Охота на севере: Охота на Русском Севере — Телеканал Дикий

Охота на севере Красноярского края. Сезоны охоты

Охота в Красноярском крае, как и во многих других регионах России, подчиняется биологическому календарю. Добыча зверей и птиц не должна наносить урон экосистемам. Поэтому специалисты-экологи и биологи определяют периоды, когда охотиться можно, а когда категорически нельзя. Запрет вводится на периоды появления детенышей и птенцов, чтобы популяция объектов охоты могла успешно восстановиться.

В Красноярском крае охотничьих сезона, как правило, два — весной и осенью. Хотя для некоторых животных установлен единый срок, длящийся с осени по март-апрель.
Весенняя охота на птицу на плато Путорана начинается поздно, обычно во второй половине мая или даже в конце этого месяца. Речь идет о севере Эвенкии и Туруханского района, а также юге Таймыра. Сказывается суровый климат этих мест. Причем сезон длится недолго, всего 10 дней. Осенью и зимой охотиться на боровую дичь традиционно разрешается с четвертой субботы августа до 28 (29 в високосный год) февраля.

Охота на зверя на севере Красноярского края имеет более значительный разброс по срокам. По данным Госохотнадзора, с середины апреля по конец мая и в августе-ноябре возможна охота на бурого медведя. Всё лето и осень до декабря — на самцов кабана и самок без детенышей. В ноябре-декабре — на кабаргу, а всю осень и зиму, до 15 марта, — на дикого северного оленя. С 20 октября до конца зимы в Таймырском, Туруханском, Эвенкийском районах можно добывать бобра, соболя, норку, белку, росомаху, куницу, горностая, а с середины сентября по февраль — зайцев и лисиц. Охотиться на сибирскую косулю (любого пола и возраста) разрешено с октября по декабрь. Традиционное время охоты на песца — с октября по март.

В какие-то годы эти сроки, как весной, так и осенью, могут сдвигаться. Нередко вводятся дополнительные ограничения или даже полный запрет на охоту в тех или иных районах. Актуальную информацию можно найти на сайте Госохотнадзора и краевого министерства природных ресурсов.

Непрофессиональным охотникам и туристам, для которых главное в поездке на Север — не трофеи, а новые незабываемые впечатления, мы рекомендуем остановить свой выбор на осенней охоте на боровую дичь. Ее объекты — тетерева, глухари, рябчики. Добыча пернатой дичи менее сложна, безопасна, она подойдет даже начинающим. К тому же популяция птиц многочисленнее популяций млекопитающих. Подробнее об охоте на боровую дичь на плато Путорана — читайте на нашем сайте.

Напоминаем также, что охота на территориях, относящихся к заповедным, запрещена. Но на плато Путорана достаточно мест, где любительская охота легальна. Это азарт и восторг, которые останутся в памяти навсегда!

Охота на гуся весной /Trophy-hunt

 

Три варианта проведения охоты на гуся.

 

Вариант 1 — с 1-го июня, охота в районе реки Агапа. 
                    Группа от 4 охотников.
                    Полный пакет сервис
                    Вылет в Норильск по звонку (желательно).
                    7 дней охоты.

В стоимость включено:

— Встреча и проводы в аэропорт Алыкель г.Норильска.
— Подготовка, инструктаж в базовом лагере р.Норильская.
— Вертолетная заброска (Eurocopter AS350 B3) до лагеря на р.Агапа.
— Размещение в лагере (балок+баня).
— 3-х разовое питание.
— Лагерь менеджер, повар.
— Оборудованные скрадки + профиля.
— По желанию рыбалка.
— Обработка, упаковка трофеев.

В стоимость не включено:

— Авиаперелет от и до Норильска.
— Перевес багажа.
— Оплата спутниковой связи.
— Алкоголь.
— Патроны.
— Дополнительное оборудование и снаряжение.

Программа охоты:

1 день — прибытие в Норильск, встреча в аэропорту, переезд до базового лагеря на реке Норильская, знакомство с персоналом, праздничная трапеза, обсуждение нюансов охоты и тура в целом, инструктаж подготовка, вертолетная заброска (Eurocopter AS350 B3) до лагеря на р.Агапа.


2-6 день — охота.


6 день (вечер) — вылет до базы на реке Норильская, подведение итогов охоты, трапеза, вручение памятных подарков от Trophy-hunt, баня, отдых.
 

7 день (утро) — трансфер в аэропорт Алыкель, вылет.

 

 

Вариант 2 — с 26 мая охота на базе реки Енисей.
                     Группа от 4 до 10 охотников.
                     Полный пакет сервис.
                     Перелет к базе на СВП Арктика-1Д8.
                     7 дней охоты.

В стоимость включено:

— Встреча от и до аэропорта Алыкель г.Норильска.
— Подготовка, инструктаж в базовом лагере р.Норильская.
— Заброска на СВП «Арктика 1Д8» до базы на р.Енисей.

— Размещение в лагере (коттедж + баня).
— 3-х разовое питание.
— Лагерь менеджер, повар.
— Оборудованные скрадки + профиля.
— По желанию рыбалка.
— Обработка, упаковка трофеев.

В стоимость не включено:

— Авиаперелет от и до Норильска.
— Перевес багажа.
— Оплата спутниковой связи.
— Алкоголь.
— Патроны.
— Дополнительное оборудование и снаряжение.

Программа охоты:

1 день (утро) — прилёт в Норильск, встреча в аэропорту, переезд до базового лагеря на реке Норильская, знакомство с персоналом, праздничная трапеза, обсуждение нюансов охоты и тура в целом, инструктаж подготовка, переезд в порт Дудинка, перелет на СВП «Арктика 1Д8» до базы на р.Енисей.


2 — 6 день — охота.


6 день (вечер) — вылет до порта Дудинки и переезд на базу реки Норильская, трапеза, вручение памятных подарков от Trophy-hunt, подведение итогов охоты, баня, отдых.


7 день (утро) — трансфер в аэропорт Алыкель, вылет.



Вариант 3 — с 26 мая, заброска группы на оз. Собачье или на озёра севера Таймыра. 
                     Группа от 5 до 10 охотников.
                     Перелет на «СВП Арктика 1Д8».
                     Самообслуживание, палаточный лагерь.
                     7 дней охоты. 

В стоимость включено:

— Встреча и проводы в аэропорт Алыкель г.Норильска.
— Подготовка, инструктаж в базовом лагере р. Норильская.
— Заброска на СВП «Арктика 1Д8» до палаточного лагеря.
— Палаточный лагерь.

Программа охоты:

1 день (утро) — прилёт в Норильск, встреча в аэропорту, переезд до базового лагеря на реке Норильская, знакомство с персоналом, праздничная трапеза, обсуждение нюансов охоты и тура в целом, инструктаж подготовка, переезд в порт Дудинка, перелет на СВП «Арктика 1Д8» до палаточного лагеря.


2-6 день — охота.


6 — день (вечер) — сбор лагеря,переезд до базы реки Норильская, подведение итогов охоты, трапеза, баня, отдых.


7 — день (утро) — трансфер в аэропорт Алыкель, вылет.

 

Охота на гуся – особенности диких гусей

1. Днем дикие гуси пасутся на лугах, далеко от воды, но вечером возвращаются к водоемам. Они не очень привязаны к воде, отлично передвигаются по суше и даже бегают.

2. В период линьки гуси особенно уязвимы, поэтому чаще спасаются бегством, чем ныряют или прячутся в траве. И, несмотря на это, гуси отлично плавают и ныряют. Местом обитания диких гусей является тундра (травяная и кустарниковая растительность), на территории которой имеются водоёмы. Гуси также любят лесные ручьи, болотистые местности и горные озера. Охота на гусей на севере – регулирует регионарную популяцию гусей.

3. Линяют гуси раз в году в период, когда у них подрастают птенцы. В этот период гусь с потомством отсиживается в труднодоступных местах (чаще всего на лугах с низкой травой). По причине повышенной опасности они стараются держаться стаями, подобраться к ним незаметно в этот период практически невозможно.

4. Первыми линяют гуси, не достигшие половой зрелости, затем линяют взрослые самцы и самки. В период, когда у взрослых особей подрастает потомство, они практически не летают, но когда птенцы оперяются, способность к полётам у них возвращается. После того, как птенцы гусей подрастают, семьи распадаются. Охота на гуся весной, когда птицы активно занимаются выращиванием птенцов, достаточно популярна.

5. Взрослые птицы группируются в стаи и ведут кочевой образ жизни, постоянно перемещаясь по лугам и речным долинам. Питаются гуси вечером и утром перед рассветом. День у них является периодом отдыха. Зимовка гусей начинается в сентябре, в этот период они отлетают.

 охота на волка

КС разъяснит особенности охоты коренных малочисленных народов Севера

В комментарии «АГ» представитель заявителя, адвокат АП Архангельской области Владимир Цвиль выразил надежду, что решение Конституционного Суда поставит на вид принцип реальности исконных прав коренных малочисленных народов Севера, которые неявно выражены в Конституции.

Конституционный Суд принял к рассмотрению жалобу на неконституционность положений ст. 19 Закона об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов, которой регламентирована охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности.

Как следует из жалобы в КС (имеется у «АГ»), на территории Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края, на которой проживают семейные родовые общины, установлена квота, согласно которой в течение года каждый член общины имеет право добыть восемь особей дикого северного оленя. При этом часть мяса добытых оленей реализуется для обеспечения некоторых вопросов жизнедеятельности (учеба детей, здоровье, покупка продуктов, оружия, патронов, топлива и т. д.).

В 2014 г. Геннадий Щукин, являясь президентом районной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера (КМНС), в силу имеющихся у него юридических знаний разъяснил представителям общин, что в соответствии с действующим правовым регулированием, отражающим гарантии КМНС, каждый член общины имеет право добыть без каких-либо разрешений восемь оленей. При этом общины вправе поручить охоту одному или нескольким ее членам в объеме, рассчитанном на них всех. Геннадий Щукин исходил из того, что в ином случае соответствующих гарантий будут лишены те члены КМНС, которые не имеют охотничьего билета, не имеют возможности охотиться по малолетству, состоянию здоровья, в силу традиционного разделения хозяйственной деятельности или в силу других объективных причин. Делегирование права добычи биологических ресурсов уполномоченным охотником за других членов общины касается только возможности самой по себе добычи, а не распоряжения продуктами охоты, в связи с чем исключаются какие-либо риски, связанные со злоупотреблением правом.

В последующем в отношении уполномоченных общинами охотников при реализации добытых оленей были возбуждены уголовные дела, которые прекратили в связи с истечением срока давности. Уголовное дело было возбуждено и в отношении Геннадия Щукина. Приговором Дудинского районного суда Красноярского края от 28 декабря 2017 г., оставленным без изменения апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 27 февраля 2018 г, он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 258 УК – подстрекательство к незаконной охоте, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Постановлением судьи Красноярского краевого суда от 21 июня 2018 г. было отказано в передаче кассационной жалобы на рассмотрение.

При вынесении приговора и оставления его без изменения суды руководствовались ст. 19 Закона об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов, в соответствии с которым, как они указали, охотники из числа КМНС вправе осуществлять традиционную охоту лишь в пределах нормативно установленного лимита, рассчитанного на самого охотника, и не вправе осуществлять традиционную охоту в порядке делегирования лимитов других членов общины.

Не согласившись с приговором, Геннадий Щукин обратился в КС. В жалобе он указал, что Конституция, декларируя социальный характер российского государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и закрепляя в качестве общего принципа, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, в связи с чем к совместному ведению (функциональной обязанности) федерального и регионального уровней власти относит защиту исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей.

Заявитель указал, что ст. 1, 2 и 4 Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (1992 г.) охраняют существование и самобытность этих меньшинств и поощряют создание условий для развития этой самобытности, в том числе создание благоприятных условий, позволяющих лицам, принадлежащим к меньшинствам, выражать свои особенности и развивать свои культуру, язык, религию, традиции и обычаи.

Кроме того, Закон об охоте в качестве одного из основных принципов правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов устанавливает учет интересов населения, для которого охота является основой существования, в том числе коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (п. 4 ст. 2). При этом, исходя из целевого назначения, выделяется такой вид охоты, как охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности КМНС, а также охота, осуществляемая лицами, которые не относятся к этим народам, но постоянно проживают в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и для которых охота является основой существования (п. 7 ч. 1 ст. 12).

Указывается, что ст. 9 Закона о животном мире устанавливает, что граждане, составляющие коренные малочисленные народы и этнические общности, если исконная среда их обитания и традиционный образ жизни связаны с животным миром, наряду с общими правами граждан наделяются и особыми правами в области охраны и использования животного мира, сохранения и восстановления среды его обитания.  В частности, речь идет о праве на применение традиционных методов добычи объектов животного мира и продуктов их жизнедеятельности, которое может осуществляться как индивидуально, так и коллективно. «При этом запрет переуступки права на приоритетное пользование животным миром распространяется только в отношении граждан и юридических лиц, не относящихся к субъектам данного права», – подчеркивается в жалобе.

Геннадий Щукин отметил, что право на традиционную охоту могут осуществлять только лица, имеющие статус охотника, что при отсутствии такого статуса у отдельных лиц из числа коренных малочисленных народов и при невозможности делегирования данного права уполномоченному охотнику означало бы умаление указанного права в отношении этих лиц.

Таким образом, он попросил КС признать положения ст. 19 Закона об охоте противоречащими Конституции в той мере, в которой они, исходя из придаваемого правоприменительной практикой смысла, предполагают право лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока, осуществлять свободную (без каких-либо разрешений) охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности лишь лично каждым членом семейных родовых общин и не допускают осуществления данного права одним или несколькими уполномоченными охотниками в пределах нормативно установленных лимитов, рассчитанных исходя из количества членов общины, делегировавших осуществление этого права.

В комментарии «АГ» адвокат АП Архангельской области Владимир Цвиль, представляющий заявителя, отметил, что Конституционный Суд еще не принимал к рассмотрению дела, непосредственно связанные с правами коренных малочисленных народов Севера. «Эти права неявно выражены в конституционном тексте, но реально существуют, а потому требуют их выявления и “расшифровки” Конституционным Судом», – подчеркнул он.

Так, адвокат указал, что право традиционного образа жизни, включая традиционное природопользование, касается многих конституционных гарантий (самоопределение народов, достоинство личности, право на свободу, на национальную принадлежность и т.д.). «Самое главное, что право на традиционный образ жизни коренных малочисленных народов является одной из форм проявления закрепленных в преамбуле российской Конституции надправовых идей самоопределения народов и уважения памяти предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, что прямым образом взаимосвязано с другими словами преамбулы уже о перспективной ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями. Думаю, это те ценности, которые подлежат конституционной защите в рамках данного дела», – отметил Владимир Цвиль.

Адвокат надеется, что решение КС поставит на вид принцип реальности исконных прав КМНС. «В частности, право на традиционную охоту должно иметь гарантии реализации в отношении всех лиц из числа малочисленных народов. Поэтому рассчитываем, что либо КС выявит механизм реализации права на традиционную охоту в системе действующего правового регулирования и снимет неопределенность в данном вопросе, либо обяжет законодателя уточнить режим осуществления указанного права, а также констатирует неконституционность примененного судами подхода по делу Геннадия Щукина», – пояснил Владимир Цвиль.

Охота на гусей, уток, оленей на севере в Исландии.


Компания «Aurora Tours» рада пригласить Вас на Север!

Мы разработали для Вас несколько эксклюзивных охотничьих туров и вариантов отдыха в Исландии. Наш сайт посвящен активному, или как еще сейчас называют, экстремальному туризму на Севере. Если Вам необходим комфорт и гарантия, а так же незабываемые впечатления от охоты, то Вы нашли именно то, что искали.

Первозданная природа Исландии сурова и красива, горные реки — полны рыбой, воздух свеж и целебен. Человек здесь отдыхает от суеты и перенаселенности города. Бывают дни, когда в дороге за день ни разу не встретишь человека.

Охота в Исландии отлично спланирована опытными проводниками. Оружие и лицензии подготовлены, местность изучена. Если вы планируете охотиться на гусей, то поля готовы к вашему приезду.

Охотничьи ружья — в Исландию разрешается привезти полуавтоматическое или двуствольное оружие. Оружие 12-го калибра наиболее эффективно для охоты в Исландии. В Рейкьявике Вы сможете приобрести патроны, необходимые для вашего ружья.

Компания Aurora Tours предлагает Вам эксклюзивную экзотическую охоту на севере на пернатую дичь ( уток, куропаток, гусей), охоту на морских птиц и тупиков, а также охоту вдоль рек с собаками на арктических лис и норок, и конечно же, охоту на северных оленей.

Запаситесь теплой одеждой: теплые шерстяные вещи, удобная для ходьбы обувь, непродуваемая куртка. Так же вы можете приобрести необходимое снаряжение в магазинах Исландии по исключительно низким ценам являясь нашими клиентами!

В день прилёта размещение в лучших отелях Исландии, во время охоты размещение в охотничьих домах или ложах. Индивидуальные проводники будут сопровождать Вас во время охоты и вашего прибывания на острове.

Для Ваших близких будут предложены самые разнообразные туристические направления и эксклюзивные экскурсии: посещение природных горячих источников, морские прогулки и наблюдение за китами и дельфинами, водные и воздушные экскурсии, катание на квадрациклах и снегоходах, погружение под воду и посещение пещер.

Север зовет, запахом багульника с болот, запрятанной в холодильнике банкой с черники, блестящими глазами друзей, вернувшихся с похода и, конечно, незабываемыми фотографиями, которые мы привозим.
 

До встречи на севере!

Европейский Север России — www.suomenpeura.fi

В историческое время область распространения лесного северного оленя наибольшей была, очевидно, в начале XVII столетия, когда он населял почти всю территорию Восточной Фенноскандии и Северо-Западные регионы России, достигая берегов оз. Ильмень. В первой половине XVIII столетия северный олень в Олонецкой губернии и значительно южнее и восточнее был вполне обычен. В середине XIX столетия северные олени были обычны между озерами Онежским и Ладожским, В Пудожском же уезде их было больше, чем лосей, и за охоту по насту из стада добывали 5-15 зверей. Более того, олени в те годы встречались и значительно южнее – до Вытегры (ныне Вологодсая обл.) и Новой Ладоги (Ленинградская обл.). Однако к концу этого столетия оленей уже не было в наиболее развитых в сельскохозяйственном отношении районах Карелии – в Приладожье, на Олонецкой равнине и в Заонежье.

В конце 19 – начале 20 столетия область распространения и численность лесного северного оленя на всем пространстве Европейского Севера России сильно сократились. Главными причинами этого были нерегулируемая охота, подсечное земледелие, строительство Северной и Мурманской железных дорог, и Беломоро-Балтийского канала. В Архангельской области ареал лесного северного оленя в начале XX приобрел очаговый характер, а обширный разрыв области распространения подвида образовался в междуречье рек Северная Двина и Онега в результате строительства Северной железной дороги.

На севере края серьезным фактором, лимитировавшим распространение и рост численности дикого северного оленя во все годы, было домашнее оленеводство. Оленеводы активно преследовали и уничтожали диких оленей, чтобы сократить потери домашних животных, уходивших в лес за «дикарями».

В Карелии дикие олени в 1930-е годы были весьма обычны, а их численность приближалась к 2 тысячам. Тогда же редкие и небольшие группы оленей встречались на севере Вологодской обл., формируя с Пудожским районом Карелии и с Каргопольем Архангельской области единый крупный очаг обитания вида. Даже в Ленинградской обл., в самом восточном ее районе, в междуречье рек Лиди и Колпи в 1930-е годы охотники встречали группы из 3-7 оленей.

В послевоенные годы в результате длительного запрета охоты и охраны численность дикого оленя в Карелии – увеличилась, расширилась и область распространения. Однако даже тогда считалось, что в Карелии ареал лесного северного оленя приурочен к средней части республики, с севера ограниченный зоной домашнего оленеводства. До середины 1970-х годов в Карелии происходил постоянный рост численности лесного северного оленя, затем она стабилизировалась и оставалась на довольно высоком уровне с незначительными изменениями по годам. На востоке Карелии сохранялась единая область распространения оленя с дикими оленями того же подвида в Архангельской области, формируя сплошной ареал лесного северного оленя до его разрыва в районе Онежско-Двинского междуречья. В 1974 г. численность дикого северного оленя в таежной части Архангельской области, по данным авиаучетов, оценивалась в 15,4 тыс. особей. Очаги обитания в восточной части области слились в единый ареал от Вычегды до северной границы таежной зоны, а также от Кулоя, нижней Пинеги и Северной Двины до границ Республики Коми, объединившись с группировками оленя, обитавшими на ее территории. В конце 1980-х годов в Архангельской области численность северного оленя начала быстро сокращаться. Причиной этого, в первую очередь, стало браконьерство с применением снегоходов и к началу ХХI века ареал лесного северного оленя приобрел выраженный очаговый характер. В западной части области единственным участком, на котором сохранилась олени, стал юго-запад Онежского района. В восточной ее части наиболее крупные группировки зверей обитают на границе области с Ненецким автономным округом и Республикой Коми, в верхнем течении р. Северной Двины на территории Красноборского района, а также в верховьях р. Уфтюги.

В Карелии к середине-конце 1990-х годов численность оленя сократилась до 3000 экз., т.е. более чем вдвое по сравнению с 1980-ми гг., а область распространения вида на юге приобрела фрагментированный характер. По результатам авиаучета 2014 г. численность лесного северного оленя в Карелии оценивается в 2400 экз.

В Республике Коми в конце прошлого века поголовье северного оленя также сократилось. В 1990 г. запасы вида оценивали в 4,5-7 тыс. особей. Социально-экономический кризис 1990-х гг. привел к резкому росту нелегальной добычи копытных и уже к 1996-1998 гг. численность равнинной группировки сократилась до 1,5-2 тыс. особей, что вызвало необходимость запретить охоту в 2000 г.. В настоящее время распространение вида в Республике Коми носит очаговый характер, а его численность во второй половине 2000-х составляла 3-3,5 тыс. экз.. Животные сохранились в основном в центральных и северных районах на удаленных, необжитых и слабо затронутых человеческой деятельностью территориях. Его основные группы сосредоточены в пределах Тиманского кряжа и прилежащих территорий, а также в предгорьях и горах западного Приполярного и северного Урала. Небольшие группировки обитают в бассейнах рек Вычегда и Мезень.

Назад на страницу Ареал обитания

Крокодил Дарси или охота на севере Австралии

«Кленси погнал стадо в Квинсленд, и мы не знаем, где он», — говорится в известной австралийской балладе. И легко понять, почему никто не знает о Кленси. Квинсленда — это большой штат, почти целая страна, огромные пространства которой покрыты пылью и хребтами, высохшими речками и разлившимися руслами.

Может быть, Кленси пасет свой скот еще и сегодня, или гонит его от Баркли Тейб-Ленд до Маунт-Айза. Эти места — и есть настоящая австралийская глубинка. Никакой железной дороги на этом пути нет, а на приезжих смотрят как на приземлившихся инопланетян. Во всяком случае, Кленси не допустит ошибки, совершенной некогда заезжим англичанином, который в районе залива Карпентария остановился у сельского кабачка, чтобы утолить жажду. Хозяин поставил ему бутылку пива, ловко вытащив пробку зубами. Англичанин попросил стакан. С удивлением оглядев незнакомца с ног до головы, хозяин спросил: «Интересно, из какой сказки ты явился, дружище?».

Австралийское захолустье

Залив Карпентария знаменит не только своей безлюдностью и дикими нравами. Это единственный район страны, где аборигены составляют добрую половину населения. Но самое главное — здесь рай для охотников на крокодилов.

В этом направлении мы и отправились. После недолгих сборов, машина была загружена, и путешествие началось. Кузов старенького «лендровера» забили вещами так, что повернуться было совершенно негде. Зато под рукой оказалось все, что могло спешно понадобиться, — от противозмеиной сыворотки до банки с тормозной жидкостью. Дорожные карты всей Австралии и Новой Гвинеи, толстая тетрадь для дневника, тряпки для вытирания лобового стекла, пледы для ног и ящик апельсинового сока.
Когда мы прибыли в Берктаун, действительно дикое захолустье Австралии, в местной пивной нам рекомендовали некого Дарси — как лучшего профессионального охотника на крокодилов Квинсленда. Его возвращение с охоты должно было случиться через два дня.

Правило

Охота на крокодилов лимитирована. Существуют жестокие квоты и сроки — стрелять в них можно только в сентябре и октябре. Как правило, проводников для туристов-охотников бывает несколько — абориген, знающий повадки животных, охотник с лицензией и иногда — гид, говорящий по-русски. На убитого зверя выдаются документы, позволяющие вывезти трофей из Австралии и ввезти его в Россию.

А неделю до нашего приезда, в баре, где мы коротали время, появился ревизор из Сиднея. Его прислали для проверки лицензий на отстрел крокодилов. Рассказывают, что когда он вошел в заведение, то заметил в углу человека, растянувшегося во весь рост.

— Да, крепко вы тут друг другу отделываете, — заметил он одному из посетителей.
— Случись это в Сиднее, кто-нибудь обязательно вызвал бы полицию.
— А это и есть местный полицейский, — был ответ.

Гарпун Дарси

Дарси объявился, как и ожидалось, через два дня и охотно согласился взять нас с собой этим же вечером на реку Николсон. У него был большой армейский грузовик «блиц», заваленный мешками, бочками и ящиками. Весь груз, кроме хрупкой на вид лодки из клееной фанеры, напоминал кучу мусора, которую собирались отвезти на свалку.

Мы «плыли» за ним в огромном облаке пыли до тех пор, пока не показался берег реки, заросшей камышом и осокой. Настоящее крокодилье царство с таинственными темными омутами и склонившимися над водой деревьями.

Помогая Дарси разгружать машину, я пришел в ужас, увидев его снаряжение! Охотник достал два заржавленных ружья, затворы которых были так засорены, что еле проворачивались. Он прислонил их к дереву, одно упало в грязь и лежало там, пока я его украдкой не поднял и не осмотрел. Никогда не считал себя специалистом по оружию, но представить себе, как можно охотиться с таким металлоломом, не мог. Дарси достал нож и воткнул его в землю возле ружей. Нож был довольно острый, но маленький и вряд ли годился для расправы над теми громадными, свирепыми крокодилами, о которых мы столько слышали. Потом Дарси вытащил небольшую лампу, которая крепилась на лбу при помощи эластичной ленты. Неужели он хочет слепить ею аллигаторов?.. Затем охотник сбросил с грузовика груду веревок и принялся распутывать их. Среди веревок я увидел заржавленный стальной стержень длиной в десять сантиметров с большим плоским зазубренным наконечником на одном конце.
Дарси поднял голову и посмотрел на меня.

— Если хотите стать охотником на крокодилов, вы должны научиться владеть этой штукой. Это мой гарпун.

Он достал прямое пятиметровое древко. К тонкому концу его был привязан акулий крючок.

— Это крюк для того, чтобы поднимать крокодила со дна, если место не очень глубокое, — объяснил он. — Убитый крокодил сразу же тонет. Поэтому надо стрелять с очень близкого расстояния и быстро цеплять крокодила за ногу или за пасть.
— А если он не убит, а ранен? — спросил я
— Сообразительность нужна в любом деле, если увидишь большого крокодила на глубоком месте и выстрелишь, то он все равно потерян, потому что в ялик его не втащишь и на поверхности не удержишь. В таком случае надо действовать гарпуном.

Первая охота

Дарси интересовался главным образом небольшими пресноводными крокодилами (пресняками). Обыно они достигают трехметровой длины и, как правило, на людей не нападают. Но в реке Николсон водятся и страшные соляники (морские крокодила), к счастью на встречу с ним мы не рассчитывали.

…Почти стемнело. Дарси зажег керосиновую лампу, чтобы не проехать мимо лагеря на обратном пути.
Неожиданно охотник положил ружье на берег, раздвинул тростник, нырнул в воду и поплыл.
— Что вы там делаете? — закричал я.
— Смываю с себя потто, чтобы крокодилы не учуяли, — ответил он. — Окунитесь и вы.
— А крокодилы?
— Сейчас крокодил не тронет. Для него это слишком неожиданно. Он должен подумать, прежде чем напасть. А когда он примет решение, нас уже здесь не будет. Заходите в воду, это совершенно безопасно. После вечернего купания мы погрузились на лодку и словно в космосе, скользя, поплыли по реке. Тонкий луч фары с головы Дарси, точно палец, тыкался в темные уголки берегов, нависших над рекой… Вдруг луч метнулся назад, на то место, где только что побывал, — вот они…несомненно глаза крокодила. Светящиеся красные точки на бесцветной ширине реки.

Раздается выстрел, всплеск, и в луче света крокодил всплывает вверх белым брюхом. Дарси поддевает его концом весла, чтобы не дать утонуть, и рукой зажимает пасть. Не разжимая руки, Дарси ведет пасть вдоль берега и передает ее мне. Моя дрожащая рука нервно сжимает холодный нос рептилии. Двумя рывками я переваливаю крокодила через борт и укладываю на дно лодки. Двухметровый пресняк. В темноте я ощупываю холодную шершавую шкуру моего первого крокодила, а Дарси тем временем закуривает и спокойно рассуждает, где бы добыть еще парочку крокодилов.

Сорок одни крокодил

На этой реке мы пробыли четыре дня и добыли сорок одну крокодилью шкуру. Потом мы пересекли знойную равнину и, уже заплутав среди зарослей, выехали к небольшой лагуне, уже знакомой Дарси. Здесь он собирался добыть пятнадцать-двадцать пресняков, а потом вернуться в Берктаун, и отослать шкуры.

…Ночью Дарси не спалось. Он подошел, присел на корточки у нашей противомоскитной сетки, и мы разговаривали несколько часов подряд о крокодилах.
Я спросил, хорошо ли они приручаются?
— Никак не приручаются — ни хорошо, ни даже плохо. Собака агрессивна или труслива, птица боязлива, рыба беспокойна, кабан храбр и защищается, когда на него нападают, крыса подлая. Все это можно понять. Даже об акуле можно сказать, что это движущийся аппетит. Но крокодил просто непредсказуем. Еще ни один человек не подружился с этим зеленым чудовищем. Можно вырастить его из яйца, кормить его, заботиться о нем всю свою жизнь, а потом он убьет тебя, потому что он крокодил, а крокодилы и люди отличаются друг от друга больше, чем жара от холода. Это разница в миллионы лет. Время проглядело крокодилов…

…Мы охотились с Дарси еще пару недель, а потом оставили его, довольного своим одиночеством, в мире змей и крокодилов, опасностей и миражей, наводнений и циклонов. Больше мы его никогда не видели, но часто вспоминаем Дарси и наши долгие ночные разговоры у костра о соляниках, пресняках, аборигенах, динго и обо всем прочем, чем только знаменита Северная Австралия.

Андрей Епатко
«Вояж и отдых»
№ 03’2007

Охота на севере Камеруна. Саванна. Майо Олдири

Вернуться к списку статей

Камерун. Земля, текущая реками, где моют золото и ловят креветок. До чего ж ты хороша оказалась на охотничий зубок. Охота в Камеруне, что тонкое блюдо из французского арсенала служения чревоугодной страсти. До него надо дозреть небольшим пресыщением. Вот тогда-то и поймете его истинный вкус.

Конечно, коллеги, к добыче серьезных трофеев в этой западно-африканской стране лучше подходить уже будучи зрелым охотником. Камерун, что его саванна, что дождевой, тропический лес потребуют от вас изрядной доли уверенности в себе, состояния этакой спортивной зрелости. Из чего следует, что и затягивать с посещением Камеруна тоже не стоит. Если позволят вам сила охотничьей страсти и жизненные обстоятельства, соберитесь в эту удивительную страну. Не пожалеете!

Основной целью нашего путешествия в центральную Африку была гигантская антилопа Канна или иланд лорда Дерби. Поэтому, подбирая партнера для охоты в Камеруне, я попросил Олега Подтяжкина, президента московского клуба «Айбекс» уделить повышенное внимание данному трофею, добыча которого была особенно желанна. В итоге мы остановились на испанской компании «Майо Олдири Сафари», слывшей одной из лучших, если не лучшей для охоты на все трофеи саванны и тропического леса. Результаты сафари, ставшего по совокупности факторов возможно лучшим нашим африканским опытом, вполне оправдывают высокую репутацию испанцев, получивших, к слову, в этом 2013 году на выставке в Рино весьма почетное звание «Лучший аутфиттер 2012 года по версии» Сафари Клаб Интернейшнл.

«Майо Олдири Сафарис» давно и успешно сотрудничает с российскими аутфиттерами и охотниками. В свое время с помощью профессионалов «Майо Олдири», состав которых весьма интернационален, добывали трофеи такие известные наши соотечественники, как Сергей Ястрежемский, Константин Попов, Павел Сидоров и многие другие. Компания арендует самые представительные концессии на севере Камеруна, организуя охоты в пяти лагерях в саванне:  Djibao, Oldiri, Nduel, Vaimbo и Rey Bouba на угодьях, общая площадь которых превышает 300 000 Га. На юге республики, в дождевых тропических лесах, где добывается бонго, ситатунга, лесной слон, лесной буйвол, бушпиг и желтый дайкер, весом под девяносто кило, представительство испанцев еще более обширное. К услугам трофейщиков шесть лагерей:  Boumba North, Boumba South, Covaref, Dia, Lognia и Lokomo, с общей площадью экваториальных лесных угодий в 700 000 Га.

Ну что же, время начинать и сам рассказ о поездке, охоте и тех людях и обстоятельствах, который сопутствовали и содействовали мне и супруге Ирине в наших очередных африканских начинаниях. Для более гладкого повествования я воспользуюсь записями из дневника, который вел на всем протяжении поездки. Ранним утром 31 января 2013 мы стартуем из Шереметьево. Самолет на Париж компании «Аэр Франс» вылетает в 8.30, но быть в порту надо часа за четыре. Как-никак таможня, хоть и дает добро, но и время тоже забирает. В Париже очень короткий стык в пятьдесят минут. А дальше Дуала, крупнейший город Камеруна, его коммерческая и финансовая столица. И лишь на следующий вечер нам предстоит еще один перелет на север, в Гарруа. Французы на наши многочисленные письма об оружии на борту всячески заверяли нас, что короткий стык есть ситуация штатная и никаких проблем с перегрузкой не возникнет. Даже обещали «дать зуб», что все доставят в целости и сохранности. Но так и не дали. Поэтому рюкзак, набитый всем необходимым для автономной двухдневной охоты, включая обувь, как всегда, взяли с собой в ручную кладь.

Оружие в этот раз я сдавал непривычно долго. Молодой таможенник, повадками напоминающий ленивую асексуальную панду в зоосаде, долго возился с заполнением бумаг, перемежая службу СМС-чатом в мобильном телефоне. Самолет вылетел по расписанию. Пересадка на «Боинг» «Эйр Франс», летящий в Дуалу, прошла быстро и организованно. Тем не менее, времени хватило и на интендантские страсти в дьюти-фри. Для спиртного пришлось прикупить сумочку с Эйфелевой башней на ней. Лететь до Дуалы недолго, шесть часов. Уже в полете кто-то из стюардов начал интересоваться нашими карабинами и подтвердил, что они на борту. Кроме нас, в самолете, судя по экипировке, полно охотников. Аэропорт Дуалы был начисто лишен кондиционеров в общественной своей части, зато битком набит пассажирами, багажом и полицией, преимущественно женского пола. Ко всему этому добавьте влажный недвижимый воздух и тридцатиградусную жару. Короткие ленты транспортеров не могли вместить горы крупнокалиберных чемоданов и баулов и, как следствие, регулярно возникали торосы, быстро разгребаемые черными грузчиками. Периодически то тут, то там мелькали под завалами оружейные кейсы. Те же, кто получил багаж, подвергались на выходе весьма чуткому и доскональному шмону, без особых скидок на цвет кожи.

Ну, слава Богу, все на месте. Затем мы очень долго и муторно оформляли ввозимое оружие. Всего охотников с рейса набралось человек пятнадцать. Большая группа среднего и старшего возраста американцев с женами и подругами, двое канадцев, отец и сын, мы и еще парень из Москвы, Игорь Гайдуков, что летит в угодья российской компании «Африкамсафарис». Все с оружием. В итоге на оформление бумаг ушло более двух часов, да и то не обошлось без приключений. Пышная негритянка в военной форме нудно заполняла нужные формуляры, вороша и тасуя колоду разрешений, собранных представителями принимающих сторон с прибывших охотников. Затем очень тщательно сверяла номера карабинов и поштучно пересчитывала патроны. В итоге выяснилось, что в Москве, в посольстве Камеруна чиновники ошиблись номером ввозимого мной блайзеровского ствола 375-го калибра. На внесение изменений на месте ушло 150 долларов и дополнительные двадцать минут. Затем недолгий путь до одного из немногих приличных отелей города, гостиницы «Ле Мередиан», хорошо знакомой практически всем охотникам, побывавшим в Дуале. 

На следующий день мы убивали время всеми доступными средствами и загодя отправились в тот же аэропорт, куда прибыли накануне, дабы улететь в на север, в Гарруа рейсом местной авиакомпании. Правда, вылететь по расписанию не удавалось. Рейс не то чтобы переносили, просто про него забыли. Часа три мы сидели в зале вылета, единственном кондиционированном помещении аэропорта, изучая посадочные талоны. Из них следовало, что часть из нас летит прямым рейсом, а часть с посадкой в Яунде, столице страны и на два часа дольше. Очень интересно было наблюдать за публикой, плотно наполнившей зал ожидания. Камерунцы весьма разнятся лицами и телом. И порой любят выделиться пестротой одежд и откровенностью женских нарядов. Иной раз среди чернокожих девушек встречаются настоящие красотки.

В конце концов лайнер прилетел откуда-то и забрал нас в Гарруа. По прилете в зале получения багажа нас уже ждали наши профессиональные охотники Ги (Guy de Bohec) и Эрви (Herve Houdebine), оба невысокие, внимательные и вежливые. Хлопоты с оружием, в отличии от Дуалы заняли считанные минуты. Из аэропорта мы направились на очередную ночевку в весьма потрепанную гостиницу, видавшую иные, без сомнения лучшие времена и виды, вестибюль которой был украшен многочисленными фотографиями Самуэля Это’о с друзьями и без. Все двери в отеле были железными, а в комнате обнаружился на удивление приличный интернет. Сама же ночевка, со слов наших РН-чей, была оправдана пятичасовым расстоянием от аэропорта до кэмпа «Майо Олдири». А так же тем обстоятельством, что ночь, когда пришлось бы ехать, — время суровых камерунских дальнобойщиков. Ночная прохлада снижает риски перегрева двигателя, но существенно повышает шансы встречного транспорта на лобовое свидание с грузовиком. 

Утром,  позавтракав и рассчитавшись, мы наконец-то отправились в конечный пункт нашего довольно продолжительного путешествия (на две машинописные страницы). Ехали неспешно. Народу вдоль трассы проживает великое множество. В целом же за пару дней, проведенных в Камеруне, у меня сложилось стойкое убеждение в том, что французское влияние действует на чернокожих обитателей Африки куда как благотворнее, нежели англо-саксонское. Практически все деревни были электрифицированы и в каждой имелась школа. Да и вид у местных негров, был к слову куда менее зачморенный, нежели у их коллег в Зимбабве или Замбии. По истечению пяти часов мы наконец-то добрались до лагеря «Майо Олдири», довольно простого, но снабженного всем необходимы для комфортной охотничьей жизни в нем. Затем пристрелка оружия, потребовавшая больше патронов, чем я рассчитывал и торжественный ланч, плавно переходящей в ужин по случаю окончания трехдневного путешествия к месту охоты. Винные пары и теплый, сухой воздух «Майо Олдири» быстро сморил нас и мы с Ирэн направились спать. Вставать назавтра требовалось в четыре.

Утром, 3-го февраля, поднявшись вовремя и невкусно, но привычно позавтракав, мы выкатились таки на охоту. Наши «Тойоты-Кабриолендкрузер 76» служили точной копией замбийских. То есть без окон и без дверей, но с полным кузовом чернокожих треккеров. Вот только руль привычно располагался слева. Французы, как-никак. По дороге до предполагаемого места компактного расселения иландов, Ги поведал массу полезного и интересного в добавок к тому, что успел рассказать мне по дороге из Гарруа. Сам Ги де Бохе уже пятьдесят лет живет в Камеруне и намерен умереть в нем. Хотя родился и раннее детство он провел в Бретани, флаг которой наряду с камерунским и испанским украшают въезд в «Майо Олдири». Сам господин де Бохе, в прошлом парашютист и снайпер, успел повоевать по всей Экваториальной Африке, а так же в Камбоджи и Вьетнаме. По окончанию военного и околовоенного творчества (Ги некоторое время работал инструктором, а так же служил телохранителем президента Габона) он окончательно осел в Гарруа. Потребность в адреналине нашла заменитель войне в виде охоты. Потребность в отбывшей во Францию жене нашла заменитель в лице темнокожей подружки. И Ги вполне счастлив. Будучи человеком умным и тактичным, Ги обзавелся помимо всего прочего замечательными связями как в местном правительстве, так и в феодальном истеблишменте. Кроме того, Ги являлся, видимо, ключевой фигурой, важным представителем самой испанской компании-аутфиттера, посвященным во многие деликатные вопросы. Но этого он мне не рассказывал. Подобные выводы я сделал значительно позже, поохотившись с ним десять дней и выслушав массу забавного и полезного. Благо английский, на котором общался Ги, был понятен мне процентов на девяносто, а сам он, видимо в силу недостатка общения, поговорить любил. 

Путь к иландам нам предстоял неблизкий и рассвет встретили в дороге. С рассветом камерунский буш мгновенно наполнился видимыми глазу животными из списка B. Антилоп было откровенно много. Мускулистые, крупные телом хартебисты с подпрыгивающей походкой, вестерн кобы, редунки, ориби и снующие туда-суда дукеры, изрядно смахивающие на отъевшихся зайцев. Встретились нам и топи, популяция которых растет в «Майо Олдири» год от года. Мой наставник весьма рад этому обстоятельству. Гигантский топи, сильно смахивающий на цесеби, эндемичен и водится только в Центральной Африке. Цена за добычу трофея гигантского топи весьма велика и составляет десять тысяч евро. Тем не менее, желающих взять редкого зверя хватает. В прошлом году, со слов Ги, один российский охотник-коллекционер стрелял с ним сразу двух козликов. За один день. Стрелять топи не интересно. Слишком просто. Зато платить наверное очень интересно.

Собственно целью нашего обзорного путешествия были свежие переходы иландов на дорогах. Их то мы и искали. Поколесив несколько часов на дальнем кордоне и не найдя ничего интересного, вернулись на ланч. Правда, успели как следует прожариться на солнце после утреннего холода, сдобренного ветром. Второго экипажа в лагере не было. Видимо, нашли следы буйволов и преследуют. Именно за ними с утра собирались ехать Эрви с Ирэн. Мы тоже видели стадо голов в двадцать. Но матерых быков в нем не было. 

За ланч нам с Ги пришлось садиться вдвоем. Радиосвязи с машинами здесь нет. Не позволяет холмистый рельеф. Для обмена информацией служат спутниковые телефоны «Турайя». Не успели остаканиться за коллег, как послышались звуки выстрела и клаксона. Затем на территорию кэмпа торжественно вкатилась «Тойота» Эрви, полная сияющих черных и белых физиономий. В кузове пикапа лежал уже ошкуренный трофей доброго саванного буйвола. Охотники не без видимого удовольствия поведали нам как добывали трофей, заметив, что по дороге, в одном из дальних углов обширнейших охотничьих угодий они видели на выстреле стадо иландов, среди которых своим трофейным видом выделялись два старых черных быка. Гигантские иланда произвели на всех внушительное впечатление. Даже видавший виды Олег Подтяжкин был возбужден. В программе у Ирины Дерби не значился. Но после таких смотрин пришлось нам просить Эрви звонить в Мадрид на предмет приобретения дополнительной лицензии на антилопу Канна. Что он с удовольствием и сделал.

После ланча утомленные солнцем и буйволом добытчики остались в лагере, а мы с Ги решили порыскать по окрестностям, чтобы размочить счет. После часовых поисков достойный западный коб был найден и лишен жизни. Рядом с кэмпом пытались поискать ватербока Дефасса, отличный экземпляр которого живет по-соседству, но не преуспели. За ужином услышал от жены историю о добыче саванного буйвола. Все бы ничего, да вот патронов на бычка Ирина извела аж шесть штук. С учетом перестрела на пристрелке это доставляло некоторое беспокойство. Боезапас на эту поездку я взял ограниченный. На будущее не стану жадничать и лениться. Конечно, надо было Ирине еще в Москве потренироваться с новым для нее оружием, «Блайзером-R 93» 375 калибра. Привычная для нее зауэровская «девятка» осталась дома по причине продления разрешения. Да и алюминиевый корсет на травмированном среднем пальце правой руки не создавал дополнительного комфорта при стрельбе. 

Ранним утром четвертого февраля мы вновь отправились на трофейный промысел. Каждый в свою сторону. Мы с Ги решили проверить то место, где накануне второй экипаж видел стадо иландов. На месте мой профессионал со своими трекерами углубился в буш в поисках свежего следа гигантских антилоп. Перед ними стояла задача локализации группы животных или одиночки для дальнейшего преследования по следам и подхода на выстрел. Задача прямо скажем не простая, поскольку канны все время в движении. Траву кушать Дерби не желают, видимо в силу аристократического происхождения. Рвут зеленые листья, выбирая лишь самые сочные. Но деревья не объедают, а попросту ломают их, лишь затем обгладывая ветви. Эти заломы служат важным фактором присутствия зверя, а по надкусанным листьям можно определить время трапезы. Задача локализации иландов решалась целый день. Ги и следопыты то и дело уходили в буш на часы. Я все это время провел в кузове пикапа, пытаясь умоститься на лавке и принимая солнечные ванны. Лишь под вечер, прочесав огромные площади, нам удалось определить для себя задачу на завтра. В процессе поисков под руку подвернулся весьма упитанного вида хартебист с хорошими рогами. Мой «пиэйч» уверенно дал команду на выстрел. После короткой фотосессии, омраченной тучами докучливой, но не кусачей камерунской мошки, следопыты закинули увесистую тушу в кузов и мы, поколесив с часок и отметив на дорогах насколько перспективных переходов иландов, отправились в неблизкий, двухчасовой путь до лагеря.

На следующий день для оптимизации процесса прихватили из лагеря еще один экипаж, возглавляемый Педро. Педро — молодой испанец, нечто среднее между учеником профессионального охотника и кэмп-менеджером. В «Майо Олдири» он находится судя по всему по протекции испанской стороны. Педро любит поспать до ланча и болеет за мадридский «Реал».  Блокнот, в котором я веду охотничий дневник, раскрашен в цвета «Барселоны» и несет ее герб. Так и называется  — «Барсабук». Ну и я, конечно, не упускаю возможности продемонстрировать его Педро при случае. Ехать в открытой машине по утрам холодно. Можно даже простудиться. Охочусь я в шортах и поэтому голые ноги укутываю в камуфлированный флисовый плед, специально купленный для этих целей. Получается этакая юбка. Шотландский кильт максимальной длины. Неграм веселье, а мне относительно тепло. 

Практически на том же самом месте, где мы накануне стреляли бубала, стоит одинокий иланд. Мы  видим его с дороги. Бык ретируется, треккеры находят след, и мы становимся на него. Преследование небыстрое, проходит на фоне нарастающей жары. Часа через полтора становится ясно, что иланд влился в стадо. Группу животных преследовать проще, но подходить к ней куда как сложнее. Судя по свежести помета, животные совсем рядом. Снижаем скорость и видим самок с детьми метрах в трехстах. И тут раздается свист коба, нежданно оказавшегося между нами и иландами. Канны немедленно набирают ход и мы замечаем среди прочих особей двух темных трофейных быков. Выстрела они, по причине дистанции и набранной скорости, не допускают. Начинаем обрезать стадо по большой дуге, ловя не самый удачный ветер в надежде, что животные успокоятся и продолжат кормление. Опять длительный, больше часа подход. На сей раз нам помешал роан, поднявший панику и спугнувший канн. Мы снова пытаемся обрезать гигантских антилоп дабы подойти на выстрел. Полдень и время ланча давно уже минули. Температура на солнце зашкаливает за сорок. Идти тяжело. Все время приходится пить воду. Добавьте к этому почву, изъеденную мириадами червей в короткий дождевой сезон. Затем все эти следы жизнедеятельности затвердевают и ходить по ним мучительно трудно. Хорошо, что мы используем ботинки с жесткой фиксацией голеностопа. При таких почвах в буше они совершенно необходимы. 

Снова сближаемся со стадом, но на сей раз на стреме встал конгони. До дороги, где нас подберет «Тойота» еще надо добрести. Пересекая пересохшую речку, мы замечаем старицу с относительно чистой и прохладной водой. Черные следопыты наполняют ей свои бутылки для питья, ну а я, пользуясь случаем, обмываюсь от пота и насквозь мочу хлопчатобумажную футболку с длинным рукавом. Сразу становится легче. Уже в машине залпом вливаю в себя бутылку теплого пива и кока-колы. Потихоньку восстанавливаюсь. Мы снова собираемся в путь, чтобы проверить следы и подготовить плацдарм на завтра. Гийом говорит, что во второй половине дня подходить к зверю проще, поскольку ветер более устойчив чем утром. Не тропим, но широко режем участок, в надежде зацепить свежий след, но все напрасно. В итоге, за время поиска и преследования, по солнцепеку и жаре пришлось пройти около двадцати километров. Первый день настоящей работы дался с непривычки тяжело и не только мне.  Но, до того как оставить участок, мы сделали еще одно полезное дело. Привязав к машине небольшое дерево на веревке, промели на манер пограничного КСП все дороги по периметру, чтобы на следующее утро не тратить много времени на поиски следов. Уже по пути к дому замечаем пумбу с дородным телом. Бородавочника в здешних угодьях  немного, и стреляют его не каждый сезон. Но в лагере всегда рады кабану, в первую очередь из-за его отменных вкусовых качеств.

В кэмпе, накануне ужина мы обмениваемся впечатлениями о прошедшем дне. Ирина тоже вчера стреляла бородавочника, но поиск, к сожалению так и не закончился добором трофея. Затем их экипаж весь день занимался поисками и локализацией иландов, но и в этом они не преуспели. Мы готовим канапе с салом на бородинском хлебе, с горчицей и хреном на выбор. Сало и хлеб режем тонко, разливаем холодную водку в стопки. Эрви смотрит на наши приготовления с опаской. В прошлом году ему уже довелось выпить «на кровях» водки с российскими охотниками после добычи трофея. Закончилось со слов Эрви в тот раз все довольно плачевно. Для Эрви, разумеется. Отсюда и опасения. Но, на сей раз обошлось без излишеств. Выпиваем совсем по чуть-чуть. Сначала: «С полем!»  И Гийом, и Эрви уже хорошо выучили этот тост до нас. Затем, за Камерун и за любовь! По логике процесса в четвертый раз стоило было бы выпить за любовь в Камеруне, но мы ограничиваемся тостом за узкий круг трофейщиков, профессиональных охотников и аутфиттеров. Вечер удался. Завтра снова подъем в четыре.

Утро шестого февраля началось как всегда с подъема до побудки. Затем сборы. Надо все проверить и за себя, и за жену. Завтрак. После короткого тренинга, повар уже вполне самостоятельно и сносно варит кофе по утрам. Затем «килт» на ноги и «По машинам!»  До места, где мы вчера вроде как локализовали Дерби, езды более двух часов. Пока темно, я сижу в кабине. Так теплее. Как только светает до различимых контуров, пересаживаюсь в кузов, чтобы быть наготове. А затем, по мере того как солнце набирает высоту, исполняю цыганский стриптиз, стаскивая с себя слои одежды. 

На месте Ги отправляет Педро, вновь составившего нам компанию, проверять следы на дорогах в одну сторону, а сами мы едем в другую с теми же целями. Проехав некоторое время, видим внезапно, прямо из кузова двух отменных быков вне стада, видимо только что перешедших нам дорогу. Спешиваемся и быстро пытаемся обрезать зверя. Но вне стада они очень осторожны, да и ветер не на нашей стороне. Тут зазвонил телефон «Турайя». Педро сообщил нам, что его следопыты нашли в буше старого быка-одиночку, изгнанного из стада самцами помоложе. Со слов Педро, иланд стоит рядом с акацией и чешет об нее рога. Во всю прыть летим к дону. Ловим ветер и начинаем скрадывать. Близко подходить боязно, уйдет. Метрах в 180 останавливаемся и заметно возбужденный, старший трекер Гомно устанавливает мне стик. После выстрела бык падает на месте, но силится подняться. Стреляю еще раз. Затем бегом сокращаю дистанцию. Пока бегу, вспоминаю свои злоключения с каппским иландом в январе 2011 года, в Лимпопо. Снова стик и еще два выстрела, скорее для самоуспокоения. Все, основной трофей добыт. 

Неспешная фотосессия после добычи желанного трофея — одно из маленьких охотничьих удовольствий. Эмоции еще яркие, а на душе спокойно и уютно от хорошо сделанной работы. Затем мы снимаем шкуру зверя на полноразмерное чучело и тяжело груженые рогами, копытами и грудой мяса, стартуем в лагерь. Все очень довольны, особенно я. По дороге встречаем вторую машину. Увидев трофей на нашем борту, ее экипаж явно подзаводятся. В глазах решимость добыть подобного. 

Через час, слева по ходу движения «Тойоты» следопыты замечают группу роанов. Ги указывает мне самого старого быка, что плетется в арьегарде стада. Дистанция  чуть больше двухсот метров. Распираюсь, как могу, в кузове автомобиля и жду пока роан выйдет на относительно чистое место. Бью в лопатку. Туше. Роан спотыкается, сгибается пополам и метров через десять падает навзничь.

За ужином впервые рыба. Весьма недурна на вкус и напоминает судака, только жирнее. Так и есть, это нильский окунь. Не смотря на то, что местная река глубоководна лишь в сезон дождей, ее старицы полны рыбы. Это теляпия и местный сом. А так же довольно крупный тайгер-фиш и нильский окунь. Причем последний достигает солидных размеров. Я нашел в альбоме с трофеями и благодарственными записями от охотников фото нильского окуня в двадцать пять кило весом, пойманного в часе езды от кэмпа. В том месте, где река служит границей с угодьями российской компании «Африкамсафарис», об управляющем которой, Михаиле, Гийом неизменно комплиментарно отзывается. Фото окуня Ги мне отдал для рассказа. Я же обещал вернуть его в следующем году, когда приеду в лес за слоном и бонго. 

Сегодня всего лишь пятый день нашей охоты. Мы, традиционно, до рассвета начинаем наш путь за последним трофеем группы А,что предстоит мне добыть, — буйволом. Степной буйвол несколько меньше в размерах капского, но не менее регулярно, обычно раз в четыре-пять лет, собирает с охотников и «пиэчей» кровавую дань, периодически убивая кого-нибудь, как правило, во время добора. Буквально за неделю до нашего приезда, на сафари в одном их охотничьих районов по соседству с нами, принадлежащих какой-то французской компании случилась форменная трагедия. Правда связана она была не с буйволом, а со львом. Профессионал с помощью «комьюникейшен тьюб» выкликал льва из буша на свою голову. Охотник плохо выстрелил. Началась атака кота и страшная суета. Итог более, чем печальный. «Пиэйч» прострелил череп охотника, высунувшегося на линию огня, а затем добрал льва. Так они и лежали в кузове пикапа. Охотник и лев.

Мы направляемся на север угодий, к зеленым, заросшим ярусным лесом древним вулканам, застывшие потоки лавы которых образуют местный рельеф. Сами вулканы изумрудными холмами высятся над поверхностью, образуя цепочки, привязанные видимо к глубинным разломам земной коры. Внезапно дорогу нам переходит стадо рыже-красных, саванных буйволов. Заметив нас, баффало разделились. Те, что успели пересечь дорогу, неспешно ушли в высокую сухую придорожную траву. Остальные смотрят на нас, не решаясь продолжить путь. Четверть часа наблюдаем и прислушиваемся. Затем спешиваемся и идем за той частью стада, что дорогу пересекла и стремиться в буш. Через пять минут все буйволы как на ладони. Ги указывает, которого стрелять. Дистанция невелика, метров сто двадцать, не больше. Я стреляю, бык падает. По большом счету охота закончена. Хотя, чем себя занять в оставшуюся неделю безусловно найдется. Есть еще что поискать в списке В и С. 

Пару дней мы занимались тем, что помогали Эрви и Ирине искать иланда, проводили антибраконьерские мероприятия вдоль реки и пытались поймать нильского окуня. Попутно искали нору с питоном, добыв заодно по-случаю отличного для Камеруна бушбока. Рыбу нам поймать не удалось, зато повезло с наживкой. Огромный, 526-сантиметровый питон на всех произвел впечатление, а на вкус оказался кроликом. У Ирэн дела с Канной не ладились. Ежедневные походы по солнцепеку отнимали у нее все больше сил. Да и порой откровенно не везло. По рекомендации Эрви мы вновь провели сеанс спутниковой связи с Мадридом и за весьма разумные деньги получили добро на переезд в угодья «Майо Джибао», считающиеся лучшими для добычи иланда лорда Дерби и роана. Стало это возможным еще и потому, что охотники, оплатившие  двухнедельное сафари так на него и не приехали.

Переезд из «Олдири» в «Джибао» прошел штатно, не считая пробитого и с большим трудом замененного колеса на «Тойоте» Эрви. В новый кэмп мы прибыли уже вечером, но успели заметить, что он будет поинтереснее первого. Дело в том, что за каждые угодья и сервис в лагере отвечает тот профессиональный охотник, за которым они закреплены. В «Джибао» хозяйничал Эрви. Его отец, сам в прошлом «пиэйч», сопровождавший клиентов в Сенегале, настоял на том, чтобы сын обязательно получил гражданскую профессию, способную его прокормить. Эрви выбрал поварскую специальность, но, отмучившись четыре года и получив диплом, пошел по стопам родителя в буш. Тем не менее, полученное образование весьма положительно сказалось на сервисе, баре и кухне лоджа. Как и Ги, сорокалетний Эрви гражданин Франции, хотя родился и вырос в Сенегале. Там же, еще ребенком начал охотиться с отцом. От него Эрви перенял умение подражать голосам зверей и птиц. В северном Камеруне Эрви считается одним из лучших специалистов по выманиванию льва из буша с помощью трубы. На мой взгляд, подобная тактика добычи льва куда азартнее и честнее, чем та, что применяется в Зимбабве, когда в дело идет передвижная установка долби-сюрраунд. Да и от хищника охотников отгораживает лишь полотно большого камуфлированного зонта. За две недели до нашего прилета в Гарруа, Эрви с клиентом-американцем взял таким способом крупного короткогривого кота.

Утро следующего дня покатилось привычной охотничьей колеей. Мы с Ги скорее коротали время, чем добывали зверя, но, тем не менее, взяли весьма упитанную и рогастую редунку. В кэмпе на ланче застали маленький праздник по случаю добычи Ириной роана с 36-дюймовыми рогами. Но вечером, при обсуждении итогов дня стало ясно, что и в этих краях за иландом придется побегать. Дерби есть Дерби. Следующий день вновь прошел для Ирины впустую. Я решил присоединится к жене, дабы морально помочь ей. Гийом, весьма обрадованный такой оказией, засобирался на пару дней в свои угодья, на борьбу с браконьерами. 

Восход третьего с конца охоты дня мы с Ириной встретили в кузове  вместе. Затем постановка на след и изматывающая восьмичасовая погоня за стадом, которое заметили с дороги на утренней заре. С коротким перерывом на ланч. После очередного, уже не знаю какого по счету подхода к иландам, Ирине выпал практически идеальный шанс. Огромный черный бык с большими рогами вышел из-за куста в полный профиль на дистанцию не более ста метров. Как жена обнизила его выстрелом, ни я, ни она до сих пор понять не можем. Но факт есть факт. Видимо все же сказалось изнурение. Следующим утром мы вновь взяли след и пошли по нему. Правда двигались значительно медленнее, чем  следовало бы. И виной тому была мощная диарея, взявшая в жидкие тиски весь треккерский состав поголовно и в особенности главного следопыта Амаду из команды Эрви. Дело в том, что накануне, как, впрочем, и всю последнюю неделю, события происходили на фоне температуры, превышающей сорока градусов в тени. Организмы всех участников охоты остро нуждались во влаге. Но, в отличии от нас, запасы относительно чистой воды из кэмпа у следопытов закончились и пополнять их пришлось из стариц и лужиц. Вот сегодня и наступила расплата. Наш «пиэйч» раздал всем страдающим по таблетке, но лишь часа через два, дав изрядную фору антилопам, мы смогли взять нужный темп. Подоспело время ланча и стало ясно, что продолжать погоню Ирина уже не сможет. Следопыты соорудили ей «горилла бэд», настелив веток с сочными листьями и повесили полог из мелкой сетки, спасающей от назойливой мошкары. Рядом с импровизированным ложем мы поставили термоящик с пивом и колой и оставили машину с водителем и оружием. А сами продолжили преследование. Карабин жены, «Блайзер R-93» под 375 Н&Н с тремя патронами и свой 202-й «Зауэр» 416 калибра с последним зарядом я взял с собой. К предпоследнему дню сафари я уже немного пообвык под солнцем и расходился. Сказали свое слово и витамины с обильным питьем. Мы шли по следу три часа, порой приближаясь к гигантским иландам на полторы сотни метров, но достойного трофея на выстреле не видели. Затем отпускали стадо и вновь нагоняли его, варьируя тактикой в зависимости от ветра. А ветер во второй половине дня на севере Камеруна и впрямь устойчив, что облегчало нашу задачу. Уже на вечерней заре, снова сблизившись с Каннами, мы увидели то, что искали. Темный цветом бык с солидными рогами стоял в профиль, отвернувшись мордой от других животных группы, как-будто обидевшись на них. Дистанция до иланда была приличной, двести сорок метров, но шанса сократить ее не было. Да и цель была видна великолепно. Я вложился в стик, уперся дополнительно в подставленное плечо «пиэйча» и выстрелил. Иланд рухнул замертво. Все. Вот теперь действительно похоже «Алес капут!» Долго, но быстро бежали к трофею. Я разок даже пульнул ему в позвоночник из «Блайзера», но нужды в этом не было. Интересно, что супруга, прибывшая вскоре на фотоссесию с авто, заявила, что это ее иланд. Я не стал спорить. Ее так ее. 

Утром следующего, формально последнего охотничьего дня в «Майо Джибао» вернулся озабоченный Ги. Его рейды выявили вторжение в угодья «Майо Олдири» нигерийских кочевников со стадами коров. Ги на полном серьезе готовил войсковую операцию с привлечением жандармерии и сил специального назначения, договаривался за вертолет. Мы с Эрви оставили его в лагере со спутниковым телефоном наперевес. А сами отправились покататься по окрестностям, чтобы напоить треккерский состав пивом за хорошую работу и извести на бабуинов последние два патрона.

Вечером недолгие сборы, раздача чаевых и мелкие хлопоты. Последний закат в полюбившемся месте всегда навевает лирическое настроение. Уже в Гарруа, Гийом и Эрви накормили нас вкусным обедом в единственном приличном ресторане города и напоили вином. Потом мы коротали время в офисе компании, пока Ги сдавал наши вещи и оружие в багаж и регистрировал нас на обратный рейс до Дуалы. Проводы и объятия в аэропорту были искренними и немного грустными.

Через неделю после возвращения из Камеруна, на выставке в «Крокусе» я смог лично засвидетельствовать свое почтение Антонио Риквере, хозяину компании «Майо Олдири Сафарис», с которым мы успели шапочно познакомиться еще в саванне, в первом лагере нашего сафари. Помимо расточения комплиментов в адрес угодий и профессиональных охотников, я забронировал за собой вторую половину мая следующего, 2014 года в одном из лучших лагерей экваториального леса вместе с Ги де Бохе и две недели в январе 2015 года, в надежде добыть льва с помощью «комьюникейшен тьюб». Ну и иланда, конечно. Куда без него.

20.05.2013


лучших штатов для охоты на оленей на северо-востоке

Стив Конони использовал арбалет, чтобы взять этот 147 5/8-дюймовый трофей в начале сезона в округе Монтгомери, штат Мэриленд. Мало кто осознает, что Мэриленд постоянно входит в 20-ку штатов, производящих записи из книги рекордов Pope & Young. Он также входит в тройку лидеров по количеству уловов на одного охотника в среднем за год.По оценкам, популяция белохвостых оленей составляет около четверти миллиона оленей, и в 2015 году это спящее государство должно снова произвести впечатление.

9 сентября 2015 г. Берни Барринджер

Многие штаты Северо-Востока имеют важную историю охоты на оленей, насчитывающую многие поколения.Серьезно, где еще школы закрываются, когда начинается сезон оленей?

Но во многих северо-восточных штатах сезон оленей исторически был охотой на мясо. Конечно, в этом нет абсолютно ничего плохого, если оленина — ваша единственная цель, но изменение отношения среди охотников было создано информационным веком.

Телевидение и Интернет сделали фантастическую охоту на оленей Среднего Запада перед миллионами охотников, которые никогда не испытывали острых ощущений от охоты на взрослого оленя из большой попки.

Наряду с общим изменением отношения к охоте на более зрелых оленей, увеличение площади земель, специально предназначенных для выращивания качественных белохвостов, плюс законы, принятые для защиты молодых самцов, влияют на способность восточных штатов производить взрослых оленей.


На большей части северо-востока весной и летом 2015 года выпало достаточное количество осадков, что привело к появлению качественных продуктов как на сельскохозяйственных полях, так и в лесах.


По мнению некоторых биологов, желуди падают повсюду, а урожайность в регионе выше среднего.Возможно, наиболее важно то, что вспышки болезней, поразившие популяции оленей на Среднем Западе и Западе, в основном отсутствовали на Северо-Востоке.

В общем, это должен быть очень хороший год, чтобы побывать в северо-восточных оленьих лесах. Имея это в виду, вот некоторые из лучших штатов для охоты, если ваша цель — трофейный олень.

Мэриленд

Стив Конони использовал арбалет, чтобы взять этот 147 5/8-дюймовый трофей в начале сезона в округе Монтгомери, штат Мэриленд.Мало кто осознает, что Мэриленд постоянно входит в 20 лучших штатов по производству книг рекордов Pope & Young.




Показатели успешности охотников в Мэриленде являются одними из самых высоких в стране, и каждый год собирается достаточно рекордных баксов, чтобы привлечь ваше внимание.

Вот статистика, которая может вас удивить: Мэриленд занимает 14 -е место по стране по соотношению баксов Бун и Крокетт (B&C) в общем урожае и 13 в соотношении баксов Pope & Young (P&Y). урожай.

Этот восточный штат — жемчужина для охотников на белохвостов, которые ищут взрослого оленя.


Возможность охоты длится долгое время: сезон стрельбы из лука открывается в первые выходные сентября. И вы можете охотиться с разным оружием в разное время до конца января.

Обратной стороной является огромное давление охоты, которое испытывает государственная земля, поэтому большая часть крупных денег приходится на частные земли — часто небольшие участки в пригородных зонах и вокруг них.

Однако, если вы найдете место для охоты в Мэриленде, ваши шансы увидеть хорошего оленя выше, чем думает большинство людей.

Западная Вирджиния

Хотя Западная Вирджиния не входит во многие списки мест, куда стекаются охотники на белохвостов, в штате есть скрытая жемчужина. В четырех округах на юге Западной Вирджинии ведется только охота с луком, что позволяет многим долларам увеличить свой возраст. В декабре 2013 года Майран Копли выстрелил в эту нетипичную 192-дюймовую стрелу, поскольку она отлично справилась с его приземленным блайндом.

Это еще один штат, который для многих станет сюрпризом. Западная Вирджиния вообще не имеет репутации большого штата белохвостов, но я дам вам один маленький кусочек информации, который может изменить ваше мнение, особенно если вы охотник из лука.

Штат произвел 127 P&Y баксов за последние пять лет, что по сравнению с общим урожаем заставляет взглянуть на это состояние еще раз.

При втором взгляде вы обнаружите, что в Западной Вирджинии есть регион, в котором только охота с луком ограничена.Это позволяет деньгам расти, потому что охотники за ружьем не берут их в сезон огнестрельного оружия.

Whitetails нужны три вещи, чтобы вырастить огромную стойку: возраст, питание и генетика. В большинстве штатов есть все необходимое для питания и генетики, но у самцов нет возможности вырасти до 4 лет и более, когда их потенциал может проявиться. Именно этим и занимается зона с четырьмя округами в южной части Западной Вирджинии.

Нью-Йорк

Нью-Йорк добавил более 400 записей в книгу рекордов P&Y за последние пять лет.Такие деньги забирают опытные охотники за луком, многие из которых работают с небольшими участками укрытия в городских районах, где деньги становятся большими.

Охота на оленей в Нью-Йорке имеет богатые традиции. Есть почти 800 000 лицензированных охотников, которые преследуют примерно миллион белохвостых особей. В этом году леса в изобилии, и во многих районах зарегистрирован большой урожай мачты.

Движение к качественному содержанию оленей принесло пользу многим районам штата Нью-Йорк. Многие охотники теперь добровольно сдают более молодые деньги, что было редкостью даже десять лет назад.

Добавьте к этому методы управления земельными ресурсами, которые создают лучшую среду обитания с круглогодичными источниками пищи, и вы получите рецепт лучшей охоты на оленей.

Это подтверждается в журнале учета P&Y. За последние пять сезонов нью-йоркские охотники заработали 430 P&Y баксов, и это число будет продолжать расти.

Восходящая и будущая: Пенсильвания

Самец Майка Дака из округа Лайкоминг, штат Пенсильвания, был застрелен из арбалета.У этого синяка общий балл 211 5/8 и нетто 200 2/8. Ограничения на оленьи рога и общее отношение к улучшению качества и возрастной структуры баксов в штате Кистоун привели к тому, что деньги стали больше, чем когда-либо прежде. Ожидайте, что 2015 год станет продолжением этой тенденции.

Ограничения на оленьи рога и растущее отношение к тому, чтобы позволить молодым самцам расти, изменили ландшафт охоты на оленей в Пенсильвании. Штат Кистоун, который когда-то высмеивали из-за большого количества годовалых самцов, добываемых каждый год, постепенно становится претендентом на звание респектабельного штата охоты на оленей за зрелые олени.Огромное количество оленей было здесь всегда, но качество охоты на оленей постоянно растет.

С 2010 г. в книгу рекордов P&Y из Пенсильвании внесено 348 записей, и эта цифра неуклонно растет в течение примерно десятилетия. С 2010 года было также 22 записи B&C, число, которое было немыслимо 25 лет назад.

Штат занимает одно из первых мест по доступности государственных земель, но на то, что доступно, обычно охотятся не только охотники на оленей, но и все, от охотников на белок и сборщиков ягод в течение дня до охотников на енотов в ночное время.

К счастью, с его богатой историей охоты на оленей, большинство землевладельцев в некоторой степени восприимчиво к вежливому охотнику, просящему разрешения на охоту.

Как работают рейтинги

При определении лучших штатов для охоты в каждом регионе я рассмотрел девять факторов, которые влияют на качество и доступность охоты на оленей.

Из этих девяти категорий я почувствовал, что одни факторы более важны, чем другие, поэтому я оценил четыре из них (стоимость лицензии, приобретение лицензии, популяция оленей и нематериальные активы / репутация) по шкале от одного до трех.

Остальные пять я оценил по шкале от одного до десяти (урожай на одного охотника, плотность вылова, количество государственных земель и соотношение баксов B&C и P&Y по отношению к общему урожаю), потому что я чувствовал, что они будут весить больше. в процессе принятия решений.

Давайте кратко рассмотрим каждый из этих критериев.

Стоимость лицензии для нерезидента: Они варьируются от 74 долларов США для штата Мэн до 704 долларов США (включая 3 преференциальных балла) в штате Айова.

Трудность получения лицензии: Штатам, предлагающим безрецептурные теги, было присвоено больше баллов, чем в штатах, в которых сложно нарисовать тег.

Общая популяция оленей: Ваши шансы увидеть оленей в некоторой степени зависят от этого фактора. Несколько государств сделали шаги в этой категории, однако большинство из них не во благо.

Урожая на одного охотника: Это расчет годовой успешности охотников на оленей в каждом штате. Он варьировался от 1,607 оленей на одного охотника в Миссисипи до 0,073 в Вашингтоне.

Соотношение P&Y и B&C: Это расчет отношения между рекордными деньгами, взятыми по отношению к общему урожаю за последние пять сезонов 2010-2014 гг.Например, в Висконсине убито больше баксов B&C, чем в любом другом штате, но в Висконсине также очень высокий улов оленей. Если вы посмотрите на количество баксов B&C в процентах от общего улова, Кентукки, Канзас, Колорадо, Айова и Индиана окажутся выше, чем Висконсин.

Плотность охотников: Это количество охотников на оленей в штате в отношение к количеству земли. Это хороший показатель степени охоты, которую вы встретите на общественной земле.

Количество государственных земель: Это рейтинг, основанный на площади государственных земель в штате, которые подходят для обитания белохвостых особей. Это включает федеральные, государственные и частные земли, открытые для общественной охоты. В то время как западные штаты, такие как Айдахо, Монтана, Вайоминг и Колорадо, предлагают огромные объемы государственных земель, большая часть этих земель больше подходит для лосей и мулов, чем для белохвостов.

Поскольку белохвостые в основном встречаются на частных сельскохозяйственных угодьях вдоль прибрежных территорий в этих штатах, это было принято во внимание.

Нематериальные активы: Это субъективный рейтинг от одного до трех, основанный на интуиции. Похоже, что все хотят поохотиться в Айове, поэтому в большинстве лет на каждую доступную метку приходится почти четыре приложения.

Но охота на оленей в западных штатах также привлекательна из-за уникального опыта и разницы в пейзаже. В южных штатах продается очень мало лицензий нерезидентам, что является еще одним показателем нематериальных активов.

Охота на оленей в Северной Каролине

Даты сезона (2020):

Даты сезонов сегментированы и сильно различаются для разных областей штата.Пожалуйста, проверьте веб-сайт Комиссии по ресурсам дикой природы Северной Каролины, чтобы подтвердить даты сезона.

Класс: C

Судя по данным за последние 10 лет, урожай трофейных самцов и оленей старшего возраста в целом был относительно стабильным. Тем не менее, у штата есть потенциал для увеличения денег. С более чем 2 миллионами акров общедоступных охотничьих угодий при лучшем управлении даже общественная охота может стать лучше в будущем.

Но на данный момент Северная Каролина не является крупным производителем трофейных оленей или потрясающих возможностей.Таким образом, он получает оценку трое. Тем не менее, биолог Джонатан Шоу из Комиссии по ресурсам дикой природы Северной Каролины говорит, что они опросили охотников, чтобы определить, чего они хотят в плане содержания оленей. Итак, это хорошие новости.

Кроме того, Шоу говорит, что был предложен запрет на использование естественных экскрементов шейки матки для привлечения диких животных, но он все еще рассматривается и, вероятно, не вступит в силу в сезон оленей 2020/21 года. Он говорит, что эти усилия сосредоточены на сокращении распространения хронической болезни истощения (CWD).

Знание рогового народа:

Заинтересованы в шпильке Tar Heel State buck? Некоторые округа имеют лучшую репутацию, чем другие. Округа Эш, Чатем, Дарем, Форсайт, Грэнвилл, Гилфорд, Оранж, Персона, Рокингем, Стоукс и Уэйк являются известными горячими точками. Тем не менее, лучший выбор для получения трофея находится в северной части штата Пьемонт. Другие хорошие варианты — это округа вдоль реки Ядкин и реки Пи-Ди.

Шоу отмечает сезон стрельбы из лука в городах, и получение разрешения от землевладельцев в участвующих муниципалитетах может дать хорошие возможности для стада с более старым возрастом.

Но если публика — ваш яд, лучше всего используйте доступные ресурсы. Охотничьи угодья и земли Лесной службы США имеются в большом количестве. Используйте интерактивную карту, чтобы найти хорошее место для охоты на оленей.

Независимо от типов доступа, по словам Шоу, время рутирования сильно варьируется. Это дает охотникам, желающим путешествовать, возможность поохотиться на оленей во многих местах по всему штату, что длится несколько месяцев.

Охота на оленей

Для тех, кто желает зарегистрировать свою землю для сезона охоты на длинного лука / арбалета 2020-2021 годов в городе Северный Риджвилл (начиная с сентября.26 февраля 2020 г. и до 7 февраля 2021 г.) вам необходимо будет распечатать соответствующую форму: Индивидуальный владелец / арендатор или несколько смежных землевладельцев / арендаторов или посетить вестибюль полицейского участка, чтобы получить необходимые формы (будут доступны с начала 1 июня). После заполнения формы отправьте ее по электронной почте [адрес электронной почты защищен], оставьте ее в холле полицейского управления или отправьте нам по электронной почте по адресу 7307 Avon Belden Road, North Ridgeville, OH 44039.

После отправки формы регистрации земли , он будет своевременно рассмотрен директором службы безопасности и начальником полиции.С вами свяжутся по телефону или электронной почте, чтобы узнать, была ли ваша земля одобрена или запрещена для целей охоты из лука / арбалета в городе Северный Риджвилл. В случае одобрения на вашу землю можно будет охотиться во время предстоящего сезона охоты с луком.

Общая информация
Если ваша земля одобрена для охоты на оленей из длинного лука / арбалета, все лица, которым вы разрешаете охотиться на своей собственности в течение сезона, должны иметь и иметь при себе следующее:

1 ) Действующая охотничья лицензия штата Огайо (если того требует штат)

2) Квитанция о разрешении на землю Департамента природных ресурсов Огайо (ODNR), подписанная вами (землевладельцем)


Вы также несете ответственность за обеспечение того, чтобы те, кто охотится, на вашей собственности ознакомьтесь со всеми ODNR и местными постановлениями и соблюдайте их.Землевладельцы должны знать, что они могут нести равную и взаимную вину за любое нарушение, происходящее на их участке, и неоднократные нарушения закона могут быть основанием для отзыва вашего разрешения на регистрацию земли.

Хотя мы настоятельно призываем вас прочитать закон полностью, здесь можно найти Постановление города, в котором приведены некоторые основные положения законов штата и местных законов:
  • Все охотники в возрасте до 18 лет должны сопровождаться кем-то. 18 лет и старше (постановление города).
  • Любая охота на оленей из лука и арбалета на зарегистрированных участках должна проводиться с возвышенной платформы или стоянки на деревьях, которые находятся на высоте не менее 8 футов от земли. Стрельба из лука или арбалета запрещена на земле (постановление города).
  • Охота на оленей с любым оружием, кроме длинного лука или арбалета, является и будет оставаться строго запрещенной (постановление города).
  • Сезон длинного лука / арбалета начнется 26 сентября 2020 г. и закончится 7 февраля 2021 г. (установлено ODNR).
  • Время охоты на оленей с длинным луком / арбалетом — от ½ часа до восхода солнца до ½ часа после захода солнца (установлено ODNR).
  • Общий лимит багажа — определяется / регулируется ОДНР.
  • Если олень поражен стрелой на зарегистрированном участке земли, но не падает до тех пор, пока не достигнет чужой собственности, охотники должны получить разрешение от другого владельца собственности, прежде чем забрать его. Если другой владелец собственности не дает охотнику разрешения войти на свои земли или землевладелец не может быть обнаружен, чтобы получить его разрешение, охотник не может забрать упавшего оленя. Вход в чужую землю без разрешения может привести к обвинению охотника в преступном посягательстве.

Если у вас есть какие-либо дополнительные вопросы, пожалуйста, обращайтесь в полицейское управление Северного Риджвилля по телефону (440) 327-2191 или в офис 3 округа дикой природы ODNR по телефону (330) 644-2293.

Охота | NCpedia

, Wiley J. Williams, 2006
Дополнительное исследование предоставлено Лаурой Хеги.

Охота в Северной Каролине является популярным и экономически значимым видом отдыха, а также важным направлением деятельности государственных органов штата, отвечающих за сохранение и контроль дикой природы.В Северной Каролине одновременно насчитывается от 300 000 до 400 000 лицензированных охотников, которые ежегодно приносят в штате более 400 миллионов долларов дохода от продаж и налогов. По оценкам, занятия спортом на открытом воздухе, такие как охота и рыбалка, создают в штате 35 000 рабочих мест. Комиссия по ресурсам дикой природы Северной Каролины предлагает большое количество программ и семинаров для обучения как новичков, так и опытных охотников. Хотя охота — это деятельность, часто разделяемая между поколениями и связанная как с культурными традициями, так и с уважением к популяциям диких животных штата, ее также можно рассматривать как статистически опасный вид спорта.С 1990 по 2004 год 61 человек погиб и 479 получили ранения в результате несчастных случаев на охоте.

Первые европейские поселенцы Северной Каролины принесли с собой свой охотничий опыт, в том числе, для высших слоев общества, любовь к охоте на лисиц с гончими. Коренные американцы, с которыми столкнулись поселенцы, также были охотниками. В то время земля была богата буйволами, лосями, оленями, медведями, кроликами, белками, бобрами, енотами, опоссумами, дикой индейкой, куропатками и голубями. Со временем, когда все больше охотников искали еду или отдых, или и то, и другое, законы об охоте были введены в колониальный период и продолжены государством после Американской революции.Однако до 1903 года в штате не существовало правительственной организации по защите дикой природы. В том же году Генеральная ассамблея предоставила частичное государственное финансирование Обществу Одубона в Северной Каролине, которое также получило «подобные штату» полномочия по обеспечению соблюдения законов и защите диких птиц и животных.

Общество Одюбона имело лишь ограниченный успех, и в 1927 году законодательный орган прекратил сотрудничество с этой частной организацией и передал ее функции в управление охоты и новую Государственную комиссию по охоте.В конце концов полномочия и обязанности этой комиссии, а также управление охоты перешли под контроль Департамента охраны природы и развития. Этот отдел, созданный в 1925 году взамен Государственной геолого-экономической службы (которая в соответствии с этим законом была упразднена) и ее Совета по сохранению и развитию, были созданы для объединения всех ведомств, занимающихся сохранением и освоением ресурсов штата.

В 1947 году Генеральная Ассамблея учредила Комиссию по ресурсам дикой природы Северной Каролины в качестве отдельного полуавтономного агентства для управления, защиты, регулирования и восстановления ресурсов дикой природы штата, а также для исполнения всех применимых законов.Комиссия взяла на себя соответствующие функции всех ведомств, ранее занимавшихся охраной и восстановлением животного мира. В 1997 году Комиссия по ресурсам дикой природы стала частью Департамента окружающей среды и природных ресурсов. Он отвечает за продажу лицензий на охоту и рыбалку резидентам и нерезидентам, установление и внедрение квалификационных требований для своих агентов, обеспечение безопасности плавания на лодках и сохранение исчезающих видов в соответствии с Федеральным законом 1973 года об исчезающих видах с внесенными в него поправками.Комиссия также проводит обширную экологическую образовательную программу для детей школьного возраста. Его официальная публикация, Wildlife in North Carolina , начатая в 1937 году, посвящена «здоровому сохранению дикой природы Северной Каролины и других взаимосвязанных природных ресурсов, а также окружающей среде, которую мы разделяем с ними». Ежегодно в сентябрьский выпуск журнала входит «Сезон охоты в Северной Каролине» — сводка дат сезона охоты, а также дневных и сезонных ограничений для каждого вида (голубь, олень, черный медведь и т. Д.).

Большая часть из более чем 1,8 миллиона акров общественных охотничьих угодий в Северной Каролине доступна для охоты в открытые сезоны лицам, имеющим лицензии на использование охотничьих угодий. Специальные дополнительные разрешения могут также потребоваться из-за квот в районах с историей интенсивного использования, для определенных методов охоты, таких как отлов в ловушку, или из-за тщательного управления охотой, особенно с индейкой, водоплавающими птицами, оленями и мелкой дичью. Например, ежегодно выдается 5000 разрешений на охоту на тундрового лебедя (в Северной Каролине самая большая популяция зимних лебедей на Восточном побережье).Хотя белки, кролики, голуби и водоплавающие птицы являются очень популярными животными в штате, на оленей охотятся больше всего. Другие крупные дикие животные, на которых часто охотятся, включают кабана и черного медведя, численность которых в Северной Каролине выше, чем в любом другом юго-восточном штате.

Различные сезоны охоты длится большую часть года, хотя охота не разрешена по воскресеньям, за исключением некоторых федеральных военных объектов. Медвежий сезон обычно длится с середины октября до конца ноября или конца декабря, а в некоторых округах и регионах даты могут быть разными.Сезон кабана длится около месяца в октябре и ноябре, а также заканчивается декабрь. На дикую индейку можно временно охотиться в течение месяца с апреля по май, в некоторых округах разрешено несколько дней охоты примерно в январе. Сезон оленей варьируется в зависимости от места и типа охоты (лук и стрела, дульное оружие или ружье), но любая охота на этот вид обычно начинается в середине сентября и обычно заканчивается к концу декабря.

Артикул:

Лоуренс С.Эрли, Кризис в среде обитания: защита будущего дикой природы в Северной Каролине, (1985).

Комиссия по ресурсам дикой природы Северной Каролины, Нормы рыболовства, охоты и отлова во внутренних водоемах Северной Каролины, (отдельные годы).

На что охотиться в Алабаме

Занесенный в список охотничьих животных, многие центральные штаты США, провинции Канады и Мексика охотятся на песчаных журавлей уже более 50 лет, и их популяция остается стабильной или увеличивается.Подвид песчаных холмов, обитающий на востоке США, называется гигантским канадским журавлем. Песчаные холмы предпочитают водно-болотные угодья с зарождающейся растительностью и часто кормятся на убранных зерновых полях. Большинство перелетных песчаных журавлей в Алабаме обитают в долине реки Теннесси, а некоторые птицы зимуют в водохранилище Вайс на реке Куса. Зона охоты на песчаных журавлей ограничена северной Алабамой. Кроме того, государственные и федеральные заповедники закрыты для охоты на песчаных журавлей и водоплавающих птиц.

Около 30 000 особей ежегодно охотятся на водоплавающих птиц в Алабаме. Дренаж реки Теннесси и дельта Мобил Тенсо предоставляют большую часть возможностей для охоты на водоплавающих птиц для большинства мигрирующих видов. Древесные утки — основные виды, на которых охотятся на всей остальной территории штата.

Популяция аллигаторов в Алабаме за последние 50 лет выросла до такой степени, что теперь они ежегодно вызывают сотни жалоб от граждан, обеспокоенных общественной безопасностью.Сезон охоты на аллигаторов начался в Алабаме в 2006 году, чтобы ограничить рост населения и уменьшить проблемы, связанные с общественной безопасностью. Охотники выбираются по меткам случайным образом, и охота обычно проводится в августе

.

Популярные мелкие виды дичи в Алабаме включают голубей, кроликов, белок, енотов, опоссумов и водоплавающих птиц. Охота на мелкую дичь часто является возможностью для семьи и друзей собраться, пообщаться и насладиться духом товарищества. Охота на мелкую дичь — отличный способ познакомить детей и других начинающих охотников с нашим охотничьим наследием.

Популяции черных медведей в Алабаме в основном ограничены юго-западом и северо-востоком Алабамы. Медведи — охотничьи животные в Алабаме с NO OPEN SEASON. В связи с ростом популяции медведей важно сообщать о любых встречах, которые могут вам понадобиться, чтобы помочь с управлением этим видом в штате. Сообщить о наблюдении за черным медведем

Охота — Посетите North Platte

В районе Норт-Платте есть множество возможностей для охоты. Дополнительную информацию о сезонах и требованиях можно найти на сайте http: // outdoornebraska.gov / охота / для упрощения получения разрешений перейдите по адресу http://outdoornebraska.gov/mobilepermit/ К счастью, у нас есть множество общественных земель в этом районе, и многие из них открыты для охотников в соответствующий сезон.

Руководство по землепользованию

North Platte и Lincoln County наделены большим разнообразием государственных земель, содержащих множество различных экосистем, как и следовало ожидать от региона с таким разнообразным рельефом. Большая часть этих земель открыта для различных рекреационных целей.

Руководство по зонам управления дикой природой

Охотники и рыболовы оплачивают все расходы по приобретению, развитию и содержанию этих территорий путем покупки разрешений на охоту и рыбалку и марок среды обитания, а также акцизов на охотничье и рыболовное снаряжение.

Для доступа на эти земли на вашем автомобиле могут потребоваться действующие разрешения на въезд в парк штата. Чтобы защитить эти территории и их многочисленные активы, есть определенные правила, которые все должны соблюдать.Это всего лишь краткое изложение руководящих принципов, применимых к общественному использованию государственных земель. За ответами на конкретные вопросы обращайтесь в местный офис Комиссии по охоте и паркам или к специалисту по охране природы.

Мы надеемся, что ваша прогулка будет приятной… но помните, истинный энтузиаст природы не оставляет после себя ничего, кроме следов.

Кемпинг

  • Кемпинг разрешен, если иное не указано или не ограничено правилами специальной зоны. Кемпинг действительно примитивен, потому что на этих территориях вообще нет удобств.
  • Требуется специальное разрешение для группы, разбивающей лагерь на любой государственной территории дикой природы, группой любого типа, такой как Скауты, 4-Н, общественные клубы или другие организации. Чтобы получить «Разрешение на особые случаи», свяжитесь с региональным менеджером, окружным менеджером по охране дикой природы или с Комиссией по охране диких животных и парков Линкольна.

Домашние животные, лошади и домашний скот

  • Домашние животные (собаки, кошки и т. Д.) Разрешены в кемпингах или на других прогулках, если иное не указано или не запрещено правилами особых зон.Однако их необходимо держать на поводке или иным образом ограничивать физически.
  • Катание на лошадях разрешено, если не указано иное.
  • Выпас или выпас домашнего скота или птицы не разрешается, кроме как с письменного разрешения Комиссии по охоте и паркам.

Дрессировка / бег с собаками

  • Зоны дикой природы открыты для дрессировки, тренировок, бега и охоты с собаками (в сезон), кроме периода с 1 мая по 31 июля каждого года.Однако некоторые зоны могут быть объявлены закрытыми или могут применяться особые правила. Профессиональным дрессировщикам запрещается использовать эти площадки для тренировок.
  • Если территория объявлена ​​«Уполномоченной зоной дрессировки собак», дрессировка разрешена круглый год. Земли, обозначенные как «Зоны испытаний собак», закрыты для дрессировки собак.

Пожары и салюты

  • Открытый огонь разрешен только в каминах, грилях или очагах, если это предусмотрено Комиссией.Посетители также могут использовать свои личные газовые / пропановые плиты, угольные грили и тому подобное. Все прочие пожары запрещены.
  • Использование фейерверков в любом виде запрещено законом.

Плавание, переход вброд и катание на лодках

  • Там, где разрешено плавание, все плавсредства запрещены, за исключением спасательных средств, одобренных Береговой охраной США.
  • Переход вброд разрешен во время рыбалки, охоты или отлова ловушек, хотя некоторые районы могут быть запрещены вброд из-за опасных условий.
  • Катание на лодках разрешено, как указано на каждой территории или как указано в текущем Руководстве по лодкам Небраски.
  • Плавание запрещено в водах государственных заповедников дикой природы, за исключением тех мест, где специально предусмотрены плавательные средства и разрешено плавание.

Автомобили

  • Все моторизованные транспортные средства ограничены проезжей частью, стоянками или тропами, специально предназначенными для использования транспортных средств. Использование внедорожников запрещено.
  • Дорожные знаки размещены на некоторых участках, но независимо от того, подписаны они или нет, все транспортные средства должны двигаться с разумной и осторожной скоростью в преобладающих условиях.

Рыбалка, охота, отлов и стрельба по мишеням

Государственные заповедники дикой природы открыты для рыбной ловли, охоты и отлова в сезон, за исключением случаев, когда они закрыты (или ограничены) подписанием или специальными правилами территории. Пожалуйста, ознакомьтесь с действующим руководством по охоте или рыболовству, чтобы узнать о конкретных правилах.Стрельба по мишеням разрешена на большинстве участков, хотя есть несколько мест, где эта деятельность запрещена. Они вывешены соответствующими знаками. Будьте осторожны при использовании этих земель в сезон охоты.

Список государственных земель и озер

Охотничий северный отряд острова Сови

Содержание

Часть 1: Руководство для новичков по охоте на водоплавающих птиц на острове Сови — Введение
Часть 2: Охота на юнита восточной стороны острова Сови
Часть 3: Охота на юнита западной стороны острова Сови
Часть 4: Охота на юнита северной стороны острова Сови (вы здесь )
Часть 5: Охота на гуся на острове Сови

Как охотиться на отряд северной стороны

Карта северного блока

(pdf)

Блок с северной стороны — это один большой блок без жалюзи.Вся единица считается перемещаемой единицей. Он расположен в северной части острова, и до него можно добраться, проехав 12 миль от моста на острове Сови до конца Ридер-роуд. До него также можно добраться на лодке через канал Малтнома и Каннингем-Слау. Устье Каннингем-Слау расположено через пролив Малтнома от входа в залив Скаппус. Выбор — либо устроиться на самом болоте, либо привязать и прогуляться к любому из нескольких озер, которые можно найти по пути. Спуск на воду возможен у общественной рампы для лодок в заливе Скаппус или у лодочной рампы на реке Гилберт на острове Сови.Помните, что большинство озер и водных путей в Северном блоке подвержены влиянию приливов, поэтому глубина воды постоянно меняется.

Процесс получения разрешения на установку северной стороны

Утиная штора — фото ODFW

North Side Unit — единственное место на территории дикой природы, где охотникам не требуется разрешение SIWA на охоту (разрешения выдаются добровольно). Доступ открыт для всех, кто хочет охотиться, семь дней в неделю в течение сезона водоплавающих птиц Зоны 1, который обычно длится примерно с середины октября до конца января.Перед входом в блок North Side охотники могут получить разрешение на охоту самостоятельно в киоске ODFW в конце Ридер-роуд. Заполните верхнюю часть разрешения и положите его в ящик для писем в киоске.

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *