопотамии использовали для чистки зубов обтрепанные концы волокнистых веток или жевательные палочки, также известные как палочки мисвак или сивак.«В разных культурах использовались ветки деревьев и кустарников с сильно переплетенными волокнами древесины», — говорит Скотт Суонк, дантист, историк и куратор Национального музея стоматологии. «Вы снимаете кору и жуете ее, чтобы волокна рассыпались, а затем используете эти растрепанные волокна для чистки зубов. Они до сих пор используются в некоторых частях Африки и Ближнего Востока».

Вверху: различные методы удаления зубов из «Полного трактата по анатомии человека» Дж. М. Буржери, около 1870 г.Вверху: Зубные щетки в Национальном музее стоматологии включают слева направо: мисвак или жевательную палочку, целлулоидную зубную щетку начала 20-го века от Тауба, стимулятор десен с резиновым наконечником и зубную щетку до 1945 года, вращающуюся зубную щетку Strockway от 1950-е годы, резиновая зубная щетка доктора Мэйланда 1920-х годов, зубная щетка Rotor 1930-х годов и еще одна жевательная палочка.

Суонк говорит, что дизайн зубной щетки, знакомый большинству американцев, восходит к концу 1490-х годов в Китае. «Китайцы взяли щетину дикой свиньи и прикрепили ее к бамбуковым ручкам, — объясняет Суонк, — которые превратились в костяные ручки.Кость использовалась вплоть до первых пластиков, но шерсть кабана полая, поэтому из этих вещей невозможно вывести бактерии — не бактерии из их шерсти, а бактерии, которые уже были у вас во рту». Хотя зубная щетка из кабаньей шерсти может удалять некоторые частицы пищи, она также может распространять бактерии, вызывая такие проблемы, как гингивит, воспалительное заболевание десен.

Современная массовая зубная щетка была изобретена в 1780 году Уильямом Аддисом, когда он томился в английской тюрьме за подстрекательство к бунту.В то время большинство европейцев использовали ткань, чтобы наносить песчаные вещества, такие как соль, молотая яичная скорлупа, мел или толченый уголь, для чистки зубов. Предположительно вдохновленный обычной метлой, Аддис вырезал отверстия на одном конце кости животного, оставшейся от одного из его приемов пищи, в которые он вставлял узловатую щетину кабана. Хотя дизайн Аддиса был новаторским, щетина кабана все еще была подвержена размножению бактерий.

Реклама и выбор зубных щеток с костяной ручкой, изготовленных компанией Аддиса (впоследствии переименованной в Wisdom Toothbrushes), середина 19 века.

Это несоответствие свидетельствует о плохом понимании людьми взаимосвязи между уходом за зубами, диетой и здоровьем зубов. «В прошлом многие люди считали, что причиной кариеса являются «зубные черви» — крошечные существа, которые просверливают отверстия в зубах людей», — объясняет Фицхаррис. Записи показывают, что боязнь зубных червей восходит, по крайней мере, ко временам шумеров, или около 5000 лет назад.

В зависимости от тяжести боли у пациента, целители могут предложить различные неудачные методы лечения зубного червя.«Часто практикующие пытались выкурить червя, нагревая смесь пчелиного воска и семян белены на куске железа и направляя пары в полость с помощью воронки», — говорит Фицхаррис. «После этого отверстие было заполнено порошком из семян белены и мастикой из камеди, что, возможно, принесло временное облегчение, учитывая тот факт, что белена является легким наркотиком. Однако часто больной зуб приходилось удалять полностью. Некоторые зубные вырыватели ошибочно принимали нервы за зубных червей и удаляли и зуб, и нерв, что, безусловно, было чрезвычайно болезненной процедурой в период до анестезии.

В течение следующих нескольких тысячелетий было достигнуто несколько успехов в облегчении симптомов проблем со здоровьем зубов. Этруски изобрели зубные мосты; римляне создавали золотые коронки и искусственные зубы из кости, слоновой кости или дерева; китайцы разработали амальгаму, смесь серебра, олова и ртути, используемую для пломб.

На этой копии древнеримского моста начала XX века показано, как вставные зубы закреплялись с помощью металлических петель. © Библиотека Wellcome, Лондон.

Однако в средневековой Европе такие достижения применялись редко.В Средние века большинство врачей проводили исследования и назначали лечение, ограничивая себя обособленной областью научных кругов, в то время как медицинские процедуры, такие как хирургия, выполнялись местным парикмахером-хирургом. «До начала 19 века парикмахеры-хирурги оказывали самые разные услуги, — объясняет Фицхаррис. «Вспарывали абсцессы, вправляли переломы костей, выковыривали вшей из волос и даже вырывали гнилые зубы. Традиция полосатого шеста парикмахера восходит к той эпохе, когда он служил рекламой их мастерства кровопускателей.

«Протезы часто называли «зубами Ватерлоо» в честь вырванных из тел погибших солдат».

Использование кровопускания в качестве панацеи проистекает из древней веры в то, что болезнь вызывается дисбалансом четырех соков или телесных жидкостей (черной желчи, желтой желчи, крови и слизи). Хотя это практиковалось в начале 20-го века, кровопускание почти всегда вызывало ухудшение состояния пациентов. Знакомый шест парикмахера в красно-белую полоску изначально представлял собой окровавленные тканевые бинты, которые скручивались на ветру, когда их сушили.Чтобы рекламировать свои стоматологические навыки, хирурги-парикмахеры также вывешивали ряды гнилых зубов возле своих магазинов.

Эта скульптура зуба из слоновой кости середины 18-го века под названием «Зубной червь как демон ада» открывается, чтобы показать болезненных и демонических зубных червей за работой. Через Ученика хирургеона.

Только в 18 веке наука о современной стоматологии начала формироваться. В этот период глобальные исследования и торговля привели к серьезным изменениям в рационе питания западных людей, особенно потому, что сахар стал более доступным и перестал быть предметом роскоши.Наряду с увеличением продолжительности жизни такие диетические сдвиги привели к более серьезным проблемам с зубами, и врачи работали над поиском новых способов лечения проблемных зубов. Но сами методы часто были мучительно болезненными.

«Зубной ключ впервые упоминается в « медицинских очерках и наблюдениях » Александра Монро в 1742 году, — говорит Фицхаррис. «Коготь был помещен поверх гниющего зуба; валик или длинный металлический стержень прикладывали к корню. Затем поворачивали ключ, и, если все шло хорошо, зуб выскакивал из гнезда. К сожалению, это не всегда шло по плану». Во многих случаях зуб пациента разрушался при повороте устройства, и каждый кусочек приходилось вытаскивать из кровоточащей десны по отдельности.

Иллюстрация стоматологических ключей для удаления зубов из каталога хирургических инструментов Савиньи, около 1798 года.

Примерно в то же время европейские хирурги начали экспериментировать с имплантацией зубов. Пациенты, которые могли позволить себе эту процедуру, выбирали между живыми или мертвыми зубами — классификация, которая зависела от состояния человеческого тела, из которого были удалены зубы.Мертвые зубы могли быть удалены у предыдущего пациента или тела в местном морге, в то время как живой зуб выбирался изо рта живого донора, обычно бедного человека или раба, чей желаемый зуб был насильственно удален без компенсации. Затем замена фиксировалась в пустой лунке с помощью серебряной проволоки или шелковых лигатур.

Научные знания о здоровье зубов быстро развивались в 18 веке, особенно благодаря исследованиям Пьера Фошара, которого называют отцом современной стоматологии. «Фошар утверждал, что кариес был связан с потреблением сахара, а не с маленькими существами, зарывшимися внутри зуба», — говорит Фицхаррис. В 1728 году Фошар опубликовал свой знаменитый текст «Le chirurgien dentale» или «Стоматолог-хирург», первую полную книгу по стоматологии и лечению. Но по ту сторону океана американцы все еще немного отставали от времени, когда дело доходило до стоматологии. Действительно, у нашего первого президента были серьезные проблемы со здоровьем зубов.

Схемы из книги Фошара по стоматологии 1728 года, показывающие методы восстановления зубов (слева) и зубную бормашину (справа).

В личных записях Джорджа Вашингтона указано, что он покупал зубные щетки и средства для ухода за зубами или вещества для чистки зубов, но безрезультатно. Бывший куратор Национального музея стоматологии изучил проблемы со здоровьем полости рта в Вашингтоне и предположил, что они были результатом обычного лекарства, которое использовалось при жизни Вашингтона. «Хлорид ртути, также называемый каломелью, был совершенно новым лекарственным средством, но у них не было FDA для регулирования лекарств, как у нас», — говорит Суонк. «Они использовали каломель как слабительное и слабительное (из-за ее слабительного эффекта), для лечения малярии и желтой лихорадки в Филадельфии в конце 1700-х годов.Никто не знал, каковы будут долгосрочные последствия, но, видимо, из-за большого количества ртути каломель просто разрушала зубы».

Фрагмент первого портрета Джорджа Вашингтона Рембрандта Пила показывает обесцвеченный шрам вдоль его левой щеки, вероятно, вызванный проблемами с зубами.

К моменту избрания Вашингтона президентом в возрасте 57 лет у него во рту остался только один естественный зуб. «Во время президентства он потерял и его, — говорит Суонк. «Его вторая инаугурационная речь была самой короткой в ​​истории — по-моему, она состояла всего из пары абзацев, — и некоторые люди, близкие к Вашингтону, писали о том, что у него были зубные припадки.Широкая общественность не знала о стоматологических проблемах Вашингтона, потому что большую часть времени он носил зубные протезы, а его президентские портреты обычно создают образ здорового президента, приукрашивая его зубную драму. «Но если вы внимательно посмотрите на портрет Вашингтона работы Рембрандта Пила, — говорит Суонк, — вы увидите шрам на лице Вашингтона, который, по мнению некоторых, образовался из-за инфицированного зуба».

Коллекция Национального музея стоматологии включает в себя один из протезов нижней челюсти Вашингтона, который был получен от любимого дантиста Вашингтона, доктора Б.Джон Гринвуд, который хранил старые пары президентских кроссовок всякий раз, когда ему примеряли новый комплект. «У нас есть нижний протез, у Маунт-Вернон — верхний и нижний, у Нью-Йоркской медицинской академии — нижний, а половина протеза принадлежит архиву и музею Королевской лондонской больницы», — говорит Суонк. Протез Вашингтона в Национальном музее сделан из слоновой кости, вероятно, из бивня бегемота. Другие протезы, принадлежавшие Вашингтону, включали человеческие зубы, что было обычной практикой в ​​то время. «У Гринвуда была целая коробка человеческих зубов, — говорит Суонк.«Я думаю, что каждый зуб, который он вырвал у кого-то, если он был в достаточно хорошем состоянии и его можно было использовать в зубном протезе, он сохранил».

Слева: этот нижний набор протезов Вашингтона из слоновой кости включает отверстие для его последнего оставшегося зуба. Через Нью-Йоркскую медицинскую академию. Верно, этот полный набор протезов Вашингтона был сделан из зубов животных и человека, слоновой кости и свинца. Через поместье Маунт-Вернон.

К середине 19 века зубные протезы часто называли «зубами Ватерлоо» после того, как они были тайно вырваны из тел погибших солдат после битвы при Ватерлоо в 1815 году.Эти высококачественные образцы, взятые изо рта ранее здоровых молодых людей, на самом деле были лучше, чем типичные протезы зубов, используемые стоматологами, которые часто сопровождались заметным износом, окрашиванием или бактериальными инфекциями (хотя маловероятно, что они будут переданы стоматологам). их новый владелец). Несмотря на публичное неодобрение, кража зубов у мертвых солдат продолжалась на протяжении Крымской войны и Гражданской войны в США. В конце концов, человеческие зубы были заменены фарфором, вулканитом и другими материалами, поскольку производственные процессы повысили их прочность и долговечность.

В то же время движение за профессионализацию стоматологии в Соединенных Штатах неуклонно набирало силу. В 1830-х годах два профессора Медицинской школы Университета Мэриленда по имени Чапин Харрис и Гораций Хейден попытались убедить администрацию сделать стоматологию отдельным факультетом в университете. «В то время стоматологи проходили обучение в кабинетах других стоматологов, получая практическую работу прямо там», — говорит Суонк. «В то время в стоматологии не было аналогов крупным медицинским клиникам и больницам.Практики были частными, и подавляющее большинство из них были индивидуальными. Не было стоматологических клиник — это было просто неслыханно».

Верхний набор зубных протезов из человеческих зубов, вставленных в резную основу из слоновой кости, около 1850-1870 гг. Через Канадский музей здравоохранения.

В то время также не было профилактической стоматологии, то есть чистки зубов, рентгена или ежегодных осмотров. Хотя зубные щетки существовали, мало кто ими пользовался регулярно, и мало что было известно о том, какие вещества хороши для укрепления эмали и предотвращения кариеса. «В то время это даже не было концепцией, — говорит Суонк. «Зубные щетки и средства для ухода за зубами — пасты, порошки или все, что вы используете для чистки зубов, — такие вещи существовали. На самом деле, я думаю, что первое упоминание в США о шелковой нити, используемой для чистки между зубами, куда не может добраться щетка, было в 1815 году, но долгое время никто ничего с ней не делал.

«Стоматологи, особенно в то время, были заядлыми мастерами», — добавляет Суонк. «Я думаю, что люди, которые пошли в стоматологию вместо медицины, сделали это, потому что им нравилось работать руками.У нас есть множество вещей, изобретенных дантистами, которые не имеют ничего общего со стоматологией». Одним из любимых предметов Суонка в коллекции Национального музея является небольшое портативное устройство середины XIX века, которое использовалось для удаления зубов. «По сути, это швейцарский армейский нож для удаления зубов», — говорит он. «Если кому-то нужно было удалить зуб, вы могли просто достать его из кармана, выбрать любой инструмент и работать с кем-то. Это просто удивительно для меня — это переносное удаление зубов.

Гравюра Луи Леопольда Буальи 1827 года под названием «Стальной бальзам».

После того, как университет отклонил их просьбу, Харрис и Хейден обратились в Генеральную Ассамблею Мэриленда с просьбой основать стоматологическую школу. Когда Балтиморский колледж стоматологической хирургии открылся в 1840 году, он стал первой в мире школой, посвященной стоматологии, и сегодня в нем также находится Национальный музей стоматологии, связанный со Смитсоновским институтом. Вставные зубы Вашингтона — не единственные экспонаты знаменитостей в коллекции музея: у них также есть набор стоматологических инструментов, известных как «скейлеры», которые принадлежали королеве Виктории.«Когда вы идете к стоматологу, и гигиенист соскребает с ваших зубов все твердые частицы, для этого и используются скейлеры», — объясняет Суонк. «Но в викторианском обществе, если у вас было достаточно денег для них, вы брали свой собственный набор к дантисту вместо того, чтобы пользоваться услугами дантиста. Это был символ статуса, хотя большинство наборов были довольно простыми с ручками из слоновой кости или кости. Набор зубных скалеров Виктории был ужасно причудливым — у них перламутровые ручки и фурнитура из позолоченного серебра».

Королева Виктория не только следовала своему собственному режиму гигиены полости рта, но и способствовала популяризации анестетиков после того, как в 1853 году решила использовать хлороформ при родах своего восьмого ребенка.Вскоре после этого другие научные достижения помогли продвинуть область стоматологии из ниши в основную профессию. «В 1890-х годах У. Д. Миллер развил идеи Фошара на шаг вперед, — говорит Фицхаррис, — и в ходе серии экспериментов обнаружил, что бактерии, живущие во рту, вырабатывают кислоты, растворяющие зубную эмаль в присутствии ферментируемых углеводов. Это навсегда изменило то, как стоматологи понимали кариес».

Этот набор зубных скалеров был разработан для принца Альберта в 1840-х годах и соответствует набору королевы Виктории с перламутровыми ручками и золотой фурнитурой.

Первый настоящий толчок к всеобщей гигиене полости рта пришел после Первой мировой войны, когда у многих мужчин осталось заболевание, известное как «траншейный рот». Из-за отсутствия профилактического ухода за полостью рта в сочетании с нездоровым питанием и сильным стрессом у многих солдат развилась эта тяжелая форма гингивита. Катастрофические результаты побудили вооруженные силы США обновить свои правила гигиены полости рта и начать выступать за лучший ежедневный уход. «Старые военные правила о зубах восходят как минимум к Гражданской войне, — говорит Суонк.«Чтобы быть принятым на службу, нужно было иметь три противоположных зуба на верхней и нижней челюсти, потому что нужно было уметь разорвать бумажный патрон с порохом. Но к тому времени, когда началась Вторая мировая война, новобранцы были обучены гигиене полости рта. Конечно, эти привычки ребята привезли домой после войны».

Продукты для ухода за зубами также выиграли от промышленного бума военного времени, что привело к тому типу гигиены полости рта и стоматологии, который мы знаем сегодня. DuPont разработала первую зубную щетку с нейлоновой щетиной в 1938 году, а Wisdom Toothbrushes (британская компания, основанная изобретателем Уильямом Аддисом) перешла на синтетические материалы во время военного нормирования 1940-х годов.

«После войны уровень жизни повысился, а располагаемый доход среднего класса немного увеличился, — говорит Суонк, — и люди хотели подражать людям, которых они видели в кино и на телеэкранах. Вот тогда-то и началась гигиена полости рта». Crest выпустила свою вездесущую зубную пасту с фтором в 1955 году, и стоматологи продолжали уделять больше внимания профилактическим процедурам, а не корректирующим, что привело к современному миру косметической стоматологии и полугодовым осмотрам.

Так что в следующий раз, когда вы будете бояться легкой чистки зубов, вспомните многих пациентов, которые были до вас, и будьте благодарны, что вам не нужно сначала делать небольшое кровопускание без анестезии.

Учебный фильм 1945 года о гигиене полости рта, снятый вооруженными силами США.

Охотник

ОХОТНИК , фамилия, очевидно, произошла от охоты и от великого превосходство норманнов в спортивном поле, это предположили с полным основанием, что семьи с этой фамилией в Шотландия имеет норманнское происхождение. Они привыкли носить с собой их гербы несут трех охотничьих собак с тремя охотничьими рога.В замке и владениях, говорит Робертсон, великого бароны, которые были лордами целых бейливиков, присвоили себе часто для размещения суверена, кажется, что различные офисы, принадлежащие исключительно к спортивным состязаниям существовал. Джон ле Хантер де ла Форест де Пейсли и Хью и Ричард, охотники из Страгрифа (Ренфрушир), появляются в Тряпке. Ролл Калед. III.стр. 118; как и Эйлмер де ла Хантер из графство Эр, ( Ayrshire Families, vol. iii, p. 168. ] должность, какой бы она ни была, занимали первоначальные носители этого имени, должен был быть похож на лесника, из-за того, что что девиз Лесников Корсторфина (теперь представленный графы ов Верулам, в Англии) был Хантер! Труби в свой рог. В примечания к Рэгман Роллу, Эйлмеру де ла Хантеру выше упомянутый, как говорят, наверняка является предком Охотников Арнейла, спроектированного Хантерстоном и ему подобными.

Нисбет (Система геральдики, т. я, с. 332) говорит: Что касается древности имени Гулиельмус Венатор (которое я принимаю за Хантера) является свидетелем в грамота об учреждении епископства Глазго Давидом I., когда он был принцем Камберленда. В хартии короля Александра II., земель Маннерса Уильяму Баддели, на отставки Николя Корбата из этих земель и других, земель Норман Хантер освобожден от ответственности, поскольку в хартии указано Quas Nicolaus. corbat nobis reddidit, кроме terra quondam Normani Venatoris quam Malcolmus frater Regis Willielmi ei deedit.для которых см. Коллекции Хаддингтона.

Большинство древние семьи этого имени в Шотландии были Охотниками Полмуда. в Пиблсшире и Охотники из Хантерстона в Эйршире. С участием Что касается прежнего, ныне вымершего, доктора Пеннекуика, в его Описание Твиддейла, вставлена ​​​​копия (перевода) хартию, притворяющуюся от Малкольма Кэнмора, предку семья, которая, по словам Робертсона, если не глупый перевод подлинная хартия, безусловно, основана на традиционной истории происхождение семьи, и даже в этом свете обладает значительный интерес.Именно в этих словах: Я Малкольм Кенмур, король, первый в мое царствование, дает тебе Нормандского охотника из Полмуда, Надежда вверх и вниз, над землей до неба и под землей в ад, так же свободен для тебя и твоего, как когда-либо Бог дал мне его и мой, а тот для лука и широкой стрелы, когда я прихожу на охоту в тысячелистник.

И за главный костюм,
Я кусаю зубом белый воск,
Перед тремя свидетелями,
Мэй, Молд и Марджори.

Последующий писатель говорит: «По самым тщательным исследованиям такой хартии не существует, хотя есть сильное предположение, что Вильгельм Лион действительно сделал аналогичный дар земли Норману Хантеру, беженцу, который последовал за Вильгельмом Завоевателем в Англию, бежал от произвола угнетение его преемников искать убежища в Шотландии.

Томас Охотник из Полмуда, умерший 20 -го марта 1765 г., казнил распоряжение и исполнительный лист от 28 г. январь прошлого года в пользу Александра Хантера, купец в Эдинбург, который, хотя и носил то же имя, не был родственником.В виде этот акт был совершен на смертном одре, он подлежал сокращению, если можно найти наследника. Томас Хантер, последний владелец поместье, происходил от естественного сына Роберта Хантера из Полмуда, который умер в 1689 году. Поместье досталось бастарду и наследников его тела, с особым заявлением о том, что в случае в случае неудачи он должен вернуться к дарителю, его ближайшим наследникам мужского пола, и правопреемники вообще.О смерти Томаса Хантера два человека вышли вперед, каждый претендовал на то, чтобы быть наследником поместья, один старый человек по имени Адам Хантер, а другой человек по имени Тейлор, который впоследствии отозвал свое требование. Спустя почти пятьдесят лет судебные разбирательства как в суде сессии, так и в Палате лордов, чтобы дело было обжаловано, решил, что Адам Хантер не установил свою родословную.Древнее предсказание, что Охотники Полмуд никогда не процветал, в данном случае проверено. Мистер Александр Хантер умер в Эдинбурге 22 января 1786 г. ему наследовал его племянник Уолтер Хантер, эсквайр. Полмуда и Крайлинг, чья старшая дочь Елизавета, жена восемнадцатый Лорд Форбс вступил во владение Полмуда.

_____

Принадлежащий Линия Хантерстон, Кроуфорд ( государственных служащих, стр.360 Примечание) говорит, что он очень внимательно изучил их письма, и что судя по чартерам, они владели по крайней мере частью имения они владеют в Каннингеме, в то время как Морвиллы были лордами этого стране еще во времена правления Александра II. (между 1214 г. и 1249.) От Мунго или Пятигернского Охотника, десятого во владении Хантерстона и девятый по прямой линии от Нормана ле Хантера. выше упомянутого, спустились Охотники Эбботсхилла.Эндрю Хантер, Д. Д., восьмой в этой семье, был старшим сыном Андрея. Хантер, эсквайр парка, писатель с печаткой, и Гризель Максвелл, дочь генерала Максвелла из Кардонесса, управляющая Киркадбрайт, один из тех, кто во время революции сопровождал принц Оранский в Англию. Он родился в Эдинбурге в 1743 г. учился в церкви, в 1767 году получил лицензию от пресвитерия Эдинбурга.В 1770 году он был представлен Новой церкви из Дамфриса, а вскоре после этого продал Эбботсхилл и купил Барджарг в Нитсдейле, ранее принадлежавший Джеймсу Эрскину. Барьярга и Альвы, одного из лордов сессии, который сейчас обозначение старшей ветви семьи Хантерстон. В 1779 г. Доктор Хантер был представлен церкви Нью-Грейфрайарс, Эдинбурге, и, находясь там, был назначен коллегой доктора.Гамильтона на кафедре богословия в университете. В 1786 году он был переведен в тронскую церковь этого города. Несколько его были опубликованы проповеди по особым случаям. Он умер 21 st Апрель 1809 г. Его женой Мэрион Шоу, старшей дочерью шестого Лорд Нейпир, у него было четверо детей. Его старший сын Уильям Фрэнсис Охотник из Барджарга, адвокат, женился на Джейн Ст.Обин, дочь и в конечном итоге наследница Фрэнсиса Сент-Обина из Коллин-Микстона, Джейн Арундел, сонаследница Арунделей из Толверна и Трутхолл в Корнуолл, а через них представитель графов Девонских. В по желанию жены он принял имя Арундел. Младший сын доктора Хантера, преподобный Джон Хантер, был назначен в 1832 г. одним из служителей тронской церкви, Эдинбург.От Охотников Эбботсхилла, Охотников Дунхольма и Боннитаун, Эйршир, Охотники Терстона, Восточный Лотиан и Охотники из Браунхилла, из которых сэр Дэвид Хантер Блэр из Blairquhan, Эйршир, глава, потомки.

То вышеупомянутый Мунго Охотник старшего сына Хантерстона, Роберта, унаследовал поместье и был одним из эрширских джентльменов, подписался на группу в защиту реформатской религии, 4 th Сентябрь 1562 г.Его внук, Патрик Хантер из Хантерстона, был член военного комитета Эйршира в смутное время 1647 г.; а в 1662 году он был оштрафован на 600 фунтов одним из произвольных деяния графа Миддлтона. Предполагается, что его третий сын Фрэнсис был предком Охотников Лонг Колдервуда в Ланаркшир, из семьи которого был знаменитый доктор Уильям Хантер. и его брат Джон, выдающийся хирург и анатом, воспоминания которые впоследствии приведены ниже.Их сестра Джейн была мать знаменитого доктора Мэтью Бэйли и выдающегося поэтесса Джоанна Бейли.

Патрикс у старшего сына, Роберта Хантера из Хантерстона, было четверо сыновей. Секунда сын, Роберт, приобрел путем покупки в 1686 г. земли Киркланда, Эйршир и был родоначальником этой семьи. Четвертый сын, Джон, был отцом генерала Роберта Хантера, умершего губернатором Ямайки в 1734 г., и был предком его дамы Элизабет, дочери и наследница сэра Томаса Орби из Бертона-Педвардина в графстве Линкольн, баронет и вдова лорда Джона Хэя, второго сына второй маркиз Твиддейл из Орби-Охотников Кройленда Аббатство, Линкольншир.

Мужчина линия семьи Хантерстонов оборвалась Робертом Хантером из Хантерстон умер в 1796 г., оставив после себя дочь Элеонору. вышла замуж за своего двоюродного брата Роберта Колдуэлла, когда последний принял имени Хантера, имеющего в жене право стать владельцем поместье Хантерстон. Он умер в 1826 году, оставив потомство.

_____

Ели Охотник из Бернсайда, земель и баронства Дод, Известно, что Форфаршир, Дэвид Хантер, когда член Scots Estates протестовали против выдачи Карла I. К английском парламенте в январе 1647 года. Его потомок, г. Охотник из Бернсайда в тот день участвовал в восстании 1745 года, а затем бежал во Францию. Он упоминается в Родерик Случайный. Он был убит французом в драке. Его внук, Генерал Дэвид Хантер из Бернсайда женился на дочери Уильяма. Дуглас, эсквайр из Бригтона, Форфаршир, потомок Арчибальда пятый граф Ангус по прозвищу Кошка Белл и правнучка Роберта Дугласа, епископа Данблейна, который был лишен своего престола у Революции.Она умерла в 1846 году. Ее сын, майор Уильям Хантер, младший из Бернсайда, был военным секретарем в Сиднее, когда сэр Ричард Бурк был губернатором Нового Южного Уэльса. Он потом пошел в Индию в качестве адъютанта своего дяди, генерала Джорджа Хантера, в Шинде и умер там в 1845 году, раньше своего отца, генерала Давида. Охотник из Бернсайда. Его старший сын, Дэвид Хантер, унаследовал поместье и умер в Проспект-Хилл, Дуглас, остров Мэн, 1 октября, 1847 г., в возрасте 26 лет, оставил сына Уильяма Джорджа Хантера, родившегося в Проспект-Хилл, остров Мэн, 5 мая года.

ХАНТЕР, УИЛЬЯМ MD , выдающийся врач и преподаватель анатомии, старший брат знаменитый Джон Хантер, мемуары о котором следуют, родился 23 мая 1718 г., Лонг-Калдервуд, Ланаркшир. Его отец, чей дед был младшим сыном Хантера из Хантерстона, был владельцем поместье Колдервуд, и он был седьмым из десяти детей.С участием намерение учиться для церкви, он был, в возрасте пятнадцать, отправили в университет Глазго, где он провел пять годы. Но познакомившись с доктором Калленом, то установленный на практике в Гамильтоне, он воспевал свои взгляды и посвятил себя профессии врача. В 1737 году он отправился в проживал с доктором Калленом и оставался с ним в течение трех лет, когда было решено, что после окончания учебы он должен быть получил в партнерстве с ним.В ноябре 1740 г. он отремонтировался в Эдинбург, чтобы посещать медицинские курсы, а следующей весной переехал в Лондон и сначала жил учеником в доме Доктор Смелли, акушер. Став известным из письма представление мистера Фулиса, печатника в Глазго, своему соотечественнику, Доктор Джеймс Дуглас, этот выдающийся врач, нанял его в качестве помощник в проведении вскрытий для великолепной работы по анатомии Костей, которую он тогда готовил к печати.Др. Дуглас умер в следующем году, но Хантер продолжал жить. в семье следить за воспитанием сына. Во время этого период он посещал анатомические классы в больнице Святого Георгия.

В 1745 г. Г-н Хантер направил в Королевское общество документ, касающийся строение хрящей тела человека; и в следующем Зимой он начал курс лекций по хирургии и анатомии.В 1747 г. он был принят в члены коллегии хирургов; и в следующей весной он сопровождал своего ученика в поездке по Голландии. в Париж. По этому случаю он посетил анатомический музей им. великий Альбинус в Лейдене.

В 1750 году он получил степень доктора медицины в Университете Глазго, на которой он бросил семью доктора Дугласа и, взяв дом в Джермине Стрит, начал заниматься врачебной практикой.Раньше он занимался хирургией и акушерством и был назначен акушером в Британская родильная больница. Теперь он отказался от хирургического вмешательства. отделение своей профессии, и вскоре стал первым акушером В Лондоне. В 1756 году он был принят лиценциатом Королевского колледжа. врачей и вскоре после этого был избран членом Медицинского Общество. В первом томе своих «Наблюдений и исследований» опубликовано в 1757 году, появляется Dr.Хантерс История аневризмы аорта; и он внес важный вклад в последующие публикации Общества. В 1762 году он опубликовал свой «Медицинский Комментарии, а впоследствии добавленное дополнение, являющееся предметом что должно было подтвердить его притязания на некоторые анатомические открытия, в противодействие доктору Манро, Секундусу и другим. В том же году он был консультировал по поводу беременности королевы Шарлотты и в 1764 году был назван один из экстраординарных врачей ее величества.В 1767 году он был избран членом Королевского общества, которому через год он сообщил о своих наблюдениях над костями предполагаемого мамонта, найден у реки Огайо, в Америке. В 1768 году он стал сотрудником Общество антикваров и в том же году в институте Королевской академии художеств он был назначен его величеством профессором анатомии. Самая сложная и великолепная из его публикаций, Анатомия беременной матки человека, фолио, иллюстрированное тридцать четыре большие пластины, появившиеся в 1775 году.В 1778 году он опубликовал Размышления о разрезе лобкового лимфатического узла, предназначенном для показать бесполезность этой хирургической операции. В 1780 году он был избран иностранный сотрудник Королевского медицинского общества в Париже, а в 1782 г. Королевской академии наук в этом городе. О смерти Доктор Фотергилл, в январе 1781 г. он был единогласно избран президент Королевского колледжа врачей Лондона.Его портрет, написанный сэром Джошуа Рейнольдсом, хранится в Хантерианский музей, Глазго. Незаконченная картина Тоффани, представляет его в процессе чтения лекции о мышцах, в королевская академия в окружении группы академиков.

Он описан как человек правильной формы, но стройный сделать, и, скорее, ниже среднего роста. Посвятив себя полностью посвященный своей профессии, он отличался простотой, бережливые и умеренные привычки. Когда он пригласил компанию на обед, он редко предлагал им более двух блюд, и часто можно было услышать, как он говорят, что человек, который не может пообедать одним блюдом, заслуживает того, чтобы не иметь обед. Каждому из его гостей было вручено по одному бокалу вина, и так закончил трапезу. Он был жаворонком и тратил все свое свободное время в своем музее.Он всегда сохранял теплое чувство к своему родной стране, и в один из своих визитов в Шотландию, прежде чем он прославился, когда они с доктором Калленом однажды ехали в Ланаркшир, последний указал ему на его родное место, Лонг Колдервуд, стоя на значительном расстоянии, заметил, как бросается в глаза появившийся. Ну, сказал он энергично, если я буду жить, я сделаю это более заметным.

Имея, по его обширная практика и хозяйственные привычки приобрели большое состояние, он решил отделить то, что было достаточно для его собственного хочет, и посвятить остаток своего богатства, которое продолжало накапливаться, к основанию музея.Соответственно, в 1770 г. купил участок земли на Грейт-Уиндмилл-стрит в Лондоне, где он построил дом и анатомический театр, и собрал большую часть обширный и великолепный музей, который после его смерти высоко ценился на 150 000. Он состоял из образцов человеческого и сравнительного анатомии, окаменелости, раковины, кораллы и другие любопытные предметы естественной истории, с самой великолепной коллекцией греческих и Латинские книги, которые были накоплены любым человеком со времен доктораМед. Он также был обогащен кабинетом старинных монет и медалей, за дубликаты которых правительство платило своим душеприказчикам 40 000 и добавил их к тем, что находятся в Британском музее. части этот сборник, его друг доктор Комб опубликовал точный каталог в 4то, 1783.

Доктор Хантер страдал приступами нерегулярной подагры с 1773 г., и однажды время, когда он намеревался провести остаток своих дней на пенсии в его родная страна; но расходы на его музей помешали ему отказаться от своей практики.Он умер неженатым в Лондоне, 30 марта 1783 г .; завещав весь свой обширный музей университет Глазго, с 8000 наличными для соответствующего здание для его приема, а также дополнительную сумму в размере 500 в год на нести расходы по его сохранению.

Один из его сестры вышли замуж за преподобного Джеймса Бейли, профессора богословия в университет Глазго и была матерью знаменитого доктораМэтью Бейли и Джоанна Бейли, выдающаяся поэтесса. Семья собственность Лонга Колдервуда досталась его племяннику, доктору Бэйли, который щедро отдал его Джону Хантеру, у которого, к несчастью, поссорился с братом несколько лет назад. Доктор Уильям Хантерс работ:

Медицинский Комментарии, часть I.; содержащий простой ответ доктору Монро, июнь.Лонд. 1762, 4к.

Добавка к первой части Медицинских комментариев. Лонд. 1764, 4к.

Анатомический Описание беременной матки человека; проиллюстрировано тридцатью четырьмя тарелки. лат. И инж. Бирмингем, Баскервиль, 1775 г., большой фолиант.

Анатомический Описание беременной матки человека и ее содержимого.Лонд. 1794, 4т. Под редакцией доктора Бейли. Великолепная работа и необычная цена.

Лекции по беременной матке и акушерству. Лондон, 1783, 8vo.

Два Вводные лекции к его анатомическому курсу лекций; с участием Документы, касающиеся плана создания музея в Лондоне, для совершенствование анатомии, хирургии и физ. Лонд. 1784, 4т. Пост.

На Структура и заболевания суставных хрящей. Фил. Транс. абр. VIII. 686. 1743.

Наблюдения за костями, обычно считающимися слоновьими костями, которые были найдены у реки Огайо в Америке. Иб. абр. xii. 504. 1768.

Аккаунт Nyl-ghau, индийское животное, до сих пор не описанное.Иб. xiii. 117. 1771.

Новый Метод применения винта. Иб. абр. xiv. 28. 1781.

История аневризма аорты; с замечаниями по аневризмам в целом. Мед. Обс. И Инк. Т. 323. 1755.

История Эмфизема. Иб. II. 17. Вылечили.

Единственное число Наблюдения за отдельными аневризмами.Иб. 390.

Резюме Замечания о ретровертированной матке. Иб. т. 388. 1778.

На неопределенность признаков убийства в деле незаконнорожденных детей. Иб. ви. 266. 1784.

Случаи Неправильная конформация сердца. Иб. 291.

Лечение при тяжелом расстройстве желудка при приеме молока в небольших количествах количества сразу.Иб. 310. Приложение к тому же, составленное г-ном Хэем. Иб. 319.

ХАНТЕР ДЖОН , знаменитый анатом и хирург, писатель-медик, молодой брат предыдущего, родился в Лонг-Колдервуде, где его отец был владельцем прихода Килбрайд, Ланаркшир, 13 февраля. или, по некоторым сведениям, 14 июля 1728 года. Дата в приходской книге.Он был младшим из десяти детей, и ко времени его рождения его отцу было почти семьдесят лет возраст. Его образованием пренебрегали, и кажется, что когда около в возрасте семнадцати лет он отправился в Глазго и помогал своему зять, мистер Бьюкенен, по профессии краснодеревщик. Услышав об успехах своего старшего брата Уильяма в Лондоне, он предложил ему свои услуги в качестве ассистента анатома и был приглашенный им в мегаполис, куда он прибыл в сентябре 1748.Немедленно приступив к изучению хирургии, сначала в Больница Челси, а затем в больнице Св. Варфоломея, его улучшение было настолько быстрым, что зимой 1749 г. взять на себя ответственность за прозекторскую. В 1753 году он поступил как джентльмен-простолюдин в Сент-Мэрис-холле, Оксфорд, и следующие году он стал учеником хирурга в больнице Святого Георгия в Лондоне. В 1755 г. он был принят в товарищество по чтению лекций своего брата, когда, усердно занимаясь приобретением знания практической анатомии, он расширил свои запросы от человеческое тело к строению низших животных, и добытые в Башне и у хранителей зверинцев, предметы для вскрытия.

Его здоровье его постоянное усердие настолько ослабило его, что он вынужден удалиться из прозекторской; и в мае 1756 г. стал домашним хирургом больницы Св. Георгия. В октябре 1760 г. был назначен мистером Адэром военным хирургом, а в 1761 г. Осада Беллеля. В следующем году он сопровождал армии в Португалию и служил старшим хирургом в штабе до мира в 1763 году, когда он вернулся в Англию на половинном жалованье, и сразу приступил к практике.Купив участок земли в Бромптоне, примерно в двух милях от Лондона, он образовал зверинец, и проводил свои эксперименты в доме, который он построил, с целью изучения повадок и организации животных. В начале 1767 года он был избран членом Королевского Общество. Через год он был назначен хирургом в Сент-Джорджес. Больница. Среди других его домашних учеников был знаменитый Dr. Дженнер, основоположник вакцинации, поселившийся в своем дом в 1770 и 1771 годах. Первая публикация мистера Хантера, трактат «О естественной истории зубов» вышла в 1771 г. В Зимой 1773 года он начал курс лекций по теории и принципы хирургии, в которых он разработал некоторые из этих своеобразных доктрины, которые он впоследствии более полно объяснил в своем печатном работает.Его глубокое знание анатомии сделало его смелым и опытный оператор, но его слава в основном основана на его исследованиях относительно сравнительной анатомии. В январе 1776 года он был назначен экстраординарный хирург короля.

В 1781 г. Г-н Хантер был избран членом Королевского общества наук и Belles Lettres в Гёттенбурге, а в 1783 году Королевского общества медицины и академии хирургии в Париже.В последний год он купил участок земли на Лестер-сквер, где построил здание для его музея, лекционного зала и т. д. Теперь он стал одним из первые хирурги в Лондоне и приобрели обширную практику. С участием своего друга, знаменитого доктора Фордайса, он учредил медицинский общество, называвшееся Lyceum Medicum Londinense, собрания которого проходили в его собственных аудиториях. В 1786 году он был назначен заместитель главного санитарного врача армии, и в том же году он опубликовал его знаменитая работа о венерических заболеваниях.Примерно в то же время появился его том кварто, озаглавленный «Наблюдения за различными Части животноводства, состоящие из физиологических очерков, большая часть из них была включена в Phlosophical Transactions. Прочитав в разное время перед Королевским обществом множество ценные сообщения, в 1787 г. он получил золотую коплевскую медаль. В июле того же года избран членом Американское философское общество.После смерти мистера Адэра в 1789 г. он был назначен генеральным инспектором госпиталей и генеральным хирургом в армию и примерно в то же время был принят в члены Королевский колледж хирургов в Ирландии. В 1792 году он был избран почетный член Хирургико-физического общества Эдинбурга и стал одним из вице-президентов Ветеринарной коллегии, затем только что спроектированный в Лондоне.Последняя из его публикаций, которую он подготовленным для печати был его «Трактат о крови, воспалении, и «Огнестрельные ранения», опубликованное посмертно в 1794 г. отчет о его жизни, написанный его шурином, сэром Эверардом Хоумом, который шесть лет был учеником в его доме после того, как мистер Хантерс брак с сестрой, а в последние годы жизни стал его ассистент, а также сменил его в лекционном зале.Мистер Хантер скоропостижно скончался в приемной госпиталя Св. Георгия, октябрь 16, 1793, в 64 -м году его жизни. Он давно был страдает органическим заболеванием, которое в случаях возбуждения, повлияло на его голову и память и вызвало сильные судороги; и, при вскрытии вскрытия его тела было обнаружено что, среди других болезненных изменений, которые произошли, артерии и сердце, и мозг подверглись окостенению.Его музей был куплен государством за 15 000 и передан Королевский колледж хирургов на благо науки. Его портрет прилагается.


[портрет Джона Хантера]

Он женился в 1771 году на дочери мистера Роберта Хоума, хирурга из армии, от которой у него было двое детей.Его вдова, бывшая выдающаяся лирическая поэтесса, автор «Сына Alknomook и Queen Marys Lament, которые вместе с другими произведениями были собраны в том и изданы в 1806 г., пережили его до 7 января 1821 г. Работы мистера Хантера:

Естественная история человеческих зубов; объясняя их структура, использование, формирование, рост и болезни.Лондон, 1771, 4to.

Практический трактат о болезнях зубов; задуман как Дополнение к естественной истории тех мест. Лонд. 1778 г., 4т.

Трактат о венерических болезнях. Лондон, 1786, 4to.

Наблюдения за некоторыми частями животноводства. Лондон, 1786, 1787, 4т.

Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранах; от покойный Джон Хантер. Перед которым ставится учетная запись Жизнь авторов, Эверард Хоум. Лондон, 1794, 4to.

О пищеварении желудка после смерти. Фил. Транс. абр. xiii. 354, 1772.

Анатомические наблюдения над торпедой.Иб. 478. 1773.

О некоторых приемниках воздуха у птиц, сообщающихся с легкие, и располагаются как среди мясистых частей, так и в полые кости этих животных. Иб. 530. 1774.

Наблюдения за форелью гиллару, которую обычно называют в Ирландии. Желудочная форель. Иб. 530.

Счет Gymnotus Electricus.Иб. 166. 1775.

Эксперименты над животными и овощами в отношении Мощность производства тепла. Иб. 685.

Предложения по спасению людей, предположительно утонувших. Иб. xiv. 63. 1776.

Краткий отчет о болезни доктора Матиса и появлениях в Мертвом теле, осмотренном 3 августа 1776 г., в день после его смерти.Иб. 217. 1777.

О тепле и т. д., о животных и растениях. Иб. 278. 1778.

Счет свободного Мартина. Иб. 521. 1779.

Рассказ женщины, переболевшей оспой во время беременности, и который, казалось, передал ту же Болезнь зародышу. Иб. 628. 1782.

О необыкновенном фазане. Иб. 723.

«Об органе слуха у рыб». Иб. хв. 308. 1782.

Эксперимент по определению эффекта искоренения Яичник по количеству продуцируемых детенышей. Иб. xvi. 256. 1787.

Наблюдения, стремящиеся показать, что Волк, Шакал и Собака, все одного вида.Иб. 264.

Наблюдения за строением и хозяйством китов. Иб. 306.

Некоторые наблюдения за теплом колодцев и родников в острова Ямайка и о температуре земли ниже Поверхность, в различных климатах. Иб. 377. 1788.

Дополнительное письмо об идентификации видов Собака, волк и шакал.Иб. 562, 1789.

Наблюдения за пчелами. Иб. XVII. 155. 1792.

Наблюдения за ископаемыми костями, представленные Королевскому Общество Его Светлостью маркграфом Аншпахским и т. д. Иб. 440. 1794.

Его мнение о природе послеродовой лихорадки. Мед. ком. III. 322, 1775.

Наблюдения за воспалением внутренних оболочек Вены. Транс. Мед. И Чир. I. 18. 1793.

Рассказ о вскрытии человека, умершего от Подавление мочи, производимое скоплением гидатид между шейка мочевого пузыря и прямая кишка; с наблюдениями за тем, как гидатиды расти и размножаться в человеческом теле.Иб. 34.

Случай с джентльменом, работающим во время ремиттанта эпидемии Лихорадка Буссората в 1780 году; составленный им самим, с учетом различные обстоятельства, связанные с этим заболеванием. Иб. 53.

Наблюдения за интерсенситивным восприятием; с приложением г. Домой. Иб. 103. 1793.

Случай паралича глотательных мышц, вылеченный искусственный способ доставки продуктов и лекарств в желудок.Иб. 182.

`Эксперименты и наблюдения за ростом костей. Иб. II. 277. 1800.

ХАНТЕР АЛЕКСАНДР , гениальный врач и естествоиспытатель, родился в 1730 г. Изучал в Эдинбурге, где он получил степень доктора медицины. сначала зарекомендовал себя как практикующий врач в Гейнсборо, затем в Беверли и, наконец, в Йорке, где он достиг высокого репутация в своей профессии и внес значительный вклад в основание приюта для сумасшедших.Он был членом Королевского Общества Лондона и Эдинбурга. Умер в 1809 году, в 80 г. год его возраста. Его работы:

Георгиевские очерки; в котором пища растений особенно рассмотрено, рекомендовано несколько новых компостов и другие важные статьи о земледелии, разъясняющие принципы растительности, (Обществом, учрежденным на севере Англии для улучшение сельского хозяйства.) Лондон, 1770-74, 4 тт. 8во. тт. в. и ви. Лонд. 1804.

Очерки сельского хозяйства; адресованное сэру Джону Синклеру, Барт., президент Совета по сельскому хозяйству, Йорк, 1795, 8vo.

Новый метод выращивания пшеницы в течение ряда лет на той же Земли. Йорк, 1796, 4to.

Иллюстрация аналогии между овощем и животным Роды.Лонд. 1797, 8во.

Culina Famulatrix Medicinae; или Рецепты в кулинарии, достойные внимание тех практикующих врачей, которые едут на своих колесницах с Лакеем позади них, и кто получает скидку Тео-Гвинеи их богатые и роскошные Пациенты. Игнотус; с медицинским Комментарий. Йорк, 1804 г., 8vo.

Лекция о серной воде Харроугейта.Йорк, 1806, 8vo.

Мужчины и манеры; или, Сконцентрированная Мудрость. Йорк, 1809 г., 12 мес.

Новое издание Эвелин Сильва и Терра. Лонд. 1812 г., 2 тт. 4к.

ХАНТЕР, ГЕНРИ, Д.Д. , выдающийся богослов родился от бедных родителей в Калроссе, в 1741.Изучив теологию в Эдинбургском университете, он стал наставником мистера Александра Босуэлла, впоследствии судьи судебная сессия под титулом лорда Бальмуто; и, впоследствии он работал в той же должности в семье граф Дандональд. В 1764 году он получил лицензию на проповедь Евангелия. а два года спустя был рукоположен в сан одного из министров Южной Лейт. В 1769 году он посетил Лондон, когда его проповеди так привлекали внимание, что ему позвонила шотландская община в Суоллоу-стрит, Пикадилли, от которой он отказался; но в 1771 г. принял приглашение от собрания на Лондонской стене и примерно в то же время получил от Эдинбургского университета степень Д.D. Сначала он опубликовал несколько отдельных проповедей, проповедовал в разных случаях, которые, с некоторыми разными частями, появился в собранном виде в двух томах уже после его смерти. В 1783 г. он опубликовал первый том своей Священной биографии, или История патриархов и Иисуса Христа, завершившаяся в семь томов и выдержали несколько изданий. Войдя после перевода сочинений Лафатера по физиогномике он посетил этого знаменитого философа в Швейцарии, и в 1789 г. опубликовал первый номер произведения, который в итоге распространился на пять томов 4to, украшенных более чем восемью сотнями гравюр, себестоимость каждой копии составляет тридцать фунтов! В 1793 году он перепечатал «Рассуждение» Роберта Флеминга, впервые опубликованное в 1701 году, О взлете и падении папства, предположительно содержащих некоторые пророческие аллюзии на события Французской революции, которые с тех пор часто переиздавался.Он также начал публикация по частям популярной «Истории Лондона», которую смерть помешала ему завершить. Доктор Хантер был в течение многих лет секретарь соответствующего правления Общества распространения Христианское знание в горах и на островах, и капеллан в шотландская корпорация в Лондоне. Он умер 27 октября 1802 г. 62-го года жизни, осталась вдовой с двумя сыновьями и дочерью.

Его работы:

Священная биография; или История Патриархов и Иисус Христос. Лонд. 1783 г. и т. д. 7 тт. 8во.

Очерки по физиогномике, предназначенные для популяризации знаний и любовь к человечеству; Джон Каспер Лафатер. В переводе с французского, и проиллюстрирован более чем 800 точно скопированными гравюрами; и некоторые дубликаты добавлены из оригиналов.Исполняется или под осмотр Томаса Хэллоуэя. Лонд. 1789-98, 5 тт. 4к.

Проповедь, произнесенная 3 февраля 1793 г. по случаю суд, осуждение и казнь Людовика XVI, покойного короля Франция; с некоторыми дополнениями и иллюстрациями. Лондон, 1793, 8vo.

Письма Эйлера к немецкой принцессе на разные темы по физике и философии.Перевод с немецкого; с оригиналом Примечания и глоссарий иностранных и научных терминов. Лонд. 1795, 2 тт. 8во. Впоследствии перепечатано с примечаниями сэра Дэвида Брюстера.

проповеди. Лонд. 1795 г., 2 тт.

Исследования природы. Перевод с французского Сен-Пьера. Лонд. 1796 г., 5 тт, 8т. 5 том этой работы дополнительным и содержит очень почитаемую «Повесть о Павле и Вирджиния.

Саурины проповеди. Перевод с французского оригинала. Лонд. 1796, 8во.

История Лондона и его окрестностей. 1796 г. и т. д. Опубликовано в части.

Лекции о свидетельствах христианства; будучи завершение плана, начатого мистером Феллом. 1798.

Путешествия в Верхний и Нижний Египет; осуществляется по распоряжению старое правительство Франции.Перевод с французского К. С. Соннини. Иллюстрировано 40 гравюрами. Лонд. 1799 г., 3 тт. 8во.

Проповеди и прочее Разное; к которым относятся с префиксом «Воспоминания о его жизни и сочинениях». Лонд. 1805 г., 2 тт. 8во. Посмертно.

ХАНТЕР, ДЖОН, доктор юридических наук , выдающийся ученый-классик и филолог, сын респектабельный фермер из верхнего округа Нитсдейл, родился в 1747.Еще будучи мальчиком, он остался сиротой в тесноте обстоятельствах, но получил хорошее начальное образование, и учился в Эдинбургском университете, зарабатывая на преподавание, как и многие другие в подобном положении, которые впоследствии достиг высокого ранга в литературе. Его стипендия привлекала внимание лорда Мондоддо, который некоторое время использовал его как своего клерк. В 1775 году он был избран по конкурсу профессором гуманитарных наук. в св.Эндрюса, и он продолжал вести этот класс до конца сессии 1826-1827 гг., период более полувека, когда он был назначен директором объединенного колледжа Святого Сальвадора и Святой Леонард. В 1797 году он опубликовал правильное и ценное издание Гораций, расширенный до двух томов в 1813 г. В 1799 г. он выпустил издание произведений Вергилия с примечаниями. Он также опубликовал аннотированное издание Ливия и составил бесценное исследование о Глаголе, напечатанном в качестве Приложения к Ruddimans Rudiments.Ан чрезвычайно красивое и тонкое грамматическое сочинение, написанное им, О природе, значении и влиянии некоторых соединений. вставлен в Эдинбургские философские труды 1788 года. статья Грамматика в седьмом издании Энциклопедии Britannica содержит дайджест его самых ценных рассуждений. относительно природы относительного местоимения, времен Глагол и т. д., в основном собранный из его собственных устных сообщений, тогдашний заместитель редактора этой обширной и полезной работы.

Доктор Хантер умер от холеры 18 января 1837 года в больнице 91 st . год его возраста. Он женился, будучи на службе у лорда Монбоддо. и оставил большую семью.

ХАНТЕР, УИЛЬЯМ , писатель-медик и натуралист, родился в Монтроузе и учился в Маришальском колледже и университете в Абердине, где он получил степень М.А. в 1777 г. Проходил обучение у хирурга, с которым он оставался четыре года, и после приобретения тщательного знания медицины, он получил место на борту Восточного Индиамен; откуда он был переведен в 1781 году в Ост-Индию Медицинское учреждение компании в Бенгалии. Между 1784 и 1794 гг. исполнял обязанности секретаря Азиатского общества, а также профессора и экзаменатор в колледже Калькутты, а также хирург майора Посольство Палмерса с Доулатом Раджем Шиндией; в каких качествах он был лучшие возможности для изучения языков и литературы Индия.С 1794 по 1806 год он был морским хирургом, а некоторое время лет генеральный инспектор госпиталей на острове Ява. Он умер лихорадки в Индии в 1815 году, когда он собирался вернуться в Шотландию, после отсутствия 38 лет. Его работы:

Краткий отчет о королевстве Пегу, его климате, продуктах, Торговля, правительство и жители; с расследованием причин разнообразия, наблюдаемого в рунах овец, в разных климат.И описание пещер Элефанты, Амболы и Канара. Лонд. 1785, 8во.

Отчет о некоторых искусственных пещерах недалеко от Бомбея. 1788, 12 мес. То же. Археол., VII. 286. 1785.

Очерк о болезнях индийских моряков, или Ласкарс в дальних путешествиях. Калькутта, 1804 г., л.

История аневризмы аорты, Memoirs Med., т. 349. 1799.

На Науклеа Гамбир, растение, производящее лекарство под названием Гутта. Гамбье. Транс. Линн. Соц., ix. 218. 1807.

Джастину Хантеру из Tennessee Titans предоставлен залог, объявлен комендантский час

VIRGINIA BEACH, VA. — ресиверу Tennessee Titans Wide Джастин Хантер получил залог от судьи Вирджинии во вторник, на следующий день после того, как он сдался властями в его родном городе по обвинению в умышленном ранении.

Обвинение связано с дракой в ​​баре в прибрежной курортной зоне Вирджиния-Бич во время выходных в честь Четвертого июля.

План Титанов на данный момент состоит в том, чтобы Хантер вернулся в команду и принял участие, когда на следующей неделе откроется тренировочный лагерь, в то же время позволив судебному процессу завершиться, согласно источникам лиги. НФЛ может вмешаться и внести Хантера в список исключений комиссара, пока дело расследуется.

Прокурор Содружества Венди Александер заявила, что Хантер начал драку 3 июля, когда прервал разговор мужчины с кем-то другим.По ее словам, после того, как они поговорили, Хантер дважды ударил мужчину по лицу. Александр сказал, что несколько человек начали драться. По словам Александра, после того, как бар был очищен, человек, которого первоначально ударил Хантер, наклонился и выплюнул кровь на тротуар, где Хантер снова «ударил» его, прежде чем запрыгнуть в ожидающую машину.

В результате драки мужчина получил перелом челюсти и треснувший зуб и был доставлен в больницу, так как у него могли быть внутренние повреждения, сказал Александр.Никому больше не было предъявлено обвинение в этом инциденте, хотя Александр сказал, что известность Хантера как профессионального спортсмена облегчила его опознание. Ордер на арест Хантера был выдан в пятницу, и после того, как полиция Вирджинии-Бич связалась с сотрудниками службы безопасности Титанов, Хантер договорился явиться в понедельник.

Главный окружной судья Дэниел Лан сказал, что Хантер может быть освобожден под залог в размере 25 000 долларов, если он будет вести себя хорошо, не употреблять алкоголь или наркотики и соблюдать комендантский час с 23:00 до 23:00.м. до 5 утра, между прочим.

«Уверяю вас, после полуночи ничего хорошего не происходит», — сказал Лане во время предъявления обвинения.

Один из адвокатов Хантера, Тоби Вик, сказал, что Хантер скоро явится в тренировочный лагерь, который, по его словам, имеет регламентированный график, который убережет его от неприятностей, пока он пытается сохранить свое место в команде.

В зале суда находились родственники Хантера и бывший школьный футбольный тренер, которым адвокат Хантера запретил разговаривать с журналистами.Хантер появился на видеоконференции и мало говорил на протяжении всего слушания. Предварительное слушание назначено на 3 сентября.

В 2013 году «Титаны» обменялись на шесть позиций, чтобы выбрать Хантера из Университета Теннесси с 34-м номером в общем зачете. Хантер сыграл в 14 играх в качестве новичка, поймав 18 передач на 354 ярда и четыре тачдауна. Он сыграл 12 игр до травмы в конце сезона в 2014 году и закончил 28 приемами на 498 ярдов и тремя тачдаунами.

В этом отчете использовалась информация Эда Вердера из ESPN и Associated Press.

Ресивер

Титанов Хантер получил залог от судьи Вирджинии

БРОК ВЕРГАКИС | Erie Times-News

ВИРДЖИНИЯ-БИЧ, Вирджиния (AP) «» Ресивер Tennessee Titans Джастин Хантер получил залог от судьи Вирджинии во вторник, на следующий день после того, как сдался властям в своем родном городе по обвинению в умышленном ранении.

По данным полиции Вирджиния-Бич, обвинение связано с ночной дракой в ​​баре Sandbar Raw Bar в прибрежной курортной зоне Вирджиния-Бич в выходные 4 июля.

Прокурор Содружества Венди Александер сказала, что Хантер начал драку 3 июля, когда прервал разговор мужчины с кем-то другим. По ее словам, после обмена словами Хантер дважды ударил мужчину по лицу. Александр сказал, что завязалась рукопашная, и несколько человек начали драться. По словам Александра, после того, как бар был очищен, человек, которого первоначально ударил Хантер, наклонился и выплюнул кровь на тротуар, где Хантер снова «просто ударил» его, прежде чем запрыгнуть в ожидающую машину.

Она сказала, что в результате драки у мужчины была сломана челюсть и треснул зуб, и его пришлось доставить в больницу из-за опасений, что у него могут быть внутренние повреждения. Никому больше не было предъявлено обвинение в этом инциденте, хотя Александр сказал, что известность Хантера как профессионального спортсмена облегчила его опознание. Ордер на арест Хантера был выдан в пятницу, и после того, как полиция Вирджинии-Бич связалась с охраной Титанов, Хантер договорился сдаться в понедельник.

Главный окружной судья Дэниел Лан сказал, что Хантер может быть освобожден под залог в размере 25 000 долларов, если он будет вести себя хорошо, не употреблять алкоголь или наркотики и соблюдать комендантский час с 23:00 до 23:00.м. до 5 утра, между прочим.

«Уверяю вас, после полуночи ничего хорошего не происходит», — сказал Лане во время предъявления обвинения.

Один из адвокатов Хантера, Тоби Вик, сказал, что Хантер скоро явится в тренировочный лагерь, который, по его словам, имеет регламентированный график, который убережет его от неприятностей, пока он пытается сохранить свое место в команде. Титаны отправляются в тренировочный лагерь 30 июля.

В зале суда находились родственники Хантера и бывший школьный футбольный тренер, которым адвокат Хантера запретил разговаривать с журналистами.Хантер появился на видеоконференции и мало говорил на протяжении всего слушания. Предварительное слушание назначено на утро 3 сентября, менее чем за 12 часов до того, как Титаны должны принять Миннесоту в своей последней предсезонной игре.

Теннесси поднялся на шесть позиций, чтобы выбрать 6-футового и 207-фунтового Хантера из Университета Теннесси в 2013 году с 34-м номером в общем зачете. Хантер сыграл в 14 играх в качестве новичка, поймав 18 передач на 354 ярда и четыре тачдауна. Он сыграл 12 игр до травмы в конце сезона в 2014 году и закончил с 28 приемами на 498 ярдов и тремя тачдаунами.

___

Онлайн:

Веб-сайт AP NFL: www.pro32.ap.org и www.twitter.com/AP_NFL Два великих шотландца: Джон и Уильям Хантер»

Б. Герольд Гриффит
Чикаго, Иллинойс, США

 

Выдержка из выступления на собрании Общества истории медицины Чикаго 3 октября 2006 г.

Из многих хирургов, имевших связи с Глазго за последние 500 лет или около того, самыми известными были братья Хантер, а столетие спустя — сэр Джозеф Листер.По иронии судьбы, Хантеры, родившиеся недалеко от Глазго, сделали свою самую известную работу в Лондоне, а Листер, родившийся в Англии, сделал свое величайшее открытие в Глазго. . . .

В чем-то Уильям и Джон Хантер были очень похожи, но в то же время и очень разные. Их жизни так переплелись за столько лет, что невозможно обсуждать одно без другого. Они оба родились на семейной ферме Лонг Колдервуд, в семи милях от Глазго. Уильям родился в 1718 году, был седьмым из десяти детей.Джон, родившийся в 1728 году, был десятым и последним. Пятеро их братьев и сестер умерли в детстве, вероятно, от туберкулёза, свирепствовавшего в то время, когда средняя продолжительность жизни составляла тридцать семь лет. Брат, который подавал надежды в качестве юриста, умер, когда ему было немного за двадцать. Их отцу было пятьдесят пять, когда родился Уильям, и он очень интересовался своим сыном, но когда Джон появился на свет, их отцу было шестьдесят пять, и он практически игнорировал своего младшего ребенка.

Уильям хорошо учился, и в четырнадцать лет отец отправил его в Университет Глазго, чтобы он стал священником, но вместо этого Уильям выбрал медицину.Он оставался в колледже в течение четырех лет, но остался без степени. Затем он провел три года в качестве ученика Уильяма Каллена, известного врача в соседнем Галифаксе. Спустя годы он сказал, что это были самые счастливые годы в его жизни. [Он] затем два года изучал анатомию у профессора Александра Монро Примуса в Эдинбурге. Он планировал вернуться в Галифакс, чтобы практиковаться с доктором Калленом, но вместо этого отправился в Лондон для дальнейшего обучения — в 1740 году, в возрасте двадцати двух лет.

Джон Хантер, с другой стороны, был плохим учеником, возможно, с дислексией, и не мог читать до подросткового возраста. Он закончил свое формальное обучение в тринадцать лет и отказался от книг, хотя позже в жизни он накопил большую библиотеку.Он сказал, что предпочитает «объем тела животного» и препарировал каждое животное — и растение — которое смог найти.

Уильям быстро сделал себе имя в Лондоне. Первый год там он изучал акушерство у Уильяма Смелли, а затем в течение нескольких месяцев акушерство и анатомию у Джеймса Дугласа (известного благодаря сумке Дугласа). И Смелли, и Дуглас были шотландцами.

В 1742 году, в возрасте двадцати четырех лет, Уильям Хантер стал «учеником хирургии» в больнице Святого Георгия, где, помимо хирургии, он изучил «коррозионный метод» подготовки анатомических препаратов.Во время визита в Лейден, Голландия, он научился у Альбинуса, как препарировать и как вводить сосуды. В Париже он обнаружил, что анатомию там преподают лучше, чем в Лондоне, и решил изменить это, когда вернулся домой.

Вернувшись в Лондон, Уильям был назначен хирургом в больнице Миддлсекс и быстро создал самую загруженную акушерскую практику в городе. В 1746 году Уильям основал школу анатомии и хирургии, которая стала первой медицинской школой в Лондоне, городе, который сильно отставал от других крупных городов, в которых на протяжении столетий были медицинские школы.Следующая медицинская школа в Лондоне открылась лишь восемьдесят лет спустя!

Уильям хорошо приспособился к жизни в Лондоне. Он был красивым, приятным, добрым и элегантно одетым. Он потерял свой шотландский акцент и принял английскую манеру говорить. Он чувствовал себя как дома в лондонском обществе и имел много влиятельных друзей, среди которых были Тобиас Смоллет, Уильям Питт Младший, Гораций Уолпол, художник Уильям Хогарт, морской хирург Джеймс Линд, известный цингой, и исследователь Джеймс Кук.В возрасте двадцати восьми лет Уильям Хантер имел международную известность.

Тем временем в Шотландии восемнадцатилетний Джон Хантер устал от сельской жизни и, возможно, немного завидовал успеху своего брата. Поэтому он написал Уильяму и спросил, может ли он стать его помощником. Уильям согласился, и по прибытии Джона — после четырехсотмильного путешествия верхом на лошади — Уильям дал Джону человеческую руку для изучения. Джон сделал настолько тщательное препарирование руки, что Уильям признал его исключительный талант и заставил его работать в своих препаровальных кабинетах.Джон работал не покладая рук, выработав пожизненную привычку спать всего четыре-пять часов в сутки. В течение шести месяцев Джон превзошел Уильяма в качестве вскрывателя. Их дружное и взаимовыгодное общение продолжалось двенадцать лет.

Джон на первый взгляд не очень впечатлил. Он был всего 5 футов 2 дюйма ростом и одевался очень небрежно. В отличие от большинства мужчин того времени, он отказывался носить парик, а его рыжие волосы часто были нечесаны. Он не пытался избавиться от своего шотландского акцента. Он был очень откровенен и имел вспыльчивый характер.Тем не менее, у Джона было много общих друзей Уильяма, а со временем появилось еще больше, среди них сэр Джозеф Бэнкс и художник сэр Джошуа Рейнольдс.

Охотничья школа анатомии и хирургии, расположенная в большом доме в Ковент-Гардене, имела огромный успех. Студенты приехали издалека. Вскрытие обычно производилось довольно быстро по вечерам зимой, так как не было холодильника, а гниение было постоянной проблемой. Уильям предоставил каждому студенту свежий труп и практический опыт.У Монро в Эдинбурге было только два тела на класс.

Но достать тела было непросто. Некоторые прибыли из Tyburn Gallows, где ежегодно вешали более пятидесяти мужчин, женщин, а иногда и детей. В то время повешение было наказанием за двести правонарушений. Однако семьи и друзья казненных часто боролись за обладание, поэтому похищение тел из свежих могил было активным делом. Ни один из Хантеров не был привлечен к ответственности, хотя некоторые хирурги были привлечены к ответственности. У Джона были давние отношения с «воскресителями».

В 1749 году, в возрасте двадцати одного года, Джон получил место студента в Королевском госпитале в Челси, где он работал с Уильямом Чеселденом, ведущим лондонским хирургом и автором двух классических произведений: Анатомия человеческого тела и Атлас Остеографии . Чеселден также был известен как литотомист, который мог извлечь камень из мочевого пузыря менее чем за минуту, а смертность составила всего десять процентов. Челседен умер в 1751 году, после чего Джон Хантер начал работать с Персивалем Поттом в больнице Св.Варфоломеевская больница.

Джон считал, что оперировать пациента можно только тогда, когда это было абсолютно необходимо. А еще он был ярым противником ампутации ноги при подколенной аневризме. Вместо этого он перевязал бедренную артерию на бедре в так называемом канале Хантера. Ногу спасли коллатеральные сосуды, которые расширились и обошли аневризму. Это революционное лечение стало результатом тщательного анатомического изучения и экспериментирования Джона Хантера на протяжении всей его жизни.Его ответ на предположение, что лечение может сработать, был: «Зачем так думать? Почему бы не провести эксперимент?»

Хантер поднял хирурга с унизительного статуса «парикмахера-хирурга» на тот же уровень уважения, что и врач. В течение многих лет, когда Джон и Уильям работали вместе, преподавая анатомию, они также сотрудничали в решении многих клинических проблем, включая два кесарева сечения, ни одно из которых, к сожалению, не закончилось благополучным исходом.

Уильям и Джон оба были ненасытными коллекционерами анатомических и патологических образцов, тысячи которых были сохранены в банках и запечатаны свиным пузырем.Многие из них сегодня можно увидеть в Глазго и Лондоне в оригинальной стеклянной таре. За прошедшие годы Уильям собрал более 50 000 экземпляров и библиотеку из 14 000 книг и рукописей на английском, латинском, греческом, арабском и иврите, которые он научился читать. Кроме того, Уильям потратил 22 000 фунтов на 30 000 старинных монет, история которых интересовала его больше, чем их внутренняя ценность. Это была самая большая частная коллекция монет в мире. У него также была респектабельная коллекция оригинальных картин Рембрандта, Рубена, Рейнольдса и др.

В 1750 году Университет Глазго присвоил Уильяму почетную степень доктора медицины, и в более поздние годы Уильям, который никогда не был женат и, следовательно, не имел прямых наследников, завещал все свои великие коллекции своей альма-матер, где они находятся и сегодня. В 1770 году Уильям построил большой дом на Грейт-Уиндмилл-стрит с местом для своего музея, секционными комнатами, лекционным залом и жилыми помещениями для себя и своих студентов.

Среди особых интересов Уильяма были пороки развития сердца, вывихи плеча, венерические болезни, судебная экспертиза внебрачных детей, история анатомии (особенно Везалий), аневризмы и — с Джоном — артериовенозные фистулы.Уильям был первым, кто описал тестикулярные канальцы, млечные и лимфатические сосуды, в которые он и Джон вводили ртуть. Он также был первым, кто аспирировал кисту яичника. Он призвал к осторожности при чистке, выполнении венесекции, вызывании рвоты и использовании акушерских щипцов.

Уильям Хантер не был плодовитым писателем, но его книга Анатомия беременной матки человека никогда не была превзойдена. Он был опубликован в виде фолианта со слоном и содержал тридцать две великолепные гравюры голландского художника Яна ван Римсдайка.В 1756 году Александр Монро Секундус, который учился у двух Охотников, утверждал, что открыл семенные канальцы, слезные протоки и лимфатические сосуды раньше, чем они, но его заявление было дискредитировано. В 1780 году Уильям и Джон вступили в ожесточенный спор о том, кто из них первым обнаружил, что плацентарное кровообращение отделено от материнского. Это привело к отчуждению братьев, которое так и не разрешилось.

У Уильяма было много наград, среди них лиценциат Королевского колледжа врачей (1756 г.), член Королевского общества (1787 г. — через три месяца после избрания Джона) и первый профессор анатомии в Королевской академии, из которых сэр Джошуа Рейнольдс был первым президентом.Уильям также был акушером, который присутствовал при родах всех одиннадцати детей, рожденных королевой Шарлоттой, женой короля Георга III.

Среди студентов Уильяма были Джон Хантер, Мэтью Бэйл (их племянник), Уильям Круикшанк и американцы Уильям Шиппен (первый профессор хирургии), Джон Морган (первый профессор медицины — оба в Пенсильванском университете) и Джон Джонс. , также из Филадельфии и один из основателей (в 1771 г.) нью-йоркской больницы.

Уильям Хантер умер от инсульта в 1783 году в возрасте шестидесяти пяти лет.Хотя примирения не произошло, Джон облегчил последние дни брата, вставив ему катетер. Вскрытия не было, и Джон не присутствовал на похоронах. Однако позже Джон публично признал большой вклад своего брата в анатомию и акушерство.

Возвращаясь к жизни Джона Хантера, в 1755 году Уильям отправил его в Оксфордский университет для получения классического образования, но ему там было некомфортно, и он ушел всего через два месяца. В 1756 году он начал читать некоторые лекции Уильяма.В том же году началась Семилетняя война, и к 1760 году Джон решил в нее вступить — в качестве армейского хирурга. В течение двух лет он служил при осаде Бель-Айля на французском побережье, дослужившись до должности главного хирурга. Это был кровавый бой со многими жертвами геморрагического шока, инфицированных ран и сыпного тифа. Обширный опыт Хантера с военными ранениями привел к его книге «Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранах », которая была опубликована только через год после его смерти.

Джон выступал против практики широко вскрывать травматические раны, призывая вместо этого очистить рану, удалить любой инородный материал, остановить кровотечение и наложить повязку, во многом за то, что Амброуз Паре отстаивал в шестнадцатом веке.Когда война закончилась в 1763 году, Джон был тогда с армией в Португалии, вернулся в Лондон только для того, чтобы обнаружить, что его место в школе Уильяма занято, поэтому ему нужна была работа. Ему удалось присоединиться к практике дантиста Джеймса Спенсера, с которым он провел пять лет на полставки. В этот период Джон начал свои эксперименты с трансплантацией: шпоры петушка в гребень, семенника петуха в его брюшко, человеческого зуба в гребень скалы, коровьего рога в лоб осла.Он ошибочно полагал, что пересаженные зубы становятся жизнеспособными на новом месте. Он был первым, кто описал зубной налет и был ярым сторонником чистки зубов. Названия, которые он дал различным типам зубов — резцам, коренным зубам и т. д., — те, которые мы используем сегодня. Стоматологическая работа Хантера привела его к написанию первой книги по стоматологии, «О естественной истории человеческих зубов », прекрасно иллюстрированного текста, выдержавшего пятнадцать изданий. За это время Хантер также разработал науку о патологии.Одно из первых из его более чем тысячи вскрытий было проведено на теле Уильяма Чатворта, которого несколько лет назад зарезал его двоюродный брат лорд Байрон.

В 1764 году Джон Хантер обручился с Анной Хоум, известной поэтессой и автором песен, которая была дочерью хирургов генерала Джона Бергойна, но их брак был отложен на семь лет, отчасти из-за нескончаемой научной деятельности Джона. расследования. Не довольствуясь бесчисленными разного рода опытами на всевозможных животных, Джон провел ряд опытов над самим собой.Один должен был сделать себе прививку от пациента с гонореей, болезнью, которой он быстро заболел. Не подозревая, что у пациента также был сифилис, у него развился шанкр и ряд признаков сифилиса. Хотя какое-то время считалось, что отчасти эксцентричное поведение Хантера в более поздние годы может быть связано с запущенным сифилисом, при его вскрытии в 1793 году не было обнаружено никаких признаков этого. Хантер, как и другие, полагал, что гонорея и сифилис были частью та же болезнь, убеждение, которое не было опровергнуто до тех пор, пока много лет спустя.У Хантера была большая практика VD, которая послужила материалом для другой его книги.

Джон Хантер, как и Уильям, был великим коллекционером, собрав более 15 000 предметов. В 1765 году Джон приобрел недвижимость в Эрлс-Корт, на окраине Лондона. Здесь он построил дом для себя и живущих в нем студентов, свой музей, секционные кабинеты, лекционный зал и помещения для всевозможных живых животных, включая леопардов, быков, собак и даже буйвола, который возил его по городу. в вагоне. Джон заработал много денег, но тратил большую их часть на образцы и жалованье пятидесяти или около того людям, которые были ему нужны для ухода за его коллекциями и зверинцем.Он пытался продлить жизнь мыши и рыбы, замораживая, а затем оттаивая их. Ему также не удалось реанимировать человека, которого только что повесили в Тайберне. Он изучал рост костей у молодых кур и свиней, вживляя куски металла в стержень и измеряя изменение расстояния между ними, показывая, что рост происходит на эпифизарных линиях. Он провел первое искусственное оплодотворение у женщины, у мужа которой была гипоспадия.

Он получил множество образцов из путешествий своего друга капитана Джеймса Кука, в том числе голову воина маори, которую он препарировал.Ему подарили шкуру и скелет первого жирафа, которого когда-либо видели в Англии. Он набил его и выставил в фойе своего дома с отрезанными ногами, так как при высоте 21 фут животное было слишком высоким для потолка. Когда позже он построил большой дом с более высоким потолком, он показал жирафа с пристегнутыми ногами. Джон Хантер получил широкое признание за свои многочисленные достижения: членство в Королевских обществах Англии и Гётеборга, а также в том, что стало Королевским колледжем хирургов Англии, Хирурги Св.Георгия, экстраординарный хирург короля Георга III, генеральный хирург армии и член Философского общества Филадельфии, города, который ему так и не удалось посетить.

На свадьбе Джона с Энн Хоум в 1771 году присутствовали капитан Кук и сэр Джозеф Бэнкс, но не Уильям Хантер. У Охотников было четверо детей, двое из которых умерли в младенчестве. В их доме всегда было много детей, студентов, обедов, концертов и гостей, в том числе композитора Йозефа Гайдна, одного из друзей Анны.В конце концов Джон продал собственность Эрлс-Корт и построил дом на Лестер-сквер, достаточно большой для всех своих занятий. В 1758 году он открыл свой музей для публики, но только два раза в год. В 1783 году Хантер получил только что умершего «ирландского великана» Чарльза Бирна ростом 7 футов 8 дюймов двадцати двух лет. Хантер, предвидя раннюю кончину Бирна, постоянно следил за бедолагой, чтобы получить его скелет для своего музея. Бирн, напуганный такой перспективой, устроил так, что после его смерти его тело будет помещено в свинцовый гроб и брошено в Ла-Манш.Но когда пришла смерть, Хантер подкупил друзей Бирна 500 фунтами, чтобы те заменили тело камнями. Скелет Бирна сегодня можно увидеть в Королевском колледже хирургов в стеклянной витрине рядом со скелетом мужчины нормального роста для сравнения. В начале прошлого века Харви Кушинг убедил своего друга, сэра Артура Кейта, куратора музея, убрать череп Бирна. Осмотр черепа показал, как и ожидал Кушинг, сильно увеличенное турецкое седло, что указывало на то, что у Бирна была опухоль гипофиза.

Среди многих пациентов Джона Хантера были младенец лорд Байрон (косолапость которого он лечил с помощью специального ботинка), Бенджамин Франклин (который в 77 лет решил оставить камень в мочевом пузыре, а не заставлять его удалять Хантера), экономист Адам Смит, премьер-министр Уильям Питт (у которого Хантер удалил большую сальную кисту щеки — за шесть с половиной минут), художник Томас Гейнсборо (у которого был неоперабельный рак) и Йозеф Гайдн (который отказался позволить Хантеру удалить большую сальную кисту щеки — за шесть с половиной минут). обструктивный полип носа).Среди более чем 1000 учеников Джона Хантера были Мэтью Бейли, Эверард Хоум (его зять), сэр Эстли Купер, Генри Клайн, Уильям Шиппен, Джон Морган, Филип Синг Физик, Джон Абернати и его самый преданный ученик Эдвард Дженнер.

Хантер советует своим ученикам не делать записи на его лекциях, поскольку «знания постоянно меняются». Но сам он вел объемные истории болезни и написал более 100 статей и восемь книг. Его феноменально широкий круг интересов включал, помимо уже упомянутых, геологию, ботанику, скрещивание животных, ящериц, насекомых, кенгуру, травмы сухожилий, лимфатические сосуды, пищеварение, китов и эволюцию — на шестьдесят лет раньше Дарвина.В 1791 году он помог основать Королевский ветеринарный колледж.

Вспыльчивость Джона наконец погубила его. Последние двадцать лет своей жизни он страдал стенокардией и рано осознал, что находится «во власти любого негодяя, который спровоцировал [его] на гнев». В 1793 году он вступил в ожесточенный спор с коллегой в больнице Святого Георгия, внезапно потерял сознание и умер. Ему было всего шестьдесят пять лет, в том же возрасте, в котором десятью годами ранее умер его брат. Потратив большую часть своих денег на сборы и зарплату, он оставил свою семью в тяжелом финансовом положении.Его имущество пришлось продать, а животных отдать в разные зверинцы. Энн Хантер стала спутницей дамы, но продолжала публиковать некоторые из своих стихов. Их сыну пришлось покинуть Кембридж и пойти в армию, где он сделал ничем не примечательную карьеру. У их дочери Агнес был несчастливый первый брак, но, к счастью, во втором у нее дела пошли лучше.

Большой музей Хантера, содержащий 13 687 экспонатов и оцененный в 70 000 фунтов, был куплен правительством за 17 000 фунтов после того, как Уильям Клифф в течение нескольких лет заботливо ухаживал за ним.В конце концов он был передан Королевской хирургической компании, которая в 1800 году стала Королевским колледжем хирургов. С 1835 года он выставлен в здании колледжа в Линкольнс-Инн Филдс. К сожалению, большая часть коллекции была уничтожена немецкой бомбой во время «Блица» во время Второй мировой войны.

Брат Анны Хантер, Эверард Хоум, который был учеником Хантера, получил объемные статьи Джона, некоторые из которых никогда не публиковались. Несколько лет спустя Хоум сжег большинство из них, якобы для того, чтобы скрыть тот факт, что он присвоил себе многие открытия Хантера.Хоум, ставший сэром Эверардом благодаря своему другу, будущему королю Георгу IV, умер в 1832 году.

Невероятно, но ни Уильям, ни Джон так и не были посвящены в рыцари.

Сначала Джон Хантер был похоронен в Сент-Мартине, на полях, обращенных к нынешней Трафальгарской площади. Но в 1859 году он был повторно похоронен в Вестминстерском аббатстве, где на мемориальной доске, установленной Королевским колледжем хирургов, написано просто «Джон Хантер, отец научной хирургии».

Какое наследие оставили эти два человека эпохи Возрождения, жившие в эпоху Просвещения? Нам остается только оглянуться вокруг.Их любопытство было ненасытным, а их достижения в анатомии, патологии, хирургии, акушерстве и образовании оказали неизмеримое влияние на науку и практику медицины.

 


 

B. HEROLD GRIFFITH , MD, FACS, представил этот документ на собрании Общества истории медицины Чикаго 3 октября 2006 г. Он был пластическим хирургом, запустил программу ординатуры по пластической хирургии. в Северо-Западном университете и был начальником отдела более двадцати лет.Он умер 30 октября 2016 года в возрасте 91 года.

 

Весна 2020  | Разделы  | Очерки истории

Джон Хантер (1728-1793) | Сокровища в сводах: исторические медицинские книги в Библиотеке медицинских наук Клода Мура Сокровища в сводах: исторические медицинские книги в Библиотеке медицинских наук Клода Мура

Трактат о венерических болезнях . Лондон: напечатано В. Балмером для Г. и В. Никола, 1810 г. .
Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранах… .Филадельфия: Издано Томасом Брэдфордом, печатником, продавцом книг и канцелярскими товарами, нет. 8, South Front-street, 1796. Полный текст доступен через Eighteenth Century Collections Online (только доступ UVa)
Джон Хантер, Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранах… . На этой тарелке «представлены два кроличьих уха, одно в естественном состоянии, другое в воспаленном состоянии вследствие замораживания и оттаивания».
Джон Хантер, Трактат о венерических болезнях .Наше третье издание содержит семь иллюстраций, в том числе эту с объяснением: «Почка, мочеточник, лоханка и воронка которой очень значительно увеличены вследствие стриктуры уретры».

В возрасте 20 лет Джон Хантер уехал из Шотландии в Лондон, чтобы учиться в школе анатомии, которой руководил его старший брат Уильям. В течение года Джон сам демонстрировал вскрытия. Позже он служил хирургом в британской армии во время Семилетней войны. Именно тогда он заметил множество огнестрельных ранений и начал собирать материал для Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранениях .После двух лет службы в армии Хантер вернулся в Лондон и преподавал, писал, проводил исследования и занимался частной практикой.

Вклад Хантера в медицину огромен. Он помог превратить хирургию из ручного труда в экспериментальную науку, а его исследования воспалений были революционными и обширными. Он написал важные работы о зубах и начал научную стоматологию в Великобритании, основал Хантерианский музей с более чем 13 000 образцов, внес большой вклад как в сравнительную, так и в патологическую анатомию, применил новаторские методы лечения аневризм и был выдающимся хирургом-ортопедом.

Трактат о крови, воспалении и огнестрельных ранениях был впервые опубликован посмертно в 1794 году племянником Хантера, Мэтью Бэйли, и включает биографию Хантера, написанную его зятем, Эверардом Хоумом. Хоум описывает, как Хантер страдал от приступов или спазмов в последние несколько лет жизни, и что, хотя «… телесные упражнения или вздутие живота вызывали более легкие состояния, все же требовалось воздействие на разум, чтобы сделать их серьезными.В Home включены результаты вскрытия после внезапной смерти Хантера и наблюдения,

.

Остановка пульса возникла из-за спазма сердца, и в этом состоянии нервы, вероятно, были прижаты к окостеневшим артериям, что может объяснить мучительную боль, которую он испытывал в то время. Другие симптомы можно объяснить дефектом клапанов и расширением аорты, потерявшей эластичность.

Во времена Хантера существовали споры о причине венерических болезней.Чтобы проверить, является ли причиной заболевания один или несколько патогенов, Хантер привил субъекту (вполне возможно, себе) гной больного гонореей. Когда у субъекта проявились признаки сифилиса, Хантер пришел к выводу, что теория единственного возбудителя верна. К сожалению, у его пациента, вероятно, были и сифилис, и гонорея, и заключение Хантера задержало прогресс в этой области еще на 70 лет.

следующий автор: Майкл Андервуд (1736-1820).

 

.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован.